Третья свадьба короля
Ирина Хрусталева, 2008

Вот как чувствовала хозяйка детективного агентства Валерия Протасова, что не удастся ей съездить в отпуск! Билеты были куплены, чемоданы собраны, и тут – новый клиент, которому позарез нужно, чтобы его делом занималась именно Протасова и никто другой. Еще бы, Лера прекрасно понимала крупного бизнесмена Руслана Тихомирова – кому же захочется предавать огласке сорванную свадьбу. Правда, торжественное мероприятие должно состояться только через неделю, но для этого не хватает самого главного – невесты. Руслан не верит, что Надя сбежала, ведь они безумно любят друг друга. Значит, ее похитили? К тому же в день ее исчезновения в доме слишком удачно отключилась система видеонаблюдения…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Третья свадьба короля предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Валерия вышла из машины, нажала на кнопку сигнализации и не услышала характерного писка.

— Тьфу ты, зараза, кажется, снова что-то не так, опять не включается, — в сердцах воскликнула она и начала с раздражением нажимать на все кнопки своего брелока, надеясь, что он все-таки сработает.

— Да уж, сколько ни жми и как ни крути, а от сервиса мне, видно, не отвертеться, как ни старайся, — проворчала Лера. — Надеяться на чудо, думаю, бесполезно. Само собой ничего не исправится, уж который день эта песня длится…

Девушка еще раз с надеждой ткнула пальцем в брелок и обреченно вздохнула, поняв тщетность своих попыток включить сигнализацию.

— А сейчас что мне прикажете делать? Оставлять машину просто так? Нет, это не годится, особенно в нашем дворе. Угнать, может быть, и не угонят, а вот поломать что-нибудь — запросто! Молодежь у нас еще та, любит покуражиться. Придется ехать в гараж, чтобы поставить машину там. Как же неохота потом тащиться оттуда… пешком до дома! Когда начинается полоса невезения, она пересекается буквально во всем, — недовольно буркнула она, снова залезая в салон своего «Рено». — Видно, не мой сегодня день. Как с самого утра все пошло наперекосяк, так и продолжается. Господи, а как же мне хотелось в теплые края! — вздохнула Лера. — Обломилось, можно сказать, на самом интересном месте. До счастья оставалось рукой подать, всего лишь сесть в самолет, и через несколько часов — море, солнце, пальмы… хорошо-то как! — мечтательно прикрыла она глаза. — Впрочем, что это я разворчалась как старуха? Грех сетовать на судьбу: сама выбрала себе такую работу, теперь нечего валить с больной головы на здоровую, — одернула себя Валерия. — Лучше улыбнемся и скажем: «Жизнь удалась!» Да и сегодняшнее дело, похоже, будет весьма интересным… — задумчиво пробормотала сыщица, что-то вспоминая. — Очень надеюсь, что не пожалею о неудавшемся отпуске. В конце концов, я сама себе хозяйка и, как только найду эту пропавшую невесту, сразу же улечу к морю. Тем более что Тихомиров сам пообещал, что доставит меня, куда и когда я пожелаю, хоть на край света. Ну, что, моя дорогая девочка, едем в гараж? — обратилась она к своей машине, поворачивая ключ в замке зажигания. — Как говорится — нет худа без добра. Зато сегодня ты будешь ночевать в тепле и уюте, а не стоять на холодном ветру, как сирота казанская.

Лера дала задний ход, чтобы снова выехать со двора, и чуть не врезалась бампером в дерево. — О господи, ну до чего же тесно стало у нас! Столько машин развелось, плюнуть негде, не то что нормально развернуться.

Девушка наконец вырулила на финишную прямую и поехала к гаражам, расположенным примерно в пяти минутах езды от ее дома.

— А вот интересно, что же такое произошло в доме Тихомирова на самом деле? — снова начала размышлять она о внезапно свалившемся на нее деле. — Моя задача — как можно быстрее узнать это. До свадьбы осталась всего неделя, и если мне не удастся… тьфу-тьфу, не будем о грустном, — сказала Лера. — Обломов у меня пока не было, думаю, и на этот раз все закончится хеппи-эндом. Как же я люблю трудные головоломки! Их разгадка так возбуждает, правда? — подмигнула она своему отражению в зеркале. — А отпуск от меня никуда не денется, я свое все равно наверстаю… потом.

