Ведьма: Рожденная заново. Книга 1

Екатерина Антонова, 2022

Катя – рядовая офисная служащая, живущая размеренной и спокойной жизнью. Но все встает с ног на голову, когда она знакомится с влиятельным владельцем ночного клуба, который сразу обращает на нее внимание. С этого момента с девушкой начинают происходить мистические и пугающие события. Сможет ли Катя справиться с демонами прошлого, осознать собственное предназначение, обрести верных соратников и победить в войне длиною в тысячелетие?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ведьма: Рожденная заново. Книга 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Ангелы и демоны суть одно и то же, взаимозаменяемые архетипы, разница лишь в полярности: ангел-хранитель, одолевший твоего врага в битве, побежденному видится демоном-разрушителем. (с) Д. Браун

Холодный звук сообщения на смартфоне разбудил меня посреди ночи. Кто бы знал, как лень было брать его в руки. Поднявшись на локтях, повертела головой туда-сюда. Воспоминания прошлого вечера постепенно всплывали в памяти, вызывая желание вновь забыть: одинокий вечер, просмотр не очень интересного фильма и бесконечное ожидание звонка когда-то любимого мужчины. На экране высветилось имя отправителя: Лёша Муратов

«Катюш, прости за то, что сегодня приехать не смог. На работе куча дел, вся эта бюрократия, закрываем дела. Может, к утру управлюсь. Я заглажу вину, обещаю. Не скучай. Завтра позвоню»

Вздохнула и закрыла сообщение. На протяжении последней пары лет наших отношений это стало нормой. Я жду — он не приезжает. Сон как рукой сняло, я встала и уныло поплелась к холодильнику. Вчерашний салат и тушеное мясо, которое очень любит Леша, вспотели под слоем пищевой пленки. Как там говорят: надежда умирает последней, да? Завтра с утра выброшу эту еду.

Что происходит при полном охлаждении в отношениях? Это как сейчас? Все-таки немного обидно. Налила в стакан прозрачной свежей воды из кувшина и, пока пила, пялилась в окно. Взгляд упал на пустынную улицу. В доме напротив, брате-близнеце моей многоэтажки, кое-где горел свет. Меня всегда завораживала осень: своим холодным, почти мертвым, великолепием, золотым покрывалом, нежно укутывающим умирающую зелень. Ночь прекрасна — лишь свет фонарей, редкие одинокие прохожие и пустота. Словно та, что зияла внутри меня.

Многоэтажка, в которой я жила, стояла у небольшой узкой двухполосной дороги, вдали от шума магистрали. Всматриваясь в окна дома напротив, размышляла о том, кто сейчас спит внутри. Может ли быть где-то там такой же одинокий человек? У которого есть все и одновременно нет ничего. Взгляд упал на крышу соседнего дома, и чуть не рухнула от удивления. На самом краю стоял молодой парень, а сзади, почти вплотную — другой человек. Что там происходит? Парень что, хочет прыгнуть? Я прикинула, успею ли что-то сделать. Но ноги предательски приклеились к полу.

Парень нервно переминался с ноги на ногу, в руках сжимая спортивную сумку. Второй крепко держал его за плечи и что-то нашептывал. Это показалось мне странным. Может, стоит позвонить в полицию? А если глючит? Может же спросонья всякое показаться? Пока раздумывала, вторая фигура с силой толкнула парня вниз. Я в ужасе закрыла рот ладонями, чтобы не закричать. Только теперь смогла рассмотреть второго человека. О Боже, я видела его! Это был ангел! Существо с огромными серыми крыльями внимательно следило за падающим человеком, затем его взгляд коснулся моего окна. Могу поклясться, что в тот момент он смотрел прямо на меня! Ангел раскрыл крылья, будто показывая свою мощь и взлетел, скрываясь в осенних облаках.

— Наверное, уже галлюцинирую, — пришла шальная мысль, и я несколько раз моргнула.

