Продам кота

Мария Сакрытина, 2019

Продам кота с отличной родословной – настоящего принца. Не шучу. Рыжий, презрительный, любит пиво и играть на нервах. Бонусом прилагаются приключения в другом мире, откуда кот родом. Вы еще сомневаетесь? Тогда я открою тайну. Этот кот – два в одном: и принц, и маг. Правда, иногда он такое наколдует, что за ним бегают и хотят убить все тамошние «коллеги» – короли-колдуны… Но это мелочи. Причина продажи: не сошлись характерами. Достал, мягко выражаясь. Продаю за символическую плату. Неужели вам такой королевский кот не нужен?

Оглавление

Из серии: Девушка без права на ошибку. Звезды юмористического фэнтези

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Продам кота предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ЗАБЕРИТЕ ЕГО СКОРЕЕ, ПОЖАЛУЙСТА!!!

© М. Сакрытина, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Глава 1

Кот в мешке

Все началось с айфона.

Точнее, с моего старого «Samsung», который устроил минуту дискотеки на экзамене по анализу дискурса. А еще точнее — он как включил «I’m a Barbie girl» на полную громкость, так и не замолкал полчаса, пока я его о стену не разбила. Не знаю, что у него перемкнуло или что перемкнуло у меня, когда я ставила эту песню на звонок, но я осталась без смартфона. И без оценки за экзамен: препод требовал, чтобы все телефоны были сданы ему и выключены во избежание списываний. Зато теперь весь курс зовет меня Барби и просит дать позвонить. И пересдача в конце сентября — то, что нужно для хорошего лета!

Денег со стипендии хватало только на простенькую раскладушку, поэтому я стала искать обходные пути. Сначала обратилась к старшему брату. Тот выдал мне свою старую «Nokia», а спустя пару дней позвонил и объявил:

— Вик, танцуй, я нашел тебе работу!

Дело было в три часа ночи, и я не послала его сразу только по одной причине — спросонья язык плохо слушался.

— Ну же, спроси где! — Брат, судя по голосу, был свеж и бодр. Ему можно, он врач и в то время работал в ночную смену, так что привык.

— Хде? — зевая, выдавила я.

— В морге! — объявил этот козел и зловеще расхохотался.

— Пошел ты, — пробормотала я и отключилась.

Брат перезвонил через пару минут — ко мне еще сон не успел вернуться — и принялся объяснять:

— Викусь, я же серьезно! Там помощник срочно нужен, и на новый телефон ты всего-то за полгода накопишь.

— Пошел ты, — повторила я и отключилась уже с концами. От удара о стену «Nokia» всего лишь выключился, но не пострадал.

А утром я устроилась на работу. Нет, не в морг — в ресторан. «В ночные смены работать запрещаю!» — пригрозил тогда папа, а мама сказала: «Не надевай короткие юбки!» Заботливый брат принес мне маленький, но мощный электрошокер в виде флакона для губной помады, розового, со стразами. Сначала показал папе, и уже через десять минут, пока мы с мамой пили чай на кухне, эти двое лежали в отключке. Что тут скажешь — мужчины!

Я не знала, зачем мне это грозное оружие или короткая юбка — кричать из-за прилавка «Свободная касса!» вовсе не опасно. Разве что муторно и очень суетно, а еще эти запахи с кухни и толпы клиентов в час пик… Ни за что больше не буду есть фастфуд, думала я спустя месяц. Жесть, а не работа, — но платили явно больше, чем в морге.

Так я провела весь июль и морально готовилась к такому же августу, но тут появился Витька.

Был поздний вечер, мы готовились к закрытию. Я достаивала у кассы последние полчаса, отчаянно зевала и пыталась не заснуть тут же, за прилавком. Народу не было, в зале приглушили освещение. Ребята на кухне смотрели какой-то матч, хоккейный, что ли, или футбольный — не знаю. Болели громко, за их криками я не услышала колокольчик над дверью, и потому возглас «О, Вик, это ты?!» стал для меня полной неожиданностью.

Витька — мой друг детства и немного — школы, но последние три года мы не общались. С тех пор как начались все эти мальчиково-девочковые проблемы и разделения, у меня появилась толпа подруг, с которыми мы совершали набеги на торговый центр, у Витьки… тоже кто-то появился… Наверное. Я как-то не следила, если честно, он просто вдруг куда-то исчез.

