Аффект
Катрина Фрай, 2020

Уже так полюбившихся читателем детектива Глорию Берч и её напарника Брана Уэйна на это раз ждёт совсем не простое расследование. В доме обнаружены три трупа с разными телесными повреждениями, улик не так много, как хотелось бы следствию, к тому же преступник оставил загадочные подсказки. Сумеют ли герои этого детектива распутать сложное дело, когда кругом одни вопросы?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Аффект предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

В комнате было слишком темно, чтобы я могла различать хоть какие — то предметы. Полный мрак и тишина.

Лежа на полу, я слышу только своё дыхание и равномерное биение своего сердца. Я сосредоточена только на том, что пытаюсь сосчитать свой пульс, а точнее количество ударов и частоту, с которой он ещё бьётся.

Пару часов назад, самостоятельно стоя пред зеркалом в ванной комнате, я отрезала себе ножницами волосы под каре. Затем, из пепельного оттенка, перекрасилась в брюнетку, и как оказалось — этот цвет эффектнее подчеркивал красоту моих зеленых глаз. Если я хочу, что-то поменять в своей жизни, неплохо было начать хотя бы с таких перемен.

Моё психологическое состояние пришло совсем в негодность, все события, случившиеся за последнее время которые со мной происходили, выбили меня окончательно из колеи. Нужно было где-то вновь черпать силы, энергию, чтобы двигаться дальше.

Большой ворсистый ковер, на котором я лежу, приятно щекочет мою кожу.

Я нахожусь в своей старой квартире, в которой я жила до того момента, когда переехала к Эндрю Гейбу. Это мой парень, с которым мы уже живём вместе пару лет. Он замечательный человек, который сознательно выбрал себе не легкую жизнь с девушкой-детективом убойного отдела, кем я собственно и являюсь.

Гейб, врач-психотерапевт с хорошей репутацией, своей клиникой и могущественным финансовым состоянием.

Наш убойный отдел, с помощью Гейба раскрыл не одно сложное дело, связанное с серийными убийцами, за что я ему безмерно благодарна.

За всё — то время, что мы живём вместе; меня похищал маньяк, который едва не убил меня, я так же не раз подвергалась угрозам со стороны бывших заключенных, а так же была сама подозреваемой в расследовании убийства племянницы моего начальника. После последней истории, все мы, кто был участником расследования, тогда дошли до крайней точки, каждый по — своему.

Мой непосредственный начальник — майор Тед Броуди, хотел после окончания этого расследования, уйти в отставку, но сенатор, лично, уговорил его взять отпуск на три месяца, а затем вернуться к своим обязательствам. Он был нужен городу, мне, нам и всему департаменту Нью-Йоркской полиции с его огромным опытом. Я была искренне счастлива, что Броуди смог вернуться. Без него я не представляла наш убойный отдел, майор Тед Броуди — неотъемлемая часть него.

Мой незаменимый напарник Брайн Уэйн все так же — холост, красив, и не перестает волочиться за дамскими юбками. Между собой мы все его называем — Казанова. Да, он, безусловно, хорош собой. Его внешность, может, вы подумаете и банальна, но описываю её, так как оно есть. Он настоящий красавчик! Это высокий, атлетического телосложения мужчина, ему 35 лет, с карими глазами, точеными чертами лица, очень харизматичный, преданный друг и закоренелый холостяк. Мы напарники уже много лет, он как моя тень. Не представляю себе мой рабочий день без него, или расследование дела с другом напарником.

Итак, я взяла отгул на три дня, чтобы придти в себя после последнего дела. Поимка серийного преступника отбирает много моральных сил. Ты не можешь ночами нормально спать, зная, что очередной псих в любую минуту может кромсать кого — нибудь на куски, или насиловать. Некоторые жертвы годами, картинками стоят в голове, и ты никак не можешь от них избавиться.

Моя работа — это ежедневная встреча со смертью. Я гоняюсь за людьми, совершающими ужасные, чудовищные преступления иногда не поддающиеся никакому логическому объяснению. Мой мозг работает двадцать четыре часа, семь дней в неделю и так, изо дня в день, мне некогда расслабиться даже на минуту.

Я всегда говорю своему парню Гейбу, что он весьма кстати подвернулся мне и стал моим парнем, психиатр — психолог, нужен был мне каждый день как воздух.

