Краткий курс Золушки
Елена Нестерина, 2009

Настя привыкла считать себя обыкновенной девчонкой. Последней в списке классных красавиц, Золушкой без шансов на фею и принца. Однажды Настя поняла: все еще хуже, она просто хроническая неудачница. Кто еще мог не справиться с простейшей просьбой соседки и упасть в грязную лужу на глазах у красавца из параллельного класса? Но неприятные события могут привести к неожиданному результату. В самый скверный для Насти день началось ее превращение в принцессу…

Оглавление

Из серии: Только для девчонок

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Краткий курс Золушки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Не Золушка — Грязюшка!

Однажды, сразу после уроков Настя отправилась в банк оплачивать коммунальные услуги. Раз взяла с утра из дома квитанции и деньги, значит, надо идти. В мамином тылу нужно поддерживать тишь и гладь.

Честно отстояв очередь и расплатившись по всем счетам, девочка вышла на улицу. Было тепло и солнечно — заканчивался сентябрь. Небо над Москвой было трогательно голубым. Настя подняла голову и смотрела вверх. Это была её любимая погода — когда всё вокруг будто прощалось с теплом и радостью, становилось особенно нежным и каким-то дрожащим. Без всякой причины хотелось плакать. Настя вздохнула, и вдруг её окликнули.

— Девочка! Девочка, добрый день! Послушай, мы ведь с тобой, кажется, в одном подъезде живём? Да?

Настя оглянулась. Её тронула за рукав молодая женщина. Ну да, Настя её помнила, она действительно жила в их подъезде.

— Здрасьте…

— Здравствуй! — обрадовалась женщина. — Пожалуйста, не могла бы ты мне помочь? Мне нужно срочно две квитанции оплатить, и не в банкомате, а обязательно у операциониста, а народу много, и с коляской не пускают. Не протолкнуться будет. А я одна. И ребёнка не могу просто так на улице оставить. У тебя есть время? Постой, пожалуйста, возле коляски, покарауль. А я возьму талончик в очередь. Пожалуйста. Мне так неудобно просить…

— Конечно, конечно, я покараулю! — интенсивно закивала Настя — потому что тоже очень не любила просить. То есть боялась. Но, так или иначе, — она по себе знала, как неловко в такие моменты человеку, а потому постаралась поскорее прекратить его мучения.

— Вот спасибо! — женщина тут же подкатила к ней коляску, в которой спал малыш. — Там у коляски колёса не стопорятся, — добавила мамаша, — так что она даже от ветра катается. Может на проезжую часть выехать, если её не держать. Осторожнее, хорошо?

— Да, да!

— Ну, я пойду?

— Конечно! — Настя крепко вцепилась в ручку коляски и замерла. Она была очень ответственная.

И принялась стоять. Стояла, стояла, глядя то на спящего ребёнка, то в ясное осеннее небо. И вдруг малыш проснулся. Открыл глаза, скосил их сначала в одну сторону, затем в другую. Зафиксировал взгляд на Насте. И… заплакал. Девочка похолодела. Мама малыша ничего не говорила о том, что делать, когда он проснётся. Малыш тем временем продолжал плакать — громко, безутешно. Скорее всего, он испугался, когда, открыв глаза, обнаружил вместо мамы какую-то чужую тётю.

Так решила для себя Настя. И заметалась: что делать? Принялась яростно качать коляску — может, ребёнок укачается и уснёт? Но он, конечно же, не мог заснуть в такой обстановке и заплакал ещё громче.

Настя попыталась погладить его по голове — ей самой в детстве нравилось, когда её так гладили. Но ребёнок в испуге шарахнулся, чуть не перевернув свою коляску. Он уже покраснел и аж заходился в крике.

«Что ж я такая глупая-то? — корила себя Настя. — Почему я не могу принять решение? Почему не могу ничего придумать? Неужели я совершенно безнадёжна?!» Ведь ставить на себе крест ей не хотелось. Хотелось жить — пусть не в кругу успешных людей, но хотя бы просто — сама по себе, но жить и что-то делать. А в эпоху жёсткой конкуренции лузеры не имеют на это права. Настя давно и искренне считала себя этим самым лузером — бедной неудачницей. Тем более что в прошлом году, по итогам анкетного опроса социально-личностной активности, который проводили у них бойкие жизнерадостные практикантки-студентки, она лишь подтвердила своё последнее место в классе. Настя оказалась самой непопулярной, самой неинтересной в общении, самой незаметной в плане внешнего вида, самой неучаствующей в жизни класса, и уж тем более в жизни школы. Распечатка с итогами анкетирования и позорным наипоследнейшим местом хранилась у неё в глубине письменного стола. Маме Настя его показывать не стала, чтобы не расстраивать.