Валерия Протасова была хозяйкой частного детективного агентства «Багира». В данное время агентство уже прочно заняло на рынке «оригинальных» услуг соответствующую нишу и пользовалось популярностью и спросом. Естественно, свершилось это не сразу. Прежде чем было достигнуто такое положение, нужно было хорошо поработать, потом снова работать и снова работать не покладая рук… и ног тоже. Больше двух лет Лере и ее сотрудникам приходилось бегать, ездить, следить и подглядывать за неверными мужьями и ветреными женами новых русских. Заглядывать в окна чужих спален, снимать на видеопленку ужины на двоих в интимной обстановке, а потом и постельные сцены… Занятие было, конечно же, не из престижных, иногда приходилось наступать себе на горло, но… Но за это достаточно хорошо платили, поэтому выбирать хозяйке агентства не приходилось, да и не из чего особенно было выбирать. Стиснув зубы и запихнув свои амбиции поглубже, Валерия делала то, что приносило прибыль, надеясь, что все это временно. Ей нужно было развивать бизнес, вставать на прочные рельсы, а, как известно, для этого требуются немалые деньги. Валерия хотела, чтобы у нее было самое современное оборудование, без которого не стоило и начинать заниматься частным сыском. Как только набралась достаточная сумма, она все заказала в Англии, и теперь у нее в агентстве имелось все необходимое, начиная от примитивных «жучков» и заканчивая электронной картой города — в контакте с центральным сервером, с соответствующими обозначениями и корректировкой. Чтобы подключиться к центру управления, пришлось довольно дорого заплатить, но оно того стоило. Валерия очень гордилась своим агентством: она дружила со всеми своими сотрудниками, прилично им платила, и они старались насколько хватает их сил, чтобы не дай бог, не подвести своего шефа, в данном случае — «шефиню». Прежде Лере и ее сотрудникам приходилось обходиться малым, и этого хватало лишь на то, чтобы проследить за какой-нибудь ветреной мадам с Рублевки. На другой, более значительный уровень агентству удалось выйти благодаря одному криминальному делу, которое свалилось на Валерию, как снег на голову. Она с блеском распутала его с помощью своих близких друзей. То дело Лера вспоминала с благодарностью, но в то же время и с содроганием. И еще это очень мягко сказано. Суть в том, что Лера сама же и попала в графу «главная подозреваемая», да не в чем-нибудь «простеньком», а в убийстве! Что пришлось пережить сыщице, известно лишь ей и господу богу.

Когда она рассказывала о том запутанном деле кому-нибудь из своих знакомых, то называла его всегда: «Дело о коте Тимофее и бриллиантах графини Епишиной».

Спросите, при чем здесь какой-то кот Тимофей? А началась-то эта загадочная история именно с него[1].

После того случая серьезные криминальные дела на агентство посыпались как из рога изобилия, успевай только разворачиваться. Земля слухом полнится, и весть о «Багире» облетела все кулуары богемных тусовок буквально за неделю, обрастая невероятными историями, как снежный ком. Половина этих историй, была придумана прямо на ходу, но нет худа без добра. Зато реклама детективному агентству больше не требовалась, клиенты в основном приходили по рекомендации. И в этом случае отказать Валерия не могла. Причем стараться приходилось вдвойне, дабы не создать себе антирекламу отсутствием профессионализма. Совсем недавно она закончила еще одно дело, связанное со страховкой, стоившей аж два миллиона долларов. А еще — со смертью молодой женщины, юриста страховой компании, где был заключен договор. Взявшись за расследование по просьбе родной сестры погибшей женщины, Лера вскоре пожалела, что сделала такой опрометчивый шаг. Из-за этого расследования она и ее подруга Анастасия попали в такие крутые переделки, что, как только оно закончилось, Валерии сразу же захотелось куда-нибудь уехать. Подальше отсюда, из холодной Москвы — к морю, пальмам и бананам[2].