Хоть я и запрещаю ему всякий раз, лезть ко мне в «голову» как специалисту своего профиля, но всё же, он, как никто другой знает мои слабые места и моё поведение в той или иной ситуации.

Вот и сейчас, он наверняка дергается и переживает, как я тут? Я это знаю наверняка, но мне необходимо личное уединение, полная изоляция, и он это прекрасно понимает. Мне необходимо, побыть наедине с собой, расставить всё на свои места в своей голове. Может это и звучит эгоистично, и даже жестоко по отношению к близким мне людям, но по-другому я не могу справиться.

В данный момент, самое страшное было для меня то, что в комнате я была не одна. Рядом со мной сидит девочка лет десяти — двенадцати, с туго заплетенными двумя косичками, в красном платье в белый горошек, белых носочках и красных туфельках. Она сидит рядом, подтащив к подбородку обе ноги и обхватив их руками. Её зовут Хлоя. Знакомьтесь, — это моя галлюцинация!

Да, да, да, знаю, я должна была сказать в первую очередь об этом Гейбу, но по — началу я подумала, что это простое переутомление, всё разово и на следующий день всё пройдет само собой, надо только хорошенько выспаться. Но, вопреки моим ожиданиям — этого не случилось. Поискав самостоятельно информацию в интернете, я прочитала кучу статей на тему галлюцинаций. Потом, я накупила себе самостоятельно какие-то таблетки и стала их принимать горстями, дабы поскорее избавиться от этого кошмара.

Как я не старалась, Хлоя всё не исчезала. Она появлялась каждый день, когда ей вздумается. Я не могу контролировать её появление. Больше всего я боюсь, что это может быть начальной стадией шизофрении, тогда моей карьере, в одночасье, придёт конец! Одна только эта мысль начинает сводить меня с ума.

Даже если меня оставят на службе, к расследованию серьезных дел допуска у меня не будет, меня переведут в лучшем случае на бумажную работу.

Конечно, я отдаю себе отчет в безрассудстве своего поступка, безусловно Гейб имеет право знать, но один вопрос в моей голове остается неизменным, останется ли он со мной после того как узнает? Зачем, ему богатому, влиятельному, внешне привлекательному молодому человеку, за которым гонятся все девушки города, оставаться с человеком, у которого начинается шизофрения?

— Долго ты ещё тут будешь лежать, притворившись трупом? — послышался писклявый детский голос. — Мне ужасно скучно! — это заговорила Хлоя.

— Отвали от меня! Что ты пристала ко мне?!

— Говорю же, мне скучно!

В темноте я не могла хорошо рассмотреть её, да я особо и не старалась, но наверняка сейчас, Хлоя сердито смотрела на меня исподлобья.

— А мне плевать! Ты что не понимаешь, что ты ломаешь мне жизнь своим появлением? Всё, что я так долго годами выстраивала, ты хочешь разрушить. Откуда ты взялась!? — я открыла глаза и повернула голову в сторону на исходивший голос, и теперь старательно всматривалась туда, где, по — моему мнению, она могла находиться.

— Когда ты расследуешь убийства Глория, мне намного веселей. Сегодня ты детектив Глория Берч какая — то совсем дохлая. Ты уже два дня тут торчишь, ни ешь, ни пьешь, я всё равно не исчезну, можешь не стараться.

Я закрыла лицо руками и стала считать медленно до десяти, пытаясь прогнать, таким образом, эту чертову девчонку из своего сознания или подсознания, не знаю, откуда она там берется. К моему большому страху, в темноте, я могла её видеть.

Досчитав до десяти, я убрала руки и посмотрела вновь туда, где Хлоя только что сидела. К моему облегчению, её там не было. Я облегченно выдохнула.

— Ты меня ищешь? — послышался голос, откуда — то сверху.

Теперь девчушка сидела на диване, свесив ноги вниз, и склонившись к своим коленям, смотрела на меня.

— Отвали от меня, Хлоя! — разозлившись, крикнула я.

— Слушай, Глория, тебе не поможет эта изоляция. Может, стоит поговорить с докторишкой Гейбом? Хотя, нет, нет, ни в коем случае! Иначе он тебе так прочистит мозги, что мне придется расстаться с тобой. А я только начинаю к тебе привыкать. Так что я, категорически против этого!

— Как я могу видеть тебя, когда в комнате полный мрак? Я думала, ты боишься темноты и не явишься сюда.