Сейчас видеть Витьку было как привет из детства. Он почти не изменился — все такой же лохматый и лопоухий, та же клетчатая рубашка, правда, теперь красная в синюю клетку, рваные джинсы, кепка козырьком назад и, наверное, тонна бижутерии — серебряные цепи, браслеты, кольца… Все это забавно звенело, когда Витька облокотился о прилавок и широко улыбнулся.

— Сто лет тебя не видел! Ты как?

Слово за слово мы разговорились. У Витьки по-прежнему краснели уши (в тон рубашке), когда он волновался, но в глазах появилось что-то новое, чертики какие-то искристые. Я все старалась не пялиться, но потом Витька отвлекся на гамбургер, я оставила форму, забрала вещи, и мы перешли на улицу — тогда стало легче. Был летний вечер: шумные компании вокруг, сигналящие машины, мягкие сумерки и пыльный ветер. Витька провожал меня до дома, и мы все болтали об универе, немного о семье, много — об увлечениях. После обмена мнениями об очередном супергеройском фильме я неожиданно для себя выложила Витьке историю о смартфоне, а он посмеялся и вдруг спросил:

— Вик, а ты как к котам относишься?

— Ты про того, которого мы в мешке с пятого этажа на веревке в детстве спускали? — фыркнула я. Кот, кстати, не просто выжил, а благополучно продрых все приключение.

Витька хохотнул.

— Ну да, и он застрял в районе третьего этажа, а я бегал к соседям, просил убрать бельевые веревки.

— Попало нам тогда!..

— Да уж, не стоило брать любимого Пушистика моей мачехи. Нет, Вик, я серьезно: ты котов любишь?

— Ну… — С Пушистиком мы тогда дурачились и не понимали, что творим, — совсем детьми были. А если честно: я о котах ничего не знаю. Но… все же девчонки любят кошек, они же такие ми-ми-ми на фотках в Инстаграме.

— Мне кота не с кем оставить, — признался Витя, пока я подбирала слова.

— У тебя есть кот?! — Помня нелюбовь Вити к Пушистику, я никогда бы не подумала, что, съехав от родителей и сестры, он решит завести себе именно кота.

— Есть, — как-то напряженно ответил Витя. — Он не то чтобы мой… Он сам ко мне пришел… Давно. Он мне очень дорог, Вик. Он… ну, мой вроде как друг. Поэтому я не могу оставить его с мачехой, а сеструха… Ну, ты знаешь. У нее теперь аллергия на кошек. А мне уехать надо. У тебя же своя квартира? Договариваться с хозяйкой, которая против кошек, не придется?

— Ну… Да, своя. — Спасибо родителям, которые отправили меня в свободное плавание с поступлением в универ. — А ты надолго уезжаешь?

Витька пожал плечами.

— На месяц где-то. Как с делами закончу, так и вернусь.

— А куда?

Витька снова широко улыбнулся — так он делал всякий раз, когда что-то не хотел говорить. Дескать, мяч на твоем поле — давай, меняй тему.

— Не знаю, Вить, я кошек никогда не держала…

— А сколько тебе докопить осталось? Тысяч двадцать могу… м-м-м… подарить за услугу, — неожиданно предложил Витя и подмигнул. — Только сегодня и только сейчас! Вик, соглашайся. Все равно думал его в гостиницу для кошек отдать, а там не то что дорого, так еще и условий никаких! Котов в клетках постоянно держат — мой не выдержит.

Я опешила: двадцать тысяч! Никогда бы не подумала, что кошки так дорого обходятся.

— А еда, когтеточка, лоток?..

— Не-не, моему коту это все не нужно, не парься. Поверь, тебе достаточно будет просто составить ему компанию.

— Да? — Никогда не составляла компанию котам. Разве они не должны быть сами по себе? — Ну, а… Он… ну, нормальный вообще? Твой кот?

По словам Витьки, кот был пушистым ангелом. Фоток этого чуда у него в телефоне не нашлось, но я не удивилась — парни обычно не любят фотографировать. Витька, во всяком случае, никогда не любил.

Так что я согласилась, вечером получила деньги на карточку, на следующий день уволилась (слава богу!) и купила себе новенький айфон. А через неделю, вечером, предварительно написав, Витя привез кота.

Их прибытию предшествовал такой звук, что я подумала: снова пожарная сигнализация на этаже сработала. Но потом этот звук вошел вместе с Витей в квартиру, и стало ясно: что-то здесь не так.

Выл рюкзак Вити, да так громко, что у меня заложило уши.

— Выключи! — перекрикивая… это, взмолилась я, думая, что «поет» рингтон. Ладно, мой «Samsung» еще и не так на экзамене орал.