После того случая она уехала к своим друзьям в Харбин, а оттуда уже вместе с ними отправилась в путешествие к горе Кайлас. Это не было отдыхом, скорее, наоборот — переход по горам Тибета был не из легких. Поэтому Лера решила, что после возвращения в Москву встретит Новый год с близкими и родными, а оставшиеся две недели своего отпуска проведет где-нибудь у теплого моря, но… ничего не вышло. Тогда ей так и не удалось уехать, потому что в неприятную историю попала ее близкая подруга Анастасия. Пока Лера разбиралась с очередными неприятностями, прошло еще две недели… Недавно она категорически заявила всем и в первую очередь — самой себе: «Все, с меня хватит, себя, любимую, нужно беречь, немедленно еду в отпуск! И пусть хоть землетрясение начнется, хоть цунами с торнадо вместе, меня они не остановят, я все равно уеду».

Валерия срочно заказала билет на самолет, чтобы уж назад дороги не было, что бы ни случилось. Очень хотелось отдохнуть и расслабиться. Отвлечься от работы, забыть обо всем на свете хотя бы на эти короткие две недели, но… не тут-то было! Утром Лера решила заскочить в офис, чтобы завершить кое-какие дела, связанные с документацией, оставить распоряжения для сотрудников, сделать пару-тройку звонков и со спокойной душой заняться упаковкой чемодана. Но все снова пошло наперекосяк. Только Лера собралась уходить из офиса, как в ее кабинет ворвался молодой мужчина с бритой головой, до крайности возбужденный и… нет, лучше все по порядку.

* * *

— Валерия Алексеевна, к вам здесь рвется какой-то молодой человек! Что мне делать? — зашептала секретарша, осторожно протиснувшись в дверь кабинета своей начальницы.

— Ирина, я же сказала, что меня ни для кого нет и не будет в ближайшие две недели, — раздраженно проговорила та. — Отправь его к кому-нибудь другому. Скажи, что в нашем агентстве все детективы — отличные профессионалы.

— Я уже пробовала, но он не хочет ни к кому, кроме вас.

— А меня нету, — развела Валерия руками. — Я уже в отпуске, загораю на пляже, купаюсь в море и грызу кокосовые орехи.

— Я ему так и сказала, только он меня слушать не хочет, — испуганно повторила Ирочка. — А разве кокосовые орехи можно грызть? — хихикнула она и зажала рот рукой. — Извините, я просто не поняла вашего юмора. Так что же мне делать с ним? — махнула она головой в сторону приемной. — Он такой возбужденный, взъерошенный… Ой, он же лысый, как он может быть взъерошенным? — задумчиво пробормотала девушка. — В общем, ажиотажный.

— Мне нет никакого дела до его ажиотажности, а уж до лысины тем более, и закончим на этом, я в отпуске, меня нету, — строго повторила Валерия. — Иди и как хочешь выпроваживай его из приемной.

— Как я его выпровожу? Не драться же мне с ним?

— Это твои проблемы, а мне уже давно пора чемодан дома паковать. Или ты хочешь, чтобы я через окно «выходила» из своего кабинета? — прищурилась сыщица.

— Нет, через окно не надо, — сморщила девушка носик. — Да и не получится, там решетки крепкие.

— Ира, еще одно слово, и я за себя не ручаюсь: я тебя просто убью, — предупредила Валерия секретаршу.

— Не убьете, — улыбнулась та. — Кто же вам тогда кофе варить будет? Ведь, кроме меня, никто такой вкусный не сумеет для вас приготовить, вы сами мне говорили.

— Ира…

— Ладно, попробую что-нибудь придумать, — вздохнула девушка. — И что только не сделаешь для любимой начальницы!

— Вот-вот, придумывай, только побыстрее, у твоей любимой начальницы совершенно нет времени, — поторопила Лера девушку. — Нужно еще в бутик заскочить, купальник приличный купить. Вчера хватилась, а у меня одно старье, без слез не взглянешь.

— Валерия Алексеевна… — неуверенно начала Ирочка и тут же замолчала, уставившись на начальницу виноватыми глазами.

— Ир, что еще тебе непонятно? — тяжело вздохнула та.

— Я, конечно, могу что-нибудь ему наврать, только… он сказал, что его прислал Курилов, — упавшим голосом сообщила секретарша.

— Курилов? — удивленно вскинула брови Валерия. — Станислав Борисович?

— Ну да, Курилов Станислав Борисович, коллекционер, — кивнула головой девушка.

— А почему ты мне сразу об этом не сказала?

— Я подумала, а вдруг вы этого посетителя и так примете? Что делать-то, Валерия Алексеевна? Неудобно отказывать. Может, все же выслушаете его?

