Чародольский град
Наталья Щерба, 2011

Непросто быть ведьмой в карпатских краях. А если при этом у тебя доброе сердце и обостренное чувство справедливости – то все, пиши пропало! Но судьбу не выбирают, и обыкновенной современной девушке Татьяне придется попытать счастья в древнем колдовском деле, найти свою настоящую любовь, разгадать самую страшную тайну в мире и при этом остаться в живых! Книга также выходила под названием «Свободная ведьма»

Оглавление

Из серии: Чародол

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чародольский град предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Мольфар

Темный лес полнился таинственными ночными звуками.

Где-то выли — тоскливо и пронзительно. Вой тянулся и тянулся, похожий на тяжкий, безысходный плач, проникал в самое сердце, теребя и терзая нервные струны, словно обезумевший от страха музыкант. Хотелось спрятаться или, наоборот, тоже завыть — разделить чужое уныние, выплеснуть собственное отчаяние.

Но вот на небе показалась первая луна, а вслед за ней и ее сестрица. Свет обеих лун мгновенно пробился сквозь тесно сплетенные ветви деревьев, — чернота леса распалась на тысячи уродливых изломанных силуэтов, нагоняя еще больший страх на ту, что случайно забрела в лесное царство.

Сидеть на толстой ветке было неудобно, зато безопасно. Прошло несколько часов с того момента, как Каве забралась сюда, опасаясь хищников, идущих за ней по пятам. Вот уже три ночи подряд за девушкой повсюду следовали серые тени неизвестных зверей, по очертаниям смахивающих на крупных волков. К счастью, они не приближались, сохраняя определенную дистанцию, но Каве слышала их недовольное глухое рычание. И сейчас, с опаской вглядываясь в ночную тьму, девушка была уверена, что этот жуткий плачущий вой — их глоток дело, ее преследователей. Сможет ли она сегодня поспать? Хоть на несколько часов отключить сознание от шумного и таинственного лесного многоголосья…

Да, этот ночной чародольский лес был страшен, но куда больше пугала девушку неизвестность, подобная долгой извилистой дороге, пропадающей где-то там, в тумане далекого и неопределенного будущего.

Каве решила для себя: если Великий Мольфар не появится до следующего утра, она просто пойдет дальше наобум, куда глаза глядят, пока этот лес не закончится.

Правда, путешествие уже растянулось на трое суток. Ее желудок сводило от одного воспоминания о горьких сыроежках. Иногда удавалось найти белый гриб или «оленьи рожки»; тогда Каве заставляла вспыхнуть несколько веток, быстро поджаривала грибы на небольшом огне и спешно ела, одновременно гася костерок и быстро развеивая дым. После чего спешно продолжала путь, опасаясь возможной погони. Да, если бы не три мохнатые тени, появлявшиеся поблизости с наступлением темноты и преследовавшие до самого рассвета, Каве могла бы поздравить себя с довольно успешным выживанием в лесу этого нового волшебного мира.

К сожалению, пребывание в Чародоле серьезно отражалось на ее магических навыках: сейчас Каве могла зажечь только слабый огонек. Не удавалось ни одно заклинание выманивания, с помощью которого так просто добыть любую вещь, любую еду! Все попытки девушки воссоздать хотя бы маленькую, несложную иллюзию, вызвать клубок или градовой нож из личного астрального хранилища, имеющегося у каждого мага, не приносили результатов.

Что же это за чародейный мир, где нельзя колдовать?! Лишь сухая ветка вспыхивала крохотным лепестком пламени, повинуясь сердитому взгляду Каве, давая возможность поджарить грибы. Конечно, ее очень радовало, что атмосфера другого мира позволяет дышать полной грудью, деревья похожи на деревья, грибы оказались обычными грибами, а ягоды ранней земляники — ягодами ранней земляники. И если бы не две луны, с наступлением сумерек выползавшие на небо (одна — обычный сияющий желтый диск, а другая — кругляш в два раза больше, но имеющий менее яркое свечение), Каве сочла бы прародину карпатских колдунов довольно обычной. Потому что кроме второй луны ничего такого волшебно-удивительного ей не встретилось. Наоборот — даже ее личные чародейные способности исчезли в один миг, словно утренний сон!

Судя по всему, Дверь в Скале вывела Каве из Карпатских гор в самую лесную глухомань Чародола, и было совершенно непонятно, можно ли разыскать поблизости человеческое жилье. Деревья здесь росли высоко и густо; иногда встречались поваленные бурей стволы, но среди них не было спиленных или срубленных — видать, дровосеки редко захаживали в эти чащи. Каве часто приходилось взбираться на холмы, а на узких, заросших диким кустарником и терном тропках попадались камни и куски слоистой породы — наверное, где-то поблизости находятся невысокие горы. Возможно, стоило взобраться на одну из них и хорошенько оглядеть окрестности.

Где-то всполошенно вскрикнула птица, возвращая Каве к действительности. Она прислушалась — тихо… Но как только девушка осторожно свесила ногу с ветки, из темноты материализовалась в прыжке черная фигура зверя и клацнула зубами возле самой ступни. Словно заправская белка, Каве скользнула вверх по дереву. Лучше уж проторчать среди веток до самых первых морозов, чем дразнить этих странных зверюг босыми ногами. Скорей бы рассвет… Тогда преследователи наверняка исчезнут, и она пройдет больше, чем прошла сегодня. А для этого надо восстановить силы — попытаться хоть немножко поспать…

Каве от души зевнула, устраиваясь поудобнее, как вдруг ее ноздри защекотал едкий, но приятный запах сухого горящего дерева — кто-то развел костер невдалеке.

«Ну что, долго собираешься на дереве сидеть? — услышала Каве мысленный вызов. — Спускайся, мои ребята тебя не тронут».

Голос был знакомый, причем недавно слышанный…

«И поторапливайся, черепаха. Без тебя забот хватает».

Девушка резко выпрямилась — жалобно хрустнула тонкая ветка, нечаянно задетая плечом.

Так вот же он, Великий Мольфар, на встречу с которым она так надеялась! Древний карпатский маг, человек-дракон, совсем недавно сбросивший с себя гору и удравший в неизвестном направлении. Выходит, она не ошиблась, ожидая встречи с ним!

«Сказал же, звери тебя не тронут. — В голосе мага послышалось знакомое по прошлым разговорам раздражение. — Верь мне и слезай, наконец».

Каве осторожно спустилась на нижние ветви. На всякий случай немного подождала, вглядываясь в темноту чащи. Неожиданно вспыхнул огонек, яркий и жгучий, возле самого ее лица. Каве спрыгнула на землю, стремясь уйти от назойливо светящейся мошки, но огонек обогнал ее, покрутился вокруг носа, дразнясь, и медленно двинулся к ближайшим кустам.

