История документа в России в лицах и судьбах
Григорьева Т.В., 2019

Уникальное издание, повествующее об истории документа в России, начиная с "Русской правды" и вплоть до начала XXI в. Книга расскажет о первых паспортах в Российской империи, о формулярных списках, брачных договорах, метрических книгах, дипломах первых отечественных вузов. Не обойденными вниманием окажутся и современные документы – трудовая книжка, завещание, договор, аттестат, свидетельства. Издание снабжено иллюстрациями подлинных архивных документов из личных фондов и региональных архивов. Читатель увидит документы известных исторических деятелей: Н.М. Карамзина, И.Н. Ульянова, С.Ю. Витте, А.Ф. Керенского, Великого князя А.А. Романова.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги История документа в России в лицах и судьбах предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3. Документы о брачных отношениях

Брак — один из самых древних общественных институтов. В разные эпохи в разных культурах он существенно видоизменялся. Но уверенно можно сказать, что всегда и везде при заключении брака необходимо было соблюдать ряд особых условий, процедур, обрядов. Брак имеет как сакральный личный характер для супругов, так и значение для семьи, рода, общества в целом. Кроме того, брак всегда был тесно связан с имущественными отношениями супругов и их родственников, детей, наследников.

В дохристианский период браки заключались посредством различных обрядов. На Руси были известны такие формы брака, как похищение, покупка, приведение.

Похищение, действительное или мнимое, означало «умыкание» невесты женихом и его родственниками и друзьями. Действительное похищение совершалось, когда родители невесты или сама невеста были против брака. Мнимое похищение использовалось, когда и сама невеста, и её родители были согласны на брак. Покупка предполагала получение родителями невесты некой платы («вывода», «кладки») за неё. Интересно, что в современной российской брачной традиции всё ещё сохраняется элемент «выкупа», уплачиваемый подругам невесты. Суть «приведения» состояла в том, что невесту приводили в дом к жениху и приносили приданое.

Такие формы брака имели обрядовый характер, «оформлялись» словесно и символически.

В период Российской империи в стране не существовало единого для всех законодательства о браке. По сложившейся практике и ряду правовых норм действительным признавался только религиозный брак, причём процесс заключения брака именовался как «совершение брака», и происходил он, за некоторыми исключениями, в религиозных учреждениях. Брак между лицами христианских вероисповеданий происходил в форме церковного венчания. Удостоверение личности жениха и невесты соответствующими документами требовалось только в случае, если совершающий обряд сомневался в том, что жених и невеста достигли брачного возраста. В ряде случаев требовалось и подтверждение того, что вступающие в брак не состоят в брачном союзе с другими лицами. Браки лиц мусульманского вероисповедания совершались в мечетях, где также происходила фиксация данного события в соответствующих книгах. Особые правила существовали при совершении браков у раскольников: они оформлялись в полицейских органах. По сути, именно такие браки были первыми гражданскими браками, так как они оформлялись не в церкви, а в государственных органах.

Начало документирования брака связывают обычно с принятием Русью христианства. Порядок заключения брака и брачные отношения стали регулироваться положениями византийских сборников канонического (церковного) права, Номоканоном. Номоканоны легли в основу русской редакции Кормчей книги[102], в которой глава 50 посвящена порядку совершения браков. Поскольку до Октябрьской революции 1917 г. обязательной была церковная форма брака, этот акт служил важным источником брачно-семейного права. Глава 50 Кормчей книги содержала несколько статей (частей): «О тайне супружества», в которой приводилось общее понятие о браке и давались наставления священнику о порядке и условиях совершения брака; «О средствах в тайне супружества» — разъяснения о различных видах родства, являвшихся препятствием для заключения брака[103]. Общие правила бракосочетания содержались в Стоглаве 1551 г. Так, в главах 18–24 Стоглава устанавливался брачный возраст, 15 лет для «отроков» и 12 лет для «отроковиц»; подробно описывались правила совершения таинств в отношении «двоеженцев», «троеженцев»[104]. В отношении тех, кто жил с четвёртой женой или мужем, особо указывалось, что они отлучались на время от церкви и не допускались к таинству причастия: «По великого же убо Василия слову, аще муж имет жити с четвертою женою или жена за четвертым мужем, тех божественая правила отлучают во церковь не входи и 4 лета. По четвертом же лете входит во церковь, божественаго же причащения не приемлет до 10 лет ни доры ни богородична хлеба»[105].

В Русской правде и Соборном уложении 1649 г. упоминалось лишь о некоторых имущественных и наследственных аспектах брачно-семейных отношений. Более детальное регулирование процедуры заключения брака, прав супругов, особенностей составления документов о браке началось в период реформ Петра I. Обобщая положения законодательства, можно выделить несколько основных видов документов дореволюционного периода, которые сопровождали заключение брака: рядные записи, росписи приданного, венечные памяти, брачные обыски, позднее — записи в метрических книгах и выписи из них.

Рядная запись (рядная сговорная, рядная поступная запись, свадебные записи) — акт назначения приданного, который удостоверял переход имущества родителей к дочери и одновременно содержал указание на «сговор», т. е. договорённость между отцом (родителями, опекунами) невесты и женихом о том, что последний возьмёт девицу в жёны, а отец отдаст невесту. По некоторым данным, сговорные (рядные записи) составлялись уже в X в., большее распространение они получили уже в XV–XVII вв. Строго установленной единообразной формы такой рядной записи не было, но, как правило, в ней фиксировался сам факт достижения соглашения о предстоящем браке и дата, не позднее которой должно было состояться венчание; перечень имущества, которое выделялось в качестве приданного невесте, указывались данные о священнике и (или) свидетелях, присутствовавших при составлении рядной записи. Кроме того, в рядной записи устанавливалось и обязательство сторон уплатить своеобразную «неустойку», если свадьба не состоится по вине той или иной стороны. Рядная запись могла составляться на имя самой невесты, жениха или его родителей. Но независимо от того, на чьё имя она выдана, рядная подтверждала переход прав на имущество к невесте в случае замужества. Это было очень важно, поскольку в случае развода или смерти мужа женщина получала всё своё приданое обратно, а если бездетной умирала жена, то приданное возвращалось её родителям или родственникам. В Соборном уложении 1649 г. указывалось, что «зговорные свадебные записи» могли писаться «в селах и деревнях и по подворьям». В самом начале XVIII в. для совершения рядных записей была установлена форма «крепости»[106]. Указом от 3 апреля 1702 г.[107] предписывалось «отставить» рядные и сговорные записи и вместо них «приданому писать росписи». Этот Указ 1702 г., прежде всего, имел целью устранить систему уплаты неустойки за неисполнение условий сговорной записи, если после сговора и обручения до венчания «жених невесты взять не захочет или невеста за жениха замуж идти не похочет же».