— Господи, мне только этого сейчас не хватало! — простонала та. — Вот удружил мне господин коллекционер перед отпуском, — сморщилась она. — Ты права, отказать действительно неудобно. Но ведь у меня же самолет вечером! Черт, и надо же было именно сегодня ему прийти, — раздраженно бормотала Лера, не зная, какое принять решение. — Явился бы себе на здоровье завтра утром.

— Ну, так что мне делать с ним? Пропустить? — снова спросила Ирина.

— Пропустить, конечно, пропустить, — раздался голос мужчины. Бесцеремонно оттолкнув от двери секретаршу, он без разрешения ворвался в кабинет. — Прошу простить меня за наглость, но я не могу больше там сидеть и ждать, нервы буквально на пределе! Валерия Алексеевна, умоляю, выслушайте меня! — плюхнувшись на стул, воззвал он к сыщице. — Вопрос очень серьезный, вы даже не представляете насколько. Можно сказать, что это вопрос жизни и смерти!

— Добрый день, уважаемый, — сдержанно проговорила сыщица. — Прежде чем толковать о жизни и смерти, представьтесь, пожалуйста. Если вас это не затруднит, конечно.

— Вы что-то сказали? А, ну да, — растерянно кивнул бритой головой посетитель. — Извините меня, добрый день. Меня зовут Руслан.

— Очень приятно, Руслан. А фамилия у вас есть?

— Фамилия? Ну, конечно, — пожал плечами тот. — Тихомиров моя фамилия, — ответил он и умолк.

— Ну, и что дальше? — раздраженно спросила Валерия. — Послушайте, уважаемый, я так и буду каждое слово из вас клещами вытягивать? Вы кто вообще?

— Я? — глупо переспросил Тихомиров.

— Ну, не я же.

— Я бизнесмен… ну, не знаю, что мне еще о себе сказать, — сморщился молодой человек. — Да и какое это вообще имеет значение? Проблема не во мне, а совсем в другом человеке. Или во мне? — пробормотал он, сосредоточенно нахмурившись.

— И что же вас привело в наше агентство, Руслан Тихомиров? — сдержанно спросила Лера. — Простите, вы не назвали ваше отчество.

— Не нужно никакого отчества, зовите меня просто Руслан, — пробормотал Тихомиров. — Валерия Алексеевна, помогите мне, очень вас прошу! Я уже не знаю, куда мне еще идти и вообще что делать, вся надежда только на вас. Выслушайте меня, пожалуйста!

— Успокойтесь, Руслан, — нахмурилась та. — Я обязательно выслушаю вас, только хочу предупредить заранее, что у меня очень мало времени. У меня сегодня самолет в десять часов вечера, а я еще вещи не собрала. Поэтому попрошу — только самую суть и, если можно, покороче.

— Какой самолет, Валерия Алексеевна?! — взвыл молодой человек. — У меня невеста пропала! Понимаете, невеста! И вы обязательно должны ее найти, до свадьбы осталась всего одна неделя!

— Начнем с того, что я вас вижу впервые, а посему задолжать вам что-то никак не могла, — раздраженно ответила сыщица. — А что касается самолета, так это «Боинг», на котором я сегодня в десять вечера улечу, что бы ни случилось, пусть это даже будет всемирный потоп! У меня билеты в сумочке лежат.

— Валерия Алексеевна, наплюйте вы на эти билеты! Вы мне только Надю мою найдите, а я вас потом на своем самолете куда угодно доставлю, — прижимая руки к груди, простонал Руслан.

— У вас есть свой собственный самолет? — удивилась та.

— Да, и он будет полностью в вашем распоряжении в любое время, только не отказывайте мне.

— Если вы такой крутой, зачем ко мне пришли? Небось, связи такие имеете, что весь земной шарик можете перевернуть, чтобы невесту свою найти.

— В том-то все и дело, что не могу, — вздохнул бизнесмен. — Сами понимаете: огласка, газетчики и все такое. Вы только подумайте, как это прозвучит. От Тихомирова за неделю до свадьбы невеста сбежала!

— Где-то я уже слышала эту фамилию, — пробормотала Лера, стараясь что-то вспомнить. — Вы случайно не тот Тихомиров, построивший приют для сирот? Об этом очень много говорили в средствах массовой информации.