Тело парня так и осталось лежать на асфальте. Что же делать? Взяла телефон с намерением набрать номер полиции, но пальцы предательски дрожали и не слушались. Что им скажу? Что его толкнул ангел? Меня первым рейсом в психушку упрячут. Разозлилась на себя и стала ходить по кухне туда-сюда. Может, позвонить Леше? Нервно схватив телефон, я нажала на контакт. Гудки, затем сброс. Вот говнюк!

Кто-то оказался шустрее, и через минут двадцать к подъезду дома, где лежал самоубийца, подъехал наряд полиции. Тело накрыли черным пакетом, рядом появилась пара зевак, все с мобильными телефонами. Я закрыла шторы, не желая больше это видеть и пошла спать, предварительно закинув в рот пять таблеток валерьянки.

Утро встретило серым небом и моросящим дождем. Первым делом выглянула в окно, но подъезд напротив выглядел, как обычно. Ничего не напоминало о ночной трагедии. Задержав взгляд на крыше, с которой спрыгнул самоубийца, я судорожно стала глотать ртом воздух. Ведь такое не могло просто так показаться?

Достала еду из холодильника, выкинула в мусорное ведро и поставила вариться кофе, а затем залезла в душ. Прохладная вода потихоньку успокаивала, немного притупляя накатившую панику. Но крылатое создание не шло из головы. Нам всегда говорили, что ангелы — чистейшие и добрейшие существа, которые не могут нести зло. Но что я видела? Эти массивные, мощные крылья и пронзительный, полный ненависти, взгляд.

Надев чистое белье, свежий поглаженный брючный костюм, затянула волосы в пучок, слегка накрасилась и отправилась на работу. В офисе еще никого не было, и я незаметно прошмыгнула в кабинет. После повышения на прошлой неделе мне выделили скромную комнатку в самом конце усеянного дверьми офисного коридора, прямо напротив туалета. В то утро, как назло, было очень мало работы: пара звонков, несколько электронных писем и вялое совещание по итогам сентября. Все остальное время лишь глядела в небольшое окошко, пропускающее скудный белый свет. Еще выходя из автобуса утром, почувствовала, что за мной кто-то наблюдает. Буквально за несколько часов сомнения превратились в настоящий невроз. Леша не писал и не звонил.

Перед обедом в узкую дверную щель просунулась голова бывшей начальницы, а сейчас — директора коммерческого отдела, Елены Игоревны — красивой, успешной и очень самонадеянной особы средних лет.

— Пойдем есть, трудоголик, — сказала весело, — там сегодня твой любимый гуляш.

В столовой было людно, мы прошли мимо столика, за которым сидели девочки моего отдела. Я сдержанно поздоровалась и прошла дальше. Сзади послышался шепот и хихиканье.

— Не обращай внимания, — сказала мне босс, — зависть в нашем деле — это нормально. Ты выше их Катерина, умнее и находчивее. А они пусть дальше пьют чаи на работе.

Мы взяли по овощному салату и гуляшу, который так любим. Елена тут же набросилась на обед, мне же кусок не лез в горло.

— Чего не ешь? Совсем худая. Завидую я тебе, Катя, — сказала она, — весь жир в грудь уходит.

— Да бросьте. От нее проблем больше, — вяло отправила в рот дольку помидора.

И правда, я от своей груди получала больше негативных эмоций, нежели позитивных.

— Ну твой следак-то счастлив, — с коварной улыбкой произнесла начальница, — мужчины любят чтобы побольше, да помягче.

— Почему мы вообще об этом говорим? — аппетит совсем пропал, — может, обсудим что-то более нейтральное?

— А в чем дело? — не унималась босс, — у тебя с ним не ладится?

Не сказала бы, что мы с Еленой были особыми друзьями. Но я могла рассказать ей очень многое, не боясь осуждения. После наших разговоров становилось чуточку легче.

— Не то чтобы… не ладится, — начала я, — просто мы с ним, как бы выразиться, уже не те, что были десять лет назад.

— Знаешь, я как узнала, что вы уже десятку разменяли, сразу тебя зауважала. С одним мужиком, да так долго — это подвиг.

«Лишь удобство и привычка» — подумала я, но промолчала.

