Свадьбы не будет, или Бракосочетание откладывается! Книга 1

Галина Васильевна Очеретяная, 2018

Деньги, власть, положение в обществе? Да кому это нужно, когда твоей жизни больше нет! Когда собственные родители выбросили тебя на улицу, полностью вычеркнув из своей жизни.Все теряет свой смысл и страницу твоей книги жизни больше не перевернуть. Она закончена. В одночасье твой мир рухнул, оставив после себя лишь руины да пыль от камней. Сдаться? Возможно. Но будет ли это правильным решением, или быть может, все-таки стоит бросить вызов самой судьбе и попытаться написать долгожданное продолжение своей «книги»?

Оглавление

  • Часть первая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Свадьбы не будет, или Бракосочетание откладывается! Книга 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть первая

Пролог

— Ты уверен? — флегматично поинтересовался седовласый мужчина, хмуро смотря на виртуальную проекцию своего подчиненного.

Обтекаемый образ генерала легко покачивался в воздухе, но даже сейчас видно, что мужчина не просто нервничал, он был в панике, что никогда ранее за ним не наблюдалось. Один из верных псов президента впервые чего-то по-настоящему боялся.

— Григорий Евгеньевич, — нервно сглотнул генерал. — Данные точные. Произошел взрыв Солнца в звездной системе Азимут и сейчас раскаленная плазма разлетелась в разные стороны, уничтожая все на своем пути. Одиннадцать планет уже полностью уничтожены последствиями взрыва. Никто не выжил.

— Сколько у нас осталось времени? — президента новости не обрадовали, и выхода казалось, больше не было.

— Не больше двух месяцев, — как приговор прозвучал ответ генерала, принесший плохие вести.

— Созвать Совет! — безапелляционно приказал президент, и отключил связь.

Все не просто плохо, а катастрофически плохо и президента заботила не будущая угроза гибели Земли, а потеря былой власти. Ведь он сейчас единственный правитель всего мира. К этому он шел всю свою жизнь и теперь так глупо терял свое владычество.

— Проклятая система Азимут, — презрительно выругался президент. Не могло их Солнце взорваться чуточку позже… этак лет пятьсот спустя? Может к тому времени они бы что-нибудь и придумали для своей защиты.

Человечество многого добилось за последние двадцать тысяч лет. Умудрилось покорить соседние галактики, заключить межгалактические контракты и даже открыли эликсир вечной молодости. Если средства позволяли, то любой желающий мог свободно купить этот «нектар жизни», но таких счастливчиков насчитывались единицы. Самому Григорию Евгеньевичу было полторы тысячи лет, и только седина говорила о его возрасте. Хотя седину ему сделали для имиджа. Не может же юнец править миром, вот и создали такой образ. Менять президент ничего не хотел, тем самым показывая окружающему миру, что близок к народу. Президент ненавидел жалкую кучку населения, презирал их и если бы смог, то уничтожил этот нищий сброд. Вот только чаще всего среди этого сброда и рождались гении, которые и привели человечество к такому масштабному развитию, подарив ему вечную жизнь и неограниченную власть…

Решение Совета было принято единогласно. Немедленная эвакуация правящих чинов и их семей. Именной билет в один конец — надежда на спасение…

ХХХХ

— Мам, пап, — я неуверенно стояла на пороге собственного дома, где не появлялась последние пять лет. Не знала получиться ли воплотить в реальность задуманное, но мои друзья были в этом уверены, а в них я сомневаться не могла. Они все, что у меня осталось, но скоро и их не станет. — Смотрите, — я сделала осторожный крохотный шажок вперед, который отозвался неимоверной болью в каждой клеточке моего тела. Я чувствовала, как сквозь меня проходят нано-импульсы, заставляя двигаться. Мой позвоночник раздроблен, тело слабое и не перенесло бы операции по вживлению робо-пластин, но друзьям удалось невозможное — подарить мне несколько дней подвижности. — Я сама могу ИДТИ! Я больше не УЩЕРБНАЯ! — я радостно счастливо улыбалась родителям, делая увереннее каждый свой последующий шаг, а внутри обливалась горючими слезами. Как несправедлива жизнь.

Раньше я была редкостной гадиной. Использовала вокруг себя людей так, как мне это было нужно. Лгала, предавала, подставляла. Все это было в порядке вещей, а иначе в нашем мире не выжить. Слабому нет места среди нас. И я была…, была сильной. Передо мной пресмыкались, старались угодить, а я этим без зазрения совести пользовалась. Меня одновременно ненавидели и боготворили, но никто не рискнул перейти дорогу… до недавнего времени. Это я так думала. Я зарабатывала сама, но также легко тратила папины деньги, проводя все свое время с такими же лицемерными людьми, прожигателями жизни, как и я сама.

Мы — это общество циничных, равнодушных существ, презирающих низших, не способных самостоятельно добиться абсолютно НИЧЕГО. Вот только я тогда не понимала, что без папиных денег я сама никто — пустое место.

Нашим миром правят деньги и не просто деньги, а сумасшедшие капиталы, которые и через десять тысяч лет не потратить.

Сейчас мне восемьдесят лет, а в двадцать я уже успела вкусить «эликсир вечной молодости» и моя внешность осталась такой же, как и шестьдесят лет назад. Моя жизнь меня вполне устраивала… до «маленькой» аварии, разделив мою жизнь на «до» и «после».

Это были очередные гонки и я звезда Владлена Борисовна Синицына последние десять лет постоянно одерживала победу. Мне не было равных. Я была лучшей!

Милана — эта подлая змея, устроила для меня незабываемое ралли на воздушных трегах. Для меня они должны были быть несовместимыми с жизнью, но я выкарабкалась, лишь только потеряв возможность ходить. С нашими технологиями и мертвого можно поставить на ноги, но не меня. Мой организм оказался слишком слабым и не перенес бы операцию. Инвалидная коляска — вот мое будущее.

Выжить не значит жить. Когда родители узнали о приговоре, просто выбросили меня на улицу, как ненужную вещь. Это был настоящий удар под дых по моему уязвленному самолюбию. Они даже не отомстили за меня Милане и ее семье, сказав лишь, что в нашем мире выживает сильнейший. А то я не знала.

Мама тогда вообще сказала, что если бы знала, чем все закончится, то не стала бы настаивать на моем спасении. Лучше бы приняла достойно смерть, а не позорила своей инвалидностью… ущербностью их семью. Тогда я впервые за всю свою жизнь разрыдалась, понимая — это конец.

Я кричала, умоляла, ползала в ногах, прося, чтобы меня не отлучали от семьи, но родители брезгливо отмалчивались и неодобрительно качали головой. Такова была цена за их фальшивую любовь.

В одно мгновение я оказалась никем. Пустышка с огромным гонором в груди, от которого толку — целый пшик. Жить не хотелось. Да и зачем мне такая жизнь? Лучше смерть.

Но мне не позволили умереть. Вытащили из воды мое практически бездыханное тело. Я в коляске решила утопиться, но у меня не получилось. Спасли…, спасли люди, которых я раньше презирала и ненавидела только за то, что они существовали и плодили себе подобных, но которые впоследствии стали для меня той семьей, которой у меня никогда не было. Мои пятеро друзей, с каждым прожитым месяцем вытягивали меня из депрессии, заставляя заново жить. Пожалели меня.

Видя искренний смех и улыбки этих людей не понимала, как такое вообще возможно в нашем мире? И возвращаясь воспоминаниями в прошлое, стыдилась саму себя. Как я могла их втаптывать словами в грязь, когда сама из себя ничего не представляла. Но спустя время я пересмотрела взгляды на жизнь. Я была приятно удивлена, что мне нравится их чистота, искренность души, которую они в этом жестоком мире смогли пронести достойно. Да их жизни коротки, но они счастливо ее проживают, не растрачивая на подлости, лживости и предательства.

В какой-то момент произошел перелом в моем сознании и я поняла, четко осознала что ребята стали для меня настоящей семьей. Я полюбила их всем сердцем. Это новое чувство, родившееся в груди, тогда меня сильно напугало, ведь раньше я не замечала за собой переживания за кого-либо, участия и просто поддержки. И мне нравилось это новое, прежде неизвестное ощущение совершенно неведомых эмоций. Впервые я тогда поняла, что вот именно сейчас у меня началась новая жизнь пусть и с физическим недостатком. Я была счастливой… калекой, а рядом со мной находились верные друзья.

Новая семья изменила меня и даже сейчас, когда миру грозит полное уничтожение, они беспокоились обо мне, снова подарив шанс на спасение.

Димка с Матвеем ученые и давно раздумывали создать для меня что-то, что позволило бы мне снова встать на ноги. И им это удалось. Нано-импульсы (чипы) поддерживают мое тело изнутри, задавая каждому нерву определенный импульс, сковывая в тиски позвоночник, собирая его в первоначальный вид. Вот только у этого чуда был побочный эффект. И именно этот нюанс требовал доработки, на которую у нас не было времени. Когда нано-импульсы в работе, я ощущаю сильную боль и двигаться хоть и можно, но сложно. Боль проходит через все тело, но имелась и другая проблема. В активном состоянии нано-импульсы могут быть не больше двух недель, но этого времени должно быть достаточно, чтобы покинуть планету вместе с остальными счастливчиками, получившими свой именной билет. Остальным же нет места на спасательных кораблях, и они останутся здесь погибать. Мои друзья останутся погибать.

— Ты главное живи, — улыбнулся тогда Димка, крепко меня обнимая.

— Наша жизнь коротка и рано или поздно все равно умрем, а у тебя будет шанс, — поддержал друга Матвей.

— Потом внукам своим о нас расскажешь, — улыбнулась Аленка, но в глазах у девушки застыли слезы.

Все прекрасно понимали, какой будет конец у нашей истории. Они еще так молоды, но так мудры не по годам. И я снова проклинала свою прошлую беззаботную жизнь, где прожигала каждый свой день с такими же неудачниками, как и я. Вот только все эти неудачники выживут, получив билет в счастливое будущее, а эти достойные люди нет. Почему ничего нельзя изменить? Жизнь несправедлива.

— Ладка ты только не реви, — Антон всегда выделялся среди моей маленькой семьи своим неукротимым нравом и оптимизмом. — Подумаешь «гости» к нам летят, — это он о приближающейся солнечной плазме. — Мы даже ничего не почувствуем.

— Я не хочу вас покидать, — слезы ручьем катились по щекам. Внутри меня шла настоящая борьба — остаться и достойно принять смерть рядом со своими друзьями или улететь с лицемерной гадкой Элитой, — Я вас так люблю и не хочу оставлять.

— Ты дура? — вполне серьезно спросила Ленка. — У тебя единственной есть возможность спастись, а ты нюни развесила, — эта девушка всегда говорила правду независимо от того какой она была. — Подтерла сопли и иди, глотай нано-чипы. Все должно получиться. Выживи ради нас любой ценой и будь счастлива за всех нас.

— Лен, — простонала я, понимая, что выбор сделан за меня. Я не смогу предать их веру в меня. Любой ценой! — Ребят… вы самое лучшее, что было в моей проклятой жизни. Спасибо Вам.

— Ты главное достойно проживи свою долгую жизнь, не возвращаясь в прошлое, — Димка намекает на мой скверный гадкий характер в самом начале нашего знакомства.

— Будьте уверены, что я никогда не предам вас.

Прощания были недолгими, так как на следующее утро я пришла на порог своего отчего дома, откуда меня вышвырнули за ненадобностью. И вот теперь отец, не изменяя себе, холодно процедил:

— Видим, — безразличие убивало, но чего я еще ожидала от так называемой Элиты? Я умоляюще посмотрела на маму, но она лишь пренебрежительно фыркнула и вернула все внимание своему планшету. Видимо там было действительно что-то более интересное, нежели собственная дочь, стоявшая на пороге. — Ты жалко выглядишь, — его слова болезненным спазмом отозвались в моей душе.

И ведь понимаю, что это законы нашего мира и слабым здесь не место, но я так хотела жить, поэтому и согласилась на авантюру, поддалась уговорам друзей, хотя и считала, что затея заранее проигрышная.

— Я справлюсь, — хрипло проговорила я, остановившись в центре гостиной. — Я больше не буду прежней, — и это я не о ногах, а о простой человечности, которая отсутствовала у Элиты. — Я снова в строю Синицыных и вам нет причины меня презирать. Не это ли доказательство того, что я сильная? — покрутилась вокруг своей оси, сцепив от боли зубы. Я справлюсь, обязательно справлюсь ради себя… ради своей настоящей любимой и любящей семьи. Эти два чужих человека потеряли право быть моими родителями пять лет назад, но я выторгую у них последнее — свой билет. — Пап, мам вам есть чем гордиться, — пафосно оповестила родителей, что даже мама заинтересованно посмотрела на меня. — Я справилась.

— Борис, — безразличный голос родительницы больше меня не заботил. Они умерли для меня. — Думаю, что ты сможешь достать ей билет.

— Зачем? — недоуменно возвел брови мужчина… больше не мой отец.

— Мы выгодно отдадим ее замуж, тем более это и было в наших планах до аварии, — что? Я впервые слышала об этом. В нашем мире все делается с точной расчетливостью. Знала, что эта участь не минет меня, но я думала, что у меня в запасе есть лет триста.

— До аварии у нас с Никифоровыми была договоренность, — проговорил Борис. — И так как ты уже в порядке, то думаю, она все еще остается в силе. Сергею пора уже остепениться и браться за ум, а женитьба будет отличным стартом для его карьеры, — кивнул он, что-то набирая на своем коммуникаторе. — Будет тебе билет, но по прилету ты обязана будешь выйти за Сергея замуж.

— Хорошо, — быстро согласилась я. Мне главное убраться отсюда подальше, а там видно будет.

Только знала наперед, что моей жизнью больше никто не будет распоряжаться. Сейчас я притворюсь послушной овцой, а вот потом… потом мужу можно и несчастный случай устроить.

Глава 1

Полторы недели в пути, мокрая от слез подушка и преследующие кошмары стали моими верными спутниками. Время «икс» приближалось и уже через несколько дней (по прогнозам), Земля исчезнет с космической карты, а спустя века и напоминания о ней не останется.

За время полета корабль уже совершил три огромных гиперпрыжка, и мы все дальше и дальше отдалялись от смертоносной солнечной плазмы. «Венера» больше никогда не пройдет слои атмосферы Земли, а новый дом нам еще предстоит найти. Неизвестность пугала, но больше всего меня страшила мысль, что подведу друзей, что не справлюсь.

Все время полета я безвылазно сидела в своей шикарной каюте вип-класса. Отвыкла от роскоши, но сейчас меня не заботила вся эта напускная мишура. Ценности этого богатства я не видела. Лишь предметы, да безумно дорогие и совершенно ненужные предметы роскоши, которые можно было продать и купить кому-нибудь «счастливый билет в жизнь», но его могла приобрести только Элита. Все остальные, даже если и нашли бы средства на него, приобрести не смогли бы. Их имен не было в знаменитых списках избранных. Слишком жестким был отбор.

Людей, именуемых моими родителями, я тоже не видела. Как только мы взошли на борт «Венеры» наши пути разошлись. Меня это не удивило, не задело, не расстроило. Они для меня стали чужими, а брошенный как подачка билет, я определила в откупные. Где-то глубоко в душе я еще надеялась на какие-нибудь чувства со стороны родителей, но чуда не произошло. Холодный расчет правит миром этой проклятой аристократии. Тех, кто действительно достоин спасения, судьба жестоко наказала. Вот только за что? За то, что они родились в нормальных семьях, где честь, верность и достоинство не пустые слова? А ведь все кто сейчас летит на «Венере», даже не задумывались о жизнях других людей. В ста пятидесяти трех космических кораблях не нашлось места для простого населения. И я не говорю о взрослых. Там ведь остались дети. Они жизни толком не видели. Они только начинали свой нелегкий путь. Я бы и свой билет отдала, если бы знала, что он спасет чью-то жизнь, более ценную и нужную, чем моя. Но этого бы не допустила Элита. На то билетик и именной, что подделать или продать его невозможно. Все фиксируется. Систему не обмануть, поэтому я сейчас здесь и то только из-за того, что обещала друзьям.

Жить ради кого-то не для себя — вот настоящая ценность человеческих качеств. Кто-то подумает, что я лицемерна, притворяюсь и на самом деле рада, что так получилось, что смогла выбраться, сумела подвести людей к нужной мне цели, но об этом бы подумала в первую очередь Элита, а я…, я сама этого не хотела. Я бы осталась на Земле. Достойно бы приняла свою смерть рядом со своей новой семьей, но они все решили за меня, выбрали мою судьбу, а подвести я их не могла.

Мои размышления прервал звук сигнала на входной двери. Хм, и кому я понадобилась? Вставать с кровати не хотела, так как было больно двигаться из-за нано — чипов.

— Открыть дверь, — громко приказала я системе корабля. Каждая каюта была запрограммирована на своего жильца и управлялась голосовыми командами, что сейчас было очень кстати.

Сев в кровати, уставилась на дверь, ожидая увидеть родителей, ведь больше я не знала, кому могла понадобиться.

— Влада, — пропел заискивающий голос из моего прошлого. — Недавно узнал, что ты тоже здесь и решил тебя навестить. Почему не сообщила, что снова в строю? Я немного обиделся, — еще и губки свои надул, которые я так раньше любила целовать.

Вот скотина! Пять лет не нужна была, а сейчас активизировался на горизонте. Неужели думает, что я как цепная собачонка вновь кинусь в его распростертые объятия? Наивный! Может раньше бы так и поступила, ведь была влюблена в него как мартовская кошка из заповедника, коих на Земле насчитывалось не более трехсот единиц. Сейчас я смотрела на этого голубоглазого блондина и недоумевала, что меня могло в нем так зацепить? Эти пухлые губы, или быть может огромные кукольные глаза цвета неба, массивный квадратный подбородок и острые скулы, формирующие новый контур лица, а может быть наращенная мускулатура и удлиненные на несколько сантиметров ноги? Или задница, какой бы позавидовала любая модель мира красоты?

Но это все опять мишура. Внешность вся искусственная, а я ведь даже не знаю, какой он на самом деле. Женя полностью изменил себя.

— В прошлый раз, когда я обратилась к тебе, ты указал мне на дверь, — как он меня тогда еще с лестницы не спустил в инвалидной коляске?

После того, как меня выгнали родители, я бросилась к своему любимому Женьке, но он тогда посмеялся надо мной, назвал неудачницей и посоветовал утопиться, дабы не позорить ни его, ни себя. Именно с его подачи я и оказалась тогда в реке. Он был всем для меня. Мой идеал. Я его боготворила и беспрекословно слушалась. Дура я.

— Кто не делает ошибок? — флегматично заметил он, пожимая плечами, нагло усаживаясь в роскошное кресло, вальяжно устраиваясь в нем.

Я не делаю. Больше не делаю. Прошлое навсегда останется в прошлом, а для меня начинается новая жизнь.

