Субъективная реальность нормативного поведения и речи (А. Т. Дугин, 2016)

Настоящая книга является теоретическим исследованием идеальных форм субъективной реальности, инициирующих и контролирующих нормативное поведение человека. В центре исследования находится проблема взаимодействия осознанных и неосознанных идеальных форм данной реальности в рамках тождественных им материальных форм, создаваемых нейродинамикой мозга при осуществлении индивидуальной и общественной деятельности. Рассматриваются структура и механизмы взаимодействия указанных идеальных форм на разных уровнях функционального развития мозга, а также практические результаты их внешней материальной реализации при производстве нормативного потребного поведения. Книга адресована студентам, аспирантам, преподавателям философии и таких прикладных наук, как психо- и нейрофизиология, психиатрия, социология и др., а также всем читателям, интересующимся проблемами сознания и мозга.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Субъективная реальность нормативного поведения и речи (А. Т. Дугин, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1. Объективная реальность идеального

1.1. Проблема отношения идеального к материальному

Вопрос об отношении идеального к материальному относится к числу основных вопросов философии. Однако в современных исследованиях обусловленная им проблематика не занимает большого места. «Когда речь заходит о фундаментальных философских проблемах, – пишет И. А. Плеханов, – обычная реакция типичного современного философа – удивление и искреннее непонимание либо множество оговорок и ссылок на то, что это «не модно», «туманно» и т. п. Тем не менее, проблемы продолжают существовать и настоятельно требуют решения (или хотя бы попыток к этому). Такое положение справедливо и для проблемы идеального. Актуальная во второй половине XX века в связи с бурным развитием психологии и кибернетики, она постепенно отошла в тень. Почему? Во-первых, из-за теоретико-методологических затруднений, с которыми столкнулась наука, принявшая позитивистскую трактовку данной проблемы; во-вторых, из-за объективной сложности, ставшей основанием для снятия самой проблемы как чисто умозрительной и не имеющей практического смысла; в-третьих, из-за изменения вектора развития современной философии в сторону легковесной публицистики и отказа от классической философской проблематики; в-четвертых, из-за изменения статуса самой проблемы идеального с философского на психологический с последующим отказом этой проблеме в праве на существование как эмпирически не разрешимой. И так далее…»[4]

Проблема соотношения идеального и материального активно обсуждалась в 70-х гг. прошлого века крупнейшими специалистами в этой области Д. И. Дубровским и Э. В. Ильенковым. Однако после трагической гибели Э. В. Ильенкова в 1979 г. внимание к ней постепенно утратилось. Интерес к идеальному и его отношению к материальному возобновился лишь с новыми публикациями прежних работ Э. В. Ильенкова и Д. И. Дубровского по этой тематике.[5]

Вслед за К. Марксом[6] Э. В. Ильенков определял «идеальность» как специфическую форму отражения окружающего мира человеческой головой».[7] «Конечно же, – писал он, – говорить о каком-либо «идеальном» там, где нет человека с его человеческой «головой», недопустимо и нелепо с точки зрения не только материализма Маркса, но и любого материализма, отдающего себе отчет в словах, которые он употребляет».[8] При этом Э. В. Ильенков отождествлял идеальное с формами общественного сознания, которые он называл «всецело идеальными формами».[9] Поэтому он не считал, что идеальное «находится в голове», «в толще коры мозга», хотя – по его мнению – оно «без головы и без мозга и не существует».[10] В идеальном он видел лишь безличные, независимые от капризов индивидуальной психики всеобщие, исторически устоявшиеся стереотипы или нормы общественного сознания. Они, писал он, «со стихийной силой навязываются – как извне действующая сила – индивидуальному сознанию и активно формируют это личное сознание по своему образу и подобию».[11] Оппонент Э. В. Ильенкова Д. И. Дубровский видит в идеальном явление, названное им субъективной реальностью, которое «несет в себе «содержание» сознания вообще, т. е. и индивидуального и общественного, взятых в их единстве».[12] Таким образом, оба философа отождествили идеальное исключительно с сознанием как специфическим продуктом человеческой жизнедеятельности.

Такое понимание идеального противостоит представлениям об идеальном в рамках так называемого объективного идеализма. Согласно этой концепции, связанной с именами Платона, Шеллинга, Гегеля, идеальное «существует как особый, вне и независимо от человека существующий мир бестелесных сущностей («идей»)».[13] Первые, наиболее четкие представления об идеальном в рамках данной концепции принадлежат Платону. Он понимал под этим явлением совокупности нематериальных, сходно повторяющихся признаков, присутствующих в однородных, сходных друг с другом объектах. Философ выделял их из этих объектов в обособленные, нематериально обобщенные сущности путем размышления. Придавая им самостоятельные значения, он называл их идеями. Идеи, по мысли Платона, позволяли людям узнавать друг друга и объекты внешней среды. Отсутствие идей означало и отсутствие знаний об объектах. Не затронутые идеями объекты, согласно Платону, оставались непонятыми, хотя и чувственно обозначенными.

Английский философ-позитивист Дж. Г. Льюис в конце XIX века писал по этому поводу, что Платон и его единомышленники-реалисты считали, что «частные предметы могут дать только частные знания. Так, камни, лежащие на земле, ничего не сообщат о себе, если только предварительно не была установлена сущность Камня. Точно так же необходимо сначала уяснить, какова сущность Человека, для того чтобы узнать, что Джоны и Брауны суть люди. Следовательно, только после знания о Человеке появляется знание о людях. И это знание о Человеке, отличающееся от знания о людях, должно иметь совершенно другой источник – так, по крайней мере, думали реалисты. Каков же этот источник? Размышление, но не чувство.

Реалисты, отыскав Единое во Многом или, другими словами, отыскав известные качества, одинаковые у всех людей и необходимые им для того, чтобы быть людьми, извлекали из частных свойств отдельных людей общие им качества и из них составляли то, что они называли собирательными общностями (или родами). Общности эти, по мнению реалистов, существуют сами по себе – они являются не только продуктами ума, но и сущностями и понятие о них может быть составлено точно так же, как и о прочих предметах».[14]

Заметной вехой в развитии понятия идеального стала немецкая классическая философия XIX века в лице крупнейшего ее представителя – Г. В. Ф. Гегеля. В терминах современной ему науки он объяснял механизм возникновения идеального на примере взаимодействия масс. Так, если «массы, – писал он, – взаимно толкают и давят друг на друга, и между ними нет пустого пространства, то в этом соприкосновении начинается вообще идеальность материи».[15]

В «толкающих» друг друга массах, – пояснял философ, – с каждой стороны имеются противоположные друг другу материальные точки или атомы, которые, «соприкасаясь» друг с другом, соединяются в одну точку. «Существуют, – писал он, – две материальные точки или атомы в одной точке или в тождестве».[16]