Наверняка это карпатский маг послал живой фонарик, чтобы освещать ей путь. Каве покорно пошлепала босыми ногами по влажному лесному мху, стараясь обходить колючие ветки сушняка и толстые, узловатые корни, торчащие повсюду из-под земли — стволы росли так близко, что кроны деревьев переплетались друг с дружкой ветвями.

Наконец впереди блеснул яркий свет, и девушка вышла на небольшую прогалину. Возле костерка, уютно расположившись на старой, почерневшей от гнили коряге, сидел человек.

Судя по всему, это и был сам Великий Мольфар — древний маг, недавно освобожденный Каве из-под плена горы с помощью градового ножа. Сейчас карпатский маг выглядел иначе, чем в их первую встречу: старый, но весьма крепкий на вид, высокий и широкоплечий. Умное, живое лицо с внимательными серыми глазами обрамляли пряди седых волос, заплетенных сзади в неряшливую косу, на левом ухе блестела золотая серьга в виде полумесяца, окаймленного черной полосой. Довершали образ карпатского мага просторный серый балахон в складках, перетянутый широким, сплетенным из кожаных полосок поясом, — обычный наряд сельских пастухов, — и носки выглядывающих из-под одежды коричневых, немного растоптанных кожаных сапог.

Возле ног мага лежали, прислонившись друг к другу, три зверя. У этих животных был густой черный мех с неровными рыжими подпалинами, длинные узкие пасти, не скрывавшие острых клыков, и тонкие хвосты с наконечниками, при ударе о землю издававшими глухой стук. Появление Каве звери встретили равнодушно, хотя она готова была поспорить, что только недавно один из них хотел цапнуть ее за ступню.

Каве еще не встречала великого мага в этом обличье, но сразу подметила, что на нем лежит иллюзия. Причем иллюзия многослойная, настоящего лица так просто не разглядишь… И все же Каве мысленно поздравила себя, что способность различать скрытые личины осталась при ней. Значит, не все так плохо с ее волшебными способностями в этом мире.

— Доброй ночи, — поздоровалась Каве.

Мольфар не ответил, так как был занят важным делом: насаживал сосиски на тонкие крепкие прутики и тут же совал их в огонь.

Послышалось медленное потрескивание лопающейся кожуры и шипение мясного сока. От запаха жареных сосисок у Каве закружилась голова, а в животе призывно заурчало.

— Не ожидала встречи? — не глядя на девушку, спросил маг.

Чтобы ответить, той пришлось сглотнуть обильную слюну.

— Наоборот, я знала, что вы придете, — рассеянно произнесла Каве, стараясь не смотреть на прутики с сосисками. — Вы же хотите забрать ваш Золотой Ключ.

— Да зачем он мне?

Каве опешила.

— На этот вопрос только вы сами сможете ответить. — Она не скрывала иронии в голосе. — Думаю, вы доверили его мне, потому что я чуть ли не единственная, кто не хочет владеть этим чудным ключом.

— Да, именно так, — согласился маг, по-прежнему не глядя на девушку. — И я рад, что ты не отдала Ключ своему именитому другу, — продолжил он, по очереди переворачивая прутики с сосисками. — Хотя, признаться, удивлен. Выходит, зря я так самоуверенно предполагал, что познал все тонкости человеческой натуры… А ну-ка, садись рядом. — Он хлопнул по трухлявой древесине, указывая место рядом с собой.

Каве присела на самый краешек, с опаской косясь на трех мохнатых зверей, разлегшихся подле ног мага. К ее удивлению, те не проявляли особого интереса к сосискам.

— Да, меня удивил твой поступок, — сказал Мольфар. — Впрочем, куда больше я изумился другому: как это Чародолец не забрал его у тебя силой?

— Не успел, — лаконично отозвалась Каве.

— Кстати, я уже слышал, что ты умудрилась закрыть Дверь в Скале перед самым его носом. И он тебе не препятствовал.

Каве только пожала плечами.

— Князь затеял свою игру… — задумчиво произнес карпатский маг. — Скорей всего, тебе повезло. Да и ему тоже: если бы Ключ оказался у него, я вызвал бы его на поединок и убил. И так давно собирался.

Каве так разозлилась, что на какое-то мгновение забыла о голоде. Она даже приоткрыла рот, чтобы высказаться в довольно резком тоне.

Но маг опередил ее:

— Успокойся, ведьма. Ты здесь ни при чем, это старые счеты. Ух, как я голоден. Ты-то как себя чувствуешь?

— А вы как думаете? — огрызнулась Каве.

Она устала, была грязна и лохмата, хотела есть и еще больше — спать. Но самое ужасное — она чувствовала, что Великий Мольфар к чему-то клонит, но прямо высказаться не спешит.

— То, что Ключ выбрал тебя, — неторопливо начал карпатский маг, — еще ничего не значит. В конце концов, все могут ошибаться, даже могущественная вещь, наделенная магической душой и вышедшая из-под руки великого мастера…

Каве невольно возвела очи к небу. Ну и хвастуном оказался этот маг, даром что действительно великий мастер.

— Похвальба от похвалы разительно отличается, — верно разгадав ее мысль, ответил тот. — Похвальба всегда незаслуженна и ведет к тщеславию, а похвала — заслуженна и потому изначально чиста. Если тебе есть чем гордиться, рассказывай об этом смело.

Каве не могла не признать, что некоторая доля правды в этих словах есть. Впрочем, сейчас ее больше волновали сосиски, которые уже начинали подгорать.

— Мало того, — добавил маг, — если бы люди почаще хвалили себя, то были бы куда добрее, веселее и жизнерадостнее, жили бы в мире и гармонии.

— Угу, сам себя не похвалишь, весь день… — Девушка осеклась, вспомнив невежливое окончание известной пословицы, и смутилась. — В общем, в печали ходишь.

Маг хмыкнул, скинул горячие сосиски в походную железную миску, стоявшую возле него на коряге, и насадил на прутики следующую партию.

Звери тут же приподняли головы, принюхиваясь, их ноздри взволнованно расширились.

— Скажите, а как вы меня нашли? — осторожно поинтересовалась Каве.

Вместо ответа маг выразительно глянул на цепочку с Ключом, обвивавшую тонкую шею девушки.

— Я всегда буду знать, где он. А пока ты носишь эту вещь, буду знать, и где ты. Я же сотворил его, поэтому между нами прочная связь.

— Скажите, а так с любой вещью, которую вы… м-м… сотворили?

— Конечно.

— А не знаете ли вы в таком случае… — Девушка запнулась, гадая, как бы повежливее высказать свою просьбу. — В общем, можете узнать, кто сейчас владеет Карпатским Венцом?

— Могу, — неожиданно легко согласился маг. — Признаться, я и сам хотел посмотреть.