«Может, я всё-таки не лузер? Или хотя бы не окончательный. Ведь такое простое дело — неужели я не справлюсь? Миллионы людей справляются с младенцами, а я что?» С этой мыслью девочка выхватила кричащего ребёнка из коляски и бросилась к дверям отделения банка. Стоп — одеяльце ведь тоже неплохо захватить, а вдруг его утащат? Настя вернулась, кое-как подцепила одеяло и потянувшуюся за ней пелёнку — и снова побежала в кассу.

— Он плачет, никак не может успокоиться! — пробравшись сквозь толпу к матери горлопана, стыдясь, забормотала она. — Я не смогла его утешить и вот принесла вам…

Мать взяла своего ребёнка на руки. И не стала позорить Настю — хотя Настя уже вжала голову в плечи и приготовилась терпеть. Женщина сама принялась извиняться: что отняла у Насти время и что испугала её своим громкоголосым сынком. А ещё сказала, что Настя поступила правильно — быстро среагировала и принесла ей ребёнка. Так что всё хорошо, волноваться не надо, спасибо.

— А тогда покарауль на улице, пожалуйста, нашу коляску, хорошо? — попросила женщина. — Её, конечно, никто не утащит, но на всякий случай. Тормозов-то у неё нет. А мы уже скоро выйдем.

— Хорошо.

Настя, которую и похвалили и даже снова попросили о помощи, отправилась на улицу. Конечно, она будет ещё больше стараться, она станет караулить коляску со всей ответственностью!

Ей было почти спокойно — ведь она оказалась не такой позорной, и даже больше — поступила правильно. Так ей сказал взрослый человек. Настино настроение поднялось.

И вдруг…

Выйдя из двери, девочка увидела, что коляски-то нет! Нигде нет, ни у самой двери, ни справа-слева. Куда же она делась? Настя в ужасе пробежала туда-сюда вдоль здания. Нет. Может, укатилась? Здесь, у края новостроек, всё ещё были овраги, и вся местность оставалась неровной, холмистой, так что вполне коляска, у которой не стопорились колёса, могла скатиться с горки и мчать себе весело дальше.

Настя выскочила на тротуар, пригляделась. Да вот же она, коляска, во-он, вдали! И в ней… сидит мальчишка — а двое других его катят по очереди, с жеребячьим хохотом отталкивая друг друга и продолжая нестись вперёд. И здоровые такие ребята, Настиного возраста, а не какие-нибудь там малыши.

А ведь это она, шляпа-раззява, коляску упустила! Она, глупая Настя! Очень зря она о себе хорошо подумала — и вот результат.

Надо срочно исправляться. Надо… отбирать коляску.

Но как???

Как?

Бежать за мальчишками? Говорить — «Отдайте»?

Настя только на миг представила, как она это будет делать, — и ей стало до того страшно, что даже в глазах потемнело.

И ещё стыдно. Стало очень стыдно. Сейчас соседка выйдет из банка — а ребёнка-то и положить некуда. Пропала его коляска. Просто прекрасно покараулила её растяпа-Настенька…

Стыд победил. Он дал пинка Насте под зад. Она помчалась по дороге.

А мальчишки… Мальчишки уже подкатили к оврагу. Его пересекала заасфальтированная пешеходная дорожка, ведущая от отделения Сбербанка и магазинов к недавно построенным высотным домам.

Да что ж они делают!!! Сидя в детской коляске, с воплями и гиканьем один из них лихо мчал с горы. Докатил до самого низа — до раздрыганного мостика, под которым тёк ручей. К нему подбежали двое приятелей. И вот они снова заволокли коляску на бугор. Следующий гонщик полез в неё…

Настя их узнала — это были мальчишки из восьмого «Г» класса. Как их зовут, она никогда не интересовалась, но лица за столько лет обучения в одной школе, конечно, запомнила.

Надо кричать, надо требовать, чтобы прекратили кататься, чтобы отдали коляску… Но девочка бежала молча — громко кричать она никогда не пробовала. Вот так вот за всю свою жизнь и не крикнула ни на кого.

Подбежала и, когда похитители влезли в коляску уже втроём — один уселся, а двое напрыгнули на неё с боков и, болтая ногами, помчались с горки, она изо всех сил схватилась за куртку одного из них. Молча.

— Эй, чего пристала! Отвали! — пацан стряхнул с себя Настины руки.

