Щепотка магии
Мишель Харрисон, 2019

Книга о выживании, стремлении к свободе и помощи друг другу несмотря ни на что. Сестры Уиддершинс – Бетти, Флисс и Чарли – при помощи трех волшебных предметов пытаются снять зловещее семейное проклятие. Но помогут ли эти предметы найти ответы на загадки, или навлекут на сестер новую беду?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Щепотка магии предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Пленницы

Бетти сидела, не в силах пошевелиться от удивления и стыда. Чарли застыла рядом, сжимая ее руку.

Банни не было в лодке, когда та отчаливала, Бетти была в этом уверена, — но теперь начала сомневаться. Может быть, бабушка замаскировалась? Никак иначе она не взошла бы на борт, оставшись незамеченной… Но почему тогда она позволила лодке отойти от берега? Бессмыслица какая-то.

— Бабушка? — прошептала Бетти. Уже сейчас, продираясь сквозь дебри неверия, она понимала, что это значит. Все мечты о будущей свободе рассыпались прахом, ускользнули, как туман сквозь пальцы. — Как ты… откуда ты взялась?

— Не твоего ума дело, — отозвалась бабушка, бросив на нее сердитый взгляд. Ее можно было бы принять за сумасшедшую: седые волосы, выбившиеся из пучка, потрепанная шаль, вытертое пальто и резиновые сапоги, которые совершенно ни с чем не сочетались. Вдобавок бабушка захватила уродливую ковровую сумку, которую незнамо зачем повсюду за собой таскала. Бетти даже начала радоваться туману: он, в конце концов, скрывал их от любопытных глаз. Ее смелости явно сопутствовали смущение и стыд, а вовсе не слава. Надо будет придумать новый девиз.

— Разворачивайте лодку! — потребовала бабушка. — Мы высаживаемся!

— Я это и пытаюсь сделать, — огрызнулся паромщик, не поднимая взгляда от розы ветров.

Другие пассажиры украдкой косились на них, разглядывая бабушку с таким видом, как будто пытались понять, что это за удивительный костюм на Хэллоуин. Бетти съежилась.

— Поживее, пожалуйста, — громко повторила бабушка. — Детям тут не место!

— Так вы же их сами привели! — раздраженно откликнулся паромщик. А потом нахмурился. — Хотя, по правде говоря, я не помню, чтобы вы всходили на борт…

— Ерунда какая. Я все это время тут была!

Но это же невозможно, подумала Бетти, совершенно сбитая с толку. Иначе бабушка дала бы о себе знать раньше. Бетти подавила стон. Все ее усилия, все меры предосторожности — всё зря! Она больше не чувствовала себя великой путешественницей. Сейчас она была просто глупой маленькой девочкой. И, что хуже всего, к ее чувствам примешивалось облегчение. Ведь тогда, в тумане, пока бабушка не объявилась, Бетти было по-настоящему страшно.

— Но ведь тебя тут не было! — прошептала Чарли.

— Ша! — сказала бабушка, сама даже и не думая понижать голос.

Паромщик внимательнее пригляделся к Банни.

— Я видел, как девочки садились в лодку, а вот вас не помню. Да вы же за проезд не заплатили!

— Ну конечно, заплатила, — ледяным тоном сказала бабушка. — Или вы думаете, что я каким-то чудом приплыла сюда прямо в одежде и сухой выбралась на борт? — Она прищурилась. — И не дерзите мне, молодой человек. Я знаю вашего отца!

Похоже, паромщика это взволновало куда сильнее, чем туман.

— Кажется, кто-то попал, — тихо сказала Чарли.

— Это вы попали, — возразила бабушка. — Вот погодите, вернемся домой — узнаете, в какие неприятности вы вляпались. На этот раз всё более чем серьезно.

Бетти сглотнула. Не стоило и пытаться обвести бабушку вокруг пальца. В конце концов, ей никогда еще этого не удавалось. А теперь для них был припасен какой-то неприятный сюрприз — как будто мало испорченного дня рождения.

— Это ты о чем?

Бабушка не ответила. Вместо этого она сказала еще строже, обращаясь к паромщику:

— Я надеюсь, теперь вы закончите со мной препираться и доставите этих промокших, продрогших людей в безопасное место. Думаю, многим из них будет интересно узнать, почему переправа вообще была открыта, если ожидался туман.