Мольфар громко щелкнул пальцами, и перед лицом Каве возник большой радужный пузырь с тонкими стенками. Внутри него горел оранжевый лепесток пламени. Некогда подобный шар девушка видела в комнате у госпожи Кары — английской ведьмы-наставницы и прабабушки Каве одновременно.

На тонких стенках шара появились темные движущиеся пятна, заметались вихри, заколебались расплывчатые очертания каких-то предметов. Вскоре изображение прояснилось и стало четким: Каве увидела знакомую полосатую гостиную. На диване перед полыхающим в камине огнем сидела сама госпожа Кара и…

Каве шумно втянула в себя воздух: в руках английской наставницы сиял изумрудами Венец карпатских князей.

— Вот же старая гадина! — вырвался у нее рассерженный возглас.

Маг одарил девушку снисходительным взглядом:

— Надеюсь, не я?

— Причем тут вы, — пробурчала ведьма, коря себя за несдержанность. — Извините, я выругалась от неожиданности.

— Предполагаю, что ты не в курсе последних новостей, — заметил маг и наконец-то предложил девушке миску с еще горячими, остро пахнущими сосисками.

— Спасибо. — Едва поблагодарив, Каве отбросила все приличия и жадно принялась за еду. В эту минуту она чувствовала себя хищником, которому не давали мяса целый год.

— Новый князь обязан передать взятый на время Карпатский Венец одной из хранительниц. И так как первая далеко, остается отдать его второй — твоей старой… родственнице. Правда и сама Марьяна держит в руках лишь иллюзию Венца, потому что ни один из карпатских символов власти не может покинуть родные места.

— Это мне хорошо известно, — кивнула Каве, припомнив свои лунные прогулки.

— И все же Венец принадлежит молодому князю, — задумчиво продолжил карпатский маг. — Если бы мальцу удалось заполучить третий символ власти, Державу, он стал бы полноправным князем. Мало того, сравнялся бы в правах с нашим знакомым — заносчивым чародольцем-полудухом… Что думаешь делать дальше? — спустя мгновение спросил он.

Каве передернула плечами. У нее наметился смутный план действий, но она предпочла бы не делиться своими соображениями с Великим Мольфаром.

— А я вот знаю. — Маг строго взглянул на нее. — Ты отправишься в Фортуну — столицу Чародола — и примешь участие в Чаклуне.

— Что-что-что? — опешила Каве. — С какой стати?!

Мольфар одарил девушку еще одним строгим взглядом.

— Ты все равно увязла в этой истории по уши. Раз Золотой Ключ тебе доверился, придется заняться его тайной. Пора исследовать собственный дар, уважаемая ведьма. Ни прабабка Марьяна, ни Мстислав Вордак, ни его главный враг Лютогор, ни сам Чародольский Князь не смогли разгадать твоего дара, списывая все твои успехи то на простое везение, то на непростое. Согласись, занятно выглядит.

— Кому как, — пробурчала Каве. — Скажу вам откровенно, у меня нет ни малейшего желания участвовать в каком-то непонятном Чаклуне, да еще, как я понимаю, под носом у Чародольского Князя, раз дело происходит в его столице.

— Все верно, — довольно отозвался маг. — Но другого выхода у тебя все равно нет. Я бы очень не советовал возвращаться в Карпаты: Лютогор по-прежнему силен. К тому же, от вожделенного титула Единого Карпатского Князя его отделяет всего лишь жизнь мальчишки. Ты же, прелестница, способна оказать весомое давление на беднягу Вордака-младшего. Или у тебя есть другие мысли по этому поводу?

Каве даже не ответила.

Конечно, проклятый Мольфар тысячу раз прав. Но она-то надеялась отдать Ключ этому несносному магу-дракону, а потом вернуться в Карпаты, чтобы помочь Лешке. Для начала передать ему Венец насовсем; а с двумя символами власти можно и за третий побороться. Хорошо, если прабабка мыслит так же… Наверняка она мечтает о поражении Лютогора. Ведь если предводитель диких сгинет, развеется и его заклятие, и тогда госпожа Кара сможет вернуться в Карпаты, не опасаясь быть превращенной в золотое кольцо на его магическом поясе.

Но как Лешка отнесется к возвращению Каве? Сама она очень переживала по поводу их ссоры, хоть и понимала, что иначе поступить не могла: отдай она Ключ парню, Чародольский Князь просто растоптал бы нового Карпатского Князя… Возможно, пошел бы на него войной? Подослал бы убийц? Или вызвал на поединок… В любом случае, такой враг Алексею Вордаку совершенно не нужен.

Но теперь, когда Карпатский Венец все-таки оказался у прабабки, госпожи Кары, дело приняло несколько иной оборот. Остается надеяться, что она предпочтет поставить на младшего Вордака, а не на Лютогора… Но погодите, ведь старая ведьма дружна с Чародольским Князем! Каве растерянно потерла виски: от всех этих размышлений голова гудела, словно большой монастырский колокол.

— Значит, план такой, — словно не замечая смятения девушки, произнес маг. — Я сейчас открою тебе быстрый зеркальный путь к землякам. Это хорошие ребята, не раз меня выручали. У них познакомишься с девчушкой по имени Тай. Мне говорили, что она с детства мечтает стать высшей ведьмой Чародола и потому знает все о Чаклуне… Ты представишься им специалистом по иллюзиям — они его давно ищут для одного любопытного предприятия… Так что случай выходит очень подходящий. Скажем так: поможешь им в несколько щекотливом деле, а взамен Тай расскажет, как попасть хотя бы в турнирную группу соревнующихся чаров.

— Чаров?

Карпатский маг удивленно взглянул на девушку.

— Ах да, действительно! Старею… — Он хмыкнул. — В Чародоле всех волшебников и ведьм прозывают чарами. Не колдовать, мол, а чаровать. Колдун — чар, ведьма — чара. В этих местах живут разные люди, некоторые довольно странной наружности. Но почти у всех есть природные магические способности — сама земля дарит чародольцам волшебную силу. У простого народа в большом ходу разные заговоренные амулеты, браслеты, кольца, волшебные ножи… Но магическому искусству, как ты сама прекрасно знаешь, следует долго учиться, и мало кто соглашается посвятить всю жизнь заучиванию заклинаний. Тем более, что не каждый этого достоин… А кто достоин — покажет Чаклун. Вот почему турнир пользуется великой славой. Поглазеть на событие прибывают люди со всего чародольского мира.

— Магическая олимпиада, выходит? — хмыкнула Каве.

— Довольно точное сравнение, — подтвердил маг.

— Чего я еще не знаю?

Карпатский маг рассеянно потрепал по загривку одного из своих зверей.

— Не переживай, научишься по ходу… К тому же, у тебя будет компания, скучать не придется. Помогут…

— А с чего вы решили, что я поеду на этот дурацкий турнир? — Каве насытилась, расслабилась и поэтому дала волю эмоциям. — Зачем мне ввязываться в это дело?

