Орбиты Израиля. Том 2

Исраэль Дацковский

Во II-м томе проф. И. Дацковский анализирует некоторые вопросы положения женщины в еврейском обществе, необходимые изменения в обучении женщин, в роли мужа в вопросах медицинских потребностей жены.Подробно рассматриваются вопросы строительства в Стране, причины еврейских Катастроф и пригодность демократии как формы государственного правления для еврейского общества.Публикуются составленные автором молитвы – молитва врача, личное дополнение к утренней молитве и личные вставки в молитву «Амида».

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Орбиты Израиля. Том 2 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Издание третье,

исправленное и дополненное

© Исраэль Дацковский, 2021

ISBN 978-5-0053-9014-1 (т. 2)

ISBN 978-5-0053-9012-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

4. Женщина раввинского звания

4.1. Предпосылки анализа

Первой ведущей мыслью нашего анализа является понимание необходимости как можно более строгого соблюдения одного из основополагающих, цивилизационных Законов Торы о предотвращении и исключении блуда в еврейской среде. Это является одним из фундаментальных условий реализации высоких целей жизни человека. Причем к блуду относятся не только запрещенные Торой связи, часть из которых подсудны земному суду и, при соответствующих обоснованиях, должны заканчиваться тем или иным смертным приговором (сексуальная связь двух мужчин, связь мужчины с чужой, замужней еврейской женщиной и другие запрещенные Торой связи) или другими, менее жестокими решениями (в случаях, специально оговоренных Торой, или при запрете тех или иных видов связи мудрецами), а часть — неподсудны земным судьям (в том числе и из-за отсутствия соответствующих доказательств и обоснований), но вполне подсудны суду от руки Небес. Необходимо знать, что этот Высший суд может реализовывать любые виды наказаний, включая те, связь которых с нарушениями нам совсем неочевидна, такие как любого вида проблемы в жизни (болезни, экономические проблемы, смерть близких), преждевременная смерть в нашем мире, и наказания вплоть до их по-настоящему высшей меры — отсечения, уничтожения души в мире, следующем за земным существованием людей («карэ́т», высшая мера наказания. Важно понимать, что смерть в этом мире никак не относится к высшей мере наказания и является высшей только с точки зрения ограниченного земного взгляда). К блуду относятся и «свободные» связи без цели брака с женщинами, брак с которыми теоретически возможен. Это связи, которые в условиях законного брака совершенно не были бы запрещены, но даже были бы освящены и были бы полностью законными («молодой здоровый секс» до женитьбы или замужества, служебные романы с незамужними женщинами и многие другие виды связей).

Для выполнения этого ведущего условия необходимо в максимально возможной степени исключить состояния, в которых возможно возникновение случайных симпатий, которые при продолжении этих состояний могут укрепиться и перейти в осознанные действия, которые останавливать как самим участникам (даже при понимании неправильности такого пути), так и внешним силам будет уже гораздо сложнее.

А если учесть, что часто, по крайней мере с одной стороны, «случайные» привязанности, переходящие иногда в запрещенные, а иногда в формально не запрещенные, но относимые к блуду и глубоко осуждаемые иудаизмом связи, совсем не являются случайными, а специально организуются с использованием всех возможностей (не только одежда, косметика, поведение, обстановка, но и служебная зависимость, беспомощное или бедственное положение одной из сторон (иногда — целенаправленно организованное), требование «благодарности» или «компенсации», а в последнее время и использование достижений биохимии — мы говорим об открытии и целенаправленном использовании феромонов (в первую очередь сюда относятся эпагоны — половые аттрактанты и этофионы — феромоны поведения), которые могут в совершенно определенном направлении модифицировать поведение, физиологическое и эмоциональное состояние человека без его на то изначально осознанных намерений). Такие связи являются зачастую реализацией похоти, желанием развлечься, разрядиться или попыткой устроить свою жизнь, часто — с разрушением другой семьи. Причем во всех описанных типах связей оба пола могут на равных выступать инициаторами блуда.

Препятствий на этом пути предотвращения блуда — не счесть. Тут и принятое поведение народов мира, выражаемое как в реальной действительности, так и в агрессивно навязываемых массовой культурой стандартах мышления и поведения, которое, к сожалению, в виде платы за эмансипацию и секуляризацию глубоко вошло в ментальность многих современных евреев; тут и естественные биологические особенности и потребности человека (которые никто отрицать не собирается; Тора уже в своей первой недельной главе указывает (3:16) согрешившей Хаве: «… и к мужу твоему влечение твое…» — и которые могут весьма мощно довлеть над мышлением и поведением созревающего или уже созревшего, но еще не нашедшего законные формы удовлетворения этих потребностей человека); тут и цивилизационные трудности создания «чистых» обстановок с разделением полов (часть из которых, например совместное обучение и совместное времяпрепровождение, порождена культурой народов мира, а работа в совместных коллективах — экономическими реалиями общества); тут и не столь уж редкие и очень разнообразные проблемы в браке.

Кроме этого мы должны учитывать реальную разницу в сложившихся (до разрушения морали, института семьи, характерных для современного разгула феминизма и сексуальной революции) и заповеданных различиях функций мужчины и женщины в мире вообще и в семье в частности, причем в условиях не теоретического, а современного положения в мире, в первую очередь — в современных экономических реалиях. В этих предположениях женщина-раввин, являющаяся учителем Торы и алахи для мужчины — явление совершенно неприемлемое из-за искажения определенных заранее ролей мужчины и женщины в мире, но никак не связанное с различием или отсутствием такового различия в умственных способностях мужчины и женщины. И все весьма немногочисленные примеры мудрых в Торе женщин предыдущих времен следует рассматривать как редкие исключения, никак не определяющие правильное и желательное для достижения женских жизненных целей положение. Да и количество таких примеров говорит само за себя — неполный десяток исключений в течение трех тысяч лет.

Второй ведущей мыслью нашего анализа является изначальное и абсолютное признание необходимости создания соответствующих условий для наиболее полного раскрытия женщиной своего интеллектуального и духовного потенциала (очень разного у разных женщин). Нужно помнить, что познание женщиной Тв-рца, приближение и «прилепление» к Нему, чувство Тв-рца дарованы женщине в гораздо большей мере, чем этого удостоился мужчина, и приходят чаще всего не через интеллектуальное познание Тв-рца и Его творения, а другими путями: интуицией, обостренным чувством, просто даровано с Неба. И нельзя забывать, что целью движения женщины по жизни является обретение ею счастья, чувства полноты и правильности своей жизни в целом и в каждом отдельном шаге, а не высокой карьеры, академических и иных степеней, богатства. Впрочем, у мужчины цели те же, только правильное и желанное наполнение его жизни определяется несколько иными параметрами в силу его несколько иных, «природно» встроенных в него свойств и требований к правильному построению его жизни.

И вот в этих объявленных целях и очень пунктирно прорисованных трудностях попробуем проанализировать желаемое современное место еврейской женщины в жизни и в иудаизме.

Мы очень постараемся избежать наклеек ярлыков на те или иные положения анализа, а потому будем тщательно избегать бирочек типа «современный» — «древний» или «средневековый», «прогрессивный» — «ретроградный», «либеральный» — «косный», «замшелый». Избежать оценок не только невозможно, но и крайне непродуктивно, но мы будем стараться наши оценки не обозначать, а объяснять.

4.2. Насколько женщина умна по сравнению с мужчиной

Еврейские мудрецы в разных источниках говорят о женщинах, что их область мышления даа́т — слабая относительно нормальных мужских способностей мышления в этой области (в терминах мудрецов — легкая) — даата́н кала́н. И это утверждение всегда идет в паре с утверждением, что женщина получила бина́ йетера́ (усиленную по сравнению с мужчинами область мышления бина́). Оказывается, мудрецы совсем не утверждают слабость мышления женщины, а вводят понятие о различных сферах мышления и уже тогда утверждают более слабое положение женщины по сравнению с мужчиной в одной области мышления, но тут же констатируют ее превосходство над мужчиной в другой области мышления. Попробуем уточнить эти, не имеющие однозначных русских аналогов понятия. Мы на русском приведем ссылку на РАШИ (этот единственный из упоминаемых источников переведен на русский язык). РАШИ в своем комментарии на Тору, на стих 3:15 книги Берешит пишет: «…женщины легче поддаются соблазну…». Именно так перевели эту часть фразы РАШИ и Фрима Гурфинкель, и Александр Фейгин. Мы приведем иврит этой части фразы (в транслитерации): «…лефи́ шеhанаши́м дата́н кало́т леhитпато́т…» и наш нелитературный перевод: «…потому что женщины легки мышлением даат соблазниться…». Остальные подсказанные нам равом Даниэлем Элюлем (Бейт-Шемеш и йешива Шелаби́м) источники, упоминающие женский даата́н кала́н, в связи с отсутствием на сегодня их русского перевода мы упомянем на иврите с принятой в этом круге литературы отсылкой к месту точной цитаты:

Одно из нескольких возможных пониманий слова даа́т следует из объяснения о том, что наше мышление состоит из трех слоев, трех областей, уровней мышления, обозначаемых ивритскими словами «хохма́», «бина́» и «даа́т», одинаково переводящихся на русский язык понятием «понимание, разумение, мудрость» (именно по аббревиатуре этих слов одно из широко известных хасидских течений называется ХаБаД). В иврите значения этих слов отличаются. Слово даа́т обозначает сложное логическое и абстрактное мышление, глубокое погружение в тему с отключением на это время мышления от обработки иной информации. Слово бина́ обозначает практическое, конкретное мышление, включающее необходимость интуиции и одновременного обдумывания нескольких задач даже в условиях неполной информации по каждому направлению. Слово хохма́ означает именно мудрость, широту взгляда, обильный набор аналогий, большой опыт решения различных проблем, умение привнести в одну тему широкие знания других тем. Еврейские источники не только считают, что сила женского мышления в области даа́т уступает таковому у мужчин, но и добавляют, что не менее важная в реальной жизни область мышления бина́ как раз сильнее у женщин. Поэтому утверждение еврейских мудрецов о том, что у мужчин сильнее одна область мышления, а у женщин — другая, очень важная именно в практической жизни, никак нельзя считать дискриминационным для женщин. Из такого понятия о различной силе разных слоев или разных областей мышления мужчин и женщин мог последовать вывод о невозможности назначать женщин руководителями народа и судьями (потому что область мышления даа́т связана среди прочего с пониманием и предвидением отдаленных последствий своих слов и решений). Но из женской слабости в области мышления даа́т и женской же силы в области мышления бина́ никак не мог последовать запрет женщине быть свидетелем в суде (кроме предположения о воздействии гипотетически заинтересованного в том или ином исходе дела мужа на жену или предположения о стыдливости женщины перед важным судом, что помешает ей дать объективные показания, хотя запрет основан именно на этих соображениях), так как свидетелю нужно четко и правдиво, в деталях рассказать суду увиденное или услышанное, а тут женщины явно сильнее мужчин. Кстати, во втором благословении перед утренним «Шма» мы просим послать нам именно усиление области мышления бина́ (а не даа́т) для изучения и преподавания Торы (и уравновешиваем этот сдвиг тем, что в четвертом благословении «Амиды» мы просим дать нам все три составляющих мышления: хохма́, бина́ и даа́т). По-видимому, запрет мудрецов женщине свидетельствовать в суде основан не на силе уровней мышления бина́ и даа́т, а на других причинах, например на различии функций мужчины и женщины в семье и в мире или на реальном не самом сильном развитии мышления женщины в эпохи до организации дающих системное образование школ для девочек.