— Но ведь он… не ожидался, — возразил паромщик.

— Значит, вы слишком неопытны для этой работы, — отрезала бабушка. — Или слишком любите деньги. — И она демонстративно отвернулась.

Паромщик оставил попытки с ней спорить и, еще раз бросив взгляд на розу ветров, покорно начал грести. На всем обратном пути никто не проронил ни слова, но Бетти чувствовала, как в бабушке нарастает напряжение. Сейчас она молчала, но, вне всякого сомнения, когда они сойдут на берег, ей будет что сказать. Но и Бетти тоже. Только что случилось нечто невероятное, и ни бабушкин гнев, ни заготовленное ей наказание не помешают Бетти задать вопросы.

Как все-таки бабушка оказалась в лодке? Конечно, у нее всегда была поразительная способность выслеживать девочек, где бы они ни были. Когда они слишком долго ходили по делам или слишком далеко забредали, отправившись по грибы, они шутили, что бабушка сейчас возьмет их след, как ищейка. Но в том, что произошло сейчас, Бетти не видела никаких поводов для шуток. И никакой логики. Вместо этого она ощущала, как ее постепенно охватывает тревога.

Когда они причалили, Бетти и Чарли дрожали — и от холода, который щипал лодыжки, и от пережитого испуга. Бабушка, напротив, так и пылала гневом. Облачка пара вырывались у нее изо рта, она напоминала огнедышащего дракона. Бабушка заставила их подождать, пока остальные покинут лодку, и только потом они втроем сошли на берег и направились к переулкам, ведущим в «Потайной карман». Бетти оглянулась на Туманные топи. Иногда туман окутывал землю и полз по улицам. Но сегодня он остановился у кромки воды; он завис над топями, словно болотное чудище, стерегущее свое логово. Когда Бетти уверилась в том, что прочие пассажиры ушли и они остались одни, она заговорила.

— Бабушка, как ты это сделала? Как ты смогла пробраться на лодку мимо нас? Это же невозможно.

— Я была на ней с самого начала, — коротко ответила бабушка. — Но вы были так поглощены своим маленьким приключением, что не заметили меня.

Бетти всмотрелась в ее лицо, пытаясь разгадать его выражение. Она видела только гнев, который обычно отбивал у нее охоту задавать слишком много вопросов или пререкаться. Но сегодня был необычный день. Ее мечты и надежды разбились вдребезги. Ей нечего терять — она выскажет все, о чем думает, даже если это грозит ей дополнительными хлопотами по дому.

— Я тебе не верю. Ты бы не стала так долго ждать, прежде чем с нами заговорить.

— Мне хотелось посмотреть, решитесь ли вы на это взаправду, — отрезала бабушка, но это все равно звучало не слишком убедительно. — Или опомнитесь и повернете назад.

— Опомнимся? — Бетти почувствовала, что у нее горят щеки. Она закипала внутри — или, может быть, ее обожгли бабушкины резкие слова.

— Ты и Чарли с собой взяла. Это глупо и безответственно! Что угодно могло случиться!

— Вот именно, — пробормотала Бетти. Она почувствовала укол стыда, но уже не могла остановиться. — Мы даже могли бы хорошо провести время.

Бабушка, не обратив внимания на ее слова, поплотнее закуталась в шаль. И ткнула Бетти пальцем в спину, подталкивая ее вперед по переулку.

— Я думала, что могу положиться на тебя, Бетти Уиддершинс. Думала, что тебе можно доверять. Но, кажется, я ошибалась.

— Это нечестно! — Голос Бетти далеко разнесся в ночи. — Ну ладно, я не должна была убегать втайне от тебя. Но слушай, бабушка, желать свободы, хотя бы чуточку, — это не преступление! И ты знаешь, что я не дала бы Чарли в обиду…

— Да, я знаю, что ты так считаешь, — оборвала ее бабушка. — Но тебе всего тринадцать! Ты ничегошеньки не знаешь о мире. Там полно опасностей, полно таких вещей, о которых ты и понятия не имеешь…

— И не буду, если ты не расскажешь, — теперь Бетти говорила тихо, но с вызовом — насколько ей хватало смелости. Обычно она слишком боялась бабушкиного гнева, чтобы вести такие разговоры, к тому же чувствовала, что они с сестрами и без того слишком сильно ее обременяют, — но всему есть предел. Бетти ждала, что бабушка начнет спорить, что она пустится в обычные отговорки и пообещает свозить девочек куда-нибудь на каникулы. Однако на этот раз бабушка промолчала. Она выглядела очень усталой и даже более старой, чем обычно.