Образуя, по представлениям Гегеля, тождество в одной точке, две сходные, взаимодействующие между собой точки от двух разных объектов остаются при этом «сами собой». С одной стороны, они сохраняют собственное наличное бытие, а с другой – обозначают бытие другой, совмещенной и одинаковой с ней точки. Но обозначают они это уже не материально, а идеально. Соглашаясь с подобной трактовкой феномена идеального, Э. В. Ильенков писал, что “быть другим”, оставаясь при этом “самим собой”, это и значит обладать кроме “реального”, еще и “идеальным” бытием».[17]

Такое понятие идеального указывает на его объективность, на распространенность не только в сознании людей, но и вообще во всем объективно существующем мире. Объясняя возникновение идеального в рамках тождества некоторой части сталкивающихся во взаимодействиях материальных масс, Г. Гегель ясно давал понять, что появляется оно в этих взаимодействиях объективно и независимо от сознания человека. Идеальное, по представлениям Гегеля, появляется в наличной действительности в тот момент времени, когда точечно, т. е. частично «соприкоснувшиеся» во взаимодействиях массы сливаются в этих, противостоящих друг другу точках в одно общее для них, единое материальное целое. Внутри этого точечного целого, по мысли философа, и возникает идеальное, представленное в частном материальном тождестве непосредственно взаимодействующих масс. Такой механизм зарождения идеального нашел поддержку у Э. В. Ильенкова. Он отмечал, что «под “идеальностью” или “идеальным” материализм и обязан иметь в виду то очень своеобразное – и то строго фиксируемое – соотношение между двумя (по крайней мере) материальными объектами (вещами, процессами, событиями, состояниями), внутри которого один материальный объект, оставаясь самим собой, выступает в роли представителя другого объекта…»[18]

Между тем никакого «соотношения», пусть даже «очень своеобразного и строго фиксированного», между двумя тождественными объектами, совмещенными, по Г. Гегелю, в один общий объект, возникнуть не может. В одном общем объекте не могут обособленно существовать другие, образующие его тождественные объекты. Соединяясь в один объект, они прекращают обособленное существование и исчезают в образованном ими общем объекте. С исчезновением объектов исчезают отношения между ними и, соответственно, исчезает их тождество. Между тем без тождества, как правильно установлено Г. Гегелем, и без отношения, как верно замечено Э. В. Ильенковым, нет и не может быть идеального.

1.2. Материальное тождество как основание и граница идеального

Тождество – это отношение сходства как минимум двух обособленных друг от друга объектов. Соединение их по сходным признакам в один объект или, как у Гегеля, совмещение масс в одной точке в одном атоме уничтожает отношения сходства или тождества. Исчезновение тождества влечет исчезновение идеального. Где нет тождества, подобия или сходства обособленных друг от друга частей материального, там нет и идеального. Оно не может возникнуть в отдельно взятом материальном объекте, так как такой объект не состоит в отношениях сходства или тождества с другими объектами.

Необходимое для существования идеального материальное тождество или сходство между объектами способно возникать только в условиях их обособленности друг от друга в пространстве и/или времени. Для создания таких условий человеку, например, достаточно взглянуть на себя в зеркало.

Над механизмом возникновения идеального в тождестве или сходстве обособленных материальных объектов размышлял и Э. В. Ильенков. «По Гегелю, – писал он, – “дух”, как нечто идеальное, как нечто противостоящее миру телесно зафиксированных форм, вообще не может осуществить “рефлексию” (то есть осознать формы своей собственной структуры), предварительно не противопоставив “самого себя – самому себе” как отличный от самого себя “предмет”, как “вещь”. Для абсолютного духа это столь же неисполнимо, как и желание красавицы полюбоваться своей собственной физиономией при отсутствии зеркала, в котором она может рассматривать себя как нечто «другое», как вне себя существующий образ. Глаз сам себя не видит, он видит только другое, пусть даже это другое – его собственное зеркальное отражение».[19]

Э. В. Ильенков также обращает внимание на то, что и К. Маркс, говоря о стоимостной форме товара как об идеальной вещи, совсем не случайно прибегает к образу зеркала и цитирует его: «В некоторых отношениях человек напоминает товар. Так как он родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: “Я есмь я”, то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел, как таковой, во всей его павловской телесности становится для него формой проявления рода “человек”».[20]

Вне зеркальных (световых) отражений материальное тождество и данное в нем идеальное возникают в момент деления материального целого на части. Деление целого на части образует тождество или отношение соответствия, сходства внешних, обособившихся материальных границ или форм деления. Каждая из этих границ, оставаясь, по выражению Гегеля, «сама собой», с одной стороны сохраняет материальные формы своего собственного наличного бытия, а с другой, этими же формами заочно, т. е. нематериально, а значит, идеально, обозначает бытие материальных форм другой, тождественно противостоящей ей материальной границы деления.

Опираясь на материальное тождество своих внешних пограничных форм, каждая из частей разделившегося материального целого как бы говорит себе и окружающим: «Смотрите! Мои внешние пограничные материальные формы деления такие же, как формы других, противостоящих мне частей некогда общего материального целого. Внешне я такая же, как они, а они такие же, как я, с какой бы стороны образованного делением тождества мы ни находились».

В тождестве каждая внешняя материальная граница или форма деления целого на части создает своей собственной материальностью фактически отсутствующий в ней, заочный, т. е. нематериальный, идеальный образ другой, идентичной ей материальной границы или формы деления. Этот образ отсутствующей или обособившейся при делении пограничной формы сливается воедино со своим материальным основанием – присутствующей тождественной ему материальной формой деления – и образует с ней одно неразличимое идеально-материальное целое. Слившийся с указанной материальной формой тождественный ей идеальный образ другой, отсутствующей материальной формы неотделим от своего формального материального основания физически и неотличим от него психически, т. е. при помощи внешних органов чувств. Он может быть обособлен от материальных форм, от своих материальных оснований только условно, мысленно, только, согласно терминологии Платона, путем размышления.

Изложенное еще раз свидетельствует о том, что тождество, а вместе с ним и идеальное, не возникает внутри создаваемого взаимодействиями общего материального целого. И тождество, и данное в нем идеальное не появляются в этом целом. Напротив, они в нем исчезают. Идеальное способно возникать и существовать только в обособленных друг от друга пространством-временем сходных, тождественных или идентичных друг другу материальных формах. Эти удаленные друг от друга формы ограничивают образовавшееся между ними пространственно-временное, нематериальное идеальное. Тем самым они придают ему его собственную, тождественную им нематериальную форму.

1.3. Форма и содержание идеального в тождестве

Каждое конкретное материальное тождество ограничивает себя своими сходными, идентичными материальными формами, обособленными друг от друга пространством и временем. Запертое внутри этих материальных форм нематериальное пространство-время идеально их воспринимает или копирует. В результате образуются материально замкнутые или материально ограниченные пространственно-временные нематериальные, идеальные формы тождества, противопоставленные материальным формам тождества. Идеальные формы предстают в тождестве в виде бесплотных образов материальных форм тождества, в виде их нематериальных пространственно-временных копий, отпечатков или следов.

