Устроитель

Пётр Колесников, 2019

Повесть о возможностях безграничных космических путешествий, приключениях первооткрывателей сверхдальнего космоса, опасностях и тайнах новых технологий и научных открытий. Читатель проследит путь становления первой внегалактической колонии человечества – от зарождения небольшого форпоста в трех миллионах световых лет от дома до широкомасштабного конфликта с двумя чуждыми нашей вселенной расами. Дух первопроходцев, фантастические технологии, новые миры, завораживающие планетные системы, любовь и тайны мироздания – это лишь краткий список тем, поднимаемых в этой книге.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Устроитель предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

В годовщину нашего приключения мы были в два раза крупнее — корабль оброс новыми отсеками, состав экипажа на треть сменился, появилось около ста временных граждан нашего УльтраКосма. Плюс к этому, у нас появился сосед — Охранный гарнизон. Его основу составляли те двадцать два офицера из оригинального военного контингента, прибывшего вместе с нами при первом скачке.

Два заместителя капитана, восемь командиров отсеков со своими младшими офицерами, по одному на каждого, и четыре спецофицера. Полгода назад они решили перейти на собственную цитадель, оставив после себя из военных на корабле лишь Капитана и четырёх его помощников.

Связь с Солнечной системой была налажена, риск для жизни при переброске отсутствовал, но мы стали опасаться другой ситуации. Все шло к тому что мы получили возможность путешествовать в любую точку вселенной без потери времени, по крайней мере из нашей сегодняшней локации. Мы назвали ее Узлом аномалии. Скорее всего, таких Узлов во всем космосе достаточно много, но это пока не важно — чтобы совершить скачок, достаточно найти один. До сегодняшнего дня мы еще ни разу не столкнулись с внеземной цивилизацией, ни в Солнечной системе, ни за ее пределами. Но если мы станем бесконтрольно прыгать по всей вселенной — наши шансы наткнуться на кого-либо достаточно высоки. Также, если один из наших разведывательных челноков обнаружит кто-то посторонний — понять, как он к ним попал не составит труда. И тогда к нам в гости может пожаловать неизвестно пока что. А мы тут не готовы.

В связи с этим офицеры приняли решение о создании Цитадели — оборонительного комплекса, задачей которого была, как минимум, защита УльтраКосма. Начальником Цитадели был назначен один из помощников Капитана. Также в помощь им были назначены трое ученых и семь инженеров, преимущественно с опытом работы по системам вооружения.

Охранному гарнизону было всего два месяца, но он уже кое-что умел. Во-первых, для целей дальнего оповещения о нападении были выделены двести исследовательских зондов, перенастроенных на обнаружение посторонних объектов. Было решено распределить их равномерно по сфере радиусом в четверть светового года от нашей позиции. И первые зонды уже преодолели треть пути. После формирования этой первой линии оповещения будет создана и вторая на расстоянии в полтора световых месяца, уже поплотнее — выделят также двести зондов.

Во-вторых, началось создание эскадрильи беспилотных истребителей — планировалось укомплектовать сто бортов, для этого среди гражданских уже началось обучение по управлению ими. Идея была в том, чтобы в случае нападения на нас по меньшей мере половина, а в целях резерва и все две трети состава экипажа были способны управлять нашими беспилотниками.

Также мы существенно продвинулись в наблюдении за нашей странной звездной системой. Черная дыра и"темная"звезда соседствовали с обычной звездой и вели себя вполне предсказуемо — как и было предусмотрено известными нам законами физики. Но было абсолютно понятно, что в этом соседстве и скрыта возможность скачков.

В отличии от видимых звезд, наша тайная соседка, скорее всего, имела планетарную систему. Об этом говорили колебания звезды в пространстве и возмущения гравитационного поля. В местах плотных скоплений темной материи, таких как звезда или планеты, гравитационное поле падало практически до нуля. Наших ученых это очень возбуждало — получить такой объект для изучения прямо у себя под боком было гораздо интереснее обычного облака Оорта. И они использовали любой повод чтобы выпросить для исследовательских целей что-нибудь новенькое — то передать им ещё десяток зондов, то разрешить использовать инженеров для разработки новых устройств, то приобрести что-нибудь необходимое в Солнечной системе.