— Я уже достаточно взрослая, чтобы мне спрашивать твоего разрешения, детектив Берч. А теперь, давай-ка оторви свою задницу от пола, встань и сделай мне вафли.

— Проваливай!

— Вафли! — не унималась девчонка.

— Вместо них, я приму пару снотворных таблеток, засну и избавлюсь от тебя.

Поднявшись на ноги, я нащупала выключатель от настольной лампы и включила её. Я не знала, какой сегодня день, и какое сейчас время суток. Несколько дней назад, я задернула все шторы наглухо, чтобы в комнату не пробирался солнечный свет.

Я больше не могла выносить эту девчонку, она сводила меня с ума. Это сугубо моя проблема, о которой я никому не могла сказать ни Брайну, ни Гейбу, ни даже моему хорошему другу судмедэксперту Эдриану Курту. Я знаю, что он бы сохранил мою тайну, но так как он всё — таки тоже врач, хоть и патологоанатом, он бы стал настаивать на немедленном обследовании и госпитализации. Нахватало ещё остаток жизни коротать в психушке!

Усевшись на диван рядом с Хлоей, я внимательно на неё посмотрела. Если я всё правильно понимала, то эта девочка являлась проекцией моего мозга, она была чем — то вроде моего прошлого, я — в её возрасте. Хлоя развернулась ко мне и взяла меня за руку.

— Ты на мне дыру протрешь. Вафли.

— Я не люблю, эти чертовы вафли!

— Я и не прошу, чтобы ты их ела, их буду только я.

— Мне нужно сначала принять душ, потом я приготовлю тебе вафли, и ты исчезнешь отсюда, договорились?

Хлоя утвердительно кивнула головой и радостно захлопала в ладоши.

Если это случиться, я буду очень счастлива! Эта девчонка сидит со мной уже тут два дня и за всё это время она ни разу не уходила.

Я направилась к единственному окну в комнате и раздвинула шторы. На улице было темно. Посмотрев на висевшие, на стене часы я обнаружила, что уже начало третьего ночи.

«Ночь, время, когда совершаются преступления и убийства. Преступники как крысы выползают из своих нор за добычей» — подумала я.

Пройдя мимо Хлои, я пошла в ванную и открыв кран, отрегулировав нужную мне температуру воды, оставила воду набираться.

Взяв из шкафчика на кухне пачку сигарет, которые у меня лежали очень давно на тот случай, когда мне бывает совсем невмоготу. В такие моменты, я просто курю. Не знаю почему, просто так, мне кажется, тогда мои мозги немного расслабляются. Что-то есть в том, когда ты вбираешь в себя вкус никотина.

Открыв холодильник, я непроизвольно зажмурилась от яркого света, который теперь вовсю светил на меня. Достав бутылку виски и побольше льда из морозильника, я налила себе целую порцию.

— Глория, прекрати травить себя спиртным, иначе, ты мне не сделаешь вафель! — возмущенно сказала Хлоя, усевшись рядом со мной на разделочный стол.

— Если ты будешь мельтешить у меня перед глазами, ты ничего не получишь! Заткнись, и дай мне спокойно выпить. Ты всего лишь моё больное воображение, не думай, что ты наделена властью.

— Детектив, сейчас твоя жизнь частично зависит от меня, так что на твоём месте, я бы пожарила мне вафли, — язвительно сказала она показав мне язык.

Проигнорировав её слова, я взяла стакан с выпивкой, сигарету, и подойдя к окну, уселась на широкий подоконник забравшись на него с ногами.

Когда я открыла настежь окно, меня приятно окутал ветерок и свежий воздух, ворвавшийся в квартиру. Прохладный воздух меня здорово взбодрил. Было ощущение, что я была глубоко под водой и теперь вырвалась на поверхность, хватая жадно воздух ртом.

Прикурив сигарету, я выпустила струю дыма на улицу. Там не происходило ничего интересного. Моя квартира находится в спальном районе, поэтому по ночам здесь бывает довольно тихо и спокойно.

Я стала любопытно всматриваться в окна напротив стоящего дома, невольно пытаясь там что — либо рассмотреть. Ничего, кроме курившего на седьмом этаже старика на балконе, и занимающейся на девятом этаже сексом парочки, которые забыли задвинуть шторы, а может, сделали это и умышленно, я не увидела. Моё взгляд задержался на этой паре, парень так сильно прижимал обнаженную девушку к стеклу спиной, что мне показалось, окно вот — вот и не выдержит.