— Затем, что об этом прошу я, — спокойно ответил маг. — Если ты согласишься пройти в финал турнира и сделать одно маленькое дельце для меня… То я исполню любое твое желание. Заметь, слово «любое» — ключевое в этой фразе.

Каве, открывшая было рот, чтобы возразить, так и застыла.

— Вы поможете отобрать у Лютогора Державу? — тут же сориентировалась она.

— Х-хе, — крякнул маг. — Ну-у… кхм-кхм… можно. Однако сначала ты выполнишь свою часть соглашения. Попадешь в финал Чаклуна.

— Если так, то я согласна попробовать, — торопливо кивнула Каве.

Она даже не знала, чего боится больше, — того, что маг передумает, или же того, что у нее самой не хватит духу ввязаться в новую опасную авантюру.

— А что за дельце?

— Все просто: разгадай тайну Золотого Ключа. — Маг, не выдержав, расплылся в улыбке, и по его лицу разбежались сотни веселых морщинок.

«Интересно, как он на самом деле выглядит? — невольно подумала Каве. — И сколько у него набралось личин за века, что он здравствует на этой земле…»

— Не переживай, Ключ тебе сам подскажет, — добавил маг. — А взамен я помогу тебе с этим несносным предводителем диких. Согласись, дело того стоит.

Да, «дело» принимало интересный оборот: маг почему-то думал, что Каве может попасть в финал магической олимпиады, именуемой «Чаклун». Хорошо… Чем дольше он будет придерживаться этой мысли, тем лучше для нее. И если он действительно сможет отобрать у гада Лютогора последний символ власти, Державу, Каве отдаст ее Лешке и… будет свободна. Проклятие хранительницы Венца сгинет навек, потому что младший Вордак завладеет тремя символами: Скипетром, Венцом и Державой, — станет Единым Карпатским Князем. Но что после этого делать самой Каве? Ее сердце болезненно сжалось. Она была уверена, что больше не сможет жить в Карпатах… Возможно, ей придется поселиться здесь. Или даже продолжить обучение ведьминскому искусству в Чародоле…

— И напоследок, — прерывая ее размышления, произнес Мольфар. — В первую очередь, тебе стоит серьезно опасаться погони со стороны Чародольского Князя. Он еще не знает, что ты придешь к нему сама. Поэтому попытается найти тебя и отобрать Ключ. Но если ты пройдешь в финальный тур, твоя персона станет неприкосновенна. Никто не посмеет не только взять тебя под стражу, но и слово лишнее сказать. Чары, прошедшие в финал этого замечательного турнира, приравниваются к особам правящего клана. Лучшие чары — гордость державы… Слава им, почет и защита! Но до этого прекрасного момента твоя жизнь и свобода под угрозой.

Каве задумчиво покрутила головой, обдумывая услышанное.

— А что стоит Рику Стригою схватить меня по дороге? — Она запнулась. От звука этого имени сердце сильно сжалось; сладко, тревожно и гневно одновременно. — Или во время турнира, — спустя мгновение продолжила она.

— Ключ подскажет верное решение. — Маг забрал у нее миску, положил еще поджаренных сосисок и вновь протянул девушке. — А если нет — ну что ж, такова твоя судьба. При любом исходе Князь не обидит такую симпатичную ведьмочку… Не то что меня, старого дурака… Кроме того, у тебя же есть уникальный серебряный браслет? Я отлично помню, как мастерил его… Эх, Марьяна, Марьяна…

Лицо карпатского мага вдруг посерьезнело, будто на него легла какая-то незримая тень, омрачившая мысли.

Мольфар не спешил продолжать. Каве мучительно раздумывала, как бы воспользоваться ситуацией и выпытать что-нибудь новое про подарок несносной прабабки — серебряный браслет, перевернувший ее жизнь с ног на голову.

Но маг первым подал голос:

— А вот другу твоему, Карпатскому Князю, придется тогда несладко.

— Почему? — встрепенулась Каве, вмиг позабыв про браслет. — Если Ключ окажется у Рика Стригоя, разве он не оставит Лешку в покое? Ну… то есть Карпатского Князя? Зачем ему наши маленькие Карпаты, когда у него есть Чародол?

Великий Мольфар глубоко вздохнул, не спеша повернулся и наконец впервые глянул на девушку в упор.

Треснула ветка, и пламя костра вскинулось на мгновение, ярко осветив крепкую фигуру мага. И ведьма вдруг увидела красивое, тонко очерченное лицо юноши и необычайно выразительные глаза — синие, густого кобальтового оттенка, с холодными льдистыми искрами, вспыхивающими в самой глубине зрачков. Его взгляд был полон превосходства, осознания собственной значимости; взгляд усталый, печально-равнодушный, в чем-то пресыщенный и глубоко разочарованный. Увидела она и властную жесткую складку у рта, надменно вздернутый подбородок, гордую посадку головы над воротом богатого одеяния, шитого золотой и серебряной нитью. И длинные тонкие пальцы — искусные, ловкие, привыкшие мастерить…

Так вот каков ты на самом деле, Великий Мольфар!

— Непроста ты, ведьма, — нарушая чары наваждения, резко произнес маг. На этот раз его голос прозвучал грубо, неприятно, не было в нем и тени добродушия.

Каве поняла, что не ошиблась, — ей удалось разглядеть истинный облик карпатского мага. Она глянула на собеседника с вызовом: и как тот воспримет свое разоблачение?

Но Мольфар отстранился, вновь повернулся к костру, потрепал по загривку каждого из рыжих зверюг.

Каве молчала, терпеливо ожидая продолжения беседы.

Наконец Мольфар глубоко вздохнул.

— Рик Стригой ненавидит Карпаты, — тихо произнес он. — Есть у него причина… Он мечтает уничтожить волшебные горы, чтобы исчезло единственное магическое пространство, соединяющее наш мир с великим Чародолом. Рик Стригой никогда не хотел сотрудничать с Карпатским княжеством. Главный его интерес — перекрыть Дверь в Скале навечно. И ему это удастся, если он заполучит Золотой Ключ.

— Не может быть! — ахнула изумленная девушка. — Он же сам говорил о сотрудничестве! Ходил все время возле Вордака и Лютогора…

— И где теперь Вордак? — перебил ее Мольфар. — Погиб… И где будет новый Карпатский Князь, когда до него доберется Лютогор? Да, Чародолец знатно всех перессорил. Не забывай о том, что Рик Стригой пошел на переговоры с карпатским правителем только по одной причине — из-за предмета, висящего у тебя на груди. Только для того, чтобы открылась Дверь в Скале и я, повинуясь древней клятве, отпустил бы Золотой Ключ, который выберет себе хозяина. Вернее, кхм, хозяйку.