Заключенное в тождественные материальные формы пространство-время начинает нематериально представлять не только ограничивающие его материальные формы, но и данное в них материальное содержание. В результате возникают иллюзорно материальные, т. е. нематериальные, а значит, идеальные копии или образы материального содержания материальных форм.

На бесплотность, нематериальность идеального и вместе с тем на его материальную причинность и обусловленность Г. Гегель обращал специальное внимание. Он прекрасно понимал, – отмечал Э. В. Ильенков, – «что “идеальность” непосредственно не дана и не может быть дана “как таковая”, сразу во всей ее чистоте и незамутненности, что она постигается единственно через анализ ее “воплощений”, через ее отражение в зеркале осязаемо-телесной действительности, в зеркале системы вещей (их форм и отношений)…

Идеальные формы мира – это, по Гегелю, осуществленные в каком-либо материале формы чистой деятельности». Если они в осязаемо-телесном виде не осуществлены, они остаются невидимыми и неведомыми для самого же деятельного духа, не могут быть им осознаны. Чтобы их разглядеть, их обязательно надо “овеществить”, то есть превратить в формы и отношения вещей. Только при этом условии «идеальность» существует, обладает наличным бытием только как овеществленная и овеществляемая форма деятельности – форма деятельности, ставшая и становящаяся формой предмета, осязаемо-телесной вещи вне сознания…»[21]

Понятое таким образом идеальное не отделимо от внешних, пограничных форм материального. Их устранение с необходимостью влечет исчезновение и идеальных форм. Идеальное невозможно отделить от его материального основания. Его можно представить только в его материальном, образном воплощении. Идеальные, нематериальные формы пространства-времени воспринимаются только в обрамлении их соответствующими материальными формами.

Идеальные формы не могут быть представленными в других идентичных идеальных формах т. к. в этих случаях они сливаются в одну целостную, общую нормативную идеальную форму, данную на тождественных ей конкретных материальных основаниях.

В отличие от этой особенности существования идеальных форм, материальные формы одних объектов могут быть представленными в идентичных материальных формах других объектов, отделенных от них пространством-временем. Из этого следует, что идеальные, нематериальные, пространственно-временные формы можно обозначать самыми разными по содержанию, но одинаковыми, сходными, тождественными по форме материальными объектами.

Идеальное не существует без материального. Однако оно обладает определенной самостоятельностью. Одно и то же идеальное можно клонировать на разных материальных носителях, на разных материальных основаниях.

Эта ключевая особенность отношения идеального к материальному была в полной мере осознана Э. В. Ильенковым. Хотя идеальное и представлялось ему как некая «загадочная реальность», он, несмотря на это, все же понял, «разгадал», может быть, одну из самых загадочных ее характеристик. Она заключается в том, что эта таинственная, по его мнению, реальность «абсолютно независима от особенностей “натурального тела”… в которое она “вселяется”, в виде которого она представлена».[22] Данный автор максимально четко определил, что идеальное «всегда остается чем-то отличным от любого материального, чувственно осязаемого тела своего “воплощения”, от любой телесной реальности. Своего собственного материального тела у этой мистически-загадочной реальности нет, и потому она с легкостью меняет одну материальную форму своего воплощения на другую, сохраняясь во всех своих “воплощениях” и “метаморфозах”, и даже наращивая при этом свое «бестелесное тело», управляя судьбами и движением всех тех единичных тел, в которые она вселялась, в которое она на время “материализовалась”. Включая тело человека».[23]

В пределах тождества материальное является неотъемлемым основанием идеального. С его утратой, с исчезновением материальных форм тождества пространство и время утрачивают свои собственные идеальные, нематериальные формы. В результате они исчезают из наличной действительности. Пространство-время, утрачивая идеальность, становится пустотой, не имеющей ни формы, ни содержания. Оно попросту превращается в ничто, не имеющее не только формы и содержания, но и самого пространства и времени. Следовательно, идеальное с его производными от материального формами одновременно является как нематериальным представителем внешних тождественных материальных форм пространства и времени, так и примыкающих к ним внешних тождественных нематериальных форм пространства и времени.

Данная особенность идеального также была замечена Э. В. Ильенковым. «Она, “идеальность”, – писал он, – все время ускользает от метафизически однозначной теоретической фиксации. Стоит ее зафиксировать как “форму вещи”, как она уже дразнит теоретика своей “невещественностью”, своим “функциональным” характером, выступая лишь как форма “чистой деятельности”, лишь как “actus purus”. Но стоит, наоборот, попытаться зафиксировать ее “как таковую”, как очищенную от всех следов вещественно осязаемой телесности, как сразу же оказывается, что затея эта принципиально невыполнима, что после такого вычитания остается лишь прозрачная пустота, никак не оформленный вакуум».[24]

1.4. Активные и пассивные объекты – материальные носители идеального

Мысленно идеальное можно представить как бесплотную, нематериальную, недоступную внешним органам чувств силу. Объекты, ограничивающие ее своими внешними материальными формами, обладают потенциальной возможностью ее материального восприятия. Это означает, что при определенных условиях объекты способны поглотить ее, т. е. опредметить, наделить материальными формами, а затем, реализовать во взаимодействиях с другими объектами. Внешне такая возможность выглядит как заочный, нематериальный образ еще не состоявшихся или уже совершенных материальных взаимодействий.[25]

Взаимодействия становятся материальными тогда, когда воспринявшие идеальную силу внешние материальные формы одних объектов начинают реально, т. е. материально воздействовать ею на внешние материальные формы других объектов и изменять их в соответствии со своими материальными формами. В этих случаях идеальная сила превращается в материальную силу, а наделенные ею объекты обретают статус активных объектов. Объекты, испытавшие на себе материальную силу активных объектов, попадают в положение пассивных объектов. Восприятие пассивными объектами оказываемой на них материальной силы активных объектов выражается в изменении пассивными объектами своих материальных форм соответственно материальным формам активных объектов.

Материальные формы пассивных объектов, измененные материальной силой активных объектов, образуют копию или след материальных форм активных объектов. Следосодержащие формы пассивных объектов воспринимают изменившие их во взаимодействиях следообразующие формы активных объектов и образуют с ними одно общее целое, в котором, по приведенному выше выражению Гегеля, «нет пустого пространства».

Окончив взаимодействие, объекты разъединяются, обособляются и отдаляются друг от друга в пространстве и времени. При этом достигнутая ими во взаимодействии общность или целостность внешних материальных форм делится на тождественные по форме следообразующие и следосодержащие составляющие.