В голове сразу стали всплывать воспоминания, как мы с Гейбом занимаемся любовью. Я скучаю по нему, возможно, он был мне нужен именно сейчас, но я его так сильно люблю, что не могу заставить пройти через все то, что на меня сейчас навалилось. В глубине души у меня ещё остаётся крошечная надежда, что может быть, всё скоро пройдет само по себе.

Я начала принимать антидепрессанты, от которых моё сознание становилось спутанным, меня буквально плющило. В таком состоянии я не могла появиться у себя в участке.

К нам на службу поступает много стажеров — новичков, которых я и Брайн должны обучать. А чему я могу научить, когда у меня за спиной сидит галлюцинация?

Докурив сигарету и осушив залпом весь стакан с виски, я поплелась в ванную. Заперевшись там и включив музыку, я сладостно погрузилась в горячую воду и с томлением закрыла глаза. Звучавшая из динамика мелодия приятно расслабила меня, а душистая пена покрыла всё моё тело. Через несколько минут, приоткрыв один глаз, я устремила своё взгляд в сторону умывальника, на нём, как ни в чём небывало сидела Хлоя, мотая в такт музыки ногами.

***

На следующее утро меня разбудил настойчивый, громкий стук в дверь. В неё колотили со всей силы. Быстро продрав глаза и накинув на себя халат, я поспешила на шум. Отварив дверь, я увидела перед собой Гейба.

— Я хотел уже взламывать эту чертову дверь, Глория! Почему ты так долго не открывала!? — ворвавшись в комнату и разводя руками, возмущенно спросил он.

— Я спала. Сразу не услышала твой стук. Зачем ты пришёл?

Я завязала поясок на халате потуже и поплелась на кухню варить кофе.

— Глория, приди наконец, в себя!

Гейб подошел ко мне и крепко обнял. Прижал меня так крепко к своей груди, как маленького ребёнка. Потом, он обхватил обеими руками меня за плечи и внимательно посмотрел мне в глаза.

— Милая, скажи мне, что с тобой происходит?

— Всё хорошо док, я уже в норме, просто мне нужно было побыть одной, — смущенно произнесла я, заведомо зная, что лгу ему. Я против лжи и вранья в отношениях, но другого выбора, сейчас, у меня не было.

— Это не правда, Глория. Ты совсем не умеешь врать. Может быть, ты сейчас не готова поделиться со мной своей болью или проблемой, но я умоляю тебя, не обманывай меня. — Гейб отпустил меня и обхватив ладонями моё лицо обрушил на меня лавину поцелуев.

Это подействовало на меня как глоток свежего воздуха. Энергия, возбуждение, та страсть, с которой я отвечала ему на поцелуи, охватила меня всю целиком. Мы соскучились друг по другу — это было очевидно. Мне не нужно было ничего объяснять ему, я знала, что он чувствует меня, именно сейчас, и именно в эту секунду, он принимает и разделяет всё то, что сидит внутри меня и так яростно душит. Уже скоро два года как мы вместе, а горевший между нами огонь не угасает. Моё сердце подпрыгнуло и бешено застучало в груди, когда он открыл свои красивые бездонные аквамаринного цвета глаза и встретился с моими.

Оторвавшись от моих губ, Гейб тихонько спросил:

— Ты не завтракала ещё?

Я отрицательно помотала головой.

— Пойдем, я приготовлю тебе что-нибудь, или если хочешь, давай съездим перекусим?

— Нет, я не в лучшей форме для прогулок.

Гейб чмокнул меня в кончик носа и отправился прямиком на кухню.

Я уселась на стул возле барной стойки. Пока он возился с завтраком, я пыталась максимально напрячь память и вспомнить, что было вчера после того как я вышла из ванной. Но, мне ничего не удавалось вспомнить, пустота, темнота, просто провал. «О, боже, Хлоя? Где она? — Я стала крутить головой во все стороны, пытаясь найти девочку, к моему облегчению её нигде не было видно».

Гейб поставил передо мной тарелку с яичницей, бокал кофе мне и себе, и посредине стола установил тарелку с испеченными вафлями.

Усевшись напротив, он внимательно посмотрел на меня. Всё время, которое он возился с завтраком, Гейб молчал не проронив не слова, и это напрягало меня куда больше, чем он бы расспрашивал меня хоть о чем-нибудь. Это означало, только то, что он пытается наблюдать за мной и распознать стадию моего психического состояния.