— Но как же моя прабабка! — не унималась Каве. — Она же водила с ним дружбу! Судя по всему, что я успела узнать о ней, Марьяна Несамовита всей душой любит Карпаты. Она-то никак не могла желать погибели родному краю!

— Да, Марьяна сильно страдает вдали от нашей земли, — подтвердил маг. — Она сможет вернуться только после гибели Лютогора и никак иначе. У твоей прабабки своя игра, но раз она водится с Чародольцем, значит, сотрудничество устраивает их обоих. Извини, подробностей не знаю… Сам не прочь выяснить.

Каве невольно схватилась руками за голову, взъерошив волосы.

— Что же делать? — вырвалось у нее. — Надо же остановить Чародольского Князя!

Маг сердито цокнул языком:

— Боюсь показаться надоедливым… И все же, пойми: сейчас у тебя самые большие шансы разгадать тайну Золотого Ключа, раз он тебе симпатизирует. В конце концов, у тебя тоже есть интерес в этом деле.

— Какой уж тут интерес, — обозлилась Каве.

Видя, что девушка сильно взволнована и рассержена, маг продолжил успокаивающим тоном:

— Для начала я бы советовал не спешить с выводами. Если Золотой Ключ действительно выбрал тебя, он подскажет, как им управлять. Раскроет свои способности. Если же этого не случится, ты сможешь с легким сердцем отдать его Чародольскому Князю. Но знай: тогда и я свою часть уговора не выполню. — Маг послал девушке острый мимолетный взгляд. — А если Золотой Ключ окажется у нового хозяина прежде, чем ты поймешь его предназначение, печальная судьба Карпат решена. Но ты можешь разгадать его тайну, Каве, — вдруг продолжил он с напором. — И Стригою это прекрасно известно. Мало того, полудух надеется, что Ключ расскажет тебе больше, чем остальным, раз уж ты обладаешь даром водить дружбу с волшебными вещами. Но Рик желает, чтобы это произошло под его непосредственным присмотром. Чародолец хитер, очень хитер.

Каве невольно дотронулась до Ключа, задумчиво покрутила в пальцах.

— Насчет вещей… это вы точно подметили. Я хорошо помню, как впервые услышала свой браслет. — При этих словах серебряная ящерка, обвитая вокруг плеча девушки, отозвалась приятным теплом. Каве машинально повела рукой — маг заметил это и понимающе усмехнулся. — Потом был Карпатский Венец. Даже Скипетр поведал мне о тебе, Великий Мольфар. Выходит, магические вещи любят болтать по душам.

— Далеко не со всеми, — заметил маг. — В этом и есть твоя особенность, дорогая ведьма. Магические вещи — это наблюдатели, они умеют брать от людей нечто важное для себя, не подвергаясь влиянию человеческих эмоций. Если они доверяют тебе свои секреты, значит, что-то в тебе вызывает их безоговорочную симпатию. Возможно, дело в какой-нибудь необычной и редкой черте твоего характера, в душевных свойствах. Но знай — этого мало. Магический предмет всегда подчиняется силе, он верно служит только ей. Значит, у тебя есть особая сила, Каве. Даже градовой нож Марьяны Несамовитой беспрекословно подчиняется твоим приказам. Выходит, ты непростая ведьма. Вот почему Чародольский Князь так заинтересовался твоим феноменом… И почивший Мстислав Вордак, и даже этот паршивец Лютогор Мариус, будь он проклят. И Марьяна Несамовита, твоя хитрющая прабабка. Кстати, с ней веди себя осмотрительнее. Марьяна что-то знает, раз поставила на тебя в этой игре. Но друг она тебе или враг — пока неизвестно.

Каве лишь рассеянно покачала головой, думая о другом. Так вот она кто — феномен. Повелительница волшебных вещей. Вот в чем твой главный интерес, Стригой…

— Послушай-ка! — вдруг усмехнулся карпатский маг. — Ты позабыла рассказать мне о маленькой, но важной магической вещи. Я веду речь о бронзовом колокольчике, подаренном тебе Туманным Колоколом. Если позволишь, я раскрою тебе его секрет: когда настанет твой самый страшный час, просто позвони в этот колокольчик, и помощь придет. Не ведаю, каким образом, но придет обязательно.

— Как в сказке?

— Как в жизни, — улыбнулся маг. — Только не перепутай свой самый страшный час с не самым страшным.

— Хорошо, запомню. — Каве поежилась. — И все-таки, нельзя ли мне обойтись без этого турнира? — Она, сощурясь, пытливо уставилась на Мольфара. — Разве нет способа разгадать тайну Золотого Ключа без позорного проигрыша на глазах у всего чародольского мира?

— Пожалуйста, избавь меня от этих метаний, — Маг недовольно поморщился. — Запомни главное: тебе нужна защита. Рик Стригой не будет иметь над тобой никакой власти, если ты попадешь в финал славного Чаклуна. Да и что-то подсказывает мне, что ты сама очень хочешь принять участие в этих соревнованиях. Чтобы проверить свои силы… а может, испытать судьбу еще раз? — И маг хитро улыбнулся.

Каве пытливо всмотрелась в лицо собеседника. Наверняка этот седой старик, бывший дракон, карпатский маг и надменный синеглазый юноша в одном лице, умеет читать мысли. Или заглядывать глубоко в душу… Вот, даже про бронзовый колокольчик узнал…

— Да-а, — задумчиво протянула она. — В таком случае, раз уж ты меня по всем параграфам раскусил, Великий Мольфар, придется немедленно приступить к разгадке всех этих тайн. Тем более, что выбора все равно нет.

— Ну, выбор-то всегда есть, — усмехнулся маг. — Всегда есть выбор между простым и правильным… Между легким и сложным. Но если оставить софистику, наша проблема совершенно в другом. Ключ — всего лишь половина тайны Златограда. А второй ее частью владеет Чародольский Князь, дорогой наш Рик Стригой. Вот почему он уверен, что рано или поздно ты все равно придешь к нему сама. А может, и принесешь разгадку на блюдечке с золотой каемкой. Как я уже говорил, Ключ может сам подсказать тебе, что делать.

Каве глубоко вздохнула. «Хорошо бы, — подумала она, — Золотой Ключ проболтался о своей тайне как можно раньше».

— Но будь осторожна. Да, скорее всего, Стригой не будет тебе мешать. Но даже в лучшем случае, в случае твоей победы, он может запросто соблазнить тебя, а после забрать и Ключ, и тайну. И вот тогда у тебя ничего не останется.

«Если разобраться, то у меня и сейчас ничего нет», — подумалось ей.

Нет семьи, о которой нельзя даже думать, чтобы до нее не добрались враги. Нет дома, нет друзей… Вернее, друзья есть, но они далеко… Так далеко…

Невольно ее правая рука вновь коснулась браслета на левом предплечье, — именно с него и началась ее история.