Каждое движение отточено до совершенства. Для него очень важен внешний вид, осанка, тембр голоса, взгляд, мимика лица. Все это отработано до автоматизма. Как я раньше не замечала всей этой фальшивости, идеальности до зубовного скрежета? Хотя и сама такая была. Единственным отличием меня от элиты была собственная внешность. Не знаю почему, но я себе не изменила, не легла под лазер и не перекроила до неузнаваемости тело. Я русоволосая девушка невысокого роста с заостренными чертами лица, насыщенным цветом зеленых глаз, нормальной грудью второго размера и худощавым телосложением. В двадцать лет приняла «эликсир молодости» и на этом все. Женька часто зазывал меня что-либо подправить, но я упрямо отказывалась. Хотелось, чем-нибудь отличаться от остальных и свое отличие нашла во внешности. Не была идеальной красавицей, но меня все устраивало. Возможно, Женька был со мной из-за положения моих родителей. Семья маршалов президента лакомый кусочек. Генеалогия идеальна, вот только Женька не знал о планах родителей на меня. Он не Никифоров.

— Ты ли это? — лениво фыркнула я, рассматривая бывшую любовь. — Помню, что все вокруг были виноваты, но только не ты, — ехидно закончила я.

— Я тогда был расстроен, — скривился Женя. — Не каждый день видишь любимую девушку в инвалидной коляске. Я испугался ответственности, — наигранно воскликнул он. Вот не верю ему и все. С любимыми так не поступают. А чувство страха за кого-то другого ему вообще не известно. Печется только о своей шкурке. — И вообще, если помнишь, то я отговаривал тебя тогда от заезда, — зло бросил Женька.

Было дело, но я не придала тогда значения его словам. Подумала — это просто блажь. Он мной манипулирует, а этого я позволить ему не могла. Мне никто не вправе указывать, что делать.

— Ты знал! — в ужасе воскликнула я. Только сейчас до меня, кажется, дошло, что и Женька причастен к той аварии. Ведь до того раза, он всегда охотно подготавливал меня к полету, но тогда резко стал отговаривать.

— Ты виновата, что не послушала меня, — раздраженно обвинили меня. Вот говорю же, что все вокруг виноваты, но только не он. Ублюдок. — Милане тот заезд был нужнее, а ты упрямо не хотела отступать и вышла на трассу. Что нам оставалось делать? — наигранно всплеснул руками этот предатель.

— Нам?

— Мы с ней крупно проигрались, — передернулся Женька. — Предкам говорить было нельзя, а заезд был реальным шансом, но мы знали, что Милана тебе проиграет, поэтому и решили покопаться в твоем треге. Мы не хотели, чтобы ты сильно пострадала, лишь вывести из игры.

— И вам это удалось, — ядовито процедила я, брезгливо окидывая взглядом этого козла.

Хотя, чему удивляться? Это наш мир и если бы я оказалась в той ситуации, что и они, то тоже пошла бы на этот шаг. Даже если бы они рассказали, что проигрались, я бы не уступила, не слила заезд, а наоборот еще и поиздевалась над ними. Такова была моя жизнь среди избранной аристократии. Собственное благополучие, превосходство над другими и довольство любой ценой, но не сейчас, не после того, что мне пришлось пережить. И ту прошлую себя я ненавидела, но и благодарила одновременно. За эти пять лет я отчетливо осознала, поняла всю значимость человеческого «я».

— Да ладно, — безмятежно махнул рукой Женька. — Все уже обошлось и ты снова в строю, — и так легко говорит об этом, будто бы ничего не случилось. Теперь я должна была встать с кровати и броситься в объятья Женьки, ведь он снизошел до меня, но это было бы раньше, а сейчас…

— Зачем ты пришел? — не было никакого желания с ним говорить. Убогий духом не стоит и секунды моего внимания, а те с которыми я бы общалась, не было на «Венере».

— Я все еще тебя люблю и хочу вернуть наши отношения, — у меня чуть челюсть не отпала от этой невозмутимой наглости. — Хотя Милана все это время и успокаивала меня, — скривилась, понимая, о каком успокоении идет речь. — Но люблю я до сих пор тебя, — я пребывала в глубоком шоке от цинизма и беспардонности этого человека. А ведь ему сто тринадцать лет! Вроде бы должен понимать всю серьезность жизни, вот только ведет себя хуже подростка. Как? Как я могла с ним связаться? Однозначно я была слепа.

— Ты опоздал, — цинично отвечаю я.

— Что? — вытаращился на меня Женька.

— Я замуж выхожу, — о, на это выражение лица можно смотреть вечно. Полное потрясение и неверие, что ему такому идеальному отказали. Сейчас планы родителей сыграли мне на руку. Замуж я точно не собираюсь, но об этом никто же не знает. Я ведь уверена, что Женька побежит к своему отцу, чтобы тот узнал у моих родителей подтверждение моих слов. Эх, Женечка планы твоей семьи разбились вдребезги. Синицыны уплыли из ваших загребущих ручонок.

— Кто? — подорвался с кресла Женька, нависая надо мной тучей, яростно сверля глазами. — Скажи, кого мне убить, чтобы вернуть тебя? — и я уверена, что говорит он на полном серьезе. Вот только кишка тонка прыгать на семью моего жениха.

— Никифоров Сергей, — и гаденько так улыбнулась на все тридцать два идеально ровных и белых зуба. Не тебе дорогой с ними тягаться.

Раньше я бы воспользовалась его нескромным предложением, чтобы избавиться от нежеланного замужества, ведь была влюблена в Женьку, а сейчас с наслаждением наблюдала за быстро сменяющимися эмоциями на лице этого хлыща.

Такая маленькая победа над этим предателем ласково и нежно грела израненную, поломанную душу, которую восстанавливали долгие пять лет мои верные друзья.

— Ну, это мы еще посмотрим, — зло выплюнул Женька и пулей вылетел из каюты, а я с облегчением выдохнула. Очередной тяжкий груз свалился с моих хрупких плеч. Прошлое меня больше не держало. Оно безболезненно выпустило меня из своих цепких лапок.

Больше меня никто не беспокоил в этот день неприятных откровений. Хорошо, что Миланка не пришла, иначе я бы не сдержалась. До сих пор хочется вырвать ее искусственные волосенки.

Хотя, благодаря этому суровому жизненному уроку я стала тем, кем стала. И себе новая «я» очень нравилась. Непросто почувствовать вкус жизни, его еще нужно уметь тщательно распробовать, суметь отделить каждый индивидуальный ингредиент, ощутить каждую мелочь, из которой формируется этот вкус.

Элита ограничена в своих «вкусовых качествах», будто бы им с младенчества вкалывают сыворотку, отвергающую любое проявление иных «проб». Мне искренне было жаль их убогое восприятие внешнего мира, но это их идеальный выбор. Они никогда не узнают другой стороны жизни со всеми своими яркими красками. Разделение произошло так давно, что все изменить уже поздно.

Что нас всех ждет на новой планете? Нас согласилась приютить галактика Фиус, до которой солнечная плазма по прогнозам не долетит, но что будет там, предугадать невозможно.

Мы выкупили свои жизни, но на новом месте нужно будет подчиняться законам хозяев, а я сомневаюсь, что наш президент хоть в чем-то уступит.

Среди ночи меня разбудила сильная тряска. Что происходит? Космические ямы? Но навигаторы должны предусматривать подобное на выделенном маршруте.

— Всем сохранять спокойствие! — монотонно проговорил женский голос «Венеры». — Опасности нет!

И последующие двадцать минут этой тряски постоянно слышался голос корабля. Мне ситуация не нравилась и пугала до чертиков.

— Всем оставаться на своих местах, — о, это что-то новое. Я никуда не собираюсь уходить. Вокруг космос, бежать некуда. — До вхождения в атмосферу осталось тридцать минут.

Что? Какая атмосфера? Нам лететь до галактики Фиус еще около восьми месяцев. Посадки по плану на другие планеты не было. По крайней мере, в ближайшие недели.

Проклятье, что происходит?

Вхождение в атмосферу было запоминающимся, ощутимым. Энергетическая защита корабля должна была сглаживать посадку, но почему-то она не сработала, так как тряска стала еще сильнее и такое чувство, что «Венера» живет своей жизнью. Мы стремительно падали.

Расхохоталась. Истерику успокоить не получалось. Вот она… жизнь почти на ладони, лишь протяни руку, но кто-то умело поставил преграду, отнимая шанс на спасение. Умирать не страшно. Однажды была на грани гибели и, наверное, я уже начинаю привыкать к собственной смерти. Стало действительно смешно от каверз судьбы. Скольжение по краю.

И сейчас я готова была принять смерть. Друзья никогда не узнают, что у меня ничего не получилось и от этого накатило спокойствие, хотя лучше бы я осталась на Земле и умерла рядом с дорогими людьми, нежели здесь… в одиночестве. И не поведаю я внукам о самых лучших людях на свете.

Не справилась.

Не смогла.

Не моя вина.

Простите.

Люблю вас.

Прикрыв глаза, приготовилась к столкновению. С закрытыми глазами и образами друзей в голове, с улыбкой на губах ждала ее… ту, от которой мне удалось однажды ускользнуть.

А может не зря Элита собралась в одном закрытом месте? Может это судьба так распорядилась нашими никчемными жизнями? Мы как паразиты живем и существуем за счет других, но ведь и те скоро погибнут. Человечество вымрет, не оставив после себя и следа.

Столкновение с землей было не смертельным. Нас в последний раз тряхнуло и все замерло. Лишь монотонный голос корабля оповестил:

— Посадка завершена.

Что же все-таки произошло? Медленно поднимаясь на ноги, направилась к шкафу, где были развешаны мои немногочисленные вещи.

Черный комбинезон плотно облепил мое тело. Волосы завязала в высокий хвост и, взяв карту — ключ, вышла из каюты.

Как оказалось, то попали мы в астероидный дождь. Энергетическая обшивка корабля пострадала, но со своей задачей почти справилась. Было повреждено четыре двигателя из двадцати пяти. Нам пришлось сделать экстренную посадку. Планета неизвестна. Взяв пробу воздуха, выявили, что никаких вирусов и бактерий планета не имеет, а наоборот кислород был очень чистым. Из-за плотного вязкого тумана вокруг ничего не видно. По возможности всем посоветовали оставаться на своих местах, пока инженеры чинят корабль. Еще нужно восстановить энергетическую защиту и сколько на ремонт уйдет времени никто не знает.

В тумане легко заблудиться, но некоторые смельчаки все-таки нашлись. Прогулка только в радиусе двухсот метров от «Венеры». Свет от корабля разрезал окружающий нас туман, чего было достаточно, чтобы не заблудиться.

Я тоже решила прогуляться. Стараясь не обращать внимания на боль, с которой уже свыклась, спокойно сошла с корабля.

Невероятно! Теплый воздух без ветра, без единого лучика естественного света, но с плотным туманом меня совершенно не пугал. Инженеры из Элиты трудились, латая корабль, а я осторожно присела на крупный валун. От корабля шел яркий свет. Я не боялась заблудиться.

Подняв вверх руку, стала рисовать узоры в плотном тумане. Фигуры получались непонятные, но я неустанно продолжала заниматься ерундой и даже получала от этого удовольствие. Мне нравилось быть в этом тумане. Чувствовалось что-то близкое и… живое что ли. Другие пассажиры, увидев, что ничего интересного здесь нет, решили вернуться в свои каюты.

А еще спустя четыре часа я увидела, что туман вокруг корабля рассеивается. Даже президент вышел посмотреть на работу своих людей. А вон и родители что-то бурно обсуждают. Фыркнула. Какие у них могут быть здесь заботы? Что не поделили?

Отвернувшись, стала рассматривать прояснившуюся местность.

Почва под ногами была голубого цвета с мелкой галькой. Никогда подобного не видела. Присев на корточки взяла в ладоши немного камней. По весу они как пух. Слегка сжав, обнаружила в руках мелкую крошку. Рассыпаются при малейшем давлении. Взглянула на валун, который выдержал мой вес. Очень любопытно.

Поднимаясь на ноги, вновь спину прорезала нестерпимая боль. Пора. Хватит гулять, иначе упаду от нестерпимой боли, но ведь пока сидела, я практически не чувствовала ее, будто кто-то вколол мне анестезию. Но обезболивать меня категорически было нельзя, иначе бы нано-чипы «уснули».

Бросив взгляд на отступающий туман, обнаружила границу. Воздух тягучий и взял все пространство вокруг корабля в плотный кокон. Как такое может быть? Идеальная сфера темнела на глазах, но этого будто бы никто не видел.

Осторожно подошла к границе и прикоснулась к ней пальчиком. По телу прошлось едва заметное тепло, но этого было достаточно, чтобы облегчить мою боль. Я даже умудрилась взять в руки эту вязкую субстанцию и сформировать из нее мяч, который не потерял своего внешнего вида, когда я закончила «лепить».

— Удивительно, — с каким-то детским восторгом тихо воскликнула я, рассматривая чистый сгусток плотного вещества.

Может быть, это и не туман вовсе? — промелькнула мысль в голове.

Все так же шокировано я вернула сгусток в семью, но не успела сделать шаг, как «мяч» вырвался и завис перед моими глазами, вот только размером он был намного больше.

— Что ты такое? — с любопытством спросила толи у себя, толи у «шарика», беря в ладони сгусток. От него исходила теплота и спокойствие.

Я настолько увлеклась рассматриванием неизвестного объекта, что не заметила вокруг суету. Военная Элита достала бластеры и стала стрелять по туману, разрезая его лазерными лучами пополам, будто бы пытаясь прострелить путь к свету.

— С ума сошли! — шокировано прошептала я, с ужасом в глазах смотря на то, как туман от лучей бластера стал рассеиваться.

Военных совершенно не заботило, что мы приземлились в этот туман, вторглись на чужую территорию, а стоило сгустку едва приблизиться, то это привело к панике Элиты. Это неизвестная планета и чем она нам отомстит, остается только догадываться.

Шарик в руке дернулся и стремительно вернулся к куполу, который начинал мелко подрагивать. Ой, не к добру это. Все что я успела понять от общения с этим странным сгустком, так это то, что ОНО разумное! Мы не знаем, что это за планета и что за существа здесь обитают. Это что угодно, но только не атмосферное явление. Ведь мне не показалось настоящее любопытство и интерес, исходившее от комка сгустка.

— Не стреляйте! — сцепив от боли зубы, я бежала к кораблю, чувствуя, как по телу разливается тяжесть. Стало трудно дышать. Кислород до этого такой легкий и «вкусный» стал вязким… горьким, раздражающим слизистую. Мне становилось плохо и на каком-то этапе дороги я, споткнувшись, упала, полностью потеряв способность двигаться. Нано-чипы больше не «вели» мое тело. Чувствительность отключилась, как по щелчку пальцев, а эти ненормальные продолжали палить из бластеров, пятясь к кораблю.

Почему они атаковали туман? Что стало причиной этой агрессии?

— Владлена? — услышала удивленный голос над головой.

С трудом, но я перевернула свое тело на спину, чтобы встретится с брезгливым взглядом отца. Он недовольно морщил нос, осматривая мои неподвижные ноги, нервно барабаня по бедру бластером, индикатор которого показывал, что заряд почти на нуле. Значит, он тоже стрелял.

— Я… — горло перехватили болезненные спазмы.

— Ты обманула меня, — как приговор холодно процедил отец.

— Я…

— Ты ничтожество, посмевшее бросить мне вызов, — продолжал бросаться обвинениями этот… мужчина, а я с ужасом понимала, что «добегалась». — А ты же знаешь, как я поступаю с такими… как ты, — знала и даже пару раз была свидетельницей расплаты несчастного, но он ведь не сделает этого. Широко распахнутыми глазами смотрела на этого монстра, кровь которого течет в моих венах и не верила в происходящее.

На бластере остался всего один выстрел, дуло которого было направлено на меня. Прикрыла глаза, смирившись со своей участью. Пять лет назад родители уже сломали меня, выбросив на помойку. Все то долгое время я собирала себя по кусочкам и вот сейчас… лишь одним движением, не прилагая особых усилий, он приговорил меня к смерти.

— Я надеялась, что в тебе все-таки осталось что-то хорошее, — горько прошептали мои губы. — Но ошиблась, — не было ни слез, ни паники, лишь огромная глубокая пустота внутри. Все напрасно. Все мои усилия, надежды ребят были бесполезными. — Сделай это быстро, — попросила его.

— Хм, — хмыкнул этот чужой мужчина. — Пожалуй ты права, — и сколько ехидства и ненависти в одной только фразе, что в голове не укладывается, как так можно относиться к собственному ребенку? Элита лишена всех человеческих, нравственных, этических и моральных качеств. Расчетливые холодные твари и мне «повезло» родиться среди всего этого дерьма. — Жаль, что потратил на тебя слишком много средств. Ты не оправдала моих ожиданий и поэтому я тебя накажу, — больше не слышала звука стрельбы. Наступила оглушающая тишина. — Я оставлю тебя медленно и мучительно подыхать на этой планете. Это будет достойным отмщением.

ЧТО? Нет, он не может!

Маршал президента развернулся и стремительно зашагал к «Венере», оставив меня на верную погибель.

Умолять? Да кому это нужно? Циничной бездушной твари, именуемой моим отцом? Он себя показал во всей красе и таких ублюдков целый корабль.

Лежа на теплой голубой земле, я равнодушно наблюдала за отлетом «Венеры». Слезы закончились, уступив место осознанию того, что я осталась одна на незнакомой, неизвестной планете. Жалость к самой себе бессмысленна. От меня уже ничего не зависит. Я обречена.

Вот и все.

Я люблю вас мои дорогие друзья. Я умру раньше, чем вы, но обещаю, что с улыбкой встречу вас на той стороне.

Глава 2

— Даже умереть нормально не могу, — заплетающимся языком простонала я, едва открыла глаза. Неба не видно из-за крон живых НАСТОЯЩИХ деревьев. Тумана больше не было. Ветви деревьев переплетались между собой, мешая проскользнуть хоть одному лучику солнца, отчего окружающий мрак навевал еще большую тоску и страх. Страх одиночества и ненужности.

Я жалкая неудачница, сброшенная с вершины популярности и безусловного успеха. Мой пьедестал был непрочным и шатким, а я не смогла вовремя рассмотреть нависшую надо мною беду, не подстраховалась.

Безбедная беззаботная жизнь решила преподнести мне хороший урок, который я усвоила на всю жизнь.

Жизнь в лучшем районе города в частном закрытом секторе, куда нет доступа посторонним. Город Элиты, где все сделано по высшему разряду, а попадая в его сети, пропадаешь навсегда, погружаясь в роскошь и достаток. Город великих планов и идей!

Несмотря на мою беззаботность у меня была престижная работа финансовым аналитиком и мне это нравилось. Меня все устраивало, хотя папочка и помог в получении такой нужной должности.