195. — 1668. Сговорная рядная в замужество запись, данная вдовою Варварою Правоселковою Ивану Воронцову.

Се азъ, вдова Варвара Флорова дочь Микитинская жена Правоселкова, дала есмисю запись ему, Ивану Спиридонову сыну Воронцову. Вънынешнемъ во 176 году сговорила я, Варвара, дочь свою замужъ за его Иванова сына Iева. А благословляю я дочь свою Божiимъ милосердiемъ: Успенiя Пресвятой Богородицы, Николы Чудотворца; а приданаго платья: шубка дорогильная да серьги двойчатки; да въприданые даю человека своего Микитку Осеева, холостаго. А выдать мне, Варваре, дочь свою за его Иванова сына на срокъ Успенiя Пресвятыя Богородицы; а буде я, Варвара, на тотъ срокъ дочери своей не отдамъ, и мне Варваре дочерь свою отдать на другой срокъ, во 177 году на Михайловъ день. А буде я, Варвара, на те на два срока, кои въ сей записи писаны, дочери своей Парасковъи за его Иванова сына Iева (не отдамъ), и на мне, Варваре, ему Ивану по сей записи сто рублевь денегъ. А запись писалъ Арзамаскаго уЬзду села Олферьева Рожественской попъ Харлампiй Григорьевъ, по ея велению, лета 7176 году Мая въ 5 день.

На oбopоте: „Къ сей сговорной записи Макарiй Павловъ сынъ Левинъ вместо вдовы Варвары Никитинскiя жены Правоселкова, по ея веленью, руку приложил,

Столбецъ дл. 81/2, шир. 8 1/5 в.[108].

226) Рядная запись, данная вдовою комиссара Мариею Степановою Дмитриевою дочери своей, жене капитана Фекле Никифоровой Окоемовой.

Лета 1744 года, февраля въ 15 день, вдова комиссарская Никифоровская жена Дмитриева Mapiя Степанова дочь, будучи на Сызрани, въ крепостной конторе, дала ciю запись зятя моего, капитана Петра Васильева сына Окоемова, жене его, а моей дочери, Феклe Никифоровой, въ томъ: отдала я, вдова Марья Степанова дочь, за нею, дочерью своею Феклою Никифоровою, во приданство, на ея часть, Синбирскаго уезда, изъ села Каменки, старииныхъ кркпостныхъ вышереченнаго мужа моего Никифора Дмитрiева крестьянъ: Василия Федорова сына Гуляева, съ женою его Анною Яковлевою дочерью и съ детьми: съ сыновьями Алексеемъ, Матвеемъ Васильевыми детьми; Тимофея Васильева сына Косолапова, съ женою и съ детьми, съ сыновьями Фроломъ, Гаврилою, Тимофеемъ, девками Прасковьею, Аленою Тимофеевыми; да въ томъ же селе Каменке землю, что имеется на часть мужа моего, а ея, дочери своей, Феклина отца, и дворъ со всякимъ строенiемъ, которые крестьяне справлены и отказаны и въ подушный окладь написаны за вышереченнымъ мужемъ моимъ Никифором Дмитрiевымъ, въ вышереченномъ селе Каменке, и съ написания подушныя деньги и всякая государственныя подати за оных крестьянъ плачены по вся годы бездоимочно, а впредь, съ нынешняго 744 года, запоказанныхъ крестьянъ подушныя деньги и всякiя государственныя подати платить ему, зятю моему Петру Окоемову и жене его, а моей дочери Фекле Никифоровой и детямъ ихъ, по вся годы бездоимочно и вольно ихъ продать и заложить и во всякiя крепости укрепить; а въ предбудущую перепись оныхъ крестьянъ написать ему, зятю моему Окоемову, за собою и впредь мне, вдове Марье Степановой дочери и детямъ моимъ и родственникамъ, до вышеписанныхъ отданныхъ во приданство крестьянъ: Василия Гуляева, Тимофея Косолапова, до женъ ихъ и до детей и до земли, дела нетъ и не вступаться, о возвращенiи и о выкупе не бить челомъ и не убытчить: отъ вступщиковъ и отъ всякихъ крепостей въ техъ крестьянахъ и въ земле очистку иметь ему, зятю моему Петру Окоемову самому, своими харчи и убытки; въ томъ и во всемъ вышеписанномъ ciю запись и дала. (подписи.) Къ сей записи вместо комиссарши Марьи Степановой дочери Дмитрiевой, что она дочери своей, Фекле Никифоровой Окоемовой, вышеписанныхъ крестьянъ съ женами и детьми и съ землею во приданство отдала и ciю запись во всемъ вышеписанномъ дала, а по ея прошешю отецъ ея духовный, Сызранской Предтеченской церкви попъ Михайло Семеновъ руку приложилъ. У сей записи города Сызрана городничiй Андрей Васильевъсынъ Своитиновъ свидетель и руку приложилъ (такия же подписи свидетелей: Пензенскаго пехотнаго полка сержанта Петра Степанова Обухова и канцеляриста Степана Танскова). Ciю запись писалъ Сызранской Крепостной Конторы писецъ Игнатiй Быковъ. 1744 года, февраля въ 15 день, за письмо 10 копеекъ, отъ записки 3 копейки, за страницу 3 копейки, поголовныхъ по 9 копеекъ съ человека пошлинъ 99 копеекъ, на расходъ 3 чети, по указу взято и ся запись на Сызрани, въ Крепостной Конторе, въ книгу записана подлинно. Совершилъ надсмотрщикъ Иванъ Вершининъ[109]

Росписи приданого содержали описание движимого и недвижимого имущества, которое «давалось за невестой» в случае замужества. Роспись могли составить родители либо опекун. Роспись приданого могла быть составлена сразу после рождения девочки или в любое время до свадьбы и даже в течение 6 месяцев после совершения брака. На практике такие росписи вплоть до конца XIX в. именовались рядными записями, но в них уже не включалось условие о неустойке. Попам всех церквей заказ учинить накрепко, чтобы они свадеб без венечных памятей Старост поповских и закащиков, отнюдь не венчали»[110]. За составление венечных записей взимался денежный сбор. Венечные памяти должны были удостоверяться не только священником, но и иными свидетелями. В 1731 г. было предписано, что в венечных памятях расписывались не только посторонние люди, но и обязательно прихожане церкви. Эта мера вводилась, поскольку «от таковых посторонних одних без приходских людей свидетельств многие при таких обысках неистинство происходит и лжи превиликия и противныя правилам и указам являются…»[111].