Забыл сказать — с Солнечной системой отношения у нас выстроились к тому времени довольно конструктивные. Мы вели торговлю и обмен, ученые и инженеры свободно могли прибывать и убывать со станции, делая необходимые пометки в паспортах либо во временных удостоверениях. К слову сказать, количество граждан УКГЧ увеличилось к концу первого года нашего пребывания в Треугольнике на десять процентов. Конечно, когда стали возможны перемещения живых организмов с помощью технологии Скачка, часть экипажа пожелала вернуться домой. Но было также и много желающих прибыть к нам от Солнца и стать полноправными членами новой колонии, пионерами дальних рубежей. Естественно, Правление приняло решение ввести жесткий отбор и создало комиссию по делам мигрантов, ограничив выдачу паспортов новым гражданам до десяти в квартал, если не будет других особых распоряжений.

Мы обнаружили, что успешный скачок можно сделать, имея на борту энергетическую установку последнего образца. Это был мини-реактор, разработанный специально для нашей миссии в облаке Оорта — его можно было устанавливать в относительно небольшие космические аппараты, при этом его мощности и срока службы хватало на энергообеспечение среднего крейсера. В качестве источника энергии для маршевого двигателя он был слабоват, но инфраструктуру мог поддерживать спокойно. В малых же судах его можно было применять как основную энергоустановку. Разработкой этого типа реакторов занималась одна из компаний, входившая в производственную структуру Сил Обороны Солнечной системы. Это была монополия, что накладывало определенные ограничения на существование УльтраКосма, а также на возможное появление новых дальних колоний. Тем не менее пока мы этот вопрос не обсуждали подробно, и так хватало занятий.

Мы построили достаточно новых жилых модулей, и было решено начать выдавать разрешения на рождение детей. Все условия для этого у нас были, даже потенциальные воспитатели и преподаватели. Вопрос в том, кто первым решится. У нас уже было девятнадцать официальных пар, всем Правление выслало уведомления о готовности выдать сертификат на расширение семьи. В отличии от новых паспортов, сертификаты решено было выдавать по одному каждые два месяца. Но это если будут желающие. Первая пара кандидатов на родителей появилась на втором месяце второго года существования УльтраКосма. За ними сразу же закрепили медика для консультаций и последующего ведения беременности. И все граждане нашего молодого государства стали с нетерпением ждать появления первого коренного гражданина.

Тем временем исследователи обнаружили, что на дальность скачка все же есть ограничения. Я так и не понял, в чем причина, но опытные пуски челноков показали, что самое близкое расстояние для скачка было ограничено сферой радиусом около двенадцати световых лет и центром в нашем Узле Аномалии. Таких пусков было сделано пять с шагом в пять световых лет. Первые два пуска не состоялись — челнок просто остался на своём месте. Следующие три пуска были успешными. Запускали один и тот же челнок с функцией обратного возвращения в автоматическом режиме. Запускать челноки массово не хотели — как я уже говорил ранее, боялись случайно попасть на какую-нибудь враждебную цивилизацию.

По самой дальней точке пока даже расчетных предположений не было, а проверять экспериментально пока не решались. В любом случае, для обследования внутренней сферы радиусом в двенадцать световых лет нам будут нужны корабли класса нашего родного межзвездника. Хотя межзвездником его назовёшь с натяжкой — максимальная скорость в шестьдесят процентов от световой — это был на тот момент самый быстроходный космический транспорт. И если бы мы вдруг захотели, или если бы нам пришлось добираться до окраин этой сферы — нам потребовалось бы двадцать лет жизни провести просто в полете в одну сторону. Но только если мы не найдем где-либо во вселенной другую аномалию — новый Узел Аномалии — и не попробуем из нее переместиться внутрь нашей сферы — тогда проблема с перемещением внутри такой сферы-пузыря будет решена. Но дело в том, что пока наши ученые не смогли найти особые признаки, по которым можно определить на большом расстоянии участок вселенной, похожий на нашу аномалию. Даже тот факт, что у нашей звездной парочки есть третий темный приятель, мы смогли выявить только в непосредственной близости к системе — наблюдения с земли ничего подобного не обнаружили, не смотря на самые передовые приборы и методики. Возможно, это было связано с тем, что они все еще наблюдали систему какой она, была три миллиона лет назад. Хотя вряд ли за такой короткий по космическим меркам срок в системе М33 Х7 успела бы образоваться звезда из темной материи, да еще и с потенциальной планетарной группой.