В результате деления между обособившимися следообразующими материальными формами активных объектов и следосодержащими материальными формами пассивных объектов возникают тождества. Тождества материальных форм объектов взаимодействия предполагают равновесие опредмеченных в них материальных сил. Такими силами в равной мере начинают обладать не только активные, но и пассивные объекты взаимодействий. От этого пассивные объекты становятся потенциально активными. Они наделяются возможностью в качестве активных объектов взаимодействовать с другими пассивными объектами, точнее, с их внешними потенциально следосодержащими материальными формами с целью приведения их в соответствие со своими внешними потенциально следообразующими материальными формами. Появление таких возможностей означает возникновение в указанных тождествах идеальных сил, способных в очередных взаимодействиях опредмечиваться в следосодержащих материальных формах других пассивных объектов и проявлять себя в них в качестве следообразующих материальных сил.

1.5. Двойственность функций материальных и идеальных форм тождества

В рамках взаимодействия воздействия активных объектов встречают противодействия пассивных объектов. В результате объекты, пассивные с одной стороны взаимодействия, проявляют активность с другой, противоположной стороны взаимодействия. И наоборот, объекты, активные с одной стороны взаимодействия, проявляют пассивность с другой, противоположной стороны взаимодействия. В результате объекты – участники одних и тех же взаимодействий – являются активными и пассивными одновременно. Соответственно этому они имеют и двойственные, противоположно направленные функциональные проявления. В одно и то же время, в одних и тех же взаимодействиях, но в противоположных направлениях они ведут себя как следообразующие и как следосодержащие.

Следосодержащие материальные формы пассивных объектов, не меняясь физически, могут противоположно проявлять себя в других материальных взаимодействиях. В частности, они способны функционировать как следообразующие материальные формы активных объектов и создавать в этом качестве в других объектах другие, копирующие их следосодержащие материальные формы. Последние, в свою очередь, в следующих взаимодействиях с другими объектами могут противоположно проявлять себя с теми же результатами, т. е. в качестве активных объектов применять свои следосодержащие материальные формы как следообразующие.

В череде взаимодействий, где каждый следосодержащий объект одного взаимодействия, не меняя своих форм, становится следообразующим объектом в другом взаимодействии, возникает цепочка причинно обусловленных и материально связанных между собой тождеств. Каждая отдельно взятая материальная форма такой цепочки является следосодержащей в одном тождестве и следообразующей в другом, следующем, или очередном, смежном с нею тождестве. И наоборот, каждая отдельно взятая следообразующая материальная форма одного тождества в прошлом была следосодержащей материальной формой в другом, предшествующем ему смежном тождестве. Соответственно этому, оставаясь инвариантными по форме, изменяют свою сущность от тождества к тождеству и их идеальные составляющие. Следосодержащие идеальные формы одного тождества превращаются в следообразующие материальные формы в следующем, очередном тождестве и, наоборот, следообразующие материальные формы в одном тождестве в прошлом являлись следосодержащими идеальными формами в другом, предшествующем ему тождестве.

1.6. Инвариантность материальных и идеальных форм тождества

Обладание надстроечными следообразующими идеальными формами активных объектов позволяет идентичным им следосодержащим материальным формам пассивных объектов иметь соответствующие идеальным формам материальные возможности. В частности, материальные формы пассивных в прошлых взаимодействиях объектов обретают способность в следующих, очередных взаимодействиях с другими объектами надстроечно данные им идеальные формы активных объектов наделять собственными, идентичными им материальными формами. Вселяясь в эти материальные формы, идеальные формы снабжают их имеющейся в них следообразующей силой. Воздействуя изнутри на следосодержащие материальные формы пассивных объектов, данная сила превращает их в следообразующие материальные формы активных объектов, способных взаимодействовать с другими пассивными объектами.

Обретая активное состояние, пассивные прежде объекты начинают опредмеченными ими идеальными формами оказывать материальные следообразующие воздействия на другие пассивные объекты. Применяя к ним такие воздействия, идеальные в прошлом, но опредмеченные в настоящем, следообразующие формы активных объектов изменяют материальные формы пассивных объектов в соответствии со своими следообразующими материальными формами. В результате в пассивных объектах возникают новые следосодержащие материальные формы, тождественные настоящим материальным и идеальным в прошлом следообразующим формам пассивных в прошлом, но активных в настоящем объектов.

Объекты, пассивные во взаимодействиях прошлого и активные во взаимодействиях настоящего, изменяют в настоящих взаимодействиях материальные формы других пассивных объектов по образцам своих собственных следообразующих материальных форм, обретенных в прошлых взаимодействиях с другими активными объектами. Созданные по данным образцам материальные следосодержащие формы пассивных объектов сами, не меняя обретенных ими форм, становятся образцами для изменения материальных форм других пассивных объектов в других взаимодействиях и т. д.

Таким образом, в материально связанных между собой взаимодействиях и в цепи образованных ими тождеств возникают инвариантные, т. е. неизменные по форме материальные составляющие. Обособляясь после взаимодействий, они в одних и тех же материальных формах становятся следосодержащими в одних тождествах и следообразующими в других тождествах и, наоборот, являясь следообразующими в одних тождествах, они становятся следосодержащими в других тождествах.

Соответствующие превращения в цепи материально связанных между собой тождеств происходят и с их идеальными составляющими. Являясь нематериальной следообразующей надстройкой идентичных им следосодержащих материальных форм пассивных объектов в одних тождествах, они в других, последующих тождествах, не меняя форм, переходят в материальное следообразующее состояние, превращающее пассивные в прошлом объекты в активные объекты.

Реализуя это состояние во взаимодействиях с другими пассивными объектами, активные объекты изменяют материальные формы пассивных объектов по своему образу и подобию. В результате измененные следосодержащие материальные формы пассивных объектов образуют тождество с изменившими их следообразующими материальными формами активных объектов. В этом тождестве материальные следосодержащие формы пассивных объектов начинают материально и вместе с тем идеально надстроечно отражать или представлять создавшие их следообразующие материальные формы активных объектов. При этом идеальные следообразующие формы активных объектов, надстроечно возникая на идентичных им материальных следосодержащих формах пассивных объектов, обретают возможность непосредственного материального в них опредмечивания и превращения тем самым пассивных объектов в активные объекты, способные с рассмотренными выше результатами взаимодействовать с другими пассивными объектами.

В результате последовательных превращений пассивных объектов одних взаимодействий в активные объекты других взаимодействий возникает череда идентичных друг другу, материально связанных между собой тождеств, в которых первоначальная следообразующая или образцовая внешняя материальная форма одного объекта инвариантно, т. е. без изменений, воспроизводится в других объектах указанных тождеств. Получается, что в материально связанной череде тождеств первоначальная следообразующая внешняя материальная форма активного объекта инвариантно материально и вместе с тем идеально перемещается посредством объектных взаимодействий с одного взаимодействующего объекта на другой. При этом она в идеальном, нематериальном состоянии отделяется от своего первоначального материального образца, находящегося в составе первого тождества, и в последующих материально связанных между собой тождествах начинает последовательно переходить из идеального в материальное состояние и обратно из материального снова в идеальное состояние.