— Я не могла больше пары лет с одним быть. Только когда отца своей дочери встретила, решила все-таки попробовать остепениться. Но нагулялась всласть, если ты понимаешь, о чем я. — сказала она с улыбкой, — мой тебе совет, Катя — не хорони себя раньше времени.

На мой вопросительный взгляд она продолжила:

— Тебе двадцать семь, а ты выглядишь, как мудрая сорокалетняя женщина. Жизни-то не видишь, все работаешь. Нет, конечно, для компании это отлично, но… Катюша, я ведь тебе желаю добра. Оставь ты этого недотепу. Ты красивая и умная девушка. Да за тобой мужики моего круга будут стаями бегать.

— Ну, не знаю, — ответила я неуверенно, — не думала об этом. Глупо бросать человека, которого любишь только из-за того, что привык к нему.

— Ты серьезно думаешь, что любишь его? — улыбнулась Елена Игоревна.

***

По дороге в кабинет я думала над ее вопросом. Десять лет — серьезный срок. Могла ли и правда уже начать путать настоящее чувство с привычкой? Конечно, было обидно слышать подобное от другого человека. Однако это могло значить, что мои проблемы заметны даже невооруженным глазом. Войдя в кабинет, задержалась у зеркала. Оттуда смотрела осунувшаяся женщина лет за тридцать пять, с затянутыми в пучок волосами, в сером костюме, максимально скрывающем фигуру. Неужели это и правда я? В этот момент изнутри стала подниматься волна злости: на себя, на Лешу, на весь мир. Резко сорвала резинку и встряхнула головой. В глазах проявилась искорка.

Внезапно взгляд упал на рабочий стол. Перед уходом всегда скрупулёзно раскладывала все бумаги, задвигала кружку для кофе под монитор и складывала ручки в органайзер. Но что-то было не так. Обойдя вокруг, увидела, что часть документов лежат не так, как до этого. Графики продаж и закупок, которые я держала всегда под рукой для вечернего совещания, оказались на самом дне, а синяя и черная ручки точно не на своем месте. Переложив вещи правильно, крепко задумалась. Получается, что это либо паранойя, либо кто-то и правда рылся в кабинете.

Достав мобильный, набрала номер Леши. Наверняка будет недоволен, что отвлекаю его от защиты нашего общества. Гудки, затем сброс. Немного посмотрев на темный экран, мне стало не по себе. А вдруг кто-то или что-то и правда следит за мной? Внутренний голос возразил: «Арефьева, да кому ты нужна». Эти слова, как ни странно, успокоили и вселили уверенность, что я совершенно обычный человек, за которым следить не то, что не нужно, но и даже где-то скучно.

Однако к концу рабочего дня тревога усилилась. Еле досидела совещание и отправила Лёше сообщение с просьбой забрать меня с работы. Спустя несколько минут пришел сухой ответ: «Сегодня не могу. Возьми такси». Такси, значит? На пару секунд представила картину, как на меня нападает грабитель, убивает, а потом Муратова до конца жизни гложет чувство вины. Странно, но подобные фантазии может и ненормальны с точки зрения простого обывателя, но помогают унять злость.

От звонка на рабочий телефон аж подпрыгнула.

— Арефьева. Ты еще тут? — веселый голос начальницы звучал заговорщически, — сейчас же собирайся, мы едем на переговоры.

— Куда? — мои планы по мирному просмотру очередного плохого фильма рушились на глазах, — но я… у меня планы.

— Какие? — вздохнула босс, — поедание мороженого в одиночестве перед телевизором?

— Не смешно, — огрызнулась я.

— Катя, — серьезно сказала Елена Игоревна, — эти переговоры — не просто моя прихоть.

«Как же»

— Сегодня вечером мы будем выбивать себе очень жирный заказ у влиятельного клиента. Слышала про клуб «Venefica»?

— Нет.

— Неудивительно. Это элитное место, куда ходят важные люди. И закупка алкоголя для них — лакомый кусочек для любого поставщика. Понимаешь, к чему клоню? Если выбьем этот контракт, нас с тобой генеральный на руках носить будет и такую премию выпишет — закачаешься. Это шаг может быть ключевым в твоей карьере, особенно, если понравишься владельцу.