Витька виновато посмотрел на меня и прокричал:

— Щас! Где у тебя ванная?!

Я удивилась, но указала на нужную дверь. Витька, не разуваясь (всегда был неряхой), кинулся туда, открыл холодную воду на полную мощность и сунул под душ рюкзак.

Звук смолк, словно выключили. Я обалдело смотрела на мокрый рюкзак, а Витька вырубил воду, обернулся и, фальшиво улыбаясь, сказал:

— Это редко бывает.

— Ага… Ты его утопил? — А что, я свой смартфон о стену убила. Это, с водой… тоже, полагаю, вариант. — Вдруг можно было починить?

— Вряд ли, — вздохнул Витя. Потом схватил первое попавшееся полотенце, обмотал им рюкзак и посмотрел на меня. — Выходим?

Мы перешли на кухню, теперь непривычно тихую. Я убрала с дивана ноутбук и большого плюшевого мишку, а потом вдруг вспомнила:

— Вить, а кот-то где?

Витя вздохнул. Снова одарил меня встревоженным извиняющимся взглядом, положил рюкзак на пол и с огромной осторожностью его открыл.

— Пиум! — сказал рюкзак и выплюнул что-то рыжее, тонкое и мокрое.

Витька ловко схватил его и продемонстрировал мне… кота. Очень мокрого, очень всклокоченного и очень, очень злого. Кот с ненавистью посмотрел на меня разноцветными глазами, набрал побольше воздуха (аж надулся), а потом выдал:

— Уау-у-у-у-у-у-у-у!

Без остановки и на такой тональности, что я испугалась за свои пластиковые окна.

Витька, держа кота за шкирку, тряхнул им. Раз-другой. Кот болтался в его руке, как мешок, выл и затыкаться не собирался. Я ошалело наблюдала.

— Щас, — крикнул Витька и снова бросился в ванную.

Звук воды. Визг. Тишина…

Теперь с кота текло, но ни я, ни тем более Витька не обращали на такую мелочь внимания.

— Его вот так каждый раз выключать? — выдавила наконец я.

Витька улыбнулся, пряча глаза.

— Ну… Можешь дать ему пиво. Я привез тебе пару банок.

— Что дать?

— Пиво. Он любит.

Я сглотнула. Мокрый рюкзак как раз завалился на бок, и в нем что-то звякнуло. Судя по звуку, там было больше двух банок.

— Это и есть твой… друг?

— Да…

При этих словах кот извернулся и посмотрел на Витьку. Очень красноречиво, совсем не по-дружески.

— А что мне было делать?! — воскликнул Витька. — Я не могу взять тебя с собой, ты же знаешь!

— Уауауау, — отозвался кот (с нормальной громкостью).

— А то я не знаю! — фыркнул Витька. — Веди себя нормально! Если она тебя не возьмет — сдам в ветеринарку!

— Уа-а-а!

— Ты это начал!

Кот заткнулся и уставился уже на меня. Я почувствовала себя как на собеседовании при ответе на вопрос: «А как вы представляете свою карьеру через десять лет?»

— Витя? Ты что, с ним сейчас разговаривал?

— И ты с ним разговаривай, — посоветовал друг. — Он все понимает.

— Но это же кот…

Градус презрительности в разноцветных глазах вырос. Кажется, я неправильно ответила…

— Вик, понимаешь… Ты его как человека воспринимай. Это самый умный кот на свете!

— И любит пиво.

— Очень любит.

— А ты уверен, что оно ему можно?

— Нужно!

Я села на диван.

— На сколько ты, говоришь, уезжаешь?

Витя пожал плечами.

— Как получится. Но я обязательно вернусь и заберу его, Вик, ты не думай!

Честное слово, если бы я еще не купила айфон, вернула бы этому предателю деньги.

— Витя, я его боюсь. Сейчас ты его отпустишь, и он меня сожрет. Вместе с твоим пивом.

— Не-не-не! — замахал руками Витя (вместе с котом). — Он сознательный. Кстати, его зовут Вильгельм.

— Как? — вырвалось у меня.

— Вильгельм. А это Вика. Знакомьтесь.

Кот отвернулся. Очевидно, он не хотел со мной знакомиться.

— Ладно, Вик, мне пора, — то ли почувствовав, то ли поняв, что я вот-вот соглашусь откупиться от него новеньким айфоном, сказал Витька после паузы. — Живите дружно. Вик, мой номер у тебя есть, звони, если что. Вильгельм, веди себя прилично.

Опущенный на пол кот на мгновение прекратил умываться и — я глазам не поверила — показал Витьке средний палец. Витьку это нисколько не удивило.

