Восставшая из пепла
Евгений Гаглоев, 2016

В пятой книге серии «Пардус» Никита знакомится с двойником своей погибшей подруги Ксении – Татьяной. Судьбы Татьяны и Никиты неразрывно связаны с историей профессора Штерна и его жуткими экспериментами, оба замешаны в одних и тех же событиях – просто удивительно, что их пути не пересеклись раньше. Благодаря Тане Никита узнает много нового о своих врагах из «Черного Ковена» и корпорации «Экстрополис», а также о друзьях, с которыми он уже не надеялся увидеться вновь.

Оглавление

Глава седьмая

Новые соседи

Ночью кто-то заботливо подложил под ее голову подушку, а саму девушку накрыл теплым одеялом. Татьяна проснулась отдохнувшей и полной сил, сладко потянулась в мягкой постели. Ее комнату заполонял солнечный свет, через открытое окно лился свежий утренний воздух, было слышно громкое пение птиц. Татьяна уже и забыла, каково это — встречать утро в деревне. Она невольно улыбнулась и встала с кровати.

Деревня постепенно просыпалась. В соседних дворах мычали коровы, блеяли козы, громко кукарекали петухи. Где-то поблизости раздавалось тарахтение техники, доносилась музыка из радиоприемников. От всего этого веяло таким умиротворением, что Татьяна даже зажмурилась от удовольствия. Все-таки в родном доме намного лучше, чем в интернате. Дома, как говорится, и стены помогают. Оставалось только выяснить, чего хочет от нее отец. Ведь зачем-то он забрал ее из «Хрустального ручья»?

Татьяна присела на широкий подоконник. В соседнем дворе теперь возвышался огромный дом из красного кирпича. Раньше, насколько она помнила, тут стояла древняя, покосившаяся двухэтажная избушка, стены которой подпирали толстые бревна. Новый дом был очень красивым, куда лучше, чем их с отцом. Высокие окна, свежеокрашенная крыша, колонны на широком крыльце. Дом был окружен большим садом из плодовых деревьев. Татьяне из окна были видны яблони, груши, вишни, а под всем этим зеленым великолепием — клумбы с яркими цветами.

Во дворе, за решетчатой оградой, прямо напротив Таниного окна, стояла приподнятая на домкратах новенькая иномарка белого цвета. Из-под нее торчали чьи-то босые ноги в синих подвернутых джинсах.

В этот момент из соседнего дома появилась молодая, симпатичная женщина в коротком цветастом халатике. Ее светлые волосы были накручены на здоровенные бигуди.

— Олег! — позвала она. — Ты куда опять подевался?

Из-под машины послышалось что-то, похожее на сдавленное ржание.

— Открой глаза пошире, сладенькая! Может, тогда меня увидишь!

Одна джинсовая нога поднялась над травкой и приветливо покачалась в воздухе. Женщина заметила это, подошла к машине и опустилась рядом с ней на корточки.

— Строители сделали в туалете кривой потолок, — заглядывая под капот, сообщила женщина. — Как это понимать?

— Архитектор был пьян в стельку и страдал косоглазием, — послышалось из-под иномарки. — Других объяснений у меня нет.

— Но с этим ведь что-то надо делать?

— Пусть остается, как есть. Это будет особенностью нашего нового дома!

— Не нужны мне такие особенности, — недовольно сказала женщина.

— Тогда возьми в гараже напильник и подровняй потолок сама!

Женщина, вскочив, наподдала ногой лежащему под машиной.

Тот громко ойкнул. Блондинка в бигудях повернулась, и Татьяна поспешно спряталась за шторой.

— Говорила мне мама не выходить за тебя замуж! — гневно сказала блондинка. — А я ее не слушала. И вот что получила!

— Я тоже знаю, что мы счастливы вместе, — послышалось из-под машины.

— Ага, так сильно любим друг друга, что уже два раза откладывали развод!

Татьяна громко прыснула и тут же присела, чтобы ее не заметили. В этот момент снизу позвали завтракать.

* * *

Завтрак оказался довольно скромным. Отец заварил чай и высыпал в керамическую вазочку несколько черствых пряников в мятной глазури. На тарелке высилась горка бутербродов с колбасой, рядом стоял графин апельсинового сока.

Тамара Петровна Оболдина все еще была здесь. Оказалось, что у нее действительно имеется своя комната в их доме. Женщина сидела за столом в элегантном бежевом брючном костюме и потягивала кофе из небольшой позолоченной чашечки. Они с отцом о чем-то переговаривались вполголоса, но стоило Татьяне войти на кухню, как оба тут же умолкли.

Александр Борисович хмуро уставился на дочь своим единственным глазом. Немного робея, Татьяна осторожно присела на край стула и придвинула к себе тарелку с бутербродами. Отец налил ей чай в большую кружку.

— Освоилась? — спросил он.

— Да, вещи уже разложила, — сказала девочка.

— Вчера я зашла, чтобы позвать тебя ужинать, — сообщила Тамара Петровна, — но ты так сладко спала, что я решила тебя не будить.

— Я отлично отдохнула, — улыбнулась ей Татьяна.

— Как твои успехи в учебе? — поинтересовался отец.

— Нормально, — кивнула Татьяна.