Коляска неслась под горку, Настя какую-то пару секунд ехала буксиром вслед за ней. Но ноги зацепились за выщерблину в асфальте, Настя резко дёрнулась и упала. Конечно, проскреблась по дороге. Руками и коленями угодила в лужу, и даже на лицо ей плеснула грязная вода. Эх…

А коляска тоже долго не удержалась — под тяжестью великовозрастных слонят лопнули пружины. Люлька коляски осела, накренилась и упала на бок. Мальчишки посыпались на асфальт. Ходовая часть проехала ещё полметра, но вот от неё отвалилось колесо и жизнерадостно покатилось к обочине… Всё.

— Вы зачем… Зачем коляску?.. — расплакавшись от боли и отчаяния, причитала Настя, поднимаясь и даже не пытаясь отряхиваться. Только слёзы вытерла — так что по щеке расплылась широкая полоса грязи. Вид у девочки был самый что ни на есть комический и жалкий.

Вот к такой зачуханной особе и подошли три гневных добра молодца.

— Ты чего, совсем припухла? — поинтересовался у Насти тот, который пару минут назад предложил ей отвалить.

— Чё, больная, что ли? Чего тебе надо, вообще? — зло и яростно крикнул второй.

А третий — тот, который первым забрался в коляску и восседал там, как фон-барон, не сказал ничего. Просто иронично оглядел Настю с ног до головы и с грустным сочувствием покачал головой.

И это обидело девочку больше всех самых обзывательных слов. Этот ухоженный и невероятно уверенный в себе красавчик не даёт ей даже шанса! Он понимает всю её ничтожность — и даже сочувствует! Вроде как — «бедная убогая! Ну что с неё взять»…

И это… разозлило Настю! Да — и придало ей сил. И даже уверенности. Она шумно вздохнула — чтобы крикнуть, так уж крикнуть. Но тут красавчик сморщил лицо и с сюсюканьем сказал:

— Пацаны, ну что вы, в самом деле. Ну разве каждый день вам девушка под колёса бросается? Так что гордитесь. А ты, моя цыпа, я смотрю, с мальчиками захотела познакомиться? Ор-р-ригинальный способ. Ещё одна влюблённая, значит… И что ж вас так разбирает-то? Ну, давай знакомиться, крошка. Меня зовут Алексей. Я парень мечты, и твоей, значит, тоже. А ты, наверное, Золушка?

— Грязюшка. — хихикнул один из его приятелей.

— Почему это? — удивился второй.

— А потому что не из золы, а из грязи выбралась.

— Грязюшка. Точно! — С этими словами Алексей провёл указательным пальцем по Настиной щеке, внимательно осмотрел грязь, которая на нём осталась. И притворно сладко улыбнулся девочке.

Которой от стыда хотелось провалиться в самый центр Земли и захлебнуться в пучине магмы. И шла бы речь сейчас о ней, Настя бы так и поступила. Но сейчас она старалась не для себя. И пусть слёзы прямо-таки брызнули у Насти из глаз, она, не обратив внимания на глумливые слова про парня её мечты, гневно заявила:

— Что же вы наделали?! Вы же нормальные люди — вы что, не знаете, что нельзя брать чужое имущество? Как вы вообще могли — угнать чужую коляску? А ребёнка в чём теперь будут катать? Он же маленький!

— Какого ребёнка?

— Обыкновенного! — Настя бросилась к коляске, грустно накренившейся на бесколёсную сторону. Осмотрела её — пружины полопались, погнулась рама. Под тяжёлыми задницами принцев из параллельного класса коляска превратилась в отходы, не поддающиеся восстановлению… Но Настя всё ещё не сдавалась — она подобрала колесо и попыталась приделать его на место.

Трое ребят молча наблюдали за ней.

— Что же вы за люди такие? Стояла себе коляска, никого не трогала. Или вы думаете, если я… Если я, если мне… Значит, можно издеваться? Думаете, я совсем, совсем… Что у меня… У меня…

— Хватит на нас баллоны катить! — прервал Настины вопли Алексей. — Что ты «совсем»? И чего гонишь-то? Никакая это не твоя коляска. Потому что это вообще не коляска!

— Как — не коляска? — опешила Настя — с такой уверенностью он говорил.

— Это не коляска, это хлам. — продолжал Алексей. — И никакого ребёнка в ней не возят! Думаешь, мы совсем отморозки — будем у детей коляски угонять?

— Возят в ней ребёнка! Возят! Я же знаю! — изо всех сил крикнула Настя. И хорошо крикнула — громко. Потому что была на сто процентов уверена в том, что говорила.

