Чародольский град
Наталья Щерба, 2011

Непросто быть ведьмой в карпатских краях. А если при этом у тебя доброе сердце и обостренное чувство справедливости – то все, пиши пропало! Но судьбу не выбирают, и обыкновенной современной девушке Татьяне придется попытать счастья в древнем колдовском деле, найти свою настоящую любовь, разгадать самую страшную тайну в мире и при этом остаться в живых! Книга также выходила под названием «Свободная ведьма»

Оглавление

Из серии: Чародол

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чародольский град предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Деловое предложение

За дверью царил полумрак тесного коридора; на стенах из гладких каменных плит чадили длинные ряды факелов. Большего Каве разглядеть не успела — пространство затуманилось знакомой дымкой ультраперехода, и коридор растаял.

Оказывается, Чернозуб не терял времени даром. Едва дверь открылась, он ощутил прилив возвращаемой магической энергии, — защита темницы ослабла. А как только способность чаровать вернулась к нему в полную силу, земляк мигом проложил зеркальный путь.

Даже на самый строгий взгляд новое место казалось безопасным — душистый, залитый солнцем лужок с короткой травой, приятно покалывающей босые ступни.

Пока Чернозуб чаровал над следующим, более точным переходом, Тай с Мышкой устроили радостные танцы с визгом. А Каве, повернувшись к землякам спиной, разглядывала город, раскинувшийся вдали на низком пологом холме. Толстяк уже сообщил ей, что это и есть Фортуна — столица Чародола, из чьей тюрьмы они только что сбежали.

Издалека город напоминал огромный сказочный замок — окруженное высокой крепостной стеной тесное нагромождение построек, башен и флигелей друг над другом. Шпили самых верхних башен пронзали небеса, исчезая в голубовато-серой перине облаков.

К холму, на котором раскинулась столица чародольского края, вело множество узких тропинок. А вот широкой подъездной дороги не было видно. Наверное, ворота в город находятся с другой стороны холма?

Последние соображения девушка высказала вслух.

— Нет, Каве, — впервые обратилась к ней по имени рыжая чара. — Видишь, этот город окружен сплошной каменной стеной. Нет никаких входов и выходов, потому что в нашей столице живут одни чары, а простые люди попадают на улицы Фортуны разве что по праздникам. Для этого случая специально начаровывают ворота на время. Даже прислугу в замке составляют одни чары.

— А где живет Чародольский Князь? — с интересом спросила Каве. — Наверняка у него самый большой замок?

Тай хмыкнула:

— Можешь не сомневаться! Его главный замок окружает прекраснейший сад, где растут рядом розовые яблони, нежные розы и диковинные орхидеи… Сад с ажурными беседками и павильонами, фонтанами и скульптурами. А еще там есть огромное озеро с красивыми водоплавающими птицами, ровная зеленая лужайка, где так хорошо упражняться в магии. А рядом горы, изрезанные небольшими сверкающими водопадами и быстрыми речками…

— Что ж его по чужим мирам носит? — пробурчала под нос Каве. — Жил бы на своей земле припеваючи.

— А замок! — продолжала вдохновенно рассказывать чара. — Он великолепен! Только знаменитая Стеклянная Зала чего стоит — она такая огромная! Не говоря уже о большой арене, предназначенной для разного рода состязаний… — Тай запнулась, и лицо ее омрачилось. Вероятно, вспомнила о Чаклуне.

— Ты так говоришь, будто не раз бывала там, — удивилась Каве.

Лицо рыжей чары осветилось хитрой усмешкой.

— Когда-то мои родители служили на кухне, — ответила она. — Я выросла среди тарелок и кастрюль… Но зато я знаю все ходы и выходы из замка… Дедуля никогда не жалел, что взял меня к себе, да?

Чернозуб, продолжавший колдовать над проходом, согласно хмыкнул.

— Если бы ты еще в иллюзиях сильна была, — проворчал он, не отрываясь от сложного плетения дорожки ультраперехода. — Тогда нам не пришлось бы торчать в княжеской темнице.

— Делаю, что могу, — тут же огрызнулась чара. — Кто кроме меня и Войтека смог бы тайно проникнуть в замок? И Мышка наша тоже справилась: вовремя заметила мерцающую паутину сторожевых заклятий…

— Вот-вот-вот! — запрыгала девочка. — Я все сделала правильно.

— А толку? — поинтересовался Чернозуб, не отрываясь от своего занятия.

— Странно, что ты не вспомнил про свой ультрапереход! — обиженно выкрикнула Тай. — Это твоя вина, что мы не смогли вовремя убежать! Даже сейчас ты копаешься какого-то черта, хотя за нами наверняка выслали погоню!

