Понять себя и умереть

Иола Гайнова, 2021

У молодой, красивой и успешной женщины Карины есть завидный муж, крепкий десятилетний брак, деньги и любимая работа. Однако, несмотря на счастливую оболочку, внутри ее жизнь пуста и однообразна. В поисках себя она решает открыть свое дело, и по счастливой случайности "акула бизнеса" Галина Перова продает ей траулер по низкой цене. Однако договор купли-продажи навязал Карине любопытное условие, тесно связанное со старинным фамильным домом семьи Перовых. И что же ждет ее в этом особняке? Может быть, деньги, новые друзья и новая любовь? А может быть, враг, притаившийся в ночи и наблюдающий из-за угла? В любом случае Карину ожидает борьба не на жизнь, а на смерть. Но кто же ее враг? Может быть, она сама?..

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Понять себя и умереть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Проснулась Карина в полдень, и лишь оттого, что ее разбудил громкий звонок мобильного телефона. Не глядя подняв трубку, она услышала уставший и неуверенный голос Перовой:

— Добрый день, надеюсь, я не отвлекаю вас от чего-то важного?

— Нет, что вы, — пытаясь сделать голос более привлекательным, ответила Карина. Однако, поняв, что это невозможно, решила соврать: — Извините, я немного простудилась. Видимо, это из-за вчерашнего дождя.

— Жаль, конечно, — равнодушно произнесла Перова. — Я хотела поговорить с вами по поводу вашего предложения, думаю, мне придется на него согласиться.

— Так это же замечательно, — непроизвольно вскочив с постели, быстро ответила Карина. — Когда к вам можно будет подъехать?

— Но вы же больны, — слегка замявшись, произнесла Перова. — Я же не хочу, чтобы вы меня заразили, в моем возрасте даже простуда может быть смертельной.

— Я быстро выздоравливаю, не переживайте, к тому же температуры у меня в этот раз не было, — убедительно сказала Карина. — Мне сегодняшнего дня вполне хватит, чтобы вылечиться. Давайте я завтра к вам приеду, часам к одиннадцати.

— Ладно, хорошо, — немного разочарованно ответила Перова. — Я тогда, если не возражаете, сразу приглашу своего юриста.

— Да, конечно, как вам будет удобней, — радостно произнесла Карина. — Тогда до завтра.

— До свидания, — быстро ответила Перова и положила трубку.

Несмотря на головную боль и прескверное самочувствие, Карина начала прыгать от радости, танцевать и безостановочно хвалить себя и судьбу. И как же в этот момент ей хотелось броситься в объятия Димы, расцеловать его и вместе с ним провести этот победный день! Но никого не было, Карина вновь была одна, в горе и в радости…

На следующий день она приехала к Перовой немного раньше назначенного времени, однако заботливая прислуга Людмила проводила ее в столовую, налила чая и начала разговор:

— Галина Анатольевна сейчас немного занята. Она просила вас подождать минут десять.

— Ничего страшного, — уверила ту Карина. — Это моя вина, я же приехала раньше.

— Она любит тех, кто приезжает пораньше, — ответила Людмила, после чего опустила глаза и немного смущенно продолжила: — Просто к ней неожиданно приехал сын, и они там с ним что-то бурно обсуждают, ругаются, что-то поделить не могут.

— Ну, дела семейные превыше всего, — пожав плечами, сказала Карина. — Мне бы тоже хотелось иметь сына, с которым бы я спорила, ругалась, мирилась…

— А у вас нет детей? — удивленно спросила Людмила. — Хотя сейчас такая молодежь пошла, что детей заводят только чуть ли не к сорока годам. У меня есть дети, только толку от этого никакого нет, вижу я их всего пару месяцев в год, а в остальное время просто деньги высылаю.

— А у меня с деньгами вроде бы проблем нет, — пожав плечами, сказала Карина. — Только вот зачем они мне нужны, если даже тратить не на кого. Вот хочу траулер купить, свое дело открыть, может, тогда муж перестанет месяцами в море пропадать, а будет со мной на суше бизнес вести.

— Ох уж эти люди, вечно им хочется того, чего у них нет, — махнув рукой, ответила Люда. — А детей и в детдомах полно, бери любого и живи счастливо, раз свой не получается.

— Я не говорила, что свои не получаются, — слегка покраснев, сказала Карина. — Все у нас получается, мы пока еще просто не готовы.

— Когда у меня первый родился, я полагала, что уж точно готова, мы с мужем очень сильно хотели детей, — не обратив внимания на недовольное лицо собеседницы, продолжила Люда. — Только по факту к детям подготовиться нельзя, это как торнадо, которое сметает со своего пути все на свете, в том числе и мою прежнюю жизнь. Второй ребенок родился спустя всего два года после первого, я, конечно, не хотела рожать так скоро, но выбора особенно не было. А в Калининграде я оказалась после того, как мой муж бросил меня с двумя маленькими детьми на руках, ушел к другой.

— Мне очень жаль, — искренне посочувствовала Карина. — Не представляю, как вы справились. Так, а где ваши дети сейчас?

— Старший сын учится в университете, а младшая дочь скоро окончит школу, — слегка улыбнувшись, ответила Люда. — Спасибо моей маме, что растила их как своих, а без посторонней помощи мы бы втроем не выжили бы. Образования, кроме школьного у меня нет, поэтому на нормальную работу рассчитывать не приходилось. Спасибо хоть Галине Анатольевне, у меня, зато, хоть совесть спокойна за то, что моя мама и мои дети одеты, накормлены и выучены.

— А что с вашим бывшим мужем стало? — поинтересовалась Карина, решив не развивать больную тему детей.

— Да он спился, — махнув рукой, ответила Люда. — Даже не верится, что когда-то я любила этого человека, когда-то он был хорошим, действительно хорошим, только слабым. Девка та, к которой он ушел, бросила его, вышла замуж за другого, ребенка родила. Но они тоже вместе недолго прожили, не помню я, из-за чего развелись, может, из-за его гулянок, измен, водки… Ай, не помню, давно было.

— В общем, какая-то непрерывная волна кармического невезения, — констатировала Карина. — Один предал другого, затем третий предал первого и так до бесконечности. И когда же люди наконец-то поймут, что все возвращается бумерангом?

— Да не все, в том-то и дело, — махнув рукой, ответила Люда. — Что, мало убийц, маньяков и воров, которым все сошло с рук? Ты вон на власть нашу посмотри! Где была справедливость, когда я одна с двумя детьми осталась? Я даже пособия никакого не получала, потому что видите ли в их расчет входила сумма начисленных алиментов, которых я даже ни разу не получила! Зато моему соседу-алкашу, которому из-за водки удалили пару органов, платили пособие по инвалидности! Вот и где справедливость?

— Простите, я не знаю, что сказать, — пожав плечами, сказала Карина. — Я просто не хочу об этом думать, не хочу думать, что быть хорошим человеком бессмысленно.

— Наверное, не бессмысленно, — слегка умерив пыл, ответила Люда, после чего на ее глазах появились слезы. — Ведь я все еще жива, и моя семья тоже, и все у нас вроде бы хорошо. Как же я хочу к ним, хочу уехать из этого проклятого дома!

— Что? — переспросила Карина, услышав нечто странное. — А что с домом?

— А? Что? — повторила Люда за ней, сделав глупый вид. — Ничего с домом. Не обращайте внимания, я просто устала, мне просто хочется домой, вот и все.

— Понимаю, — не став расспрашивать более свою собеседницу, ответила Карина. — Как думаете, мне уже можно зайти к Галине Анатольевне?

— Она бы позвонила мне, — быстро сказала Люда, после чего встала и вышла из столовой.

Допив свой чай, Карина услышала звонок стационарного телефона, к которому никто так и не подошел. Решив поднять трубку, она услышала голос Перовой:

— Пускай приходит, он ушел к себе.

Услышав далее короткие гудки, Карина поднялась на лифте на второй этаж и аккуратно постучалась в дверь кабинета Галины Анатольевны.

— Заходите, только не шумите, а то мне и так голова уже болит от всех этих происшествий в моей жизни.

— Я постараюсь, — слегка удивившись просьбе, ответила Карина, после чего выложила на стол все свои бумаги.

— Подожди, сейчас Юрий Сергеевич, мой юрист придет, он в туалет пошел, — с некой нервозностью в голосе произнесла Перова, а после того, как в кабинет зашел полный лысый мужчина, продолжила: — Ознакомьте, пожалуйста, Кариночку с договорчиком.

— Конечно, вот, пожалуйста, — достав из папки документы, ответил юрист, после чего протянул их потенциальной покупательнице вместе с дорогой позолоченной ручкой.

Карина не была доверчивой, глупой или необразованной, именно поэтому она принялась изучать договор очень тщательно, вчитываясь в каждое слово. Первые четыре страницы были совершенно стандартными, однако на пятой было написано несколько странных условий.