У Бетти комок застрял в горле. В конце концов, именно бабушка заботилась о них с сестрами. Если бы она не взяла их к себе, они попали бы в сиротский приют, или хуже того — их разлучили бы и отправили жить к каким-нибудь незнакомцам. Но Бетти отогнала эту мысль. Благодарность благодарностью, но все же ей нужны ответы.

— Ты говоришь, что больше мне не доверяешь, но разве когда-то доверяла? Ты даже с Вороньего Камня меня никогда не отпускала.

Бабушка тяжело топала по камням мостовой.

— Перестань, Бетти. Сейчас не время и не место.

Она ускорила шаг, одной рукой придерживая шаль, а в другой сжимая сумку. Бетти схватила Чарли за руку и поспешила вслед за бабушкой. Пусть не думает, что от нее можно так легко отделаться!

— Как ты узнала?

— Листовка, — коротко ответила бабушка.

Бетти зажмурилась. Вот ведь досада! Сегодня днем Флисс подняла бумажку, выпавшую у сестры из складок плаща, и нахмурилась.

— Это еще что? Хэллоуинская ярмарка в Притопье?

— Ой, — сказала Бетти, чувствуя, как заколотилось сердце, — я спросила у бабушки, можно ли нам пойти, но она не разрешила, конечно.

— Конечно, — эхом отозвалась Флисс. Она подержала бумажку в руках, как будто не хотела с ней расставаться, — и вернула.

— Значит, это Флисс на нас настучала? — вскипела Бетти. — Или просто положила листовку на видное место, чтобы ты нашла?

Бабушка, не удостоив ее ответом, остановилась, чтобы подтянуть чулок.

— Это большая удача, что вы не слишком тщательно замели следы.

— Удача?

Бетти так и застыла посреди дороги. Какой-какой, а удачливой она себя уж точно не ощущала — теперь, когда приключение ускользнуло у нее из-под носа. Почему Флисс не хотелось сбежать от ежедневной нудной работы, из-под бабушкиной власти?

— Давай-ка шевелись, — велела бабушка сварливым тоном.

— Бетти, пошли! — взмолилась Чарли. — Мне холодно!

Бетти отпустила ее руку и медленно сжала кулаки. Держать у себя листовку про ярмарку было безрассудно, и теперь, когда бабушка будет следить за каждым ее шагом, замышлять побег станет еще сложнее. Но она от своих планов не откажется — и в следующий раз все пройдет без сучка без задоринки. Ёлки-палки, может, она в следующий раз вообще уйдет и не вернется!

В тишине разнеслись гулкие шаги, и бабушка встала перед ней.

— Хватит дуться. И чтобы дома без всяких фокусов. Флисс вообще ни в чем не виновата.

— Нет. — Бетти разжала кулаки. — Это ты виновата.

— Прошу прощения? — сказала бабушка. В ее голосе зазвучали опасные низкие нотки, но Бетти это не остановило. Негодование и досада, которые крепли в ней каждый раз, когда ей приказывали держаться дома (как это недавно сделала Флисс), наконец выплеснулись наружу.

— Флисс мечтала о путешествиях не меньше, чем я, — сказала Бетти. Она сорвала маску, и щеки обжег холодный воздух. — Она планировала поездки в самые разные места… но теперь перестала. Ей уже шестнадцать! Она может отправиться куда угодно! Но она больше не хочет, и всё из-за тебя!

Бабушка вдруг показалась совсем маленькой в своих мешковатых одежках — как будто гнев вышел из нее наружу, и она съежилась.

— Это нечестно, — сказала она.

— Конечно, нечестно. — На глаза у Бетти навернулись слезы. — Все твои страшилки, все опасения заставили ее сдаться. Ты выбила из нее дух приключений. Я не дам тебе этого сделать со мной или с Чарли.

Бабушка покачала головой. Прядь волос, непокорная, как и сама бабушка, упала на лицо.

— Это не так.

— Ну так объясни, — сказала Бетти, сама не веря, что эти слова сорвались с ее языка. — К чему все твои нарушенные обещания? Все твои отговорки? Может, ты сама боишься отсюда уезжать, даром что храбришься?