В 1765 г. императрица Екатерина II, заботясь «о облегчении народном», отменила венечные памяти и денежные сборы за венечные памяти. Вместо этого вводилась следующая процедура: «всем в брак вступить желающим, прежде венчания объявлять о том своем намерении за неделю приходским своим священникам, которым по тому объявлению чинить о тех посягающих на прежнем основании обыск; и буде по таковому обыску между вступающими в брак возбраненнаго правилами родства, или другаго какого законного препятствия не окажется, то тем приходским священникам и венчать их с одною обыкновенною в метрическия книги запискою; и сколько в каждом приходе таких таковых браков венчано будет, о том тем приходским священникам <…> присылать в Духовныя Консистории ведомости таким во всем порядком…»[112]. Для обозначения документа, отражающего результаты обыска, стало использоваться наименование «брачный обыск».

В 1775 г. процедура была описана ещё более подробно. В течение трёх недель, предшествующих намеченному венчанию, священник в церкви должен был извещать «при окончании Литургии и при всем тогдашнем народном собрании» о намерении тех или иных лиц вступить в брак, чтобы их родственники и прихожане могли объявить о препятствии к браку, если такие имелись. Если никаких препятствий к браку обнаружено не было, то священник вписывал в «метрические тетради» «имена, отчества, прозвания и лета брачившихся, с означением числа, месяца и года как венчания, так и бывших пред тем трех публикаций, к чему и из будущих при оном браке поезжан двум или трем самим, или, если грамоте не умеют, вместо себя другим, кому поверят, по нижеследующей форме подписываться: а именно, при венчании имярека с девицею или вдовою имярек, что между ими родства, понуждения и никакого другаго законного к браку препятствия не имеется, свидетельствуем, и в том, под опасением, если в чём неправильно показали, суждения по законам, подписуемся имярек; а потом сей брак немедленно и обвенчать, то есть совершая по чиноположению в одно, а не вразные времена, и обручение и бракосочетание»[113]. Эти правила в общем виде действовали и в начале ХХ в. Брачные обыски регистрировались в отдельных книгах, которые также «могли служить документами», подтверждающими брак в случае утраты метрических записей[114].

В конце XIX — начале XX вв. стало использоваться наименование «пред-брачные свидетельства». В предбрачных свидетельствах указывались такие сведения о вступающих в брак: сословная принадлежность, место жительства, вероисповедание, дата рождения, находится ли в здравом уме, есть ли дозволение родителей на брак или дозволение начальства (если требовалось такое), были ли на исповеди и причастии и др.

Метрические книги. С 1722 г. была установлена обязательная регистрация браков в метрических книгах: «в тех же книгах записывать своего прихода лица, брака сочетаема»[115]. В 1724 г. была введена единая форма метрических книг[116]. Первоначально в метрической книге отражались: номер записи о венчании, «кто именно венчаны», «число венчания», «кто были поручители или поезжаные»[117].

В 1838 г. утверждены дополнительные правила ведения метрических книг и изменён их формуляр[118]. Его структура была более сложной и подробной, в отдельные столбцы вносились данные: счет браков; месяц и день; звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание жениха и которым браком сочетается; возраст жениха; звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание невесты и которым браком сочетается; возраст невесты; кто совершил таинство; кто были поручители; подпись свидетелей записи по желанию.

На основании записей в метрических книгах выдавались метрические свидетельства о браке. Долгое время определённой формы для метрического свидетельства законом не устанавливалось, но, как отмечается в источниках, «…по самому существу дела оно должно заключать в себе только те сведения, какие имеются в подлежащей статье метрической книги, с изменениями, однако, в порядке, изложения этих сведений, обуславливаемыми самою формою метрической книги…»[119].

Брачный обыск[120] о желающих вступить в брак крепостных крестьянах с. Головкино Ставропольского уезда Симбирской губернии, удостоверенный причтом Вознесенской церкви[121]

1843-го года Генваря 14-го Дня по Указу Его Императорского Величества Села Головкина на Вознесенской церкви Священноцерковнослужителями производили обыск и желающих вступить в брак и оказалось следующее: 1-е) Жених Села Головкина Подполковника Наумова Дворовый Человек Матвей Онуфриев, исповедания православнаго, жительствует в приходе сей церкви; 2-е) Невеста того же Села и Г-на Дворового Человека Михаила Васильева дочь девица Евдокия Михайлова, исповедания православнаго, жительствовала в приходе сей церкви. 3-) Жених отроду имеет 52 года, а невеста 40 летъ, и оба находятся в здравом уме. 4-е) Родства между ними духовнаго или плотскаго родства и свойства, возбраняющего по установлению Св. церкви брак ни Какого нетъ. 5-е) Жених вдовый по первом браке, а невеста девица. 6-е) К бракосочетанию они приступают во своему взаимному желанию и согласию, а не попринуждению. И на то имеют от помещика своего позволение. 7-е) По троекратному оглашению, сделанном в означенной церкви 1843-го года Генваря 14-го дня препятствия к сему браку ни Какого ни кем не объявлено. 8-е) Для удостоверения безпрепятственности Сего брака представлен письменный документ: а) Дозволение жениху вступления в брак от домовой конторы Подполковника Наумова, выданное Сего 1843-го год Генваря 8-го дня, Которое при обыскной Книге хранится в подлиннике за № 156-м. По Сему бракосочетание означенных лиц предположено совершить в вышеуказанной Вознесенской церкви Сего 18-го Числа Генваря месяца в узаконенное время при посторонних Свидетелях. 10-е) Что все показанное сдесь о женихе и невесте справедливо, в том уверяют подписью, Как вместо жениха и невесты, так и запоручителей. По Жениху: Села Головкина Прапорщицы Наумовой Дворовый Человек Тимофеев Семенов Кочин, и ротмистра Наумова дворовый Человек Михаил Федоров. По Невесте Подполковника Наумова дворовые люди: Степан Михайлов, и Трофим Иванов с тем, что если что окажется ложным, то подписавшиеся повинны за то суду по правилам церковным, и по законам гражданским. К Сему обыску вместо Жениха Матвея Онуфриева и невесты Авдотьи Михайловой за незнанием Грамоты онаго г-н Конторщик Дмитрий Прудников руку приложил.

К сему обыску вместо вышеписанных поручителей по Жениху Дворовых людей Тимофея Кочина Илихано <…> занезнанием Грамоты то <…> Г-на Конторщик Дмитрий Прудников руку приложил.

К сему обыску вместо поручителей по невесте Дворовых людей Степана Михайлова и Трофима Иванова за незнанием Грамоты то <…> Г-на Конторщик Дмитрий Прудников руку приложил.

Обыск производили тогож Села Священник Стефан Козловский, дiакъ Михаил Федоров, пономарь Александр Федоров.