Самые лучшие и дорогие тряпки из новейших коллекций появлялись у меня первой, и замечу что последней. Я не разрешала продавать идеи другим, лишь только демонстрация на подиуме. Индивидуальность, «кричащий» на каждом углу шик и блеск — залог твоего безусловно триумфа, признания, лавров!

Дорогие треги тоже по индивидуальному заказу, личный космический корабль с подаренным пилотом в придачу и естественно планета Сигма. Папа подарил мне ее на пятидесятилетие, которая впоследствии была им и отобрана.

Натуральная органическая еда без единой примеси добавок или заменителей.

Любимый, как я тогда думала, самый лучший мужчина на свете и великолепная счастливая жизнь — вот мое будущее.

Что еще можно желать человеку? Я идеальна, мой мир идеален, жизнь блестящая, райская… до той страшной трагедии.

Ничто не вечно. И в этом я убедилась, существуя последние пять лет среди моих настоящих друзей, которые, хоть и презирали нас Элиту, не оставили умирать в той реке. Они вытащили меня, спасли, помогли, а главное научили жить по-настоящему без притворства, лицемерия, алчности и зависти.

Поняла, что та моя жизнь была как хорошо написанная книга с яркой обложкой, громким звучным названием, но стоит лишь немного вчитаться, вдуматься и видишь все те коряво грубо нацарапанные строки. Сюжет подгнивший и местами воняет так, что хочется скорее закрыть эту «книгу» и больше к ней не возвращаться.

Любимый мужчина чуть не спустил меня с лестницы, когда я приехала к нему за защитой, за помощью после того как меня выбросили на улицу родители. Трус, лицемер, лгун, бегущий от любой ответственности, боящийся косых взглядов и злобных шуточек. Как же весь он такой замечательный и идеальный да рядом с инвалидом? Да никогда! Такая, как я — позор Элиты.

Друзья и коллеги, как стая шакалов убивала гадкими словами, смешивая меня с дерьмом. Тогда я себя так и чувствовала. Медицина моего мира не смогла справиться с проблемой, так как нанопластины, вживленные в позвоночник отторглись и если бы их не извлекли вовремя, то я бы умерла. Так и был вынесен мне приговор калеки. Организм слаб и при всей прогрессирующей медицине таковым и оставался.

Проклятый ничтожный организм, не способный принять лечение, отторгающий любое вмешательство, но лучше бы я сдохла, чем смирилась с уготованной судьбой.

Иллюзия безупречности хороша для слепцов, но на это и рассчитано, ведь прозрение для них это сказка, выдумка, чьи-то сумасшедшие мысли.

Это сейчас я осознала, что жизнь моя выгорала, заменяя яркие краски холодной пустотой. И я тоже была слепцом. Не видела всю ту паутину, что оплетала каждого члена Элиты, где смысл существования заключался в успешно надетой маске, деньгах, выгодных отношениях. Слишком тесны эти переплетения, лишающие возможности свободно двигаться.

Мои любимые друзья! С ними дышать стало легче, будто бы огромная тяжелая плита свалилась с груди. Они сожгли мою личную паутину. Как оказалось, носить на лице среди Элиты постоянную маску совершенства очень тяжело. В простом мире не нужно следить за каждым своим жестом, словом, мимикой, интонацией. Здесь проще. Нет стереотипов стандартов этой самой жизни. Свобода!

Да, первый год я привыкала, смирялась с собственной судьбой, скрипя зубами принимая заботу ребят, ведь тогда я не знала, чем буду расплачиваться за их внимание. Папаша не только вычеркнул меня из жизни Элиты, заморозил счета, лишил всего, но и уничтожил шанс на саму жизнь. Его не заботило, куда я пойду, что буду есть, чем буду греться зимой. Элита не прощает слабости, и я в полной мере ощутила, каково это быть выброшенной на берег рыбой. Долгая, мучительная смерть без права на выживание.

Назло всем я смогла… мы смогли вытащить меня из самого дна отчаяния, безнадежности и безысходности.

Свои знания аналитика я сумела применить среди простого населения. Как оказалось — инвалидность не приговор, а всего лишь иная часть жизни. Остается много времени на рассуждения, мысли, решения сложных задач. Капиталы ребят возрастали, что не могло не радовать меня. Хоть так я благодарила их за то, что они не бросили меня, а Димка с Матвеем загорелись желанием поставить меня на ноги. Денег хватало на самое необходимое и они приступили.

Так я и стала обладательницей нано-чипов…

Моргнула несколько раз, пытаясь прогнать мрачную пелену с глаз. Не получилось. Ветви деревьев надо мной не расступились, а тело так и осталось лежать неподвижным, но не это самое непонятное и страшное. Дело в том, что я связана… связана этими ветками, а сама вишу в нескольких метрах над землей в коконе из сухих длинных веревочнообразных переплетений. Не паутина, нет. Ее легко можно разорвать и выбраться. Здесь что-то другое.

Как я здесь оказалась непонятно. Клубки переплетенных между собой ветвей не позволяли нормально рассмотреть местность.

Я жива, но сейчас не знала радоваться мне или плакать. Я не представляла, как отсюда можно выбраться.

Чем сильнее я дергалась, пытаясь освободиться, тем сильнее «жгуты» стягивали мое тело. Стало жарко. Пот лился ручьем по вискам, лбу, стекая за ворот комбинезона. Резкая смена температуры насторожила. Мой универсальный комбинезон немного смягчал давку, но это ненадолго, с такими темпами меня скоро просто разрежет на тонкие ленточки. Перестала вырываться и жар прекратился. Даже давка немного ослабла. Ветки меня выпускать не собирались, но вот зачем я понадобилась этому странному дереву?

В голове прокручивалась масса информации о Со-дружественных планетах, но я не припомню ничего подобного. «Умной» растительности не существует, а то что «ветки» соображают — это факт.

Я девочка продвинутая и меня редко чем можно удивить, но эта чаща заинтересовала.

Дернула рукой, пытаясь освободиться, но снова ощутила знакомое чувство скованности. Ноги мои безвольно висели и были единственными, что не связали ветки, но придерживали на весу.

— Быть не может! — шокировано выдохнула я, чувствуя как мои пальчики на ногах активно двигаются. Попробовала согнуть ногу в колене и снова потрясенно замерла.

Ко мне вернулась ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ! Боли не было, поэтому нано-чипы здесь не при чем, но тогда как?

Отвела в сторону бедро без усилий и громко истерично расхохоталась. Пять лет, пять долгих гребанных лет инвалидности исчезло так, будто бы ничего не было. Боли в позвоночнике не ощущалось, ноги были здоровы, а прошлое вспоминалось, как в тумане.

Туман! Он ведь тоже был необычным! Не знаю, как это все связано между собой, но спасибо.

Едва мои ноги стали подвижными, как их тут же спеленали ветки, но я почему-то глупо улыбалась, ведь я чувствовала каждой мышцей ног эти «веревки».

— Кто бы ты ни был, — прокричала громко я. — Спасибо тебе огромное за предоставленный шанс!

— Не ори, — услышала мужской стон, где-то снизу. — Ты своим голосом только сильнее злишь ламии. Они сейчас впрыскивают в твою кожу яд.

— Чего? Какой яд? — опешила я, пытаясь вывернуть шею так, чтобы увидеть нечаянного собеседника, но вышеупомянутые ламии мне этого не позволили, сильнее сковав тело. Что-то хрустнуло, надеюсь не мой позвоночник.

— Который поможет быстрее разлагаться твоему телу, — сипло ответил мужчина.

Глаза я не выпучила только потому, что опасалась активности со стороны этих ламий. Разлагаться я не хотела. Замерла, пытаясь сообразить, что делать. Говорить, двигаться нельзя. Надеюсь, что мой комбинезон не позволит просочиться яду в кожу, а мужчинку жалко. Он еле ворочает языком, но все равно предупредил меня.

Хм, а как же внезапный жар по телу и ручьи пота? Неужели уже пошла реакция? Все что я смогла сделать — это нервно сглотнуть.

Хотя? А почему бы собственно и нет? Если они «живые», значит, на них тоже можно воздействовать. Нужно только постараться.

Ноги — самая нужная часть тела в этот момент были скованны слабее, поэтому я, насколько хватило сил, ударила пятки друг о друга.

Есть контакт! — мысленно возликовала я, чувствуя вибрацию ботинок. Хоть что-то папенька необходимое дал напоследок. В космосе не пригодилось, зато здесь…

Осталось правильно воспользоваться шансом. От силы удара зависит количество заряда, поэтому нужно торопиться. У меня не больше пятнадцати секунд на то, чтобы освободиться. Надеюсь, что получится, так как сильнее злить неизвестный вид флоры я не хотела.

Ох, как недовольно скрипели и трещали ветки — убийцы. Импульсы разряда тока, излучающие мои электроботы буквально жарили ветки. Постепенно, но я отвоевывала свою свободу, а ветви становились тоньше и трусливо уползали к деревьям.

Миг и мой кокон распался, а я камнем полетела вниз. Больше меня ничто не удерживало, но на каком-то ярусе мое приземление остановилось. Я изумленно смотрела на связанное крупное тело мужчины, вот только человеческий остов был слишком волосатым и слишком…. Сиреневым. Уши вытянуты вверх и заострены на кончиках. Из чуть выдвинутой челюсти выглядывали клыки, а толстые загнутые внутрь когти вцепились мертвой хваткой в ветви у основания шеи, не позволяя тем окончательно сомкнуться. За всю мою историю путешествий в галактических просторах я ничего подобного не видела, а побывала я не на одной десятке планет.

Даже ларты с планеты Дирен галактики Майтры не выглядели так… экзотично, а они самая жестокая и воинственная раса с животными инстинктами. Тогда я ничего не боящаяся тридцатилетняя девушка спровоцировала драку между соплеменниками. Соблазняла одновременно двух ларт, хотя и не собиралась спать ни с одним из них, просто очередной спор от скуки и я естественно выиграла, вот только последствия были ужасными. Ларты естественно меня не поделили и подрались между собой. Я хотела было уже незаметно улизнуть, но один из них как глянул на меня, так буквально пригвоздил взглядом на месте. Двигаться не могла, но папина охрана не зря ела свой хлеб и вытащила меня из очередной заварушки. Итог: трое трупов из охраны и я удирающая на личном космическом корабле. Меня не догнали, но с тех пор я зареклась дразнить ту расу. Не по моим зубам оказались ларты.

И вот сейчас не менее изумленный взгляд синих, как само небо глаз, сканировали меня.

— Не дергайся, — приказала я мужчине. Не знаю, что это за существо, но других я не наблюдаю, а значит, именно он меня предупредил, а я не люблю оставаться в долгу. Да и разум плещется в его глазах. Оставить живое существо на верную погибель не смогла, хотя я бы прежняя и не взглянула на его бедственное положение.

Мужчина застонал, а я повторила свой маневр, уже сильнее стуча пятками. Снова знакомая вибрация. Я села на попу, так как вниз путь пока откладывается, и стала резкими движениями прикладываться подошвой ботинок к ветвям. Послышался знакомый треск.

— Проклятье! — вот этот момент упустила. Мужчину тоже зацепило и сейчас его тело конвульсивно дергалось. Надеюсь, сердце выдержит мой «электрошокер». По-другому я не знала, как нас отсюда вытащить, а спустя тридцать секунд он был хоть и без сознания, но свободен.

Площадка из переплетенных ветвей под ногами была крепкой, но сколько потребуется времени дереву, чтобы оклематься и снова пустить в дело свои «загребущие ручки»?

— Придется падать, — сообщила бессознательному телу, вплотную придвинувшись к нему, поставив подошвы ног на веревочную площадку.

Нас выпускали с трудом, но такого гостеприимства мне и даром не нужно.

А падать больно — подвела итог, когда мы оказались на холодной сырой земле. Мы с моим «другом» по несчастью лежали на спине, шумно дыша. От падения даже мужчина пришел в себя и застонал, переворачиваясь на бок. Откуда только силы взялись?

— Противоядие, — еле слышно натурально прорычал он.

— Чего нет, того нет, — рвано ответила я, все еще приходя в себя от пережитого шока. Приложив максимум усилий, смогла только на корточки сесть. — Ты бы лежал, а то ведь наверняка переломы есть, — посоветовала ему.

Меня немного спасла защита комбинезона, а вот изодранная рванная в лоскутки одежда мужчины ему явно не помогла уберечься от травм. Тело исполосовано, будто бы следы от кнута с металлическими наконечниками. Вздрогнула. Ведь и я бы так сейчас выглядела.

— Если не принять противоядие до захода солнца, то о переломах бесполезно переживать, — выдохнул мужчина. — Да и убираться нам нужно отсюда. Не знаю, что за магию ты применила, но не уверен, что ее надолго хватит.

Стоп. Я ослышалась или он серьезно сказал о магии? Но это же… детские сказки! В сказаниях Земли Русской я находила упоминание о магии, но ведь это все вымысел! Просто красиво приукрашенная реальность! Да, и было это больше пятьсот тысяч лет назад от исчисления старого мира.

Мы живем в век технологий, а тут… магия? Волшебство?

Предположение конечно имеет место быть, а иначе как объяснить нападение ветвей? Ладно, возможно у них магия подразумевает что-то другое.

— Я тоже не уверена, — пробормотала в ответ.

Электроботы требуют подзарядки и если не найти источник тока, то они станут простыми ботинками, поэтому выбираемся отсюда и как можно скорее.

— Вардек, — представился мужчина, с трудом поднимаясь на ноги. Удивительно, но он не скривился от боли, а возвышался надо мной огромной… волосатой горой.

— Владлена, — я приняла от него помощь и схватилась за протянутую ладонь с длинными когтями, вставая на ноги. Странно, но он меня не пугал.

— Ты спасла меня, — вот сейчас он скривился и не от боли. — Теперь я у тебя в неоплатном долгу, — ах вот, откуда эта внезапная неприязнь?

— Вардек, — я резко выдернула ладошку из его руки, хмуро посмотрев на мужчину. Мой рост заканчивался в районе его груди, поэтому, чтобы встретиться с ним взглядом, мне пришлось хорошо задрать голову. Его глаза! Как я сразу не заметила такое явное отличие? В них не было привычного белка, лишь синие омуты, полностью затопившие глаза. Необычно и жутковато, а самое неприятное то, что я отчетливо видела в них все эмоции мужчины. — Простого спасибо будет достаточно, и если выведешь меня в цивилизацию, то буду весьма тебе благодарна.

Вардек недоверчиво прищурился, а по губам скользнула едкая ухмылка.

— Спасибо, — процедил он сквозь зубы, внимательно рассматривая меня. — Что на тебе надето? — он нагло прошелся пятерней по моей руке, исследую ткань. Я дернулась, отступив назад. — Что за магия применена, раз даже царапинки нет? Хотя стой, здесь же совершенно не действует магия. Аномальная проклятая зона, — что? Какая зона? — Почему ты цела! — этот странный волосатый животный мужчина все больше и больше удивлялся.

— Вардек ты ничего не забыл? — некультурно перебила мужчину. Магию я, конечно, не применяла, но меня насторожило его незнание об универсальных комбинезонах, напичканных мощнейшей защитой от внешних повреждений. Эта разработка уже многие века пользуется популярностью, а он смотрит на комбинезон, как на чудо света. Значит, о себе пока не распространяемся. Сначала узнаю, что это за место, а потом решу, что мне дальше делать. — Сумерки, противоядие, — напомнила ему.

— Да ты права, так как если мы его вовремя не примем, то умрем, — а рычит знатно, будто и не он пять минут назад умирал в цепких «объятьях» дерева.

— Поверь, я тоже не стремлюсь умирать, — в тон ответила ему. Не получилось у нас пообщаться нормально.

— И все-таки я хочу услышать ответ, — вот же приставучий.

— На мне нет ни царапины, — и как ему объяснить о технологическом прогрессе? Чувствую, что я в каком-то доисторическом периоде. — Из-за особого материала моего комбинезона. В ткань вживлены специальные нано — чипы полностью защищающие своего носителя от агрессивности извне, а благодаря моим электроботам ты сейчас дышишь и даже ходишь. И все это не магия, а очень тонкая наука.

— Врешь, — не поверил он мне. — В любом случае, закрепленный эффект дала защитная магия, но как она смогла быть активна в этой аномальной зоне? — рассуждал вслух Вардек, а я выпучила глаза. Он это серьезно? То есть он отрицает явное применение техники, ссылаясь на какую-то мифическую магию? Это бред! Вардек ты сумасшедший!

— Что за аномальная зона? — мне не понятно.

— Это место лишено магических потоков, а ты с легкостью справилась с ламиями, хотя из них почти никто не выбирался живым. Они очень любят мясо.

— Стоп, стоп, стоп, — перебила его. — Ты хочешь сказать, что после того, как нас расщепил бы яд, то нас сожрали?

— Именно, — и чему тут улыбаться?

— Знаешь что? — я на негнущихся ногах еле доплелась до Вардека. — Пошли скорее отсюда, а обо всем поговорим после.

— Согласен, — кивнул Вардек и поплелся следом.

Ступать по земле собственными ногами было настоящим чудом. Тело не ломило, не болело от нано-чипов. Наконец-то я смогла свободно дышать.

— Держись позади, — приказал Вардек и, обойдя меня по дуге, пошел первым, пробивая наш путь к жизни.

Не представляю, как мы найдем противоядие, но посмотрев в прямую спину волосатика, отметила, что он точно знает, что делает. Ладно, попробую довериться. Выбора то все равно нет. Конечно, можно развернуться и зашагать в противоположную сторону, но это будет верхом моей глупости. Одна в незнакомом чужом и, несомненно, опасном мире долго я точно не протяну.

Прокручивая в голове все последние события, пришла к единому мнению, что меня банально пожалели. Космолет улетел, бросив меня умирать. Четверо суток без воды и еды на чужой планете меня подкосили. Думала, что ничего нет хуже смерти. Ошиблась, есть — это ожидание самой смерти. Понимание того, что беспомощен и никто и ничто не в силах помочь. Не попросить, чтобы остановили сердце, а сама я не могла облегчить собственную участь. Я молила о смерти, взывала о милосердии, лишь бы не мучиться, но меня не слышали. Отец выбрал самое жуткое наказание из всех возможных.

Лежа в плотном, вязком густом тумане медленно задыхалась от вмиг ставшего тяжелого воздуха, периодически соскальзывая в беспамятство. Милосердия нет. Все то время я молилась за ребят и просила прощения за то, что буду первой там… за чертой и плакала, так плакала, что становилось невыносимо. Когда уже реально ты умираешь, то появляется безумное желание жить. Как же я хотела жить!

Сгустки тумана проникали в каждую клеточку моего тела. Или мне так казалось? Не знаю. Слабость организма искажала мое восприятие окружающего пространства. Мне тогда слышались голоса, которые я списала на галлюцинации. Ощущала чужие эмоции удивления и огромного любопытства, а потом наступила боль. Боль такая, будто бы сквозь меня пропускали жидкую лаву и затронули все мои нервные окончания.