— Не поняла, — напрягшись, сказала Карина и вопросительно посмотрела на Перову. — Это что такое? Вот, послушайте, я вам сейчас зачитаю: «…Покупатель обязуется в течение последующих трех лет, а именно в ноябре и марте оказывать продавцу услуги сиделки и домоправительницы. В случае невыхода на работу и неисполнения своих прямых обязанностей договор расторгается, а покупатель платит неустойку в размере 5% от стоимости предмета договора…»

— И что именно вам не понятно? — спросил юрист, посмотрев на сначала на Карину, а затем на Галину Анатольевну.

— Мы еще на эту тему не разговаривали, Юрочка, выйди, пожалуйста, минут на десять, — мягко ответила Перова, а после ухода из кабинета юриста, продолжила: — Вы не переживайте, я сейчас все вам объясню. Дело в том, что периодически моя домоправительница Люда уезжает к себе на Родину, однако на ее место мне всегда очень сложно найти человека.

— Честно говоря, после того, как я услышала о вашем предложении, то, конечно же, безумно обрадовалась, — слегка разочарованно ответила Карина. — Но интуиция мне подсказывала, что во всем этом есть какой-то подвох.

— Какой же здесь подвох? — удивленно произнесла Галина Анатольевна. — Я вам траулер отдаю ровно за ту сумму, которая у вас есть, ваша экономия миллионами рассчитывается, а вам тяжело мне еды сделать да ковры пропылесосить?

— Нет, не в этом дело, просто это все как-то странно, — растерянно ответила Карина. — Вы же меня совсем не знаете…

— Там, кстати, еще чуть ниже говориться о том, что вам запрещается кому-либо рассказывать о том, что вы здесь будете видеть, слышать и делать, — строгим тоном произнесла Перова. — Иначе вас ждет расторжение договора и неустойка.

— Но и вы теряете миллионы, — пожав плечами, констатировала Карина. — Почему нельзя просто-напросто нанять за эти деньги десять человек прислуги и жить припеваючи. Вы женщина деловая, зачем вам все эти сложности?

— Просто я так хочу, считай это маразмом глупой старухи, — махнув рукой, ответила Перова. — А соглашаться или нет — это твое дело.

— А можно мне переговорить с вашей Людой после того, как я дочитаю договор? — спросила Карина, начав еще более вдумчиво всматриваться в каждое слово.

— Конечно, — пожав плечами, ответила Перова, после чего позвонила по мобильному телефону. — Алло, ты в столовую иди, скоро к тебе подойдут. Да, да, только ты никуда не уходи, поняла? Да, расскажешь ей про свою работу, да, да, да, ты все правильно поняла.

Положив трубку, Галина Анатольевна молча повернула свое кресло к окну и погрузилась в собственные мысли. После того, как спустя двадцать минут Карина дочитала договор, она спустилась в столовую и, увидев Люду, добродушно сказала:

— Видимо, теперь два месяца в году я буду здесь работать.

— Так и думала, что она вас выберет, — с гордостью в голосе, произнесла та.

— Не знала, что участвовала в каком-то конкурсе, — удивленно ответила Карина. — И много было претендентов на звание «почетная домработница»?

— Да много, Галина Анатольевна вообще старается каждый год нового кого-нибудь брать, — быстро ответила Люда, после чего поспешила перевести тему разговора. — А сколько сахара тебе в чай класть?

— Две ложки, пожалуйста, — улыбнувшись, ответила Карина, заметив на лице домработницы некое сожаление о сказанном. — А вам вообще сложно здесь работать? Что конкретно вы здесь делаете? Только прошу вас: расскажите подробнее, все-таки решение я еще не приняла…

— Почему не приняла? — удивленно спросила Люда, — Я бы на твоем месте согласилась не думая. В твои обязанности будет входить всего лишь уборка первого и второго этажа, и то все углы тщательно убирать не нужно. Я тебе потом покажу, какие будет нужно, а какие нет. Каждое утро к нам приезжает медсестра, которая помогает мыться Галине Анатольевне, делает ей уколы, осматривает ее, может дать тебе какие-то задания. В магазины ты ездить не будешь, потому что все продукты, которые хозяйке нравятся, она заказывает сама через интернет, а мне она обычно еще с вечера дает меню, по которому я на следующий день готовлю.

— А кто убирает подвал, следит за котельной? — спросила Карина, уже мысленно начав выстраивать план своей работы.

— Раз в месяц мы вызываем клининговую компанию, которая под моим чутким руководством убирает абсолютно весь дом до соринки, до пылинки, — ответила Люда. — Но тебя это касаться не будет, потом я приеду и все сделаю. За котельной следит Игорь, он приходит утром и вечером, настраивает здесь все, а если какие-то непредсказуемые ситуации появляются, так он тоже прибегает и решает. Игоречек живет тут буквально в пяти минутах езды на машине, поэтому если что-то забарахлит, хоть кран, хоть унитаз, хоть чайник или котел, он все починит, потому что на все руки мастер. А вообще основная твоя работа будет заключаться в том, чтобы постоянно исполнять какие-то просьбы Галины Анатольевны, она может и посреди ночи что-нибудь попросить и…

— Так, стоп, мне нельзя будет покидать дом? — перебив собеседницу, спросила Карина. — У меня вообще-то свой дом есть, а вдруг у меня дети появятся?

— Раньше нельзя было, но ты это можешь обсудить заранее с Галиной Анатольевной, — ответила Люда, после чего с дьявольским блеском в глазах продолжила: — Меня, например, она отпускала только тогда, когда приезжал ее сын Марк, хороший парень, неженатый, кстати, молодой, красивый, богатый.

— Я замужем вообще-то, — широко улыбнувшись, мягко произнесла Карина. — Так что эта информация для меня излишняя, но спасибо за заботу.

— Что это за муж такой, у которого жена бегает «бизнесы» эти свои открывает, — нахмурившись, сказала Люда. — Не женское это дело! Скоро мужики в баб превратятся, а бабы в мужиков!

— Так вы в окно посмотрите, уже давным-давно все к этому идет, — пожав плечами, ответила Карина. — А на телевидении что творится, вы даже себе представить не можете! Так что там с моими обязанностями, на этом все?

— В принципе, все, — слегка разочарованно ответила Люда. — Пойдем покажу, как работает котел, техника в доме, сигнализация…

— Кстати, — неожиданно воскликнула Карина. — У вас там полно охраны, вы к ним какое-нибудь отношение имеете?

— Нет, я им даже еду не готовлю, — серьезно ответила Люда. — Они исполняют поручения только хозяйки, у них есть небольшой пункт наблюдения, где стоят экраны. Я в этой будке их была один раз, но меня быстро оттуда выпроводили, мол, чтобы я не знала о местонахождении камер.

— А в доме они тоже есть? — испуганно спросила Карина. — Вы хоть одну видели?

— Нет, только по периметру, не переживайте, — махнув рукой, ответила Люда. — А, и еще запомните самое главное: для гостей берете чай, кофе, сахар, печенье из белого шкафа, а для себя и Галины Анатольевны из коричневого. Сюда постоянно приходят люди, и тебе нужно со всеми быть приветливой, даже когда сложно сдержаться. Обычно простых смертных как мы с тобой сюда не приглашают, поэтому часто и отношение к прислуге бывает как к отбросам. Терпи, что могу сказать…

— Сложно, конечно, — понимающе ответила Карина. — Но думаю, что месяц выдержу. Ладно, пойду подписывать договор, а потом мы еще с вами поговорим.

Опьяненная мечтой, Карина могла бы и сразу же согласиться на сделку, однако ее внутренняя «бизнес-леди» решила набить себе цену. Вернувшись в кабинет, она в первую очередь сделала удрученный вид и с грустью в голосе пояснила причину своего расстройства:

— Понимаете, я же ведь не домработница, я не умею хорошо готовить, убирать, стирать. А вдруг вы на последнем году расторгнете договор из-за пыли, которую, например, вы неожиданно найдете в шкафу.

— Насчет этого можете быть спокойны, — убедительно ответила Перова. — Будете делать все как умете, а если уж мне конкретно что-то не понравится, то я вам укажу на ваши недочеты. Идеальной чистоты я никогда не требовала, можете спросить об этом Людмилу. Кроме того, наш разговор записывается, поэтому отказаться от своих слов я не смогу, копию аудиозаписи вам выдаст мой юрист сразу же после оформления документов.

— А выходить мне в марте и ноябре из дома можно будет? — поинтересовалась Карина. — Все-таки у меня и свой дом есть, и муж любимый, да и свой бизнес у меня теперь есть.

— Ну, дела свои ты и отсюда сможешь вести, вон я в инвалидном кресле и то как-то умудряюсь, причем постоянно, а не только пару месяцев в год, — снисходительно ответила Перова. — А насчет мужа и дома… сможешь туда ездить два раза в неделю, но только с утра, ночью ты должна быть здесь.