Но и даже первому, на первый взгляд обоснованному утверждению о том, что вследствие относительной слабости области мышления даа́т у женщин их не следует назначать руководителями народа и судьями, можно противопоставить иное мнение, которое, как и ранее высказанное мнение мудрецов, опирается на мнение тех же еврейских мудрецов о превалировании у женщин области мышления бина́ над даа́т, а у мужчин — наоборот. Но выводы получаются несколько иные. Заметим, что область мышления хохма́ вообще не вошла в сравнение силы мышления мужчин и женщин, а эта область мышления уж никак не менее важна, чем две другие рассматриваемые области мышления. Мы позволим себе заметить, что эта область сильнее развита у мужчин в связи с их постоянной интеллектуальной работой в области решения сложных проблем, разбираемых в Талмуде и требующих свох решений в Алахе.

В дальнейшем рассуждении все цифровые показатели сверхусловны и служат только иллюстративным целям. Так как умственные способности у разных людей весьма отличаются, то можно условно каждому человеку после некоторой гипотетической проверки его умственных способностей присвоить некоторую обобщенную, интегративную (обобщенную, включающую частные показатели, но не являющуюся формальной суммой этих частных показателей) оценку его умственных возможностей, которую нужно отличать от объема накопленных знаний и умения ими пользоваться (что-то вроде известного коэффициента IQ). Мы ведь неоднократно встречали в жизни не самых далеких по мышлению людей, которые, накопив большой объем знаний и опыта, оказывались более устойчивыми и успешными работниками, чем их более талантливые товарищи, но нахватавшиеся знаний «по верхам». Присвоим всем мужчинам отдельно и всем женщинам отдельно интегративные оценки знаний и умственных способностей от 1 до 100 (100 — почти гений) — раздельные ряды мужских и женских оценок нам понадобятся из-за типично различного соотношения возможностей областей мышления бина́ и даа́т у мужчин и женщин. Область мышления хохма́ вообще не будет взята в расчет в данном рассуждении. Мы даже не будем углубляться в мысль, что такой или иной проверкой можно будет когда-нибудь раздельно оценивать силу областей мышления бина́ и даа́т и характеризовать силу мышления каждого человека некоторым набором показателей (который все равно придется объединять в один интегративный показатель, придавая различным параметрам различный вес влияния на этот обобщающий, интегративный показатель). Поэтому пренебрежем тем, что у разных людей, как отдельно у мужчин, так и отдельно у женщин, даже с одинаковой интегративной оценкой их возможностей мышления, соотношения областей мышления бина́ и даа́т могут быть весьма различными. Далее скажем, что в норме (в среднем) мужчина с интегративой оценкой 90 сильнее женщины с оценкой 90 в области мышления даа́т, но отстает от нее в области мышления бина́, а потому имеет некоторые преимущества перед ней при назначении на должность руководителя (хотя отметим, что область мышления бина́ весьма важна для подобной должности). Но руководителей и судей разных рангов нам нужно много, поэтому приходится назначать таковых и из людей с гораздо более низкой интегративной оценкой возможностей мышления. И тут нас поджидает парадокс. Даже если мужчина с интегральной оценкой 40 сильнее женщины с оценкой 40 в области мышления даа́т, но отстает от нее в области мышления бина́, то мужчина с интегральной оценкой 40 примерно сравнивается в области мышления даа́т с женщиной с оценкой ее силы мышления, например, 55 и сильно отстает от нее в области мышления бина́, а потому его преимущества перед такой женщиной при назначении на должность руководителя оказываются весьма сомнительными. А если начать сравнивать мужчину с оценкой 40 и женщину с оценкой 70, которая сильнее этого мужчины и по критерию даа́т, и тем более по критерию бина́, то окажется, что такой мужчина отстает от такой женщины по всем параметрам. Конечно, останется ряд возражений: и о допустимости математически-формализованного подхода к столь неформальной области, и о цикличности биологических характеристик женщины, сильно меняющих в течение короткого (месячного) цикла ее настроение, взгляд на мир и возможности вдумчивого мышления (как будто у мужчин нет относительно недавно обнаруженных наукой влияющих на их мышление перепадов настроения (которые, как оказалось, тоже частично определяются периодически меняющимся с той же частотой, что и у женщин, гормональным фоном) или влияния на них жизненных бурь, которые периодически встречаются в жизни практически всех людей), и о различных ролях мужчин и женщин в мире. Также осталась в стороне от рассмотрения безграничная возможность Тв-рца приводить к правильным решениям очень разных по уровню мышления людей и приводить высокоумных к ошибочным решениям. Но во всяком случае однозначность преимуществ мужчин из-за более сильно развитой области мышления даа́т не представляется нам столь уж бесспорной.

Однако имеется жесткое утверждение танная (мудреца Мишны конца I в. их эры), которого звали рабби Элиэзер бен Гирканос, о том, что «мудрость женщины — не дальше веретена» (трактат «Сота» Вавилонского Талмуда, лист 20а. На мнении этого мудреца построен закон (алаха), что девочек не учат Торе, который впоследствии поддержали многие крупнейшие законоучители: РАШИ, РАМБАМ и многие другие). Это обвинение гораздо жестче, чем даата́н кала́н, и требует объяснения.

Изначально мальчиков учили Торе дома отцы или приглашенные учителя, так как Тора требует передавать этот огромный блок знаний именно сыновьям, но в прямом тексте Торы нет запрета на обучение девочек. Когда этого стало резко не хватать, то есть появилось достаточно много детей, отцы которых сами не могли учить своих детей Торе и по финансовым причинам не могли пригласить учителя Торы к своим детям, еврейское общество ответило на это состояние семей созданием общественных школ только для мальчиков, чтобы не было в народе неграмотных в Торе евреев. Возникновение таких школ относится к концу эпохи Второго Храма (последний век до их эры — I в. их эры), что на 1500—1800 лет опередило создание системы обязательного начального образования в Западной (христианской) Европе.

Чтобы не расширять безмерно объем этого текста, мы не будем здесь рассматривать, почему не были одновременно открыты школы для девочек: алахический разбор этого явления приведен во многих источниках, на которые мы ссылаемся, и в частности в [2].

4.3. Женщины и системное образование

Просто отметим два факта. Первый факт: еврейские школы для девочек не были открыты аж до XIX века их эры, открытие таких школ почти на век отстало сначала от открытия христианских школ для девочек и затем отстало даже от школ обязательного образования для всех девочек (школы остались христианскими), куда евреи были вынуждены отдавать своих дочерей. Массовое открытие еврейских школ для девочек было запоздалым и вынужденным ответом на европейскую обязательность школьного образования для девочек. В наиболее рано организовавшей такие школы Германии открытие таких школ связывается с именами раввинов Шимшона-Рафаэля Гирша и Азриэля Гильдесхаймера, и первенство Германии в этом вопросе не в последнюю очередь было обусловлено попытками противостояния распространению там еврейской ереси под названием реформизм.

Второй факт: в Мишне имеется мнение танная Шимона Бен Азая, называемого просто Бен Азай (без добавления титула рабби — он, как и его друг Бен Зома, не успел получить смиху и почетный титул рабби в связи с римскими гонениями на мудрецов Торы, и тем не менее, по мнению РАШИ, «в те дни не было подобных им в знании Торы» — РАШИ на Кидушин 49б). Бен Азай утверждал, что человек обязан обучать свою дочь Торе, но это мнение имеет в алахе статус «единственного», хотя мы знаем, что даже высказывая прямо противоположные мнения, мудрецы не ошибались, а рассматривали проблему с разных сторон, а потому и «единственные» мнения не могут быть признаны ошибочными, тем более мнения, высказанные такими великими в Торе мудрецами. Кроме этого, многие утверждения Торы и Талмуда, записанные в мужском роде, на самом деле могут быть отнесены или только к мужчинам, или в той же мере к смешанным обществам мужчин и женщин (кроме случаев четкого и однозначного указания на мужчин, на сыновей и т.д.), так как иврит требует как для чисто мужских, так и для смешанных обществ употреблять именно мужской род глаголов, существительных и прилагательных множественного числа и только для чисто женских обществ — женский (в отличие от русского языка ивритские части речи множественного числа имеют явные родовые окончания).

Периодически в еврейской литературе Средних веков встречались идеи организованного образования в области практической алахи для девочек (иного типа образования кроме религиозного в те времена не существовало ни для еврейских мальчиков, ни вообще в мире). Например, Йеhуда а-Хаси́д hаЛеви (1660—1700) писал: «Девочки также должны получать образование, позволяющее им познакомиться с основными законами, встречающимися в повседневной жизни, и уметь пользоваться ими. Действительно, мудрецы Талмуда разъясняли, что женщин не следует обучать Талмуду. Но это означает лишь то, что они не должны вникать во все тонкости споров и логических выводов, приводимых на его листах, но ни в коем случае не относится к изучению непосредственно применяемого в жизни закона и всех аспектов, формирующих морально-нравственные качества человека» (мы цитируем по изданию: Тора и афтаро́т с комментарием «Сончино». Москва — Иерусалим: Гешарим, 1999. С. 1369). Но такие идеи остались единичными и невоплощенными на практике на уровне организации школ для девочек. Их образование осталось внутрисемейным.