— Пока! — крикнул он и был таков.

А мы с котом остались.

Первым делом я попыталась его вытереть — с него натекло столько, что я потом еще долго с тряпками возилась.

Кот не хотел вытираться. Он не царапался, но вырывался очень целеустремленно, а перед этим так на меня посмотрел, что, честное слово, я усомнилась: а это точно… кот?

— Ладно-ладно! — Сдавшись, я бросила полотенце. — Тогда вытирайся сам. Ты мокрый, с тебя течет, а мне жалко паркет!

Кот посмотрел на лужи вокруг, совершенно по-человечьи вздохнул и — я глазам не поверила — принялся вытираться: кататься по полотенцу и так, и эдак.

— Ух ты, — выдохнула я. — Ты и впрямь все понимаешь!

Кот одарил меня ультрапрезрительным взглядом и, отряхнувшись, потрусил к рюкзаку. Когда я закончила, он катался по полу в обнимку с пивной банкой и пытался ее открыть.

— Хочешь?

Еще один презрительный взгляд.

Я забрала у кота банку, открыла, нашла подходящую миску и вылила туда пиво. Ладно, Витя же сказал, что ему можно. И тетя Катя своего Пушистика пару раз у нас на глазах вином поила…

Кот посмотрел на меня как на идиотку, когда я поставила ему миску на пол.

— Что? — не поняла я. — Пей, ты же хотел.

«Дура», — говорил его взгляд. А потом, словно делал мне огромное одолжение, кот склонился над миской и начал лакать.

Как и Пушистика когда-то, развезло его быстро. Я вымыла пол, тоже приняла душ и вернулась на кухню за мороженым, а кот лежал подле миски в полной отключке, сведя глаза к носу и вывалив язык. Я его осторожно потыкала — вдруг он уже того? Кот слабо дернул задней лапой, я успокоилась, взяла мороженое и пошла смотреть недавно скачанный сериал.

Эпизоде так на третьем мне послышалось что-то странное. Наверное, соседи снова ремонт затеяли, он у них никогда не заканчивается… Но на четвертом эпизоде звук стал громче, и я остановила просмотр. Прислушалась…

Это были не соседи. Это была моя кухня.

«Воры!» — первым делом подумала я и бросилась на них смотреть. Знаю, нелогично, но я испугалась, и логика мне отказала.

Нет, это были не воры, это был кот. Он стоял на задних лапах, передними держал (как?!) ложку и долбил ею по дну перевернутой кастрюли.

Я прислонилась к стене и неожиданно подумала, лучше бы это были воры — или, кажется, у меня глюк. Потому что это было не все. Кот бил по кастрюле ритмично в такт своей… э-э-э… песне. Пел он, конечно, просто «Уау-ау-ау!», зато громко и, клянусь, это был не просто вопль, это была музыка. Чем-то она напомнила мне «Макарену», и я прижала руку ко лбу. А вдруг это я того? Кот не может, просто не может так… так делать! Это же кот!

Спустя минут пять (кот все пел) мне пришел в голову способ проверить, кто из нас бредит. Я вернулась в комнату, схватила айфон и, дрожа (отчего запись качалась), засняла кошачий концерт. На прокрутке, опять же у меня в комнате, он показал все то же: кота с ложкой у кастрюли.

Я выдохнула: наверное, все-таки кот того. Надо Витьке показать. Это он пиво бракованное привез, я ничего не делала! Может, там и не пиво, а какие-нибудь кошачьи галлюциногены, вот он и разошелся?

Ответ от Витьки пришел быстро: «Просто добавь воды». «Чего?» — не поняла я. «Полей его, — ответил Витька. И тут же: — Не волнуйся, это нормально».

Нормально? Поющий кот с ложкой в лапах на манер барабанных палочек — нормально?!

Я сбегала в ванную, вернулась на кухню со стаканом воды и по совету Витьки полила кота. Сработало — он тут же выключился! Откинулся на спину, исполнил последние аккорды того, что напоминало теперь чей-то гимн, снова свел глаза к переносице и вывалил язык.

«Ты что за Моцарта мне притащил?» — отправила я Витьке.

«Да какой из него Моцарт, даже на Мэрилин Монро не тянет! — отозвался друг. — Оставь его, он проспится и нормальный будет. Переволновался — смена обстановки, все такое…»

Все такое… Я вытерла лужу, перенесла бесчувственного кота на диван, накрыла полотенцем (мокрый, простудится еще ночью), выключила ему свет и отправила все оставшиеся банки с пивом в мусоропровод. А вдруг там и правда ЛСД или что похлеще? Пушистик после вина только стулья сшибал, когда его на поворотах заносило. И никогда на задние лапы не вставал! Я уж молчу про фокус с кастрюлей.

