Невидимая библиотека
Женевьева Когман, 2016

Любой Библиотекарь скажет: правда удивительнее любого вымысла. Выполняя поручения Библиотеки, загадочной организации, разыскивающей редкие книги, Ирэн путешествует по всему миру, вернее… мирам. Отправившись в альтернативный Лондон, Ирэн с помощником обнаруживают, что книга, которая им нужна, пропала, и охотятся за ней не только они. Паутина смертельно опасных интриг, непредсказуемое действие магии, сверхъестественные существа, тайные общества – вот с чем придется столкнуться Ирэн, надеявшейся, что уж с этим-то заданием она разделается в два счета.

Оглавление

Из серии: Очень странный детектив

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Невидимая библиотека предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава вторая

Ирэн задумалась, что делать дальше. Чем скорее она сдаст находку и напишет отчет, тем скорее сможет вымыться и засесть за интересную книжку. Кроме того, ей полагается несколько недель отпуска, которые можно посвятить своим делам, а этого ей очень хотелось.

Она включила компьютер, и он уютно загудел. Ирэн протерла экран рукавом, сдула пыль с клавиатуры. Жаль, что при внезапном переходе в Библиотеку из альтернативных миров никто не может угадать, куда попадет. Известно лишь, что ты так или иначе окажешься в Библиотеке, хотя рассказывали и жуткие истории о тех, кто годами выбирался из катакомб, где хранилась действительно древняя литература.

На экране появился логотип Библиотеки: закрытая книга. Ирэн быстро набрала логин и пароль, и книга медленно открылась, зашелестела страницами.

Ирэн нашла карту, и та возникла на экране в виде трехмерного изображения. Красная стрелка указывала на комнату, где находилась Ирэн. Это было не очень далеко от Центральной станции, всего в паре часов ходьбы. Приободрившись, Ирэн отправила по электронной почте срочное сообщение Коппелии, своей начальнице и наставнице.

Докладывает Ирэн. Объект у меня. Запрашиваю время приема. Нахожусь в разделе A-254 латиноамериканской литературы XX века, примерно в двух с половиной часах ходьбы от вашего офиса.

Сигнал, сопровождавший отправку письма, нарушил тишину. Жаль, что в Библиотеке не работают мобильные телефоны, вайфай и тому подобное. Любая техника, принцип действия которой отличался от механического, либо не включалась, либо барахлила. Этот феномен давно и упорно исследовали и, подумала Ирэн, будут исследовать еще лет сто. Впрочем, отказывала не только техника. Общение с помощью магии здесь тоже бесполезно, а побочные эффекты весьма неприятны. Так она слышала, но сама не проверяла: ей нравилось, что ее мозги находятся внутри головы.

Дожидаясь ответа, она просматривала электронную почту. Все как обычно: множество запросов книг по самым разнообразным научным вопросам, викторианская порнография из альтернативных миров, кто-то рекламирует свою только что написанную диссертацию о злоупотреблении наркотиками и ассоциативной поэзией. Ирэн сразу отправила в корзину жалобное письмо, автор которого просил денег на совершенствование методик применения пенициллина в мирах альтернативного Средневековья, и отметила галочками дюжину писем об изменениях, произошедших в Языке, чтобы просмотреть их позже.

Во всей этой куче оказалось только одно личное письмо — от ее матери. Такое же краткое, как и то, которое Ирэн отправила своей наставнице. Мать сообщала, что они с отцом несколько месяцев проведут в Альтернативной реальности G-337.

Сейчас они находились в России, разыскивали иконы и псалтири, и надеялись, что Ирэн здорова и всем довольна. Еще она спрашивала, что Ирэн хотела бы получить на день рождения.

Как всегда без подписи — мать считала, что ее имени в адресе отправителя более, чем достаточно.

Подперев подбородок руками, Ирэн уставилась на экран. Родителей она не видела уже несколько лет. Библиотека загружала работой всех троих, и честно говоря, она уже не представляла, о чем с ними говорить. Конечно, всегда можно поговорить о работе, но когда эта тема оказывалась исчерпанной, начиналось минное поле обычных тем. Ирэн полагала, что через несколько десятков лет родители все-таки вернутся в Библиотеку, и надеялась, что к этому времени научится поддерживать с ними беседу. Когда она была моложе, это было проще.

«Мне бы хотелось что-нибудь из янтаря», — ответила она матери.

За три месяца, пока Ирэн отсутствовала, нововведений в грамматике Языка не произошло, зато появились новые слова, в основном связанные с Миром, и касавшиеся понятий или предметов, прежде не известных Библиотеке. Несколько новых прилагательных. И комплекс наречий, описывающих процесс сна.