— К твоему сведению, я не только провожу переход, но и пытаюсь запутать следы! — рассердился Чернозуб. — А если бы ты указала на правильную жемчужину, то давно спешила бы на свой распрекрасный турнир! И сам Чародольский Князь слова бы тебе не сказал, прибудь ты к нему на состязания на пару с гордым драконорогом! Все знают, как он уважает этих разумных зверушек — единственных волшебных существ, не подчиняющихся нашему полудуху…

— Но в первую очередь наш князь уважает тех, кому улыбается удача, — ехидно дополнила рыжая чара. — Помнишь, как он сказал: «Я бы первый восхитился вашей ловкостью, дорогие земляки, если бы вам удалась эта великая кража… Но так как вы потерпели неудачу, могу предложить лишь тюрьму».

— Да, в чувстве юмора ему не откажешь, — поморщился Чернозуб. — Проклятый полудух…

— А все эти чудеса — арена для турниров, горы с водопадами и залы с павильонами — находятся в этом городе? — осторожно спросила Каве, желая расспросить чару побольше и, в то же время, увести от спора о Рике Стригое. — С этого расстояния он не кажется большим.

— Несамовитый замок находится не здесь, — раздраженно пояснила Тай, все еще разгоряченная спором с дедушкой. — Вон те три высокие башни слева, видишь? Там находится вход в Несамовитый замок…

— Всего несколько башен?

Тай дернула головой.

— Ну да, обычное расширение пространства… — угрюмо пояснила она. — Все более-менее приличные колдовские замки имеют внутреннее расширение пространства, разве непонятно?

Каве припомнила, что в Черном замке Вордака тоже были в ходу подобные фокусы: та же гостиная по желанию хозяина то расширялась, то сужалась.

— Так замок Чародольского Князя называется Несамовитым? — задумчиво произнесла она. — Любопытно…

— А что такого? — Тай передернула плечами. — Название славное, древнее… Говорят, когда Князь взошел на правление после победы над князем Жахом, то сразу переименовал замок… в честь своей матушки назвал или что-то вроде того.

— В честь рода, — не глядя, дополнил Чернозуб.

Каве подумала, что Рика Стригоя связывает с Карпатами гораздо больше, чем он хочет показать. Вроде бы госпожа Кара рассказывала, что он несколько лет жил в Румынии. Эх, жаль, некого подробнее расспросить, разве что самого Чародольского Князя…

Наконец зеркальный путь был готов — ярко переливаясь на солнце, засверкал тонкий серебристый обод портала. По словам Чернозуба, в конце пути их ожидала одна из скрытых землянок, где они часто прятались во время своих бесчисленных «операций». Мол, и сейчас там пересидят, пока сумятица не уляжется.

Каве было все равно. Сейчас она согласилась бы идти куда угодно, лишь бы подальше от дверей чародольской темницы.

Ультрапереход не занял много времени; прошла минута-другая — и вся компания очутилась в темном тоннеле.

Каве показалось, что они попали в большую кротовую нору. Здесь пахло мхом, трухлявым деревом и прелой, полусгнившей листвой. На сырых земляных стенках норы иногда попадались перекрытия из красного кирпича, а там, где свод осыпался, стояли подпорки из плоских камней. Кое-где на стенах висели на старых ржавых цепях железные чаши, но без огня. Чернозуб, шедший первым, поджигал эти странные светильники щелчком пальцев, чтобы они освещали путь, а Тай, замыкавшая процессию, таким же щелчком гасила.

Семенившая за Каве Мышка развлекалась тем, что радостно вскрикивала каждый раз, как вспыхивали огоньки. Там, где коридоры особенно сужались, на стенах вместо чаш крепились в прокопченных железных кольцах связки простых, грубо сработанных факелов. Они так чадили и воняли, что у Каве вскоре защекотало в носу и запершило в горле. Но больше всего ее беспокоили кривые узловатые наросты, вылезающие из стен в полном беспорядке и очень похожие на корни деревьев. Неужели они идут по подземному переходу, расположенному под самыми корнями огромных стволов?

Наконец вся компания вылезла на поверхность, и Каве, увидев солнце, мысленно возблагодарила высшие силы за чудесный миг освобождения из полутемного тесного лабиринта.

Вдохнув полной грудью свежий лесной воздух, Каве с любопытством задрала голову: над ними нависали гигантские толстые узловатые ветви с ярко-зелеными листьями. По всей видимости, Каве с земляками только что выбрались из-под корней дерева-исполина, видавшего совсем седую древность.

— Это что, баобаб? — подумала она вслух.

— Нет, это каменный дуб, — учтиво отозвался Чернозуб. — В Медвежьих горах таких много… Вот сейчас на террасу заберемся, посмотрите на здешние красоты.

Каве снова подняла голову, гадая не без опаски, где же находится эта «терраса».

— Пересидим до ночи, — продолжил Чернозуб. — Никто не догадается искать нас в этих краях… А к вечеру подтянутся остальные… Вот тогда и решим, как нам дальше действовать.

— Войтек уже знает? — встрепенулась Тай.