Предбрачные сведения[122], направленные причтом Воскресенской церкви по запросу в Петропавловскую церковь г. Симбирска, удостоверяющие, что симбирская мещанка К. Д. Ефимова действительно является прихожанкой, по исповедным ведомостям числится девицей, «находится в здравом уме и твердой памяти; вступает в брак с избранным ею лицом с дозволения родителей своих, равно как изъявляет на то собственное непринуждённое согласие. По троекратном оглашении в церкви 20, 21 и 22 мая месяца 1906 года, препятствий к браку никем не объявлено и со стороны причта Воскресенской церкви г. Симбирска никаких препятствий в совершению вышесказанного брака не усматривается…». 23 мая 1906 г.[123]

Список приданого графини Е. Н. Хвостовой, составленный при заключении брака с графом К. В. Пащенко-Разводовским. 1894 г.[124]

Образец метрической книги, утверждённой Синодским указом «О содержании священниками метрических книг для записи рождающихся, браком сочетавшихся и умирающих, и о присылке из оных ежегодно экстрактов к Архиереям» от 20 февраля 1724 г. Часть 2 «О бракосочетавшихся»

До 1824 г. не допускалась выдача метрических свидетельств по просьбам частных лиц. С 1824 г. такие свидетельства разрешено было выдавать в виде исключения. С 1835 г. разрешено было выдавать метрические свидетельства «по всем случаям, к каким оные могут быть испрашиваемы». Позднее метрические свидетельства стали оформляться на особом бланке.

Форма метрической книги образца 1838 г. использовалась до полной их отмены в 1917 г.

При заключении брака у жениха и невесты могли также испрашиваться свидетельства о личности, прошения о вступлении в брак, разрешения на брак от начальства (если требовалось, например, для военнослужащих).

Стоит отметить, что «брачного договора» в современном понимании[125] не существовало, поскольку в дореволюционный период имущественные отношения между супругами были построены на началах раздельности, заключение брака не влекло установления общности имущества супругов. Имущество, приобретённое каждым из супругов до брака и в период брака, являлось отдельной собственностью каждого из них. Приданое жены, а также имущество, купленное или подаренное, составляло её отдельную собственность. Супруги могли продавать, закладывать и распоряжаться своим имуществом иным образом, «независимо друг от друга и не спрашивая на то взаимно ни дозволительных ни верющих писем»[126]. Возможность установить другой порядок имущественных отношений путём заключения специального «брачного договора» не предусматривалась, но супруги могли дарить или продавать друг другу имущество, в т. ч. имения, на общих предусмотренных законом основаниях.

Одним из первых декретов ВЦИК «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния»[127] 1918 г. регистрация браков была изъята из ведения церкви. Признавались только гражданские браки, т. е. браки, зарегистрированные гражданскими светскими властями. Однако указывалось, что «церковный брак, наряду с обязательным гражданским является частным делом брачущихся». Реально ещё на протяжении длительного времени граждане продолжали совершать браки в церквях. Государство на первых порах особо этому не препятствовало, поскольку не везде имелись необходимые условия для заключения и оформления гражданских браков. Кроме этого, сказывались, безусловно, и многовековые традиции, сложившиеся среди населения. Однако со временем гражданский брак стал безальтернативным, поскольку только выданный государственным органом документ имел юридическую силу. Этим же Декретом провозглашался принцип добровольного вступления в брак.

Форма метрической книги, утверждённая Сенатским указом «О ведении метрических книг по новым формам» от 7 февраля 1838 г. Часть вторая «О бракосочетавшихся»

Брачный возраст устанавливался для лиц мужского пола — 18 лет, для лиц женского пола — 16 лет. При этом в Закавказье «туземные жители» могли вступать в брак по достижении женихом 16 лет, а невестой — 13 лет (ст. 2).

Выпись из метрической книги Христорождественской церкви г. Алатыря о совершении 16 февраля 1918 г. брака между крестьянином с. Иваньково Иваном Ивановичем Рыбаковым, православным, первым браком, и учительницей Иваньковского 2-го училища Ольгой Николаевной Николаевой священниками Александром Лебяжьевым и Евгением Люстровым, дьяконом Петром Дмитриевым при поручителях по жениху — крестьянине с. Сурский Майдан Алатырского уезда Сергее Васильевиче Пудовкине и крестьянине с. Ждамирово Константине Ивановиче Лезине; по невесте — крестьянине с. Сурский Майдан Алатырского уезда Василие Назаровиче Пудовкине и мещанине г. Алатыря Якове Яковлевиче Александрове[128]

Браки регистрировались по месту пребывания жениха и невесты в отделах записей браков. Помимо заявления о вступлении в брак, которое могло быть как устным, так и письменным, брачующиеся своими подписями должны были подтвердить, что не имеется препятствий к заключению брака между ними, а также, что они вступают в брак добровольно. Только после этого событие брака заносилось в книгу записей, и брак объявлялся вступившим в законную силу. Брачующимся незамедлительно выдавалась копия свидетельства об их браке (ст. 4). Этим же декретом утверждалась форма книги записей браков. В книгу записей браков вносились следующие сведения: год, данные об органах, регистрирующих брак (отдел управы, отдел записей браков), номер регистрируемого брака, день и месяц заключения брака, имя, отчество, фамилия жениха и невесты, возраст жениха и невесты, фамилия, которой будут впредь именоваться вступающие в брак, постоянное место жительство и адрес, особые примечания; подписи жениха и невесты, подтверждающие добровольность вступления в брак и отсутствие препятствий для брака, подписи должностных лиц, зарегистрировавших брак, и печати соответствующих органов.

И. И. Рыбаков родился в 1895 г. в с. Иваньково Алатырского уезда Симбирской губернии, участник Первой мировой и Гражданской войн, полковник Красной Армии. В 1920-е гг. организовывал работу первых советских военных комиссариатов в Симбирской губернии, руководил Алатырским, Сызранским и Сенгилеевским военкоматами. В 1930-х гг. служил в Пермской и Оренбургской областях. В 1938 г. был назначен военным комиссаром Крымской АССР.

Извлечение из Свода законов Российской Империи, Определений Святейшего Синода, Инструкций благочинным, Кормчей книги, касающееся заключения брака. до 1917 г.[129]

Форма книги записей браков. Приложение к Декрету ВЦИК, СНК РСФСР от 18.12.1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния»

В Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г.[130] принципы и процедура заключения брака описывалось более подробно. Подтверждался принцип добровольности брака; признавались только гражданские (светские) браки, зарегистрированные в отделе записей актов гражданского состояния. Но церковные и религиозные браки, заключённые по прежде действовавшему Своду законов 1914 г. издания, имели силу зарегистрированных браков. Провозглашался принцип публичности: браки должны были заключаться «публично в специально для совершения браков предназначенном помещении» (ст. 54). Оговаривалась возможность отступления от этого правила в случае регистрации брака представителями России за границей и на судне во время плавания. Примечательно, что новыми светскими властями не рассматривалось как препятствие для вступления в брак «монашество и состояние в иерейском или диаконском сане», а также данный лицами обет безбрачия, даже если эти лица являлись представителями духовенства белого (католического) или чёрного (ст. ст. 72, 73).