Ирэн просмотрела поправки так быстро, как только могла. Проблема с эволюционирующим Языком, на котором необходимо выражаться предельно точно, заключалась в том, что он… эволюционировал. Чем больше материала доставляли в Библиотеку агенты-сборщики вроде Ирэн, тем сильнее менялся Язык. Она без особого воодушевления подумала о том, что ее нынешняя добыча добавит в Библиотеку одно-два слова, или изменит значение одного из уже известных. Может быть, уточнит определение какого-нибудь оттенка черного.

И все же в ее работе были и приятные моменты. Например, возможность управлять окружающим миром. Однако решив посвятить этому делу всю жизнь, она вовсе не ожидала, что большую часть времени придется тратить на редактирование словаря.

Компьютер снова звякнул. Ответ от Коппелии пришел быстро. Открыв письмо, Ирэн удивилась тому, какое оно большое.

Дорогая Ирэн,

счастлива снова видеть тебя! Разумеется, когда я говорю «видеть», то подразумеваю, что знаю о твоем возвращении. С тех пор, как ты покинула Библиотеку, прошло несколько недель, и ты не поверишь, как я рада твоему возвращению…

Ирэн нахмурилась. Похоже, эта часть письма была заготовлена заранее. Что-то тут неладно…

У меня есть для тебя небольшое дело.

Ах, вот оно что.

Ты часто работаешь в альтернативных реальностях, поэтому отстаешь от учебного плана. В частности, ты пропустила обучение новых студентов, но к счастью я сумела уладить этот вопрос.

Ирэн фыркнула. Коппелия вообще-то обещала, что все уладит. И полностью избавит ее от этой не самой приятной обязанности.

Дело в том, что у нас новый стажер.

Очень интересно.

Он готов приступить к полевой работе, и я подумала, что ты станешь для него идеальной наставницей! Поделишься богатым опытом, а заодно получишь дополнительное поощрение в послужном списке за деликатное обращение с ним.

Что еще за «деликатное обращение»?! Или этот стажер что-то вроде неразорвавшейся бомбы? Учитывая, что последние недели она провела в Академии, всяких учеников с нее уже довольно!

Поручение нетрудное, займет не больше нескольких дней, может быть, неделю. Работать нужно будет неподалеку от фиксированного места входа в альтернативный мир, так что, если возникнут вопросы, сможешь послать мне сообщение.

Похоже, подумала Ирэн, Коппелия считает это задание очень важным.

Дорогая Ирэн, я совершенно уверена в тебе и знаю, что могу на тебя положиться. Ты будешь действовать в духе традиций Библиотеки, не разочаруешь наших ожиданий, и подашь бесценный пример стажеру.

Похоже, Коппелия в последнее время читала слишком много рекламных буклетов и уставов для новобранцев.

Я позволила Каю (так его зовут) воспользоваться нашим быстрым транспортом, чтобы добраться до тебя, так что жди его с минуты на минуту.

Ирэн нервно прислушалась. Если Каю действительно разрешили воспользоваться одним из самых редко используемых видов транспорта, существующих в Библиотеке, значит, Коппелия категорически не желает слышать никаких возражений и хочет немедленно занять ее следующим делом. Или же новая миссия на самом деле требует срочного решения. Или в этом Кае есть что-то настолько особенное, что ему следует поменьше мелькать на людях. Или, наконец, этот стажер не в состоянии справиться с обычной системой передвижения в Библиотеке, что само по себе уже не сулит ничего хорошего. Можно было бы назвать еще множество причин, подразумевающих плохое знание Языка. А неграмотных Ирэн терпеть не могла.

Информацию о задании я передам с ним.

А вот это по-настоящему плохо. Это означает, что Коппелия не все может написать по электронной почте. От этого за милю несло политикой, от которой Ирэн всегда старалась держаться подальше. Она всегда видела в своей наставнице Коппелии прежде всего исследовательницу, хотя временами та увлекалась интригами в духе Макиавелли. Но Коппелия уж точно была не из тех, кто отправит ее на опасное задание, да еще подсунув в напарники неопытного стажера.

Оставь последний добытый тобой объект на ближайшей кафедре. Напиши на пакете мое имя, и я прослежу, чтобы его передали в обработку.

Ну, хоть что-то… Из коридора донесся порыв ветра и глухой стук пневматической капсулы.

Пауза. А потом кто-то постучал в дверь.

— Войдите, — сказала Ирэн, поворачиваясь в кресле.

Дверь открылась, на пороге появился молодой человек.

— Так ты, значит, Кай, — проговорила Ирэн и встала. — Входи.

Он был настолько хорош, что она сразу пресекла любые мысли о каких-то романтических поползновениях с ее стороны. Как жить рядом с человеком, чье лицо должно украшать первые полосы газет и обложки глянцевых журналов? Его кожа была такой белой, что сквозь нее проступали голубоватые вены. Иссиня-черные волосы, блестевшие в неярком свете, были заплетены в косу. Брови казались нарисованными тушью, а линией скул можно было резать алмазы. Одет он был в потертую кожаную черную куртку и джинсы, совершенно не портившие образ, а белая рубашка была не просто безупречно выстирана, но еще выглажена и накрахмалена.