Кроме того, встал вопрос что нам делать со свалившейся на нас возможностью столь дальних путешествий? Запасов сырья нам хватало на тот момент и в Солнечной системе. Понятное дело, что лучше больше чем меньше. Но кроме чисто научного интереса к технологии скачка и ее развитию для будущего применения, ничего серьезно полезного в нашем положении не было. Но именно этот научный интерес и послужил толчком к следующим изменениям в нашей жизни. Для изучения нашей системы на предмет аномалий, делающих возможными межзвездные скачки, Силы Обороны решили построить научно-исследовательскую станцию, назвав это проектом ИГЛА — Исследование Глубокой Линейной Аномалии.

Нашему же УльтраКосму было предложено заняться освоением и изучением внутренней сферы. Для этих целей Силы предложили организовать у нас разработку и производство новых реакторов и двигателей для межзвёздного флота, а также готовы были помочь со строительством кораблей новых типов. Взамен мы укомплектовывали корабли экипажами, служили перевалочным и учебным центром для персонала и обеспечивали сырьем и провизией новую научную станцию. По сути, у нас не было выбора — это был единственный на тот момент путь развития УльтраКосма. Откажись мы тогда сотрудничать с Силами Обороны — они бы и без нас справились. А мы бы остались никому не нужной миссией, решившей стать самостоятельным куском космического мусора.

Но кое-что мы смогли себе выторговать в дополнение к предложенному. Во-первых, в случае успешных разработок технологии скачка УльтраКосм будет иметь право применять данную технологию для своих нужд, и Силы Обороны должны будут оказать помощь в организации необходимых производственных мощностей. Во-вторых, УльтраКосм будет получать пять процентов с прибыли от продаж устройств, использующих технологию скачка в следующие сто пятьдесят лет после даты принятия решения о промышленном применении данной технологии.

И мы построили верфь. Можно было вести одновременное строительство двух межзвездников. Чем мы и занялись. В качестве основных реакторов было решено применить новый тип — усовершенствованный и более мощный вариант тех, которые сделали возможным наш скачок. Это немного прибавило им скорости — до шестидесяти пяти процентов от световой, но и позволило отказаться от дополнительных реакторов для бортового питания — его энергии с лихвой хватало на все нужды корабля.

Мы отменили сухой закон и открыли три бара — Тундра, Выхухоль и Отшельник. И два ресторана — Океан и Сон. Один детский сад — пока там была только ясельная группа для трёх детей. Учебный кампус — для вновь прибывших в ИГЛУ учёных. Там им рассказывали с изучением каких проблем работают на самой научно-исследовательской станции и какие исследования ведутся в других лабораториях. Все это уже было известно вновь прибывающим еще до отлёта из Солнечной системы, но формальности прежде всего.

Однажды от Солнца нам пришла посылка с тремя криокамерами — технология известная, но в медицине. В этот раз в сопроводительной документации указывалось, что это новые модели, предназначенные для длительной крионизации членов экипажа межзвездного корабля в условиях невесомости с функцией быстрого выхода из криосна. Камеры были экспериментальными, сопровождались описанием технологии производства и передавались УльтраКосму безвозмездно для применения на межзвездниках. Технологию уже испытали, камеры можно было применять на первом же корабле. Но, сами понимаете, на межзвездниках минимум пять членов экипажа, а мы строили сразу два корабля. Поэтому сами изготовили еще семь камер по присланным нам чертежам и мануалам.