Она сводничеством решила заняться или это и правда важно для выживания компании?

— Как я понимаю, выбора все равно нет, — оставалось лишь вздохнуть, — только у меня даже платья нет.

— Заходи, я всегда держу запасное на такой случай.

***

Спустя полчаса мы уже мчались на машине мужа моего бывшего босса по ночным улицам столицы. Супруг Елены — статный мужчина средних лет по имени Михаил. Он вызывал ассоциацию со скалой: такой же основательный, монументальный, молчаливый. Говорил вообще редко, в основном по делу. Мы были знакомы с тех пора, как его жена стала моей начальницей три года назад. Тогда я только пришла в компанию. Порой даже казалось, что они видят во мне вторую дочь: приглашают на праздники, выходные и за город. Елена Игоревна с первого дня очень пеклась о моем будущем, поэтому, когда повысили ее, сразу же предложила мою кандидатуру на бывшее место.

— Зачем ты тащишь ее с нами? — спросил Михаил супругу, — сама не в состоянии провести переговоры? У человека, между прочим, рабочий день закончен.

— Ей полезно будет поприсутствовать в таком месте, как Venefica, — начальница повернулась ко мне, — ничего не бойся и веди себя спокойно. Такие, как Каин Вуд любят уверенность. Будешь лепетать, он тебя размажет и нашему контракту конец.

— Ты ее как жертвенное мясо везешь? Лен, это даже не смешно. Ты продажник, у тебя колоссальный опыт… а ее бросаешь в самое пекло. Она и месяца не проработала на новой должности.

Она положила свою руку на его и слегка сжала. Я всегда завидовала их крепким, партнерским отношениям.

— Я лишь хочу, чтобы она обзавелась полезными знакомствами в этом бизнесе. А потому везу не мясо, а бомбу замедленного действия. Вуд думает, что я ему губастую красотку предоставлю, ан нет.

— С чего ты взяла, что ему это нужно? — отозвался мужчина, маневрируя в плотном потоке машин, — Вуд — это человек дела. Его сиськами не возьмешь.

— Любого мужика можно взять сиськами, — Елена снова повернулась и подмигнула мне, — а нас будет двое.

— Вы бы лучше за стратегию переговоров пеклись, — сказал Михаил, останавливая машину, — у него куча кандидатов, которые в очередь становятся, чтобы поставлять ему бухло. Вряд ли он вообще обратил бы внимание на вашу контору, если бы я ему не сказал.

— Ты мой герой, — сказала босс и смачно чмокнула мужа в щеку.

Страх преследования испарился, однако мандраж перед встречей с неизвестным богатым и требовательным клиентом не давал думать о чем-то другом. Слова босса не выходили из головы. Почему это я должна говорить с таким важным клиентом, как этот Вуд? Почему именно я? Я знала, что это шанс заявить о себе, который выпал, возможно, раз в жизни. Давай, Арефьева, соберись. Ты сможешь сделать это!

Клуб и правда оказался впечатляющим: расположенный в самом центре, в одном из бывших старинных домов на Садовом, который переоборудовали в модное заведение. Нас встретила улыбчивая и услужливая хостесс, взяла верхнюю одежду, затем провела внутрь. Мы спустились вниз по широкой, подсвеченной неоном лестнице и оказались в просторном помещении, где играла успокаивающая расслабляющая музыка. Горел тусклый свет, слева почти во всю длину стены расположилась барная стойка, за которой работал одетый с иголочки бармен.

По центру — сцена, сегодня темная и пустая. Она была достаточно большой, правда часть оборудования накрыли черной блестящей пленкой. Создавалось впечатление, что клуб готовится принимать каких-то известных исполнителей. Несмотря на внешнее спокойствие, в воздухе витал ажиотаж, чувствовался буквально кожей. Посетителей не было вообще, только персонал тихонько выполнял свою работу. Площадка перед сценой разделена на две большие зоны, очевидно, фан-зону и танцпол. Сверху — длинные балконы, скорее всего VIP ложи для почетных гостей. Я никогда не бывала на концертах, только слышала от знакомых, но это место вызывало желание посетить нечто подобное.