— Конечно, я предупредил его, лишь только мы выбрались. Кстати, думаю, пришло время поблагодарить нашу гостью за освобождение.

Чернозуб тяжело и неловко опустился на одно колено, приложив правую руку к сердцу. Левой же схватил Каве за запястье и поцеловал кончики пальцев. Несмотря на серьезность и трогательность ситуации, девушке сейчас больше всего на свете хотелось потрогать черный рог у толстяка на лбу — настоящий ли? Наблюдая эту сцену, Тай фыркнула, но буркнула: «Да-да, большое спасибо». Мышка повторила за рыжей, добавив воздушный поцелуй.

Каве, смутившись, невольно схватилась левой рукой за ключ под вырезом платья. Неловкости ситуации весьма способствовал и сам Чернозуб, продолжавший нежно, но крепко сжимать правую руку девушки.

— Я рада, что смогла вам помочь, — осторожно произнесла Каве.

Толстяк снова рассыпался в благодарностях, после чего предложил перейти на «ты», после такого-то приключения.

Когда с формальностями было покончено, Чернозуб, оправдывая наихудшие опасения Каве, скомандовал:

— А теперь прошу всех на подъемник.

Рогатый земляк поднялся с колен и махнул свободной рукой. Другой он по-прежнему цепко держал свою гостью за запястье, будто опасался, что она сбежит. В любом случае волновался он напрасно — за Каве неотступно следила Тай.

Откуда-то сверху, шумно раздвигая листья, к ним спустилась узкая продолговатая зеленая лодка, изогнутыми очертаниями напоминающая огромный дубовый лист. Чернозуб помог Каве переступить через волнистый край посудины, а вслед за ними на борт заскочили Тай с Мышкой.

Лодка дрогнула и начала ровный вертикальный подъем. С любопытством вглядываясь в окружающую листву, Каве успела заметить несколько домиков-шалашей, расположенных прямо на ветвях стоящих поблизости деревьев.

Судя по всему, земляки давно уже предпочитали тесным норам под деревьями свежий воздух, зеленую листву и солнце, что могло только радовать.

Толстенькие белые крысы с гранатовыми глазками-бусинами ловко сервировали стол. На нем уже стояли огромный яблочный пирог, большой круг приятно пахнущего сыра и теплый, только из печи, каравай черного хлеба. Поначалу из-за такой странной обслуги у Каве резко испортился аппетит. Но когда одна из белохвосто-красноглазых услужливо поднесла гостье в лапках кружку горячего кофе, девушка кое-как примирилась с их присутствием. В конце концов, Вордакам вообще призраки служат, и никто не удивляется.

Чернозуб то и дело отдавал мелкие хозяйственные распоряжения, но вскоре перешел к делу:

— Наш общий знакомый, карпатский маг, передал нам, что ты умеешь ловко распознавать иллюзии… Насколько ловко?

Каве, не спеша с ответом, отхлебнула кофе.

Конечно, в иллюзиях она специалист. На Золотом Горгане именно Каве первая распознала верную дорогу среди междумирных путей, опередив двух карпатских властителей, — главу клана цивиллов Вордака и его противника Лютогора, предводителя клана диких. Именно Каве сумела правильно воспользоваться своим магическим браслетом, и зеленоглазая ящерка с чешуей необычного стального оттенка указала ей верную тропинку. Но кто знает, что еще рассказал Великий Мольфар о Каве этим землякам? Девушка уже не раз убеждалась, что хитрый карпатский маг мыслит на несколько ходов вперед и, похоже, редко делится своими планами…

— Так насколько ловко? — нетерпеливо повторил Чернозуб.

— А насколько надо?

— Как можно лучше, — хмыкнула Тай. — Иначе Свирепый Бобер будет чрезвычайно доволен.

— А это еще кто? — У Каве глаза на лоб полезли от такой клички.

— Наш враг, — отмахнулся Чернозуб. — Трусливый хорек он, а не свирепый бобер… Завистлив не в меру, мелок и жаден. Главарь враждующей с нами семьи.

— Семьи? — насмешливо переспросила рыжая. Кажется, настроение у Тай улучшалось с каждым глотком кофе. — Говори правду: из конкурирующего с нами клана. Но если мы успеем к белоголовому сокровищу первыми, то победа будет на нашей стороне. Они даже к замку подобраться не смогут!

У Каве закралось подозрение, что земляки хотят вновь попытать счастья в замке полудуха и все-таки выкрасть некое белоголовое сокровище.

— А если вы не успеете? — не выдержала Каве. — Если опять попадетесь?

— Если не успеем, умрем жестокой смертью, и ты вместе с нами. — Несмотря на сарказм, Тай решительно вздернула подбородок. — Чародолец не простит нам повторного покушения на одну из самых значимых его драгоценностей. Вот почему нам всем лучше настроиться на выигрыш.