Указывалось, что для регистрации брака брачующиеся предоставляли свидетельства личности. Личность брачующихся могла быть «засвидетельствована удостоверениями, документами, свидетельскими показаниями и всеми другими способами, которые должностным лицом будут признаны достаточными» (ст. 59 с примечанием).

Непосредственно после регистрации брака супругам по их желанию выдавалось свидетельство о заключении брака.

С 1 мая 1946 г. введены единые формы свидетельств о браке. Прямо предписывалось: «После регистрации брака заведующий бюро записи актов гражданского состояния или секретарь сельского (поселкового) совета вручает супругам свидетельство о браке в присутствии представителя соответствующего исполнительного комитета Советов депутатов трудящихся или представителя общественной организации (завком, местком) или колхоза»[131]. Бланки свидетельств печатались на гербовой бумаге на русском языке и на языке соответствующей автономной республики.

Очередное обновление семейного законодательства состоялось в 1969 г., когда был принят новый Кодекс о браке и семье РСФСР, утверждены новые формы книг регистрации актов гражданского состояния и формы свидетельств. Статьёй 150 Кодекса 1969 г. предусматривалось, что в паспортах лиц, заключивших брак, или в других документах, удостоверяющих личность, производится запись о регистрации брака с указанием фамилии, имени, отчества и года рождения другого супруга, места и времени регистрации брака.

Формы книг записей гражданского состояния, установленные Кодексом законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г.

В настоящее время процедура заключения брака и оформление соответствующих документов в стране регулируются Семейным кодексом Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ и Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния». Лица, изъявившие желание вступить в брак, подают совместное заявление, в котором указываются фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, возраст на день государственной регистрации заключения брака, гражданство, семейное положение до вступления в настоящий брак, место жительства каждого из лиц, вступающих в брак, и некоторые другие сведения. После проведения в назначенный срок церемонии заключения брака молодожёнам выдаётся свидетельство о заключении брака.

Свидетельство[132] за № 49 о заключении брака между вдовцом Немовым Е. П. и девицей Харитоновой К. Т., гражданами с. Ясашная Ташла Симбирского уезда Симбирской губернии, выданное отделом ЗАГС исполнительного комитета Подкуровской волости. 21 мая 1920 г.[133]

Свидетельство[134] о браке за № 22 Козулова Ф. А. и Артемьевой А. А., заключенном 24 января 1924 г., выданное Майнским районным бюро ЗАГС Ульяновской области. 8 января 1946 г.[135]

Согласно действующему законодательству, в запись акта о заключении брака вносятся следующие сведения: фамилия (до и после заключения брака), имя, отчество, дата и место рождения, возраст, гражданство, семейное положение до вступления в настоящий брак (в браке не состоял, разведен, вдов), место жительства каждого из лиц, заключивших брак; национальность, образование и при наличии у данных лиц общих детей, не достигших совершеннолетия, их количество (вносится по желанию лиц, заключивших брак); сведения о документе, подтверждающем прекращение предыдущего брака, в случае, если лицо (лица), заключившее брак, состояло в браке ранее; реквизиты документов, удостоверяющих личности заключивших брак; дата составления и номер записи акта о заключении брака; наименование органа записи актов гражданского состояния, которым произведена государственная регистрация заключения брака; серия и номер выданного свидетельства о браке.

Свидетельство о заключении брака содержит следующие сведения: фамилия (до и после заключения брака), имя, отчество, дата и место рождения, гражданство и национальность (если это указано в записи акта о заключении брака) каждого из лиц, заключивших брак; дата заключения брака; дата составления и номер записи акта о заключении брака; место государственной регистрации заключения брака (наименование органа записи актов гражданского состояния); дата выдачи свидетельства о заключении брака[136].

Основные сведения, вносимые в документы о регистрации брака, во многом аналогичны тем, что фиксировались в более ранние исторические периоды. Но, конечно, есть и новшества, обусловленные новыми потребностями общества, развитием технологий. Так, с 1 октября 2018 г. вступил в силу Приказ Министерства Юстиции Российской Федерации утверждающий новые формы свидетельств о регистрации актов гражданского состояния[137], в т. ч. свидетельства о регистрации брака. В новой форме свидетельств предусматривается нанесение штрихового кода.

В советский период постепенно менялся и режим имущества супругов.

В Кодексе Законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г. сохранялся раздельный режим имущества супругов. В ст. 105 прямо указывалось: «Брак не создаёт общности имущества супругов». При этом супруги могли вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения, если это не умаляло имущественных прав мужа или жены (ст. 106 Кодекса 1918 г.)[138].

Иной подход можно увидеть уже в Кодексе законов о браке, семье и опеке 1926 г., в ст. 10 которого закреплялось, что имущество, нажитое супругами в течение брака, считается общим имуществом супругов. Раздельным оставалось имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак. Особо подчёркивалось, что такой режим имущества распространялся и на имущество лиц, состоящих в фактических брачных отношениях и признающих друг друга супругами или если наличие брачных отношений признано судом. Здесь же указывались и обстоятельства, наличие которых могло являться доказательством брачного сожительства: «факт совместного сожительства, наличие при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр.»[139].

Свидетельство о регистрации брака граждан Российской Федерации. Бланк 1998 г.

В Кодексе о браке и семье РСФСР 1969 г. также устанавливался режим общей совместной собственности супругов в отношении имущества, нажитого во время брака. В случае развода доли супругов признавались равными, но в некоторых случаях суд при расторжении брака мог отступить от этого правила и увеличить долю одного из супругов, если это необходимо в интересах несовершеннолетних или, например, если другой супруг уклонялся от общественно полезного труда или расходовал имущество в ущерб интересам семьи[140]. Личным имуществом супругов, как и сегодня, считалось имущество, принадлежавшее супругам до брака, имущество, полученное во время брака в дар или в порядке наследования, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т. п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Современное российское законодательство различает два возможных режима имущества супругов: законный режим и договорный, установленный брачным договором[141].

Законным режимом имущества супругов считается режим совместной собственности супругов. Достаточно детально определяется, на какое именно имущество, нажитое во время брака, распространяется режим совместной собственности, это, в частности, доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской и интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения; приобретённые за счёт общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесённые в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по обоюдному согласию супругов. В некоторых случаях необходимо даже получить нотариально удостоверенное согласие второго супруга на распоряжение общим имуществом, например, при заключении договора залога недвижимого имущества.