Тем временем первые десять добровольцев готовились отправиться в исследовательские миссии по нашему пузырю — внутренней сфере. Задача — поиск полезных ископаемых, сбор данных по плотности темной материи, разведка угрозы инопланетных форм жизни. Ну и прочие научные и технические задачи помельче. Каждый экипаж состоял из капитана — для первых миссий решено было назначать на эту должность офицеров ВКФ, штурмана — в его задачи входил контроль маршрута и работоспособности корабля, и трех исследователей. Кроме того, в помощь экипажу на каждом корабле был установлен бортовой компьютер с искусственным интеллектом — новая разработка Сил Обороны. Можно было говорить о шестом члене экипажа — на столько он был хорош. В его функции входило псевдо-человеческое поведение. Это не только подражание человеческой манере общения, что помогала экипажу работать с бортовым компьютером наиболее эффективно. Компьютер также изучал поведение экипажа, на основе наблюдений моделировал различные ситуации и проверял свои модели в случае, если эти ситуации случались в реальности. Это помогало компьютеру быстрее реагировать на возможные проблемы в полете.

На два новых межзвездника было установлено самое современное исследовательское оборудование, в том числе усовершенствованные детекторы темной материи. Это была первая разработка ИГЛЫ — увеличенная мощность позволяла проводить сканирование пространства в радиусе четверти светового года с очень высоким разрешением. Кроме этого, корабли были укомплектованы самым передовым оружием — от торпед дальнего действия до рельсовых пушек с ядерными снарядами ближнего боя.

Ко второй годовщине УльтраКосма два межзвездника были готовы отправиться в путь. План полета был прост — в течении восемнадцати лет, плюс-минус два года, оба корабля будут двигаться в противоположные стороны к границе внутренней сферы. По мере прохождения маршрута команда будет пробуждаться каждые полгода на десять суток для проведения плановых работ. В итоге, для каждого из экипажей пройдет минимум год жизни в экспедиции. В случае экстренных ситуаций бортовой компьютер должен будет вывести из сна капитана для принятия решения о дальнейших действиях. После прохождения границы сферы каждый из кораблей совершит скачок обратно к УльтраКосму и миссия будет окончена.

На корабли погрузили провизию для экипажа на два года пути, с запасом, как говориться. Экспедиции решили не комплектовать фермами — на такой небольшой экипаж и не очень длинный срок его активности проще было загрузить трюмы сухим пайком. Ещё раз проверили программу исследований, работу реакторов и орудийные расчеты. Попрощались с экипажами, и корабли отчалили из доков и двинулись в разные стороны от нас.

Тем временем полным ходом шла подготовка персонала для ИГЛЫ. Штат ее был укомплектован, и мы занимались повышением квалификации сотрудников, а также обучением работе с беспилотными истребителями и тренировками персонала по поддержанию живучести базы в случае внезапного нападения. Мы по-прежнему опасались инопланетного вторжения. Хотя, по сути, и сами являлись пришельцами. Но объективно никаких намеков на наличие высокоразвитой цивилизации где-то в космосе человечество ещё не обнаружило, и наша экспедиция эту ситуацию пока не изменила. И учёные конечно вели наблюдение за окружающим нас пространством.

Большое количество вопросов возникало по поводу нашего темного светила со своей вероятной планетарной системой. Сканеры темной материи ИГЛА постоянно усовершенствовала, благо под рукой был такой объект для экспериментов. Мы теперь знали, что третий невидимый нам объект ведёт себя также, как вела бы себя обычная звезда по соседству с двумя нашими соседками. Также приборы показывали наличие у нее трёх крупных планет-гигантов и четырех планет земного класса. Более мелкие объекты, видимо, тоже были, но пока их сложно было выделить среди"темного шума" — учёные так описывали то что они видят на своих сканерах, как сгустки тумана, которые возникают на фоне предрассветного пасмурного неба.

Это, несомненно, был большой прорыв в изучении космоса. Ведь это не просто умозрительные теории о параллельных вселенных, других измерениях. Мы обнаружили реальный новый мир, который до этого не могли видеть. Он существует вместе с нами, совсем рядом, и, скорее всего, именно он помог нам путешествовать по вселенной практически без границ. И никто не мог даже представить, что это открытие может принести нам в будущем.

Так много всего, а мы одни на все это! Уверенно можно сказать, что в первые пару лет минимум у половины экипажа именно то, как что-нибудь себе присвоить — астероид, планету, открытие, да что угодно — было основополагающей идеей-фикс. Половина из нас были авантюристами… Хотя бы в душе. Поэтому Капитан предложил всем желающим строить свои корабли и отправляться в разведку по нашей звездной системе — что-то вроде золотой лихорадки.