— Тихо тут сегодня, — сказала босс, осматриваясь вокруг.

— Кризис, — отозвался ее муж.

Михаил что-то сказал хостесс, и та удалилась, указав на квадратный столик, прижатый к стене под балконом. Довольно просторный с мягкими диванчиками в углу. Несмотря на удаленность от сцены, вид отсюда, наверняка, отличный.

«Сто процентов тут цены конские»

Елена утянула меня в уборную, где слегка подкрасила и дала последние наставления.

— Документы с собой? Те графики, что ты готовила на неделе?

Я согласно кивнула, пытаясь унять дрожь в коленях. Обычно все переговоры с моим участием проводила начальница, это был первый раз, когда я сама представляла отдел закупок. В голове мысли внезапно покрылись дымкой, сквозь которую ничерта видно не было. Вытащила толстую папку с исследованиями, информацией по рынку, графиками закупок и продаж. Стараясь думать лишь о результате, и не заметила, как щеки начали гореть.

— Умница, — сказала она, — постараюсь отвезти от тебя огонь, однако у него точно будут вопросы к закупочному процессу. Как я и говорила, будь с ним на равных. Поначалу может быть трудно, но уверена, что ты справишься.

— У нас все документы в порядке, — сказала я, пока она поправляла и разглаживала слегка мятое платье, — что может пойти не так?

— Насколько я слышала, Каин Вуд очень щепетилен в вопросах поставок. И еще, Катя, — серьезно сказала она, — Миша сказал, он совершенно свободен. Не говорю тебе сразу бросаться на амбразуру, но, если что, развлечься ты имеешь полное право

Не дав возразить, босс увлекла меня обратно в зал, где нас уже ожидал Михаил в компании с высоким мужчиной с повязкой на правом глазу. Они что-то увлеченно обсуждали. Судя по всему, это и был тот самый Вуд. Выглядел мужчина расслабленно, его руки покоились в карманах далеко не дешевых брюк, а на лице играла еле заметная улыбка.

— О, а вот и дамы! — сказал муж Елены с обезоруживающей улыбкой, — дамы, позвольте познакомить вас с хозяином этого чудесного клуба — Каином Вудом.

Мужчина в повязке ослепительно улыбнулся, однако эта улыбка вызвала у меня лишь прилив ужаса. Что с его глазом? Он по росту не уступал Михаилу, но был куда более приятно сложен. Вуд был объективно красив: широкие плечи, умернная мышечная масса, безупречный стиль в одежде. На губах играла улыбка, но взгляд его был холодным, отстраненным. Легкая щетина добавляла откровенной нескрываемой сексуальности.

— Елена, — сказал он мягким низким голосом, — очень рад познакомиться с супругой своего друга.

Женщина хищно улыбнулась, протягивая руку для поцелуя.

— Много слышала о вас, господин Вуд, — сказала она сдержанно.

Я много раз видела, как Елена Игоревна проводит деловые встречи. Если в жизни казалась мягкой, приятной женщиной, то в работе становилась «железной леди». Своим поведением она напоминала хищную птицу, способную своими острыми когтями сразить даже льва. Внезапно вспомнив ночной инцидент, почувствала как к горлу подкатил ком. Тем временем Михаил представил меня хозяину клуба:

— Начальник отдела закупок Арефьева Екатерина.

Каин Вуд аккуратно взял мою руку, но, коснувшись ее губами, тут же отшатнулся. Его взгляд буквально прирос ко мне, отчего все тело начало неметь, словно по нему пропустили разряд тока. Неприятное, навязчивое чувство, вызывающее желание бежать. Постаралась взять себя в руки под пронзительным взглядом и расправила плечи. Каин Вуд быстро сориентировался и снова надел маску радушного хозяина, но то, как он буквально пронзил меня взглядом единственного глаза, до сих пор ощущалось на поверхности кожи лёгким покалыванием. Мои коллеги будто этого не заметили.