Сейчас же я не ощущала ни толики отголоска той испытываемой боли. Наоборот, во мне бурлила жажда жизни.

Туман! Он действительно был живым. Я уверена, что он как-то повлиял на мое состояние и здоровье. Мозг лихорадочно анализировал происходящее. Чем дольше я погружалась в произошедшее, тем большее удивление вызывала вся эта ситуация.

Выдохнула с облегчением. Тяжелый груз болезни стерся одним мановением тумана. Как?

Постепенно сухостои ламий сменялись более живой растительностью. Под ногами перестали хрустеть ветки, а дорога стелилась зеленой травой.

— Настоящая! — изумленно прошептала я, останавливаясь, опускаясь на колени, вплетая в мягкую траву пальцы.

— Ты чего? — Вардек смотрел на меня, как на идиотку, а я действительно улыбалась, но улыбка моя выглядела немного сумасшедшей.

— Ты не понимаешь, — воскликнула я. — Трава…, — я подскочила с места и подошла к дереву с ярко зеленой листвой. — Это дерево… все настоящее! — это не тот жалкий сухостой ламий, поедающий человеческое мясо.

На Земле растительность давно сменили каменные джунгли. И это не заповедник! У нас на Земле ничего натурального настоящего не осталось, только небольшие закрытые парки. Перенаселение планеты сказалось на экологии, поэтому последние восемь тысяч лет кислород на Землю поступает из очистительных сооружений, установленных на орбите планеты.

Всего же насчитывалось не более десяти планет, где процветала флора и фауна, но нигде ее не было так много. Изобилие растительности большая редкость в наше время, а здесь можно сказать, что все это бесхозное. Гуляй — не хочу!

Даже клекот птиц и тот настоящий. Задрав вверх голову, увидела на ветке крупную птицу размером с сову. Она активно уплетала зеленые листочки.

Местность с ламиями была словно мертвая, а здесь бурлила жизнь.

Воздух отличался от того искусственного, чем я привыкла дышать на Земле. Он словно проникал в каждую клеточку моего тела, насыщая спасительным кислородом.

Дышать… дышать… дышать.

Это невероятно!

Резкая смена местности очень сильно бросалась в глаза, и я с жадностью осматривала природу.

Прикоснулась к коре дерева, ощутив под пальцами шероховатость. Живое, не имитация. Подтянув аккуратно веточку ближе, вдохнула запах листьев. Потрясающе!

— Все это конечно замечательно, — вырвал меня из нирваны противный голос Вардека. — Но нам еще нужно вовремя добраться до Источника, чтобы достать противоядие.

Блин, даже его сиреневая волосатость красиво играла бликами под солнцем, которое сюда хорошо проникало. Лучи согревали, даря тепло и уверенность в то, что все будет хорошо.

— Не ворчи, — улыбнулась я. Не знаю, как он, но я себя чувствовала замечательно.

Вардек нашел толстую палку, и сейчас устало опирался на нее.

— Давай ты в другой раз обнимешься с деревьями? — процедил язвительно мужчина и не дожидаясь меня, продолжил путь.

Мой мозг соображал туго, наверное, поэтому я как-то легкомысленно отнеслась к угрозе нашим жизням. Наблюдая за пьяными шагами Вардека, с меня слетела вся беззаботность. Сочившаяся из открытых ран кровь окрашивала «шерсть» в кроваво — сиреневый цвет. Зрелище жуткое и я не представляла, сколько усилий он прикладывал для того, чтобы сделать свой последующий шаг.

Постепенно лесистая местность сменилась каменистой.

— Нам туда, — махнув рукой, прошептал обессиленный мужчина.

Я посмотрела за направлением руки и увидела огромную гору. Что мы там забыли, естественно спрашивать не стала. Вардеку виднее.

Мужчина обеспокоенно посмотрел на солнце, которое склонялось к горизонту. Закат приближался.

— Должны успеть, — лихорадочно бубнили его губы.

Самодельная трость периодически застревала меж камней, тормозя и без того наше медленное продвижение. Но и это не было проблемой, а то, что камни были очень скользкие. Я пару раз упала и чуть копчик себе не отбила. И сейчас немного завидовала Вардеку, ведь его палка не позволяла упасть мужчине.

— Чувствуешь магию? — спросил он меня, прикрывая глаза, шумно вдыхая воздух.

Я тоже прикрыла глаза и попробовала почувствовать эту самую магию, но кроме легкого дуновения ласкового ветра ничего не ощутила.

— Это просто ветер. Пойдем, — скептично заявила я и медленно скользнула на очередной камень. Крупные валуны не облегчали наш путь.

— Я очень слаб, но даже в таком состоянии ощущаю ее силу, — проворчал Вардек. Видимо я сбила ему весь настрой.

— Давай ты позже подышишь магией, когда мы примем противоядие, — вспомнила ему его же язвительное замечание только в мою сторону.

— Язва, — совершенно беззлобно заметил он, а я только рукой махнула на это заявление.

Ничего не понимаю. Если присмотреться, то идти не больше трех километров, но мы плетемся как улитки.

— С такими темпами мы здесь упадем замертво, — постепенно теплый ветер сменился ледяными порывами.

— Все правильно, — тихо прошелестел он. — Так и должно быть. Это сила Источника магии.

— Эй, ты о чем? — остановилась я и вперив руки в бока упрямо посмотрела на Вардека. — Лучше подумай, где нам в камнях найти противоядие?

— Отыщем Источник, получим не только противоядие, но и кое-что еще, — загадочно пообещал волосатый мужчина.

— Звучит бредово, тебе так не кажется?

— Это все легенды и только трижды к нему находили пути счастливчики, которые и описали дорогу к Источнику, — продолжал, как безумный шептать Вардек. — Через ламии больше никому не удавалось прорваться. Очень многие там нашли свою смерть, — меня передернуло от представившейся картины. Это сколько же несчастных глупцов съели те деревья?

— А ты зачем подался к Источнику? — теперь меня раздирало любопытство.

— Если все получится, то сама поймешь.

— Давай без загадок, — раздражает вся эта туманность.

— Одна гадина наградила меня предсмертным проклятием, — злобно выпалил Вардек. — Если бы она была жива, то сам бы удавил тварь.

Отшатнулась, так как сейчас в этом недочеловеке были ярко выражены звериные повадки.

— Дай угадаю, — предположила я. — И ты решил, будто какой-то мифический Источник его снимет?

— Этот Источник — основа магии мира Мидаран. Если не он, то мне никто больше не поможет, — что же за проклятье на нем? Может эта вся агрессия оно и есть? Нельзя же быть таким злым ко всему.

На подъем к виднеющемуся зеву грота ушло несколько драгоценных минут. Подошва ботинок продолжала скользить. Помогая себе руками карабкаться наверх, ощущала под пальцами жар, исходящий от камней. Должно же быть испарение, но его не было. Влага и жар никак не могли сосуществовать рядом, но именно это я и ощутила под пальцами. Влага была теплой.

Вардек кряхтел, морщился, но упорно двигался рядом.

Выступ, еще один. С каждым пройденным шагом гора становилась более крутой. Последние метры мы как скалолазы цеплялись за выступы и подтягивали свое тело к очередному влажному камню. Пальцы так и норовили соскользнуть. Вардеку хорошо, у него когти, а я все свои ногти обломала до крови.

Еще один рывок и наконец-то край долгожданного плато. Вардек вскарабкался первым и подал мне руку, за которую я ухватилась, как за последнее спасение. Сил не было. Выдохлась.

— Вставай, — приказал Вардек, легонько пихая меня в бок, а я сейчас так хотела полежать, отдышаться, но мужчина прав, не время.

Шумно дыша, поднялась на ноги. Ощутила жар собственного тела. Если бы я была в простой одежде, то ее можно было бы выжимать от пота.

Грот небольшой пещеры встретил нас сыростью и мрачностью. Солнце практически село и у нас в запасе около двух часов. Если не отыщем Источник за такой короткий срок, то следующие искатели приключений обнаружат две пары высохших костей.

— Чего застыла? Пошли скорее.

Щелчок пальцами и в ладошке Вардека зажегся маленький лучик света. Я стояла с широко раскрытым ртом и неверующе смотрела на это чудо. Значит, не соврал.

— Магия? — шепотом спросила я, а мужчина кивнул.

— Сил у меня очень мало, но в этой темноте мы ноги переломаем, — Вардек дунул на светляка и тот, повиснув в воздухе, медленно поплыл вперед. Я, все еще не отойдя от такого маленького крохотного чуда, как марионетка пошла следом за лучиком света.

От изнеможения рассудок грозился отключиться. Нужно скорее покончить со всем этим.

Стены грота давили своей силой, буквально заставляя подгибаться колени. Хорошо, что мои ноги крепко держали меня, поэтому скрипя зубами от внезапно накатившей усталости, следовала за Вардеком к мифическому Источнику. Мне тоже нужно это противоядие, так как контакт с ламиями у меня состоялся. Ни голова, ни лицо, ни руки, ни шея не были защищены, а иначе я бы не сунулась сюда.

Внезапно из глаз брызнули слезы. Я не понимала своего состояния и сильно испугалась. Больше не видела Вардека, так как все заволокла пелена слез, лишь слышала глухие стоны мужчины.

Чувство, будто твою душу выворачивают наизнанку, потрошат как птицу, распределяя на отдельные ингредиенты, заставляя избавляться от ненужных потрохов.

Через слезы выходила вся моя накопленная боль, обида и нестерпимая мука, будто бы очищая от всего этого мою израненную душу.

Каждый последующий шаг давался мне с трудом. Я не видела Вардека, так как повсюду был непроглядный вязкий плотный туман, и с ним я уже встречалась. Он был мне знаком. Неужели этот туман и есть Источник магии? Чаша моего скептицизма медленно испарялась.

Стонов мужчины я не слышала, будто бы оглохла, будто бы разом исчезли все звуки и запахи, а затем я заорала от ужаса, так как упала в пропасть. Шаг и подо мной больше не было опоры, а я стремительно летела в бездну.

Вот так глупо и нелепо умереть могла только я. А все этот проклятый Вардек! Чтоб ему икалось!

Орала до хрипоты, до боли в горле и не заметила, когда падение прекратилось, а я парила в воздухе. Туман рассеялся, и я наконец-то смогла рассмотреть место, куда собственно так быстро летела.

Однозначно я висела в воздухе в миллиардах разноцветных нитей, которые и поддерживали меня. Такие навязчивые объятия начинают утомлять. Сначала ламии, теперь вот это непонятно что. Плато, куда я так жаждала ступить, находилось примерно в пятистах метрах от меня. Как туда «доплыть» не представлялось возможным.

Время остановилось, прекратив свой бег, лишь нити целенаправленно сплетались в разные узоры, и я как завороженная смотрела на это чудо природы… магии.

Где-то за пределами Источника бурлила активная жизнь, и я видела ее. Сквозь нити ко мне поступала информация… образы всех живых существ этого мира. Это было нереально… невероятно… волшебно… загадочно…красиво. Я ощутила весь спектр, контраст между тем, что было до и что стало после.

Прозрение, как эхом отдавалось в голове. Я чувствовала сейчас этот мир каждой клеточкой своего тела. И не везде он был радужным. Отметила несколько черных пятен, «поедающих» жизнь этого мира и не понимала, откуда взялась эта гадость. Она съедала магию, поглощала ее, убивая существ наделенных силой. Это неправильно. Так не должно быть.

Узор нитей стал некрасивым, рваным, дерганным, без яркой искры, раскрашивающей полотно жизни, а потом очередной узор поглотила черная гадость, а я заорала от невыносимой боли. Перед глазами стояли опустошенные глаза молодого мужчины. Он был мертв и я каким-то образом, почувствовала его смерть.

Это была последняя связная мысль перед тем, как разум все-таки отключился.

Глава 3

— Владлена вставай, — тихо проговорил над головой Вардек. И как только догадался, что я пришла в себя?

— Вардек отстань, — проворчала, даже не думая о том, чтобы последовать его просьбе.

Последние события буквально взорвали мой мозг, хотя ни голова, ни тело не болело, а наоборот, я чувствовала себя отлично, будто бы неделю отдыхала. Даже чувство голода отсутствовало, а ела я давно.

Прислушалась к себе, пытаясь поймать хоть какие-нибудь отголоски после встречи с Источником. Ничего — абсолютная пустота и чувство, что все те нити мне просто приснились, что не было никакого слияния с миром Мидаран, и это не я видела жизни живых существ, населявших этот мир. Скорее всего, это мои галлюцинации от встречи с туманом.

— Владлена нам пора убираться отсюда, — нетерпеливо поторапливал меня мужчина.

Интересно, а ему удалось снять с себя проклятие?

— Жить будем? Источник вывел яд из наших организмов? — вот это меня заботило больше всего.

— Все даже лучше, чем я ожидал, хотя вот в тебе никаких изменений не чувствую и это странно, — задумчиво протянул он.

— А какие же должны быть изменения? — удивилась я и все-таки соизволила посмотреть на своего попутчика. — А… — слова застряли в горле. Я резко вскочила на ноги, испуганно пятясь. — Ты кто такой и где Вардек? — зашипела я на незнакомца.

Передо мной на корточках сидел крупный высокий смуглокожий мужчина с правильными привлекательными чертами лица. Его огромные синие глаза без белка издевательски посмеивались, а на полных губах играла едва заметная улыбка. Сиреневые длинные волосы были заплетены в косу, но несколько непослушных прядей выбились из общей прически и падали на глаза. Передо мной однозначно сидит красивый атлетично сложенный мужчина.

Взгляд опустился ниже, отмечая рваную и такую знакомую одежду.

— Ну? Узнала? — насмешливо поинтересовался незнакомец.

— Вардек? — осторожно спросила я, не надеясь на положительный ответ

— Я же говорил, что мое проклятье может снять только Источник и вот я перед тобой, — хохотнул мужчина.

— Да, но я не предполагала, что тот ты ненастоящий, — это действительно чудеса и сомневаться в отсутствии магии в этом мире больше не стоит. Если бы не увидела собственными глазами, то никогда бы не поверила. Его голос, интонации не изменились, но вот внешность… она неожиданная.

— Это все проклятье, — фыркнул Вардек. — И с ним я жил более ста сорока лет.

— Сколько? Ты хочешь сказать, что долгожитель? — а новости все интереснее и интереснее и сомневаюсь, что здесь слышали об эликсире вечной жизни.

— Ну да, — как-то странно посмотрел на меня мужчина. — Если что, то мне почти восемьсот шестьдесят лет.

— Обалдеть! — изумленно выпалила я. Да я по сравнению с ним еще ребенок, младенец!

— Ты очень странно реагируешь на все, — совершенно серьезно заметил Вардек. — Дай руку, — я даже не думала сопротивляться и протянула свою худощавую ладонь. Мужчина прикрыл глаза и что-то начал бормотать, но я ни слова не разобрала из его абракадабры. — Ничего не понимаю, — выдохнул он на одном дыхании, вперив в меня пристальный взгляд. — Источник помимо того, что убирает все изъяны еще и увеличивает магический потенциал любого мага, но в тебе нет никаких изменений.

— Издеваешься? — съязвила я, выдергивая ладошку. Мне это надоело. Смотрит, как на букашку. Неприятно. — Я же тебе говорила, что во мне нет магии. Я простой человек без каких-либо способностей.

— Это и странно, — прищурился Вардек. — К Источнику простой человек никогда не найдет дорогу, а ты…

— А я и не находила, — фыркнула в ответ. Утомил. — Вообще-то это ты меня сюда притащил.

— Ты не понимаешь…

— И не собираюсь, — перебила Вардека. — Ты вроде бы сказал, что нам пора уходить отсюда, вот и пошли.

Этот разговор меня насторожил не на шутку. Если все правда, то меня ожидает сюрприз, но не думаю что приятный. В голове снова всплыла картинка нитей. Брысь отсюда. Ничего не хочу видеть и знать! Оставьте меня в покое.

О видении я ничего не сказала Вардеку и не знаю почему. Может потому, что не доверяю? Мутный он какой-то. Вопрос напрашивается сам собой, а почему ведьма прокляла именно его, да еще так нестандартно? Я девочка без предубеждений, но мне кажется, что это слишком жестоко к живому существу. Сто сорок лет в обличье зверя? Да я бы с ума сошла от этого, а он разумен, адекватен и силы воли не занимать. Знал, что идет на верную погибель к Источнику, но все равно не испугался и рискнул. Путь слишком извилист и опасен, но он справился и достиг своей цели. Спрашивать о причине проклятья не стала. Это в принципе не мое дело, а я уважаю чужие тайны, если захочет сам расскажет.

— Владлена! — окликнул меня Вардек.

Остановившись, обернулась, вопросительно посмотрев на мужчину. Хорош стервец, но у меня выработанный иммунитет на такую красоту. Элита ведь была идеальна, поэтому он меня не удивил своей внешностью.

— Чего тебе? — не совсем вежливо спросила я.

— Ты ничего не замечаешь? — он развел руками в стороны, обращая мое внимание на грот, но кроме сияющих стен я ничего больше не видела. Земля под ногами прочная и пропасти на горизонте не видно. Сыро холодно, но все это терпимо.

— Нет, — покачала головой.

— Здесь темно, а ты идешь, будто бы все видишь, учитывая, что мой светляк за твоей спиной, — да, его свет до меня не доходил. Нас разделяло достаточно большое расстояние.

— И что? — вскинула я удивленно бровь. — Глаза привыкли к темноте и если ты погасишь свой свет, то в скором времени тоже сможешь видеть, — я насторожилась, а ведь он прав. Дорогу сюда без его светляка мы бы искали очень долго, а сейчас я, как ни в чем не бывало, не натыкаясь на стены, иду на выход. Снова посмотрела вперед и застонала. Линии — они повсюду, но самые толстые и прочные были по обе стороны от меня и именно они прокладывали путь вперед.

— Нет, — не согласился со мной мужчина. — Это все не то.

— Давай выводи нас отсюда, — я прикрыла глаза и посчитала до десяти, умоляя нити исчезнуть с глаз долой. Что они такое я уже догадалась, но почему их вижу именно я — вот главный вопрос.

— Что ты скрываешь? — Вардек в секунду оказался рядом. — Магией не обладаешь, но видишь в темноте.

— Да ничего я не вижу! — взъярилась я. — В чем ты меня обвиняешь? У меня память великолепная и иду я, отсчитывая шаги, зная, где будет следующий поворот и развилка! Ты это хотел услышать? — нет, даже если и теплилась мысль посоветоваться с ним о нитях, то теперь точно не буду. Этот мужик сам себе на уме и что он со мной сделает после этой информации сложно представить.

— Ладно, — скептически посмотрел на меня мужчина. — Как скажешь, — и пошел впереди меня, освещая наш путь светляком, а я облегченно выдохнула. Пронесло и нити исчезли перед глазами, а грот снова погрузился в темноту. Вот это все привычнее, чем то, что было пять минут назад. Неизвестность пугает, а лично меня вводит в неописуемый ужас. Я не хочу никаких изменений. Дайте мне просто жить свободно.