— Хорошо, если так, то тогда меня все устраивает, — согласилась Карина, после чего взяла ручку и подписала договор. — Вот и все. Забираю свой экземпляр, аудиозапись и уже в марте я приступлю к работе.

— С вами приятно иметь дело, — сказал юрист, пожав всем руки. — Если больше нет вопросов, то все мы можем быть свободны.

Вернувшись домой, Карина сразу же еще раз перечитала договор, после чего достала бутылку шампанского и с чувством удовлетворения отметила победу. Ей, конечно, хотелось позвонить мужу или написать ему о своем приобретении, однако сделать тому приятный сюрприз ей хотелось намного больше. Карина знала, что всего-то через неделю Дима вернется из рейса, а до этого момента ей придется сделать еще многое. И когда ее долгожданный муж, уставший и измотанный, пришел домой, Карина в первую очередь повела его обратно на пристань. Показав свою покупку и с гордостью произнеся заранее заготовленную речь, она крепко обняла его и поздравила.

— Я не понимаю, почему ты не посоветовалась со мной?! — одновременно разочарованно и радостно произнёс Дима. — И как это ты все одна провернула?!

— Ты не поверишь, за какую цену она мне досталась, — взяв мужа за руки, довольно сказала Карина. — Пойдём домой, я тебе все расскажу и покажу документы.

— Ну уж нет, — все ещё не веря своим глазам, ответил Дима. — Я хочу посмотреть на неё изнутри. Так, стоп, а почему"она"?

— Ну так теперь её зовут Диана, — гордо произнесла Карина. — Я просто ещё не успела написать имя, думала, что приедешь буквально на день позже…

— В честь принцессы Дианы что ли? — спросил Дима, пытаясь пошутить.

— Нет, конечно, — обидевшись, ответила Карина. — Можно подумать, ты не знал, что именно так я всегда хотела назвать свою дочь.

— Свою дочь?! Может, нашу дочь? — решил уточнить Дима.

— Не придирайся к словам, — махнув рукой, сказала Карина. — Просто назвав судно именно так, я хотела показать, насколько его покупка важна для меня.

— Я понимаю, — обняв жену, ответил Дима, — Всё будет хорошо, вот увидишь. А судно хорошее, ты у меня большая молодец! Горжусь тобой.

— Спасибо, любимый, — прижавшись к мужу, сказала Карина. — Честно говоря, я думала над тем, чтобы усыновить или удочерить кого-нибудь.

— Мы ещё молодые, будем пробовать, пока можем, — слегка нахмурившись, басом произнёс Дима. — И раз уж влезли в бизнес, нужно его сначала поднять, а уж потом о детях думать.

— Тогда давай через годик, — не став спорить с мужем, ответила Карина. — подзаработаем денег, а потом я в хорошую московскую клинику лягу на обследование и лечение.

— Согласен, — смягчившись, произнёс Дима. — И вот если там тебе однозначно скажут о бесплодии, тогда и поговорим про приёмного ребёнка.

— Ну а сейчас идём домой праздновать?! — широко улыбнувшись, поинтересовалась Карина. — А то я уже немного замёрзла.

— Хотел сам тебе предложить это, — быстро ответил Дима, после чего пошёл к машине.

Вернувшись в тёплый дом, супруги поели и выпили по бокалу шампанского в честь покупки. Как следует отметив появление в их жизни нового витка, Карина поцеловала мужа и, сев на него сверху, пригласила того в спальню. Однако прежде чем приступить к интимному моменту, Дима попросил показать договор.

— Странно, — смущённо сказала Карина. — Тебя два месяца не было, а ты хочешь смотреть в бумажки, раньше такого не было…

— Раньше мы и не покупали таких дорогих вещей, — уверенно ответил тот, — причём без моего участия.

— Ладно, как хочешь, — обиженно сказала Карина и принесла целую папку с документами. — Неужели это не могло подождать хотя бы пол часика?! Притом, что кратко я тебе и так обо всем рассказала.

— Я не смогу расслабиться, пока не прочту, — твёрдо ответил Дима. — Иди в спальню, скоро я к тебе приду.

— Хорошо, но, скорее всего, я уже буду спать к этому времени, — сжав зубы, обиженно произнесла Карина и отправилась в спальню, после чего от усталости в одно мгновение крепко уснула.

Утром она обнаружила Диму спящим в зале на диване, возле него стояла пустая бутылка коньяка, а в комнате пахло так, будто кто-то умер. Карина не стала будить его, однако степень беспокойства за него буквально в ней зашкаливало. Конечно же, ей хотелось понять, отчего её муж начал так много пить, стал замкнутым и эгоистичным. Однако, как только спустя пару часов Дима проснулся, он отказался отвечать на какие-то вопросы, ссылаясь на сильнейшее похмелье и головную боль.

— Нужно отправлять Диану в море, — решив начать издалека, вечером сказала Карина. — Команду я более или менее подобрала, однако за тобой последнее слово, кроме того, стоит определиться с капитаном.

— А что здесь определяться?! Конечно, я поведу её, — уверенно ответил Дима. — Мне же нужно увидеть её в деле.

— Но вообще-то я решила открыть бизнес, чтобы мы могли больше не расставаться так надолго, — недовольно произнесла Карина. — А в этот раз ты и вовсе вернулся другим человеком, мне кажется, что мы отдаляемся друг от друга…

— Не начинай, пожалуйста, старую песню, все хорошо, я просто устал, — раздражённо ответил Дима. — Один раз в рейс я схожу, а там посмотрим.

— Хорошо, но только один раз, — согласилась Карина. — Может быть, я действительно слишком подозрительна, а ты просто устал.

— Ну вот видишь, какие мы молодцы, — слегка улыбнувшись, ответил Дима, после чего подошёл к жене, чтобы поцеловать её в щеку.

— А чего так по-дружески?! — удивлённо спросила Карина.

— От меня перегаром тянет, не хочу тебя смущать, — пожав плечами, ответил Дима, после чего направился в душ.

Карина старалась гнать подозрения и дурные мысли прочь, но они как вездесущие тараканы все никак не хотели покидать её головы. Минутку поколебавшись, она взяла телефон и позвонила их общему с мужем знакомому:

— Юра, привет, это Карина, тебе сейчас удобно говорить?

— Мне плохо, я ещё пьяный, — весело ответил тот.

— В таком случае, не пойму, отчего столько радости в голосе? — смеясь, спросила Карина.

— Что русскому хорошо, то немцу смерть, — бодро ответил тот, — подожди, дай мне водички немного попить.

— У меня к тебе серьёзный вопрос, — после небольшой паузы, сказала Карина, — вы с Димой часто общались в рейсе?

— Ну бывало, а что? — слегка напрягшись, произнёс Юра.

— Да он какой-то уставший, отстраненный, слегка грубоватый даже, — непроизвольно пожав плечами, ответила Карина. — Вот я подумала, что, может, на судне что-то произошло?

— Да вроде бы ничего особенного, все как всегда, — серьёзно произнёс Юра. — Не бери в голову, все пройдёт, он отдохнет и станет прежним.

— Ладно, спасибо большое, только не говори Диме, что я тебе звонила, — попросила Карина. — Но если вдруг что-то вспомнишь, то позвони, пожалуйста.

— Да, конечно, всего хорошего, пока, — сказал Юра и пожил трубку.

Ничуть не успокоившись, Карина сделала салат и села смотреть телевизор. Через полчаса, когда Дима вернулся в комнату, она крепко его обняла, поцеловала и сказала, что любит его.

— И когда тебе нужно будет выходить на работу? — неожиданно спросил он, после чего наложил себе еды и сел на диван рядом с женой.

— А-м-мм, в марте, а почему ты меня спросил именно сейчас? — слегка напрягшись, сказала Карина. — Я тебе, кстати, вчера об этом говорила, говорила, что буду работать у неё март, октябрь и ноябрь. А ты в море опять пойдёшь, надеюсь, тоже в марте?!

— Нет, думаю, что через пару недель, — быстро ответил Дима.

— Что?! — не проверив своим ушам, переспросила Карина, после чего не выдержала и вышла из себя: — Я вообще не понимаю, что происходит! Ты меня не любишь уже что ли? Хочешь поскорее от меня уплыть? Пойдём в спальню, уже, не то я обижусь.

— Конечно, пойдём, — улыбнувшись, ответил Дима, — только я поем.

— Нет, — настойчиво произнесла Карина, после чего забрала тарелку у мужа, взяла того за руку и принудительно повела в спальню. Дима возражать не стал, хотя и особого энтузиазма не проявлял. Вернувшись через час обратно в большую комнату, они принялись обсуждать планы на будущее, шутили, смеялись, комментировали происходящее по телевизору. В общем, все стало налаживаться, и Карина непроизвольно заметила, будто ее муж оттаял и стал прежним. Несмотря на то, что её все ещё беспокоило в Диме это недавнее равнодушие, отрешенность и замкнутость, сейчас она наслаждалась возвращением любимого человека.