— Короче, договор такой, — деловито произнес толстяк. — Вы, уважаемая Каве, помогаете нам верно определить среди ложных истинную жемчужину, так называемое «белоголовое сокровище». А Тай взамен поможет вам попасть на Чаклун. Насколько я понял из послания вашего синекрылого духа, вы больше всего на свете желаете попасть в финал этих состязаний.

— В общих чертах правильно… — Каве немного растерялась. — Но понимаете, в чем дело… Признаться, я хочу попасть в финал только по одной причине, хм… Мне очень нужна защита от того самого человека, которого вы собираетесь ограбить. — Она решила быть откровенной. — И как раз из-за этого ваше предприятие и мое участие в нем кажутся мне весьма сомнительными.

— Тебе нужна защита от Чародольского Князя? — Брови Чернозуба поползли до самого его рога.

Тай неожиданно подалась вперед.

— Драконорогов я возьму на себя, — доверительно сообщила она, глядя в упор на Каве. — Если мы доставим белоголовое сокровище, то с ними будет легко договориться.

— А кто это вообще — драконороги? — с интересом спросила Каве и невольно снова взглянула на рог, украшавший голову Чернозуба.

— Ты не знаешь о них? — искренне удивилась рыжая. — А как же ты собираешься участвовать в Чаклуне? Даже в случае нашего успеха с жемчужиной ты должна будешь уговорить какого-нибудь драконорога послужить тебе, но вряд ли хоть один из них захочет возить на себе неопытного новичка. Только посмеется над тобой. Если не убьет на месте!

— Надо будет, научусь, — хмуро парировала Каве.

Про себя же она подумала, что проклятый карпатский маг много чего не сообщил ей об этих соревнованиях. Конечно, она с детства умела ездить на велосипеде, немного водила машину, лазила по скалам, летала на сундуке и даже путешествовала по воздуху на планетнике вместе с Риком Стригоем. Но летать верхом на живом и разумном существе со странным прозванием «драконорог» казалось ей весьма опасным предприятием.

— Не факт, что мы возьмем тебя в дело, — жестко произнесла рыжая, внимательно наблюдавшая за Каве. — Сначала докажи, что ты действительно специалист.

— Тай права. — Чернозуб ласково улыбнулся, обнажая уродливый клык. Однако взгляд его прищуренных глазок сделался серьезным и пристальным. — Поэтому, уважаемая Каве Лизард, разрешите предложить вам небольшой тест. Вы же понимаете, нам рисковать нельзя. Мы долго готовились к этой операции, и что? Потерпели неудачу. Повторно оплошать мы просто не вправе. Наш Чародольский Князь — он, конечно, с юмором и весьма великодушен… Но если мы опять попадемся — нас убьют сразу же, на месте. Даже до тюрьмы не доберемся.

Каве имела на этот счет несколько иное мнение. К примеру, почему бы Стригою при его-то чувстве юмора не проявить великодушие еще разок? Особенно, если среди грабителей окажется и хозяйка Золотого Ключа. Но наверняка Чернозуб гораздо лучше Каве разбирался в нравах титулованных особ, если время от времени воровал у них дорогие вещи.

— А еще Латка разоткровенничалась, — неожиданно вставила Тай. — Вдруг она уже выболтала, зачем нам нужна жемчужина, великое белоголовое сокровище… И еще, она мне никогда не нравилась. Это ты ее взял! — Тай зло сощурила глаза. — Кинула тебя твоя приятельница…

— Тай! — громыхнул Чернозуб. — Еще одно острое выражение — и я поджарю тебе пятки!

— Это я тебе поджарю! И не только пятки!

Дальше Ключ переводить отказался.

Наблюдая громкую, но непонятную для нее перепалку, Каве поеживалась. Дождавшись, когда накал страстей уляжется, она быстро спросила:

— Скажите, а какую роль эта Латка играла в вашей операции?

— Распознавание иллюзий, — вздохнул Чернозуб, мгновенно успокаиваясь. — Но девчонка оказалась слаба — и волей, и разумом. Да и специалист из нее, выходит, никакой. Еще и разболталась в конце, несносная девка…

— Ничего, пусть только появится в землячестве — навеки замолчит, — мстительно произнесла рыжая чара и нехорошо усмехнулась. — Я всегда говорила, что острый нож — самое надежное заклятие умалчивания! — Девушка рубанула воздух ладонью.

Каве невольно сглотнула слюну. Если она не пройдет «маленький тест», не применят ли это самое надежное заклинание к ней самой?

— Не беспокойтесь. — Чернозуб внимательно наблюдал за девушкой. — Если вы нам не подойдете, мы вас отпустим на все четыре стороны.

Тай перестала улыбаться. На мгновение глаза ее сузились, в них блеснула холодная искра.

И Каве поняла — не отпустят. Похоже, у земляков благодарность за спасение не считалась достоинством, — подумать только, сколько же у них общего с Великим Мольфаром!