— Поужинаете? — спросил непринужденным тоном.

— Если только выпить, — улыбнулась Елена, — Катя, ты голодная? Не видела, чтобы ты сегодня ужинала.

— Оторвала девочку от запланированного отдыха, а теперь строит заботливую начальницу, — буркнул Михаил, — поешь, Кать, она платит.

— Я плачу, — сказал Вуд, — всегда рад покормить красивую девушку.

Да он издевается!

Я отрицательно покачала головой. Желудок словно сжался до размера молекулы. Казалось, что эти люди с совершенно другой планеты. Боялась пошевелиться, лишь бы не привлекать лишнего внимания. Каин махнул рукой и к нам подошла миниатюрная девушка с пепельными волосами.

— Ева, принеси нам Гленфиддик из моего личного бара

— Да, господин, — сказала она и быстро ушла.

— Господин? — удивилась Елена Игоревна, — интересное обращение.

Вуд откинулся на мягкую спинку кожаного диванчика. Он изучал нас с боссом, словно товар на витрине и даже не скрывал этого, а Михаилу будто бы было все равно, что на его жену так плотоядно смотрит другой мужчина.

— Излишки воспитания. Итак, пока ждем, давайте поговорим о делах — сказал Вуд.

И снова его голос изменился, приобретя стальные, бескомпромиссные нотки. Поняла, что боюсь этого человека, но параллельно с этим, восхищаюсь им. Люди его типа всегда притягивают внимание, купаются в нем, наслаждаются своей властью над другими. Для них вести себя, как хочется — это самая естественная вещь на свете. Власть над людьми кроется в возможности не строить из себя человека определенной категории. Желая стать хоть чуточку похожей, я все равно чувствовала пропасть, разделяющую нас и от этого было горько.

— Катюш, отцепись от папки, — ласково сказал Михаил, — расслабься, господин Вуд не кусается

Босс ткнула меня под ребро.

— Ну, я думаю, вы в курсе, зачем мы приехали, — сказала она, — по некоторой информации ваш поставщик алкоголя вышел из дела.

— Быстро распространяются слухи, — сказал Вуд, — к сожалению, это правда. Сейчас мы активно ищем компанию, способную удовлетворить наши амбиции и требования.

— Будете устраивать тендер? — спросила Елена, — я слышала, вы сами предпочитаете заниматься отбором…

— Верно. Тендеры в России — это не совсем честный метод. Я работаю лишь с чистым товаром. Надеюсь, вы понимаете.

Их разговор напоминал мне битву льва с орлом. Орел, парящий в небе и готовый вцепиться в глаза жертве и вальяжный, но мощный лев. Было интересно наблюдать за тем, как они прощупывают друг друга перед тем, как начать атаковать. Тем временем Ева вернулась с подносом, на котором стояла бутылка виски неизвестной мне марки и четыре низких стакана с толстым дном. Затем она аккуратно разлила темный напиток и удалилась.

— Что же, — сказал Вуд, поднимая бокал, — как бы не прошли эти переговоры, хочу выпить за сильных женщин, которые сейчас присутствуют здесь.

Сделала пару небольших глотков и поставила бокал на стол. Остальные залпом выпили пряный напиток, Вуд разлил еще. По телу разлилось тепло, немного улучшилось настроение. Но с алкоголем я не дружила, поэтому не планировала осушать бокал до конца переговоров.

— Вы не пьете? — он обратился ко мне, — поверьте, выпившим гораздо проще решать важные вопросы.

Остальные прыснули. Я положила документы на колени и выдохнула. Платье, которое одолжила Елена, было по размеру, но чуть жало в груди и казалось чересчур коротким. Вуд терпеливо ждал моего ответа.

— Нет, во время рабочего процесса я предпочитаю оставаться трезвой, — сказала сухо.

— Тогда объясните мне, почему я должен выбрать ваше предложение из сотен других, — спросил Каин Вуд, осушая второй бокал.

Он обращался ко мне напрямую. Елена с мужем также ждали ответа.

— А вы предпочитаете вести дела только с теми, кто с вами пьет? — спросила я.