Посреди ночи меня разбудил звук слива в туалете. Вообразив, что кот каким-то образом открыл дверь и теперь утопился, я бросилась туда — и застала потрясающую картину: кот выходил из туалета, попой толкая дверь, чтобы она закрылась, а потом в прыжке ударил лапой по выключателю — и свет погас.

— Охренеть, — выдохнула я.

Кот прошел мимо, не удостоив меня и взглядом. На кухне он забрался на диван, вытянулся под полотенцем и, кажется, заснул.

Я тоже вернулась в спальню, пару раз ущипнула себя (больно!), подумала, что к черту все, разберусь завтра, и заснула.

Назавтра кот изволил дрыхнуть. Я сфоткала его, спящего, по просьбе Витьки, потом приняла душ и вернулась на кухню готовить завтрак.

Кот все еще спал.

Я люблю готовить — пожалуй, это то, что я люблю делать больше всего. Готовка успокаивает, вдохновляет и, честно говоря, дарит мне настоящее счастье. Так что я не против с утра повозиться с каким-нибудь сложным рецептом вроде киша Лорен… Хотя это еще не сложный! В общем, бегаю я по залитой солнцем кухне, настроение отличное, в духовке допекается корж, в чаше ждет готовая ягодная начинка, а я укладываю картофель в форму для тортильи… И тут с разделочного стола в меня взглядом утыкается кот.

Я закричала. Кто бы не закричал! Его не должно быть на моем разделочном столике, среди фарша и прочего, он же только что дрых на диване! Слава богу, картошку от страха не уронила.

— Мяу, — сказал кот. Требовательно так.

— Уйди! — дрожащим голосом приказала я.

Кот только презрительно посмотрел в ответ.

— Уйди со стола щас же!!! — не выдержала я.

Кота смело, кажется, звуковой волной. Оказавшись на полу, он уселся подальше от меня, но так, чтобы наблюдать было удобно. И снова сказал:

— Мяу.

«Ненормальная», — послышалось мне.

Надо ли говорить, что желание готовить пропало начисто?

Спустя полчаса — кот следил, я постоянно чувствовала его пристальный взгляд — киш допекся, а тортилья была отправлена в духовку. Я убрала со стола, накрыла его к завтраку, села…

Кот забрался на стул и выжидательно на меня уставился.

Я отрезала кусок киша.

Кот повязал себе бумажную салфетку на грудь.

Я сглотнула.

— Ты… собираешься есть со мной?

Кот возвел глаза к потолку. Это стало последней каплей.

— Пошел в угол! — рявкнула я. — Ты кот или кто?! Подожди, сейчас фарш тебе в миску наложу.

Кот невежливо показал мне средний палец и потянулся к ножу, явно собираясь резать им киш.

— Охренеть, — выдохнула я. Забрала нож, отрезала кусок пирога и положила коту на блюдце. — Ну на.

«Ну спасибо», — сказал взгляд кота. Потом он выразительно посмотрел на чайник.

Я пожала плечами и налила ему в пиалу чай. Из кружки он ведь точно лакать не сможет, ошпарится еще.

А потом мы завтракали, и кот вел себя абсолютно как человек. Причем на приеме у как минимум королевы. Он даже кусок киша в лапах держал, а не как нормальный кот, с тарелки кусал!

— Витя, — выйдя на всякий случай на балкон, я дозвонилась до друга, — а ты уверен… что это точно кот?

Связь была плохая, у Вити что-то взрывалось, кто-то кричал, звенела сталь. Наверное, в игру рубится.

— А? — перекрикивал этот шум Витька. — А кто же?

— Он на задних лапах ходит, салфетку повязывает и так смотрит!..

В трубке что-то взорвалось, потом Витька ответил:

— Да ладно тебе, Вик, чего ты заводишься? Ну ходит он… Отвали! Ай, Вик, я не тебе. Отвали, я сказал! — Снова взрыв. — Короче, Вик, ну ходит он на задних лапах — такой вот у меня крутой кот. Если тебе так удобнее, обращайся с ним как с человеком.

Кто-то что-то прокричал непонятное, как будто на другом языке, но Витя почти сразу вернулся.

— Вик? Ты его только не выбрасывай, ладно? Я знаю, он иногда… того…

— А если это я того?! — в сердцах воскликнула я.