— Господи, да какая сейчас разница, что я там построил? — скривился молодой человек. — У меня невеста пропала за неделю до свадьбы, а вы о каком-то приюте… Если бы вы только поняли, что это значит… В моем положении — это настоящая катастрофа! — закатил он глаза под лоб.

— Да что вы так убиваетесь, понять никак не могу? — возмутилась Лера. — Сбежала, ну и скатертью дорожка! Радоваться нужно, а не волосы на себе рвать… простите, — пробормотала она, виновато посмотрев на бритый череп Руслана.

— Чему же здесь радоваться, Валерия Алексеевна? — растерянно спросил тот.

— Если невеста сбежала за неделю до свадьбы, значит, не любит, — объяснила Валерия. — А раз не любит, зачем вам нужна такая жена?

— Нет-нет, ну что вы такое говорите? — замахал руками Руслан. — Надя не могла этого сделать сама, по собственному желанию, я точно знаю! Она меня любит, и я ее тоже люблю. Здесь что-то не так, поверьте мне.

— Вы в этом уверены?

— На сто процентов, — твердо ответил Тихомиров.

— Если все действительно так, это уже интересно, — пробормотала Валерия. — И что вы думаете по этому поводу? У вас есть какие-нибудь предположения?

— Никаких, — откровенно признался молодой человек. — Я в таком недоумении, в такой панике, вы даже не представляете! У меня на носу миллионный контракт, и если партнеры узнают, что… Господи, мне даже подумать об этом страшно! Японцы очень щепетильны в вопросах семьи и брака, они не захотят иметь дело с человеком, от которого сбегает невеста за неделю до свадьбы. Валерия Алексеевна, умоляю, помогите мне! На свадьбу приглашены такие влиятельные люди… я как подумаю, что нужно будет всех обзванивать и объяснять… помогите мне, очень вас прошу, — сказал Руслан, умоляюще глядя на сыщицу. — Если вы мне не поможете, меня уже никто не спасет, и останется только… пулю в лоб!

— Ну, это уж вы перегибаете палку, господин Тихомиров, — возмутилась Валерия. — Я, конечно, понимаю ваше состояние, у вас миллионный контракт, это большие деньги и тому подобное, но… Но чтобы лишать себя жизни из-за денег — это, я считаю верхом безрассудства. Сегодня их нет, завтра будут, и наоборот, это всего лишь деньги. Надо же, пулю в лоб из-за денег, живут же люди, — усмехнулась она, внимательно наблюдая за молодым человеком.

— Да при чем здесь деньги? — воскликнул он. — Плевать мне на них. Вы правы, сегодня их нет, а завтра будут, я ведь совсем о другом говорю.

— О чем же?

— Пострадает моя репутация, а это дороже всех денег, вместе взятых. И потом, я очень люблю свою невесту, вы даже не представляете насколько, — тяжело вздохнул он. — Деньги… — горько усмехнулся молодой человек. — Да я бы отдал их все ради этой женщины!

После этих слов Валерия уже совсем как-то иначе посмотрела на Тихомирова, и в душе ее что-то дрогнуло.

— Я вам уже сказала, что у меня сегодня в десять часов вечера самолет, я улетаю в отпуск, — неуверенно повторила она.

— Ну какой отпуск, Валерия Алексеевна? У меня земля горит под ногами, а вы… Не отказывайте мне, очень прошу, просто заклинаю! А потом я вас доставлю на своем самолете куда угодно, хоть на край света. Верьте мне, я умею держать слово.

— Так далеко мне без надобности, — проворчала та. — Ладно, рассказывайте, как все произошло, а уж потом я приму окончательное решение, — смилостивилась сыщица.

— Спасибо большое, — обрадовался Тихомиров. — Век не забуду, я очень благодарный человек, вы никогда не пожалеете, что не отказали мне, честное слово…

— Ближе к делу, Руслан, — перебила молодого человека Валерия. — Обо всем остальном мы с вами и потом сможем поговорить. Рассказывайте все с самого начала, — велела она. — Где, когда, при каких обстоятельствах вы познакомились со своей невестой? Что было потом, как развивались ваши отношения, и, наконец, когда она пропала? Короче говоря, все по порядку.