— Как вы знаете, наша первая попытка заполучить жемчужину потерпела неудачу, — вновь повел речь Чернозуб. — И в результате мы познакомились с вами в столь печальных обстоятельствах. Но теперь, — он внимательно посмотрел на Каве, — мы учтем все, чтобы не допустить ни малейшей осечки. И белоголовое сокровище будет нашим. — Слова Чернозуба прозвучали твердо и уверенно.

Внезапно в воздухе появилась троица одинаковых с виду толстеньких белых крыс с тупыми мордочками. Зверьки на мгновение зависли над столом — прямо перед носом у Каве, — а потом брякнулись на блюдо с яблочным пирогом.

Каве невольно отшатнулась, еле сдерживая накатившее чувство омерзения.

— Одна из крыс — наша Мышка, — сообщил Чернозуб. — Отгадай, которая? Распознай чужую личину… и мы склоним головы перед твоим мастерством… Но помни, у тебя только одна попытка.

На Каве уставились три пары ярко-красных бусинок. И которая из трех крысок — веселая девчушка по прозвищу Мышка, неизвестно…

Впрочем, задание не такое уж сложное. Каве решительно коснулась браслета, одновременно втягивая носом воздух. Чувствовался свежий запах мяты с ноткой лимона — верный признак хорошо сработанной иллюзии. Однако… Каве немного занервничала: под воздействием магии иллюзорные личины белых крыс даже не дрогнули. Не произошло никаких изменений. Во-об-ще.

— Ну? — нетерпеливо произнес Чернозуб.

— Погодите, — выдохнула девушка. — Сколько ни прикидывай, эти крысы кажутся вполне настоящими…

Пухлые губы Тай тронула пренебрежительная усмешка.

Искоса глянув на рыжую, Каве решила, что ей нечего терять, и сплела из пальцев знак «суб». Конечно, это заберет много сил, но иного выхода все равно не было.

Переход на субастральный уровень произошел быстро, Каве все легче удавались ультрапути. К тому же, «застоявшийся» без сильных заклятий магический браслет легко поделился мощью, или же сама она хорошо сосредоточилась… И все же по тонкому миру не пойдешь прогулочным шагом. Девушка двигалась медленно, пробиваясь сквозь вязкий, словно болотная жижа, туман субастрала. Рядом катились клубки — один большой, ярко-синий, а другой — маленький и тусклый, похожий на комочек кошачьей шерсти. Каве мигом оценила положение: эти клубки не могли принадлежать никому, кроме земляков, расположившихся на террасе. Выходит, одному из них осталось жить очень мало… Но кому? Этой несносной рыжей Тай или чернозубому толстяку?

Каве вскинула голову. Постойте, а где же третий клубок? Если Мышка — одна из крыс, то…

— Среди этих троих нет человеческой души! — хмуро сообщила Каве, выходя из субастрала. — Обычные крысы.

Рыжая Тай не выдержала и довольно хмыкнула, очевидно, выказывая этим уважение.

— Так и есть, — повела она бровью и послала Чернозубу одобрительный кивок.

— Да, среди этих мышек нет нашей Мышки, — довольно подтвердил толстяк. — Как ты и сказала, уважаемая Каве, это всего лишь обычные крысы. Наша девчушка давно спит…

«Только зря в субастрал выходила», — подумалось Каве. Ее немного знобило и подташнивало, как бывало всегда после прогулок на иноматериальном уровне.

— Надеюсь, я заслужила еще кофе? — мрачно поинтересовалась она у своих экзаменаторов.

И тут же получила чашку, услужливо поднесенную белой крысой, — одной из тех, что участвовали в эксперименте.

— Итак, сегодня ночью выступаем в новый поход, — произнес Чернозуб. — Только дождемся Войтека…

— Уже? — испугалась Каве. — А как же подробности? Насколько это опасно? Куда мы идем и что это за сокровище такое?

— Все эти вопросы тебя не касаются, — фыркнула Тай. — Твое дело, Каве, верно распознать жемчужину — белоголовое сокровище.

— Но что это вообще такое? Я же должна иметь хоть малейшее представление, — не унималась та. — Как она выглядит?

Чернозуб с Тай переглянулись.

— Вот вы нам это и расскажете, уважаемый специалист по иллюзиям, — хмыкнул толстяк. — Знай мы, как выглядит жемчужина, давно бы сцапали ее и отнесли драконорогам. И сейчас наша Тай спешила бы на турнир как полноправная чара, вместо того чтобы гостить в столичной темнице!

Он хохотнул, подмигивая Каве, но та лишь кисло усмехнулась в ответ.

Подумать только — она собирается обокрасть самого Чародольского Князя! И для чего? Чтобы от него же потом и защититься! А надо ли ей вообще ввязываться в это сомнительное дело? Какой от него прок? Похоже, Мольфар здорово повредился умом, пока томился в горе, иначе не послал бы ее к этим странным землякам.