Витька рассмеялся.

— О, не бойся, с тобой все в порядке. Ладно, Вик, я побежал! Звони, если что.

И отключился.

Кот в это время на кухне играл с микроволновкой. Вернувшись с балкона, я еле успела его вытащить: кот как-то умудрился раскрутиться на тарелке… Это при открытой-то дверце! Крутой, ничего не скажешь.

Готовка меня уже не спасала, и я решила заняться йогой. Во-первых, полезно; во-вторых, всегда помогало расслабиться.

Кот сначала весьма заинтересовался айфоном, но я рыкнула, и интерес пропал. Подняв хвост трубой, он демонстративно удалился на подоконник.

Я расстелила гимнастический коврик, села, закрыла глаза и, слушая музыку, стала делать упражнения, вроде успокоилась… А потом поймала взгляд кота. Вы видели когда-нибудь, как у человека рот от удивления открывается? Я, честно, нет — но увидела у кота.

— Скройся!

Кот отвернулся и, уверена, где-то там под шерстью он наверняка покраснел. Да и черт с ним, это же просто кот!

Я закрыла глаза, сосредоточилась на себе… Спустя час, заканчивая занятие, открыла. Кот рядом, на полу, делал полумостик вместе со мной. Заметил мой взгляд, фыркнул: чего, мол?

Так мы вместе практику и завершили. Я выгибалась попой кверху — и кот. Я ноги за голову забрасывала — и кот тоже. Черт-те что.

После йоги я собралась за покупками. Пошла предупреждать кота, не нашла, крикнула: «Веди себя хорошо, я скоро вернусь!» И, только выйдя на улицу, обнаружила, что кот едет в продуктовой сумке. А я думала, чего она такая тяжелая!

Кот, вытянув голову, сверкал глазами на прохожих, проветривался и периодически требовательно мяукал.

— Слушай, а ты мурлыкать умеешь? — неожиданно поинтересовалась я.

Кот одарил меня надменным взглядом и не ответил.

В магазине он внимательно присматривался к полкам. Безошибочно нашел пиво и мяукал до тех пор, пока я не выдержала:

— Не буду тебе покупать! Ты вчера напился и куролесил — ты думаешь, я стану это терпеть?

Другие покупатели на меня оглядывались, и надеюсь, они решили, что это я по гарнитуре разговариваю. Кот тоже притих, как будто даже виновато.

Из сумки его пришлось вытряхнуть — надо же куда-то складывать продукты. Но кот нашелся быстро: идти он не хотел и потому ехал на мне. На голове. Гаденыш пушистый! Если бы не тяжелые пакеты и сумка, я бы его… Ух!

«Ну все, — думала я, идя домой. — Мое терпение лопнуло. Шибко умный? Вот и буду с тобой как с умным».

Дома я кинула продукты на кухню и крикнула вслед сунувшему нос в пакеты коту:

— Сядь на диван.

Кот фыркнул.

— Я знаю, что ты меня понимаешь. — Да, это глупо: кот же! Но я была уверена: понимает. — Сядь на диван немедленно. Нам нужно поговорить.

Со снисходительным видом кот перебрался со стола на диван. Чинно сел, ожидающе уставился на меня: ну, говори.

— Значит так… Вильгельм, да? — Имечко под стать. Такое же странное. — Это мой дом и мои правила. Если собираешься здесь жить, будешь их выполнять, ясно?

Кот включил презрительный взгляд.

— Ах так! — выдохнула я. — Ну ладно.

И как могла, скопировала его взгляд. Кот фыркнул и стал смотреть еще пристальнее. Так мы играли в гляделки полчаса, наверное, и — хо-хо! — кот устал первым. Он совершенно по-человечески вздохнул, топнул лапкой и отвернулся.

— Чудно. Теперь слушай правила. Ты спишь на диване. Ясно?

Кот кивнул. Ух ты! И впрямь, что ли, понимает?

— Еще ты не мешаешь мне готовить. Я тебя кормлю, и мешать мне не в твоих интересах. Это тоже ясно?

Кот склонил голову набок, словно ждал пояснений.

— Ты или помогаешь, или не сидишь на разделочном столике, — я показала, — или не попадаешься мне под руки. Теперь ясно?

Помедлив, кот кивнул.

— Ты больше не устраиваешь ночные концерты.

Кот выразительно посмотрел на пустой Витькин рюкзак в углу.

— И не пьешь пиво.

— Уау?

— Я его выбросила. А что ты думал? Ты невменяем, когда пьяный, и я не собираюсь это терпеть.