— Хорошо, — сказал отец. — В этом году ты вела себя куда лучше, чем в прошлом. Мне даже ни разу не звонили с жалобами на тебя.

Тамара Петровна с улыбкой отставила пустую чашку в сторону.

— Мне тоже Клавдия Ивановна не жаловалась. Наоборот, она всячески хвалила Танюшу!

Татьяна бросила на нее удивленный взгляд. Оболдина по-дружески подмигнула в ответ.

Наверняка директриса ей наябедничала и рассказала про призрака, но Оболдина не стала докладывать об этом отцу. Забыла? Хотела подружиться? Годы, проведенные в интернате, научили девочку, что ничего не бывает просто так, за все рано или поздно придется платить. Нужно обдумать это позже, решил про себя Татьяна. А вслух спросила:

— Почему ты решил забрать меня раньше срока?

Отец с хрустом разжевал сухой пряник.

— На то есть причины, — с набитым ртом сказал он. Его обезображенная шрамами щека нервно дернулась. — Видишь ли, я никогда тебе об этом не рассказывал, но у твоей матери тоже был диабет…

Татьяна удивленно на него посмотрела. Действительно, об этом она слышала впервые.

— Это очень опасное заболевание, и до недавних пор от него не было никакого спасения. Твоя мать умерла от диабета вскоре после того, как на свет появилась ты.

Девочка взволнованно охнула:

— Я не знала об этом.

— Не хотелось тебя расстраивать лишний раз, но теперь совсем другое дело…

— Почему?

— Потому что то же самое заболевание и у тебя.

— Я в курсе, — кивнула Татьяна.

— Но ты не в курсе, что болезнь развивается, и теперь у тебя более тяжелая стадия.

— Что?! — испуганно воскликнула Татьяна. — Этого не может быть!

— Еще как может!

— Нет! Мне ничего об этом не говорили! Даже медсестра в интернате! А ведь у нас там каждые полгода проводились медосмотры!

Отец печально ей улыбнулся:

— Она сообщила об этом мне. Поэтому я и решил забрать тебя домой, чтобы заняться твоим лечением лично.

Аппетит как-то сразу пропал.

— И что теперь? — убито спросила девушка. — Вы отправите меня в больницу?

— Ну что ты, дорогая, — мягко улыбнулась Тамара Петровна. — Не зря же мы столько времени работали над лекарством! Твой отец сможет сам излечить тебя. Он будет делать тебе инъекции препарата каждый вечер, и ты полностью излечишься! А врачи нам не нужны, мы ведь сами медики!

Татьяна почувствовала некоторое облегчение. Она всегда побаивалась докторов. Она и уколы не любила, но что было делать? Хочешь выздороветь, терпи.

Тамара Петровна мягко потрепала ее по руке.

— Мы спасем тебя, — пообещала она. — Можешь не волноваться. А пока, может, сходишь на озеро искупаться? Погода дивная, солнышко так и припекает!

— Нет, спасибо, — сдавленно произнесла Татьяна. — Лучше я наведу порядок в своей комнате.

— Понимаю, — кивнула Тамара Петровна. Она как-то странно переглянулась с отцом. — После таких новостей… Но, как я уже говорила, все будет хорошо!

Татьяна взяла еще один пряник и опустила его в кружку, чтобы хоть немного размочить. В этот момент старенький радиоприемник, висевший на стене, с треском и громкими помехами начал передавать местные новости.

–…И вновь напоминаем тем, кто держит скот, — послышалось из динамика, — не оставляйте коров и коз без присмотра и не пасите их в лесу. Вчера егери вновь обнаружили в чаще растерзанную тушу лося, уже пятую за последний месяц. По их мнению, в округе орудует стая волков. Меры уже приняты, но результатов пока никаких. Родителям не рекомендуется отпускать детей в лес. Кто знает, как поведут себя дикие звери!

— Рядом с Ягужино водятся волки?! — откровенно удивилась Татьяна.

— В этой деревне постоянно что-то происходит, — отмахнулась Тамара Петровна. — Местные власти больше панику наводят. Ну, задрали волки пару лосей и что с того? Так всегда было и так всегда будет. Это закон природы — сильный пожирает слабого. Не обращай внимания, дорогая!

Она встала из-за стола и подошла к открытому окну. С соседнего участка вдруг донесся громкий женский крик:

— Олег! Куда ты подевал напильник?!

— Он на кухне! — ответил Олег.

— Там такой бардак, что я ничего найти не могу! Развел настоящий свинарник!

— Может, нам уже ребенка завести? — крикнул в ответ Олег. — Будет кому наводить порядок и ходить в магазин!

Татьяна улыбнулась.

— А кто у нас в соседях? — спросила она. — Я не видела их раньше…

Александр Борисович презрительно фыркнул:

— Молодая парочка! Парень — полный кретин, а его жена — идиотка! Ни больше ни меньше! Старый дом принадлежал его отцу, а они въехали совсем недавно после полной перестройки дома. Как же они оба меня раздражают!

Его лицо вдруг исказилось от злости. Татьяна чуть не поперхнулась бутербродом. Она никогда еще не видела отца в таком бешенстве, и у нее сразу пропало желание говорить, что новые соседи ей понравились. Вообще нужно было сначала разведать обстановку, а уж потом высказывать свое мнение.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я