Я и мир
Наталья Анатольевна Баева

Что такое Я? Для чего родился, чем не похож на других, в чём я могу быть лучше многих, а в чём – не стоит даже и пытаться? Кто может и должен быть авторитетом для меня, а для кого смогу быть путеводной звездой я сам? И как не принять за звезду болотный огонёк? Пока человек задаёт себе такие вопросы, он – ЧЕЛОВЕК.

Оглавление

ПОЗНАЙ САМОГО СЕБЯ…

Происхождение человека, его анатомия, физиология и психология, взаимодействие телесного и духовного, невозможность формирования и самореализации вне общества — всё это относится к человеку «вообще», как к представителю биологического вида. А то, что люди, несмотря на расовые и национальные различия — единый биологический вид, вы знаете из курса биологии.

А тем не менее, каждый из нас неповторим. Индивидуальные черты, особенности характера и темперамента, склонности и способности, уровень любознательности, сообразительности, состояние памяти… Полная характеристика человека насчитывала бы сотни пунктов!

Попробуем рассмотреть лишь некоторые из них.

Все мы родом из детства.

Но вплоть до середины XIX века ни писатели, ни педагоги не считали раннее детство эпохой жизни, заслуживающей внимания. То ли «растительный» период, у всех одинаково неинтересный, то ли период физиологического слабоумия, от которого ребёнка надо как можно скорее избавить.

Обычный букварь тогда воспринимался, как нечто легкомысленное, и едва ли нужное. Почему не учить детей читать сразу по серьёзным книгам? Псалтыри, например, не тратя времени на пустяки… Сегодня в это трудно поверить, но было время, когда за печатание и распространение детской литературы (народных песенок), предусматривалось уголовное наказание — таким преступлением в Англии XVIIвека считали потакание детям в их возрастных «глупостях».

Человечество словно отказывалось видеть очевидное: да, у ребёнка память лучше, чем у взрослого, запомнить он может, что угодно. Но это не значит, что его можно «загрузить» взрослыми сведениями — и он их сохранит на всю жизнь. Восприятие у него качественно другое!

Пока нет опыта жизни — нет и взрослых связей, ассоциаций, а значит, бесполезны и «взрослые» методы обучения, и содержание, не соответствующее возрасту.

В 30-х годах XIXвека Е. О. Гугель, директор Гатчинского Сиротского института, стал проводить с детьми занятия на природе, в парке, на озёрах, побуждая 5—6 — летних наблюдать, сравнивать, делиться впечатлениями, рассказывая об увиденном. При плохой погоде — занимались в классе. Составляли гербарии и учились читать… по географическим картам. Попутно без малейшего напряжения, дети усваивали и географию — предмет, для которого достаточно зрительной памяти, и, конечно, любознательности — а эти качества, по наблюдениям Егора Осиповича, наиболее сильно развиты в период «знакомства с миром» — до семи лет…

Но основными принципами тогдашней педагогики были «строжайшая дисциплина, основанная на розге преподавателя». Именно этого император Николай I требовал от государственных учебных заведений.

Разум и опыт убеждали Гугеля в его правоте — а воспитание не позволяло усомниться в правоте Государя. Педагог — энтузиаст закончил свои дни в психиатрической больнице. Шкаф с его рукописями стоял, закрытый на замок — коллеги словно боялись заразиться безумием. Лишь двадцать лет спустя его открыл, творчески переработал наследие и воспользовался опытом К. Д. Ушинский.

В начале своей педагогической деятельности Ушинский столкнулся с тем, что и худшие, и лучшие ученики считают учение мукой мученической — ведь все учебники писались тогда без скидок на возраст. Ученики в них мало что могли понять! Те, кто посмелее, вообще не брали книжек в руки, а трусишки заучивали целые страницы наизусть! Бесконечная тренировка механической кратковременной памяти — и только. Ушинский спрашивал этих отличников, отчего бывает день и ночь, отчего дует ветер, как растёт хлеб — и дети совершенно терялись…

Тогда Константин Дмитриевич показал детям «фокус» — расставил в классе горящие свечи на разной высоте — и создал сквозняк. Огоньки свечей отклонились в разные стороны, наглядно показав направление циркуляции воздуха, тёплого и холодного. Поняли и запомнили все!

Но… многие ли учителя будут этим заниматься? Ушинский искал и находил единомышленников и сотрудников, и одновременно создавал новые учебники — такие, которые будет интересно читать. Его «Хрестоматия», «Живое слово», «Детский мир» ознаменовали рождение русской национальной школы, не только учитывающей особенности детского мировосприятия, но и нацеливающей ученика на самостоятельную «добычу» знаний.