— Не знал, что ты умеешь печь вафли? — начал он, делая глоток кофе из своего бокала и беря одну из них с тарелки.

— У меня много скрытых талантов. Видишь, как многое тебе предстоит обо мне ещё узнать. Как и в любой уважающей себя женщине, во мне должна быть загадка, — я с аппетитом набросилась на яичницу и стала её уплетать.

— Я заметил в мусорном ведре, что ты выпила бутылку виски — он указал жестом с сторону мусорного ведра, в котором валялась пустая бутылка.

— Какие — то проблемы?

— Нет, просто это на тебя совсем не похоже. Глория, что происходит?

— Я уже сотни раз объясняла тебе, ничего. Просто у каждого полицейского наступает такая стадия, когда он идёт бар и напивается до потери сознания. Вместо бара, я выбрала уединение с бутылкой виски.

— Ты хреново выглядишь дорогая, можно подумать, что ты кого-то похоронила, но пока в данном случае — себя. Я вижу, что ты не готова мне открыться, впрочем, как и всегда, поэтому не стану настаивать и давить на тебя, как будешь готова поделиться, знай, что я рядом.

Гейб положил свою руку поверх моей и легонько погладил.

— Спасибо, любимый. Я скоро приду в норму, обещаю.

Нужно было быстро сменить тему, но Гейба не так — то просто провести, я чувствовала себя загнанной мышью.

— Как там Брайн? — отхлебывая из бокала кофе, непринужденно спросила я.

— Он скоро будет здесь, — с улыбкой ответил Гейб, с аппетитом жуя вафлю.

— Что!? — выпучив глаза, переспросила я.

Подскочив на ноги как ужаленная, я начала метаться в разные стороны.

— Зачем? Я ещё к этому не готова? Что ему нужно от меня?

— Успокойся. Он всё ещё остаётся твоим напарником, Глория. А тебе пора выбираться из своей раковины.

Гейб сидел абсолютно невозмутимый и спокойный. Меня это дико раздражало, я понимала, что сейчас выгляжу как сумасшедшая, которая мечется по своей одиночной камере. Надо взять себя в руки, а для этого нужно принять таблетки.

Я быстро метнулась в ванную и достав из шкафчика пузырьки, проглотила сразу несколько штук. Взглянув на себя в зеркало, я и вправду увидела там, полуживую себя. Лицо похудело, под глазами образовались чёрные круги, кожа стала бледной, а взгляд совершенно потухший.

В дверь раздался звонок.

Я приложила ухо к двери ванной комнаты, и прислушалась — это пришел Брайн. «Чёрт!» — выругалась я про себя. Открыв навесной шкафчик, я вытащила ещё пузырёк и выпила ещё таблетку. «Глория, возьми себя в руки, нужно успокоиться», — повторяла я себе.

В детстве, когда я попадала в приёмную семью и меня наказывали, я садилась на пол, закрывала ладонями уши и начинала считать от ста до нуля в обратном порядке. Так, меня это успокаивало. Вот и теперь, я сидела на корточках возле двери и зажав уши, медленно считала.

Через пару минут, я услышала голос Гейба:

— Глория, у тебя в порядке? Тут Брайн пришёл!

— Да, сейчас, иду.

Таблетки начали своё действие, и я почувствовала, как это немного сняло напряжение с меня. Выйдя, я тут же увидела, уплетающего с полным ртом вафлей, Брайна Уэйна.

— О, Глория, а мы тут немного хомячим, надеюсь, ты не против!? — он поднялся о своего места и с набитым ртом принялся меня обнимать.

Несмотря на моё состояние, я была рада его видеть.

— Как самочувствие детка, вижу, ты тут не скучала? Кстати, вафли знатные. —

Брайн плюхнулся на свой стул и принялся вновь их уплетать, запивая кофе, которое ему уже сварил Гейб.

— Так мальчики, я хорошо вас двоих знаю, а детектив ещё во мне ещё не совсем умер, валяйте, что вас привело сюда?

— Глория, я просто зашёл тебя проведать, — стал оправдываться Брайн. — Гейб сказал, что поедет тебя сегодня забирать, из твоего драконьего логова, я подумал, что перед работой, заскачу повидать тебя.

Я недовольно покосилась на Гейба, но он только улыбнулся и пожал плечами.