— Когда возят?

— Сейчас возят!

— Кто?!

— Соседка моя!!!

— И сколько лет соседке?

— Ну… — Настя растерялась. — Сколько там обычно бывает, когда ребёнок маленький…

— Ага, а коляске этой лет сто. — с этими словами Алексей дёрнул за отошедший от металлического каркаса кусок клеёнки, которой была обтянута коляска. Он охотно и с весёлым треском оторвался. Так рвётся материал, давно отслуживший свой век… Алексей молча продемонстрировал клеёнку Насте.

Настя внимательно осмотрела злосчастную коляску. До этого она не обращала внимания на её внешний вид. О ужас! И правда — коляска оказалась до того старая и жалкая, что поверить в возможность того, что в ней возили на улицу ребёнка, было просто нельзя. Она отличалась от тех, что ездили сейчас по дорогам городов и сёл, буквально всем. И конфигурацией, и материалом, из которого сделана. Пусть она была чистая, аккуратно перевязанная скотчем и пластырем в надломленных временем креплениях, — но такая ветхая! И это был не винтаж[1], не вещь, изготовленная специально в эстетике ретро. Нет — просто очень старая затрёпанная колясочка. Каких времён — даже непонятно. Настя ещё помнила коляску, в которой сама каталась. Она долго стояла в кладовке, заваленная другими старыми вещами, очень не сразу мама куда-то её дела. Коляска была похожа на те, которые выпускали сейчас, ну разве что попроще. А эта…

Настя представила её — бедную, задрипанную, неловко и несмело едущую среди всяких современных трансформеров и колясок со множеством возможностей, чуть ли не с вертикальным взлётом и функцией подогрева окружающего пространства… И едва не расплакалась. Хотя, почему едва — тихо и горько девочка заплакала. Она и сама, казалось Насте, была похожа на эту жалкую коляску: такая же убогонькая, пришибленная. Точно так же при виде неё презрительно хихикают подпевалы красавцев и глядят с брезгливой жалостью сами красавцы. А уж как глумятся девицы… Ну да что поделать? Эта коляска не могла стать новее и красивее. И Настя стать не то, что красивой, хотя бы просто как все, в пределах допустимого уровня непозорности, не могла тоже. А значит, каждый имел право издеваться над ней, как над этой коляской.

… — На этой коляске алкаши возят бутылки сдавать. — сквозь свои мысли услышала вдруг Настя. — Так почему бы нам не прокатиться на их колымаге?

Какие ещё алкаши? Какие бутылки? Нет. Алексей ошибался. Знаменитую на весь микрорайон парочку алкашей и их транспортное средство Настя тоже неоднократно видела. Да, это тоже была коляска старых времён — но другая. А коляска соседки, в которой лежал спящий малыш, вот она, здесь… Алексей путает. Или, прекрасно всё зная, по-прежнему изощрённо издевается? Потому что над ней, убогой Настей, можно? А ведь можно…

И Настя не стала ничего объяснять. Она развернулась и пошла по асфальтовой дорожке в гору.

— Коляску-то свою забирай! — донеслось ей вслед.

— Эй, мать героиня из каменного века, лови!

Мимо Насти, бренча тремя оставшимися колёсами и разваливаясь на ходу, прокатилась дурацкая коляска. Упала у обочины — Настя это услышала, но оглядываться даже не стала. И так всё было ясно…

Красивые, стройные, хорошо одетые и уверенные в себе, мальчишки издевались над уродливой вещью. Если бы Настя была им ровней — такой же интересной яркой девушкой, она могла бы веселиться вместе с ними. Они бы изощрялись в остроумии, стараясь переплюнуть друг друга, — чтобы только Насте понравиться. Так вели себя ребята, которые крутились возле Насти Первой и её подружек. Причём даже не одноклассники — у них давно не было шансов, они рассматривались этими девушками лишь как маленькие несмышлёные домочадцы. Потому что на Настю Первую обращали внимание более взрослые молодые люди.

Насте седьмой успеха такого уровня было совсем не нужно. Ей вполне хватило бы простого человеческого отношения, на равных. «Ишь чего захотела!» — горестно усмехнувшись, подумала Настя, поймав себя на этой мысли. И продолжала идти. Быстрыми-быстрыми, и даже решительными шагами.

Оглавление

Из серии: Только для девчонок

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Краткий курс Золушки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Винтаж — (в сфере моды) одежда или вещь, выпущенная в ХХ веке и получившая актуальность в моде начала XXI века. В широком смысле — любые предметы обихода прошлого в современной интерпретации.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я