Вот с чего приходилось начинать.

Сегодня же считается аксиомой то, что слишком раннего обучения не бывает, но вопрос в том, чему учить, и, главное, как.

Младенец — это возможности, почти неограниченные, в той или иной мере в нём заложены многие человеческие способности — но разглядеть их надо вовремя.

В первые годы жизни есть смысл учить тому, что воздействует непосредственно на эмоции — музыке. Почти все будущие великие музыканты «проявились» до пяти лет. А как музыканту заявить о себе, если в доме нет инструмента, родители заранее уверены в его «бездарности» лишь потому, что сами не пробовали ни на чём играть, а из телевизора он слышит такое, что способно, скорее, испугать?

Чуть позже, когда окрепла рука, а главное, воспитана наблюдательность, пора учить рисовать. Годам к десяти.

Овладение языком и накопление некоторого жизненного опыта — предпосылки для обучения литературе. Первые произведения будущих великих писателей — поэтов относятся, как правило, к 12—13 годам.

Затем — очередь математиков. Абстрактное мышление — это уже лет в 15.

Ещё позже «заявляют о себе» естествоиспытатели — биологи, физики. Едва ли можно считать случайностью то, что Ньютона, Линнея, Эйнштейна в школе гениями не считали… Основной талант людей этого типа — любознательность, а ведь её не ценят там, где учат по принципу «вызубрил — пересказал — забыл».

И пожалуй только у представителей общественных наук, философов, закономерности не прослеживаются. Обычно интерес к философии — это уже за порогом школы…

А если талантов нет?

Это маловероятно. Талант — не гениальность, которая, как выяснилось, действительно, отклонение на генетическом уровне. Талант — это интерес — и целенаправленная деятельность в заданном направлении. Дело лишь в том, чтобы найти для себя интересное направление. Дело, которое, может быть, для кого-то и скучно, а для тебя — возможность самореализации. Моделирование, коллекционирование, скалолазание, бисероплетение, краеведение… Ведь это не только возможная профессия (а значит, и заработок, совмещение интересного с полезным), это и общение с «братьями по разуму» — если не во дворе, то во Дворце Культуры или в интернете.

Примерам нет числа:

В глухой деревне умирал народный промысел — производство платков. Мастерицы скинулись, купили один на всех компьютер — и вышли со своей продукцией в интернет. Сейчас завалены заказами с другого конца света. Село воскресло — вернулись дети и внуки, измученные безработицей в райцентре, поставили производство на поток. А ведь профессии у всех другие, это — хобби, передававшееся по наследству в течение нескольких поколений!

Чудак, живущий в степи, бредил морем. Изобрёл подводную лодку… из парусины на каркасе, разборную! Привёз её в Петербург — и отправился плавать по Неве. Выловили его случайно — попал в сеть. Через несколько дней изобретатель получил заказ на своё «ноу-хау» от Министерства Обороны — оказалось, что его лодку не «видят» радары!

Но если пустить дело на самотёк, позволив себе просто отбыть школьную «каторгу», не углубляясь ни во что? Не пытаясь выяснить, чем одарила природа конкретно тебя? Увы, способности, не раскрытые вовремя, исчезают! «Старого учить — что мёртвого лечить». И не стоит уповать на то, что до старости вам далеко — дело в том, что способность к обучению, к познанию нового резко идёт на спад уже после… 20 лет. И сходит практически на нет после 25. Дальше — возраст осмысления, систематизации полученных знаний. Иными словами, что успеете получить — с тем и придётся жить.

Не успеете или не захотите успеть? Тогда придётся проскучать всю оставшуюся жизнь, работая на нелюбимой, случайной работе, и мучаясь комплексом неудачника.

Только не вздумайте потом винить в этом родителей — человек уже лет с двенадцати вполне способен воспитывать себя САМ.

И для того, чтобы помочь вступающему в жизнь человеку сориентироваться, понять, к чему он склонен и способен, не упустить ни одного дарования, в Советском Союзе была создана уникальная система Дворцов пионеров. Первый такой Дворец был открыт в Москве ещё в 1923 году. Некоторые — работают до сих пор, только называются они теперь иначе. «Дворец Творчества юных». Работа велась по нескольким направлениям: военно-спортивная подготовка, художественное творчество, краеведение, политико-массовая работа, техническое творчество, сельскохозяйственная работа юных натуралистов… Каждое направление могло включать в себя до десяти кружков и секций!