1.7. Отражение как отношение идеального к материальному в тождестве

Инвариантную, т. е. одинаковую по форме циркуляцию или перемещение от объекта к объекту одной и той же нематериальной структуры А. Н. Арлычев назвал информационным процессом, который, по его мнению, является частным случаем отражательного процесса. «Процесс отражения, – писал он, – сложнее по содержанию, чем информационный процесс: отражение предполагает не только воспроизведение некоторых особенностей структуры одного объекта в другом объекте, но и изменение свойств в воспроизводящем объекте, в то время как под информационным процессом понимается только циркуляция инвариантной структуры. Но зато информационный процесс, – согласно его представлениям, – обладает уникальным свойством без существенных изменений содержания структуры осуществлять ее свободное движение… информационный процесс как частный случай отражения – факт свободной циркуляции воспроизводящейся инвариантной структуры в материальных носителях различной природы».[26]

Обращая внимание на инвариантный характер объектных перемещений одной и той же информационной структуры, А. Н. Арлычев необоснованно отрывает ее от материальных объектных оснований и наделяет несуществующей способностью «свободной циркуляции» от объекта к объекту.

«Свободная циркуляция» «воспроизводящейся инвариантной структуры в материальных носителях различной природы» является не более чем иллюзией. Как показано выше, идеальное, обладающее этой инвариантной, а значит, и информационной структурой, возникает в тождестве материальных форм обособившихся объектов взаимодействия. Идеальное и его множественные, тождественные по форме материальные основания являются результатом взаимодействия активных и пассивных объектов. Без взаимодействий объектов, без образования в этих взаимодействиях локальных тождеств следообразующих и следосодержащих объектных форм никакая «свободная» от этих форм циркуляция инвариантной информационной структуры невозможна.

Из этого также следует, что информационный идеальный процесс одновременно и во всех без исключения случаях является еще и материальным процессом. Отдельно от материального процесса идеальный информационный процесс существовать не может. Слитые воедино эти процессы образуют один общий отражательный процесс. Он является материальным и идеальным процессом одновременно.

Отражательный процесс или просто отражение заочно идеально и вместе с тем материально. Оно представляет одну обособленную материальную часть тождества в другой, обособленной материальной части тождества. При этом представляющая обособленная материальная часть тождества, являясь сама собой, одновременно является копией другой, обособленной от нее, представляемой ею части тождества. В роли такой копии она является материальным носителем информации о противоположно обособленной от нее другой, одинаковой или сходной с ней материальной части тождества.

Представляемая материальная часть тождества дается в указанной материальной копии нематериально, как ее идеальный образ или образец. В свою очередь представляющая часть тождества для представляемой ею части тождества является обособившимся от нее материальным клоном, двойником. В этой роли двойника представляющая материальная часть тождества является информацией о другой, обособленной от нее материальной части тождества как о ее материальном прототипе.

1.8. Негативное и позитивное отражение

Отражательное сходство обособившихся после взаимодействия объектов первоначально имеет противоположную отражаемым признакам негативную форму. Например, речной поток, воздействуя на взаимодействующее с ним русло, изменяет его материальную форму. Эти изменения образуют в русле материальный след речного потока. Внешние материальные формы данного следа противоположны и вместе с тем тождественны внешним следообразующим материальным формам речного потока. Это значит, что следосодержащие внешние формы русла реки негативно копируют внешние следообразующие материальные формы речного потока.

В свою очередь русло, воздействуя на речной поток своими внешними материальными формами, образует в его внешних материальных формах свой материальный след. Внешние материальные формы данного следа противоположны и вместе с тем тождественны внешним материальным формам русла реки. Это значит, что следосодержащие внешние формы речного потока негативно копируют внешние следообразующие материальные формы речного русла.

Изложенное позволяет заключить, что материальные следосодержащие признаки одного взаимодействовавшего объекта является негативным материальным отражением следообразующих признаков другого взаимодействовавшего объекта. Негативное отражение характеризует особенности взаимодействия объектов со стороны следосодержащих объектов. Последние своим следосодержанием тождественно отражают противостоявшие им во взаимодействии следообразующие признаки следообразующих объектов.

Первичное негативное отражение следообразующих объектов следосодержащими объектами широко распространено. Примером могут служить следосодержащие материальные формы рельефа местности, образуемые различными материальными формами геологических процессов, а также ветровой и водной эрозией почвы. Негативное отражение представляют также следы животных и других живых организмов в этом рельефе.

Помимо первичного негативного отражения существует и менее распространенное вторичное позитивное отражение. Оно характеризует особенности первичных материальных взаимодействий со стороны следообразующих объектов. Эти отражения возникают во вторичных взаимодействиях негативных следосодержаний следосодержащих объектов с какими-то другими объектами. В этих взаимодействиях негативные следосодержания следосодержащих объектов, материально оставаясь сами собой, функционируют уже как следообразующие внешние формы следообразующих объектов. В этом качестве они оставляют свои собственные следы во взаимодействующих с ними объектах в виде противоположных и тождественных им внешних следосодержащих форм этих объектов. Данные, следосодержащие формы из-за их противоположности негативным следообразующим формам, обнаруживают позитивное сходство с первичными следообразующими внешними формами первичных следообразующих объектов, создавших в других объектах свои внешние первичные негативные материальные формы.

Материальные следосодержания, созданные негативными следообразующими материальными формами, являются позитивными копиями или отражениями первичных следообразующих материальных форм следообразующих объектов. В природе вторичное позитивное отражение опосредованно первичным негативным отражением. Поэтому оно и распространено значительно меньше, чем его противоположность – первичное негативное отражение. Но все же его нередко можно увидеть, например, в образе облаков, отраженных в придорожной луже или обнаружить в окаменелостях древней фауны и флоры.

Негативные следосодержащие материальные формы – это непосредственные материальные отпечатки, оттиски, слепки со следообразующих материальных форм оригинала. Наряду с этим они могут быть опосредованными позитивными отпечатками, вторичными материальными копиями первичных материальных копий негативного материального следосодержания.

Позитивные материальные следосодержащие формы – это опосредованные негативными материальными следосодержащими формами копии или муляжи первичных внешних следообразующих форм следообразующего оригинала. Кроме того, они являются непосредственными отпечатками, слепками с негативных следосодержащих материальных форм, образованных этим оригиналом.

Негативные и позитивные материальные следосодержания с двух, противоположных сторон отражают внешние следообразующие материальные формы состоявшихся взаимодействий. Данные формы являются оригиналами или первообразами для негативных и позитивных следосодержаний. При этом негативные следосодержания представляют, как уже отмечалось А. Н. Арлычевым, измененные признаки следосодержащих объектов, непосредственно взаимодействовавших с указанными оригиналами или прототипами. Позитивные же следосодержания представляют собой материальные имитации, муляжи данных прототипов, не состоявшие с ними в непосредственных взаимодействиях.