В Восточной Европе (в Польше) открытие школ для девочек отложилось аж до 20-х годов XX века и связано с именем краковской портнихи Сары Шнирер, открывшей в Кракове в 1918 году первую еврейскую религиозную школу для девочек «Бейт Яаков» при поддержке и благословении руководителей того поколения — раввинов Хафец Хаима, Хаима Озера Гродзинского и тогдашнего Гурского ребе. Количество таких школ быстро увеличивалось, они появились во многих еврейских общинах, разбросанных по всему миру. Сначала эти школы были чисто религиозными, но в дальнейшем в разных странах их программа существенно расширилась научными (часто, но неверно называемыми светскими) предметами (опять — вслед за христианскими школами).

Открытие таких школ и в Восточной Европе было вынужденным ответом в качестве попытки противостоять ассимиляции и секуляризации (чтобы не сказать — христианизации), когда во многих странах Европы было введено обязательное светское (с большой долей христианства) образование «своих» девочек (начавшееся примерно в XVIII в.), по пути захватившее еврейских девочек в результате эмансипации.

Таковы факты. Еврейские школы для девочек открылись поздно. К этому нужно добавить позднее включение женщин (всех женщин, не только еврейских) в систему высшего образования (когда она более-менее в современном виде сложилась примерно к концу XVIII — началу XIX в.). Первая женщина получила диплом врача только в начале XIX века (не считая исключения Салернской медицинской школы в период ее расцвета в X—XIII вв.). Еще в начале 60-х годов ХХ века Гарвардский университет (США) ограничивал число женщин, обучающихся на медицинском факультете, принимая всего 5% женщин (6 из 120 студентов на курсе).

Но мы пока не ответили на вопрос, почему же рабби Элиэзер бен Гирканос говорил о том, что «мудрость женщины — не дальше веретена». Были ли у него для этого серьезные основания? Мы полагаем, что, к сожалению, были.

Многие века в иудаизме считалось, что женщине достаточно знать ведение домашнего хозяйства и только те законы (алахот), которые она обязана соблюдать (а многие религиозные авторитеты добавляли, что и их не нужно знать особо глубоко: деталями законов и решениями в спорных или пограничных ситуациях должен заниматься муж). Эти знания девочка получала дома от матери, и в сплоченном ортодоксальном закрытом обществе от девочки требовалось вести себя так же, как окружение. Вроде бы в особом системном образовании еврейская девочка не нуждалась. Но мы уже неоднократно писали, что для серьезного мыслительного развития мозга требуются определенные условия. К ним необходимо и обязательно относятся:

• непрерывное увеличение сложности решаемых ребенком, равно мальчиком и девочкой, задач (необязательно только математических; сюда входят и задачи из других предметов, и ситуации из жизни, требующие понимания, обоснованного анализа и разбора, а затем — принятия решения), создание некоторого небольшого, неразрушающего, но постоянного увеличения требований и сложности заданий над уже освоенным уровнем — каждая следующая задача должна быть немного сложнее предыдущей. Понятно, что скорость увеличения трудности предлагаемых ребенку задач является достаточно индивидуальной и неразрывно связана со способностями и скоростью мышления ребенка. И также важно упомянуть важнейшую необходимость многократных тренировок, повторения и закрепления достигнутого уровня сложности решаемых ребенком задач, связи задач из различных предметов и жизни — межпредметные связи для получения целостной картины мира. Сошлемся на мнения С. Л. Рубинштейна и Л. С. Выготского о зоне ближайшего развития ребенка, приведенные нами в начале параграфа 2.3 «Развитие ребенка»;

• своевременное начало предложения ребенку задач определенного типа. Это связано с тем, что многие навыки, изучение которых не началось в определенное время, на определенной стадии развития мышления, уже не могут быть полностью и глубоко освоены, если их изучение начнется позже периода «закрытия окна хороших возможностей» для данного навыка. Объясним: если не начать учить ребенка в достаточно раннем возрасте (пять — семь лет) музыке, игре в шахматы, спорту, то, начав учить этому позже (более старших детей или даже взрослых), конечно, какого-то уровня достигнуть можно, но по-настоящему большие результаты уже окажутся недостижимыми, даже если ребенок изначально обладал большим талантом к этим занятиям. Если ребенок не слышал человеческой речи до четырех-пяти лет, то он уже никогда не начнет говорить ни на одном человеческом языке. Но то же самое касается и сложного абстрактно-логического мышления: его нужно начинать развивать не позже 9—11 лет, и к 12—13 годам «окно хороших возможностей» закрывается, а обучение этому типу мышления неизбежно базируется на уже развитых к этому времени иных типах мышления и на знании многих реалий этого мира. Иначе — большого уровня достигнут только единицы-исключения (мы указывали ранее, что именно с нарушением этого закона природы связано весьма малое количество мудрецов Торы при всеобщем обучении ей). Но Тора (и Мишна́, и Талму́д) в силу своего огромного объема и сложности не может предложить развитие такого сложного абстрактно-логического мышления в соответствующем этому мышлению возрасте; в этом возрасте еще не заканчивается пассивное накопление огромного материала Письменной Торы и Мишны. Только глубокое изучение Гемары способствует развитию сложного абстрактно-логического мышления (иначе говоря, развитию мышления на уровне даа́т), но такое изучение на серьезном уровне может быть введено где-то в 15—16 лет, и поэтому большинство религиозных (ультраортодоксальных, хареди́мных) школ и в древности, и сегодня начинает развивать этот тип мышления после «закрытия окна хороших возможностей». Отсюда следует вывод, что для развития сложного абстрактно-логического мышления именно в Торе совершенно необходим другой, вводимый на более ранней стадии инструмент развития мышления. Практически единственным известным нам таким инструментом является математика в своей форме словесных задач, для одаренных учеников — олимпиадных задач (вначале — «занимательная» математика) повышенной сложности, которые могут решаться даже при использовании минимального математического инструментария, накопленного уже в первом классе.

Но девочки обучались дома, часто — просто примером матерей, с минимальными объяснениями. Возникающие домашние ситуации и задачи никак не соответствовали ни первому, ни тем более второму требованиям развития мышления. Эти задачи были однообразны, не давали требуемое постепенное увеличение требований, не были методически последовательно предложены ребенку, часто — единичны (уникальны) и слишком сложны для ребенка, а потому требовали просто запомнить правильное решение без анализа действия матери в тех или иных ситуациях; отсутствовала достаточная повторяемость однотипных задач (кроме простейших рутинных). Поэтому мыслительное развитие девочек и в дальнейшем — женщин действительно оставляло желать много лучшего. Поэтому мы вынуждены признать оценку рабби Элиэзера бен Гирканоса в качестве верной для большинства женщин (или, иными словами, для типичной женщины) не только в современный ему период еврейской истории, но и в гораздо более поздние эпохи (по крайней мере до возникновения учреждений системного обучения девочек). А вслед за этим признанием мы вынуждены также признать обоснованность запрета женщине быть свидетелем в суде и занимать судебные и руководящие должности в общине (этот запрет пока обоснован нами уровнем мышления женщины, не получившей правильного системного образования. Сегодня эту проблему можно считать ликвидированной. В современном мире девочки в своем большинстве получают системное образование на уровне не худшем, а в ряде случаев за счет более широкого изучения научных предметов и лучшем, чем мальчики. Но в дальнейшем мы вернемся к этому запрету (настоятельной НЕрекомендации) уже исходя из других аспектов, одной группой которых является понимание роли женщины в мире вообще и в семье в частности, хотя современное секуляризованное общество такие НЕрекомендации не признает и женщины de facto как выступают полноправными свидетелями в судах, так и занимают должность судьи).

Мы даже не будем упоминать мыслительный, уровневый ущерб, понесенный еврейским народом от такого положения с образованием женщин, хотя мы знаем сегодня о значении генетически передаваемых свойств, в том числе мыслительных, от обоих родителей, а не только от отца (при этом мы не являемся сторонниками евгеники, видя, в частности, огромную разницу в способностях детей из одной семьи, периодическое появление мудрецов в семьях ам hаа́рец и не отрицая слишком часто подтверждаемую верность выражения «на детях гениев природа отдыхает»). В оправдание сложившегося издревле положения отметим, что слишком большое мыслительное преимущество евреев над иными народами мира могло легко привести к невозможности выполнения евреями их роли и задач в мире, установленных для них Свыше.

4.4. Причины современного состояния

Мы пытаемся рассмотреть современное положение вопроса, а после открытия и распространения школ для девочек «Бейт Яако́в» и изменений, произошедших в мире, ситуация резко изменилась и стала невозможной простая экстраполяция положения женщин в предыдущие века на современность. Также требуют переоценки и многие мнения мудрецов по данному вопросу; в первую очередь требуется переоценка исходных данных и причин для их высказываний, требуется тщательный анализ мнений для выяснения того, что сказано навечно как неотменимый закон существования и развития мира, а что сказано верно только для тех или иных условий.

В христианском мире в период со второй половины XV века до первой половины XVIII века (на точности приведенных временных границ мы не настаиваем) прошли четыре взаимно влияющих и не совсем совпадающих между собой по времени различных процесса, которые принципиально изменили лицо западной цивилизации по сравнению с темными Средними веками, погрузившими Европу во мрак после разрушения варварами Римской империи. Эти процессы: Реформация (католической церкви), Ренессанс, он же Возрождение (культуры, наук, искусств), появление протестантизма и капитализма. Нас в целях линии нашего изложения интересуют два процесса из этих четырех. Первый из них — развивающийся протестантизм — во многом заменил общественное признание ценности человека с внутренних параметров личности на знаки достижения внешнего успеха, что потребовало и от женщины для фиксирования своей ценности в обществе и даже в семье стремиться обзавестись такими знаками, как чисто внешними (соответствующие уровню положения одежда, украшения, обстановка дома, требования к подобающему поведению), так и проявляемо-сущностными (должность, образование, богатство, место в обществе). Второй из них — развивающийся капитализм — имея чисто экономические устремления, снизил зарплату мужчины до уровня, при котором стало уже невозможно приемлемо содержать семью. Это привело к необходимости послать на работу и жену. Капитализм выиграл дважды — уменьшил стоимость труда и добавил к имеющемуся мужскому резервуару трудовой силы еще и огромный женский резервуар (мы с интересом обнаружили, что вслед за К. Марксом сами отдали приоритет определенного направления развития общества экономике).