Следующие несколько недель прошли хорошо, Карина с мужем наконец-то были на одной волне. Они постоянно разговаривали, обсуждая перемены в их жизни, время, проведённое на суше в море, новую команду и прочее.

— Я не хочу тебя отпускать, — вдруг неожиданно призналась Карина. — Знаешь, когда ты вернулся из рейса, ты был холоден… На секунду я подумала, что потеряла тебя и поняла насколько это страшно. Даже после стольких лет я все ещё настолько сильно люблю тебя.

— Я тебя тоже, — поцеловав жену, ответил Дима. — А за меня не бойся. В конце концов, ты знала за кого выходишь замуж: море для меня много значит, и так просто я от него не откажусь. А тем более после покупки такого хорошего траулера. Мне не терпится им поправлять.

— Ею, я хочу, чтобы это была она, наша Диана, — не став спорить, ответила Карина. — Но все же обещай, что теперь все будет иначе.

— Не понимаю, почему иначе, если и так вроде бы все хорошо, — слегка напрягшись, ответил Дима. — Я бы даже сказал, что совершенно ничего менять не хочу. Завтра приглашу пару своих знакомых специалистов, они осмотрят судно, а потом, если все будет хорошо, буду собирать команду.

— Понятно, — обидевшись, сказала Карина, после чего пошла мыть посуду. Конечно же, ей было обидно слышать, что её муж так и не захотел побыть с ней на суше подольше. Однако постаралась выбросить из головы дурные мысли, чтобы не испортить и так пошатнувшиеся отношения с ним.

Карина ещё с детства поняла, что молчание — золото, её родители были хорошими людьми, однако оба были неисправимыми тиранами. Поэтому, как только ей исполнилось восемнадцать лет, она приложила все усилия, чтобы как можно скорее покинуть отчий дом. Карина любила маму, однако та, постоянно строя из себя"психолога", направо и налево раздавала советы, которые были умному человеку очевидны и без дополнительных разъяснений. Отец же редко бывал дома, все свое рабочее и свободное время проводя в доках, однако в те дни, когда бывал дома, он не оставлял попыток всех кругом поучать. У него из-за тяжёлой работы и скверного характера постоянно было дурное настроение, он часто выходил из себя и не мог остановиться, входя в раж. Карине было странно наблюдать, как смеющийся, остроумный человек минуту спустя уже бросает в стену предметы, крича на всех и брызгая слюной как бульдог. Но больше всего Карина не любила те дни, когда её родители собирались вместе: в такие моменты они начинали обвинять свою дочь во всех смертных грехах, учить её, переделывать её и унижать. И главное, что все это проходило со словами: «ну ты же понимаешь, что мы о тебе заботимся, ну ты же понимаешь, что мы тебя любим…» Отчасти Карина постоянно находится в поиске чего-то, потому что в то время, когда у других детей происходило становление личности, у неё её собственную личность подавили и задавили. Со стороны их семья казалась идеальной: порядочные отец и мать, щедрые, любящие, отдающие все материальное дочери. Однако сама Карина только поехав учиться, поняла, под каким гнетом находилась все это время. Она удивительнейшим образом открылась как весёлый компанейский человек, и уже не была той «батанкой» с хвостиком, которой её обзывали в школе. Да, если бы она была домашним животным, то это животное было бы самым счастливым на свете: Карина всегда была одета, обута, накормлена, ухожена и вылечена. Однако, к сожалению, она была человеком, чья душа постоянно искала понимания, теплоты и участия. Несмотря на всю заботу родителей о своей дочери, Карине очень часто хотелось просто-напросто выпрыгнуть из окна от своей душевной боли, над которой родители откровенно смеялись, считая её детскими выходками.

Выйдя замуж за Диму и став полноправной хозяйкой в их доме, Карина почувствовала себя наконец-то в своей тарелке. И пусть она убирала не так чисто, как мама, и пусть она готовила не так вкусно, но Дима со своей женой были довольны и счастливы. И может быть, Карина не была такой умной, талантливой и работящей как папа, но она никогда не жаловалась на недостаток денег. Как говорится, если не видно разницы, то зачем страдать больше?! Вот и Карина, несмотря на свою благодарность родителям, все бы для них сделала не из любви, а просто из чувства долга, потому что так положено. Любовь — это душевная привязанность, которой в ее семье и в помине не было, все друг другу готовы были отдать последнее, но понять друг друга даже не пытались.

Карине с мужем было, порой, тяжело, но эта тяжесть была ничем по сравнению с жизнью в отчем доме, поэтому она так сильно и дорожила с ним своими отношениями. Дима редко бывал дома, запрещая при этом связываться с ним в тот момент, когда он в море. Как говорил он сам, общение мешает ему сосредоточиться на работе. Поэтому ее муж обычно раз в пару дней присылал сообщения через мессенджеры о своём благополучии.

Глава 2

Отправился Дима на «Диане» только в начале января, сам рейс составлял около трех месяцев, отчего Карина не знала, во время его возвращения она окажется дома или у Перовой. Но теперь это был ее бизнес и обо всех передвижениях судна ей постоянно сообщали, кроме этого они с Димой очень часто были на связи, обсуждая как работу, так и личные дела. Карине было безумно приятно находиться хотя бы виртуально ближе к любимому человеку, участвовать в его жизни и работе одновременно. Нравилось ли это самому Диме? Вряд ли, потому как он постоянно все личные темы старался сводить к рабочим.

И вот настало первое марта. Ровно в семь часов утра Карина уже стояла возле двери особняка Перовой в надежде на хороший прием. Встретила ее как всегда Люда, только на этот раз на ней была тонна макияжа, парадно-выходное пальто и широкая улыбка.

— Здравствуйте, Кариночка, все инструкции я оставила на столе, — радостно сбегая по лестнице, сказала она. — Не переживай, все будет хорошо, мой номер телефона я тоже там тебе написала. В общем, я все тебе там написала, ладно, побегу, опаздываю совсем!

— Но подождите, — только и смогла сказать Карина, провожая взглядом убегающую Люду. — Ладно, до свидания…

— А вы, наверное, новая домработница, — раздался из дома незнакомый мужской голос.

— О боже, — резко повернув голову в сторону звука и схватившись за сердце, сказала Карина. — Вы меня напугали. Да, это я, но только на пару месяцев в году.

— А мне постоянно приходится тут работать, и меня этот дом пугает не меньше, чем вас, — вежливо ответил мужчина лет тридцати пяти. — Я Игорь, Люда опаздывала, поэтому попросила меня проинструктировать вас по поводу техники.

— Спасибо большое, — зайдя в дом и сняв куртку, равнодушно произнесла та. — Меня зовут Карина, кстати, и, если можно, то давайте на «ты».

— Конечно, как скажешь, я, честно говоря, тоже не люблю официальности, — признался Игорь. — Когда люди дружат, то и работа веселее идет.

— Тут я с тобой не соглашусь, — быстро ответила Карина, спускаясь за своим проводником в подвал. — Во многих крупных успешных компаниях имеется четкое разграничение между личными и рабочими отношениями.

— Слушай, я сантехник, а ты прислуга, — усмехнувшись, произнес Игорь. — И давай не будем про крупные компании, в которых занимаются намного более важными делами.

— Куда ты меня ведешь? — спросила Карина, решив сменить тему. — Неужели здесь такой длинный подвал?

— А ты как хотела? — удивленно произнес Игорь. — Этот дом был построен так давно, что его создатели, я уверен, здесь кроме этого странного подвала сделали море ходов, закоулков и потайных мест.

— И ты уже находил здесь что-то интересное? — поинтересовалась Карина, почувствовав свой любимый запах сырости. — Мне здесь нравится, обожаю тайны! Вот бы и мне наткнуться здесь на что-нибудь необычное!

— Поаккуратней со своими желаниями, Мисс Марпл, — рассмеявшись, сказал Игорь, после чего открыл дверь, ведущую в котельную. — Здесь странностей предостаточно. Вот, например, в прошлом году, когда у нас как всегда прорвало очередную трубу на третьем этаже, я обнаружил потайную дверь.

— Да ладно, — придя в восторг от услышанного, сказала Карина. — И где она?

— Заколотили и завесили шторкой, — пожав плечами, ответил Игорь. — Она была маленькой, больше похожей на чулан для швабры, ведра и веника. Если хочешь, я тебе потом покажу свою находку.

— А почему заколотили? — поинтересовалась Карина. — Мне кажется, что подобные находки сближают нас с прошлым этого дома.

— Ты только никому не говори об этом, а то Галина Анатольевна меня повесит за то, что полез, куда не нужно, — пожаловался Игорь. — Я за свой счет, кстати, рейки покупал, чтобы только она не заметила разницы.

