Мистер Дарси и его друзья. Продолжение знаменитого романа «Гордость и предубеждение»
Е. Г. Архангельская

В романе «Мистер Дарси и его друзья» рассказывается о судьбе всех пяти дочерей мистера Беннета, о жизни в прекрасном поместье Пемберли в течение почти 13-ти лет после свадьбы Дарси и Лиззи и об их многочисленных друзьях с их радостями, огорчениями и приключениями.

Оглавление

Гринхолл

Однажды Дарси и Стивен приехали из Лондона в отличном настроении и сразу сообщили радостную новость: сегодня Стив стал хозяином поместья Гринхолл, которое одним своим краем граничит с Пемберли. Земли меньше, чем у Дарси, но место такое же красивое. Дом очень старый, и Стив хочет поставить другой, и ближе к границе с Пемберли. Лиззи и Джорджиана должны непременно поехать туда и выбрать для него самое удачное место. Но этого мало: они должны нарисовать внешний вид дома, определить, сколько в нем должно быть комнат, и прочее, прочее, прочее. Только тогда Стив сделает заказ архитектору.

Начались дни усердного труда. Джорджиана рисовала, Лиззи вносила изменения, добавления: А где будет детская? — ведь когда-нибудь Стив женится, будут дети, нужно все предусмотреть. И Джорджиана снова рисовала. Но все ее картинки неизменно почему-то походили на дом в Пемберли, только комнат для гостей было не так много. Не было зала для танцев и еще некоторых помещений, которые Джорджиана считала лишними.

— А вдруг понадобятся? — спрашивала предусмотрительная Лиззи.

— Но ведь можно пристроить — возражала Джорджиана.

Вскоре Стив привез в Гринхолл молодого архитектора, которого потом свозили в Пемберли, показали дом. У Стива все должно быть примерно так же, но не таким большим. Прошло еще какое-то время и строительство началось. Стив не оставлял Джорджиану и Лиззи без работы: нужно было продумать план будущего сада, цветников. Время летело незаметно, и вот на крыше нового дома уже выводили трубы каминов, вставляли стекла, полировали камень для лестниц. Дом был красив и обещал быть удобным и уютным. Когда строительство подходило к концу, Стив приехал в Пемберли и взмолился:

— Мои милые дамы, умоляю вас взять на себя самое главное, самое нужное, носовершенно для меня невозможное.

— Что это, Стив? Разве для тебя есть что-то невозможное? — удивилась Джорджиана.

— Есть, дорогая моя, есть! Это — мебель, шторы и всякое такое, что красиво, удобно и необходимо, но я даже не всегда знаю, как это называется. Не бросайте меня! Обставьте мой дом по своему вкусу. Я вам полностью доверяю.

Это задание пришлось очень по душе обеим женщинам. И кто бы отказался от увлекательного занятия подбирать ткани для каждой комнаты, драпировать окна, расставлять кресла и диваны, и многое другое, не выходя из своей комнаты, всё делая в воображении! Джорджиана рисовала акварелью и на ее картинках возникала то столовая с большим овальным столом, окруженным 20-ю стульями, то гостиная с фортепиано, маленькими столиками и красивыми креслами между окнами, то еще какие-то комнаты. Лиззи вносила поправки, уточнения. Стиву нравились картинки, и он писал внизу каждой: « Молодец!», «Отменно!», «Так!»

Стивен несколько раз уезжал на одну-две недели по своим делам, но, возвращаясь, немедленно включался в работу. Он настаивал на том, чтобы Джорджиана, как самая свободная из всех, активнее других занималась обустройством дома. На Дарси возлагалась проверка расходов: делались заказы в магазинах и на фабриках, привозилась мебель, ткани, зеркала, кухонная утварь и прочее. Настал момент, когда понадобилась помощь миссис Рейнолдс и миссис Флосс для подбора прислуги в доме.

Миссис Флосс рекомендовала пожилую даму — свою старую приятельницу — миссис Хейли экономкой в дом мистера Блэдфорда, Дарси отослал туда одну из своих горничных, чтобы она научила молодых неопытных девушек из Лэмтона предстоящему им делу. Повар Джеймс взялся опекать сына своего знакомого повара, передавая ему свое мастерство. Миссис Рейнолдс устроила строгий отбор для жителей соседнего городка, желающих получить работу в имении мистера Блэдфорда.

Встречаясь с Бингли, Лиззи и Джорджиана с увлечением рассказывали, каким интересным делом они заняты. Джейн давала советы по поводу тканей, в которых она знала толк, Кэролайн расспрашивала мисс Дарси о рисунках.

— Для кого все это делается? — как-то осторожно спросила мисс Бингли.

— Вот это — самая большая загадка, — честно призналась Лиззи. — Мистер Блэдфорд случайно обмолвился, что намерен жениться. Но на вопрос о том, кто его будущая жена, решительно отказался ответить. Впрочем, мы и не настаивали. Мы все делаем ради милого Стивена. Только ради него. А уж кто там поселится?!…«Не я ли?» — подумала мисс Бингли. Ее внимание к мистеру Блэдфорду не ослабевало, но она хорошо держалась, не давая повода для каких-либо подозрений на ее счет. Она ждала.