Оба этих процесса проходили медленно, постепенно и почти без участия евреев, которые в своей массе были заперты в гетто и продолжали свой традиционный образ жизни и образования (правда, нельзя отрицать, что именно евреи стояли в основе развития капитализма. Как мы отметили выше, капитализм немыслим без международной торговли, без банковских и иных ссуд, без взаимного доверия участвующих в сделках сторон, а значит, без периодически возникающих деловых конфликтов. Во-первых, это требовало похожей ментальности (отношение к делу, уважение к заключенным договорам, честность и проч.) от участников сделок, и во-вторых, наличия равнопризнаваемого многими участниками механизма разрешения конфликтов. Обе эти стороны в том мире могли представить только евреи, получившие одинаковое базовое воспитание и образование, рассеянные по миру, имеющие возможности дачи и получения ссуд и имеющие в любой точке мира раввинов или раввинские суды, судящие спорящие стороны по одинаковым законам Талмуда. Это и предоставило евреям особую роль «основателей» капитализма в мире). Но в мир пришла эмансипация. Она началась во Франции в самом конце XVIII века и шла по континенту до начала века двадцатого. Евреи, выйдя из гетто, обнаружили, что мир оказался совсем не таким, из которого они ушли в гетто тремя-четырьмя столетиями раньше. Пришлось приспосабливаться к имеющемуся миру, который резко противоречил сложившемуся за многие века еврейскому укладу жизни.

Еврейство ответило двумя противоположными (и обеими — крайними) тенденциями: с одной стороны, сохранением традиционного уклада жизни в черте оседлости Восточной Европы, мало отличавшейся от расширенного гетто (не совсем добровольно, были большие законодательные ограничения селиться за пределами черты оседлости; эта черта была ликвидирована только Октябрьским переворотом 1917 года; не будем здесь говорить, что открылось «освободившимся» и что совершилось с вышедшими из черты оседлости в широкий Советский Союз), и с другой стороны, немецким реформизмом с курсом на полную ассимиляцию.

В современном ультраортодоксальном (хареди́мном) сообществе наметилась (в период перед Второй мировой войной в Восточной Европе) и реализовалась на Святой земле уже после восстановления государства Израиля еще одна тенденция, которая в последнее время стала распространяться и на слой религиозных сионистов (слой «вязаной кипы»). Эта тенденция заключается в том, что муж полный день учится в йешиве (принося крохи в семейный бюджет), а жена работает вне дома за зарплату, в существенной части содержит семью и при этом продолжает выполнять все традиционно женские обязанности по дому. Понятно, что при таком подходе первыми страдают дети (в первую очередь их воспитание, далее — их обслуживание, создание для них хороших условий теплого дома, без которого их развитие неизбежно окажется ущербным).

Относясь весьма отрицательно к такому положению в семье, мы тем не менее примем его как данность, но выделим одну из явных болевых точек в такой ситуации (а таких болевых точек в данной ситуации немало). Два крупных раввина современности, руководители поколения рав Йосеф Шалом Эльяшив (упоминание о праведнике — к благословению), ашкеназ, и рав Шалом Коэн, сефард, духовный руководитель партии ШАС, издали алахические постановления, запрещающие «хареди́мным» (как пишется в такого рода постановлениях — еврейским) женщинам получать высшее образование. В нашем распоряжении нет текста постановления рава Й. Ш. Эльяшива, информация о его постановлении передавалась устно, зато постановление рава Шалома Коэна опубликовано даже на русском языке [9]: «Абсолютно недопустимо, чтобы девушки учились в каких-либо академических учреждениях, к какой бы системе они ни принадлежали, так как эта учеба сбивает их с правильного пути и противоречит законам Торы». Под запрет попали даже те высшие педагогические учебные заведения, которые предназначены для учебы «харедимных» девушек и которые готовят их к работе учительниц в женских школах того же сектора. Можно подумать, что сегодня можно полноценно учить девочек из ультраортодоксальных (хареди́мных) семей, если учительницы не имеют при этом серьезной педагогической подготовки. Особо интересно заметить в этой связи, что предыдущий духовный лидер партии ШАС Овадия Йосеф таких постановлений не публиковал, и даже более того: его дочь Адина Бар-Шалом, лауреат государственной премии Израиля, была одной из создательниц системы высшего образования для девушек из религиозных семей.

У такого запрета есть много последствий.

Во-первых, по нашим наблюдениям, не столь уж многие девушки из ультраортодоксальных (хареди́мных) семей (с согласия их семей) такому запрету подчинятся. Существующие педагогические высшие учебные заведения для таких девушек никто закрывать не собирается. И среди прочего это явно означает ослабление авторитета раввинов и их постановлений даже внутри их сектора, что является резко отрицательной тенденцией, к сожалению, провоцируемой самими раввинами, принимающими постановления, которые народ не может (или не хочет) выполнять.

Во-вторых, нам известны несколько ультраортодоксальных девушек, получивших научное высшее образование (необязательно педагогическое, а потому учившихся в обычных («светских») университетах: иных мест учебы просто нет, а учеба в таких «общих» университетах и колледжах сама по себе является большой проблемой, большим искушением и разрушением целостности морали) и испытывающих значительные трудности с замужеством в своей среде. Высокоразвитые и сильные именно в Торе (но слишком часто — только в Торе), глубоко «харедимные» мальчики не хотят жениться на таких девочках (девочки с таким образованием на харедимном сленге называются «сожженные» (иврит: сруфо́т. Впрочем, такая же оценка дается и харедимным мальчикам, получившим научные академические степени, без которых приличную работу с зарплатой, на которую можно содержать семью (например медбрат, учитель) не найти — огромная масса определенным образом воспитанных девочек хотят в мужья только йешиботника и согласны взять весь семейный груз на себя), так как они потеряли чистоту восприятия мира, впитав чужие, не предусмотренные для чистой «харедимной» девочки знания и тенденции), а менее развитые мальчики, не знающие мира, часто — весьма примитивные, не очень подходят этим высокоразвитым девочкам (уже не говоря о том, что и далеко не самые продвинутые даже в религиозном образовании мальчики с презрением и свысока смотрят на таких «сожженных» девочек). Собственно, основой таких алахических постановлений ведущих раввинов, по нашему предположению, является слабая и запоздалая попытка недопущения отмеченных диспропорций, но не путем поднятия уровня мальчиков, а путем искусственного ограничения развития девочек. Мол, если сама будет примитивной, то, может быть, и не поймет, что вышла замуж за примитивного, а не поймет — вполне может быть счастлива. А то, что она без образования будет работать на более тяжелых, менее творческих и, самое главное, на менее оплачиваемых работах, — так это цена за мир в семье (иврит: шлом ба́ит). Мы также знаем, что примитивность мышления матери часто приводит к достаточной примитивности мышления детей, а если и муж имеет только средние знания, и то только в Торе, то познание Тв-рца на всех Его путях в такой среде оказывается под большим вопросом.

В-третьих, на пути получения серьезного академического образования в «хареди́мной» среде есть еще дополнительное мощное препятствие. В былые века мальчик начинал работать только женившись, а до этого сидел в йешиве и учил Тору. Тогда вопрос о времени на получение специальности для заработка остро не стоял; он начинал работать подмастерьем и со временем поднимался (если поднимался) до мастера не только в ремесле, но и в торговле, в рождающемся банковском деле, в чиновничестве без специального образования. Сейчас — иначе, и этот вопрос остро стоит и для девочек, и для мальчиков. Дело в том, что для получения специальности, требующей современного высшего образования (а без этого трудно рассчитывать на приличную работу и приличный заработок), нужен аттестат зрелости (иврит: теуда́т багру́т), который при нулевых начальных знаниях математики и английского, характерных для выпускников йешив, требует не меньше трех лет серьезной учебы, и лишь затем — высшее образование, требующее четырех лет обучения (правда, сейчас харелимный мир научился обходить формальное требование наличия аттестата зрелости при поступлении на обучение для получения высшего образования — при высших учебных заведениях, ориентирующихся а прием харедим организовались подготовительные курсы (иврит: в разговорной речи мехи́на, но правильнее мехина́), на которых кандидаты в студенты учатся год, «изучают» математику, английский язык,, сдают местные экзамены и считаются годными для начала получения высшего образования (это за год-то с абсолютных нулей). Поэтому и выпускники с официальными дипломами имеют соответствующие знания и о мире, и даже о своей специальности). Итого при нормальной учебе семь лет, которые нужно вложить ДО появления нужды в заработке, который начинает явно требоваться через год-два после женитьбы (и даже с непрекрытой халтурой начала высшего образования после мехины требуется пять лет для получения диплома). Большинство начинает интересоваться заработком и путями его получения, когда жизнь сильно прижала и уже нет тех необходимых многих лет на получение образования и достойной работы. Ведь в эти годы нужно не только платить за образование, но и содержать семью. А выход на этот путь сразу лишает соискателя образования помощи общины, стипендии йешивы (так как это противоречит «генеральной линии партии»), что фактически для слишком многих исключает возможность этим путем воспользоваться. Эти люди оказываются в непреодолимых тисках обстоятельств и вынуждены всю жизнь перебиваться малоквалифицированным и, соответственно, малооплачиваемым трудом. Поэтому аттестат зрелости нужно получать еще в возрасте школы, а получать высшее образование — после нее. «Хареди́мный» мир к такому подходу мало приспособлен, большинство семинаров для девочек к получению аттестата зрелости не готовит. Девочки в этой среде часто выходят замуж раньше, чем женятся мальчики, в 17—18 лет, рожают через год и должны прокладывать свой путь к высшему образованию в очень тяжелых, если вообще возможных условиях. И запрет раввинов в первую очередь воздействует на школы, которые, не готовя девочек к получению аттестата зрелости, фактически запирают их возможность получить достойное образование и достойный заработок.