— Не скажу, конечно, — быстро ответила Карина, после чего села на небольшой диван, стоящий у стены. — Как же тут жарко, пойдем отсюда поскорее.

— Сейчас покажу тебе кое-что, а потом пойдем, — быстро ответил Игорь, после чего начал рассказывать принцип работы отопительной системы, а после десятиминутной лекции, добавил: — Вот все, что я тебе сейчас рассказал и показал, ты сможешь найти вон в той инструкции, приклеенной к стене.

— Спасибо, — ответила Карина, после чего стала собираться на выход. — Это все, надеюсь или еще что-то?

— А ты, можно подумать, все запомнила? — ухмыльнувшись, сказал Игорь.

— Конечно, — обиженно ответила Карина. — Поверь, это не сложнее, чем корабль починить.

— Так ты же вроде бы женщина, — только и смог ответить Игорь.

— А умнее ответа не мог придумать? — засмеявшись, сказала Карина, после чего вышла из помещения и пошла к лестнице.

— Прости, — догнав ее, сказал Игорь. — Я здесь уже пятый год работаю и обычно всем новеньким объясняю все по три раза.

— Я вообще не обиделась, — пожав плечами, ответила Карина. — Просто не стоит меня недооценивать. У меня отец, кажется, сына хотел, а родилась я. Поэтому, если нужно, то я и электронику починю, и двигатель разберу, и железо сварю.

— Я в шоке, конечно, — поразился Игорь. — Так, может, ты не только Люду, но и меня заменишь?

— Легко, — долго не думая, ответила Карина. — Если бы я ничего не умела, то свой бизнес бы не открывала. Потому что в этой жизни только на себя полагаться и приходится.

— А как же муж, на него нельзя что ли положиться? — поинтересовался Игорь.

— А вот кто, когда и в какой позе на кого должен ложиться, это мы сами разберемся, — намекнув на нежелание продолжать разговор, ответила Карина. — Я, кстати, не завтракала, не хочешь выпить кофе?

— Не откажусь, — поняв намек, быстро ответил Игорь. — Только ты сначала к Галине Анатольевне сходи, а я пока сам нам завтрак организую.

Согласившись со своим новоиспеченным коллегой, Карина поднялась на второй этаж, где ее в кабинете уже ждала Перова.

— Доброе утро, готовы приступить к своим обязанностям? — с улыбкой на лице поинтересовалась та.

— Конечно, — ответила Карина, удивившись такой доброжелательности. — Я уже познакомилась с Игорем, который показал мне подвал и котельную.

— Учтите, кстати, что романы с сотрудниками в моем доме я крутить вам строго настрого запрещаю, — слегка повысив тон, сказала Перова.

— Я и не собиралась, замужество не позволяет, — слегка усмехнувшись, ответила Карина. — Так что там насчет поручений?

— Половину всего Люда сделала за вас, — равнодушно произнесла Перова. — А вот то, что она не смогла сделать, расписала подробно в своем блокноте, который обычно лежит на холодильнике. Свой телефон всегда носи при себе, я не люблю ждать, пока мне перезвонят. Твоя комната находится на первом этаже, Игорь знает, он тебе покажет. Пока можешь быть свободна.

— Хорошо, — быстро ответила Карина, после чего развернулась и пошла обратно в столовую. Увидев красиво накрытый стол и довольное лицо Игоря, она непроизвольно вспомнила, как в начале супружеской жизни Дима ей частенько приносил кофе в постель. На секунду ей стало так грустно, что захотелось вновь вернуться назад, в то время, когда мысли были полны надежд, а счастье, казалось, не закончится никогда.

— Что-то не так? — встревоженно спросил Игорь, после чего еще раз осмотрел стол.

— Да нет, все в порядке, просто вспомнила кое-что, — махнув рукой, ответила Карина, после чего села за стол и взяла мягкую булочку с изюмом.

— Наверное, ты вспомнила, как муж тебе когда-то тоже кофе в постель носил? — спросил Игорь, отпив немного из небольшой белой чашечки.

— Да как ты узнал? — поразилась Карина. — Психолог что ли по совместительству?

— Ай, нет, конечно. Просто это прямо-таки классика жанра, — констатировал Игорь. — Мне моя бывшая жена такие же претензии предъявляла, мол, мало внимания уделял, стал холодным, отстраненным. Ах да, кофе перестал носить в постель, цветы дарить…

— Давно развелись? Дети есть совместные? — отхлебнув немного кофе, спросила Карина. — Прости, что спрашиваю. Если не хочешь, то можешь и не отвечать.

— Нет, все в порядке, около двух лет назад, детей нет, а от нее мне их и не надо, — спокойно ответил Игорь. — Тогда я думал, что она себя просто-напросто накручивает, думал, что психованная стала сама по себе. И только после развода я понял, что чутье ее не подвело: я действительно ее разлюбил, а все невнимание по отношению к ней было всего лишь следствием этого. И нервничала она, потому что видела это, но не могла найти причину, пыталась достучаться до меня, а без толку.

— Хочешь сказать, что мой муж меня разлюбил? — спросила Карина, желая услышать только отрицательный ответ.

— А мне откуда знать? — ухмыльнувшись, спросил Игорь. — Я знаю только, что женщины все чувствуют. И если ты чувствуешь, что что-то не так, то скорее всего оно так и есть.

— Ладно, не будем о плохом, — махнув рукой, сказала Карина. — Кофе, кстати, вкусный, спасибо большое. Покажи мне мою комнату, пока ты не ушел, а то я забуду.

— Да, не думал, что за кружечку растворимого кофе меня сразу же в спальне будут благодарить, — слегка улыбнувшись, мягко произнес Игорь.

— Я передумала, — с легкой ухмылкой ответила Карина, пристально посмотрев в глаза собеседнику, — кофе отвратительный. А комнатку ты мне все равно покажи: буду там благодарить тех, кто делает нормальный кофе.

— Пойдем покажу, — встав из-за стола, сказал Игорь. — И да, я сделаю вид, будто не слышал оскорблений в адрес того божественного напитка, который я кое-кому больше делать не буду.

— Ты так со мной разговариваешь, будто мы с тобой сто лет знакомы, — идя следом, игриво произнесла Карина. — Это как-то очень странно…

— Странно, но не плохо же, — констатировал Игорь. — А вот и твоя комната.

— Это она? — пораженно сказала Карина, открыв невзрачную серую дверь. — Дом такой шикарный, а мне досталось вот это!

— Люда живет в другой комнате, а это, насколько я понял, помещение для таких временных как ты, — пожав плечами, ответил Игорь. — Главное, что все есть, а что тебе еще нужно?

Войдя в свою спальню, Карина увидела старую железную кровать наподобие тех больничных, из которых во все стороны торчат пружины, старую тумбочку, окно без штор и потертый шкаф.

— Зато здесь вон розетка есть возле кровати и интернет бесплатный, — попытался утешить свою собеседницу Игорь, — пароль: четыре единицы.

— Спасибо большое, — растерянно ответила Карина. — Пойду в прихожую за вещами, принесу их сюда, украшу ими и собой это убожество.

— Я сам принесу, — мгновенно предложил Игорь, однако на всякий случай спросил: — Можно тебе помочь?

— Да, конечно, спасибо, — разочаровавшись в своей новой спальне, ответила Карина, после чего легла на просевшую кровать. — Только учти, что вся помощь с твоей стороны будет благотворительной, потому что на этой кровати я явно никого отблагодарить не смогу.

— Хорошо, — улыбнувшись, ответил Игорь, после чего принес из прихожей два чемодана. — Ты, наверное, располагайся, а я домой пойду, у меня там еще одна работа.

— Такой же работящий, как и я, — констатировала Карина. — Ты мне нравишься, думаю, что мы подружимся.

— Думаю, что уже подружились. Ладно, до вечера, — помахав рукой, сказал Игорь, после чего спешно покинул дом.

Работая в доках, Карина всегда была окружена мужчинами, которые делали ей комплименты, звали на свидания и просто восхищались ею как человеком. Однако она слишком сильно любила мужа, поэтому никогда не позволяла себе смотреть на мужчин как на объект желания. Карина была порядочной, доброй, красивой и умной, а ее фигура всегда была идеальной вне зависимости от рациона пищи, поэтому цену себе она знала и не бросалась под поезд за горстку мужского внимания. Вот и сейчас, в общении с Игорем она себя чувствовала хорошо и раскованно, не думая о том, понравилась ли она ему или нет. И тот факт, что Карина ни разу не изменяла мужу и постоянно держалась за семью, воспринималась ею исключительно как ее собственная заслуга.

Встав с постели, она пошла в столовую, где взяла с холодильника блокнот и принялась его внимательно изучать. Потратив на чтение минут двадцать, Карина практически ничего полезного из этого не вынесла, все написанное там было понятно и без дополнительных инструкций. Единственной нужной информацией была рецептура многих блюд, о которых ей раньше даже не приходилось слышать.