По всей видимости, эти сомнения отразились у нее на лице, потому что Тай сказала:

— Не стоит переживать, Каве. Некогда наш великий Чародолец сам украл белоголовое сокровище у драконорогов. Вот почему за его возвращение эти сверхумные зверушки исполнят любую нашу просьбу.

— В общем, решено, — подвел итог Чернозуб. — Сейчас Войтек с разведки вернется, с ним еще подробно обсудим. А я пока остальных призову.

— Погодите, — остановила его Каве. — Мы еще про турнир не поговорили. Я хочу иметь гарантии, что вы действительно поможете мне попасть на соревнования. Для меня это очень важно.

— Чем это важно? — едко спросила Тай. — Уж не победить ли хочешь?

— А может, и так, — огрызнулась Каве. — В любом случае я должна войти в финальный круг, чтобы получить защиту от вашего правителя.

— И чем же ты ему так насолила? — Рыжая состроила ехидную рожицу. — Может, сердце у него украла? Говорят, он любит таких, беловолосых и зеленоглазых…

— Не твое дело! — сердито вскинулась Каве. — Помолчи лучше, чем пороть чушь.

— Неужели в самую точку? — не унималась рыжая. — Тогда все понятно: пообещал жениться, но передумал. Или нет, ты сама испугалась, вот и убежала от княжеской любви.

Чернозуб не выдержал и хохотнул.

— С князьями поосторожнее следует, — доверительно сообщил он. — Бабы на них гроздьями вешаются, вот и привыкают перебирать.

— Да что вы несете?! — Каве не на шутку разозлилась. — Сама-то ты зачем собралась на турнир?! — обратилась она к рыжей чаре.

Тай презрительно фыркнула.

— Да уж не от Князя бегать! К тому же у меня есть Войтек. — Ее глаза на какой-то миг затуманились. — А у тебя, Каве, есть тот, кто защитит тебя от других, будь то князь всего Чародола или какой-нибудь пастух с Медвежьих гор?

Каве, уже приготовившая острый ответ, неожиданно растерялась.

Несносная рыжая попала точно в цель: тот, кто мог бы защитить ее от Рика Стригоя, ушел в сторону, отступил, сдался без боя…

Перед глазами пронеслась знакомая комната в Круглой Башне, травяной коврик, блик каминного огня на бокале с вином, легкий ветерок на раненом плече, мимолетное прикосновение и насмешливые черные глаза…

— Я сама смогу о себе позаботиться, — пробормотала Каве, чувствуя, что против воли краснеет.

Тай мгновенно почувствовала, что случайная реплика задела Каве за живое, но продолжать разговор не стала.

— Хватит на сегодня впечатлений, — подытожил толстяк. — Пусть гостья отдохнет. А что дальше делать, решим потом, когда наши появятся.

Радуясь возможности остаться в одиночестве, Каве вскочила на ноги и последовала за толстяком в одну из комнат, похожих на маленькие шалаши. Там, в специально огороженном углу, девушка приняла сомнительный душ — ополоснулась прямо из деревянной кадки, причем вода улетела куда-то вниз, через доски пола, — оставалось надеяться, что никого не окатило.

Очень скоро она, растянувшись на жестком матраце, закуталась в приятно пахнущий соломой толстый шерстяной плед. Чтобы ни о чем больше не думать, Каве попыталась сосчитать прорехи в крыше, сложенной из тонких веток, и даже не заметила, как провалилась в глубокий сон.

Но долго поспать ей не дали: послышались ликующие приветственные крики, улюлюканье, свист и даже плач — впрочем, тоже радостный. А потом в комнату ворвалась счастливая Мышка и позвала гостью на «сходку» у костра.

Возле корней гигантского каменного дуба собралось человек двадцать, в основном мужчины. Двое из них жарили мясо на вертеле, какая-то женщина сосредоточенно чистила овощи в котелок — очевидно, намечался ужин. Чернозуб беседовал с молодым человеком, обнимавшим Тай за талию.

Как только Каве подошла к ним, разговоры смолкли.

— Познакомься, Войтек, — произнесла Тай, склонив голову на плечо парня. — Это наша новая подружка, тоже чара.

Войтек оказался худощав, жилист и смугл — чистый цыган, да и только. А может, и румын…

— Это Каве Лизард, специалист по иллюзиям, — представил ее Чернозуб. — Мы ее проверяли, действительно, разбирается… Пойдет с нами.

Войтек придирчиво осмотрел девушку, словно собрался ее покупать. Даже обошел вокруг.

— У тебя жених есть? — неожиданно спросил он. — Жак без девчонки, а он разборчивый… И беленьких любит.

— Люблю! — охотно подтвердили из толпы. Очевидно, тот самый Жак.

Все засмеялись, только женщина, готовившая еду, недовольно покачала головой.