4.5. Об изучении женщинами глубин Торы

Одной из причин древнего запрета мудрецов женщинам глубоко изучать Тору (по нашим представлениям, сегодня таким высоким, доступным (!!!), но совершенно ненужным и вредным для женщин уровнем изучения Торы является глубокое изучение Талмуда (на уровнях ию́н, пильпу́ль) и изучение Алахи на уровне серьезного полного изучения «Шульха́н Ару́х» с несчетным числом комментариев на него) является не только особая роль женщины в мире и в семье, не только то, что женщина имеет свои, отличные от мужчины пути достижения счастья в этом мире и приближения к Тв-рцу, но и учет того, что женщина была создана позже мужчины (не будем углубляться в вопрос о том, что первичный Адам был двуполым и производством женщины было выделение женской сущности из общего с оставлением мужкой сущности в остатке. В этом смысле мужчина и женщина были созданы одновременно сначала в виде объединенной сущности, а затем в виде двух разделенных сущностей — мужской и женской соответственно. И стирание различий у этих сущностей не оставляет места для двух раздельных первых людей, лишает это разделение смысла). Более позднее создание женщины в качестве изделия второго поколения позволило усовершенствовать женскую сущность и облегчить ей приближение к Тв-рцу без напряженной и сложной учебы Торы (мы бесконечно далеки от мысли, что Тв-рцу путем создания устройств разных поколений сложности пришлось методом критической оценки предыдущей модели и на базе такой «работы над ошибками» постепенно совершенствовать изделие и тем самым приближаться к идеалу). Женщина совершенней и сложней мужчины и поэтому имеет возможность познания Тв-рца и приближения к Нему не только и не столько на уровне сложной учебы, мыслительной деятельности, сознания, тщательного исполнения многочисленных заповедей, но скорее и успешнее — на уровне чувства, интуиции, подсознания, ограниченной по сложности учебы и выполнения меньшего, чем мужчина, числа заповедей. И тогда по поводу изучения женщиной сложного уровня Торы можно привести следующую аналогию. Многие мудрецы (кроме РАМБАМа) серьезно относились к астрологии, но считали, что так как души евреев укоренены в самом Тв-рце, то звезды в имеющемся астрологическом описании над ними не властны, евреям даны иные способы воздействия на настоящее, будущее и даже на прошлое свое, своих близких, своего народа и мира в целом. Но если еврей обращается к астрологии (в первую очередь не для осознания настоящего, а для «заглядывания» в будущее), он понижает себя до уровня народов мира и попадает под власть звезд. Так и с женщинами, глубоко изучающими Тору: они не повышают себя, а совсем наоборот — понижают себя до уровня менее совершенных, чем они сами, мужчин, теряют многие чисто женские и более успешные аспекты познания Тв-рца, а совсем не приобретают дополнительную глубину и ясность этого познания.

Поэтому мы полностью согласны с мнением еврейских мудрецов многих поколений, что женщине противопоказано глубокое изучение Торы, причем это изучение ей противопоказано совершенно не по скудости ее умственных возможностей, а совсем наоборот — из-за богатства ее возможностей познавать Тв-рца, служить Ему и «прилепляться» к Нему без утомительной учебы и глубокого разбирательства сложнейших текстов. Женщине нужно полностью использовать для этого данные только ей и соответствующие только ей тонкие механизмы, а не претендовать на более грубые механизмы мужчины, который просто не может без них обойтись, так как не снабжен женскими механизмами познания и ощущения близости Тв-рца.

А если женщина все-таки становится на несоответствующий ее устройству и психике путь, ожидающие ее потери многократно превышают возможные приобретения. В первую очередь женщину на этом пути поджидает разрушение ее возможностей более тонко и глубоко, чем мужчина, познавать Тв-рца на чисто женских путях такого познания, недоступных мужчине.

Именно из такого понимания вредности для женщины углубляться в особо сложное и подробное изучение Торы мы будем строить наше понимание о необходимом образовании женщины.

Приведем некоторые примеры, иллюстрирующие, что принципиально разные пути изучения и служения мужчины и женщины ни в какой мере не являются дискриминационными по отношению к женщине и только больное феминистическое воображение видит дискриминацию в естественном порядке вещей, даже в тех областях, где женщина ставится на более высокое место по сравнению с мужчиной. Но феминисткам неважно, что место женщины более высокое, для них важно, что это место не равно месту мужчины, а значит — дискриминационно.

Хороший пример, объясняющий необязательность соблюдения некоторых заповедей (связанных со временем, иврит: зман грама́) женщинами, приводит в [1] проф. Йешаяhу Лейбович. Он указывает, что есть ряд заповедей, обязательных для исполнения только коэнами. И никакому мужчине не придет в голову исполнять эти заповеди, стараясь еще больше приблизиться ко Всевышнему. Также мужчина ни в какой мере не считает такое свое «ограничение» дискриминацией по признаку происхождения (правда, один муж счел себя дискриминированным таким подходом к избираемым на служение Тв-рцу и даже поднял большой народный бунт для изменения этой «несправедливости». Конечно, он обессмертил свое имя на все времена: его звали Корах, сын Ицhара, его бунт описан в одноименной недельной главе книги Бемидбар, но судьба его печальна). Так и женщина, исполняя необязательные для нее заповеди именно как заповеди, ко Всевышнему этим путем никак не приближается: у каждого (у женщины, у мужчины, у коэна) есть свои пути службы Тв-рцу, которые составляют только пересекающиеся множества, и нет необходимости искусственно делать их совпадающими множествами.

Рав Эльханан Бунин Вассерман в [3] указывает, что любая заповедь по крайней мере двуслойна. И первый слой даже заповедей, необязательных для исполнения женщиной, никак не запрещен женщине и наоборот, приводит к пользе и исправлению «…путем совершения самой заповеди, для чего и повелел Всевышний ее исполнять». Далее рав Э. Вассерман приводит слова РАМБАНа на главу «Ки Теце́» о заповеди шилу́ах hаке́н (отослать птицу, Дварим 22:6): «Утверждение нашего учителя [РАМБАНа], что у всех заповедей есть смысл и польза, и исправление для человека, помимо награды за нее…». Гораздо более второстепенный вопрос о произнесении благословения на выполнение необязательной для женщины заповеди также имеет свое решение, хотя ответ различается уже не по гендерному, а по общинному признаку: сефардки, по решению Йосефа Каро, автора алахического кодекса «Шульха́н Ару́х», не должны произносить такое благословение, а ашкеназкам, по решению РАМО́ (рав Моше Исерелис, написавший ашкеназские отличия от сефардских постановлений Йосефа Каро. Эти отличия РАМО́ печатаются внутри текста «Шульха́н Ару́х»), вполне разрешено произносить такие благословения.

Ошибки феминизма следуют из ошибочного понимания равенства полов. Приведем мнение французского философа конца XIX — начала XX века Густава Лебона (правильнее: Ле Бона) из введения к книге [10], которое он высказал не в частности о женщинах, а в общем о сравнении народов и рас: «Уже почти полтора века [ко времени написания книги в 1897 году] прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности, бросили в мир идею равенства людей и рас. Очень обольстительная для масс, эта идея вскоре прочно укрепилась в их душе и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла основы старых обществ, произвела одну из страшнейших революций [Имеется в виду Великая Французская революция 1789—1799] и бросила западный мир в целый ряд сильных конвульсий, которым невозможно предвидеть конца. Без сомнения, некоторые из неравенств, разделяющих индивидуумов…, были слишком очевидны, чтобы приходилось их серьезно оспаривать.… Средство против этого было очень простое:… дать всем людям одинаковое воспитание».

По сути, глубокое изучение женщинами сложных разделов Торы реализует уже понятые многими как ошибочные (хотя, может быть, и бывшие полезными на предыдущем витке истории обществ) и отжившие в понимании многих взгляды феминизма, что приносит женщинам, попавшим на удочку такой пропаганды, большой и некомпенсируемый вред.

4.6. Звания — названия

Одна из лежащих на поверхности причин появления относительно заметного числа женских мест достаточно глубокого изучения Торы связана с элементарной необходимостью искать оплаченную занятость, то есть места работы для многочисленных раввинов, сдавших государственные экзамены и получивших государственный же диплом, который нам уже трудно назвать традиционным словом, обозначающим посвящение в раввины — смиха́ (возложение рук посвящающего в раввины на голову посвящаемого), но который по привычке продолжают так называть. «Производство» раввинов путем сдачи соответствующего набора экзаменов, по крайней мере в Израиле (государственное производство, называющее себя ортодоксальным), намного превышает возможности рынка трудоустроить всех обладателей раввинских дипломов (к рынку мы относим, в частности, места преподавания Торы в школах и йешивах. В США достаточно принято, даже изучая Тору и алаху до уровня успешной сдачи раввинских экзаменов и получения «смихи» раввина, получать также и иную специальность, подтвержденную или не подтвержденную дипломом о высшем образовании, например специальность врача, экономиста, компьютерщика. В Израиле раввины редко видят себя вне чисто раввинской, исследовательской в области Торы и алахи или преподавательской работы и в массе не имеют иного образования или специальности). Вот и приходится им открывать для себя новые места работы, занимать должности глав женских йешив (в любых их видах и под любыми названиями). Уже не говоря о «раввинах» иных течений, которые могут обещать пришедшим учиться женщинам золотые горы, выдавать любые дипломы и присваивать любые звания (в том числе и при недлинном сроке обучения), но уровень обучения, во многом определяемый уровнем учителей, останется соответствующим качеству и реальному весу «раввинского» звания учителей и до предела сокращенных программ обучения. Мы глубоко осуждаем как разрушительную для самих женщин и для всего еврейства тенденцию создания высших женских йешив (под любыми, вроде приемлемыми названиями курсов, семинаров, мест получения академических степеней в области Торы) и «заманивания» туда женщин самыми разными путями, в том числе и высокими стипендиями «йешиботницам».

В современном нам мире произошли смещение, смешение и резкая деградация раввинского звания. На то имеются по крайней мере три слоя причин.

Слой первый — переход, по крайней мере в сионистских кругах, что было вмонтировано в институции государства Израиль, от признания кандидата на звание раввина действительным раввином со стороны признанного рава к экзаменам, уровень которых, в соответствии с общемировыми тенденциями высшего образования, непрерывно снижается. Сдача кандидатом на раввинское звание набора из четырех основных экзаменов и некоторых дополнительных хотя и продолжает называться получением смихи, но непрерывная, идущая от Моше рабейну, от горы Синай традиция рукоположения (возложение рук ранее рукоположенного рава, присваивающего звание раввина кандидату, на голову кандидата, получающего звание) прервана. И сегодня слово смиха́ означает документ о раввинском звании, выданный крупным раввином (в харедимной среде), или диплом, полученный в результате успешной сдачи государственных экзаменов в Израиле. Этот государственный диплом раввина почти признается государством в качестве диплома о первой академической степени (бакалавр), хотя сегодня для исключения споров о соответствии образований государство позволило открыть ряд педагогических колледжей, дающих признанный государством диплом об академической степени в педагогике практически на основании факта многолетней учебы в йешиве с формальным выполнением еще некоторых требований, имитирующих академическую учебу. Если в начале 90-х годов для допуска на такие экзамены нужно было пройти собеседование у крупных раввинов и получить допуск к экзаменам, то теперь достаточно принести справку о четырехлетнем изучении материала с возраста 18 лет, причем в справке не указывается количество часов изучения материала (ни всего, ни в день, в неделю и т.д.). Раньше раввин давал смиху кандидату, не только проверив его знания, но и, зная его моральный уровень и учитывая весь комплекс душевных и других параметров кандидата (как правило по итогам многолетней совместной учебы), решал для себя, можно ли данному кандидату присвоить это высокое звание и доверить ему передачу Традиции другим евреям. Теперь все упростилось и формализовалось, получение звания раввина превратилось в рутинную сдачу итоговых экзаменов, по сложности приближающихся (снизу) к требованиям заочного обучения на первую академическую степень по Алахе.