— Уже иду, — крикнула Карина, услышав телефонный звонок, после чего прибежала в столовую и быстро подняла трубку.

— Через час приедет мой сын, — строго сказала Перова, после чего начала диктовать список любимых блюд своего ненаглядного гостя.

— Подождите, я должна приготовить это за час? — удивленно спросила Карина. — Я же вам не золушка!

— Не говорите глупостей, — раздраженно ответила Перова. — Он приедет, вы его накормите тем, что есть, а сейчас закажите продукты на вечер или на завтрашнее утро.

— Понятно, хорошо, — покорно произнесла Карина, после чего принялась звонить в службу доставки.

Спустя час, как и говорила Перова, приехал ее сын на дорогом черном мерседесе. Как только он зашел в дом, то сразу же направился в столовую.

— Добрый день, девушка, — равнодушно сказал Перов, после чего сел за стол и попросил крепкого кофе. — Вы здесь новенькая вместо Люды? И как вас зовут?

— Да, этот месяц я ее буду заменять, называть меня можно просто Кариной, — ответила та, немного засмущавшись. Дело в том, что она и представить не могла, что у Галины Анатольевны такой красивый сын. Марк выглядел как с обложки модного глянцевого журнала: серый пиджак по фигуре, густые черные волосы, белоснежная улыбка и правильные черты лица. В купе со своим финансовым положением он однозначно производил впечатление знатного кавалера и завидного жениха.

— Мне мама говорила о том, что вы три года еще будете здесь работать, хотя обычно так надолго она никого чужого не берет, — констатировал Марк.

— Всего-то в сумме пол годика, — пожав плечами, ответила Карина, — Они быстро пролетят. — Как и вся жизнь, собственно.

— С тех пор, как мама стала инвалидом, я начал чаще сюда приезжать, — сказал Марк. — Поэтому нам надо с тобой дружить.

— Я в принципе-то со всеми дружу, — поставив на стол кофе с выпечкой, ответила Карина. — Поэтому тут исключительно за вами дело.

— За нами? Я вроде бы тут один, — намекнув на излишнюю официальность, произнес Марк. — Тогда сегодня вечером с меня бутылка хорошего вина, а с тебя общество.

— Хорошо, я люблю дружеские посиделки, — согласилась Карина, удивившись такому неожиданному повороту событий. — Я предпочитаю белое полусладкое.

— Пойдем покажу мою комнату, — отхлебнув немного из чашки, неожиданно сказал Марк, однако, увидев недоумевающую собеседницу, добавил: — Это на тот случай, если я попрошу мне что-нибудь принести.

— Ах да, конечно, я так и подумала, — широко улыбнувшись, ответила Карина, после чего они вместе зашли в лифт и поднялись на второй этаж. — Только подожди немного, пока я с мамой поздороваюсь.

— Да, конечно, — быстро ответила Карина, после чего осталась стоять на месте. А когда через пару минут ее спутник вернулся, то они вместе пошли в самый конец коридора. Открыв дверь своей комнаты, Марк заботливо пропустил даму вперед. Зайдя внутрь, Карина поразилась величине помещения и красоте обстановки. Она почувствовала себя маленькой принцессой в комнате короля: на стенах были позолоченные рамы с дорогими картинами, на полу лежали красивые светлые ковры, а в дальнем углу стояла большая двуспальная кровать с шелковыми балдахинами на ней. Вся комната по величине состояла как минимум из трех среднего размера, поэтому походила на номер люкс в дорогом отеле.

— Проходи, не стесняйся, — показывая на большой мягкий диван. — Садись здесь, пока я переоденусь с дороги.

— Не понимаю, зачем мне вас ждать именно тут, если я могу и внизу посидеть, — слегка напрягшись, сказала Карина. — И, кстати, бедная Люда, раз ей приходится убирать все эти шикарные комнаты.

— Мы же вроде бы договорились, что будем на «ты», — выйдя из гардеробной в расстегнутой рубашке, недовольно произнес Марк. — И я не люблю находиться долго без общества, особенно без женского общества. Поэтому пока я тут, то ты постоянно будешь мне составлять компанию, привыкай.

— Как хочешь, — пожав плечами, смущенно ответила Карина, непроизвольно отведя глаза от красивого оголенного мужского торса. На секунду ей показалось, что Марк специально пытается показать все свои достоинства, чтобы произвести впечатление на нее. Однако очень быстро Карина отогнала эти мысли в сторону, чтобы не нарушать и без того призрачную субординацию.

— Ну, рассказывай: как же такая красавица оказалась в домработницах? — поинтересовался Марк, как только вышел в «домашней одежде», которая визуально мало чем отличалась от парадно-выходной.

— Да вот, поймала меня твоя мама в сети, и исполняю теперь как золотая рыбка ее желания, — встав с дивана, сказала Карина. — Хотя еще ни одного не исполнила, потому что только первый день работаю. А ты всегда так дома ходишь, будто через пару минут будет деловая встреча?

— Ну, ты что, посмотри на мой вид: тут немного колени вытянуты, тут карман зашит, тут пуговицы на пиджачке нет, да и качество другое, — тыкая в совершенно невидимые человеческому глазу вещи, ответил Марк. — Потрогай, какое мягкое, домашнее.

— А, ну да, — согласилась Карина. — Как же я могла забыть, что у богатых свои причуды. Хотя, наверно, действительно даже дома приятно смотреть на ухоженного человека.

— А ты замужем? — поинтересовался Марк, после чего закрыл дверь своей комнаты на замок и направился к лифту. — Дети есть?

— Да, уже давно счастлива в браке, — быстро ответила Карина. — И я тут в домработницах только из-за того, чтобы сделать нашу с Димой жизнь еще лучше. А детей пока нет, мы еще пока живем для себя. А у тебя жена, дети есть?

— Нет, конечно, я же мужчина, мне не нужно смотреть на биологические часы, — уверенно произнес Марк. — Мне всего лишь тридцать четыре.

— Ну, если ты соберешься детей заводить в семьдесят, то не факт, что доживешь до того момента, когда они в школу пойдут, — усмехнувшись, сказала Карина, к этому времени они уже зашли в столовую.

— Хорошо, зато на очередные новые шторы для класса деньги сдавать не придется, — быстро ответил Марк и сел на стул. — Накрывай на стол: я голоден.

— Подожди, сейчас подогрею все, что Люда приготовила, — открыв холодильник, ответила Карина. — А мама твоя будет сейчас есть?

— Думаю, не откажется, — сказал Марк. — Хотя насчет еды у нее всегда были свои причуды. То она садилась на диеты, то была вегетарианкой, то ела яйца, то не ела яйца. Мне просто в такие моменты было жалко Люду, которая все это готовила. Поэтому если сомневаешься насчет блюд, то лишний раз лучше у нее переспросить.

— Хорошо, спасибо за совет, — добродушно произнесла Карина, параллельно готовя обед. — А ты случайно не знаешь, почему мне дали ключи только от подвала и котельной? И почему некоторые комнаты закрыты на ключ, а некоторые открываются только электронными картами?

— Такое чувство, что тебе вообще ничего не объясняли и ни о чем не рассказывали, — удивленно сказал Марк. — Комнаты на карте открываются только маминой картой, и удирать ты там будешь только с ее позволения. А ключи от всех остальных комнат весят в маленьком шкафчике, находящемся в прихожей.

— Как номера в гостинице что ли? — недоумевая, спросила Карина. — Это как-то странно.

— После аварии мама вообще стала странной, — потупив взгляд, сказал Марк. — И это для меня большая трагедия. Я, конечно, помогаю ей, как могу, но, видимо, этого недостаточно, теперь бизнесом в большей степени я занимаюсь из-за ее поведения. Многие деловые партнеры только через меня находят с ней общий язык, хотя раньше она всем казалась располагающей к себе женщиной.

— Но, тем не менее, осенью вы с ней так сильно ругались, что мне даже было ее жаль, — укоризненно сказала Карина. — Все-таки это ваша мама, пожилая женщина.

— О чем ты говоришь? — не понимающе спросил Марк. — В начале осени я всегда езжу отдыхать, а вторую половину осени отрабатываю за отдых в двойном размере в нашем Московском офисе.

— Может, у нее есть другой сын? — спросила Карина, пытаясь убедиться, не перепутала ли они что-нибудь.

— Насколько я знаю, нет, — раздраженно сказал Марк. — Скоро уже там еда?

— Да все уже, — так же раздраженно ответила Карина. — Ты прям как мой муж. Тот тоже меня достанет, пока не получит то, что хочет. Я вообще удивлена тому, насколько хорошо ты со мной разговариваешь, обычно такие люди как ты с прислугой не церемонятся.