— Да, — ответил он. — А вы Ирэн, правильно?

Восхищения заслуживал и его голос: низкий, с легкой хрипотцой. Но манера разговора только казалась непринужденной. Чувствовалось, что он напряжен.

— Да, — кивнула Ирэн. — А ты — мой новый практикант.

— Верно. — Он вошел в комнату, и дверь за ним закрылась. — Наконец-то я смогу выйти за пределы Библиотеки.

— Понятно. Садись. Я еще не дочитала письмо Коппелии.

Он подошел к ближайшему креслу и опустился в него, подняв облачко пыли.

Действуй аккуратно и эффективно, и когда выполнишь это поручение, получишь немного свободного времени для своих исследований. Дорогая Ирэн, сожалею, что приходится сразу отправлять тебя на новое задание, однако это необходимо, и мы должны использовать все доступные средства.

Искренне твоя,

Коппелия

Откинувшись на спинку кресла, Ирэн хмуро смотрела на экран.

— Коппелия пишет, что тебе известны все подробности дела, — бросила она через плечо.

— Да, мадам Коппелия передала мне всю информацию. Впрочем, ее, кажется, не так много.

Повернувшись к нему, Ирэн протянула руку и произнесла:

— Будь любезен…

Кай достал из кармана тонкий голубой конверт и торжественно вручил ей.

— Вот, извольте, босс… Шеф? Мадам?

— Называй меня Ирэн, — ответила она и замешкалась, поскольку ножа для бумаг под рукой не было, а показывать Каю, где спрятан ее тайный нож, она не хотела. Потом раздраженно надорвала конверт и вынула листок бумаги.

Во взгляде Кая сквозило любопытство, и Ирэн стала читать вслух:

— «Цель: оригинальный манускрипт братьев Гримм, том 1, 1812 год. В настоящее время находится в Лондоне, параллель B-395. Ближайший выход с Траверса в Британской библиотеке, расположенной в Британском музее. Дальнейшие указания получите от Библиотекаря-резидента, который живет в той реальности.»

— Книга братьев Гримм?

— Насколько я понимаю, это сказки. — Ирэн постучала пальцем по листку. — Не моя область. Не знаю, почему меня… почему нас направили на это дело. Может быть, тебе эта тема знакома?

Кай покачал головой.

— Я не силен в европейской литературе. Не знаю даже, какая это из альтернативных реальностей. Может быть, книга уникальна для того мира?

Разумный вопрос. Существовало три основных причины, заставлявшие посылать Библиотекарей в альтернативные миры: 1) книга интересует Старшего Библиотекаря; 2) книга окажет воздействие на Язык, и, наконец, 3) книга уникальна, и ее поступление в Архив укрепит связь Библиотеки с тем миром, в котором она создана.

Ирэн не могла точно сказать, к какой категории относится ее последняя добыча, хотя подозревала, что речь идет о второй. Наверное, стоит потом разузнать, так ли это.

Вряд ли манускрипт братьев Гримм относится к книгам, существующим в разных альтернативных мирах, ведь тогда его приобретение не требовало особой миссии.

Когда Библиотекари становились Старшими, их, как правило, интересовали только раритеты. Обычная книга, существующая во многих мирах, могла лишь случайно возникнуть в чьей-то заявке в одном ряду с описанием всех приключений Ника Картера[2], полным собранием дел Судьи Ди[3], а также со всеми подлинными и поддельными биографиями Пресвитера Иоанна[4]. Вопрос, почему некоторые книги становились уникальными и существовали только в одном каком-нибудь мире, относился к числу великих загадок, и Ирэн надеялась однажды получить на него ответ. Быть может, когда сама станет Старшим Библиотекарем. Через несколько десятков лет. А может быть, и столетий.

В любом случае, гадать бессмысленно.

Ирэн попыталась ответить Каю так, чтобы ее слова не выглядели как попытка отмахнуться от стажера в первые минуты знакомства.

— Когда попадем в нужную реальность, лучше всего обратиться к Библиотекарю-резиденту. Раз уж Коппелия больше ничего нам не сказала…

Кай пожал плечами:

— Если это позволит смыться отсюда, жаловаться я не буду.

— Давно ты здесь? — полюбопытствовала Ирэн.

— Пять лет. — Он говорил с подчеркнутой вежливостью, и его слова напоминали обкатанную морем гальку. — Я знаю, здесь не торопятся выпускать новичков в альтернативный мир, пока они не усвоят основы, и можно будет не опасаться, что они сбегут, однако эти пять лет были очень скучными.

— Очень жаль, — ответила Ирэн, быстро печатая ответ Коппелии.