— Как познакомились? А разве это имеет какое-то значение? — растерянно спросил Тихомиров. — Самое важное, что она пропала и ее нужно найти. Мое сердце чувствует, что Наденька в беде, ей нужна моя помощь, что…

— Руслан, раз уж вы пришли ко мне и я согласилась вас выслушать, то именно я буду решать, что важно, а что нет, — перебила бизнесмена Валерия. — Я попросила вас рассказать все с самого начала, — напомнила она. — Если вас что-то смущает и вы не хотите быть со мной откровенны, тогда всего хорошего, я вас больше не задерживаю, — строго проговорила сыщица. — Ведь это вы пришли ко мне за помощью, а не я к вам! До свидания, господин Тихомиров.

— Хорошо, если нужно, я все расскажу, — забеспокоился тот. — Простите, если я говорю и делаю что-то не так, просто я ужасно волнуюсь, — виновато посмотрел он на Валерию.

— Будьте любезны, я слушаю, — строго повторила та и включила диктофон для записи беседы.

Она всегда так поступала, чтобы потом еще и еще раз внимательно анализировать рассказ клиента. С каждым разом она убеждалась, что такая запись необходима, и случалось уже не раз, что именно она помогала Лере поймать ту неуловимую ниточку, которой, как правило, не хватает в самом начале расследования.

— Мы с Надей познакомились год тому назад, на одной выставке молодого голландского художника-импрессиониста, он привез в Россию свою коллекцию картин, — начал рассказывать Тихомиров. — В последнее время я всерьез увлекся искусством, стараюсь не пропускать ничего нового, что появляется в Москве. Я даже подумываю стать настоящим коллекционером, вернее, практически уже стал им, купил несколько картин. Впрочем, это вам совсем неинтересно, да и не относится к делу, — махнул он рукой. — Простите, меня иногда заносит, когда я начинаю рассказывать о своем новом хобби.

— Ничего страшного, Руслан. Дальше, — скупо улыбнулась Валерия.

— Короче говоря, я получил приглашение быть гостем выставки и встретил там Наденьку, она пришла туда со своим братом. Как только я увидел ее, у меня все внутри перевернулось! Она тоже обратила на меня внимание, я это заметил. Знаете, как это бывает? Словно какая-то искра пробежала между нами. Наденька отвечала всем моим требованиям идеальной женщины, внешне, я имею в виду. В тот же миг я решил, что должен непременно с ней познакомиться, что, собственно, и произошло.

— Вы сами к ней подошли?

— Нет, я не решился, нас представили друг другу.

— Кто именно?

— Мне очень стыдно в этом признаться, Валерия Алексеевна, но я не помню, — пожал плечами Тихомиров. — Народу было тогда много, все о чем-то говорили, что-то обсуждали, и мне уже очень хотелось побыстрее оттуда уйти. И я ушел бы, если бы вдруг… не увидел Наденьку. Она показалась мне ангелом, спустившимся с небес, — ласково улыбнулся Руслан. — Как сейчас помню: стою с бокалом шампанского в руке, и вдруг — она! «Кто это?» — машинально спросил я, сам не зная у кого. — «Пойдемте, я вас представлю», — предложил молодой человек, стоявший рядом со мной. Кажется, это был кто-то из членов нашего клуба.

— Клуба? — заинтересованно переспросила Лера. — Что это за клуб?