Кот вздохнул.

— Пока все. Давай жить дружно, Вильгельм, неизвестно еще, когда Витька вернется.

Кот снова вздохнул, а я неожиданно предложила:

— Хочешь сериал со мной посмотреть?

Меня хватило эпизодов на пять, потом в глазах стало мельтешить и таять, а голова разболелась.

— Выключаю? — зачем-то спросила я у кота.

— Мяу! — отмахнулся тот.

— Ладно, потом расскажешь, что там дальше было.

Я оставила его смотреть, а сама ушла на кухню готовить ужин. Потом позвонила мама, потом я болтала с подругами в чате. До универа мы были не разлей вода, но, поступив, разъехались по разным концам города, и как-то лениво стало часто встречаться… Тащиться к одной из них два часа с тремя пересадками? Не!

Кот пришел поздним вечером, облокотился о стол и принялся мяукать: рассказывал.

— Прости, — вздохнула я, попивая сок. — Не понимаю. Ужинать будешь? Рисовый пудинг? Булочки с луком и яйцом?

Кот съел все (куда только поместилось), потом вытянулся на диване и принялся зевать.

— Кому-то пора баиньки, — усмехнулась я.

Кот закрыл глаза.

— И тебе сладких снов.

Поздно ночью я почувствовала, как что-то теплое и пушистое устроилось под боком. Надо было согнать — сказала же спать на диване! — но так лениво стало и спать хотелось… Так что я повернулась, обняла кота и закрыла глаза. Помню, в коте в этот момент проснулся моторчик. «Значит, умеешь мурлыкать», — подумала я и заснула.

Утром кот орал мне прямо в ухо и улепетывал с кровати так, будто я его изнасиловала.

— Эй, ты сам пришел! — крикнула я ему вслед и запустила подушкой.

Кот спрятался на кухне.

И так между нами, хм, кошка пробежала — в смысле, такая чувствовалась с тех пор напряженность, что я на самом деле перестала что-либо понимать. Кот же, черт возьми! Попыталась погладить перед завтраком, так он снова сбежал. Странно…

— Ну и дуйся, — бросила я и ушла за продуктами. Что-то захотелось испечь ореховый тортик, а я, как назло, забыла вчера купить сливочное масло и яйца.

Все шло как всегда — по дороге я отправила пару сообщений брату, получила ответ в стиле «Отвали, я занят», позвонила маме, обсудила рецепты торта. В полдень в магазине было пусто, поэтому я не удивилась, что кассир долго возится со мной, неспешно пробивает продукты… Правда, зачем она так внимательно меня разглядывает?

— А это у вас кот рыжий? — спросила она наконец.

Я улыбнулась. Ну да, видела меня вчера с Вилькой, Вильгельмом то есть. Ничего необычного.

— Ага. Понравился? — пошутила я.

Кассир серьезно ответила:

— Очень. Вы не хотите его продать?

— Что?

— Продать? — повторила кассир. И глаза… черт, у нее в глазах что-то красное сверкнуло!

Пересмотрела я вчера фантастики…

— Нет, спасибо, — бросила я, схватила сумки и со всех ног кинулась домой.

Уже у самого дома до меня дошло, что нужно успокоиться, ведь ничего страшного не произошло. Ну спросили у меня про кота! Ха, маме ее шпица предлагают и продать, и обменять с самого момента его появления у нас дома. Просто очень уж красивый. Я не назвала бы кота… Вильку красивым, но, может, я ничего не понимаю в кошках?

Вильгельма дома я застала за разглядыванием себя в зеркало. Кот стоял на задних лапах и то одним боком поворачивался, то другим. Раскидал всю мою косметику с трюмо, гад!

— Красавец, красавец, — пошутила я, втаскивая пакеты на кухню. — Мне тебя даже продать предлагали. Кому-то ты очень нравишься!

Кот резко обернулся.

— Мяу?

— Не-по-ни-ма-ю! — пропела я и принялась раскладывать продукты.

Потом на стол рядом упал мой айфон.

— Мяу!

— Эй, не трогай его! Не трогай, я сказала!

Кот, воспользовавшись тем, что руки у меня были грязные и заняты, принялся бить лапой по экрану. Освободившись, я забрала у него телефон и хмуро уставилась на список вызовов. Хм, а я не должна позвонить Витьке отчитаться?

Фоткаться для этого кот не пожелал, только постоянно мяукал. А когда попыталась погладить, ушел от моей руки и гневно зашипел.

— Черт с тобой, — бросила я.