— Жаль?

— Да. Ведь сама я рождена для этой работы. Мои родители — Библиотекари. Возможно, поэтому мне было легче. Я всегда знала, что меня ждет.

Ирэн говорила правду. Она была готова к тому, чем ей предстояло заниматься, и это действительно облегчило ей жизнь. Годы, проведенные в Библиотеке, чередовались с годами, прожитыми в альтернативных мирах; и те, и другие были посвящены учебе, тренировкам, упорному труду и длинным безмолвным рядам книг.

— Вот как.

— Но, кажется, для тебя эти годы не были веселым временем.

— Веселым? — фыркнул Кай. — Нет. Не сказал бы. Иногда бывало интересно, но не весело.

— Тебе нравится Коппелия? — отправив письмо, Ирэн вышла из программы.

— Я занимаюсь у нее всего несколько месяцев.

— Она из тех, кто более… — Ирэн задумалась, подбирая слова, которые не поставят ее в неловкое положение, если новый знакомец процитирует их где-нибудь. Как личность Коппелия ей нравилась, однако такие характеристики, как «поклонница Макиавелли; умная, но беспринципная; обладательница ледяного сердца», можно упомянуть далеко не в каждом разговоре.

— О да, она мне нравится! — воскликнул Кай. Ирэн удивленно посмотрела на него. — Сильная женщина. Очень дисциплинированная, властная. Моей матери она бы понравилась… Не могла бы не понравиться. Если бы только… Ты же знаешь, сюда не берут тех, у кого есть живые близкие родственники.

— Да, — согласилась Ирэн. — Таковы правила. Это было бы не честно по отношению к ним.

— А как, э-э… — Он бросил на нее взгляд из-под длинных ресниц. — А как насчет слухов о том, что иногда ученики сами устраивают так, чтобы таких родственников у них не осталось? Или вообще никаких родственников?

Ирэн отвернулась, чтобы выключить компьютер, и надеялась, что он не заметит ее волнения.

— Разные ходят слухи.

— Так это правда?

Иногда мне кажется, что да. Наивной Ирэн не была. Она прекрасно знала, что Библиотека не всегда придерживается собственных правил. И ровным голосом ответила:

— Если я скажу тебе, что так и есть, от этого ни тебе, ни мне легче не будет.

— Ох. — Кай снова уселся в кресло.

— Ты пробыл здесь пять лет. Так что еще ты хочешь услышать от меня?

— Ну, вообще-то я ожидал услышать официальную версию. — Теперь он смотрел на нее с бо́льшим интересом, его глаза блеснули, — а не намек, что жуткие слухи могут оказаться правдой.

— Я ни на что не намекала. — Ирэн положила записку в конверт и сунула в карман. — А теперь, как твоя новая наставница, даю тебе первое наставление. Мы тут, в Библиотеке, верим в теорию заговора. Ничего не признавай, все отрицай, выясни, что происходит и опубликуй об этом статью. Если только тебе не помешают.

Кай покачал головой.

— Ну, статью довольно просто уничтожить.

— Уничтожить статью? — Ирэн расхохоталась. — Кай, это Библиотека. Мы никогда ничего не уничтожаем. Никогда.

Он пожал плечами в знак того, что отказывается от дальнейших расспросов:

— Ладно. Если не хочешь говорить серьезно, оставим эту тему. Не пора ли нам идти?

— Конечно пора, — проговорила Ирэн, вставая. — Пожалуйста, следуй за мной. Продолжим разговор по пути.

Ирэн первой спускалась по винтовой лестнице из темного дуба и черного металла, слишком узкой, чтобы двое могли идти рядом. Кай отстал на несколько шагов. Сквозь узкие окна в толстых стенах видно было море крыш. Иногда между классическими кирпичными домами и псевдовосточными куполами мелькала телевизионная антенна.

Прошло полчаса, прежде чем Кай снова открыл рот:

— Можно я задам несколько вопросов?

— Конечно.

Добравшись до конца лестницы, Ирэн отступила в сторону, чтобы Кай мог идти рядом. Вдоль стен уходившего вперед коридора тянулись двери, одни из них были более пыльными, другие — менее. Медные таблички отражали свет фонарей.

— Нам нужно попасть в мир B-395, не забыл?

— Ну конечно.

— Хорошо, — она двинулась вперед. — Я успела заглянуть в карту. Чтобы попасть в крыло «B», нужно пройти по этому коридору, а потом подняться на два этажа. Там можно будет поискать кратчайший путь в реальность В-395. Будем надеяться, что идти придется не дольше, чем один день.

— Целый день?.. А нельзя ли попасть туда быстрой переброской? — Кай был на несколько дюймов выше Ирэн, и смотрел на нее с некоторой снисходительностью.