А искать было что. Астероиды могли содержать огромное количество полезных ископаемых. ИГЛА готова была платить гонорары за помощь в построении карты темных объектов. Да и туризм по окрестностям тоже имел право на существование. В итоге, Правление предложило всем желающим построить себе персональный челнок льготные цены на малые реакторы. Точнее, не всем, а только гражданам УльтраКосма.

Так появилась малая верфь. Принадлежала она колонии, но выполняла только частные заказы. Как и на основной верфи, при строительстве челноков с самого начала стали применяться самые передовые разработки ИГЛЫ. Одновременно мы могли собирать пять малых судов, и до конца третьего года нашего поселения было заказано и поставлено заказчикам восемь челноков. На следующие два года заказы уже были размещены — свой персональный челнок ожидали еще двадцать клиентов.

Тем временем наш старый друг Эдди, занимавшийся после отмены сухого закона производством спиртного официально, стал поставщиком алкоголя для всех наших баров и ресторанов. Для этого он соорудил себе небольшой ликероводочный заводик. Сырье для водки и пива — самых ходовых продуктов первого времени — он производил сам. Также на фермах для него выращивали фрукты, из которых он начал делать вино. И дошло даже до того, что он стал экспортировать небольшие партии в Солнечную систему. К концу второго года Правление предложило ему стать управляющим всего ресторанного комплекса УльтраКосма, на что он естественно согласился. И когда военные сообщили что готовы обеспечивать безопасность нашей колонии в случае нападения в течении минимум сорока восьми часов, чего было вполне достаточно для нашей полной эвакуации, Эдди предложил открыть первый в нашей системе отель. Идея понравилась и была одобрена.

За пару месяцев отель был готов. На расстоянии пятьсот километров от базы разместился комплекс в виде купола с вытянутым вниз основанием. Оно заканчивалось малой сферой — развлекательным комплексом с ресторанами, бассейнами, спортзалами и спа-салонами. Номерной фонд состоял из ста семидесяти стандартов, восьмидесяти люксов, сорока супер-сьютов и десяти вилл. Виллы находились на самом верху купола и представляли собой отдельные биосферы с живой растительностью на газонах вокруг домика в стиле шале, бассейном и отдельным стыковочным шлюзом для личного шаттла. Также были концертный зал, опера, кинотеатр с пятью отдельными экранами, галерея. И, естественно, торговый центр.

Еще два месяца ушло на подготовку персонала — в основном отрабатывали эвакуацию, всему остальному обучили во время строительства. Эвакуация отеля входила в комплекс мер по эвакуации всего нашего сектора. А это от семисот до тысячи человек. Когда все идет по плану в теории — полная эвакуация УльтраКосма занимает восемь часов. Это включая мероприятия по маскировке конечного пункта назначения. Сами понимаете, сорока восьми часов, которые военные отводили на сдерживание неожиданной атаки, было более чем достаточно.

Кроме оборонительных операций наш Охранный гарнизон совместно с ИГЛОЙ разработал процедуру развертывания базы в новом месте прыжка. Как вы помните, поиск новых мест во вселенной, способных предоставить нам, так сказать, услугу прыжка, считался не безопасным. И Силы Обороны приняли решение не проводить прыжков в предполагаемые места аномалий. Составлялась только их карта. Но теперь разведывательные миссии могли с минимумом риска для Земли отправляться к новым звездам. Тренировку первых миссий планировалось проводить у нас. Так как эти операции были полностью переданы военным, гарнизон начал строить учебную базу как часть цитадели. Тренировочный полигон по развертыванию передового разведотряда решено было организовать на расстоянии в половину светового года от УльтраКосма. Место было засекречено, чтобы никто не мешал военным. Для полномасштабных учений пространства диаметром в четверть светового года им вполне хватало, один курс обучения длился полгода, курсантов туда отправляли вахтами группа за группой. Затем курсанты отправлялись в Солнечную систему для формирования новых экспедиций.