Если Дворец пионеров был в пределах пешей досягаемости — занятия в нём для подростков считались обязательными. Кому угодно — пусть называют это диктатурой, но «жертвы диктатуры» обязаны были к десяти годам уметь плавать, к двенадцати — ходить на лыжах, к пятнадцати — стрелять… И, разумеется, развивать все творческие задатки, какие смогли у себя обнаружить. Музыка, рисование, танец, бисероплетение, моделирование, коллекционирование… Не найти для себя интересного занятия при такой системе просто невозможно.

А при сегодняшнем уровне техники реализоваться, имея хобби, стало даже проще. На «братьев по разуму» можно выйти и через интернет.

А «творческие» хобби — музыка, стихи, рисование, любительский театр — становятся профессией совсем нередко. Как правило. У актёров, певцов, поэтов образование может быть каким угодно — техническое, медицинское… С детства чувствовали в себе творческую жилку — а поверили в себя не сразу…

В юмористическом рассказе Марка Твена «Путешествие капитана Стромфилда в рай» рай почти неотличим от нашего грешного мира. Вся разница в том, что здесь каждый может раскрыть себя. Всё возможно — и никаких социальных ограничений и условностей, никаких запретов. И вот, сапожник стал генералом, а бездарный генерал — влюблённым в своё дело переплётчиком. Но и здесь есть несчастные. Это те, кто даже и не пытается чем-нибудь заняться…

Бездарных нет. Есть люди, занятые не своим делом. Или просто ленивые.

Вопросы и задания:

А. Можно ли поставить знак равенства между способностями и талантом?

В. Вы предполагаете у себя определённые способности (к спорту, пению или бизнесу). Как можно проверить, правы ли вы? Не переоцениваете ли себя? Не ошиблись ли в направлении поиска?

С. Припомните 5—6 ваших родных или знакомых, которые что-то умеют делать гораздо лучше других. Выбрали ли они направление своей деятельности, профессию в соответствии с дарованиями? Если нет — что им помешало? (Имена в сочинении лучше изменить).

ГЕНИАЛЬНОСТЬ

Если с талантом более-менее ясно, то природа гениальности веками оставалась загадкой. С точки зрения древних греков это — сомнительный дар богов, который не делает своего обладателя счастливым. А материалисты вплоть до середины XX века полагали, что «гениальность — это талант, помноженный на труд». Залог выдающегося успеха в любой области — это выдающееся трудолюбие.

Как будто, оба эти взгляда имеют право на существование…

Известно, что Моцарт работал без черновиков. Уверял, что слышит музыку, и ему остаётся лишь успевать её записывать.

Совсем другое «качество гениальности» у его старшего современника М.В.Ломоносова.

Поистине, способность не терять ни дня, ни часа!

Одно время возлагали надежды на образцовое, совершенное образование. Но вот общеизвестный пример:

В XIX веке в «хороших» школах был учебный предмет «поэтика». Детей учили писательскому мастерству, правилам стихосложения — и давали домашние задания — сочинить стихи на определённую тему. Кто лучше, кто хуже, но справлялись все. Для образованного человека написать поздравление в стихах считалось делом обычным.

Талантливых поэтов в этом поколении несколько десятков — их даже иногда издают сборниками: «Поэты Пушкинской поры». Но пора-то Пушкинская! Гений — один… Пусть даже два — Лермонтов начал писать при жизни Пушкина.

Интересно сравнить их черновики. У Пушкина — исчирканы бесчисленными правками настолько, что иногда невозможно узнать первоначальный замысел. А Лермонтов писал сразу «набело», поправки единичны… «Слышал» музыку сфер?! Впрочем, какая разница потомству, если в обоих случаях рождались шедевры…

Тайна «спустилась с небес на землю», когда проблемой занялись генетики. Выяснили, что за состояние умственных способностей «отвечает» х — хромосома.

Известно, что мужской набор хромосом — ху, женский — хх. Так неужели женщина вдвое умнее? Но почему тогда 99% процентов великих во всех областях — представители «сильного пола»?

Оказывается, стандартный набор хромосом — это средний уровень — и только. Но х — хромосома может «переразвиться», вырастить дополнительные звенья, обеспечив своему обладателю сверхспособности. А может и погибнуть (обозначим погибшую хромосому, как 0).

Если у мужчины получится комбинация хромосом Ху (х вырос) — возможно, это гений,

Если же xу, или даже 0у (х погиб) — это слабоумный, а возможно, и сумасшедший.