— Увы, боюсь, что нет. Я не имею права требовать этого. — Ирэн подумала, насколько такая возможность облегчила бы их положение. — Для этого нужно иметь уровень Коппелии, не ниже.

— Вот как. — Кай некоторое время шел в молчании. — Хорошо. Итак, что тебе известно о мире B-395?

— Ну, во-первых, это альтернативная реальность, в которой в основном действует магия.

— Потому что это мир «В» или «Бета», так?

— Да. Кстати, а сам ты из какого мира?

— О, мой мир принадлежит к категории «Гамма».

Мир, в котором действуют техника и магия. Технологии — высокие, уровень магии — средний. Непросто использовать и то, и другое одновременно. Если в тебе больше от машины, чем от человека, пользоваться магией трудно.

Ирэн задумчиво спросила:

— Надеюсь, в тебе самом нет никаких механических усовершенствований?

— Нет. И это хорошо. Мне говорили, что здесь они не работают.

— Это не совсем так, — заметила Ирэн, которая во всем любила точность. — Дело в том, что ни одно устройство, работающее от источника энергии, не может сохранить работоспособность, попав в Библиотеку во включенном состоянии. Техника прекрасно работает, только если ее можно выключить на время перехода, а потом, уже оказавшись здесь, снова включить.

Кай покачал головой.

— Не мой случай. Какой толк в механизме, если его нужно то и дело включать и выключать? Но и магии я не был как следует обучен. Я больше полагаюсь на ресурсы материального мира — боевые искусства и тому подобное.

— Как же тогда тебя избрали для работы в Библиотеке? — спросила Ирэн.

Кай пожал плечами.

— Ну, там, где я жил, все занимались исследованиями с помощью интернета. Я иногда подрабатывал, искал для одного ученого старинные книги. И некоторые из них оказались… запрещенными. Тогда я начал интересоваться тем, что он делает. Решил, что смогу найти для него что-нибудь полезное. И должно быть, копнул слишком глубоко. Вскоре за мной явились очень серьезные люди, и сказали, что я должен работать на них.

— Или?..

Кай бросил на нее ледяной взгляд.

— Это самое «или» стало для меня неприятной неожиданностью.

Ирэн молча прошла мимо нескольких дверей, потом произнесла:

— Что ж, теперь ты здесь. Это тебя огорчает?

— Не слишком, — к ее удивлению ответил Кай. — Кто не рискует, тот не выигрывает. Это предложение оказалось лучше, чем то, чем грозили мне те люди. Один из них стал здесь моим учителем… Его зовут мастер Гримальди. Он сказал, что если бы у меня была семья, они никогда не предложили бы мне этого. Просто припугнули бы, и все. Так что жаловаться мне как будто не на что.

— Но ты все-таки хотел бы пожаловаться?

— Пять лет. — Они свернули за угол. — Я потратил на учебу пять чертовых лет! И я знаю о свойствах временного континуума. Все, с кем я тогда был знаком, или изменились или уже умерли. Такое уж у нас там место. Там была одна девушка… Она давно уже с кем-то другим. Возникала и исчезала новая мода… Новые стили, техника и магия. Возможно, даже некоторые страны исчезли. И все это без меня. Мой мир так изменился… Как я могу теперь называть его своим?

— Никак, — ответила Ирэн.

— А как вы справляетесь с этим?

Ирэн обвела рукой коридор.

— Это и есть мой мир.

— В самом деле?

Ирэн крепче стиснула книжку.

— Я ведь говорила тебе, что мои родители были Библиотекарями? Правда, родилась я не в Библиотеке, хотя вполне могла бы. Они привезли меня сюда еще младенцем. Брали меня с собой на задания. Мать говорила, что лучшей помощницы у нее никогда не было. — Она улыбнулась своим воспоминаниям. — Перед сном отец рассказывал мне о том, как они вынесли какой-то манускрипт в моем подгузнике.

— Послушай, — Кай остановился, — я же серьезно.

— Так я и говорю серьезно. Я очень любила эту историю и всегда просила рассказать мне ее на ночь.

— Они брали тебя с собой на задания?

— Ну… Конечно, не на опасные. Только на те, где я могла оказаться полезной. В других случаях я оставалась дома. А потом, когда настало время учиться, они отдали меня в интернат. Единственной проблемой было тогда не запутаться во времени. Нужно было постоянно подсчитывать, сколько времени во время каникул я проводила в Библиотеке, выпадая из мира, в котором училась. Родители предлагали перемещать меня между школами в различных мирах, а в промежутке я могла бы проводить годы в Библиотеке, но в конце концов мы решили, что ничего не получится.

Она так гордилась тогда, что они все обсуждают с ней, обращаются как со взрослой, спрашивают ее мнение…

— А у тебя были… подруги в этом интернате? — Кай задал вопрос так осторожно, как будто она могла оторвать ему за это голову.

— Конечно.