Мольфар внимательно наблюдал за девушкой.

— Златоград — не просто город, который следует отыскать, — сказал он. — Тому, кто разгадает его тайну, он даст необычайную силу.

— Мне это неинтересно, — возразила Каве. — Я просто хочу вернуться домой.

— Может, и так, — покивал маг. — Кстати, пока что вернуться домой ты в любом случае не можешь. — Он пытливо оглядел девушку. — Видишь ли, пришло время открыть тебе первую тайну Ключа: дверь, которую запер этот Ключ, можно отпереть только этим же Ключом.

— Так в этом состоит тайна любого ключа, — хмыкнула девушка.

Но маг строго осадил ее:

— Давай без иронии. Не забывай, что Золотой Ключ способен открыть и закрыть любой замок в мире. ЛЮБОЙ. Понимаешь? Лю-бой. Но тот замок, что закрыла ты, не сможет открыть никто, кроме тебя. Поэтому Дверь в Скале, разделяющая карпатский и чародольский миры, сейчас надежно охраняется. И тебя там ждут… Вернее, поджидают… Представляешь, как расстроились все эти важные колдуны? Так долго искать столь желанный путь в древний волшебный мир и остаться с носом из-за какой-то молоденькой ведьмы. Я думаю, у тебя на родине можно организовать фан-клуб тех, кто желает с тобой поквитаться.

И карпатский маг басовито захохотал, вспугнув филина, примостившегося на низкой сосновой ветке. Ночная птица захлопала крыльями и умчалась ввысь, по направлению к лунным дискам.

Каве заинтересованно проследила за ней взглядом.

— Скажите, — обратилась она к Мольфару, — почему в этом мире две луны?

— Все очень просто, — мгновенно отозвался тот. — Одна луна отвечает за стабилизацию хороших природных условий на Земле. А вторая — черная, или мистическая луна, — предназначена для поддержания равновесия магических стихий в этом мире.

— Почему тогда там, где я родилась, нет двух лун? Ведь там тоже существует магия.

— А кто сказал, что нет? — Мольфар повел седой бровью. — Есть, только вторая не видна обычным глазом… И технически вооруженным — тоже. Потоки магических энергий на Земле дестабилизируют друг друга, вот почему естественный магический спутник не способны увидеть даже сами волшебники. Здесь же, на Чаре, — маг улыбнулся в бороду, — вихри магических стихий сильны и взаимодействуют друг с другом. И все благодаря устойчивому воздействию мистической луны.

— Так, значит, этот прекрасный параллельный мир называется Чара?

— Именно так. Однако Чара — это не параллельный мир. Скорее, мир, взаимосвязанный с Землей.

— Прекрасно, все понятнее и понятнее. — Каве хмыкнула. — А луны как называются?

— Луна и Черная Луна, — охотно ответил маг.

— Хоть что-то привычное, — вздохнула девушка. — Хорошо, а на каком языке я буду разговаривать с вашими…

— Земляками, — вежливо подсказал маг. — Это несложно. Твой драгоценный ключик поможет тебе, его магическая сила чрезвычайно велика. Пока ты его носишь, будешь понимать речь чародольцев, а они будут понимать твою. И чем дольше его носишь, тем больше вероятность того, что местную речь ты сможешь понимать всегда, причем любые диалекты. С каждым днем твой активный словарный запас будет расти… Кстати, а как обстоят у тебя в этом мире дела с магией, дорогая ведьма?

Каве невольно втянула голову в плечи.

— Так себе, — честно призналась она. — Еле удалось сотворить небольшой лепесток огня.

— Ого! Неплохо, — неожиданно похвалил Мольфар, и Каве недоуменно прищурилась. — А знаешь, что? Попробуй сейчас приманить какой-либо предмет. Давай-давай, сосредоточься, — видя ее нерешительность, поторопил он.

Каве закрыла глаза. Без единого колебания представила крохотную чашку из чистого золота, светло-коричневый пенный ободок и запах кофе — острый, дурманящий, пряный…

Но, увы, ничего не получилось. Каве совершенно расстроилась. Неужели в этом мире она действительно утратила свои способности? Ну как же так?!

— Все просто: силовое поле Ключа гасит все колебания твоей магической силы, — рассеял ее опасения карпатский маг. — Считай, Ключ проверяет, может ли он тебе доверять, и пока что глушит твою магию. Поэтому ты не смогла толком поколдовать. Хорошо, что мои ребята, — он ласково глянул на своих волков, — следили за тобой. А ты — не умерла с голоду, пока я был занят.

— Могли бы и раньше появиться, — пробурчала девушка, немного задетая равнодушием мага.

— Извини, за то время, пока я сиднем сидел в горе, скопилось много значительных и неотложных дел, требующих моего немедленного участия. Поэтому кое-что я тебе сейчас расскажу, но дальше придется справляться самой; я буду занят.

Каве сердито подумала, что маг подзабыл уже, кому обязан своим освобождением из горы, но промолчала. Вместо этого она сняла с шеи Ключ и аккуратно положила на корягу возле пустой железной миски.

— Итак, заклинание выманивания…

Золотая чашечка появилась в руках мгновенно. Жаль, это была не та вордаковская чашечка, с которой, можно сказать, начались ее волшебные приключения. Эта была из фарфора, покрытого дорогой эмалью, — наверное, прилетела из какого-нибудь богатого дома или ресторана… Эх! Значит, никто в это самое время не пьет кофе в Черном замке Вордаков…

— Послушайте! — неожиданно изумилась собственной догадке Каве. — Я приманила чашку из чародольского мира? Или из моего? Да и возможно ли притягивать предметы из чужого мира?

— Редко, но возможно, — покивал маг седой головой. — Как мы только что убедились, ты обладаешь столь чудесной способностью. — Он широко улыбнулся и вдруг подмигнул: — Я же говорил, что вещи, причем не только магические, странным образом благоволят к тебе. Довольно редкая и, кстати, необычайно ценная способность.

Каве неопределенно пожала плечами.

— Честно говоря, раньше заклинание выманивания не было моей сильной стороной… Моя наставница госпожа Кара… вернее, прабабка Марьяна, была уверена, что это из-за моего равнодушия к вещам.

— Любопытно… — Маг на некоторое время задумался. — Возможно, вещи подчиняются тебе, потому что ты не желаешь владеть ими.

— Это как так? — удивилась Каве.

Именно сейчас ей очень хотелось владеть и кроссовками, и расческой, и даже куском самого завалящего мыла на свете. Это не считая других «вещиц» вроде Державы Лютогора, владение которой существенно облегчило бы жизнь одного новоиспеченного Князя.