Обратный путь показался мне очень долгим, а может, потому что мы больше не отсчитывали минуты до захода солнца?

Единственный звук в пещере издавали подошвы наших сапог, шумное дыхание да мелкие капли воды, падающие со свода пещеры.

Молчание затягивалось, но прерывать тишину я не собиралась. Вардек странный и несомненно опасный человек, хотя человек ли он, ведь таких глаз у простого люда не бывает.

Я приложила пальцы к вискам, слегка массажируя их круговыми движениями. Мыслей было много и они в хаотическом состоянии медленно вводили меня в панику. Я, наверное, схожу с ума. Как все резко и быстро поменялось в моей жизни. Дом с выстроенным укладом жизни остался за гранью тумана, но мне, почему-то не было жаль с ним расставаться. Там я жила по написанному сценарию и знала, что принесет мне завтрашний день. Здесь же все непонятно, оттого и пугающе и интригующе. Что принесет мне следующая минута или сутки? Неизвестно. Хмыкнула, понимая, что как раньше ничего не будет. Не будет презрения и ненависти в глазах родителей. Исчезнут лицемерные друзья и лживый жених, так как я больше не позволю себя использовать. Исчезнет вся та проклятая Элита, оставив после себя неприятный осадок, но и его возможно заменить. Единственное, что не давало мне покоя и отложилось легкой грустью на душе — это мои настоящие друзья, оставшиеся умирать, принявшие достойно свою смерть. С ними мне расставаться не хотелось, но обстоятельства сложились иначе и теперь я здесь — в новом мире магии и волшебства.

Я словно повзрослела в один миг, принимая судьбу. Стала стабильнее и сильнее, даже злость, раздражение не вызывали во мне негатива. Все будет так, как и должно быть. Просто на все можно смотреть иначе — спокойно, уверенно и взвешенно.

Улыбнулась, понимая, принимая такой важный дар, как сама жизнь и еще раз мысленно поблагодарила туман за такой подарок. Он ведь не просто позволил мне жить! Туман вернул мне веру в себя, в то, что свой второй шанс я использую иначе. Мне было стыдно за себя прошлую, а иногда я ненавидела ту Владлену, которая целых семьдесят пять лет от своего рождения была настоящей сукой и гадиной. Уверена, что теперь все сложится по-другому, ибо спокойствие и равновесие в душе — залог счастливой жизни, а я так хочу быть счастливой!

Некоторое время шла без мыслей. Они разом покинули меня, оставив лишь опустошенность и легкую усталость.

Внезапно тьма расступилась, и впереди мы увидели проблески света.

— Вардек, — осторожно позвала я мужчину. — А разве сейчас не ночь?

— Влада, — неожиданно сократил он мое имя. — Мы почти сутки находились в Источнике и если мне не изменяют мои внутренние часы, то сейчас где-то полдень.

— Так долго? — нахмурилась я.

И ведь все то время мы были беззащитны. Радует, что до Источника так просто не добраться. Таких любителей острых ощущений нужно еще поискать. Понятно, что Вардеку надоел звериный облик, и он решился на отчаянный шаг, но почему меня выбросило именно в этом месте и возле него? Случайность или все-таки запланированная встреча? И ведь спросить не у кого.

— Если честно, то я думал, что мы пробудем здесь не меньше трех суток, — ответил Вардек, останавливаясь на краю плато. Слепящий свет резко ударил по глазам. Пришлось зажмуриться, чтобы не ослепнуть.

— Ясно, — постепенно глаза привыкали к яркому свету.

Вардек тоже стоял, зажмурившись и снова что-то бормотал.

— Придется идти, портал не открыть. Источник блокирует любое перемещение, — сообщил мне мужчина в рваных тряпках. А вообще он в них смотрелся забавно. Сам весь из себя и в таком виде. Улыбнулась, а Вардек нахмурился, заметив мою эмоцию. — Что?

— Ничего, — хмыкнула я, пожав плечами. — Отличный вид отсюда открывается, — кивнула в сторону каменистой пустыни по которой мы шли сюда. Представив, как опять будем скользить по камням, вздрогнула.

— Я смогу нас слеветировать, — вопросительно посмотрела на мужчину. — Иди сюда и держись крепко.

Что он задумал и что значит «слеветировать»?

Вардек крепко прижал меня к груди, а мне в нос ударил запах свежескошенной травы, как на планете Трена. Ею кормили животных, мясо которых потом поставляли для Элиты. Натуральный корм и натуральное мясо. Правда последние пять лет я была этого лишена. Простому народу не доставалось ничего. Запах приятный, притягательный и совершенно не стесняясь, я вдохнула его, а в животном виде от него так вкусно не пахло. Кажется, мужчина не заметил моего бесстыжего маневра, а еще через секунду меня окутал теплый воздух и медленно поднял нас над плато.

— Ты летаешь? — изумилась я, наблюдая, как мы с легкостью преодолеваем каменистую пустыню. Вардек молчал, сосредоточенно смотря вперед. Заметила капельки пота на лбу и висках. Видимо колдовать ему сложно.

Руки подрагивали на моей талии, но не отпускали. Боясь быть сброшенной, я буквально вскарабкалась по нему и обвила торс ногами, а руками зацепилась за мощную шею. Так надежнее.

— Маленькая обезьянка, — хмыкнул Вардек, заметив мою манипуляцию, подложив ладони под попу. Слишком близко, слишком интимно, но границ он не переходил. По-другому такую позицию не поддержать.

— Я просто перестрахуюсь, — ответила в тон ему, замерев.

— Не отвлекай, — беззлобно проворчал он и снова сосредоточился на полете.

В воздухе нас дергало, будто бы мы попадали в воздушные ямы, но магу удавалось блестяще справляться с поставленной задачей. Если бы не сильный ветер, то может нас бы так сильно не шатало из стороны в сторону.

— Назад тоже через ламии пойдем? — задала я волнующий меня вопрос, едва мы оказались за пределами каменистой пустыни.

Вардек отпустил меня, и устало опустился на траву, шумно дыша.

— Отвернись, — приказал он мне, но я и не думала послушаться, а попыталась присесть рядом, но он жестом руки остановил меня. — Я сказал, отвернись дрянная девчонка! — заорал внезапно на меня маг.

— Что происходит? — я пропустила мимо ушей его оскорбление, не став зацикливаться на этом. Больше всего меня беспокоило состояние Вардека. Несмотря на смуглость кожи, он выглядел слишком бледным, осунувшимся и истощенным.

Ответа я не услышала, так как мужчину неприлично вырвало на эту самую траву.

— Я же просил, — простонал он, вытирая тыльной стороной ладони испачканный рот.

— Почему тебе так плохо? — я себя чувствовала великолепно.

— Это откат, — пояснил он, брезгливо поморщившись. — Сила Источника слишком могущественна. Магия во мне, но ее нужно еще приручить, а вообще даже после такого маленького колдовства я должен валяться в обмороке, но мой потенциал вырос. Нужно время, чтобы увеличенная сила срослась воедино с моей врожденной магией.

— И это всегда так? — не завидую я этим магам. Так никакой еды не напасешься! Было бы смешно, если бы не было так грустно.

— Если касается Источника, то да, — кивнул он. — Когда выкладываешься по максимуму тоже всегда откат, но в нашем случае это первый вариант. Я чувствую, как во мне бурлит необузданная сила Источника, — ну, значит не все так плохо. — Нужно лишь ее приручить и тогда я буду одним из самых сильных магов нашего мира! — пафосно закончил он. Похоже этот мужчина страдает манией величия. — Мне понадобится несколько суток для освоения новой силы и лучше пока немного воздержаться от колдовства.

— Зачем же ты тогда магичил? — если все так серьезно, то не понимаю его поступка.

— Я устал и не горел желанием лазать по этим скользким камням, — выдохнул он.

— Ты же теперь сам не транспортабельный, — возмутилась я.

— Ничего, прорвемся, — и так это легко сказал, что я ему безоговорочно поверила. Это его мир и он знает, как в нем жить. — Ладно, пошли, — и куда только подевалась его усталость? — Нам еще нужно пересечь Долину Смерти, — сглотнула. Название долины мне очень не понравилось. — О ней практически ничего не известно, но название говорит само за себя, — вздрогнула. Эти новости меня не обрадовали. — Только за Долиной Смерти будет стационарный портал и он приведет тебя в твою цивилизацию.

— Тогда может обратно к ламиям? — осторожно предложила я.

— О, дорогая, — протянул весело Вардек. — Той дороги больше нет, — вопросительно изогнула бровь. — Для каждого мага Источник прокладывает свой путь и сомневаюсь, что ТА дорога будет безопасной. Никогда не поворачивай назад. Впереди я хотя бы знаю, что нас может ожидать и готов к этому, а вот ты согласна прыгнуть в неизвестность? — отрицательно мотнула головой, хотя для меня любая дорога в этом мире — неизвестность, но пока с Вардеком безопасно, поэтому попытаюсь довериться. Он житель этого мира и насколько я поняла, очень много знает, а знания — это сила!

Мы идем уже часа три. Кажется, что день растянулся в бесконечность. Солнце в зените и не собирается клониться к закату. Под подошвами ног хрустят сухие ветки, издавая в округе неприятные звуки, будто бы кто-то дробит кости. Я бы жутко вспотела, если бы мой комбинезон не регулировал температуру. С Вардека пот ручьем скатывается. У меня лишь волосы взмокли от пота и неприятно липли к лицу. Ноги уже двигались на автомате. Левая… правая… левая… правая… прыжок через небольшую яму и так до бесконечности. Чувствую себя запрограммированным роботом, для которого конечная точка путешествия — это заданная цель. Только роботы не устают и не потеют.

Посмотрела в спину мужчины, который тоже еле передвигал ногами, но не останавливался.

Оступилась, зацепившись ногой за ветку и взмахнув широко руками, не удержав равновесия, упала на бок, больно стукнувшись о небольшой валун бедром, покатилась по наклонной в сторону, где виднелся ров.

Вардек мое падение заметил, но ничего не успел сделать, лишь бросился следом за мной.

Ров был крутым, и мои попытки схватиться хоть за какой-нибудь кустик не увенчались успехом. Подошва скользила по траве, как лыжи по снегу. За эти несколько секунд падения исцарапала себе все руки до крови и наверняка, где-то засела заноза. Вот только не это самое страшное, а то, что там, где заканчивался ров, начиналась бездонная пропасть. Именно туда мы сейчас падали с Вардеком. Я его мысленно материла за то, что использовал магию на плато не по назначению и сейчас мы оба беспомощны.

Ужас неизбежного падения сковал горло, а крик умер еще в зародыше.

Пропасть приближалась с неимоверной скоростью, и последняя попытка схватиться хоть за что-то не увенчалась успехом, а я полетела вниз, лишившись шаткой опоры.

Все произошло в доли секунды, и я почувствовала, как мою правую руку прострелила сильная острая боль. Вывих в плече. В последний момент меня схватил Вардек, шумно дыша, зацепившись пальцами правой руки за край пропасти.

В моих глазах стоял дикий ужас. Вниз не смотрела. Мы умрем, погибнем так нелепо, а все виноваты мои «кривые» ноги. Если бы я не смотрела по сторонам, а под ноги, то ничего этого бы не было.

Не знаю как, но Вардеку удалось не только удерживать нас обоих, но и умудриться подтянуться на одной руке вверх, буквально выбрасывая меня на твердую землю. Ошиблась, он не пальцами держался за уступ, а когтями. Его рука мало напоминала человеческую, но благодаря ей мы сейчас живы. Кто он?

— Держись, — сквозь зубы процедил Вардек.

Из-под земли появился корень дерева. Откуда он тут взялся, спрашивать не стала, а сразу же вцепилась мертвой хваткой. Наверняка Вардек последние силы отдал, чтобы добыть для нас такую нужную «веточку».

— Спасибо, — еле слышно прошептала, чувствуя, как по щекам бегут слезы облегчения вперемешку с болью. Правая рука висела плетью и нестерпимо болела.

— Прости, — Вардек подполз ближе и резко дернул за руку. Я заорала от боли, наверное, так как никогда.

— Ты, — сквозь слезы шипела я. — Предупреждать же надо.

— И раз все живы, — он не обратил внимания на мое взвинченное состояние. — Прошу ползти наверх, — махнул он рукой в сторону места, откуда мы свалились.

Нда, падала я быстрее. Метров семьсот ползти ползком на четвереньках, то еще удовольствие, но на ногах это расстояние не преодолеть, иначе есть шанс снова свалиться, а уповать на то, что все закончится благополучно, шанса нет.

Ох, кто бы только знал, как мне все это осточертело. Хочу в тепло, в уютную мягкую постельку и поесть. Вот только никто не будет удовлетворять мои капризы, да и не заикнусь я об этом, а мечтать ведь не вредно.

Нам в который раз повезло.

Израненные руки упорно цеплялись за кустарники. Правую старалась сильно не напрягать. Ботинки выбивали в земле углубления для опоры, правда скользкая трава замедляла наше продвижение, но иногда Вардек подхватывал меня за талию и подбрасывал до следующего кустарника. Ему хорошо, у него когти.

Общими усилиями, но нам удалось через полчаса достигнуть вершины рва.

— А теперь не соизволишь ли объяснить, откуда коготки? Ты ведь снял проклятье или я что-то путаю? — я лежала на спине, уперев взгляд в высокие кроны деревьев. Из груди вырывались хрипы, но я не могла не озвучить свой вопрос. Уж все слишком непонятно.

— Проклятье снято, — тогда ничего не понимаю. — И на этом пока все. Придет время, сама все узнаешь, а пока рано.

— Но почему? — к чему секретность? Мы столько с ним пережили за эти сутки, что кажется уже не должно быть никаких секретов, за исключением моей тайны.

— Люди, к таким как я, относятся с опаской, и дружелюбностью от них не пахнет, — туманно ответил Вардек.

— Таких, как ты? Вас много? — изумилась я, представляя общество когтистых.

— Более чем, но мы не афишируем себя в этом виде, — я села и упрямо посмотрела на него.

— Но я видела тебя уже в зверином обличье!

— Это другое. Здесь было проклятье, — хмыкнул Вардек. — Существа этого мира нас боятся и презирают, но не гнушаются приходить к нам за помощью. И твое поведение, когда ты увидела меня впервые, поразило. От тебя я не чувствовал ни неприязни, ни отвращения ни других негативных эмоций, лишь любопытство и жажда помощи, а это очень странно для обычной человечки, — рассуждал вслух мужчина. — Обычно при встрече со мной, меня пытаются убить, а ты наоборот, — тут он замолчал и внимательно посмотрел в мои глаза.

Ну и как ему сказать, что в тот момент мне было все равно кто он.

— Ты был такая же жертва обстоятельств, как и я, поэтому и посчитала нужным помочь, тем более это было в моих силах, — нашлась я с ответом. — И ты ничего плохого мне не сделал, а наоборот предупредил о яде. К чему же мне тебя убивать? — теперь я смотрела на него, не отрываясь.

— Ты странно одета. В тебе нет ни капли магии. Где твой дом? — внезапно завалил он меня вопросами. — Там все такие? — я лишь хмыкнула.

— Моя одежда — последний подарок папеньки, — решила частично приоткрыть завесу моего прошлого. Думать о том, как меня бросил умирать родной отец не хотелось, а любое упоминание о нем, сводило челюсть.

— И где же он? Почему ты оказалась в том месте одна? Ведь об Источнике ты ничего не знала? Я прав? — кивнула, подтверждая его догадки. — Откуда ты?

— Как оказалась в плену ламий не знаю, просто очнулась уже оплетенная ветками. Что по поводу отца, так он просто бросил меня умирать, посчитав слабачкой и позором Рода, а место моего предыдущего проживания теперь уже неважно, — отмахнулась от его вопроса. — Тем более, что туда хода больше нет, путь закрыт, — без сожаления ответила я. Возвращаться в Элиту я не собиралась, даже если бы мне предоставили выбор. Здесь я хожу, здорова, а там бы так и оставалась никому не нужной калекой. — Мне удалось выкарабкаться и вот теперь я здесь.

— Кхм, — протянул Вардек. — А ты не многословна.

— Это все что я могу сказать, — пожала плечами, отворачиваясь от него, показывая этим жестом, что разговор окончен. — И прошу больше не спрашивать об этом. У каждого есть свои секреты и тайны, но мои не несут никому угрозы, поэтому оставим все как есть.

Я устала. Этот короткий разговор вымотал меня окончательно. Чувствовала себя, как выжатый лимон, как мясо, пропущенное через мясорубку. Спасибо Вардеку он больше не лез с расспросами, полностью погрузившись в собственные мысли. Да, пищу для размышлений я дала знатную. Подавленное состояние явление редкое, но именно сейчас оно на меня накатило. Молчание давило, буквально сгущая воздух вокруг меня.

— Нам нужно поторопиться, — услышала за спиной голос моего попутчика.

Путь продолжается. Снова дорога и впереди маячившая спина Вардека, а по моим щекам катились молчаливые слезы. Нет, всхлипов не было, но болезненные воспоминания… они как тонкий нерв, который каждый старается дернуть больнее. Еще пять лет назад я бы даже не задумывалась над собственной участью, но мои ребята научили меня действительно жить по-настоящему и ценить то, что есть сейчас, а не было или будет. Каждый миг… мгновение никогда не повторится, а значит ценно по-своему. У меня есть мотивация — мои друзья, которые спасли меня. Сколько им осталось? Я потерялась во времени, когда осталась умирать в тумане. Возможно уже сейчас Земля стерта с лица Галактики, а их тела превратились в ничто, как и миллиарды оставшихся на Земле землян, но я должна жить, сохраняя память о тех светлых годах, проведенных вместе. И я обещаю, что напишу нашу историю и прочту ее своим внукам, как того и хотела Аленка — эта светлая отзывчивая девушка с самым добрым сердцем.

Губы тронула уставшая, ласковая улыбка. Плачу и смеюсь, как это на меня не похоже. Но по-другому я не могу вспоминать о них. Моя семья… моя настоящая бесценная семья… ее больше нет.

— Не реви, — мимо Вардека ничто не пройдет незаметным. Он остановился и притянул меня к себе, крепко обнимая. — Я тебя точно не оставлю умирать, — пытался разрядить обстановку мужчина.

— Спасибо, — криво улыбнулась я.

— Пожалуйста, — хохотнул сиреневоволосый. — Поэтому хватит разводить сырость и пошли быстрее, — он схватил меня за руку, ускоряя шаг. Я за ним едва не бежала. Встреча с пропастью забрала у нас драгоценное время и теперь нам нужно наверстать упущенное, а еще мне бы антисептик какой. Царапины ныли, хоть и не кровоточили. Не хочу, чтобы пошло заражение, а тут банально промыть не чем.