— Ты до сих пор поддерживаешь с ними связь?

— Временной фактор не позволяет. — Ирэн пожала плечами. — Трудно было поддерживать отношения, учитывая сколько времени я проводила за учебой в Библиотеке или в других мирах. Некоторое время я пыталась не терять их из виду, посылала письма отовсюду, откуда было можно… Но в конце концов мы друг друга потеряли. Та моя школа находилась в Швейцарии. Великолепное место, и языки там преподавали превосходно.

Они снова свернули за угол. Коридор резко сузился и стал подниматься вверх. Пол, стены и потолок были обшиты скрипучими старыми досками. Широкие окна слева выходили на пустынную улицу, освещенную факелами… Колеи от колес свидетельствовали о том, что по улицам тут ездят, однако людей нигде не было видно.

— Дальше прямо? — спросил Кай.

Ирэн кивнула. Пол скрипел под ногами.

— Кажется, это мост, — произнес Кай.

— Переходы между крыльями Библиотеки всегда выглядят странно. Один раз мне пришлось даже ползти.

— А как же тогда переносить книги?

— Да никак. В таком случае их приходится отправлять обходным путем. Однако и такой ход полезен, если торопишься.

Кай указал на окно.

— Ты когда-нибудь видела здесь что-то подобное?

— Нет. И никто не видел. — Пол под ногами стал ровным, а потом пошел под уклон. — А теперь было бы здорово найти правильную точку перехода.

— О, это любимая тема студенческих разговоров!

Ирэн оглядывалась по сторонам, и наконец заметила то, что искала.

— Минуточку, — проговорила она, указывая на щель в стене. — Нужно отправить книгу Коппелии.

Кай кивнул и привалился к стене, Ирэн взяла конверт из стопки рядом со щелью, и положила в него книгу. Кай слегка наклонился вперед, пока она надписывала конверт, и прочитал название книги.

— Кстати, ты же могла сама отнести ее, — прищурившись, заметил он. — Сказала бы, что хочешь убедиться, что Коппелия точно ее получила, заодно и расспросила бы о задании.

Бросив конверт в щель, Ирэн взглянула на него, подняв бровь.

— Да и заодно услышала бы, что я безмозглая идиотка, которая не понимает приказов, а уж выполнять их тем более не в состоянии. И что я не заслуживаю, чтобы мне доверили хоть какое-то задание, если я мчусь к ней за подробностями, а ведь она и так сообщила все, что нужно.

— Ох, — вздохнул Кай, — ну, ладно.

— Ты что, думаешь, я никогда не слышала от нее ничего подобного?

— Я уж точно слышал. Но надеялся, что тебе не приходилось.

Ирэн улыбнулась.

— Спасибо за деликатность. Итак, нам нужна реальность В-395.

Коридор сделал еще один поворот, и они вошли в комнату, где на блестящем столе стояли два компьютера. За одним сидел молодой человек, он даже не посмотрел на вошедших. Его коричневый костюм был грязным и вытертым на локтях и коленях, костлявые запястья торчали из кружевных манжет рубашки. Вероятно, этот наряд был уместен в той альтернативной реальности, откуда юноша только что явился, или куда собирался отправиться. И выглядел этот костюм гораздо лучше поношенного серого платья Ирэн.

— Посмотрим, — сказала Ирэн и села к другому компьютеру. — Подожди немного, я постараюсь проложить оптимальный маршрут.

И выясню об этом мире все, что возможно, — добавила она про себя.

Внезапное появление Кая сбило ее с толку, и она не успела заняться поисками информации, хотя всегда делала это, перед тем как отправиться на задание. Даже если они получат инструкции от Библиотекаря-резидента, полезно заранее составить себе представление о том, куда они направляются.

Кай демонстративно огляделся в поисках стула, потом уселся на пол, скрестив ноги и привалившись спиной к стене и всем своим видом выражая ангельское терпение.

Ирэн включила компьютер и открыла карту. До перехода в мир B-395 можно было дойти всего за полчаса. Она на это даже не надеялась! Теперь понятно, почему Коппелия отправила к ней Кая, а не вызвала ее к себе. Взяв ручку и блокнот, она записала маршрут, а потом принялась искать сведения о самой реальности.

Должно быть, ее лицо изменилось, потому что Кай хмуро спросил:

— В чем дело?.. Что-то не так?

Ирэн указала на второго молодого человека и приложила палец к губам. Кай сердито посмотрел на нее и отвернулся.

Она поспешно записала информацию, сложила листок и выключила компьютер. Сдержанно кивнув молодому человеку в грязном костюме, она направилась к двери, на ходу бросив Каю:

— Идем!

Тот поднялся на ноги и последовал за ней, не вынимая рук из карманов.

Отойдя подальше и остановившись там, где никто не мог их услышать, Ирэн сказала:

— Прошу меня извинить.