При разделе общего имущества супругов их доли по общему правилу считаются равными, хотя суд и сегодня может отступить от принципа равенства, если необходимо учесть интересы несовершеннолетних детей, другого супруга, а также если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи. Примечательно, что имущество супругов может быть разделено как после расторжения брака, так и во время брака, даже если супруги не собираются разводиться.

Договорный режим имущества супругов устанавливается брачным договором, в котором определяются имущественные права и обязанности супругов. Заключая брачный договор, супруги могут установить в отношении имеющегося и будущего имущества режим совместной собственности, долевой или раздельной собственности на всё имущество, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Также в брачном договоре могут устанавливаться обязательства супругов по взаимному содержанию, несению семейных расходов, порядок раздела имущества в случае развода. Брачный договор заключается в письменной форме и должен быть нотариально удостоверен.

Но жизнь есть жизнь, в ней случается всякое. Возникают и ситуации, когда совместная жизнь становится невозможной, и люди хотят развестись. Нужно заметить, что в условиях Российской Империи получить развод было чрезвычайно сложно и дорого.

В самые ранние периоды существования Московской Руси, затем в Российской Империи разводы были запрещены. В Соборном Уложении 1649 г. содержалось правило: «По правилу Святых апостол и Святых Отец жены с мужем разводить не велено, где муж, там и жена, кому жена, тому и муж»[142]. В правовых актах XVIII в. также можно найти недвусмысленный запрет разводов. Так, в Указе 1767 г. отмечалось: «…в Епархиях обыватели многие от живых жен, а жен от живых мужей в брак вступают <…> роспускные письма, в противность Закона Божия и Правил Святых Отцов, священно и церковнослужители им пишут, а другие безрассудно утверждая оныя быть правильными таковые браки венчают». В связи с этим особо предписывалось разослать в епархии указы, чтобы впредь «никому ни под каким видом разводных писем не писали, и по оным, также и без писем, мужей от живых жен, а жен от живых мужей не венчали»[143].

Вступить в новый брак супруг мог только после смерти другого супруга. Со смертью одного из супругов брак прекращался.

Позднее развод стал допускаться в случае прелюбодеяния или если один из супругов был неспособен к «брачному сожитию». Со временем перечень оснований для разводов расширялся, брак мог быть расторгнут в случае безвестного отсутствия другого супруга; а также, когда один из супругов был приговорён к наказанию, сопряжённому с лишением всех прав состояния, или же сослан в Сибирь с лишением всех прав и преимуществ. В любом случае, запрещалось самовольное расторжение брака даже по взаимному согласию супругов.

Брак мог быть расторгнут только формальным духовным судом. После подачи заявления к желающим развестись приходил священник для их увещевания. Если примирение не достигалось, то процедура осуществлялась в Консистории[144].

При этом собственное признание одного из супругов в нарушении брака прелюбодеянием не являлось бесспорным и достаточным основанием для развода, «если оно не согласуется с обстоятельствами дела и не сопровождается доказательствами, несомненно его подтверждающими»[145]. Поскольку для принятия положительного решения требовались «самые неопровержимые» доказательства, и прежде всего о блуде, то, случалось, что на заседании совета происходила своего рода инсценировка, когда заведомые лжесвидетели и «псевдопотерпевший» супруг, не прячась за «культурными» словами, клеймили «псевдопрелюбодея», а тот с готовностью со всеми обвинениями соглашался. Мало того, по устоявшимся «правилам» он еще и твердил, что и дальше будет прелюбодействовать. Совету ничего не оставалось делать, как принять нужное решение. Далее его утверждал архиерей, после чего дело окончательно рассматривал Святейший Синод.

У мусульман существуют свои традиции в отношении союза мужчины и женщины, где должны царить любовь и уважение. Разрыв супружеских отношений в исламе допускался, а его процедура определена нормами шариата. Начать процесс развода мог только муж, произнеся слово «талак» (ты разведена). При этом мужем должны быть выполнены ряд ограничений и обязанностей, которые касаются имущества, трех этапов развода и некоторых вопросов интимной сферы. Весь процесс развода происходил под наблюдением священнослужителя. Сведения о заключении и расторжении брака магометанами в Российской Империи заносились в особые шнуровые (метрические) книги. При регистрации брака в книгу вносились сведения: имена супругов, имена их родителей и свидетелей, присутствовавших при заключении брака, время и главные условия бракосочетания, имя духовного лица, совершившего бракосочетание. В случае развода в метрической книге фиксировалось, когда, кем и на каком основании произведён развод.

С началом советского периода процедура развода, как и процедура заключения брака, стала полностью светской. Были существенно расширены основания для расторжения брака по собственной инициативе супругов.

В Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г. регламентировалась процедура развода и регистрация факта развода. Развод мог быть произведён как непосредственно в органах ЗАГС при обоюдном согласии супругов, так и на основании решения суда. Случаи развода регистрировались в книге записей развода; отметка о разводе также заносилась в графу особых примечаний того листа книги записей браков, где находится запись о заключении данного брака (ст. 46).

В Кодексе законов о браке, семье и опеке 1926 г. перечислены следующие основания прекращения брака: смерть одного из супругов; судебное объявление одного из супругов умершим; обоюдное согласие супругов; одностороннее желание одного из супругов. При прекращении брака также решался вопрос о тот, «при ком из супругов и кто из детей остаётся на воспитании, и кто из них и в какой мере будет нести издержки по содержанию детей…» (ст. 22). Прекращение брака (развод) регистрировался органами ЗАГС, а если возникали споры относительно мест жительства детей, их содержания и/или содержания нуждающегося нетрудоспособного супруга, применялся судебный порядок. Разводы регистрировались в книгах регистрации прекращения браков, каждому из супругов выдавалась выпись их этой книги[146].

Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 г. также различал прекращение брака вследствие смерти или объявления умершим одного из супругов и расторжение брака путём развода по заявлению одного или обоих супругов. Устанавливалось ограничение на возбуждение дела о расторжении брака по инициативе мужа без согласия жены во время беременности и в течение одного года после рождения ребёнка. По общему правилу брак расторгался в судебном порядке. Но в некоторых случаях допускалось расторжение в органах ЗАГС: по взаимному согласию супругов, не имеющих несовершеннолетних детей; если один из супругов признан безвестно отсутствующим; если один из супругов признан недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия; если один из супругов осуждён за совершения преступления к лишению свободы на срок не менее трёх лет.