Хотелось пить, есть и спать, но мы упорно шли вперед, хотя Вардек и видел, как я еле переставляю ноги. Такой марафон я никогда в своей жизни не проходила, не считая встречи с райгарами на планете Маста.

А все начиналось с того, что Миланка как-то заметила, что у расы райгар есть очень интересная вещица и вот мне она очень нужна была в тот момент. Эксклюзив только для меня, а значит, эту вещицу мне нужно достать. О перекупе речи не шло, так как у этих древних неандертальцев камень Истины был своеобразным талисманом. Его использовали при назначении на трон очередного Императора. В чем его сила не знала, но то что этот камень один единственный во всей Вселенной — перевесило все сомнения.

Райгары раса невысоких существ с короткими хвостами и длинными волосатыми ушами. Всю основную часть на лице занимал огромный широкий рот с маленьким приплюснутым носом, а глаза были как две узкие щелочки. Как они меня смогли рассмотреть, не представляю.

Все шло гладко. Я незаметно пробралась во дворец, взломала защиту и достала для себя этот камень с виду не примечательный, больше похожий на крупную слезу размером с орех. И вот это их драгоценность? Но я была бы не я, если бы даже такую ерунду не заимела в свою личную коллекцию. И плевать мне тогда было, что своим поступком я чуть не развязала войну между нашими планетами. Тогда у меня в крови бурлил адреналин и жажда обладания.

Меня заметили на половине пути к трегу, который я спрятала за ближайшим барханом, а в пустыне не слишком быстро побегаешь. Ноги вязнут в песке, ветер поднимает этот песок и швыряет в лицо и даже маска не спасает. Дорога еле видна.

И я побежала, только недалеко. Меня схватили и чуть не казнили. Спас отец, пообещав местному Императору в подарок целую планету и не просто планету, а ту которую он уже подарил мне. Ох, как же я была зла. Мой рай отдали какому-то захудалому народишке! Я не обрела эксклюзив, а потеряла свою «малышку». Но тогда от этого решения зависела моя жизнь и все-таки чаша весов с собственной шкуркой оказалась в перевесе, но я тогда сильно обиделась и не общалась с отцом больше трех лет. Неужели он не мог отдать что-то другое?

Вот и сейчас усилившийся ветер поднимал дорожную пыль и швырял ее нам в лицо. Здесь маски не было.

— Приближаемся, — оповестил Вардек, а ему этот ветер нипочем. Ничего не придумав лучше, я юркнула к нему за широкую спину и только здесь выдохнула с облегчением. — Трусишка, — заметил мой маневр Вардек.

— Я не против поесть, но не дорожную пыль, — буркнула недовольно я. — У меня земля уже на зубах скрипит.

— Через минут пятнадцать должны выйти к реке. Я чувствую запах влаги и слышу ее бурлящее течение.

— Ничего себе! — присвистнула удивленно я. — Я например, кроме ветра ничего не слышу, а он очень сильно свистит в ушах.

— Не переживай, я не дам нам погибнуть, — обрадованно успокоил меня мужчина. — И скоро поедим. Как ты относишься к рыбе?

О, это настоящий деликатес на Земле! Ее разводят в специальных водоемах, и стоит она раза в три дороже, чем мясо, но для элиты нет ничего не возможного, поэтому рыбу я обожала.

— Положительно, — и только сейчас, кажется, заметила, как проголодалась. Источник чудесным образом притупил голод, но физическая нагрузка дала свое.

И действительно, но не через пятнадцать минут, а через десять мы были у широкой реки, которая отделяла этот берег от другого. Здесь на этой стороне все было спокойно, а вот с той стороны земля то поднималась, то опускалась, будто бы дышала.

— Только не говори, что нам нужно на ту сторону, — с опаской в голосе поинтересовалась я, не отводя взгляда от «дышащей» земли.

— И не буду, — фыркнул Вардек, направляясь прямо к реке. — Сама это сказала.

— Твою ж ласточку! — выругалась я, всматриваясь в противоположный берег.

Течение реки было сильное. Как мы ее переплывем? Внезапно середина реки вздулась и «выплюнула» в воздух огромное клыкастое нечто с жабрами и плавниками, а затем оно с громким шлепком плюхнулось обратно в реку. Нервно сглотнула. А доплывем ли мы вообще?

— Вардек, — окликнула я мужчину, который как ни в чем не бывало, уже зашел по колено в воду. — А может ну ее эту рыбу? Давай ягод поищем или грибов? — его же сейчас съедят.

Вот и высокий плавник проплыл в метрах тридцати от Вардека.

— Успокойся, — ага, как же. Если тебя сожрут, я останусь одна и точно отсюда никогда не выберусь. Он поднял вверх руки и показал длинные загнутые когти. — Я можно сказать тоже хищник, а они, — он кивнул в сторону плавника. — Боятся сильного противника, поэтому не рискнут напасть.

— Ну-ну, — недоверчиво фыркнула я, наблюдая за тем, как Вардек замер в воде.

Я нетерпеливо и опасливо переминалась с ноги на ногу, а сердце бешено билось в груди. Я не просто волновалась, а была в диком ужасе.

Этот мир он такой опасный и беспощадный, что кровь стынет в жилах. Как тут выжить, если на каждом шагу опасность?

Вот только Вардека это, похоже, не заботило. Он одним ловким резким движением когтей выбросил на поверхность две крупные рыбины и развернувшись ко мне лицом, расплылся в довольной улыбке.

— А ты боялась, — и не надо насмехаться. Я новенькая в этом мире и многого не знаю. — Видишь вон те крупные толстые листья? — я проследовала взглядом за направлением руки Вардека и увидела высокий куст с вышеупомянутыми листьями. — Будь добра подай мне четыре штуки, а я пока костер организую.

Вардек был доволен. Это видно невооруженным взглядом. Он бросал на меня украдкой задумчивые взгляды, и от них мне становилось не по себе. Что у него в голове не представляю, но безоговорочно доверять этому мужчине не стоит. За маской легкомысленности и веселости скрывается другая натура. Ведь цепкий, жесткий и суровый взгляд не может быть у балагура, да и причина его проклятия не оставляет меня в покое.

Запах костра приятно дразнил нос. Рыба, укутанная в листья, запекалась в углях, а мужчина напротив сосредоточенно изучал пламя.

Я поднялась и прошла к реке. Нужно хоть немного умыться, очистить царапины от грязи, остыть от дневной жары. Странно, но едва мы оказались у реки, как солнце стремительно, буквально упало к горизонту, и сейчас я умывалась в серых сумерках.

Близко не подходила, боясь быть съеденной, но возле берега мелко, поэтому крупную рыбку я быстро замечу.

Сбросив боты, вытянула вперед ноги, осторожно опуская их в воду. Лепота! Хорошо то как! Я чуть не мурлыкала от удовольствия. И вообще человеку мало нужно для счастья. Вода была холодной, но великолепно снимала усталость.

Уверенный спокойный и даже немного скучающий мужчина лениво ворошил веточкой угли в костре. Но не это меня поразило, а вмиг ставшие равнодушными глаза, словно он отключил все эмоции.

Я сглотнула. Он напугал меня, а может это все пламя от костра делает его таким ужасающим?

Кто он?

— Ужин готов, — безучастно оповестил меня Вардек. Я поспешила вернуться к костру.

Вкусно! Я буквально вгрызалась зубами в горячую рыбу, не обращая внимания на то, что горло буквально обжигало.

Застонала. Как же давно я ела.

— Тише, тише, — на мою руку легла твердая мужская ладонь. — Не торопись.

— Вардек это самое вкусное, что я когда-либо ела, — а из глаз покатились слезы. Вкус рыбы другой более нежный и сочный, отчего не менее, восхитительный, а ведь это просто рыба.

— Саман считается деликатесом и если честно, то не ожидал его встретить в этих водах, — улыбнулся уголками губ Вардек, а глаза все также оставались флегматичными.

— Спасибо Вардек, — с признательностью посмотрела на него. — За все спасибо, — на что он лишь кивнул и продолжил свой ужин.

Укладывались спать мы как можно ближе к костру. Ветки догорали и немного согревали. Ночь не принесла успокоения. Стало очень холодно и Вардек недолго думая, подгреб меня к себе.

— Так теплее, — прошептал он мне на ухо.

С одной стороны жар от костра, с другой горячее тело Вардека и я уставшая и измученная этим походом слишком быстро соскользнула в сон.

Глава 4

Я думала, что хуже быть не может, но все только начиналось.

— И как ты предлагаешь нам перебраться на ту сторону? — кивнула на противоположный берег.

Утро только занималось. Было довольно прохладно. Была бы в другой одежде, то точно бы замерзла. Изо рта шел густой пар, но комбинезон отлично регулировал температуру. Мне не было холодно.

Костер уже не горел, но оставшуюся с вечера рыбку мы завернули в листья. Позаимствовав кусок рубашки у Вардека, завернула рыбку и привязала ее к поясу.

Я не отдохнула. Не получилось. Да, вроде бы и выспалась, но жутко ломило кости. Наверное, от непривычного спального места. Я еще никогда не спала под открытым небом. Вернее я могла ночами гулять, развлекаться, плавать в океане ночью, но никогда не спать, а здесь все для меня в новинку.

Река была неспокойна. Волны бурлили, вздымались до пены, а кровожадные речные обитатели как никогда активизировались. Даже боюсь представить, какая здесь глубина, так как рыбка размером с три Вардека должна иметь достаточно много водного пространства для своего маневра охоты. Мне не «улыбалось» попадаться на зубок этим «милым» рыбкам.

— Не мешай, я думаю, — отмахнулся мужчина, медленно прохаживаясь по берегу реки. И этим он занимался последние двадцать минут.

— Может, попробуем отыскать брод или мост? — внесла свое предложение в наш поход.

Должна же река откуда-то начинаться и где-то заканчиваться? Вот только боюсь, нам долго придется искать ее истоки.

— Это долго и не уверен, что там будет проще, — отмахнулся от моей идеи Вардек. Ладно, ему виднее. В конце концов, ведь это он коренной житель Мидарана.

— Что с твоей магией? — может опять нас слеветирует? — Еще не прижилась?

— Частично, но не уверен, что смогу перенести нас на ту сторону реки, — покачал головой мужчина. — Я даже обернуться не могу до конца, — проворчал недовольно мой сопровождающий.

— Обернуться? — мне послышалось?

— Именно Влада, — ухмыльнулся Вардек и так пронзительно посмотрел на меня, что я поежилась от этого взгляда. — Хотя на кое-что меня должно хватить, — загадочно пробормотал мужчина, снова устремляя взгляд на реку.

Вплавь нам дорога закрыта, по воздуху тоже, а значит тупик.

Пока я предавалась размышлениям, Вардек зашел в реку по пояс, опустил руки под воду и стал что-то бормотать. Бросив скептический взгляд на мужчину, покачала головой. У нас ничего не получится.

Прикрыв глаза, молча выругалась. Чувствовать себя живой — это непередаваемое чувство, но вот опасности, что подстерегают в этом незнакомом мире, вводят меня в ужас. А ведь это только начало. Что ждет меня впереди остается только догадываться. И все же почему туман выбросил меня именно рядом с Вардеком? Зачем этой Силе было меня сталкивать с такими опасностями, хотя как такового вреда мне еще не причинили. Я цела, невредима, здорова и до безумия напугана, но ведь это ничто по сравнению с тем, что сутки назад умирала, брошенная собственным отцом на незнакомой планете.

И зачем я себя жалею? Вон моему сопровождающему в сто раз хуже. Каково это сто сорок лет прожить в обличье неведомой зверушки с разумом человека? Такого и в страшном сне невозможно представить. А он молодец, не отчаялся, а искал варианты и пусть этот последний шанс опасный, но он оказался действенным. Красивый мужчина с отличной жесткой хваткой, честью и знанием — мечта любой женщины, но тогда почему одна из представительниц моего пола прокляла его?

— Владлена, — хрипло окликнул меня мужчина из моих мыслей. — Скорее.

Распахнув глаза, шокировано застыла.

Вардек ссутулившись сидел на огромной рыбине, крепко ухватившись за выступающий плавник.

— Э…

— Быстрее садись сзади, — прорычал мужчина сквозь зубы. — Подчинения надолго не хватит, а эта тварь качает из меня силы.

Кто я такая, чтобы перечить? За время нашего короткого знакомства Вардек ни единожды доказал, что ему можно доверять. В конце концов, не отдаст же он меня на съедение этой рыбке.

Спина нашего транспорта была холодной и скользкой, поэтому я крепко ухватилась руками за пояс Вардека. У него когти, поэтому вероятность падения с этой рыбки приравнивается к пятидесяти процентам, что в нашем случае не так уж и мало.

— Держись крепко, — хмыкнул мужчина и мы резко рванули вперед.

О, это было непередаваемое ощущение. Рыбка неслась вперед на огромной скорости, а вся бурлящая вода накинулась на нас с Вардеком, проникая всюду. Зубы стучали от холода, пальцы немели, а берег еще так далеко.

Вдруг Вардек стал заваливаться на бок и не знаю, как мне удалось, но я смогла вернуть ему вертикальное положение.

Силы на исходе. Тут не нужно быть аналитиком, чтобы понять — он не рассчитал собственную магию и сейчас теряет контроль.

Рывок и рыбка резко уходит под воду. Глаза защипало от ледяной воды, воздуха не хватало, а Вардек полностью улегся на рыбку, но пока еще умудрялся держаться когтями. Инстинкты выживания, наверное.

Проклятье! Вот теперь это точно наша погибель. В голове шумело, а перед глазами стали плясать разноцветные мушки или…. Постойте НИТИ? Точно! И одна из этих нитей от рыбки была слабо прикована к Вардеку, но она на глазах истончалась.

А вдруг получится? Я мысленно протянула к этой ниточке свои ручки и немного дернула на себя. Рыбка стала сбавлять скорость. Неужели? Еще один рывок вверх и рыбка на поверхности. Глубокий вдох и живительный кислород с болью наполняет легкие.

Теперь главное не упустить момент. Глаза слезились и виднеющийся вдалеке берег, был размытым пятном.

Я мысленно протянула от себя к рыбке еще одну нить управления. Она дернулась, но подчинение снять не смогла. Теперь она в моих руках. Направив рыбку к берегу, облегченно выдохнула. Не знаю как, но у нас все получилось. В голове крутился вопрос, почему я это смогла сделать, ведь Вардек говорил, что во мне нет ни капли магии. Тогда как? Может не совсем бесследно для меня окончилось знакомство с Источником? Ведь эти нити впервые я увидела, когда оказалась в нем. Снова вопросы без ответов.

Вардек видимо без сознания. Хоть бы не соскользнул со спины. Я облокотилась на него, придавив своим весом. Так надежнее. Рыбка не делала больше резких движений, а умеренно приближалась к берегу.

— Уф, — устало выдохнула я, едва мы оказались на твердой поверхности.

Рыбешка приволокла нас к берегу и сбросила на мелководье. Мысленно разорвала нашу связь и аккуратно оторвала нить от Вардека, отчего тот болезненно застонал. Не думала, что получится. Смотря на то, как улепетывает рыбина, мы ее полностью освободили из-под нашего влияния.

Теперь мой сопровождающий.

— Вардек тушка ты тяжелая, — проворчала я, потянув его за руки к суше. Но он был без сознания.

Кое-как, но мне удалось его вытащить из воды, а сама я упала рядом с ним, шумно дыша.

Вот так поплавали. Адреналин до сих пор гуляет в крови. А ведь, если бы не чудо, то мы бы погибли там. Даже останков не осталось бы от нас. Из нас получилась бы отличная закуска для местных речных обитателей, а они в этом мире очень кровожадны.

Повернув на бок голову, посмотрела на Вардека. Грудь вздымается мерно, значит жив, но вполне вероятно, что истощен. На магию положиться нельзя — это факт. Подведет в любой момент.

— Черт, — на поясе осталась висеть только тесемка от рубашки Вардека. Весь наш провиант сейчас покоился на речном дне. Нужно ждать пока очнется Вардек. Тогда может он снова наловит рыбки? Хотя жарить ее негде.

И о чем я только думаю? Какая к черту еда, когда мы еле выкарабкались!

Оглядевшись, поняла, что эта сторона берега полностью песчаная без единой травинки или кустика. Вот только песок был серый, будто бы это выжженная безжизненная пустыня.

Взяв в руки горсть песка, пропустила его сквозь пальцы. Теплый. Солнце согревает этот край.

Вода стекла по комбинезону и сосредоточилась в ботинках. Там очень хорошо хлюпало. Сняв боты, вылила их содержимое.

Торопиться сейчас некуда, поэтому я расстегнула комбинезон, вывернула его наизнанку и расстелила на солнце. Пускай высыхает. Оставшись в одном нижнем белье, подлезла под бок Вардека и незаметно отключилась. Видимо последние события выбили меня из колеи. Без Вардека я с места не сдвинусь, а он неизвестно когда придет в себя.

Хм, наивная это я так думала.

— Владлена, — меня бесцеремонно теребили за плечо. — Вставай Владлена, нам пора.

— Ууу, — проворчала я, открывая глаза. Больно. Солнце жарило беспощадно и моя прежде белая кожа, покрылась красным загаром. Вот и подсушила одежду вместе с телом.

— Ты зачем разделась? — рыкнул Вардек.

— Одежду сушила, — невнятно пробормотали мои пересохшие губы.

Левая сторона тела заметно отличалась от правой. Кровь с молоком. Жуткое зрелище.

Отмахнувшись от мужчины, поползла к воде. Нужно остыть.

— Как мы здесь оказались? — Вардек не обратил на мое сопротивление внимания, а подхватив под мышки, помог быстрее добраться к реке.

— Оооо, — блаженно прикрыла глаза, окунаясь в воду на мелководье. Хорошо. — Твоя рыбка нас сюда доставила.

— Ничего не помню, — тряхнул головой Вардек. — Помню жуткую усталость, потерю сил и все.

— А я наш завтрак в воде потеряла, — пожаловалась ему, отводя разговор в другую сторону. Что-то сдерживало меня рассказать о своем участии в нашем спасении. Будто кто-то рот закрывает.

— И это все что тебя волнует? — изумился он. — Мы едва не погибли, а ты жалеешь о рыбе?

— Ну не погибли же, — флегматично ответила я, выбираясь из воды. Бррр… холодно. — Тем более, тебе, что впервые быть на грани? — напомнила ему о ламиях.

— Все это странно, — сощурился он, внимательно рассматривая меня. — И что это на тебе надето?

Упс. Я кажется, совершенно забыла о том, что практически обнаженная перед ним, не считая маленьких черных трусиков и такого же цвета бюстгальтера, но чувство стыда у меня пропало лет сорок назад, поэтому я и не придала значения своему собственному виду.

Комбинезон сиротливо лежал на сером песке, а ботинки я так понимаю, теперь испорчены. Нам еще повезло, что замыкания не было от электробот. Мы остались совсем без защиты.