— Ну что ты, — отозвался Кай, небрежно пожав плечами и внимательно разглядывая деревянные панели и потолок. — Ты совершенно права, не нужно было шуметь и мешать людям. Приношу извинения за то, что нарушил правила Библиотеки.

— Послушай, — продолжила Ирэн, пока ее спутник снова не погрузился в волны сарказма, — ты не так меня понял. Дело не в том, что ты нарушил правила.

— Неужели?

— Нет. Я прошу прощения, потому что не могла поделиться с тобой секретной информацией в присутствии третьего лица.

Помолчав, Кай ответил:

— Ну, ладно.

Ирэн поняла, что другой реакции на ее извинения не будет, и резко сменила тон. Она холодно сказала:

— Я узнала, что мир, куда мы должны отправиться, находится в карантине. Он в списке миров, зараженных хаосом.

Это означало самый высокий уровень риска, и Ирэн была в ярости. О чем думала Коппелия, посылая их туда? Если магически активный мир находится в карантине, это всегда означает, что он заражен силами хаоса. Магия там сделала шаг не в ту сторону, равновесие нарушено. Во время обучения Каю наверняка говорили, что зараженные хаосом миры смертельно опасны для сотрудников Библиотеки. В них нарушено все, что воплощала собой Библиотека как учреждение, поддерживающее порядок. Высокий уровень хаоса означал, что там, возможно, придется столкнуться с феями, эльфами, сидами, волшебными созданиями, способными принимать различные обличья и творить всевозможные бесчинства. Это были плохие, очень плохие новости.

— А разве в том мире нет какого-нибудь стабилизирующего элемента, способного вернуть его к порядку? Драконов, например? — спросил Кай.

— Нет. Вероятно, драконы не знают о его заражении.

Пытаясь справиться с тревогой, Ирэн не стала говорить о том, что без такого стабилизирующего фактора, как драконы, зараженный мир легко может соскользнуть в первобытный хаос. Никто не мог точно сказать, где проходит граница между начальными стадиями заражения и полным разрушением. И она была уверена, что не хочет этого знать.

Кай нахмурился.

— Я думал… На вступительном курсе нам говорили, что драконы всегда вмешиваются в события там, где уровень хаоса высок. Они могут привести мир в порядок. И чем хуже состояние мира, тем более вероятно, что они вмешаются.

— Ну, согласно отчетам, которые я видела, признаков того, что они есть в этом мире, не обнаружено.

Драконы любят порядок и не любят хаос. Ирэн прошла то же самое обучение, что и Кай. Однако она знала, что драконы не всегда вмешиваются в жизнь реальности, зараженной хаосом. Личный опыт в альтернативных мирах подсказывал Ирэн, что драконы с большой осторожностью выбирают места сражения с хаосом.

— Может быть, Библиотекарь этого мира знает больше. Его зовут Доминик Обри. Работает под прикрытием в Британской библиотеке, руководит Отделом классических рукописей. — Ирэн посмотрела на Кая. — Тебя что-то волнует?

Кай еще глубже засунул руки в карманы.

— Понимаешь, я знаю, что на ознакомительном курсе студентам рассказывают о худших из возможных сценариев. Ну, чтобы мы не наделали глупостей. Возможно, эти сценарии никогда не сбудутся, однако отправляться в мир, зараженный хаосом, в котором даже нет драконов, которые могли бы хотя бы попытаться вернуть равновесие… Мне кажется, это слишком большой риск для первого задания и для…

— Для такого молодого специалиста, как я?

— Ты сама это сказала, — пробормотал Кай. — Не я.

Ирэн вздохнула.

— Честно говоря, и я сама не в восторге.

— В насколько скверную ситуацию мы попали?

Больше всего на свете Ирэн хотелось вцепиться себе в волосы, закатить истерику, сесть на пол и в ближайшие несколько часов заниматься только одним — искать способ, как избавиться от этого задания.

— Техника тут работает на водяном паре, хотя в примечаниях указаны «недавние прогрессивные инновации». Одним из признаков заражения хаосом становится появление сверхъестественных существ, а также случайные аберрации технических систем.

— Что это значит?

— Что мы можем столкнуться с вампирами, оборотнями и прочими фантастическими ночными тварями. И что техника там ведет себя совершенно непредсказуемо.

— Ну, с техникой у нас проблем не будет, — весело заметил Кай.

— Почему это?

— Ты не забыла о том, что я из мира «Гамма»? Я легко обнаруживаю магию, хотя не всегда делал это в одиночку. А еще мы были просто обязаны знать, как работает тот или иной механизм, чтобы не влипнуть в неприятности. Магия всегда связана с табу и запретами. Поэтому просто нужно заранее узнать их и не нарушать, когда будем забирать книгу. Вот и все.

Ирэн кивнула.