Негативное материальное следосодержание противостоит позитивному материальному следосодержанию и в то же время ему соответствует. В свою очередь, позитивное материальное следосодержание противостоит негативному материальному следосодержанию и в то же время ему соответствует. Эти противостояния и соответствия могут, например, заключаться в следующем. Там, где у позитивного выпуклость, у негативного вогнутость. И наоборот, там, где у позитивного вогнутость, у негативного выпуклость. Там, где у позитивного правое, у негативного левое, и наоборот. Там, где у позитивного светлое, у негативного темное, и наоборот. В целом, там, где присутствует позитивное, отсутствует негативное, а там, где есть негативное, нет позитивного. Это означает также, что в позитивном нет негативного, а в негативном нет позитивного.

Позитивное доказывает существование негативного. Негативное предполагает возможность позитивного. Негатив и позитив – это разные, противоположно обособившиеся и вместе с тем тождественные друг другу внешние материальные формы, отражающие одни и те же материальные прототипы, представляющие собой внешние первичные следообразующие материальные формы следообразующих объектов состоявшихся материальных взаимодействий. Негатив и позитив – это тождественно противостоящие друг другу обособленные материальные производные от одних и тех же материальных следообразующих форм прошлых взаимодействий.

1.9. Информационно-следовой характер материальных и идеальных форм тождества

Обособившиеся после взаимодействий следосодержащие материальные формы пассивных объектов и их надстроечные, идеально данные следообразующие формы активных объектов, движутся как одно идеально-материальное целое из прошлого в настоящее. При этом надстроечные идеальные копии материальных следообразующих форм активных объектов вместе с данными им материальными основаниями – идентичными им следосодержащими материальными формами пассивных объектов взаимодействия – идеально и, соответственно, материально отражают следообразующие материальные формы активных объектов взаимодействия. Отражают они их такими, какими они были на момент обособления от следосодержащих материальных форм пассивных объектов взаимодействия.

Аналогичным образом обособившиеся после взаимодействия следообразующие материальные формы активных объектов и их надстроечные, идеально данные следосодержащие формы пассивных объектов тоже способны двигаться из прошлого в настоящее как одно идеально-материальное целое. При этом надстроечные идеальные копии материальных следосодержащих форм пассивных объектов вместе с данными им материальными основаниями – идентичными им следообразующими материальными формами активных объектов взаимодействия идеально и, соответственно, материально отражают следосодержащие формы пассивных объектов взаимодействия. Отражают они их такими, какими они были на момент обособления от следообразующих материальных форм активных объектов взаимодействия.

Таким образом, материальные взаимодействия по мере совершения в наличной действительности уходят из настоящего в прошлое безвозвратно. При этом в настоящем они оставляют следы – материальную и идеальную информацию о бывшем своем наличном существовании. Данная информация содержится в сохранившихся в настоящем обособленных друг от друга следообразующих и следосодержащих материальных и идеальных формах объектов прошлых взаимодействий. При этом данные формы, условно взятые как одно целое, отражают отдельные, дискретные моменты прошлых взаимодействий, точнее, моменты возникновения тождеств и их следообразующих и следосодержащих материальных и идеальных форм.

1.10. Взаимосвязи материальных и идеальных форм тождества

Следосодержащие материальные формы пассивных объектов, как показано выше, являются копиями следообразующих материальных форм активных объектов. В обособленном состоянии данные копии и их оригиналы образуют между собой материальные тождества. Материальные составляющие этих тождеств – материальные формы активных и пассивных объектов взаимодействия – наделяются способностью заочно, нематериально, а значит, идеально обозначать или представлять друг друга своими собственными идентичными материальными формами. В результате на материальных основаниях следосодержащих форм пассивных объектов появляются надстроечные, тождественные им идеальные, нематериальные следообразующие формы активных объектов. Соответственно, на материальном основании следообразующих форм активных объектов возникают надстроечные, тождественные им идеальные, нематериальные следосодержащие формы пассивных объектов.

Эти идеальные формы появляются на указанных материальных основаниях в том пространстве и времени, которые раньше занимали их материальные прототипы в момент фактического взаимодействия активных и пассивных объектов. Захватывая места, освобожденные данными объектами после взаимодействия, указанные идеальные пространственно-временные формы вступают между собой в непосредственные контакты, объединяющие их в одно идеальное нематериальное целое, идентичное бывшему целому материальных форм активных и пассивных объектов в момент их фактического взаимодействия. Наряду с этим рассматриваемые идеальные формы образуют с тождественными им материальными формами оснований другие идеально-материальные целостности.

Таким образом, в местах бывших материальных взаимодействий активных и пассивных объектов образуются цепочки их материальных и идеальных форм, связанных между собой в определенных последовательностях. Их можно представить следующим образом: следообразующая материальная форма активного объекта – следосодержащая идеальная форма пассивного объекта – следообразующая идеальная форма активного объекта – следосодержащая материальная форма пассивного объекта. Эти материальные и идеальные формы следуют друг за другом не автономно, не обособленно, а в указанных выше целостностях. В частности, материальная следообразующая форма активного объекта соединяется в одно идеально-материальное целое с тождественной ей идеальной следосодержащей формой пассивного объекта. В свою очередь, данная следосодержащая идеальная форма соединяется в одно идеальное целое с тождественной ей следообразующей идеальной формой активного объекта, которая вслед за этим образует идеально-материальное целое с тождественной ей следосодержащей материальной формой пассивного объекта.

1.11. Дискретность и взаимообусловленность материальных и идеальных форм тождества

Материальные взаимодействия активных и пассивных объектов следует рассматривать как движение этих объектов относительно друг друга в пространстве и времени. Оно выражается в изменении внешними формами активных объектов внешних материальных форм пассивных объектов в соответствии с материальными формами активных объектов, а также в обособлении измененных материальных форм пассивных объектов от тождественных им материальных форм активных объектов после взаимодействия.

Данные виды движений следуют друг за другом так, что изменения материальных форм пассивных объектов в соответствии с материальными формами активных объектов предшествуют их обособлению. Обособление материальных форм друг от друга сопровождается разворачиванием между ними тождественных им нематериальных идеальных пространственно-временных форм.

Идеальные следообразующие пространственно-временные формы, надстроечно соединяясь в одно целое с тождественными им следосодержащими материальными формами пассивных объектов, наделяют их следообразующей силой. Опредмечиваясь в указанных материальных формах, данная сила превращает пассивные объекты в активные. Активность, обретенную в прошлых взаимодействиях, объекты реализуют в очередных взаимодействиях с другими пассивными объектами. В этих взаимодействиях они изменяют материальные формы пассивных объектов в соответствии со своими, в прошлом следосодержащими, а в настоящем следообразующими материальными формами.

Вслед за этими изменениями происходит очередное обособление материальных форм пассивных объектов от тождественных им материальных форм активных объектов. Обособление этих, тождественных друг другу материальных форм влечет возникновение соответствующих им пространственно-временных следообразующих и следосодержащих идеальных форм. Данные следообразующие идеальные формы, соединяясь в одно целое с тождественными им следосодержащими материальными формами пассивных объектов, наделяют их следообразующей идеальной силой, позволяющей пассивным в прошлом объектам вступать в очередные взаимодействия с другими объектами в качестве активных объектов и т. д.