Появились книги и курсы быстрой подготовки к раввинским экзаменам, к которым по этим конспектам и урокам можно подготовиться и стать дипломированным раввином с государственным дипломом, практически не открывая базисную книгу алахи «Шульха́н Ару́х» и не погружаясь в море комментариев на нее, даже не начиная серьезно учить Гемару, при очень скромном уровне иврита, без знания основ арамейского языка, на котором написан Талмуд. Только нам известны три группы таких источников «раббанута»: набор книг «Шут (шеелёт утшуво́т) Хейхаль Шломо (формальный перевод — Храм Шломо, но так называется здание Главного раббанута Израиля в Иерусалиме», интернет-курсы «Ломде́й да́ат», высылающие аналогичные конспекты по всем темам всех курсов по программам экзаменов Главного раббанута, и курсы с учебниками «Роэ́ рухани́». Первые два похожи на харедимные источники, последний — «вязаные кипы». Такой подход открывает прямой путь к государственному диплому раввина тем, кого и близко нельзя было подпускать даже к началу ознакомления с темами изучения: представителей сексуальных меньшинств, светских, а то и просто неевреев.

Дипломированных раввинов стало много, их уровень знаний в «специальности» — весьма разный, а их взгляды на мир, общие знания мира, уровень морали и прочие «лишние вещи» вообще перестали проверяться, со всеми вытекающими отсюда печальными (для евреев и иудаизма) последствиями.

Второй слой — активное присвоение звания «раввина» неортодоксальными и слабо ортодоксальными течениями в иудаизме. Реформистское и консервативное течения в иудаизме правильнее было бы называть течениями ИЗ ИУДАИЗМА (даже в гойском списке признаваемых Пентагоном религий от 2017 года иудаизм, реформизм и консерватизм числятся тремя различными религиями, в том же списке присутствует религия под названием атеизм). Уровень их «раввинов» вызывает смех даже у учеников старших классов «харедимных» хедеров, эти течения «ораввинивают» женщин и гомосексуалистов. Особо следует отметить, что школы реформистских раввинов в Германии (без разбора пола учеников и их сексуальной ориентации) существенно финансируются тем государством, а места подготовки ортодоксальных раввинов там же лишены любого госфинансирования, а потому обходятся существенно меньшими возможностями. Народы мира всегда пытались активно воздействовать на тип и уровень знаний учителей для евреев и руководителей еврейских общин, и всегда — в сторону деградации иудаизма. Но «свои» звания раввинов присваивают и «хабадники» на основании знаний не общего «Шульха́н Ару́х», а лишь хабадского «Шулха́н Ару́х hара́в». Поэтому часто нет возможности понять, о каком уровне раввинского диплома (смихи) идет речь.

И третий слой — называние себя раввинами людьми, никакого диплома или посвящения не имеющими. Самое распространенное — называние равом (иногда — ребе) школьного учителя в религиозной системе обучения. Иногда — использование «названия этого звания» в понятии «учитель, господин» ко всем, кого хочется вежливо назвать. Любой, кто что-то говорит о Торе (неважно, на каком уровне и какого содержания), пишет статьи и книги, которые сегодня весьма легко издавать, и у него есть слушатели и читатели, сразу начинает называть себя равом, и так его даже по своей инициативе называют его почитатели (слушатели, читатели). Мы даже не упоминаем не столь уж редкие в нашем мире случаи подделки дипломов или их выдачи без должных на то оснований.

Есть и еще один, более глубоко лежащий слой. В предыдущие века (где-то до XVI—XVII вв.) при неразвитости в мире знаний о мире и о человеке (пожалуй, кроме медицины и астрономии) раввин, глубоко знающий Талмуд (а не только отдельные главы Алахи, как сегодня), практически обладал ВСЕМИ знаниями мира и сильно возвышался как над более простыми евреями, так и над представителями иных народов. Поэтому он мог быть успешным и авторитетным советчиком практически по всем областям жизни и по всем принимаемым евреями решениям. Сегодня, при огромном развитии знаний о мире и о человеке, раввин остался только относительно узким специалистом по священным текстам, по практической алахе. Потеряв реальную возможность быть консультантом и советчиком по многим вопросам современной жизни (само консультирование расслоилось и разделилось по многим областям знаний), он тем не менее претендует остаться «верховным» консультантом, целиком и единолично определяющим жизненный путь и «правильный» взгляд на мир евреев, обращающихся к нему за советом. Но ограниченность его познаний во многих относительно молодых, но сильно влияющих на наши жизненные решения областях знаний, ограниченность идеологического взгляда на желательный жизненный путь еврея, смещение этого взгляда с записанной к брачном договоре (иврит: ктуба́) обязанности мужа содержать жену на декларируемую обязанность мужчины изучать Тору в качестве единственного дела жизни, а также слабый учет реальностей мира (эти реальности, в частности необходимость работать для того, чтобы на получаемую зарплату организовывать материальную жизнь своей семьи и помогать неимущим своего народа, совсем не новы для нашего мира, существовали у евреев всегда, но сегодня несколько подзабыты. Относительно новой является необходимость затраты большого времени на получение достойной специальности, причем это время нужно затратить до возникновения острой нужды в заработке) приводят к неверности и неавторитетности его советов с большими последствиями и невосполнимым ущербом для тех, кто выбрал жизненный путь свой и своих детей в соответствии с такими советами. Причем ошибочность части советов и их слабое согласование с реальностями нашего мира, например по выбору правильного пути для детей (только изучение Торы), проявляется спустя много лет и часто плохо подлежит коррекции.

Все сказанное вместе приводит к резкому понижению авторитетности раввинов и к отсутствию в еврейском народе руководящего и направляющего звена. Тогда каждый еврей начинает опираться на свое, часто очень ограниченное и неверное понимание происходящего, делать то, что хорошо в его глазах, и наступает полная деградация ткани еврейского общества.

Все это привело к деградации «мужского» раввинского звания. А вслед за этим неизбежно последовала и деградация женских «обозначений». Изначально слово раббани́т (на идише — ребэ́цн) относилось только к жене раввина и, вообще говоря, не подразумевало никакого уровня в Торе и алахе. Но было принято, что, живя в доме раввина, и обучаясь у него практической женской алахе (уж больно близко был достойный учитель), и живя в атмосфере святости, по определению сопровождающей раввина, его жена — раббани́т многому училась и с течением времени и по разрешению раввина могла обучать женщин хотя бы практической алахе. Но с увеличением количества категорий «раввинов» в той же мере выросло и число очень разных раббанийо́т (женщины, получившие звания «раввина» в реформистском и консервативном течениях, гордо называют себя раввинами, ссылаясь на отсутствие женского рода у званий «доктор» и «профессор»). И в относительно последнее время появилась тенденция (вслед за положением на мужской половине) называть себя раббани́т теми женщинами, которые ведут уроки Торы и алахи или сами считают, что имеют нравящийся им самим уровень в Торе, без всякого предыдущего системного обучения Торе и без связи с наличием мужа-раввина. Сегодня полно раббанийо́т (мн. число от раббани́т) среди находящихся замужем не за раввином (в любом современном понимании это звания) или вообще незамужних (разведенных). А уж получившие относительно системное образование в области Торы в семинариях, мидрашийо́т, на женских курсах (иногда — весьма немалого уровня) — им вроде бы как естественно именоваться раббанийо́т сначала перед своими ученицами, а далее — и «в миру». Вслед за деградацией звания раввина совершенно естественно деградировало и понятие раббани́т.

Но теперь, для оправдания места в жизни (и зарплат), этими самыми раббанийо́т продолжаются объяснения важности для женщин глубокого изучения Торы и в ущерб их необходимейшей учебе в нужных им разделах Торы, и в ущерб их учебе в других, важнейших для их полной реализации областях знания, и в ущерб исполнению их уникальных, незаменимых функций в семье и в мире (понятно, что такая учеба особенно подходит для «особо прогрессивных», «особо современных», «особо интеллектуальных», «особо продвинутых» женщин — не польстишь, так гнилой товарец не продашь).

Иногда для обоснования «особости» женского мышления в ход идут непроверенные (читай: неверные) аргументы. Например, в [5] приводится следующее обоснование особой «женской глубины мышления»:

«Правда, за годы учебы и преподавания в женском бейт-мидраше я заметила, что женское прочтение Талмуда отличается от мужского. Но это далеко не всегда феминизм. Просто другой взгляд. Возможно, это связано с тем, что женщины обычно учат Талмуд позже, чем мужчины. Мальчики начинают изучать Талмуд в школе, когда у них мало жизненного опыта, а учитель нередко обладает непререкаемым авторитетом. Соответственно, возникают определенные шаблоны, которые потом трудно преодолеть. Человек знает, что Талмуд читают так, и ему трудно перестроиться. Женщины же обычно берутся за Талмуд в более зрелом возрасте, когда за плечами у них академическое образование, опыт работы, семейная жизнь [интересно, как эти женщины выделяют время на изучение Талмуда? Уж не за счет ли сокращения своих незаменимо-женских функций в семье?]. Поэтому мыслят они более самостоятельно и зачастую могут предложить совершенно неожиданное прочтение, которое большинству мужчин, воспитанных в традиционной ешиве, просто не придет в голову».

Замечено многократно, что новые репатрианты в Израиле, которые на путях своего возвращения к Традиции начали учить Талмуд (даже не на языке оригинала, а с дословным переводом учителя на уроке), уже на первых уроках зачастую задают такие сложные и глубокие вопросы и проявляют такую глубину понимания изучаемых разделов, которые по своему уровню вызывают удивление у серьезных раввинов и никак не вяжутся ни с низким уровнем владения языком, ни с тем, что знаний по Талмуду у спрашивающего тоже «кот наплакал». Поэтому такое указанное выше «женское свойство мышления» связано не с женским типом, а с широким иным образованием, развитым мышлением и именно с недостатком знания Талмуда, и его традиционных объяснений, и комментариев на него.