— Майор Броуди тебя попросил? — не унималась я.

— И он тоже, — улыбнулся Брайн. — У нас полный завал с делами, крошка. Так что советую, сегодня, притащиться на работу если ты не хочешь, чтобы меня уволили за невыполнение своей, а без тебя преступления не раскрываются.

— Ой, ну конечно, не рассказывай мне сказки, Брайн! — я стояла, опершись руками на стол и смотрела на него в упор как на подозреваемого в преступлении.

Тут в разговор вмешался Гейб.

— Правда Глория, хватит уже тебе отдыхать, пора бы заняться делами — он подошел сзади и обняв меня за талию, поцеловал в шею.

— Ладно ребятки, вижу, что вы настроены серьезно и не отвяжетесь от меня пока не вытащите отсюда, дайте мне собраться, минут двадцать и я буду готова.

— Поедем домой? — обрадовавшись, спросил Гейб.

— Нет, я еду на работу, не могу же я так подставлять напарника.

Я оставила их на кухне, а сама пошла собирать вещи в спальню. Их было не много, всё что я с собой привезла на эти дни.

Когда я уже почти все уложила в сумку, то осмотрела комнату, проверяя, чтобы ничего не забыть.

Вдруг, сидя кровати появилась Хлоя.

— Нет, нет, нет, только не сейчас! — заговорила я шепотом, чтобы никто не мог услышать. Я подошла к ней вплотную и схватила её обеими руками за плечи. — Убирайся! Убирайся из моей квартиры!

— Ты что приняла наркотики, Глория? Никогда не видела тебя такой агрессивной, — злобно нахмурив носик, спросила Хлоя.

— Пошла ты!

— Глория, с кем ты разговариваешь? — послышался позади меня голос Гейба.

Я чуть сквозь землю не провалилась, так мне стало страшно. Я не знала, слышал или видел ли он что-нибудь за последние пару минут.

— А — а — а… Ни с кем, это я бормотала себе под нос считалочку, — выкрутилась я, делая вид, что собираюсь.

— Пойдём отсюда, ты уже всё собрала.

Выходя из спальни, я оглянулась, девочка шла вслед за мной.

***

На следующий день, сидя в своём кабинете, у меня жутко болела голова. Ночь накануне, рядом с Гейбом прошла тихо и спокойно. Хлоя появлялась несколько раз, но мне удавалось, от неё быстро избавиться, глотая горстами таблетки. Я думала, что после трех дневного расставания, Гейб захочет заняться со мной сексом, но этого не случилось. Не знаю, я рада была этому или нет? Он чувствовал, что со мной что-то не так и пытался всячески окружить меня максимально заботой, и я была за это ему безмерно благодарна.

Я принялась обшаривать ящики рабочего стола в поисках тюбиков с таблетками. По коридору, как всегда отпуская шуточки в адрес работающих на своих местах детективов, прошёл Брайн. В конце концов, мне удалось нашарить рукой помятую пачку таблеток от головы. Оглядевшись, в поисках бутылки с водой, я ничего не обнаружила. Наверняка Брайн опять заходил ко мне в моё отсутствие и перетаскал у меня всю минеральную воду в бутылках. Мне пришлось сходить в конец коридора, где у нас располагалась кухня и налить себе стакан воды, чтобы запить таблетки. Идя обратно до своего рабочего места, я перекинулась парой слов с местными ребятами. Вернувшись к себе в кабинет, я поставила стакан с оставшейся водой на стол и стала наблюдать за поднимающимися пузырьками газа. Нужно, чтобы головная боль утихла, прежде чем погружаться в водоворот преступлений и ту гору бумаг лежащую прямо передо мной на столе. Не выдержав, и допив воду до конца, я открыла первую попавшуюся мне на глаза папку и погрузилась в чтение. Компьютер в это время загрузился и на электронную почту стали просто бесконечно сыпаться письма, не переставая издавать, пиликающий сигнал.

Дело, которое я стала изучать, было о происшествии в минувший вторник. Несовершеннолетний мальчик, шестнадцати лет, убил своих мать и отца из дробовика, затем сам покончил жизнь самоубийством — повесившись. На папке стаяла отметка майора Броуди, требовалось тщательное расследование. Почему это дело попало ко мне на стол? Прошла уже неделя. Я посмотрела, что раньше это делом занимался детектив Льюис Макрой. Я набрала его внутренний номер, в трубке послышались длинные гудки.