На основании изложенного можно заключить, что движение взаимодействующих объектов не происходит непрерывно. Напротив, оно прерывисто, дискретно. Таковым оно становится потому, что производящая его материальная следообразующая сила ограничена рамками взаимодействий следообразующих и следосодержащих материальных форм активных и пассивных объектов. В промежутках между взаимодействиями она превращается в равную себе беспредметную идеальную силу, являющуюся источником новой, равной ей материальной следообразующей силы.

В общей цепи взаимодействий очередной части материальной силы предшествует равная ей часть идеальной силы. И наоборот, очередной части идеальной силы предшествует равная ей часть материальной силы. Из этого следует, что каждая часть материальной силы предваряется и завершается тождественными ей частями идеальной, нематериальной силы. И наоборот, каждая нематериальная часть идеальной силы предваряется и завершается тождественными ей частями материальной силы.

1.12. Совместность и обособленность материальных и идеальных форм тождества

Идеальное, как материально ограниченное нематериальное пространство-время, распространяется внутри тождества обособленных материальных объектов. Оно возникает вместе с тождеством и внутри тождества с момента деления материального целого на части, тождественные друг другу в границах деления. Оно связывает и вместе с тем разделяет в ограниченном тождеством пространстве-времени части некогда единого материального целого.

Материальные и идеальные формы тождества идентичны. Поэтому каждая его отдельно взятая материальная либо идеальная форма заочно представляет своей собственной материальной или идеальной формой другие противоположные ей материальные или идеальные формы этого тождества, в какой бы его пространственно-временной точке они ни находились. Исходя из этого, становится очевидным, что любая из частных материальных форм тождества способна заочно, а значит, идеально представлять любую другую, отделенную от нее пространством-временем материальную часть тождества. Поэтому любая материальная часть тождества является носителем совмещенного с ним идеального, обозначающего другую, противоположную, отделенную от него материальную часть тождества, пребывающую в другой пространственно-временной точке тождества.

Эта способность идеального существовать совместно как единое целое с одной, идентичной ему, материальной формой тождества и отдельно от другой, тоже идентичной ему, материальной формы тождества также была отмечена Э. В. Ильенковым. Отдавая приоритет открытия данной способности К. Марксу, Э. В. Ильенков характеризовал идеальное «как форму, не имеющую решительно ничего общего с реальной, телесно осязаемой формой того тела, в котором она представлена (т. е. отражена, выражена, овеществлена, опредмечена, отчуждена, реализована) и посредством которой она только и “существует”, обладает “наличным бытием”. Она “идеальна” потому, – отмечал он, – что не заключает в себе ни одного атома вещества того тела, в котором она представлена, ибо это – форма совсем другого тела. И это другое тело присутствует здесь не телесно-вещественно – “телесно” оно находится совсем в другой точке пространства, – а только опять-таки “идеально”, ни одного атома его вещества здесь нет».[27]

1.13. Множественность материальных оснований идеального

Идеальные формы настоящего нематериального пространства-времени, представляют собой ограничивающие их, тождественные им материальные формы обособленных друг от друга объектов, взаимодействовавших между собой в прошлом времени и составлявших в рамках взаимодействия формальное материальное целое. Представляют они идентичные им материальные формы такими, какими они были в момент деления данного материального целого на тождественные по форме части. Образовавшиеся в результате деления материальные формы, вместе с их прошлым, совмещенным друг с другом целостным состоянием, представляют множественные материальные основания и границы обособленного ими нематериального идеального.

Идеальные формы настоящего нематериального пространства-времени отделены от пребывающих в прошлом материальных своих оснований. Материальные формы таких оснований, оставаясь в прошлом, нематериально проявляют себя в идентичных им идеальных формах настоящего времени. Проявляют они себя такими, какими они были в прошлом времени в момент фактического деления указанного выше формального целого на тождественно противостоящие друг другу материальные части.

Материальные формы обособившихся в прошлом частей бывшего материального целого, переходя без изменений из прошлого в настоящее, являются материальными носителями рожденного или материально оформленного ими нематериального идеального. Данные носители могут быть пассивными, бездеятельными держателями идеального, а могут являться и активными его переносчиками на другие, тождественные им материальные формы. Для этого материальные носители идеального должны вступать в материальные взаимодействия с материальными формами других объектов и приводить их в соответствие со своими материальными формами, т. е. изменять так, чтобы они могли формально составлять вместе с ними одно единое материальное целое. Таким образом, материальные объекты – носители идеального, вступая в материальные взаимодействия с другими объектами, могут расширять границы данного в них нематериального идеального, многократно клонировать и множить его таким способом.

1.14. Объем и протяженность идеального

Идеальное в тождестве, как показано выше, ограничивается или оформляется его сходными материальными составляющими. В их рамках идеальное существует нематериально. Оно представляет собой пространство между внешне сходными, обособленными друг от друга материальными составляющими тождества. Существуя в настоящем времени, они ограничивает идеальное в пространственном измерении. Пребывая в настоящем и прошлом времени, они ограничивают его во временном измерении. Исходя из этого, можно заключить, что идеальное в каждом конкретном тождестве обладает определенным объемом и пространственно-временной протяженностью, ограниченными внешними материальными формами материальных составляющих тождества.

1.15. Знаковая природа идеального

Взаимодействуя с пассивными объектами, активные объекты делятся с ними материальной силой. Деление силы выражается в изменении внешних материальных форм пассивных объектов соответственно материальным формам активных объектов. Изменение материальных форм пассивных объектов тождественно материальным формам активных объектов означает восприятие ими материальной силы активных объектов.

Материальной силой пассивные объекты овладевают в материальных взаимодействиях с активными объектами не сразу. Сначала в одних, предварительных взаимодействиях они надстроечно присоединяют ее к своим внешним следосодержащим материальным формам. Делают они это посредством изменения своих собственных материальных форм в соответствии с внешними материальными формами активных объектов и соединения этих форм между собой в одно единое формальное материальное целое. После взаимодействия пассивные объекты обособляются от активных объектов. Свои внешние, измененные следосодержащие формы они отделяют от идентичных им внешних следообразующих материальных форм активных объектов. При этом пассивные объекты как бы вытягивают из активных объектов один конец материальной силы и удерживают его своими внешними, тождественными ему материальными формами за пределами внешних материальных форм активных объектов.

Следуя за внешними материальными следосодержащими формами пассивных объектов, материальная сила активных объектов пересекает границы внешних материальных форм активных объектов и оказывается в нематериальном пространстве-времени. Удерживаемая с двух противоположных сторон тождественными друг другу внешними материальными формами активных и пассивных объектов взаимодействия, данная сила распредмечивается и становится недоступной для непосредственного внешнего восприятия ее внешними органами чувств.