— Какие «такие»? — спросил Марк. — Красивые, умные, стильные или богатые?

— Вот да, все вместе, — подтвердила Карина. — Когда ты вошел весь такой как с обложки журнала, я подумала, что ты будешь задирать нос и тыкать всем на их место.

— Мне все это говорят, — довольно сказал Марк. — И каждый раз я отвечаю: «Чем умнее человек, тем более он очеловечен.

— Ты надолго здесь задержишься? — спросила Карина, ставя на стол еду.

— Нет, к сожалению, всего лишь на неделю, — ответил Марк. — Но ты, я вижу, девчонка хорошая, поэтому, возможно, я с тобой не прочь сотрудничать.

— Не поняла, — слегка покраснев, сказала Карина. — Я вообще-то всего на два года младше тебя. И как ты собрался со мной сотрудничать?

— Ну у тебя же есть теперь траулер, — пожав плечами, сказал Марк. — Мы можем у вас покупать рыбу по хорошей цене.

— Я уже заключила договор, — пожав плечами, ответила Карина. — Причем неплохой, но он разовый. Если предложишь лучшую цену, то заключу с тобой. Поживем — увидим, ты мне оставь свой номер, а я тебе позвоню, когда все разузнаю.

— Хорошо, конечно, — ответил Марк, после чего достал свою позолоченную визитку из внутреннего кармана домашнего пиджака.

— У тебя, может, даже в носках визитки? — удивленно спросила Карина.

— Поверь мне, когда будешь в бизнесе столько же лет, сколько я, и в трусах начнешь визитки носить, — усмехнувшись, ответил Марк. — Свои тоже с собой носи.

— Спасибо за совет, как только я их сделаю, то обязательно распихаю по всех свободным поверхностям, — согласилась Карина, после чего взяла обед и понесла его в комнату Перовой. Постучавшись в дверь, она молча постояла пару минут, а затем поставила поднос на небольшой столик и спустилась вниз.

— Наверное, ей нужно позвонить, — озадаченно сказала Карина, после чего взяла телефонную трубку и набрала нужный номер. — Алло, еще раз здравствуйте. Я оставила вам ваш обед на столике возле двери.

— Я видела, — грубо ответила Перова, после чего положила трубку.

— Странно, — пожав плечами, сказала раздосадованная Карина, после чего села за стол. — Не возражаешь, если я поем вместе с тобой?

— Только если откроешь бутылку вина и выпьешь со мной за знакомство, — вытерев губы салфеткой, ответил Марк. — Оно в подвале, на ключе в прихожей так и написано «Винный погреб».

— Сходи со мной, пожалуйста, а то у вас тут такие катакомбы, что можно и заблудиться, — мягко попросила Карина. — А от вина я и сама бы сейчас не отказалась: не люблю, когда со мной плохо разговаривают незнакомые мне люди, это меня очень сильно обижает и возмущает.

— Конечно, — согласился Марк, после чего встал и пошел сам за ключом. — Иди за мной и ничего не бойся, потому что там везде есть свет.

— Да ладно? — вычурно удивившись, сказала Карина. — У вас есть свет, прямо настоящий? С электростанции?

— Ага, — поняв шутку, ответил Марк, после чего пошел за вином. — У нас в подвале есть даже запасной генератор на случай перебоев с питанием.

— А бомбоубежища с пятилетним запасом продовольствия там нет? — поинтересовалась Карина, идя следом.

— Нет, но всегда есть вероятность появления здесь чего-нибудь эдакого, — пожав плечами, ответил Марк, после чего осторожно начал спускаться вниз по ступенькам. — Вот настолько моя мама непредсказуемая женщина.

— И все равно здесь холодно и пахнет сыростью, несмотря на все ваши новшества, — заметила Карина, касаясь рукой влажных каменных стен.

— Зато вино отлично храниться, — дойдя до нужной двери и открыв ее, сказал Марк. — Вот, смотри, в этой секции находятся красные вина, а в этой — белые. Вон у той стены лежат бутылки розового вина, хотя я предпочитаю коньяк, который тоже находится здесь.

— Ну так и бери коньяк, — предложила Карина, — тем более, что в компании я тоже пью всегда только его.

— Ух ты, — удивленно сказал Марк. — Да у нас с тобой много общего. Давай тогда перед сном коньяк, когда мама уже уснет и нас никто не сможет отвлечь. А пока возьмем бутылочку розового вина.

— И почему именно его? — поинтересовалась Карина.

— Во-первых, мне еще немного нужно поработать, а во-вторых, я видел, как у тебя глаза загорелись, когда ты его увидела, — тонко подметил Марк.

— Да от твоего взгляда ничего не скроется, — рассмеявшись, заметила Карина.

— Ну, будешь в бизнесе столько лет, сколько я, и не такие мелочи начнешь в людях замечать, — взяв с собой две бутылки и выйдя из погреба, сказал Марк. — А у тебя, кстати, прекрасный смех, смейся чаще.

— Спасибо, — смущенно ответила Карина, после чего пошла в столовую, чтобы закончить обед. — Ой, подожди, открывай вино, кажется, доставка в дверь звонит.

— Конечно, — согласился Марк, после чего сел за стол, открыл бутылку вина и налил его в два бокала. А когда его собеседница вернулась с двумя большими пакетами, начал говорить: — Тебе, может, помочь?

— Нет, спасибо, — абсолютно искренне ответила Карина, после чего принялась сразу быстро мариновать мясо и ставить продукты на свои места в холодильнике.

— Ты так быстро двигаешься, — заметил Марк. — Такое чувство, что ты тут не пол дня работаешь, а как минимум полгода.

— Я просто энергичная, — махнув рукой, ответила Карина. — Не знаю, может, из-за того, что мною родители постоянно были недовольны, я в детстве всегда старалась выполнить как можно больше работы. А со временем это превратилось в привычку: много работать и пытаться всем угодить, чтоб похвалили.

— Да уж, — глубоко вздохнув, согласился Марк. — Мне это знакомо: мама всегда любила работу больше своих родных.

— Ну что же, выпьем за знакомство, — сев за стол и взяв в руки бокал, сказала Карина. — И за то, что мы научились устанавливать причинно-следственные связи.

— Прекрасный тост, — одобрительно произнес Марк, после чего осушил полный бокал и принялся дальше есть уже изрядно остывшую еду.

— Ой, давай я подогрею, — выпив вино, сказала Карина, после чего протянула руку к тарелке своего собеседника.

— Не стоит, спасибо, — аккуратно схватив ту за запястье, мягко ответил Марк.

— Может быть, ты меня отпустишь? — слегка покраснев, сказала Карина. — Я поняла, что трогать твою тарелку было неправильно.

— Да ладно тебе, — рассмеявшись и отпустив руку, сказал Марк. — Я же пошутил.

— Ага, смешно, — улыбнувшись, ответила Карина, после чего потрогала свои щеки. — А вино не такое уж и слабенькое, а мне еще ужин готовить.

— Не переживай, я тебе помогу, — махнув рукой, убедительно сказал Марк. — А пока посиди со мной еще немного, составь компанию.

— Конечно, — налив в бокалы вина, довольно ответила Карина, после чего они мило продолжили беседовать на различные темы еще на протяжении нескольких часов. За это время еда стала комнатной температуры, помидоры и зелень потеряли свою привлекательность, но вино и прекрасное общение заставляло их не обращать внимания на мелочи.

Когда пришло время готовить ужин, Марк действительно сдержал обещание и помогал Карине нарезать, натирать, чистить и мыть ингредиенты для блюда. Несмотря на то, что периодически звонила Галина Петровна с просьбами, они оба постоянно были рядом и готовили ужин как сплоченная команда поваров. Как только все было готово, они опять сели есть, несмотря на то, что не успели как следует проголодаться, зато Галина Анатольевна на удивление съела целый большой поднос и попросила добавки в точно таком же размере. Несмотря на то, что Карину это удивило, она не стала заострять на этом внимания, так как была полностью поглощена своим новым другом.

— О, привет, — неожиданно сказал неизвестно откуда появившийся Игорь. — А у вас тут праздник?

— Боже, — вырвалось у Карины от испуга. — Ты совсем что ли с ума сошел людей так пугать?

— Я же говорил, что прихожу по вечерам, — недовольно ответил Игорь. — Сегодня работы много было, вот я в девять часов и пришел, но сейчас уйду, не переживайте. Привет, Марк, как дела?

— Привет, — спокойно ответил тот. — Все хорошо, вот сидим ужинаем. Может, с нами хочешь посидеть?

— Нет, спасибо, — отказался Игорь, после чего посмотрел на Карину и сказал: — Пойдем, покажу тебе кое-что в котельной.

— Да, конечно, — встав из-за стола, быстро ответила та.

— Я тогда тоже пойду к себе, поработаю немного. Позвони мне, когда вернешься, я тогда спущусь, — холодно сказал Марк, обратившись к Карине, после чего пошел к лифту.