— Есть большая разница между служением и рабством, — задумчиво изрек Мольфар. — Возможно, в этом разгадка твоей силы… Ну что, ты идешь к землякам? — вдруг перевел он разговор на другую тему.

— А что мне еще остается, — сокрушенно вздохнула ведьма. — Только разыскать эту девушку Тай и принять участие в вашем странном турни…

— И выиграть Чаклун, — перебил ее маг.

Каве только рот раскрыла. Ей вдруг показалось, что Мольфар либо окончательно сбрендил после долгого заточения в горе, либо издевается над ней в какой-то странной своей манере.

Но тот принялся разъяснять:

— Победительница имеет право на исполнение одного заветного желания, и Чародольский Князь обязан выполнить его, иначе сгорит живьем. Понятно, перед самым началом он подписывает соответствующий пергамент, скрепленный печатью саламандры. А то мало ли: обычай есть, а правитель — раз, и на попятную пойти может… Например, если победительница некрасива.

Каве одарила мага еще более изумленным взглядом. Но тот лишь хмыкнул:

— Обычно ведьмы, победившие на этих состязаниях, желают выйти замуж за правителя или кого-нибудь из его приближенных, если Князь Чародола женат. Поэтому Чаклун еще любят называть «союзным». Но если у тебя другие планы, — маг усмехнулся, — то вместо брачного контракта попроси у Чародольского Князя подарить тебе сундук. Насовсем.

— Сундук? — Каве вытаращила глаза от удивления. — Но зачем? Мне и одного с лихвой хватает.

— Сундук, — жестко повторил карпатский маг. — Волшебный сундук его матери.

Некоторое время ведьма молчала, переваривая услышанное.

— Так, значит, — она в упор посмотрела на мага, — Золотой Ключ откроет и этот сундук?

— Я же говорил, что этот ключ — от всех дверей и замков, — ворчливо отозвался Мольфар. — Но мы подходим к главному — тайне Рика Стригоя…

Маг оценивающе взглянул на девушку, словно прикидывал, стоит ли доверять ей подобный секрет. А если стоит — то насколько. Затем продолжил:

— Видишь ли, когда-то наш знакомец-полудух родился в этом самом Златограде — городе, некогда исчезнувшем со всех карт обоих миров… Его мать, Мендейра Премудрая, считалась в то время сильнейшей из чар. Она колдовала столь умело, что даже великие маги дивились ее искусству. Мудрая, сильная и справедливая колдунья, госпожа Мендейра правила этим городом. Ее магического умения и хитрого, весьма изобретательного ума хватило бы на то, чтобы стать повелительницей всего Чародола, но Мендейру устраивало правление Златоградом; там она могла спокойно и без лишних тревог заниматься любимым делом — магией. Так бы все и шло, но, увы, вскоре ей суждено было погибнуть.

— Она погибла? — ахнула Каве. — Как?

— В то время Златоград был небольшим, но очень богатым городом, — неторопливо повел речь Мольфар. — За что, собственно, и получил свое прозвание. Мендейра считалась покровительницей не только магических наук, но и разных ремесел: ювелирных, ткацких, книгопечатных и стеклодувных, ведь они тесно связаны с использованием магии… Город славился изделиями из золота, серебра и меди, а также богатыми тканями, изящной посудой и драгоценным цветным стеклом. Не говоря уж об огромных библиотеках, где хранились книги, написанные только на руническом трехстрочье — основном языке магов. Но более всего Златоград был известен высоким уровнем магических искусств. В самом большом из когда-либо построенных зданий, во Дворце Искусств Магии, в знаменитой Стеклянной Зале устраивались дебаты и диспуты, семинары и консилиумы, проходили турниры и соревнования между лучшими из лучших во всем Чародоле. Кстати, Чародольский Князь построил точно такую же Стеклянную Залу у себя во дворце: стены в ней выложены из полированных глыб горного хрусталя, куполообразный потолок составлен из узорных витражей, а пол сделан из черного камня обсидиана. Стеклянную Залу украшают двенадцать прекрасных стеклянных статуй, изображающих знаки Зодиака… Конечно, это подделка. Совсем не то, что было в ДИМе… Над убранством подлинной залы трудились лучшие мастера во главе с самой чаровницей Мендейрой… А какие стояли на входах знатные магические ловушки! Человеку, неискусному в колдовском мастерстве, ни за что было не пройти в двери этой великолепной залы… Да и двери, кстати, были необычные — кованые, в узорчатых древних рунах. Как давно это было! — Маг даже глаза прикрыл, погрузившись в какие-то свои личные воспоминания.

Каве сидела тихо, не решаясь его потревожить, хотя ей очень хотелось дослушать историю про Златоград до конца.

Великий Мольфар вскоре очнулся. Он деловито щелкнул пальцами, и возле него материализовался небольшой прокопченный котелок. Еще два щелчка — котелок, ловко подвешенный на обычное сооружение из трех веток, наполнился водой.

— Попьем чаю, пожалуй. — Маг кинул в закипающую воду щепоть чего-то душистого: обоняние Каве мгновенно уловило знакомый запах мяты, лимона… и даже чабреца.

— Так вот… — вновь начал рассказывать Мольфар. — Как часто происходит, столь успешное развитие и процветание Златоград и подвело… Правивший в то время князь Великий Жах наконец-то соизволил приехать в Златоград с визитом. Увидев собственными глазами, как хорошо живет местный люд, он сразу пригорюнился… Как в народе говорят, чуть не сдох от зависти. Решил тогда Жах этот Великий хоть в Чаклуне блеснуть. А был он знатным чаром, все-таки у первейших колдунов столицы обучался. Говорит: «Приведите лучшего из лучших в вашем хваленом городе, и я сражусь с ним на равных». Мендейра, конечно, сразу подметила, что не в настроении великий князь. Но не справилось с тщеславием материнское сердце — выставила чара против князя своего родного сына. А нынешний Чародольский Князь, хоть и юн был в те годы, но магическое искусство уже тогда порядочно знал — талантлив, гад, этого у него не отнимешь. Ну и положил правителя на обе лопатки по всем магическим наукам-премудростям. Даже по самому сложному разделу — неприкасаемой магии. А темными силами, как понимаешь, не каждый повелевать может, губительно это для разума человеческого, губительно для души. Да и силы жизненной забирает немерено… А если дрогнет рука, доведет до самой маленькой, случайной ошибки, последствия для мага могут оказаться необратимыми.

В руках Мольфара появились две походные железные кружки с дымящимся ароматным чаем. Каве с благодарностью приняла одну из них.

— И что же дальше?

— А то, — мгновенно откликнулся маг, лишь пригубив из своей кружки. — Великий Жах, мягко говоря, очень расстроился. А в расстройстве он обычно сильно буйствовал… Вот и присвоил себе городок. А госпожу Мендейру, мать нашего знакомца, обвинил в черном и злонамеренном колдовстве — мол, растит у себя под крылом темных магов… Тут же отправил в вечное заточение по всем правилам, поставил какого-то своего хлыща из придворных на градоправление, да и укатил в столицу — нынешнюю Фортуну.