— Каве хочет попасть на Чаклун, — громко произнесла Тай, подождав, пока веселье стихнет. — И выиграть его. Она пока не призналась, но, кажется, метит на самого Чародольского Князя. Так что ты опоздал со сватовством, Войтек.

Поляна вновь взорвалась хохотом.

Каве вспыхнула. Она хотела огрызнуться, но Чернозуб заговорил раньше.

— Тихо, вы! — прикрикнул он на собрание. — Вы так ржете, что в Фортуне слышно… Пора бы о делах поговорить, пока мясо жарится. Давай, Войтек, введи гостью в курс дела, а я попозже к вам подойду.

Расположившись чуть поодаль от остальных, Войтек развел небольшой костер и, жестом пригласив девушек присаживаться поближе к огню, начал рассказ о предстоящем «деле».

Итак, земляки вновь собирались проникнуть в легендарную Стеклянную Залу. Если верить Великому Мольфару, — точную копию той, что стояла раньше в Златограде. В этот раз Мышку решили не брать. Поэтому задача найти все нити сторожевых заклятий ложилась на плечи Тай. Оказалось, что Войтек умеет ловко плести заслон, скрывающий всю группу от посторонних глаз.

«А что, хорошее умение для вора, — невольно подумалось Каве. — Наверняка Чернозуб тщательно подбирал людей в свою… хм… компанию».

В обязанности Чернозуба входило одно — быть готовым переместить всю команду в безопасное место. Самая важная задача стояла перед Каве: ей следовало распознать истинную жемчужину среди сотен тысяч тех, что, по словам Тай, заполняют всю Стеклянную Залу. Именно в этом деле потерпела неудачу Латка.

Услышав о предательстве последней, Войтек сузил глаза и заставил Тай еще раз повторить, что их новый специалист по иллюзиям удачно прошла тест. После чего парень вдруг сделался очень суровым и даже пригрозил Каве убить ее, если она тоже окажется предательницей. Потому что в их команде всегда были честные люди. В ответ девушка заявила, что не очень понимает, как можно быть честным и вором одновременно, чем опять вернула парню хорошее расположение духа.

— Это моя рыженькая хочет стать честной колдуньей, — весело сказал он. — А мне нравится наша вольная, беззаконная жизнь. Живем, как хотим, и никакой Князь нам не указ.

— Много ты понимаешь, — Тай фыркнула. — Чем больше ты знаешь, тем свободнее ты мыслишь. Вот я выучусь и стану высшей чарой. А ты так и останешься разбойником. И каждый день будешь опасаться, как бы Князь однажды не прекратил твое, пф-ф, вольготное существование.

— Да, у нас жизнь, полная опасностей и приключений, — охотно ответил Войтек, с силой притягивая девушку к себе и целуя в шею. — Но свободная! По-настоящему. Мы делаем, что хотим, никому не подчиняемся, ни от кого не зависим.

Каве на это только усмехнулась, про себя подивившись, насколько по-разному каждый понимает свободу.

— Я хочу быть высшей чарой, и точка! — заметив ее усмешку, вдруг разозлилась Тай. — Вот увидишь, я выиграю эти соревнования! И госпожа Чакла с радостью примет меня в ученицы…

— А кто это, Чакла? — не выдержав, поинтересовалась Каве.

Тай посмотрела на нее с таким выражением лица, словно Каве сморозила редкостную глупость.

— Это самая знаменитая чародольская ведьма, — холодно произнесла чара. — Говорят, она даже дружила с легендарной Мендейрой — матерью нашего дорогого правителя. Поэтому госпожа Чакла всегда посещает чаклунские состязания и отбирает лучших себе в ученицы.

— А учеников, что же, не отбирает? — заинтересовалась Каве. Интересно же, как в этих краях воспитывают магическую молодежь.

— Конечно, нет! — фыркнула Тай. — Всем известно, что девочки и мальчики должны учиться отдельно.

Каве заулыбалась. Но решила, что не будет рассказывать о Кукушке — Карпатском университете интеллектуального волшебства.

— Как хорошо, если бы вместе! — мечтательно произнес Войтек. — Тогда я тоже пошел бы учиться на какого-нибудь колдуна. А то без девчонок скучно.

Он потянулся губами к Тай, но та отстранилась.

— Вот и пошел бы! — фыркнула она. — Многие из великих чародеев набирают себе учеников.

— А кто обучает девчонок? — спросила Каве. — Великие ведьмы?

— Да, немало чар в Фортуне набирают себе учениц, — неохотно признала Тай. — Но обучение дорого стоит… И преподают обычно много лишнего — танцы, манеры, этику чародейства, вежливые поединки… О древнем волшебстве даже не вспоминают… А вот Чакла учит истинной магии! — Глаза у Тай вновь загорелись. — У нее можно научиться высшему чародейству! За обучение она не требует платы, но попасть к ней почти невозможно… Чакла выбирает только лучших из лучших. Вот почему больше всего на свете я хочу попасть к ней.