Дарси был наблюдателен. Он заметил особый интерес мисс Бингли к его другу, возникший очень скоро после их знакомства. Высокомерная, язвительная и надменная мисс оказывала мистеру Блэдфорду всегда очень любезный прием, окружала его вниманием, проявляла особую любознательность в разговорах с ним о химии и прочих предметах, обычно мало интересных дамам. Нет, Дарси не ошибался. У него уже был опыт человека, которого пытались уловить в сети.

А мисс Кэролайн Бингли была почти убеждена в том, что произвела на мистера Блэдфорда самое благоприятное впечатление. Она очень старалась. Он был тем самым человеком, который удовлетворял всем ее требованиям. Даже его рост был таков, что ее тюрбан был на уровне его глаз, а это было даже слишком, слишком хорошо! « Итак, мистер Блэдфорд хочет, чтобы его будущей жене все нравилось в его новом доме» — думала Кэролайн. Но она ни разу не слышала в общих разговорах даже отдаленного намека на существование женщины, имя которой хоть как-то было бы связано с мистером Блэдфордом. «Можно ли хлопотать об уюте гостиных, если совсем не знаешь вкусов этой женщины? Конечно, нет» — уверяла себя Кэролайн. А так как все свободное время он проводит в доме мистера Дарси, не делая предметом своего ухаживания Джорджиану, следовательно, вполне возможно, что именно она — Кэролайн — и есть та, которая поселится в новом доме. Других незамужних женщин просто не было в их маленьком дружеском кругу. Мистер Блэдфорд не хочет связывать себя обязательствами пока дом не вполне готов, однако его любезность и внимательность дают ей основание надеяться на скорое объяснение.

Прошло еще немного времени, и как-то вечером Стив предложил отправиться на следующее утро после завтрака в его поместье. Теперь дом был полностью готов, обустроен, обставлен. Переодевшись для прогулки верхом, Дарси, Лиззи, Джорджиана и Стив медленно двинулись в поместье Стива Гринхолл. Дарси и Стив решили проложить дорогу для экипажа от дома в Пемберли к самому дому Стива. Но пока такой дороги не было, ехали по большому лугу. Впереди Джорджиана и Стивен, несколько позади Дарси и Лиззи. Было холодно, дождливо, но это не могло остановить молодых людей.

— Стив, ты говорил, что придумал название для своего нового дома. Скажи же! — попросила Джорджиана. Их лошади шли рядом.

— Пока не могу, Джо. Ведь оно должно нравиться не только мне — хозяину, но и хозяйке, о которой я так мечтаю, которую так люблю, и так надеюсь ввести в этот дом!

Лицо Джорджианы стало бледным и напряженным. Она долго колебалась, но наконец спросила:

— Ты уже сделал ей предложение?

— Нет еще.

Джорджиана облегченно вздохнула. Но тревога не покинула ее душу. Она ехала молча.

— Еще не сделал, но… делаю это сейчас… и если ты, Джо, дорогая, любимая, отдашь мне свою руку, я постараюсь от счастья не свалиться с лошади…

Джорджиана радостно вздохнула, и протянула Стиву руку, которую он схватил и прижал к губам, а лошадь, почувствовав некоторую свободу, немного отодвинулась от своей соседки, и Стив чуть не стащил с седла Джорджиану, не желая отпустить ее руку.

— Стив, Стив, отпусти меня, я падаю! — закричала Джорджиана.

— Не делай этого, дорогая! — воскликнул он, и, опомнившись, отпустил ее руку. — Если ты упадешь и сломаешь ногу, мне придется нести тебя к алтарю на руках, а я непременно запутаюсь в твоей фате. Я очень не хочу, чтобы наше венчание было смешным. Ведь это будет самый счастливый день в моей жизни!

Стив оглянулся и, увидев, что их спутники далеко отстали, остановил лошадь, спрыгнул сам, и, сняв с лошади Джорджиану, заключил ее в объятие.

— Стив, что ты делаешь?! — воскликнула Джорджиана.

— Нарушаю все правила приличия, которые чопорные предки обрушили на наши бедные головы! Ни в одной стране люди так не мучают себя строгим соблюдением этикета, как мы в Англии. Недаром нас считают холодными! Но какие же мы холодные, Джо, любимая, когда твои губы и щеки так горят?! — говорил Стив, целуя Джорджиану.

— Ах, не надо, подожди, Стив! Вон Лиззи уже видит нас… мне неловко…

Из-за деревьев показалась Лиззи, за ней подъехал Дарси. Они успели заметить обнимающуюся пару, и придержали лошадей.

— Ты видел?

— И видел, и знал. Стив сказал мне, что сегодня, наконец, отважится. Я благословил его. На свете нет другого человека, которому я отдал бы сестру с большей радостью, чем Стив.

— Ты прав, дорогой! Я тоже об этом мечтала для Джо и давно раскусила его хитрость, когда он попросил Джо и меня заняться убранством комнат по нашему вкусу. Ему хотелось, чтобы все было так, как нравится Джо, а я была лишь для прикрытия его замысла.