— А что Рик Стригой? — невольно вырвалось у Каве. — Как он это пережил?

— Пережил, как подобает настоящему мужчине, — ответил маг, не скрывая злорадной усмешки. — Нового градоправителя, не помню даже имени, сразу прикончил, а потом и всю свиту его многочисленную — всех тех служак, которые остались в городе захваченном поживиться… Сначала будущий Князь, собрав небольшую ватагу, скрывался по лесам. А после, используя природные организаторские способности, связи да золото из тайных семейных хранилищ, сколотил армию и сверг Великого Жаха к огромной радости чародольцев. А теперь сам правит, как тебе уже прекрасно известно.

— Вот оно как, — растерянно пробормотала Каве. — А что же случилось с госпожой Мендейрой? Со Златоградом?

— Госпожа Мендейра, пребывавшая в заточении, не ожидала, что сын так ретиво с врагами справится, поэтому решила действовать самостоятельно. Применила какое-то сильнейшее заклинание, хитрый и сложный ритуал, основанный на добровольной жертве… Как только Стригой в столице утвердился, Златоград вдруг начал исчезать — подействовало колдовство его матери. Сначала с окраин, по одному дому, по одной улице… Люди в панике хватали свое добро и убегали. А город через некоторое время исчез полностью. Поговаривали, что Мендейра наложила страшное проклятие — некое древнее заклинание, о котором не знал даже ее сын. Видишь ли, никому до нее не удавалось забросить целый город неизвестно куда…

Мольфар помолчал, давая девушке возможность осмыслить услышанное, но вскоре вновь продолжил:

— Вот почему Стригой спит и видит, как бы поскорее разгадать тайну великого проклятия Златограда — тайну его исчезновения… А тайна эта напрямую связана с сундуком его матери — единственной вещью, доставшейся Чародольскому Князю в наследство. В сундуке скрыта подсказка, что за ритуал такой совершила великая чара, и как вернуть Златоград… А может, у Князя совсем иные планы… — Тут лицо мага обратилось к девушке, и она вновь увидела холодные синие искры в его глазах. — Разгадка тайны исчезновения родного города может послужить его собственным целям, — веско произнес маг. — Скажем, Чародольский Князь захочет таким же способом стереть с лица земли Карпатский край, практически единственное место в твоем мире, через которое можно попасть в Чародол. И тогда никто и ничто извне не будет угрожать его власти. Вот почему правитель Чародола не желает, да и вряд ли захочет впоследствии иметь какие-то дела с Карпатским княжеством.

Каве молчала, потрясенная коварством Рика Стригоя. Неужели Чародолец и вправду задумал уничтожить Карпатские горы? Чтобы навеки перекрыть проход на древнюю волшебную землю под прозванием Чародол…

— Погодите-погодите, — встрепенулась девушка. — Но вы же сами сделали этот Ключ? Как вы-то связаны с этой, хм… семейной историей?

— Здесь нет никакой тайны. — Маг с присвистом отхлебнул из чашки. — Чародольский Князь пришел ко мне и попросил сделать ключ к сундуку его матери. Гораздо позже всех этих печальных событий, разумеется.

— Ну а вы?

— Князь платил золотом, работа казалась интересной — конечно, я согласился и изготовил Ключ.

— А почему ему сразу не отдали?

Маг, отхлебнув большой глоток чая, подвигал седыми бровями над ободом кружки:

— Потому что возникли непредвиденные обстоятельства. Видишь ли… когда я смастерил Ключ, точнехонько под замочную скважину этого удивительного сундука… оказалось, что эта волшебная вещица приобрела дополнительные чудесные свойства. С магическими вещами такое случается частенько.

Каве всерьез заинтересовалась историей.

— И какие же еще свойства у этого Ключа, кроме открывания всех дверей и замков на свете? — осторожно спросила она, прищурившись. — Вы же знаете про них?

— Честно? Не про все. Но, — тут Мольфар и сам сощурил глаза, скрывая в них лукавые огоньки, — ты сама расскажешь мне о них как-нибудь.

— Пока что мне почти ничего неизвестно, — пробурчала Каве сердито. — Я лишь знаю, что должна поехать на турнир да еще выиграть его, что представляется весьма и весьма сомнительным. А теперь вдруг выясняется, что по дороге в эту вашу Фортуну Ключ должен проболтаться мне о своих способностях. А Чародольский Князь с нетерпением ждет меня, чтобы первым узнать о свойствах Ключа или просто отнять его, если мне не повезет с разгадкой тайны. Ну а если я все-таки выиграю Чаклун или хотя бы попаду в финал, вы согласитесь помочь новому Карпатскому Князю свергнуть Лютогора взамен на разгадку тайны Златограда. Голова кругом идет!

— Пока сосредоточься на турнире, — тут же посоветовал Мольфар. — Об остальном говорить еще рано.

Он встал и с хрустом потянулся. Звери, дремавшие возле его ног, тут же вскочили и зарычали, настороженно оглядываясь.

Каве тоже встала.

— И напоследок, — обратился к ней маг, — я хочу сделать тебе небольшой подарок.

И он протянул девушке плоскую коробочку, серую и продолговатую, размером не больше обычного мобильного телефона.

— Откроешь после, утром, — предупредил маг. — Когда освоишься у земляков. А сейчас сконцентрируйся… я проведу для тебя зеркальный путь.

Маг выпрямился и приказал девушке:

— Обернись!

Готовая к любым неожиданностям, ведьма медленно повернулась и все равно вскрикнула от удивления.

Прямо перед ней раскинулось небольшое лесное озеро: две луны чертили на его глади две мерцающие серебристые дорожки неравной толщины.

— Это и есть зеркальный путь? — Она поежилась. Как-то не очень хотелось купаться в холодной воде. Даже после трехдневного блуждания по лесу.

— Озеро — это вода, — невозмутимо отозвался Мольфар. — А вода — самое древнее и самое надежное зеркало в мире… Дорога тебе предстоит дальняя, а место прибытия следует вычислить точно, я не имею права на ошибку. Малейший просчет — и ты врастешь в стену того дома, куда направляешься.

Каве судорожно вздохнула, невольно ощутив, как ее спина покрывается холодным потом. Девушке очень хотелось верить, что после долгого заточения в горе Кровуше карпатский маг не растерял свои колдовские умения.

— Приготовься, — скомандовал тот и вдруг сильно толкнул девушку в спину.

Раздался громкий всплеск, и ведьма, взмахнув руками, мгновенно скрылась в черной глубине волшебного озера.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чародольский град предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я