Возможен и другой код мужской гениальности — хуу! Это набор авантюриста! Способность выходить победителем из нестандартных, подчас опасных для жизни ситуаций — тоже своего рода сверходарённость. Такой хромосомный набор впервые обнаружили у преступников, но не смогли смириться с мыслью, что преступность может быть запрограммирована генетически. Решили проверить вполне законопослушных граждан. Да! Нестандартный набор хромосом — с удвоенным игреком — наиболее часто встречается у мужчин, занятых в профессиях, связанных с повышенным риском. Лётчики, спортсмены, альпинисты, каскадёры… Будь у каждого из нас возможность проверить свои хромосомы — скольких ошибок можно было бы избежать…

На размер и качество «икса» «игреки» никак не влияют. Ни один, ни два.

Другое дело — одноимённые хромосомы. Их взаимное влияние (у женщин) даёт такую картину:

Хх — вариант невозможный, так как «стандартный» х «срезает» не в меру «разросшийся».

хх или 0х — бывают, но, как правило, не означают слабоумия, потому, что уцелевший х может взять на себя функции погибшего.

Картина женской гениальности — это XX (обе хромосомы выросли одновременно), или 0Х (одна выросла, другая погибла). Оба таких варианта — исключительная редкость.

Вот каким оказалось вполне материалистическое объяснение того факта, что мужчин больше и в сумасшедших домах, и в Академиях наук. Мужчина — экспериментальный материал природы, первопроходец, а женщина — её генетический «золотой фонд», хранитель достигнутого. Так было во всех культурах и цивилизациях, и очевидно, так всегда и будет.

И если в нашей власти обнаружить свои склонности, воспитать свой характер, развить свои способности, то «вырастить» свои хромосомы мы, к сожалению, не можем.

Насколько же часты эти замечательные генетические отклонения? Не столь уж редки — гением рождается один из миллиона. Но за всю историю общепризнанных гениев не более пятисот… Значит, остальных мы просто не знаем.

Человек с задатками гения может и умереть в детстве, и погибнуть в любом из бесчисленных вооружённых конфликтов… А может и не обнаружить своего призвания.

Не исключено, что его дар окажется не востребован обществом. Это может быть и примитивное общество, в котором любое образование — это нарушение традиций и оскорбление памяти неграмотных предков, это может быть и патологическая ненависть посредственности, способная погубить «слишком умного». «Сверходарённости» могут и не заметить. По свидетельству путешественников, коренные австралийцы не знали музыки. Возможно, люди с уникальным слухом и композиторским дарованием рождались и у них, но кто мог оценить их уникальность?

Случается, что гений «опаздывает родиться». Лет сорок назад в Китае обычный паркетчик изумлял своей способностью, держа в руках дощечку паркета, точно «угадать», сколько таких планок понадобится на комнату. Размер комнаты определял «на глазок» — и всегда безошибочно. Задача для пятого класса средней школы? Конечно. Но чудо в том, что парень был неграмотным.

Новый Пифагор, опоздавший на две с половиной тысячи лет… А гениев, обогнавших время — десятки. Гости из будущего?

1920 год. Страна ещё не выбралась из Гражданской войны. Жесточайшая засуха. Голод. Паралич транспорта. Жители Калуги озабочены элементарным выживанием. Починкой единственного уцелевшего паровоза — для доставки дров на зиму. Что они должны были думать о глухом школьном учителе, который всё своё свободное от учеников время занят чертежами и расчетами, никому больше в городе не понятными? «Циолковский собирается на Марс»…

Прошло 80 лет. Космические полёты стали не только реальностью, но уже почти обыденностью. И вот журналисты с почтительным трепетом спрашивают одного из старейших жителей Калуги:

— Неужели Вы видели живого Циолковского?

Старик отводит глаза:

— Видел… Только хвастаться мне нечем… Я, вместе с другими мальчишками, в него грязью кидал… Он же был для нас городским сумасшедшим…

И сегодня человечество не знает, как относиться, например, к «детям индиго». Ранняя одарённость в сочетании с пренебрежением законами и условностями «взрослого мира» — явление уже не исключительное, а едва ли не массовое. Действительно ли это — рождение нового человечества, «начало будущего»?

Не исключено, что в погоне за сенсацией, модным понятием «индиго» могут объединить и гения, и аутиста (при этой психической болезни память поистине бездонна — человек запоминает наизусть целые книги), и художественно одарённую поэтическую натуру, и ребёнка, в чём-то талантливого, но элементарно невоспитанного…

Огромное поле деятельности для будущих исследователей. Неподнятая целина…

Если нам на смену действительно идёт поколение гениев, если гениальность из исключения превратится в норму — возможно, она перестанет быть коварным даром насмешливых богов…

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я