Такая «размазанность» (под современным названием «либерализм») взглядов многих современных раввинов, в первую очередь раввинов религиозного сионизма («вязаной кипы»), сделало возможным следующий этап разрушения Торы в народе Израиля. В еженедельной газете религиозных сионистов «Ула́м ката́н» (недельная глава «Корах» книги Бемидбар 6772 г. — 22 июня 2012. 11 с.) появилось объявление об открытии высших курсов для женщин по изучению Гемары и Алахи. Подходящим обещана вторая степень — курс двухлетний (рассчитано на весьма образованных и продвинутых женщин), курс пойдет под управлением и покровительством главы йешивы «Ар Эцион». То есть уровень согласия на курс и его руководство — из весьма высоких раввинских сфер. Обычное объявление о высокоуровневом и сложном курсе. Такие объявления как правило ориентированы на действительно весьма развитых, образованных и умных женщин, уже получивших первую академическую степень, но с весьма слабым соблюдением еврейских традиций (при их подчеркнутом внешнем исполнении).

Учитывая высокий уровень потенциальных слушательниц и академичность курса, несложно предвидеть следующий шаг, как ни бредово он сейчас прозвучит: появление раввинов-женщин из среды «вязаной кипы», то есть из ортодоксального течения в иудаизме.

Когда женщины достигнут необходимого стажа изучения, чего ждать осталось недолго (особенно с учетом упомянутых выше появившихся и появляющихся курсов подготовки к экзаменам Главного Раввината, практически не требующих открывать истинные источники глубокого знания алахи и знакомиться с ними), то не будет никакой возможности не допустить женщин к сдаче экзаменов и не будет никакой возможности сдавшим экзамен не выдать диплом раввина. Йешаяhу писал в 66:9: «Доведу ли Я до родов и не дам родить? — сказал Г-сподь…» Это касается вышедших на уровень раввинского экзамена — не будет ни сил, ни причин воспрепятствовать сдавать экзамены тем, кто к этим экзаменам подготовился в соответствии с имеющимися требованиями. Никто в этом государстве не посмеет проводить разделение права сдавать экзамен и получать соответствующие звания в государственном учреждении по гендерному (половому) признаку. А Главный Раввинат в первую очередь является государственным бюджетным учреждением, и работающие в нем — в первую очередь госслужащие, проще говоря, чиновники государства. Если кто-то и начнет противиться, БАГАЦ (Высший суд Израиля) быстро восстановит «равенство». Он уже признал реформистских раббаев почти на уровне ортодоксальных раввинов, он определяет, кого считать евреем. Он же без труда — и заранее известно, как именно — определит, кому быть раввином от имени Главного Раввината.

Кроме обычного для нашего общества падения требований к экзаменующимся следует помнить, что мы находимся в жестком давлении «плохого» треугольника.

С одной стороны, нас поджимают реформисты и консерваторы, представляющие огромное большинство еще не до конца ассимилировавшихся евреев, в первую очередь в США и Канаде. Они уже давно присваивают женщинам звание раввина — ортодксы презрительно называют таких «раввинов» «рабба́ями» — некоторое не совсем правильное прочтение английского слова Rabbi (при уровне знаний в Торе и Алахе, над которым смеются даже ученики хедера — начальной религиозной школы в харедимной среде. В хедере дети учатся до восьмого класса), ставят хупу гомосексуальным парам, устраивают торжественные бар-мицвы собакам на полном серьезе.

С другой стороны, женщины успешно борются за «равные права» во всех областях жизни и управления. Наибольших успехов феминистки добились в израильской армии, и уже некоторые несчастные из них даже стали пилотами (пилотками?) боевых истребителей (об ужасных последствиях такого «равенства» для женского организма и для женской судьбы стараются вслух не говорить). Почему бы не побороться за равенство в присвоении раввинских званий?

И с третьей стороны, у нас в Израиле есть беспредельно либеральные раввины из организации «Цо́ар» (как они сами официально называют свою организацию, «Мост между мирами»), идущие на любое мыслимое и немыслимое послабление в Алахе вплоть до решений, полностью ей противоречащих, ставящие хупу откровенным гоям после неприкрыто липового гиюра (причем агитирующие и за липовый гиюр, и за липовую хупу, которую трудно отличить от настоящей, а любое разоблачение поведет к многочисленным жизненным трагедиям ни в чем неповинных обманутых людей), но при этом законно получившие смиху (нет, смиха́ — это серьезно. Правильнее сказать, получившие диплом) раввина после сдачи госэкзаменов в Главном Раввинате Израиля и проявляющие поразительную и, к сожалению, успешную активность в информационном поле религиозных сионистов. На такую активность нужны деньги, но, похоже, у «Цоара» есть надежные источники обильного финансирования. Еврейские ли? В последнее время к организации «Цоар» добавилась не менее либеральная, но большее ударение ставящая именно на равенстве мужчин и женщин в обучении Торе и в званиях-названиях для женщин организация «Бейт Гилель», заявляющая, естественно, о своей борьбе за подлинную, базовую алаху и «очищающая» ее от поздних «неалахических», по ее мнению, наслоений, зачастую своими решениями просто уничтожающая алаху. Хорошо, что пока лишь весьма и весьма немногие из тех, кто прикоснулся к серьезному изучению Торы и хотя бы немного приоткрыл для себя Тв-рца, серьезно слушают «алахические» постановления, исходящие от деятелей этих организаций.

При наличии такого давящего треугольника предотвратить появление женщин-раввинов в ортодоксальной среде практически невозможно — нет реальных тормозов. Если такое не призна́ет часть раввинов, то призна́ют другие, и нормальному человеку не выплыть из многоцветного и беспорядочного болота признания-непризнания. Объективная оценка такой деятельности раввинов по организации таких курсов в среде религиозных сионистов в силу неорганизованного, «размазанного», бесформенного раввинского сообщества с огромным разбросом уровней знаний и авторитета раввинов практически невозможна — нет религиозного общепризнанного центра типа Санhедри́на по единому для всего народа установлению Алахи, для общенародного указания, что можно делать, а что — нельзя. Все мы — раввины, все мы всё понимаем, все мы имеем право. Максимум можно получить высказывание одного раввина о другом: «Я, конечно, не поддерживаю такое его решение, но не указывать же ему: он весьма заметный раввин с большими знаниями, и нужно полагать, что он знает, что делает, и хорошо эти действия обосновал. Да я и не знаю, что́ точно он постановил, а доверять пересказам, в том числе и газетным, у меня нет никаких оснований». Иными словами, серьезных возражений нет, и каждый сдавший экзамены в госраввинате (или назвавший сам себя раввином, даже без подделки документов в связи с их полным отсутствием) может творить все, что он хочет, и разрушать Алаху по своему «раввинскому» мнению без всяких ограничений — важна лишь степень информационного влияния на общество, а это влияние слишком часто определяется просто деньгами и подбором отнюдь не раввинских кадров.

Скажем несколько слов по поводу еще одного типа женской учебы — по поводу мидрашийо́т. Эти учебные заведения обучают молодых девушек Торе на вполне подобающем для слушательниц уровне, там учится много девушек, которым ранее не пришлось ознакомиться с Торой и еврейским муса́ром (учением о еврейской морали и о восприятии Тв-рца без углубления в сложные тексты) даже на уровне, вполне соответствующем статусу еврейской женщины. Эти мидрашийо́т в своей основе являются теплицами девушек для сватовства (иврит: шиду́х), подготавливают их в смысле Торы и алахи для полноценной еврейской семейной жизни. Поэтому по уровню обучения и по целям такие места можно только приветствовать. Однако эти мидрашийо́т не ориентируют девушек на получение специальностей для дальнейшего заработка (понятно, что такие специальности должны изучаться вне мидрашийо́т, но под контролем, по рекомендациям и при разносторонней помощи мидрашийо́т, но особо важно — при ориентации и по направлению девушек на такое получение подобающих еврейской женщине специальностей. И мидрашийо́т должны строить свое расписание занятий так, чтобы дать возможность девушкам учиться для получения таких специальностей, иногда — для дополнения аттестата зрелости и лишь затем для дальнейшего специального обучения). Даже если девушка рано выйдет замуж, уже будет дано начало получению специальности, и многие девушки его закончат даже в замужестве.

И отсутствием соответствующей ориентации и помощи такая учеба приводит к потере времени в аспекте дальнейшего получения достойного заработка для семьи, часто делая невозможной в дальнейшем подходящую для еврейской женщины и ее роли в семье, почетную и интересную работу.

4.7. Чему будем учить женщин?

Для нашего обсуждения вопроса о месте, объеме, глубине обучения женщины Торе мы попробуем определить очень широко и неподробно набор знаний и навыков, необходимых современной еврейской женщине в свете ее роли и стоящих перед ней задач в мире, в семье, в ее собственной жизни и в свете необходимости максимально возможного для нее развития данного ей интеллектуального потенциала.