При рассмотрении заявлений о расторжении брака суд обязан был принять меры к примирению супругов и назначить для примирения срок в пределах шести месяцев. В ходе бракоразводного процесса также решался вопрос о месте жительства детей, о порядке несения расходов по их содержанию, о разделе общей совместной собственности супругов. Расторжение брака регистрировалось в органах ЗАГС. Разведённым выдавалось свидетельство о расторжении брака[147].

Действующим Семейным кодексом Российской Федерации 1995 г. предусматривается судебный и несудебный порядок расторжения брака в органах ЗАГС.

В органах ЗАГС брак может быть расторгнут в следующих случаях: 1) при взаимном согласии супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей; 2) в случае признания одного из супругов безвестно отсутствующим; 3) признания судом одного из супругов недееспособным; 4) если один из супругов осуждён за совершение преступления к лишению свобод на срок свыше трёх лет. При наличии у супругов общих несовершеннолетних детей и в случае отсутствия согласия одного из супругов брак расторгается в судебном порядке. Судебная процедура применяется, если один из супругов не возражает против расторжения брака, но уклоняется от оформления развода в органах ЗАГС. Как и в поздний советский период, суд вправе принять меры к примирению супругов, назначив срок для примирения в пределах трёх месяцев. И только если установлено, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи невозможны, суд расторгает брак[148].

Определение[149] народного судьи 4 участка г. Симбирска о расторжении брака А. С. Хорева и Е. П. Хоревой, совершенного 8 ноября 1902 г. при Покровской церкви села Ключищи Симбирского уезда Симбирской губернии. 27 января 1921 г.[150]

Свидетельство[151] за № 8 о прекращении брака И. А. Кузнецова и Е. О. Кузнецовой, выданное Подкуровским волостным отделом ЗАГС Ульяновского уезда Ульяновской губернии на основании записи от 13 октября 1922 г. в книге записей актов гражданского состояния. 7 сентября 1927 г.[152]

Свидетельство о расторжении брака между гражданами Российской Федерации. Бланк 1998 г.

Можно заметить, что такое основание, как прелюбодеяние, являвшееся долгое время единственным основанием для развода в досоветский период, в советском и российском законодательстве прямо не указано. Фактически, конечно, такая причина развода не редкость, но принципиально важным является то, что супруги не обязаны оглашать и тем более доказывать эти факты публично.

Расторжение брака регистрируется органами ЗАГС на основании заявления (заявлений) супругов или решения суда. В свидетельстве о расторжении брака указываются: фамилия (до и после расторжения брака), имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, национальность (если это указано в записи акта о расторжении брака) каждого из лиц, расторгнувших брак; сведения о документе, являющемся основанием для государственной регистрации расторжения брака; дата прекращения брака; дата составления и номер записи акта о расторжении брака; место государственной регистрации расторжения брака (наименование органа записи актов гражданского состояния, которым произведена государственная регистрация расторжения брака); фамилия, имя, отчество лица, которому выдается свидетельство о расторжении брака; дата выдачи свидетельства о расторжении брака (с 1 января 2018 г. также место выдачи свидетельства)[153].

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги История документа в России в лицах и судьбах предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

102

КО́РМЧАЯ КНИ́ГА, юридический сборник; включает тексты, преимущественно переведённые с греческого на церковнославянский язык в X–XIII вв. На практике термин «кормчая» используется для обозначения как сборника в целом («Древнеславянская кормчая», «Кормчая русской редакции»), так и конкретных рукописных сборников правового содержания («Ефремовская кормчая», «Рязанская кормчая» и др.). В современной научной литературе термин «Кормчая книга», как правило, применяется только к юридическим сборникам русского происхождения. <…> Русская редакция Кормчей книги представлена в ряде списков, древнейший из которых — «Новгородская кормчая» (между 1285 и 1291). Она содержит полный текст канонов, заимствованный из «Древнеболгарского номоканона», при этом толкования заимствованы из «Сербского номоканона». «Новгородская кормчая» включает ряд русских по происхождению статей («Правила митрополита Иоанна», «Послание митрополита Иоанна», княжеские уставы, определяющие область церковного суда и др.) <…> В XIV–XVI вв. на Руси Кормчие книги неоднократно перерабатывались, создавались их новые редакции (мясниковская, софийская, западнорусская, кормчая Вассиана Патрикеева, сводная кормчая митр. Даниилаи др.). В 1649 (при патриархе Иосифе) было начато, а в 1653 (при патриархе Никоне) завершено издание Кормчей книги — «Печатной кормчей». Она включала сокращённый текст церковных канонов с толкованиями, законы византийских императоров о Церкви и многие другие тексты византийского права. Вплоть до издания Книги правил (1839) «Печатная кормчая» служила главным каноническим кодексом Русской церкви (переиздания 1787, 1804, 1810, 1816, 1834) // Максимович К. А. КОРМЧАЯ КНИГА // Большая российская энциклопедия. Т. 15. — М., 2010. — С. 325.

103

См. подробнее: Павлов А. С. 50-я глава Кормчей книги как исторический и практический источник русского брачного права. — М., 1887. — С. 8–40.

104

См.:Стоглав. — Казань: типография губернского правления, 1862. — С. 110–120.

105

Стоглав. — Казань: типография губернского правления, 1862. — С. 118.

106

Крепостные акты (крепости) — в дореволюционной России документы, удостоверяющие сделки и вещные права на недвижимость, а также на холопов и крепостных людей. Порядок составления крепостных актов в русском законодательстве впервые подробно определяется в соборном уложении 1649 г. Крепостные акты в XVII в. составлялись площадными подъячими, подписывались свидетелями (от 2 до 6), регистрировались в соответствующем приказе. <…> Крепостным порядком в первой четверти XVII в. оформлялось большинство сделок. С 1775 г. так совершались только акты, по которым происходил переход вещных прав на недвижимость. <…> // История государства и права: Словарь-справочник / под ред. М. И. Сизикова. — М.: Юридическая литература. 1997. — С. 173.

107

Об отмене рядных и сговорных записей, совершаемых у крепостных дел <…>: Указ от 3 апреля 1702 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 4. № 1907 С. 191–192.

108

Материалы исторические и юридические района бывшего Приказа Казанского Дворца. Т. I. Архив князя В. И. Баюшева. — Казань, 1882.

109

Материалы исторические и юридические района бывшего Приказа Казанского Дворца. Т. IV. Архив Александра Петровича Языкова. — Симбирск, 1904.

110

Инструкция старостам поповским или Благочинным Смотрителям от Святейшего Патриарха Московского Андириана от 26 декабря 1697 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 3. № 1216, п. 62, 65. С. 422.