Витька не отвечал. Три раза. Наверное, занят?

— Ладно, Рыжик, план на сегодня такой: я готовлю обед, мы едим, потом я уезжаю в центр. А ты остаешься.

Кот снова протестующе замяукал.

— Переживешь, — бросила я. — Хочешь малину?

То ли я окончательно спятила, то ли просто привыкла: Вильгельм ходил на задних лапах, включал мне микроволновку, открывал ящики и подавал столовые приборы. Помогал.

Собираясь уходить — договорились вчера с девочками посмотреть вместе фильм, — я как ни в чем не бывало спросила кота:

— Поставить тебе сериал?

Кот склонил голову набок и прыгнул на полку книжного шкафа.

— Почитать хочешь? — уже нисколько не удивляясь, поняла я. — Тебе про любовь, смешное или приключения?

Кот выбрал «Поющие в терновнике», уж не знаю, по какому принципу. Когда я уходила, он устроился на диване и листал страницы. А, порвет — не страшно, переживу.

Больше до вечера ничего странного не происходило, а после двух стаканов мохито, трех порций мороженого и встречи с подругами я и вовсе возвращалась в благодушном настроении. И не заметила, как у самого дома ко мне шагнула тень.

— Милая девочка, продай котика, — пропела она.

На свету она выглядела как киношный зэк — здоровенный такой громила полуодетый, весь в татуировках — и я, ахнув, огляделась. Двор был полон народу: мамы с колясками, маленькие дети, юные футболисты… Ладно, если что, закричу.

— Какого еще кота?

— Рыжего, — некрасиво улыбнулся щербатым ртом зэк и чем-то щелкнул. А потом у него в руках сверкнул нож! Я замерла от страха. — По-хорошему прошу. Что хочешь за него?

— А… — Это по-хорошему? — Вы…

Зэк медленно приближался. Черт, мне уже кричать «помогите» или нас хоть кто-нибудь заметит? Мимо пробежал чей-то ребенок, мать его позвала… А ничего, что тут чокнутый с ножом?

— Что хочешь за кота?

— А… Три сундука бриллиантами! — выпалила я наобум.

Зэк замер.

— Бриллиантами?

— Ага. Помо!..

— Бриллиантов нет, могу золотом, — перебил зэк.

Я выдохнула. Вдохнула…

— Нет бриллиантов — нет кота! — И кинулась в подъезд.

У двери я, правда, обернулась. Зэк исчез. Черт-те что!

Дома я первым делом заперлась на все замки и кинулась к телефону.

— Витька!

— Ну чего? — заспанно ответил друг.

— Т-там!..

— Он опять что-то натворил?

— Его продать требуют! Мне сейчас ножом угрожали! Ты во что меня впутал?! Что это за кот?!

Витька нисколько не удивился.

— Уже? Не продавай… — Появились помехи, и голос теперь доносился словно издалека. — Кота! Не… выноси… из дома! Дома вы… безопасности! — Потом в трубке зашипело, и связь прервалась.

А я увидела совсем рядом разноцветные глаза Вильгельма.

— Ну и что происходит?

Кот промолчал, только похлопал меня лапой по руке.

Я нашла электрошокер и положила его на видное место. Приняла душ, смыла косметику, стала похожа на человека. Приготовила успокаивающие брауни.

В это время в комнате заэлектрошокился кот.

Мужчины!

— Идиот, — объявила я и попыталась сделать ему массаж сердца. Кот сразу ожил, подскочил и бросился наутек. — Не трогай мои вещи! — крикнула я и пошла есть брауни.

Конечно, и кот скоро ко мне присоединился.

Ночью уже я притащила его к себе в постель. Кот спросонья вырывался, но я объявила:

— Из-за тебя у меня нервное потрясение, и я не могу заснуть. Терпи.

И кот успокоился. А потом, ткнувшись носом мне в грудь, снова замурчал.

Хорошо спится в обнимку с котом!

Витька наутро не отвечал, Вильгельм смотрел на меня как-то странно (а особенно на мою грудь), пил молоко и, кажется, пытался пересказать мне «Поющих в терновнике».

— Хочешь, скачаю тебе экранизацию? — поинтересовалась я, ставя книгу на полку.

Кот неопределенно мяукнул.

А потом в дверь позвонили, и я осторожно заглянула в глазок.

На пороге стояли три открытых сундука. В них радостно и очень красиво переливались бриллианты.

Оглавление

Из серии: Девушка без права на ошибку. Звезды юмористического фэнтези

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Продам кота предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я