— Итак, высокая степень заражения…

Это явно пугало ее больше, чем Кая. Возможно потому, что ей уже приходилось иметь дело с мирами, зараженными хаосом, и перспектива повторить этот опыт не приводила ее в восторг.

Из-за хаоса все в мире начинает действовать неразумно и нелогично. Его наводняют твари, нарушающие естественный порядок вещей, — вампиры, оборотни, фейри, мутанты, супергерои, а еще там появляются невероятные устройства и механизмы. Ирэн могла справиться с некоторыми духами и чарами, если они подчинялись законам и находились в своем мире. В альтернативной реальности, откуда она только что вернулась, действовала высокоорганизованная магия, и Ирэн, хоть и не владела ею, тем не менее, обнаруживала в ней определенную логику. Она надеялась, что сумеет справиться даже с драконами. Опять-таки потому, что те были естественной частью всех соединенных миров и не стремились разрушить внутренний порядок мироустройства.

Она понятия не имела, где их может поджидать столкновение с хаосом. Неизвестно, как и по какой причине начинается вторжение. Хотя, возможно эта информация просто пока ей недоступна. Однако хаос никогда не был частью реальности, он всегда атаковал порядок, стремился разрушить основы. То, что было создано хаосом, подчинялось иррациональным законам. Хаос заражал миры и нарушал естественные принципы, на которых они были основаны. Он не приносил добра в зараженный им мир, и не сулил ничего хорошего людям, которые в нем жили. Даже если в результате возникала неплохая литература.

У Библиотеки немало способов закрыть ту или иную реальность на карантин. В том мире, куда отправили их с Каем, были использованы самые строгие меры, которые Ирэн когда-либо видела, но вход в него все же не был запрещен. И ее совсем не радовало, что придется взять с собой стажера, хотя тот о своих способностях был самого высокого мнения.

— Жаль, что мадам Коппелия не дала нам больше информации, — заметил Кай. — И не смотри на меня так. Мы ведь оба об этом думаем? Просто я говорю об этом вслух, а ты можешь и дальше молчать.

Ирэн едва не расхохоталась.

— Ладно. Ты прав. Мы попали в переделку, и вдобавок совсем не знаем друг друга. Задание наверняка будет грязным и опасным. А если манускрипт окажется секретным, нам не удастся занести его в наш послужной список, и его упрячут подальше в Архив.

— Напомни-ка мне, почему я взялся за это дело… — пробормотал Кай.

— Наверняка, ты сделал это под дулом пистолета. Я права?

— Ну да. Примерно так все и было.

— А еще ты любишь книги. — Ирэн искоса глянула на него.

Кай улыбнулся.

— Да. Наверное, поэтому тоже.

Оставив позади последний коридор, они остановились на пороге большого зала, через который перекинулась величественная арка моста из кованого железа с затейливыми перилами. Вдоль стен зала стояли книжные шкафы. Кое-где от моста к стенам спускались лестничные марши.

— О! — радостно воскликнул Кай. — Я тут уже бывал. Внизу хранится целая куча вариантов «Фауста». — Он указал в правый угол. — По заданию мастера Легиса я сравнивал варианты, доставленные из разных миров. И знаешь, это задание оказалось одним из самых приятных.

Ирэн кивнула.

— Могло быть и хуже. Мастер Схалкен заставлял нас изучать изображения мозаик. Сколько же времени уходило на то, чтобы, используя лупу и сканер, найти различия. Если они вообще были. М-м-м… — Ирэн попыталась изобразить своего преподавателя: — Очевидное, но вполне допустимое отклонение от нормы, выраженное доступными в этом мире минералами и оттенками…

Раздалось несколько хлопков, и Ирэн замолчала на полуслове. На другом конце моста возле перил стояла женщина в светлом полупрозрачном платье, бледная, с густыми темными волосами.

Она улыбалась.

В отличие от Ирэн.

Оглавление

Из серии: Очень странный детектив

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Невидимая библиотека предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

2

Ник Картер, вымышленный персонаж, детектив, впервые появившийся в 1886 году в рассказе Джона Рассела Кориелла «Ученик Старого Детектива». В дальнейшем этого персонажа использовали Фредерик Ван Ренсселаер Дей, Джонстон Маккалли, Мартин Круз Смит и другие авторы.

3

Главный герой повестей Роберта ван Гулика, позаимствованный из китайского детективного романа «Ди Гун Ань» (XVIII в.), основанного на биографии реальной исторической личности, жившей в VII в.

4

Легендарный правитель могущественного христианского государства, расположенного в Центральной Азии. Личность, эпоха и местонахождение пресвитера Иоанна и его царства в многочисленных рассказах и свидетельствах на разных языках интерпретируются по-разному, иногда указывая на реальных, а иногда на вымышленных персонажей, причем нередко с фантастическими подробностями.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я