Полгода в учебке казалось нам странным, за это время можно было из новобранца сделать опытного бойца. Но в нашу учебку посылали офицеров. А чему их там учили — мы не имели никакого понятия. Впрочем, первая операция по освоению новой аномалии началась лишь в конце пятого года существования нашей колонии.

К тому времени у нас уже был полноценный детский сад из тридцати четырех коренных жителей, успешный отельный бизнес, восемь межзвездных кораблей исследовали внутреннюю сферу, и целый флот частных челноков занимался кто чем хотел. Население нашей колонии состояло уже из пятиста шестидесяти с лишним граждан и свыше шестиста временных — туристов, военных, учёных, простых кандидатов в граждане.

У нас появилась собственная служба безопасности. И дел у нее было достаточно. Кроме обеспечения общественного покоя и борьбы с мелкими нарушителями у нас были промышленный и военный шпионаж, сбежавшие из Солнечной системы преступники, распространение наркотиков. Тюрьмы правда у нас не было, только камеры предварительного заключения. Суд был, но только для мелких дел — административных правонарушений. Всех уголовников отправляли к Солнцу, где их судили и сажали. Арестованный нами и отправленный на суд преступник автоматически пожизненно лишался права повторно посетить УльтраКосм, даже если его в итоге оправдали.

Правление, как и в начале, состояло из тех же четырнадцати участников. После трех месяцев его существования было принято решение о продлении его полномочий в качестве консультационного органа да конца года, потом приняли решение придать ему законодательный статус и через три года существования УльтраКосма провели перевыборы. Все остались на своих местах еще на три года. Трехлетний цикл устаивал всех — вполне достаточно чтобы провести свои идеи в жизнь и не сильно задерживаться, если вдруг надоело быть «космополитиком». Именно так нас называли в народе.

Второй, трехлетний срок перевалил за середину, и некоторые из нас уже решили, что не будут выдвигаться на третий. Эдди, к примеру, полностью решил посвятить себя бизнесу — отели, казино, выпивка и межзвёздный туризм доставляли ему немалое удовольствие. Конечно, в Правлении у него останутся пара хороших друзей — иначе было бы глупо отказываться от столь влиятельной позиции будучи бизнесменом, зарабатывающим на постоянном развитии нашей колонии.

Руководство ИГЛЫ также мечтало иметь своего человека в Правлении, но у них были достаточно напряжённые времена — либо наметился прорыв с темной материей, либо возникли проблемы в одном из экспериментов, либо и то, и другое — точно не было известно никому. Все происходящее там было тщательным образом засекречено.

В пятый год УльтраКосм построил три межзвездника с модернизированными силовыми установками и бортовыми компьютерами второго поколения. Реакторы ждали своего скорого усовершенствования — по слухам, ИГЛА собиралась частично использовать темную энергию. Якобы, именно она участвовала в процессах мгновенного перемещения и именно на ее всплески случайно были настроены вторичные реакторы, установленные на нашем корабле. И именно эти реакторы ИГЛА сейчас усовершенствует, применяя новые знания о темных материи и энергии. Никаких комментариев от учёных не было.

Пока не наступила наша шестая годовщина. Во время торжественных мероприятий ИГЛА объявила, что закончила изучение процесса скачков и выявила весь механизм перемещений данного типа. Он действительно связан с темной энергией, и реакторы нового поколения будут способны обеспечить высокую точность и стабильность скачков. Также, исследования позволили разработать новую технологию поиска аномальных зон во вселенной, и в ближайшие несколько лет человечеству будут известны уже свыше сотни таких участков во вселенной. Кроме того, ИГЛА заявила о разработке нового тягового устройства для межзвездника, которое позволит им разгоняться до восьмидесяти пяти процентов от скорости света, что сократит время полета исследовательских миссий к границам нашего пузыря до четырнадцати лет. Новое, третье по счету, поколение искусственного интеллекта, применяемого в бортовых компьютерах, позволит экипажу выходить из сна лишь раз в год на десять дней, что снизит активное время до пяти месяцев. Новое поколение межзвездников со всеми этими технологиями будет запущено в производство уже в седьмом году эры УльтраКосма.

Пожалуй, именно этот день, день объявления о строительстве нового поколения межзвездников, можно назвать днём начала новых потрясений и изменений в судьбе человечества.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Устроитель предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я