Другими словами, материальная сила, попадая указанным способом за внешние материальные границы объектов взаимодействия, превращается в свою противоположность, а именно в тайную нематериальную идеальную силу, удерживаемую в нематериальном пространстве и времени внешними материальными рамками тождественных материальных форм активных и пассивных объектов. В таких нематериальных пространственно-временных формах она образует с тождественными ей внешними материальными формами данных объектов одно, как показано выше, единое идеально-материальное целое. Тем самым идеальная сила превращается во внешнюю нематериальную надстройку над тождественными ей внешними материальными формами активных и пассивных объектов.

Встраиваясь в тождественные, обособленные друг от друга материальные формы объектов взаимодействия, нематериальная идеальная сила начинает функционировать между ними как приемо-передающий канал связи. Наделяя или надстраивая своими следосодержащими идеальными формами следообразующие материальные формы активных объектов, она тем самым объективно означает или информирует о тождественных ей внешних материальных формах пассивных объектов, обособившихся в пространстве и времени от активных объектов. Наделяя или надстраивая своими следообразующими идеальными формами следосодержащие материальные формы пассивных объектов, она тем самым объективно означает или информирует о тождественных ей внешних материальных формах активных объектов.

1.16. Тождество названий материальных и идеальных форм тождества

Идеальное сохраняет свой знаковый характер, даже тогда, когда означенные им сходные материальные формы составляют лишь незначительную, нередко едва заметную или даже совсем незаметную материальную часть объектов взаимодействия.

Сходные части внешних материальных форм нетождественных в целом объектов образуют между собой частные, локальные тождества. Возникающее в них частное идеальное является общим нематериальным значением для частных материальных форм, образующих эти частные тождества. Например, такие разные породы деревьев, как сосна и береза, дуб и осина, имеют частные, внешне сходные материальные формы. Таковыми являются их кроны, стволы и корни. Ввиду внешнего материального сходства они образуют между собой местные, локальные тождества, соответствующие приведенным названиям. Нематериальными составляющими таких тождеств являются идеальные копии их сходных материальных форм. Соединяясь между собой по сходным признакам в одно единое идеальное целое, они нематериально соединяют в условное материальное целое свои разобщенные пространством и временем материальные основания, точнее, свои материальные прототипы, которыми в данном примере являются сходные между собой кроны, стволы и корни конкретных деревьев.

В качестве нематериального соединительного звена между сходными материальными формами обособившихся объектов взаимодействия идеальное представляет общую нематериальную надстройку над этими формами. Реализуя надстроечное положение, оно соединяется с ними в единое идеально-материальное целое.

Ввиду сходства или идентичности материальных и идеальных форм этого целого все они, как взятые по отдельности, так и в различных между собой сочетаниях, получают одно общее название. В рассматриваемом примере таковыми являются корни, стволы и кроны деревьев. Все эти названия обозначают как материальные формы конкретных единичных корней, стволов и крон конкретных деревьев, так и множественность таких форм, условно взятых как одно единое материальное целое. Наряду с этим эти же названия обозначают как единичные идеальные копии указанных материальных форм, так и множественность таких копий, нематериально соединенных в одно общее идеальное целое.

1.17. Знаки и значения идеальных и материальных форм тождества

Бытие тождества предполагает бытие обособившихся в пространстве и времени сходных материальных форм объектов взаимодействия и их идеальных, пространственно-временных копий, нематериально разделяющих и одновременно связывающих между собой эти материальные формы. Данные копии или просто идеальное копирует противоположно обособленные сходные материальные формы взаимодействия, нематериально заполняя собой разделяющее их пространство-время. Тем самым оно обретает нематериальную структуру и целостность, отражающую структуру внешних материальных форм объектов взаимодействия в момент их былого фактического соединения в одно единое материальное целое.

Идеальное обозначает и условно, т. е. нематериально объединяет в единую целостную структуру множественность своих обособленных материальных оснований – внешне сходных материальных форм объектов взаимодействия. Поэтому оно всегда является нематериальным знаком разобщенного пространством и временем материального тождества, состоящего из множественности сходных обособленных материальных форм объектов взаимодействия.

В свою очередь, условная нематериально обозначенная целостность противоположно обособленных сходных материальных форм является совокупным материальным знаком и множественным материальным основанием идеального. Данное основание обозначает и раскрывает внутреннюю структуру порожденного им идеального. Если есть какая-то множественность сходных материальных форм, то их обособленность и сходство указывают на объективное присутствие в разделяющем их пространстве-времени условно объединяющего и структурно обобщающего эти формы идеального. Идеальное в этих случаях служит одним общим для таких форм нематериальным значением. Таковым оно является как для каждой отдельно взятой из его совокупного основания знаковой материальной формы, так и для всей совокупности таких форм, образующих состав материального основания идеального.

Частные тождественные материальные формы разных объектов заочно, т. е. идеально обозначают друг друга, нематериально связывая тем самым себя в одно условное материальное целое. Обозначая друг друга, данные, тождественные друг другу материальные и идеальные формы в то же время обозначают и свои собственные объекты так, как часть обозначает целое. Соответственно, несходные в целом объекты, имеющие в своих составах отдельные тождественные друг другу материальные части, обозначают данное в них частное идеальное так, как целое обозначает отдельные свои части. Поэтому даже самое малое, самое незначительное частное идеальное своим нематериальным существованием обозначает или указывает не только на фактическое присутствие в составах определенных объектов его материальных, тождественных друг другу оснований, но оно также обозначает или указывает на существование несходных в целом объектов, которые имеют в своих составах такие основания. И обозначает оно эти объекты так, как часть обозначает целое.

В рассмотренном выше примере тождественные частные материальные и идеальные формы разных пород деревьев, поименованные такими названиями, как корни, стволы и кроны, обозначают не только свое собственное существование, но и содержащие их в своих составах деревья. Обозначают они их так, как часть обозначает целое. Соответственно, деревья как целостные объекты, именуемые соснами и березами, дубами и осинами, своим материальным существованием обозначают не только свои частные формы: корни, стволы и кроны, так, как целое обозначает свои части, но они обозначают собою и образованное этими формами частное идеальное. Обозначают они его так, как целое обозначает свои части.

В целом тождество предполагает существующее в его границах соответствие материального идеальному и идеального материальному. В рамках этого соответствия тождество является знаком и значение как материального, так и идеального. Оно означает их так, как целое означает принадлежащие ему части. В свою очередь идеальное, как часть тождества, означает его со своей стороны так, как часть означает целое. Оно является знаком тождества в целом и знаком другой, материальной его составляющей в частности. Соответственно, материальное, как другая часть тождества, со своей стороны тоже означает, его так, как часть означает целое. Материальное, так же, как и противостоящее ему идеальное, является знаком тождества в целом и знаком идеальной его составляющей в частности.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Субъективная реальность нормативного поведения и речи (А. Т. Дугин, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я