— Ну, дорогая, тебя не обманешь! А я-то думал, что ему просто нужен женский глаз для создания уюта. Ах, Стив! Хитрец!

Дарси и Лиззи спешились, и, взяв лошадей под уздцы, подошли к Джорджиане и Стиву.

— Не хотите ли вы что-нибудь сказать нам? Радостное. Приятное. А? Джо? Стив?

— Хотим, — сказал Стив, — а вот что именно, догадайтесь сами, — добавил он, поглядывая на смущенную Джо.

— Джо, неужели ты смогла бы отказать этому человеку, даже помня, как он съел почти все шоколадные конфеты, сидя под деревом? — спросил Дарси.

— Нет, не смогла бы, брат! А за конфеты я давно его простила! — и она протянула руку Стиву, а он прижал ее к своей щеке.

— О каких конфетах вы говорите? Это не честно! Я одна ничего не знаю, — возмутилась Лиззи.

— Однажды эта барышня залезла на дерево и уселась на толстой ветке, — сказал Стивен. — На все уговоры спуститься, она отвечала решительным отказом. Тогда я пошел в дом, взял коробку шоколадных конфет, сел под деревом и начал есть их одна за другой. Это был мой первый подвиг, — я не любил шоколад с начинкой, но не выковыривать же ее! А молодая леди, сидевшая на ветке, очень любила эти самые конфеты. Увидев, что они вот-вот кончатся и коробка опустеет, она спросила сверху: «Стив, неужели ты все съешь?». «Конечно — ответил я — если ты не спрыгнешь, чтобы спасти хоть эти, оставшиеся». — «Тогда лови меня, а то я разобью коленки» — сдалась мисс-сладкоежка. Я, разумеется, поймал ее, и коленки остались целы.

— Сколько же тебе было лет, Джо? — смеялась Лиззи.

— Кажется, лет 8 — 9. Только Стив обманул меня: в коробке оставалось всего две конфеты. Он успел все съесть. Если бы я знала!

В доме всюду камины согревали воздух. Было уютно и красиво.

— Итак, осталось только назначить день венчания и перевезти вот в этот свободный угол гостиной твое фортепиано и арфу. Так, Джо? — спросил Дарси. Вместо нее ответил Стив.

— Венчаться будем через 10 дней. Не вижу никаких причин откладывать. Тот, кто возразит, станет моим злейшим врагом

— А я-то думала, что Стив все время ездит в Пемберли ради меня! Что это я покорила его сердце, оставив беднягу без всяких надежд из-за Дарси! — воскликнула Лиззи, лукаво поглядывая на Стива.

— Для Вас, дорогая моя Лиззи, в моей душе всегда есть особое место. Но как только я вошел в ваш дом и увидел эту мисс, мое сердце сразу заняло всю грудную клетку и стало огромным. А так как я боялся, что Дарси сбросит меня со своей высокой лестницы, я твердо решил непременно стать не только другом, но и его родственником. Ради собственной безопасности, разумеется!

Вернувшись домой, все четверо обсудили текст объявления в газете, список гостей и праздничный обед в Пемберли, после которого молодожены уедут к себе, а гости останутся у Дарси и Лиззи.

— Так как же ты хотел назвать дом? — снова спросила Джорджиана.

— «Джостив». Но когда я подумал о том, как это будет в сочетании, например, «конюшня в Джостив», я понял, что моя затея никуда не годится. Оставим «Гринхолл», как было, если ты не возражаешь?

— Да. Пусть будет «Гринхолл».

Джо и Стив о чем-то пошептались, а потом Джо обратилась к брату и Лиззи.

— Мы очень просим вас обоих никому ничего не говорить о нашей помолвке. Завтра смотреть дом приедут Бингли. Пусть и они ничего-ничего не знают. Обещаете? Когда мы разошлем приглашения, тогда все и узнают. А пока…

Дарси и Лиззи обещали вести себя так, чтобы даже никаких предположений ни у кого не возникло.

На следующий день Бингли приехали до обеда, и все направились в Гринхолл. У порога их встретила экономка. Горничные расставляли в вазы ветки с красивыми листьями — это были самые последние приготовления. Осмотрев весь дом, выразив свое восхищение его удачно расположенными комнатами, их отделкой, прекрасной мебелью и всем, что они видели, гости во главе с мистером Блэдфордом направились в столовую, где уже была Джорджиана, и где их ждал обед, приготовленный молодым поваром.

Мисс Бингли ходила по комнатам, рассматривая обстановку и уделяя особое внимание мелочам, безделушкам. Вдруг она увидела вазу на угловом столике в малой гостиной. Ваза была совсем такая же, что стояла у нее в доме. Она сразу расценила это как изящный намек на то, что и в этом доме должны быть предметы, которые будут напоминать ей, хозяйке Гринхолла, ее комнату в доме брата. «Как это тонко, как деликатно!» — с душевным волнением подумала Кэролайн.

К вечеру Бингли вернулись в Лондон, где жили уже почти месяц, но вскоре собирались вернуться в Недерфилд.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мистер Дарси и его друзья. Продолжение знаменитого романа «Гордость и предубеждение» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я