Бабушка опустила глаза, избегая ее взгляда.

— Мы много раз уезжали с Вороньего Камня. Вы просто были слишком маленькие и не помните.

— Я тебе не верю, — сказала Бетти. Ее сомнения таяли с каждой секундой, и голос становился все тверже. В том, как бабушка над ними тряслась, было что-то странное — теперь она это отчетливо видела. И по мере того, как сестры взрослели, она все неохотнее отпускала их от себя. Все это было глубоко неправильно. — Я бы такое запомнила. И разве не осталось бы каких-нибудь фотографий, сувениров на память? Но ведь ничего нет!

Бабушка не ответила.

— Бетти, пожалуйста, перестань, — прошептала Чарли. — Я хочу домой.

— Зачем? — горько спросила Бетти. — Куда торопиться? У нас в жизни и так нет ничего, кроме дома! — Она ткнула пальцем в сторону тюрьмы. — Мы здесь все равно что пленницы. — Она обвела извилистые узкие улочки ненавидящим взглядом. — И я сбегу. Пусть не сегодня, но сбегу. Мир не сводится к Вороньему Камню!

— Сводится, — сказала бабушка, затравленно глядя перед собой. — Нам с вами отсюда дороги нет.

Ее слова острыми иголками впились в вечерний воздух. Чарли заплакала.

— То есть как это нет? — спросила Бетти. Бабушка, конечно, снова пытается их запугать. Разве такое возможно, чтобы им нельзя было отсюда уехать?

— Думаешь, ты готова узнать правду? — грустно спросила бабушка.

Бетти беспомощно посмотрела на нее. Она и сама не знала — тем более что бабушка сейчас по сути подтвердила ее давние догадки. Но ей осталось лишь кивнуть.

— Ну хорошо. — Бабушка медленно наклонила голову. — Я тебе все расскажу. Больше никаких секретов. — Она подошла поближе к Бетти и коснулась ее щеки. — Но предупреждаю: ты этому не обрадуешься.

Чарли прижалась к сестре и разрыдалась. У Бетти пересохло во рту. Может, это как-то связано с их прохиндеем-отцом? Неужели их тоже наказали, запретив уезжать, как людям на острове Невозврата? Больше ничего в голову не приходило.

— В чем дело? Расскажи!

— Не здесь, — бабушка опустила руку. Ее обвисшие щеки дрожали. — Тут недалеко, но вам обеим нужно быть начеку. Нас не должны увидеть.

— Не должны увидеть? Бабушка, я не…

— А тебе понимать и не надо — просто держись. — Бабушка подхватила Бетти под локоть; сумка повисла у нее на запястье. — Возьми Чарли под руку. Вот так, покрепче. И, что бы ни случилось, не отпускай.

Бетти подумала, что у бабушки из-за нее все-таки поехала крыша. С чего еще ей так странно себя вести?

— Бабушка, ты меня пугаешь…

— Ничего не поделаешь. Вы бы все равно узнали — рано или поздно. — Она сильнее сжала локоть Бетти. От бабушки веяло теплом, и Бетти почувствовала знакомый запах табака и пива. — Готовы?

— К чему? — недоуменно спросила Бетти, пока та открывала свою чудовищную сумку.

Вместо ответа бабушка вывернула ее наизнанку и отчеканила:

— Потайной карман!

У Бетти все внутри екнуло, как будто она упала с огромной высоты. Уши заложило, а глаза поневоле зажмурились, когда резкий порыв ледяного воздуха едва не сбил ее с ног. Бабушка охнула, Чарли пискнула, однако Бетти держалась за них так крепко, как только могла. Но тут она потеряла равновесие, и земля ушла из-под ног.

— Бабушка! — завопила Бетти, широко распахнула глаза — и шлепнулась на землю, так и не разжав рук. Под собой она почувствовала твердые каменные плиты, а свист ветра сменился громкими голосами и хохотом. Бетти в изумлении подняла голову — и увидела, что они сидят на пороге «Потайного кармана».

— Не самая мягкая посадка, что есть, то есть, но я не привыкла к пассажирам, — сказала бабушка, отпуская ее локоть и вставая на ноги. — Ох, бедные мои ляжки! — Отряхнувшись, она оглядела сумку, защелкнула ее и кивнула. — Вот мы и дома.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Щепотка магии предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я