— Это нижнее белье, — соизволила ответить мужчине, осторожно одевая комбинезон, чтобы не повредить пострадавшую от солнца часть тела. Ботинки тоже больше не хлюпали и выполняли просто функцию обуви.

— Ты… ты… ты… — отчего-то внезапно озверел мужчина, а я попятилась.

— Эй, ты чего? — выставила руки вперед в защитном жесте.

— Я чего? Это ты чего? Бесстыжая, — выплюнул он ругательство, а мне стало обидно и горько от его слов. — Ни одна порядочная уважающая себя лея не оденет такое… такое… такое безобразие, — еще немного и он взорвется.

— Что? — теперь уже я не сдержалась и надвинулась грозой на Вардека. Даже страх пропал. И вид у него был не умирающий. Ткнув в грудь ему пальчиком, прошипела. — А кто тебе сказал, что я порядочная лея? Ты ничего обо мне не знаешь, чтобы так пренебрежительно ко мне относиться. И еще, — я обворожительно улыбнулась этому придурку. — На моей родине все женщины так ходят, и это считается верхом изыска и вкуса, — встала на защиту своей одежды. Другой у меня все равно нет, а это замечание неприятно резануло в груди. — И если ты так беспокоишься о своей тонкой душевной организации, то проваливай, — и плевать, что я останусь одна, но подобное отношение к себе терпеть не стану. Белье мое ему не понравилось, а я не конфета, чтобы всем нравиться.

Развернулась и зло потопала от реки. Гад гадский!

— Стой, — окликнул меня Вардек, но я не останавливаясь, свернула ему фигуру из трех пальцев и заспешила с удвоенной силой, пытаясь скрыть брызнувшие из глаз слезы.

Казалось бы, ну и что тут такого? Сколько оскорблений я выслушала за свою жизнь и ничего, никогда не рыдала, а тут какой-то мужлан всего одной фразой достал до самой глубинки моей души. За эти сутки он стал мне дорог, ведь мы пережили с ним многое. Но я для него просто попутчица, которая вытащила из ламий его тело. Тогда какое ему дело до того, как я выгляжу и что ношу?

— Да стой же ты, — он догнал меня очень быстро и схватив за руку, резко дернул на себя. — Прости, — неожиданно тепло извинился он. — Просто ты слишком необычна, дерзка, прямолинейна, бесстрашна, а это несвойственно нашим женщинам.

— Да? — я вытерла слезы тыльной стороной ладони и испепеляюще посмотрела на него. — А что же тогда тебя прокляла такая не дерзкая и обычная девушка? Как так получилось, что забитая тихая пугливая мышка посмела открыть рот на льва? Ты сам себе противоречишь Вардек, — я отцепила его пальцы от своего локтя и отступила на шаг. — Как же ты смог попасться в ее ловушку и целых сто сорок лет прозябать в теле зверя? — я била больно, но и он сделал мне плохо.

— Ты ничего не знаешь, — процедил он сквозь зубы.

— Как и ты, — отбилась я. — Это всего лишь шмотки, а ты раздул из этого целую трагедию. Счастливо оставаться, — отсалютовала ему рукой и продолжила свой путь.

— У нас никто так не ходит, — он шел рядом.

— Ой, а где же это мой чемодан, где полно всякой всячины? — прикрыла испуганно рот ладошкой, озираясь по сторонам. — Там точно нашлось бы все необходимое, — Вардек непонимающе смотрел на меня. Я совершенно упустила из вида то, что некоторые мои слова ему совершенно незнакомы.

— Че-мо-дан? — по слогам спросил он.

— Багаж, — поправила себя. — Наверное, на тамож… границе остался и его конфиско… изъяли. Ведь мне пришлось бежать в том, в чем была, — я широко распахнула глаза и приглушенно добавила. — Если бы знала, что встречусь с нервным мужчиной, то обязательно бы пересмотрела свой гардероб.

— Я не понимаю тебя, — нахмурился Вардек. — Ты говоришь странно.

— Я изъясняюсь нормально, а вот ты с таким взглядом на жизнь долго не протянешь, — брезгливо фыркнула я. — Меня сейчас беспокоит не мой внешний вид, а то как я отсюда выберусь и если уж на то пошло, то сомневаюсь что у ВАС можно так ходить, — окинула его презрительно. Ведь те ошметки, которые прикрывали его тело, с большой натяжкой можно назвать одеждой.

— Прости, — замялся Вардек.

Наверное, переизбыток магии плохо сказался на его умственных способностях.

Дальше мы шли молча. Но плохо не это молчание, а то что поесть у нас ничего не было. Я вспылила и ушла, а он, чтобы не оставлять меня одну пошел следом.

— Владлена я правда перегнул, — спустя час подал голос Вардек. — И ты очень красивая в своем нижнем белье, но не нужно его всем демонстрировать, — что-то сомнительный его комплимент.

— О да, здесь полно наблюдателей, особенно тем рыбкам я очень понравилась, — съязвила я. — Посмотри вокруг! — я обвела руками необъятное пространство серой пустыни. — Здесь нет ни единой живой души и вообще… не твое дело, в чем я хожу и перед кем я так хожу, — грубо закончила я.

Мне еще не хватало няньки под боком. Несомненно, он привлекательный мужчина, но не в моем вкусе. От подобной идеальной внешности меня тошнит.

— Ты не понимаешь, — вздохнул он, пропустив мимо ушей мой тон.

— Конечно, — перебила его. — Куда же мне. Я ведь ЖЕНЩИНА, не имеющая права голоса, — из его коротких замечаний за эти сутки, я уяснила, что к женщинам они относятся постольку поскольку, не более. Интересно, что нужно сделать такого, чтобы подобное отношение изменилось? Ну не верю я, что в этом мире все женщины бессловесные существа. Взять, например ту девушку, которая посмертно его прокляла. Она уж точно не из робкого десятка и знала, на что шла. Силы воли ей не занимать. И теперь, смотря на Вардека, я ее прекрасно понимала. Этого язву не каждый выдержит. Все ему не так.

— Такое белье можно показывать только своему супругу, — чего? — Для него это будет приятно, но опять же повторюсь, у наших женщин оно намного скромнее.

— Знаешь что…

— И я тогда подумал, что ты пытаешься меня соблазнить, — час от часу не легче. Какая больная извращенная фантазия. — Что решила выйти за меня замуж.

— Ты идиот, — мимо воли вырвалось у меня. — Спешу тебя разочаровать или осчастливить, тут уж ты сам определяйся, но ты меня не интересуешь. У меня на таких, как ты аллергия, но с годами выработался хороший иммунитет. Будь ты последним мужчиной на земле, я бы сто раз подумала, прежде чем связалась с тобой, — уф, все, выдохлась. Он подумал, что я пыталась его заарканить, да только через мой труп!

— Да? — недоверчиво покосился Вардек. — Что еще раз доказывает твою необычность.

— Ты о чем?

— Проклятье на меня наложила девушка, которая меня предала, — неожиданно начал признаваться Вардек. — Она погибла, но винила в своей смерти именно меня. В отместку прокляла меня, разделив мой разум с телом зверя. Сначала я думал, что все это шутка и со временем она пройдет, но шли годы, а сущность зверя брала верх. Мне с огромным трудом удавалось сдерживать свою звериную ярость. Медленно я терял самого себя, — нда, вот так история. — Преданные мне люди пытались помочь, но все безрезультатно и тогда я решился на самый отчаянный шаг с Источником.

— Почему ты пошел к нему один?

— У каждого путника свой путь и если бы кто-то был рядом, то нас бы все равно разделили, а так я уверен, что мои друзья живы.

— Почему же мы оказались рядом? — ведь наши пути не могут быть одинаковы.

— Я этого не знаю, — пожал плечами Вардек.

— Ладно, — махнула рукой. — Можешь спать спокойно, я не собираюсь за тебя замуж, — ведь именно это его беспокоило. — Просто ты не встретил ту единственную, которая бы приняла тебя не за внешность, а за саму суть.

— Прости, что подумал о тебе плохо.

— Проехали, — улыбнулась я. Хоть внутри и скребли коготки обиды, но на то у Вардека были причины. Сейчас он опасается женщин и это понятно. Где гарантия того, что очередная сумасшедшая не захочет его приручить и когда получит отказ, то снова проклянет. — Просто в следующий раз подбирай выражения.

— Мир?

— Мир.

Глава 5

— Мне кажется, или твари нас действительно обходят стороной? — шокировано еле слышно поинтересовался Вардек.

Ох, как же ты прав, но ничего я тебе сказать не могу. Мое подсознание просто кричало о том, чтобы я никому не открывала своей маленькой, но такой нужной важной тайны.

Мы шли, словно по огороженному со всех сторон «мосту», за пределами которого бесновались разнообразные жутковатые сущности.

С кого-то живьем слазила кожа и она тряпкой висела на сущности, кто-то чавкал себе подобного с жутким рычанием. Серый песок по ту сторону «моста» был в желтых, красных пятнах и только там, где шли мы, ничего подобного не было.

Даже в виртуальных играх Земли я такой жути не встречала. Там я уничтожила очень много врагов, но то была игра, а здесь настоящая реальность.

Зачем я вообще все это сравниваю? Там всегда был шанс остаться в живых, а здесь? Здесь я не в игре, а в мире, где переплетается все нереальное и невозможное. Где отыскать грань спасения?

Твари были невообразимо крупных размеров, и бросаться на них верх глупости. Острые шипы, склизкая кожа еще ничего по сравнению с тем, как в нашу сторону бросались твари, состоящие из сплошных зубов. Вместо кожи или шерсти на «зверушках» красовались гнилые желтые клацающие зубки, с которых капала противная красная желеобразная слюна.

А ведь еще два часа назад ничего не предвещало беды.

Абсолютное умиротворенное спокойствие мира окутывало нас своим теплом. Я ощущала себя неотъемлемой частью этого мира. Чувствовала гармонию и безмятежность.

Мы с моим спутником спокойно шли по серому песку пустыни и тихо переговаривались, но внезапно под нами этот песок завибрировал и стал проваливаться, чтобы в следующий момент оказаться громадным песчаным червем под ногами. Мы переглянулись с Вардеком и синхронно отпрыгнули в разные стороны. Оказавшись на твердой земле, облегченно выдохнула, вот только рано я начала радоваться. Пришедший в движение шипастый червь пронзительно заверещал. Тогда я и узнала всю прелесть нашего «спокойного» похода. Словно из ниоткуда стали материализоваться все вышеупомянутые «адские зверушки» и с каждой секундой их становилось все больше.

В руках Вардека зажегся еле заметный огонек, но для этих сущностей это просто пшик. Странно, но страха не было, лишь голый азарт. Я, наверное, сумасшедшая, так как увидев мою безумную улыбку, Вардек вздрогнул.

Прикрыв глаза, сосредоточилась. В этом реве это было сделать проблематично. Как тогда в реке, я притянула к себе неизвестные нити. По какой-то странной причине я могла их чувствовать и управлять ими.

Я ощущала силу этого мира, словно была сосудом для ее скопления. Наступила оглушающая тишина. Здесь… в этом забытом месте остались только я и сама энергия этого мира.

Внезапно, будто бы кто-то дал толчок. В моих мыслях стала расти прочная вязь из веревок, отгораживая нас с Вардеком от незваных гостей. Мы словно в коконе оказались, но это видела я, а не мой спутник. Он лишь недоуменно следил за потугами тварей, которые стали яростно бросаться на наш щит.

Действительность изменилась. Мы были ограждены от внешнего агрессивного мира плотным коконом из энергетических потоков.

— Уходим, — резко приказала я, быстро двигаясь вперед.

— Что ты сделала? — Вардек дернул меня за руку, отчего щит всколыхнулся.

— Ничего, — раздраженно выпалила я. — У меня нет магии, или ты забыл?

Вардек прищурился, явно не поверив мне, но ведь он сам проверял меня на наличие силы, а в своей некомпетентности мужчина усомниться не мог.

— Тогда как?

— Я откуда знаю? Но пока они нас не трогают, предлагаю тихо отсюда смыться, — тут ноги делать надо, а он поговорить решил.

Вот так мы и шагаем уже второй час подряд, лишь со стороны наблюдая за увеличивающимся количеством «зверушек».

Солнце поджаривало сверху. Песок под ногами буквально плавился и затруднял и без того наше нелегкое продвижение. Мне казалось, что мой комбинезон сломался и больше не может регулировать температуру. С меня пот лился ручьем, но это не от жары, а от перенапряжения. Мне было дико страшно. Я не знала насколько долго продержится мое плетение из «нитей», защищающее нас от монстров.

Лохмотья Вардека тоже не выглядели привлекательно. Они были грязные и мокрые от пота. Рев тварей вместо музыки в виртуальной игре бил в мозгах нервным напряжением. Только это не очередной компьютерный квест. Здесь, как в Аду, а там по описаниям хроник мифов Земли было ох, как не сладко. Демонов еще не хватало, и были бы все в сборе. Я нервно хохотнула, отчего Вардек на меня подозрительно покосился.

Моя черная одежда не располагала к прогулкам под раскаленным солнцем бескрайней опасной пустыни. Мне напекло голову.

— Одолжи рукав от рубашки, — попросила у Вардека. Правда те куски ткани мало напоминали рукав, но за неимением ничего и это сгодится.

— Зачем? — недоуменно воззрился на меня мужчина. — Будешь отбиваться рукавом от тварей? — его еще и на ехидство хватает.

— Обязательно, — в тон ответила ему и бесцеремонно оторвала кусок, итак, порванной ткани, завязав ее на голове банданой. Солнечного удара мне только не хватает для полного счастья. — Рекомендую повторить мой маневр, иначе грохнешься здесь на радость «зверушкам» от палящего солнца.

Видимо мои слова дошли до разума Вардека, так как мужчина перестал язвить, а повязал второй порванный рукав себе на макушку. Темечко прикрыто.

«Адская» пустыня во всей своей красе гостеприимно распахнула объятия для путников, слишком сильно согревая их своей «любовью».

Яркие лучи лилового солнца слепили глаза. Неестественные, непривычные блики выбивали почву из-под ног.

Никогда не думала, что увижу такое странное местное светило, но факт оставался фактом — мы брели под этим непривычным солнцем. При других обстоятельствах я возможно бы и восхитилась такой необычной красотой, но только не тогда, когда она меня буквально убивала и рождала из ниоткуда жестоких монстров.

Все о чем я сейчас мечтала — это безопасность и вода — единственный источник жизни, который сможет меня спасти.

Бросив взгляд на Вардека, восхитилась его выдержке. Он бодр и активен в отличие от меня. Неужели ему все нипочем? Или быть может организм местных аборигенов к этому адаптирован? Это ведь я «птичка залетная», поэтому мне так плохо. Я люблю тепло, но не в таком же количестве.

Легкие горели, глаза слезились, ноги гудели и казалось, что я слышу собственный пульс в висках.

Тело двигалось вперед на «автомате». Казалось, что и мозги мои испарились, расплавились под палящим зноем, но каким-то образом мне еще удавалось удерживать «связанный» щит. Надолго ли меня хватит с такой активностью солнца и тварей?

— Сколько нам еще топать? — сипло спросила я.

В горле пересохло, организм жаждал воды. Не хотелось бы подохнуть здесь под палящим солнцем от обезвоживания.

— Я даже не представляю, как те счастливчики смогли выжить при этом переходе, — вместо ответа выдал свои предположения Вардек.

— Ты же сам говорил, что Источник увеличивает магический потенциал, — видимо еще не скоро этот маг приручит новую силу.

— Моя магия сейчас нестабильна, — скривился мужчина.

— Так что со временем? Сколько нам еще топать по Долине Смерти?

— Я не знаю, — устало вздохнул Вардек. — Может день, а может месяц. У каждого по-разному.

— Ты вот меня ни капельки не успокоил, — простонала я. Да мы к вечеру уже не протянем.

— В записях, что я нашел, ничего не было сказано о монстрах, — глухо ответил Вардек. — Упоминалось об опасностях, но конкретика отсутствовала, — в общем, все в размытых неопределенных чертах. — Нам нужно добраться до портала, а он будет лишь после того, как мы пересечем Долину, — устало закончил мужчина.

— А короткая дорожка есть?

— Откуда я знаю? — рявкнул неожиданно Вардек. — Я собирал информацию по крупицам и не все может быть правдой.

— Ты искал мифы, а там все намного иначе, — хотя чему удивляться? Отчаянье и не такому заставит поверить.

— Это был мой шанс и я не прогадал, — глупо, глупо соваться туда, не зная куда.

— Это просто случайность и тебе повезло, — фыркнула я. Хотя, ведь все легенды основываются на реальных событиях.

— Я достиг своей цели, а большего мне и не надо.

— Нам еще выбраться отсюда нужно, — буркнула в ответ. Цель достигнута наполовину, а вторую половину нужно попытаться остаться в живых.

Нити нас хорошо ограждали от внешнего «мира», но это нас не спасет. Меня надолго не хватит.

А что если…? — да нет, это бред.

Ну, а вдруг? — это ведь настоящий волшебный мир! Моя фантазия подкидывала мне разные мысли и способы решения нашей общей проблемы, но не владея магией, я ничего не смогу сделать. Не знаю, почему я могу худо-бедно управлять разноцветными нитями, но это единственное, что мне сейчас подвластно.

В открытом бою нам не выстоять. Их жизненные нити слишком запутаны и пока я буду разбираться в плетении, то нас съедят. Я не смогу одновременно контролировать щит и разбираться в потоках тварюшек. Черт, мне бы теорию узнать, а не сразу же применять свои действия на практике. Методом «тыка» далеко мы не уйдем.

Вот только подсознание упорно твердило, что все будет хорошо. Словно голос свыше твердил «действуй».

— Мы долго не протянем, — мы остановились, так как сил идти больше не было. Я устало опустилась на горячий песок. Вардек последовал моему примеру.

— Не думал, что все так закончится, — еле слышно прошептал он сухими губами. Умрем если не от монстров, так от обезвоживания.

— Ты видимо вообще ни о чем не думал, когда совался сюда, — я устало потерла виски. Голова жутко болела. В мозгах, будто кто-то польку решил станцевать.

Вглядываясь в горизонт, видела лишь «зверушек», обходящих наш щит — мост стороной.

— Уверенно могу заверить, что наша смерть будет быстрой, — хмыкнул Вардек, пропуская мое оскорбление мимо ушей.

— Вот уж успокоил, спасибо, — язвительно протянула я.

И как нам добраться к этому проклятому порталу?

Если только…

Отрешенно посмотрев ввысь неба решилась. Я мысленно принялась скручивать в клубок нити пространства. Медленно по крупице линии стягивались ко мне, формируясь уже в объемный клубок. Удерживать их стало труднее.

Твари за щитом постепенно стали размытыми и двигались, словно в замедленной съемке. Вардек не заметил изменений, но я поняла, что только что сделала неосознанно.

— Пошли, — я с трудом поднялась, крепко схватившись за мужчину, мысленно удерживая нити, а затем мы шагнули сквозь это размытое пространство.