— Да! — рявкнул, недовольный голос в трубке.

— Полегче, детектив Макрой, — осекла его я.

— Кто это?

— Глория Берч.

— А, Глория. С возвращением, чего тебе надо?

— Ты занимался делом подростка, который перестрелял всю свою семью несколько дней назад, не знаешь почему дело попало ко мне на стол?

— Да, я занимался. Потом, у меня его забрал майор Тед Броуди, и велел перенаправить тебе.

— Почему?

— Я мне, откуда знать, что у старика на уме! — возмущенно произнес Макрой.

— Оттуда, что ты чертов кретин носишь звание детектива! Скажи, своё мнение, что думаешь по расследованию.

— Глория, что ты привязалась ко мне? Не успела появиться и как заноза в заднице сразу. Мальчишка, Том Грейсон, завалил своих предков которые все время не просыхая выпивали каждый день, парень видимо устал от пьянок, не исключено, что там было и домашнее насилие, наверняка отец их бил, и его и мать. Соседи часто жаловались на шум и крики. Походу дела у паренька поехала круша, вот он и решил их прикончить, а потом, встал на стул и дернулся сам, типичное самоубийство.

— Ясно. Спасибо за информацию Льюис.

Положив трубку на рычаг, я тупо уставилась на лежащее передо мной дело. Всё, что сейчас сказал Макрой, было изложено в отчете. Но, майор Броуди не будет просто так отнимать у меня время, будучи уверен в том, что дело закрыл другой детектив. Пролистнув несколько страниц, я прочитала показание соседей, ничего существенного я оттуда не вынесла для себя. Всё похоже было на то, как и описал Макрой.

Набрав внутренний номер майора Теда Броуди, я стала ожидать соединения с ним.

— Майор Тед Броуди, слушает — низким, басистым голос произнес он в трубку.

— Добрый день, сэр. Это детектив Глория Берч.

— Приветствую тебя, детектив. Как отгулы прошли?

— Спасибо, немного отдохнула и восстановила силы. Уже всё нормально.

— Хорошо, тогда жду от тебя как всегда, работы на полную катушку. Нам нужно закрывать план в этом месяце, а у нас накопилось много «висяков».

— Я как раз, поэтому поводу и звоню. У меня на столе дело, которые вы поручили перенаправить мне от детектива Льюиса Макроя. Дело о мальчике Томе Грейсоне, который покончил с собой, предварительно расстреляв свою семью. На мой взгляд, согласно отчёту, я полностью согласна с выводами детектива Макроя, основываясь на тех изложенных фактах и уликах которые были обнаружены и представлены в отчёте.

— Дай мне минутку, сейчас поищу в базе, какой номер дела?

Я продиктовала ему. Послышался шум клавиатуры на том конце линии.

— Да, теперь я вспомнил. Я хотел, чтобы ты ещё раз всё перепроверила, детектив Льюис Макрой, не всегда компетентен и скорпулёзен в расследовании. Здесь, он не исключил вероятность убийства.

— Хорошо, сэр, я ещё раз всё перепроверю.

— Рад, что ты вернулась.

— Спасибо, сэр.

Я решила вернуться к делу чуть позже, пока же я стала просматривать электронную почту.

Стук в дверь отвлек меня от работы. На пороге кабинета возник Брайн. Он был в хорошем расположении духа, как всегда позитивный, прекрасно выглядевший. Среди однокурсников в академии Брайн Уэйн был одним из лучших.

— Ты уже на рабочем месте, крошка? Не помешаю?

— Нет, хотя когда ты спрашивал разрешения, — фыркнула я.

Он сел в посетительское кресло напротив меня. Я кивнула на раскрытую передо мной папку.

— Дело Тома Грейсона, слышал?

— Конечно.

— Что скажешь?

— Думаю — это суицид, не знаю, почему майор перевёл дело нам? Всё очевидно и прозрачно, тем более у их семьи нет родственников, в суд никто подавать не будет на несогласие с расследованием. Если мы сейчас его не закроем, будет очередной"висяк". А у нас таких, вон, целая куча, — он указал пальцем на стопку папок лежащих у меня на столе.

— Возможно. Вопрос, только стоит ли, собственно говоря, удивляться, что он совершил убийство родителей? Рано или поздно, в сущности этого следовало ожидать, зная, как жила эта семья. Но, есть один момент, который меня насторожил, пока я просматривала дело, не знаю, придал ли ты этому значение.