— Красавчик, правда? — ревниво спросил Игорь, как только они спустились в котельную. — Только ты, пожалуйста, не ведись на него. У него таких как ты сто штук на квадратный метр.

— О чем ты вообще говоришь? — возмутилась Карина. — Я вообще замужем, насколько ты помнишь, и с утра в этом плане ничего не изменилось.

— Да ты что? — усмехнувшись, сказал Игорь, после чего присмотрелся к своей собеседнице. — Пьяная что ли?

— Выпили мы немного! — недовольно ответила Карина, скрестив руки. Однако, несмотря на свое недовольство, она действительно поймала себя на мысли, что за все время ни разу не вспомнила про Диму, и даже забыла ему написать сообщение. — Да я вообще и тебя, и его полдня-то всего и знаю, а вы мне уже оба в давние друзья записались. В этом доме все что ли такие странные?

— Нет, только ты, — недовольно сказал Игорь. — И никто в друзья тебе не набивается, это называется просто нормальное человеческое отношение.

— Ладно, извини, в любом случае забота с твоей стороны — это приятно, — сменив гнев на милость, сказала Карина. — Я ведь действительно надеялась, что мы подружимся, потому что ты с виду приличный хороший человек.

— Вы женщины такие мнительные, — усмехнувшись, сказал Игорь. — Если мужчина с вами хорошо общается, заботится о вас или просто хочет дружить, то, значит, он к вам неравнодушен. Я видел таких, которым протягиваешь руку на лестнице в автобусе, а они либо убирают, воспринимая это как домогательство, либо протягивают в ответ, ожидая какого-то «продолжения банкета».

— Да я уже поняла, что погорячилась, — махнув рукой, ответила Карина, — помогать людям и заботиться о них — это норма, а быть грубой как я — нет. Прости, пожалуйста, я учту твои замечания по поводу Марка и не буду слишком доверчивой.

— Хорошо, теперь можешь идти, — довольно улыбнувшись, сказал Игорь. — Спать.

— Так ты же мне что-то хотел показать? — напряженно произнесла Карина, после чего поняла суть происходящего. — Ладно, я поняла, иду спать, давай хоть провожу тебя до двери.

Вернувшись в столовую, она решила не звонить Марку и начала убирать со стола. Перенеся весь беспорядок на кухню и поставив посуду в посудомоечную машину, Карина поняла, что пока та не домоет, ей не лечь спать.

— Блин, — схватившись за голову, сказала она, вспомнив, что не забрала у Галины Анатольевны посуду. Зайдя в позолоченный лифт с ярким светом, Карина нажала кнопку с цифрой «2», а после небольшой паузы двери открылись и перед ней возникла тьма. Ей стало настолько жутко, что по коже побежали мурашки и на секунду показалось, будто тьма зашевелилась и в ней кто-то пробежал. Люда говорила, что свет здесь работает в купе с датчиком движения, и поэтому не загорится, пока не зайдешь в нужную комнату. Однако в данный момент Карине совершенно не хотелось туда заходить, от страха она нажала кнопку первого этажа и вернулась на кухню. Взяв визитку из кармана, она набрала номер Марка, а когда тот поднял трубку, начала милым голос говорить:

— Прости, конечно, что я тебя беспокою, но не мог бы ты захватить поднос своей мамы, он, вероятно, стоит где-то возле ее двери.

— Кто у кого здесь домработница? — усмехнувшись, сказал Марк. — Нет, я здесь слишком хорошо устроился, чтобы вставать. Приходи ко мне сама.

— Ясно, спасибо за помощь, — разочарованно сказала Карина, после чего собрала всю волю в кулак, взяла скалку и опять пошла к лифту. Стоя напротив почти зеркальной двери, она заметила, как немного растеклась ее тушь. Предварительно послюнявив палец, она принялась вытирать уголок глаза, даже не обратив внимания на то, что лифт приехал на второй этаж. Дверь открылась быстро, и ее лицо в отражении сменило чье-то другое, выглядывавшее из темноты.

— Твою же мать, — испуганно крикнула Карина и отпрыгнула назад, больно ударившись спиной о поручень и уронив скалку.

— Прости, — быстро сказал Марк, после чего быстро зашел в лифт и удержал Карину от падения. — Прости, не знал, что ты так бурно отреагируешь. Согласен, что шутка ужасная.

— Я чуть не умерла от разрыва сердца. Да блин, в этом доме вообще есть нормальные люди? — потирая ноющую спину, ответила Карина.

— Ну, ты, например, — пожав плечами, ответил Марк, после чего пошел к комнате Галины Анатольевны. — Прости, давай тебе помогу поднос поднести.

— А почему я, по-твоему, тебя просила посуду захватить? Потому что боюсь дико темноты, — нажав кнопку первого этажа, сказала Карина. — Поедешь после меня.

Вернувшись в столовую, Карина подошла к зеркалу и подняла кофту, чтобы посмотреть на свою спину.

— Я принес поднос, — сказал Марк, к тому времени спустившийся на лифте. — Давай, я тебе лед подам.

— Положи, пожалуйста, посуду в посудомоечную машину, — строго сказала Карина. — А лед я и сама могу себе принести. Лучше скажи, почему ты стоял там, но свет все равно не включился.

— Во-первых, потому что у датчика много слепых зон, а во-вторых, если достаточно долго не двигаться, то свет выключается, — пояснил Марк, после чего сделал все, что ему сказали. — Вот там, справа от лифта я и стоял, там слепая зона.

— Больше, пожалуйста, так не делай, в ночное время этот дом и без того жуткий, — взяв из холодильника замороженную курицу и приложив ее к спине, сказала Карина. — У меня в руках была скалка, а ты мог бы ею хорошо получить.

— Не хочешь выпить за то, что все хорошо в итоге закончилось? — спросил Марк, доставая из холодильника бутылку коньяка. — Так, по рюмке, чтобы спалось хорошо.

— Давай, — согласилась Карина. — Но только немного. Открывай бутылку, а я пока нарежу закуски.

Глава 3

Проснувшись наутро в своей убогой комнате, Карина с ужасом обнаружила в кровати Марка. Вскочив на ноги, она увидела, что они оба были в одежде, после чего вздохнула с облегчением и одновременно почувствовала дикую боль в спине. Подойдя к маленькому зеркалу, Карина подняла кофту и с ужасом посмотрела на огромный фиолетовый кровоподтек. Взяв телефон, она увидела на нем время, восемь часов утра, за окном было уже светло и нужно было будить Марка.

— Вставай уже, — крикнула она и пошла на кухню вынимать посуду, про которую вчера вечером напрочь забыла. Помывшись, почистив зубы и приготовив завтрак, Карина сразу же пошла к Галине Анатольевна, чтобы отдать ей поднос и получить новую порцию заданий. Вернувшись в столовую, она увидела там пьющего чай Игоря, который с удовольствием уминал бутерброды с красной рыбой.

— Это не тебе завтрак, — недовольно сказала Карина. — Мне, конечно, не жалко, но все равно спрашивать нужно.

— Можно съесть? — с набитым ртом, спросил Игорь. — Как, кстати, твоя голова?

— Можно съесть, — передразнила собеседника Карина. — А голова на удивление не болит — вот, что значит дорогой и качественный алкоголь, а не магазинная бурда за три копейки. Хотя, честно говоря, самочувствие все равно не важное.

— Так все-таки вы потом еще пили? — недовольно спросил Игорь.

— Что ты как мама, ну я не понимаю, — разведя руками, сказала Карина, после чего села рядом за стол с кружкой чая и вкратце рассказала события вчерашнего вечера. — Я, кстати, не собиралась, так получилось. А Марку вообще было лень идти в свою комнату, что он просто брякнулся на мою кровать и сразу же уснул. Мне тоже не хотелось думать и разбираться, поэтому я тоже вырубилась сразу же.

— Так он до сих пор там? — на удивление лояльно спросил Игорь, после чего встал и пошел в комнату Карины. Увидев спящее тело, он молча закрыл дверь и опять вернулся в столовую. — Ну да, раз в одежде, значит все хорошо. Обычно он разбрасывает вокруг все свои вещи и вещи своих подруг.

— И вещи таких временных служанок как я? — поинтересовалась Карина.

— Нет, — с огорчением в голосе ответил Игорь. — Думаю, что все предыдущие были не в его вкусе: слишком полные, слишком глупые, слишком доступные. Да у него и без прислуги полно поклонниц, ему достаточно только позвонить.

— А откуда ты про него так много знаешь? — спросила Карина. — Визуально друзьями бы я вас не назвала.

— До того, как свое дело открыть, я тут в охране сидел, — признался Игорь. — Хочу сказать, что камеры есть как снаружи, так и внутри, поэтому будь аккуратнее со своими действиями.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Понять себя и умереть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я