К этим минимальным знаниям и необходимым навыкам мы бы отнесли (не всегда можно определить однозначный порядок приоритетов, так как по крайней мере некоторые из нижеперечисленных пунктов одинаково обязательны):

1. ТАНАХ, в первую очередь Хумаш (Пятикнижие Моисеево) с некоторыми разъясняющими прямой текст комментариями (РАШИ и др.), мидраши, в первую очередь к Хумашу;

2. практические алахо́т для ведения дома (кашру́т, шабба́т, чистота семейной жизни, йеhу́д (законы избегания запрещенных уединений с мужчинами), законы скромности, день еврея, год еврея, жизненный цикл еврея — по сборникам алахот типа «Кицу́р Шульха́н Ару́х» рава Ш. Ганцфрида, параллельных ему сборников и более специальным и более облегченным сборникам алахот типа «Алихо́т бат Исраэль» рава И. Фукса и многих ему параллельных. Для особо продвинутых — «Шмира́т Шабба́т киИлхота́» рава Йеошуа Нойберта (воспоминание о праведнике — к благословению) и параллельные по сложности и подробности книги по чистоте семейной жизни и кашруту);

3. ведение домашнего хозяйства, элементы домашней экономики (включая, естественно, элементы кулинарии и шитья);

4. определенный уровень знания муса́ра (книга «Месила́т йашари́м» РАМХАЛя (рабби Моше Хаим Луцатто) и многие подобные);

5. определенный уровень педагогических знаний (которые, в отличие от прошлых веков, сегодня плохо передаются в семье), психологии (общей, детской, психологии обучения);

6. определенный уровень медицинских знаний (отнюдь не только оказание первой помощи);

7. знание окружающего материального мира на уровне предметов аттестата зрелости;

8. специальность для достойного заработка (отнюдь не на 8-ом месте по важности. Просто мы располагали пункты не в порядке их приоритета). Сегодня уже почти невозможно представить себе семью, имеющую удовлетворительный уровень жизни, без совсем неработающей женщины. Да и мораль мира, к сожалению, изменилась в такую сторону, что большинству даже еврейских женщин стало необходимо ощущать свою самоценность и устойчивость в жизни через занятие в этой жизни определенного, независимого положения (в случае необходимости и для осознания собственной самостоятельной ценности), что невозможно хотя бы без потенциальной возможности достойного заработка. Кроме всего прочего, женщина долна ощущать, что ее интеллектуальный потенциал развит до дарованного ей природой максимума, а изучение специальности и иногда подъем по академическим степеням — один из лучших путей развития интеллектуального потенциала и, что особенно важно, приобретения явного ощущения такого развития. Но это — не для всех, а только для тех женщин, которые тянутся к такому пути и движение по нему не нарушает мир в семье (иврит: шлом байт);

9. ни в коем случае не возбраняется знать на определенном уровне и даже в отдельных случаях особой склонности к такой учебе учить постоянно — приводим по мере возрастания сложности и резкого уменьшения обязательности изучения (сверх ТАНАХа, мидрашей, практической алахи и муса́ра. Для большинства женщин перечисленное далее вообще ни в какой мере не является обязательным и может быть рекомендовано только особо интересующимся и преподавателям соответствующих дисциплин):

a. Алахо́т на уровне книги Мишна́ Брура́ (краткое изучение собственно по тексту или изучение для более глубокого понимания по «расшифрованному» многотомному изданию «hо́д вэhада́р»);

b. Мишна (с комментарием рава Кеати, в дальнейшем при желании некоторое расширение списка комментаторов: рав Овадья из Бартануры, Икар Тосфот йом тов и еще некоторые. Излишне подробное изучение по «Мишнайо́т Зехер Ханох» или по «Айн-гимел комментаторов» считаем нежелательным для женщин, кроме подготовки преподавателей по этим дисциплинам);

c. как особое исключение — Гемара́ на уровне «Бэкию́т» — «Даф йоми́» по изданиям (перечисленным в порядке нашего личного предпочтения) «Шу́тенштейн» — «Ште́йнзальц» — «Мети́вта» — «Вэшина́нтем» — «Хавру́та».

Особое замечание. Вслед за еврейскими мудрецами считаем, что глубокое изучение женщинами Алахи (на уровне «Шульха́н Ару́х» рава Йосефа Каро) и Гемары на уровне «Ию́н» не только нежелательно, но даже вредно, но эта рекомендация ни в какой мере не связана с умственными возможностями женщин, а связана лишь с тем, что такое глубокое изучение столь сложных вопросов уводит женщину от ее роли в семье и мире и мешает ей достичь жизненных целей, в первую очередь человеческого счастья, наполненности жизни и спокойствия, а потому является для нее вредным.

Теперь, очертив круг желательных знаний женщины (круг получился такой огромной величины, что впору мужчинам его рекомендовать! Полагаем, что огромное большинство женщин овладеет только частью указанных разделов знания, да и то на ограниченном уровне), мы разделим ступени учебы девочки — девушки — женщины на ряд стадий в зависимости от способностей, возможностей, направления обучения и других параметров.

1. Школа (на иврите высшие ступени средней школы для девушек часто называются семинарами, идущими вслед за начальным звеном, именуемым «Бейт Яаков»). Достаточно глубокие и разносторонние знания в Традиции, алахе, мусаре, устройстве мира. Аттестат зрелости (иврит: теуда́т багру́т). И все-таки по большинству вопросов получаемые знания являются начальными, но недостаточными для жизни. Но дальнейшее пополнение этих знаний будет идти уже очень разными путями у разных девушек;

2. Получение специальности, связанной с высшим образованием. Первые среди специальностей, которые можно порекомендовать еврейской женщине, — это специальности учительницы и медсестры. Понятно, что нужны учебные заведения раздельного (в смысле пола) обучения. Но есть еще немало подходящих женщине специальностей, требующих сегодня высшего образования. Это обучение обязательно должно сопровождаться серьезным углублением необходимых знаний в Традиции как обязательной частью учебной программы. Причем требуется в первую очередь углубление знаний в разделах Традиции не общетеоретических (глубокая алаха, Гемара), а требующихся женщине в ее нормальной еврейской жизни. При этом будущей медсестре нужно добавить некоторый уровень знания педагогики для воспитания ее детей, а будущей учительнице — некоторый уровень медицинских знаний;

3. Получение специальности, не связанной с высшим образованием (секретарь — руководитель офиса, медицинский секретарь, ассистент зубного врача, расчетчик зарплаты и еще много других специальностей). Это обучение также должно сопровождаться серьезным углублением необходимых знаний в Традиции как обязательной частью учебной программы. Возможно разделение этих групп обучения на чисто специальную и «женско-йешивную», разделенные в течение дня, но не разделенные в глобальном времени (то есть учеба — одновременная);

4. Некоторым особняком стоит обучение девушек (в том числе и приближающихся к Традиции), которые хотели бы именно углубить свои знания в Традиции в качестве подготовки к семейной жизни и в качестве занятости в первый период после замужества, до появления детей. Мы полагаем, что такая учеба:

а) не должна переходить на изучение сложных областей Традиции;

б) должна быть совмещена с дополнением аттестата зрелости (получением той или иной специальности). Учебные заведения чисто «женско-йешивного» типа, ориентированные именно на относительно невысокий уровень изучения Торы и муса́ра в качестве подготовки и ожидания замужества (типа современных мидрашийо́т), не решают задач подготовки женщин к будущей жизни именно из-за отсутствия подготовки в той или иной специальности для заработка.

5. И еще особняком стоят места обучения девушек — женщин высшему рекомендованному для них уровню Традиции. Эти места обучения должны быть строго ориентированы на педагогическую работу и быть факультетами педагогических семинаров (высшее педагогическое образование со всем набором необходимых для этого предметов) по преподаванию религиозных дисциплин в младших (по уровню изучения этих религиозных дисциплин) системах обучения и не ориентироваться на преподавание женщинами в этих высоких системах, не превращаться в женские йешивы (к чему сейчас есть несомненная, но отрицательная в наших глазах тенденция, опирающаяся, как мы указывали выше, на поиск оплачиваемой занятости невостребованными в иных системах обучения мужчинами-раввинами);

6. Женские аналоги вечерних (дневных) колелей для работающих мужчин. Места обучения замужних женщин Традиции. Сегодня эта работа выполняется в виде системы кружков самого разного уровня. Развитие этой системы совершенно естественно сдерживается трудностями для большинства еврейских женщин регулярно выходить из дома на учебу. Именно из-за характера женской занятости в семье (и на работе) и трудностей регулярного оставления дома и семьи ради учебы, которая не представляется первой жизненной необходимостью, нам трудно представить себе существенное развитие этой формы обучения.

В еврейских семьях очень большой период присутствуют маленькие дети, которые требуют непрерывного ухода: вечерняя кормежка, мытье, укладывание спать. Если муж должен будет отпускать жену на внешние уроки (даже не каждый день, один-два раза в неделю), он должен будет свои вечерние занятия согласовывать с уроками жены и уметь полноценно заменить ее дома на время ее отсутствия. Это сильно укрепит его связь и с детьми, и с женой и будет заметно способствовать укреплению института семьи. Ведь именно совместная забота друг о друге и о детях является еврейским секретом крепости семьи;

7. Мы в связи с единичностью и нетипичностью случаев совсем не рассматриваем редчайшие исключения, когда женщине в отдельных крайне редких и особых случаях подарено почувствовать высшую сладость познания Тв-рца и тогда уже невозможно оторваться от изучения Его Торы, как невозможно выйти из Его Дворца.

Литература

1. Лейбович Й. Статус женщины: алаха и мета-алаха. 1980. URL: http://booknik.ru/Today/All/Ieshayagu-Leyibovich-Status-Jenshchiny-Galaha-I — Meta-Galaha/

2. Кан М. Еврейское образование для женщин / пер. с англ. Е. Левина // Ten Daat. Vol. III. No. 3. P. 9—11.

Оригинал статьи: http://lookstein.org/articles/jed_women.htm, пер. на рус. яз.: http://lookstein.org/russian/pedagogika/obrazovanie_dlia_jenshin.php

3. Вассерман Э. Б. О раскаянии / пер. на рус. яз. М. Климовской. Опубликовано: Беерот Ицхак — еженедельное издание фонда «Беерот Ицхак» под руководством р. Игаля Полищука, главы русскоязычного отделения йешивы «а-Ран» в Иерусалиме. 2014. Июнь. №64 (глава «Хукат» книги Бемидбар). С. 11—13.

4. Левин Е. Женщины и изучение Талмуда. 2009. URL: http://booknik.ru/Today/All/jenshchiny-I-izuchenie-talmuda

5. Карпова М. Женская революция в изучении Талмуда проиграла, не начавшись. 2009. URL: http://booknik.ru/Today/All/jenskaya-revolyutsiya-v-izuchenii-talmuda-proigrala-ne-nachavshis

6. Карпова М. Чему следует учить еврейских девочек. 2011. URL: http://www.ltchaim.ru/arhiv/226/karpova.htm

7. На иврите: «Вэзо́т леЙеhуда́». Выпущено йешивой «Маале́ Гильбо́а», 2013. URL: www.maalegilboa.org

8. Дацковский И. Куда ведет молчание о существенном. 2012. URL: http://haifainfo.ru/?p=19435

9. Постановление рава Шалома Коэна, запрещающее еврейским девочкам получать высшее образование. 24.06.2014. URL: http://cursorinfo.co.il/news/novosti/2014/06/24/-duhovniy-lider-shas-zapretil-devushkam-poluchat-visshee-obrazovanie/

10. Лебон (Ле Бон) Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995 (нами взято из интернета).

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Орбиты Израиля. Том 2 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я