— Какой? — заинтересованно спросил Брайн.

— Мальчик, был метр семьдесят ростом, а потолок в их доме, — я развернула папку к Брайну, — посмотри на фотографию — почти три метра. Веревка не достаточно длинная, чтобы он со стула достал её. — Я подтолкнула папку к Брайну и протянула ему её, указывая на фотографии. Нужно поехать туда на место преступления и провести следственный эксперимент.

— Ты серьезно? — недоумевая, спросил Брайн, делая вид, будто я спятила.

— Я когда-нибудь шутила? — огрызнулась я.

— Ну, хорошо, если ты считаешь, что это необходимо, можем съездить.

— Давай, часа в два поедем туда, для начала немного разгребём весь это беспорядок на столах.

— Хорошо, если это будет не самоубийство, тогда у майора Броуди отменный нюх на дела об убийствах! — присвистнул Брайн.

— У майора, на его веку тысячи таких преступлений, у него уже третий глаз должен был открыться. А теперь, оставь меня одну, мне нужно сосредоточиться на делах.

Дальше мы обсудили, какими"висяками"займемся, чтобы закрыть несколько старых дел и условились встретиться на парковке в два часа дня.

Мне нужно было выпить кофе. Я встала и запрограммировала кофеварку подаренную мне Гейбом на одну порцию эспрессо. Запах свежесваренного кофе не заставил себя долго ждать. Налив себе в чашку ароматный напиток, я почему то захотела добавить в него сахар и сливки, хотя это было мне не свойственно, я пью всегда только черный кофе без сахара. Я снова отправилась на местную так называемую кухню в конце коридора. Некоторые детективы и полицейские уже разошлись по объектам и рабочим местам. С пакетиком сахара и сливками в руках я прошагала по коридору мимо кабинета Брайна. Дверь была приоткрыта, но в комнате было пусто. Я вернулась к себе. Голова уже не болела. Я посмотрела в окно, на гудящую толпу людей и машин, которые в стремительном потоке, куда — то всё спешили. Глоток кофе, приятным теплом разлился по всему моему организму. Я достала одной рукой из кармана брюк свой сотовый и написала Гейбу в приложении"вацап"сообщение, что люблю его и предложила, сегодня на ужин заказать пиццу.

В ответ он мне прислал взаимное признание в любви и сказал, что был бы не против пары пицц.

Гейб, очень много работал, он основал свою клинику, где принимал и работал врачом — психиатром. Клиника была многоуровневая; для элитных клиентов был отведён отдельный этаж, для тех, кто нуждался в помощи, но не имел страховки другой этаж, где, в основном работали молодые врачи специалисты, которые проходили практику, или кто получил только диплом и ему требовались навыки и практика. Эндрю Гейб был публичным, известным человеком не только в Нью — Йорке, но и за его пределами, так как он вносил большой вклад в развитие медицины и психиатрии. Гейб так же занимался благотворительностью и в будущем хотел открыть клинику в Лондоне, по размаху не меньше чем в Нью-Йорке. При всей своей загруженности, он всё же успевал уделять мне внимания столько, что я никогда не чувствовала себя обделенной.

Мои размышления прервал телефонный звонок рабочего телефона. Сняв трубку, я услышала голос майора Броуди.

— Глория, немедленно бросай все свои дела, вы выезжайте с Брайном на массовое место преступление.

— Хорошо, сэр. Что мы имеем?

— Мне известно только то, что в доме найдены три трупа, улица St. Mark’s Place 645 в Ист-Виллидж. Несколько минут назад в службу спасения позвонили с неизвестного номера и сообщили о трупах. Звонивший изменил голос. Количество трупов за раз приводит меня в замешательство, это ни о чем хорошем мне не говорит. Передайте с Брайном пока все свои"горящие дела"другим детективам, сами езжайте и разберитесь, что там произошло.

— Слушаюсь сэр, выезжаем.

Брайн уже вертел ключами от машины, стоя возле двери моего кабинета.

— С возвращением, детка. Убийцы не спят, — присвистнул он.

— Оглядимся сначала, что и как, потом если нужно будет, дополнительно позвоним Эдриану Курту. Если дело запутанное, только этот судмедэксперт сможет нам помочь, — бросила я через плечо Брайну, закрывая дверь кабинета.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Аффект предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я