Мгновение и мы снова стоим на твердом сером песке в одиночестве без тварюшек.

— А где? — изумленно выдохнул Вардек, осматриваясь по сторонам.

— Понятия не имею, но пошли отсюда быстрее, — я отпустила щит и сделала большой упор на линиях перехода.

Не знаю, как это работает, но мои неумелые действия сейчас спасли нам наши шкурки. Предыдущий клубок я мысленно отпустила, чтобы там все вернулось в обычный поток, а сейчас снова начала стягивать к себе новые пространственные нити для очередного перехода. Глубоко внутри я знала, что все делаю правильно. Словно знания эти не мои, чужие, принадлежавшие существам более высокого разума, нежели моего. На эту загадку сейчас нет времени, поэтому…

Еще один рывок и мы снова в новом месте. Для Вардека опять все прошло незаметно и сомневаюсь, что он обнаружил отличие местности.

— Не знаю, что происходит, но если бы не был уверен в твоем отсутствии силы, то подумал бы, что это делаешь ты, — заметил, но подловить меня не на чем. Я просто немного поняла как нужно работать с этими линиями.

— Сама не понимаю, что за чертовщина, — проворчала наигранно я. Возможно Источник и на меня повлиял. Вот только знать бы, что мне теперь со всем этим делать? — Наверняка это выверты Источника.

— Скорее всего, — согласился Вардек и мы в очередной раз шагнули сквозь пространство.

С каждым таким переходом я чувствовала жуткую слабость. Остановиться сейчас, значит позволить нам умереть. Твари тоже возникли из ниоткуда, а значит если задержимся, то они снова нас настигнут, поэтому мы и «прыгали», вернее Вардек предполагал, что мы просто быстро шли, ведь местность для обычного глаза была неизменной.

— Стой, — меня резко дернули назад, и я пошатнулась, упав в объятия мужчины. Сил не было. Еще чуть-чуть и свалюсь на месте.

— Что случилось? — сухими, потрескавшимися от жары губами, тихо спросила я.

— Мы на месте, — пораженно выдохнул он. — Я чувствую портал.

— Это же здорово, — даже улыбнуться попыталась, но губам больно. Они потрескались, и я почувствовала собственную кровь.

Портал представлял собой сизое колышущееся марево.

— Мы смогли, мы дошли, — угу.

Я лишь смогла кивнуть на это. Дошли бы мы, если бы я не «рвала» пространство, вот только чувствую, что и меня кто-то порвал на мелкие ленточки.

Вардек аккуратно поддерживал меня, двигаясь в сторону нашего спасения, но едва мы шагнули в сиреневое марево, как я потеряла сознание. Портал отобрал оставшиеся у меня силы.

Глава 6

— Моя голова, — глухо простонала я, хватаясь за нее руками.

— Лея лежите спокойно, — посоветовал мне немного грубый мужской голос и он не принадлежал Вардеку. — Вы потеряли много сил, и я пытаюсь привести Вас в чувство.

Глаза открываться не хотели, но я чувствовала в области груди непонятное жжение. Дышать было больно. Я даже после аварии так гадко себя не чувствовала, будто все внутренности выпотрошили.

— Потерпите немного, иначе никак, — снова этот противный неприятный раздражающий голос.

— Вардек, — прохрипела я. Последнее, что помню, так это зев портала.

— С ним все в порядке, сейчас отлеживается, а вот с Вами нам пришлось повозиться, — спокойно ответил мужчина.

С трудом открыв глаза, первое что попало в поле зрения — это яркое свечение, исходившее из рук молодого мужчины с длинными белыми волосами. Он водил своими руками над моим телом и что-то тихо шептал.

С кончика прямого длинноватого носа грозилась упасть мне на грудь капелька пота. Тонкие губы продолжали беззвучно бормотать «абракадабру», а заостренные черты лица то и дело нервно подергивались.

Вообще этот мужчина был слишком худощавым и тонкокостным. В чем только душа держится? Да и голос не соответствовал внешнему облику.

Но, несмотря на свою щуплость, парень знал свое дело. С каждым движением его рук, мне становилось намного легче. Врач? Лекарь? Целитель? Или как они здесь называются?

— Кто Вы и где мы? — под «мы» я подразумевала своего нечаянного спутника. Мы практически с ним прошли «и огонь, и воду, и медные трубы». Так вроде бы было написано в одной из сказок нашего далекого прошлого.

— Вы в городке Беглый пес в трактире «Брошенный каторжник», что находится на востоке империи Тенерай, — будто я знаю, где это находится, но с умным видом кивнула.

Радовало, что мы все-таки выбрались из пекла и попали к людям.

Мужчина потер ладони, а затем откинул назад волосы, из-под которых торчали чуть удлиненные уши. Необычно.

— Спасибо, — поблагодарила я мужчину за помощь.

— Сейчас Вам принесут поесть, а затем я бы порекомендовал поспать, — мужчина отвернулся и прошествовал к столу, стоящему с противоположной стороны комнаты, где меня поселили.

Вообще апартаменты были убогими. Мрачные серые тона не добавляли мне оптимизма, а голый скрипучий пол навевал жуткие картинки в голове, будто кадры из фильма ужаса. Даже постель подо мной была серая, твердая и неудобная. Интересно, чем набиты эти матрацы?

Маг начал рыться в своем саквояже, гремя стаканами, а нет, все-таки это маленькие стеклянные пузырьки с подозрительно мутной жидкостью.

— Вам нужно принимать эти зелья в течение недели, — мне в руки пхнули эти пузырьки.

— Что это?

— Восстанавливающие зелья, — хмыкнул доктор местного разлива. — Без них Вы проваляетесь здесь как минимум месяц. Слишком сильно истощен ваш организм, — целитель стал собираться. — А насколько я понял, то с леем Вардеком вы очень спешите, поэтому затягивать с постельным режимом не стоит, — дал указания хвостатый.

Спешим? Не припомню такого. По крайней мере, я никуда не тороплюсь, да и Вардек ничего конкретного не упоминал. Или планы резко поменялись?

— А сам он где?

— В соседней комнате спит, — кивнул в сторону неприметной двери беловолосый. — Мой Вам совет, пока пару суток никуда не уходите, иначе где-то снова грохнетесь в обморок, а целителя рядом не будет. Вам повезло, что я тоже остановился здесь, но к вечеру вынужден отбыть. С вашим скачком сбились настройки единственного здесь портала. Пока прибудут настройщики, пройдет время, а я очень тороплюсь, поэтому придется добираться своими силами или до ближайшего другого рабочего портала.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила нечаянного спасителя.

В голове была каша, а еще непонимание происходящего, но предаться размышлениям я не успела, так как в комнату бесцеремонно вошла молодая симпатичная девушка в длинном коричневом платье с косой, перекинутой за спину. В руках у незнакомки был поднос, над которым поднимался пар от еды.

— Лея ваш ужин, — пропела тоненьким чарующим голоском девушка и поставила поднос мне на колени.

— Благодарю, — кивнула девушке и изучающе посмотрела на пищу этого мира.

Запеченные овощи, отварное мясо и мелкая крупа к гарниру. Да это прямо президентский ужин! На Земле подобное меню можно встретить только на столах Элиты, а здесь все это в избытке. Потрясающе!

Впервые за все время мне хотелось улыбнуться своей удаче.

Чем бы ты ни был Туман, но снова спасибо.

Я смаковала свой ужин, наслаждалась нежным мясом, вдыхала аромат запеченных овощей и просто была счастлива. Как же мало нужно человеку для этого маленького чувства. Крыша над головой, пища и безопасность. Почему-то внутренне я знала, что теперь все будет хорошо.

Сытость меня разморила, но я смогла найти в себе силы подняться и прошествовать в соседнюю комнату.

Вардек был бледен, но ровно вздымающаяся грудь говорила о том, что мужчина просто спит. Сиреневые волосы были беспорядочно рассыпаны по подушке. Рваных тряпок на нем больше не было, лишь белесые полосы шрамов оставили напоминание о встрече с ламиями. Выглядел он неплохо.

Мысленно дала себе затрещину не любоваться сильным накаченным мускулистым телом, которое прокляли. И все-таки мне кажется, что с его проклятьем не все так просто, но подробности мне не светят. История его путанная.

Красивое лицо моего спутника приковывало взгляд, но я больше не падкая на подобную красоту, поэтому могла рационально мыслить, а не истекать слюной от этого совершенства.

Все-таки нужно будет с ним поговорить еще раз на эту тему. Проклятье снято, думаю можно раскрыть теперь все карты.

Я не стала его беспокоить, а прошла обратно к себе в комнату.

Хм, а где мои вещи? Я даже не заметила того, что меня переодели в легкую длинную рубашку белого цвета.

Осмотревшись, ничего не нашла. И куда дели? Ладно, завтра спрошу, а сейчас нужно отдыхать.

Трое суток мы с Вардеком просто отлеживались и отсыпались. Иногда он приходил ко мне и мы подолгу разговаривали. Так я и узнала, куда мы спешим.

— Я и так задержался надолго, — говорил уставший мужчина. — Это проклятье отобрало у меня много драгоценного времени. Мне нужно к своим.

— Ясно, — расстроенно протянула я. Не думала, что наши дороги так быстро разойдутся. — Ты хоть весточку пришли, когда доберешься к своим.

— Что? — хохотнул он. — Ты отправляешься со мной.

— Но… — попыталась я возразить.

— И это не обсуждается, — категорично заявил Вардек, а мне на душе стало тепло и спокойно. Он защитит меня и поможет. — Я не оставлю тебя одну.

— Спасибо тебе, — я благодарно посмотрела на Вардека, но он отвернулся, скривив губы в кривой усмешке. Хотя, может мне показалось?

— Портал пока сломан, мы немного не транспортабельны, поэтому придется отложить отбытие, — куда он так торопится?

— Вардек, а не хочешь мне рассказать кто ты?

Мужчина загадочно улыбнулся и ответил.

— Это не важно.

— Знаешь, — хмыкнула я. — Будет странно, если ты приведешь меня в свое когтистое племя, а я как идиотка буду на вас смотреть.

— Может ты и права, — задумчиво протянул он.

— Знаешь, не люблю сюрпризы, поэтому расскажи мне о себе, — в этом мире я увидела слишком мало, а мне нужно составить и свое субъективное мнение. Жить то теперь я буду именно здесь.

— Я лучше покажу, — хмыкнул Вардек.

И он показал, а я чуть не завизжала от потрясения. Не каждый день увидишь, как на твоих глазах человеческое тело трансформируется в нечто.

— Что ты такое? — изумленно выдохнула я, рассматривая это чудо природы.

Вардек вытянулся в росте, мышцы вздулись и покрылись сиреневыми наростами. Ранее виденные мною когти тоже присутствовали. На голове прилизанные перья, а изо рта торчат клыки. Широкие ноздри Вардека трепетали, словно принюхиваясь. Сильные ноги выглядели необычно, так как вместо пальцев тоже были удлиненные когти и сейчас они нервно шкрябали по полу. Огромный птичий хвост завершал этот странный облик. Не то птица, не то человек. Вардек был больше чем два метра ростом. Не представляю, как он поместился в этой комнатке. Но поразительным было не это, а огромные сиреневые кожистые крылья за его спиной.

Я поднялась с кровати и осторожно подошла к мужчине. Подсознательно чувствовала, что он не причинит мне вреда. Кожа была твердой, словно камень. Хорошая броня, качественная.

Скольких разных существ я видела в своей жизни, но такого еще никогда. Огромный полузверь — полуптица с разумным взглядом перевернул все мое раннее виденное мировоззрение. В нашей Вселенной никто не мог иметь два облика, а Вардек… он уникален!

— Я гарпия, — скрипуче рычащим голосом ответил Вардек, тряхнув головой. Несколько перьев упало со звоном на пол. Что это? Я присела на корточки, чтобы рассмотреть небольшие камешки сиреневого цвета. Как? Ведь это были перья, а сейчас камешки? Они переливались как самые настоящие драгоценные камни. — Нас не любят за жестокость, но нас отлавливают за нашу уникальность, — я аккуратно подняла с пола пять камешков и неверующе переводила взгляд с Вардека на них. Его перья стали ценным приобретением. Но как такое возможно? Это же ходячий драгоценный рудник! — Ты в руках держишь целое состояние, — фыркнул Вардек. — Можешь оставить себе, — с ленцой протянул он, будто просто мусор мне отдал, а не драгоценности. — Мы не афишируем свое присутствие, иначе будут жертвы, — тут он злорадно хмыкнул. — Не с нашей стороны.

— Обалдеть! — в голове не укладывается. Неужели такое возможно?

— Но так как ты отправляешься со мной, то все равно узнала бы об этом, — Вардек расправил свои потрясающие красивые крылья и легонько подтолкнул меня ими к кровати. Жесткие, как сталь. — Мое племя находится высоко в горах и очень редко мы покидаем родной дом, но мне пришлось, ибо снять проклятье мог только Источник, — тут его глаза сверкнули непонятным блеском. От Вардека сквозила сила и мощь, будто бы он мог горы свернуть одним махом. — Тебе у нас понравится, — миг и мужчина снова вернул свой первоначальный облик.

— Почему же ты не превратился в пустыне? — ведь мог спокойно нас унести.

— Моя магия была нестабильна, — я там ее вообще не заметила. — Трансформация требует полной отдачи сил, а у меня их тогда не было.

Ох, и темнит он. Иначе, почему глазки бегают? Уж в мимике я хорошо разбираюсь. В Элите много разнообразных чувств можно прочесть. И одно из важных и нужных качеств Элиты это обман, а его я вижу невооруженным глазом. Миры может и другие, но вот притворство есть везде. Но раз уж он молчит, настаивать не буду. Мне чужие тайны ни к чему. Со своими бы разобраться. Вреда от него нет, поэтому пока поверим этой сказке. Но все же, почему он бездействовал в пустыне? Маленький шарик огня не в счет.

С самого начала Вардек вызывал у меня подозрения и вот теперь вопрос: стоит ли отправляться с ним в его племя или быть может они все-таки стая? Надеюсь, что моя интуиция просто устала, вот и видит во всем подвох. Он ведь открылся мне, доверился, значит теперь мой черед поверить ему, а расстаться мы всегда успеем.

А еще через два дня мой постельный режим резко прервался. И не то чтобы я любопытная, но злобный смех в соседней комнате и мертвого разбудит.

Была глубокая ночь, поэтому я не понимала, что развеселило Вардека. Он с кем-то общался у себя, но ведь здесь априори постороннего быть не должно.

Накануне он отлучался из трактира, как сказал прощупать почву и узнать, что в мире твориться. Глаза при этом сверкали довольством. Самое странное, что как только мы оказались среди «людей» Вардек изменился — стал надменным и высокомерным с другими обитателями трактира. Он не так прост, как хочет мне показаться. Да, со мной он еще держится, но иногда проскакивают и приказные нотки, что совершенно мне не нравится. В Элите я могла себе позволить пренебрежение, насмешки и презрение к простым смертным, но тот рубеж своей жизни я оставила в прошлом, но как же Вардек напоминает мне себя еще пять лет назад.

Поднявшись с кровати, я на цыпочках подошла к комнате гарпии и приложила ухо к двери.

–… Я даже не предполагал, какую птичку обрету в этом походе, — хохотнул Вардек. — Она буквально в рот мне заглядывает и всему верит, — а гонору то сколько, хоть ложкой ешь! — Единственное, что не могу понять, так откуда она вообще взялась? Странная одежда, обувь, повадки — все буквально кричит о том, что она чужачка. Я никогда не видел подобной ткани, но опять же изучить все смогу дома. К тому же Ливерей она как младенец ничего не знает о нашем мире и вот это меня тоже интригует. Пытался с ней поговорить, втереться в доверие, но она молчит.

— Влюби в себя и дело с концом, — кто-то добренький посоветовал. А голос то противный, заискивающий.

— С этим не так все просто, — задумчиво протянул Вардек. — Я от прошлой «любви» не отошел, а тут новая, — я дышать перестала, так как уж очень занимательный разговор получается.

— Я бы удавил ту тварь собственными руками, — презрительно выплюнул собеседник. — Как она посмела пойти против тебя? Как посмела из твоего ребенка сделать монстра? — я затаила дыхание.

— Ты же знаешь, что я причастен к потере этого маленького не рожденного монстра, — как-то глухо выдавил из себя Вардек. Ублюдки! Как можно так отзываться о маленьком человечке? Ребенок не монстр! Это эти сволочи являются мразями. — Но его было не спасти, — и по комнате пророкотал ядовитый больной смех. Замерев, пыталась переварить полученную информацию. — По сути, я уже убил его, едва зачав.

— А в отместку она вместе со своей идиоткой подружкой наградила тебя таким проклятьем, от которого ты полтора века мучился, — язвительно заметил таинственный собеседник.

Ох, ты ж черт! Так вот как обстоят на самом деле дела? А ведь с виду был таким учтивым. Лживая тварь, а моя интуиция все-таки была права. Гниль видна издалека, но я не хотела ее видеть.

— Но сейчас все отлично, — пропел Вардек. — Да и интересный экземпляр везу домой.

— Птичка хоть хороша?

— Не особо, весьма посредственна, но вот дерзка и бесстрашна — это факт.

— Тебе же не жениться на ней, поэтому можно и потерпеть, — я боялась дышать, так как шестеренки в голове активно начали работать.

— Одного не понимаю, как без капли магии она смогла нас вывести из Долины Смерти, — задумчиво протянул Вардек. — Я хотел вмешаться, использовать крылья, но решил посмотреть, что она может. И скажу, что умеет девчонка не мало, — да что б ты провалился на месте гаденыш!

Не дура и поняла, наконец, кому кости перемывают. Вот двуличная лицемерная тварь!

— Уверен, что пустышка?

— Ты сомневаешься в моих словах? — надменно спросил Вардек.

— Нет, но…

— Вот в этом «но» я и хочу разобраться, но на материке рисковать не буду. Когда вернемся в стаю, тогда и разберу эту птичку на косточки, посмотрю, что она ТАКОЕ, — вздрогнула, представив себе, куда я вляпалась. А я думала, что из чувства благодарности за спасенную жизнь он решил позаботиться обо мне, а здесь все намного проще. Меня решили использовать в темную. — К нашему прибытию антимагическая клетка должна быть готова, так как терять время я не хочу. Уж очень любопытно, как Владлена смогла провернуть такой трюк с искажением пространства и невидимой защитой. Ливерей я даже колебания магических потоков не заметил, — вот сейчас в его словах отчетливо слышалось восхищение, но мне от этого не легче. Предательство неприятно жгло мою душу. Мы не стали друзьями, но не предполагала, что все настолько плохо. — Но ничего, с гор ей никуда не деться, да и из клетки еще никто не выбирался, — самодовольно протянул эта сволочь.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть первая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Свадьбы не будет, или Бракосочетание откладывается! Книга 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я