— Ты так стремишься со мной расстаться, — поддел Войтек, вновь рассмеявшись. — Запрут тебя где-нибудь в горах — и привет, закончилась твоя свобода.

Тай хмыкнула.

— Я буду иногда к тебе сбегать. — Девушка нежно потерлась щекой о плечо парня.

— Да разве я тебя отпущу, рыженькая?

— Да разве я стану спрашивать? — в тон парню поддразнила чара. И тихо добавила: — Ты не представляешь, как это для меня важно…

Войтек нахмурился, и Каве поспешила сменить тему:

— Послушайте, а Чародольский Князь… У него тоже есть ученики?

— А вот и нет, — тут же оживилась рыжая чара. — Чародолец — великий колдун, и все же у него никогда не было ни одного ученика. Хотя по магическому уставу, каждый чар должен иметь хотя бы одного, а лучше — дюжину.

— Наверное, не хочет делиться своими секретами, — беззаботно пожал плечами Войтек.

Он зевнул. Кажется, тема колдовского обучения ему наскучила.

— Ну, до чего уже договорились? — К ним подошел Чернозуб.

Судя по изрядно повеселевшей физиономии и доносившемуся от него характерному запаху, рогатый земляк принял большую порцию чего-то крепкого.

С его появлением обсуждение предстоящей операции вновь пошло по кругу.

Изрядно утомившись от разговоров о будущей краже, Каве вдруг вспомнила о Чертике — духе-мотыльке. Где он сейчас?

И ярко-синие крылья тут же замельтешили у нее перед носом, — оказалось, дух-посланник всегда рядом.

Появление Чертика нарушило ход беседы. Войтек, рассуждавший о страже в Несамовитом замке, замолчал. Он с интересом рассматривал мотылька, присевшего девушке на плечо.

Тай, которая, прижавшись к Войтеку, сонно клонила голову, вдруг вскинулась и уставилась на шею Каве.

— Поддалась на моду? — Рыжая насмешливо сморщила нос.

Каве невольно ухватилась за цепочку. Как только они вышли из темницы, серебряная булавка вновь стала Золотым Ключом. Он преспокойно прятался себе за вырезом платья, но вот случайно выскользнул.

— Куда ни глянь — все ходят с этим дурацким украшением, — осуждающе качнула головой Тай. — Ох уж эта вечная мода на золотые ключики! Я понимаю еще, носила бы настоящий Ключ. Ключ от древнего Златограда… Послушай моего совета, выкинь эту дешевку.

Каве наконец осознала, о чем говорит ее новая знакомая. Кажется, в Чародоле небольшой ключик на шее считался популярным украшением.

— Мне казалось, это оригинально, — осторожно произнесла она, еще не веря в такую удачу.

Тай прыснула.

— Ты что, издеваешься? Даже дети его носят. Эй, Мышка! — позвала она. — Поди-ка сюда.

Девчонка, сидевшая возле самого костра, тут же вскочила и подбежала к ним.

— Покажи нашему специалисту по иллюзиям свой любимый ключик. — Тай хитро блеснула глазами.

Мышка с готовностью вытянула из-за ворота тонкую цепочку. В свете костра блеснул еще один золотой ключик. Он был поменьше и потоньше, но точно такой же формы.

— А теперь ты свой, — мгновенно попросила Мышка, разглядев украшение на Каве.

Немного опасаясь, девушка все же сняла с шеи Ключ и передала малышке, но цепочки из рук не выпустила.

Тай это, конечно, подметила.

— Не трясись так, не украдет Мышка твою драгоценность, — пренебрежительно фыркнула она.

Лишь только Ключ очутился у девчонки в руках, она тут же попробовала его на зуб.

— Золото, — авторитетно сообщила Мышка. — Здорово, мой-то медный…

И, повертев ключик, с сожалением вернула его обратно.

Вновь повесив на себя цепочку с Ключом, Каве испытала невероятное облегчение. Значит, чародольский магический ключ можно носить, не скрываясь. Кому интересна обычная женская побрякушка?

Каве даже слегка улыбнулась.

— Ты знаешь легенду о Золотом Ключе? — осмелев, спросила она у Тай. — Как он появился?

Чара закатила глаза.

— Вот, пожалуйста! — Она не скрывала своего презрения. — Ты даже не знаешь, что такое Золотой Ключ! А носишь.

— Вот и просветила бы.

Каве очень хотелось узнать официальную версию истории Золотого Ключа, но, к сожалению, у Тай вдруг испортилось настроение.

— Тебе такие вещи знать ни к чему, — буркнула она, вставая. — Это чародейные секреты. Для посвященных.

Каве лишь пожала плечами.

К счастью, вскоре их позвали ужинать и, наслаждаясь густым, наваристым супом и сочным, жирным мясом, Каве на какой-то миг вообще позабыла обо всех своих проблемах.

Оглавление

Из серии: Чародол

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чародольский град предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я