111

О подтверждении священника, дабы они венчали браки только своих прихожан, а приписанных к другим церквам не венчали и на венчания своих прихожан других церквей священникам позвления не давали, и чтобы в венечных памятях по жених и по невест подписывали свидетели из прихожан: Синодский указ от 29 ноября 1731 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 8. № 5892, п. 4. С. 568.

112

Об уничтожении венечных памятей и денежного сбора с оных и о произведении обысков прежде венчания вступающих в брак»: Сенатский указ от 14 июля 1765 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 1. № 12433. С. 189–190.

113

О мерах к отвращению незаконнаго сочетания браков: Синодский указ от 5 августа 1775 г. // ПСЗ РИ. Собр. 1649–1825. Т. 20. № 14356, п.3. С. 198.

114

См., например: Подтверждение о ведении метрических и обыскных книг в надлежащем порядке, и о доставлении из оных, по требованиям присутственных мест, справок из самых Духовных консисторий: Синодский указ от 22 февраля 1812 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 32. № 25004. С. 197.

115

Прибавление к Духовному регламенту. Прибавление о правилах причта и чина монашеского, май 1722 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 6. № 4022, п. 29. С. 707.

116

О содержании священниками метрических книг для записи рождающихся, браком сочетавшихся и умирающих, и о присылке из оных ежегодно экстрактов к Архиереям: Синодский указ от 20 февраля 1724 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 7. № 4480. С. 266–267.

117

Поезжаные — те, кто ехал с брачующимися в «брачном поезде» на венчание.

118

О ведении метрических книг по новым формам: Сенатский указ от 7 февраля 1838 г. // ПС ЗРИ. Собр. 2-е. Т. 13. № 10956. С. 91–92.

119

Новиков Л. П. Метрики (общие акты состояний) у православных (по ведомствам епархиальному и военно-духовному), инославных, старобрядцев, сектантов, евреев, караимов и магометан: Акты гражд. состояния в Царстве Польском: Сб. законоположений, церк. правил, распоряжений, разъяснений и указаний… / сост. Л. П. Новиков, под ред. прот. Н. А. Каллистова. — Тип. А. С. Суворина, 1907. — С. 53.

120

Регистрационно-учетный документ, удостоверяющий отсутствие препятствий для заключения брака.

121

УКМ 13236/1. Подлинник. Рукопись.

122

На документе оттиск печати Воскресенской церкви г. Симбирска.

123

ГАУО. Ф. 134. Оп. 9. Д. 194. Л. 13–13 об. Подлинник. Рукопись на типографском бланке.

124

ГАУО. Ф. 830. Оп. 1. Д. 81. Л. 2–2 об. Подлинник. Рукопись на типографском бланке.

125

«Брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения». Ст. 5 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12. 1995 г. № 223-ФЗ.

126

См.:Свод Законов Российской Империи. Издание 1900 г. Т. Х. Часть первая. Раздел первый. «О союзе брачном». Ст. ст. 109–110, 114–116. С. 12.

127

Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 18.12.1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» // СУ РСФСР. 1917. № 11, ст. 160 (утратил силу в 1927 г.).

128

ГАУО. Ф.Р-4466. Оп. 2. Д. 1. Л. 1. Подлинник. Рукопись на типографском бланке.

129

ГАУО. Ф. 134. Оп. 9. Д. 194. Л. 14. Подлинник. Типографская печать.

130

Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве (вместе с «Инструкцией об освидетельствовании душевно-больных») (принят ВЦИК 16.09.1918 г.) // СУ РСФСР. 1918. № 76–77, ст. 818 (действовал до 1927 г.).

131

Постановление СНК РСФСР от 08.01.1946 г. № 15 «О мероприятиях по упорядочению регистрации актов гражданского состояния» // СП РСФСР. 1946. № 3, ст. 8.

132

На документе оттиск печати волостного совета.

133

ГАУО. Ф. 317. Оп. 1. Д. 143. Л. 52. Подлинник. Рукопись на типографском бланке.

134

На документе оттиск печати районного бюро ЗАГС.

135

Личный архив Егорова В. Н. Подлинник. Рукопись на типографском бланке.

136

Ст. 30 ФЗ от 15.11.1997.г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния».

137

Приказ Минюста России от 13.08.2018 № 167 «Об утверждении форм бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния и Правил заполнения форм бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния» (Зарегистрировано в Минюсте России 15.08.2018 № 51901).

138

Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве (вместе с «Инструкцией об освидетельствовании душевно-больных») (принят ВЦИК 16.09.1918 г.) // СУ РСФСР. 1918. № 76–77, ст. 818 (действовал до 1927 г.).

139

См.: Ст. Ст. 11–14 Кодекса законов о браке, семье и опеке (Утв. Постановлением ВЦИК от 19.11.1926 г.) // СУ РСФСР. 1926. № 82, ст. 612.

140

См.: Ст. ст. 20–22 Кодекса о браке и семье РСФСР 1969 г. (утв. ВС РСФСР 30.07.1969 г.) // СЗ РСФСР. Т. 2. С. 43.

141

См.: Ст. ст. 33–44 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ.

142

Соборное Уложение 1649 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 1. № 1, п. 62. С. 127.

143

О воспрещении священно и церковнослужителей писать разводные письма: Синодский указ от 10 июля 1767 г. // ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. 18. № 12.935. С. 171.

144

Консистория — церковно-государственное учреждение, представлявшее собой совет из назначенных архиереем священников, а также обслуживающих данный совет чиновники.

145

О пояснениях и направлениях узаконений о действительности и законности браков и о детях, от сих браков рожденных: Высочайше утверждённое мнение Государственного совета от 6 марта 1850 г. // ПСЗРИ. Собр. 2-е. Т. 25. Ч. 1. № 23906. С. 103.

146

См.: Ст. Ст. 17–24, 138–141 Кодекса законов о браке, семье и опеке (Утв. Постановлением ВЦИК от 19.11.1926 г.) // СУ РСФСР. 1926. № 82, ст. 612.

147

См.: Ст. ст. 30–42, 152–154 Кодекса о браке и семье РСФСР 1969 г. (утв. ВС РСФСР 30.07.1969 г.) // СЗ РСФСР. Т. 2. С. 43.

148

См.: Ст. ст. 16–26 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ.

149

На документе оттиск печати местного народного судьи 4 участка г. Симбирска.

150

ГАУО. Ф. Р-317. Оп. 1. Д. 147. Л. 6. Заверенная копия. Рукопись на типографском бланке.

151

На документе оттиск печати волостного отдела ЗАГС и гербовая марка в 1 рубль.

152

ГАУО. Ф. Р-317. Оп. 1. Д. 143. Л. 12. Подлинник. Рукопись на типографском бланке.

153

Ст. 38. ФЗ от 15.11.1997.г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я