— Нет, не только.

Вуд выглядел, словно кот, объевшийся сметаны. Перегнулся через стол и, приблизив свое лицо к моему, тихо произнес:

— Еще с теми, кто со мной спит.

За нашим столиком повисла гробовая тишина. Михаил похлопал Каина по плечу, пытаясь разрядить обстановку.

— Ладно тебе, совсем девушку засмущал. Не горячись, давайте лучше все-таки вернемся к делу.

— Это твой шанс, Катька, — шепнула мне изрядно захмелевшая Елена, — хватай быка за рога.

Я ошалело взглянула на нее. Они с мужем явно были пьяны, Вуд же достал сигарету и прикуривал с довольным лицом. Судя по взгляду и четкости движений, он был абсолютно трезв.

— Думаю, что вас больше интересует честность и чистота поставщика, а не размер его груди, — сказала я, взяв себя в руки, — и то, и другое у нас есть.

— И третье, — сказал Вуд, нагло осматриваю мою грудь.

Это проверка такая? Тебе не взять меня живой, Каин Вуд. Злость придала решительности, я проигнорировала похабное замечание и продолжила:

— За этим к кому-нибудь другому обратитесь. Итак, мы можем дать вам наиболее выгодные условия, потому как не связаны обязательствами…

Я говорила и говорила, голос мой стал громче, увереннее. Показала ему отобранные мной накануне цифры и графики. На них Вуд взглянул бегло. Моя начальница довольно улыбалась. Когда закончила, то собрала бумаги со стола обратно в папку и уложила в сумку.

— Думаю, что теперь вы сможете принять решение. Если будут вопросы, обратитесь в наш секретариат.

Затем встала из-за стола, развернулась и направилась к выходу. Меня душила обида и горечь. Зачем она привела меня сюда? Этот наглый, высокомерный мужлан откровенно смеялся надо мной. Душу скребло мерзкое чувство. Хостесс с той же фальшивой улыбкой вернула пальто. Когда вышла, свежий вечерний воздух немного унял раздражительность. Я достала мобильник, чтобы вызвать такси, но меня догнал Каин Вуд.

— Вы не созданы для этой работы, — сказал он, снова прикуривая, — будете?

— Не курю, спасибо, — сухо ответила я, — и почему же не создана?

— Вы хороший человек, — слова Вуда словно обухом меня по голове треснули, — а хорошим людям в коммерции нет места.

Я разозлилась.

— Простите, но вы меня не знаете.

— Я знаю, что вам с этими людьми некомфортно, — сказал мужчина, — я знаю, что вы видите их всех насквозь. И я знаю, что вы покинули переговоры, пока клиент еще не сказал последнее слово.

— Зато я сказала, — ощетинилась я.

Он засмеялся.

— Вот именно, Екатерина. А слово клиента всегда должно быть последним. Как бы я вас не задел, не обидел, вы всегда должны попытаться продать мне свой товар. Любой бы на моем месте просто отказался работать с вами.

Я молчала, понимая, что в его словах есть правда. Поддавшись нахлынувшим эмоциям, упустила свой шанс. Вуд стоял рядом и смотрел в небо, размышляя о чем-то. Я же просто глядела на асфальт под ногами. Что сказать? Извиниться? Просить второй шанс? Вспоминая его наглые взгляды и похабные фразы, снова вскипела.

— Если ждете извинений, то не дождетесь, — сказала я, — пусть меня уволят, но терпеть унижения не буду.

— Вот поэтому вы не подходите для этой работы. У вас тонкая шкура, вы все принимаете близко к сердцу. Нужно понимать, что переговоры — это не только грамотно изложенные факты и преимущества сотрудничества. Это в первую очередь — впечатление. Нужно улыбаться неприятному типу вроде меня, иногда нужно промолчать и на похабную шутку просто похихикать. Вы щенок, Екатерина. Щенок с амбициями волка.

Мужчина достал из кармана пиджака визитку и протянул ее мне.

— И я бы хотел увидеть, сможете ли вы отрастить зубы и когти.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ведьма: Рожденная заново. Книга 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я