— Клуб коллекционеров. Я только-только получил членскую карточку. На выставке присутствовали члены этого клуба, я еще мало кого из них знал. Вот так мы с Надей и познакомились… вернее, нас познакомили. Мы побродили с ней по залам. Болтали обо всем и ни о чем и чувствовали явное родство наших душ. Когда ее брат дал понять, что им пора уезжать, я попросил у Нади номер телефона, и она не отказала. Долго ждать я не стал, позвонил на следующий же день, чтобы пригласить ее на ужин. Она согласилась. Так мы и начали встречаться. Потом, узнав ее ближе, я понял, что Наденька не только внешне красива, но и по внутреннему содержанию она — именно та женщина, с которой я хотел бы связать свою жизнь и создать настоящую семью. Она отвечала мне взаимностью, и три месяца тому назад я пригласил ее в ресторан и вручил кольцо с предложением руки и сердца. Надя с радостью приняла предложение и дала согласие. Мы решили узаконить наши отношения, не откладывая в долгий ящик, на следующий день подали заявление во Дворце бракосочетания имени Грибоедова. Как только мы это сделали, я предложил своей теперь уже официальной невесте переехать жить в мой дом, и она снова согласилась. Наденька — удивительная девушка, совсем не похожая на этих… на этих современных Барби! Она совершенно бесконфликтный человек, я даже ни разу не слышал, чтобы она повысила голос. Очень добрая, не капризная, хорошо умеет готовить, даже торты сама печет. Я пробовал, мне очень понравилось, — улыбнулся Руслан. — Вечерами, когда я приходил с работы, на столе меня неизменно ждал ужин, приготовленный ее собственными руками. В моем доме живет замечательный повар, Василий, но Наденька предпочитала готовить для меня сама. Первое время он очень обижался на это, говорил, мол, если вы в моих услугах больше не нуждаетесь, то я вообще могу от вас уйти! Я его успокоил, заверив, что скоро этот пыл у моей невесты наверняка остынет, а пока что пусть он потерпит это небольшое соперничество. Наденька очень тщательно следила за своей внешностью и даже рано утром ухитрялась выглядеть безупречно, как картинка. Но самое главное ее качество, покорившее меня окончательно, — это ее равнодушие к деньгам и подаркам. Она всегда принимала подарки неохотно, говорила, что они ей совсем без надобности. Что лучшим подарком для нее было бы, если бы я почаще находился рядом с ней, а не пропадал на работе. Ей совсем не нужны мои деньги, ей нужен я сам, а это дорогого стоит! Вы согласны, Валерия Алексеевна?

— Согласна, но только если это правда, — ответила сыщица.

— Что вы имеете в виду? Вы думаете, Наденька могла притворяться? Но этого не может быть, она совсем не умеет притворяться, просто вы ее совсем не знаете! — запальчиво воскликнул Тихомиров.

— Успокойтесь, Руслан, я ничего такого не думаю, просто ответила на ваш вопрос так, как вам ответил бы любой другой детектив. Ведь я вашей невесты никогда не видела и не знаю ее, поэтому могу судить о ней только с ваших слов. Вы на мои реплики, пожалуйста, не обращайте внимания, рассказывайте дальше.

— Я буквально не мог наглядеться на свою невесту и даже ловил себя на мысли, что сам себе завидую, что мне наконец-то так повезло. Мы с большим энтузиазмом и радостью готовились к свадьбе. Наденька буквально светилась от счастья, и вдруг… вчера она внезапно пропала. Я совершенно растерялся и не знал, что мне делать, где ее искать. Сегодня утром первой мыслью было — обратиться к частному детективу, поэтому я и пришел к вам.

— А почему именно ко мне? Почему не в милицию, например?

— Во-первых, я прекрасно знаю, что в милиции меня даже не захотят слушать, там принимают заявление только по истечении трех суток с момента чьего-то исчезновения. А во-вторых, это известие сразу же станет достоянием всех, кому нужно и кому не нужно. Огласка мне совсем ни к чему, я вам уже говорил об этом. Частный сыск для меня — наиболее подходящий вариант, и я очень на вас надеюсь.

— А почему вы пришли именно к нам? Разве мало в Москве детективных агентств? — уточнила Валерия, хотя прекрасно помнила, как секретарша Ирочка сказала ей, что молодой человек пришел по рекомендации Курилова. Просто хотела убедиться, так ли это. — Почему вы выбрали именно наше агентство? — повторила она. — Может, вы пойдете куда-нибудь в другое место, а я спокойно полечу к теплому морю и пальмам?

— Нет-нет, именно к вам, и ни к кому больше! О вас я слышал от господина Курилова Станислава Борисовича, а это, можно сказать, практически золотая визитная карточка. Об агентстве «Багира» я услышал от него, наверное, с полгода тому назад и был поражен его рассказом. Он с большим уважением говорил о вас, Валерия Алексеевна. О вашей хватке настоящего детектива, о невероятном везении и о вашей порядочности.

— Достаточно дифирамбов, все хорошо в меру, — перебила Лера молодого человека. — Станислав Борисович мне льстит, вы его поменьше слушайте.

— Его рассказу о графине Епишиной и ее фамильных драгоценностях мы внимали с раскрытыми ртами, — продолжал Тихомиров, не обратив внимания на замечание сыщицы. — Правда, я в тот момент и не предполагал, что когда-нибудь мне придется обратиться к вам за помощью лично, — горько усмехнулся он. — Правду говорят: от тюрьмы да от сумы… Сегодня утром я вдруг внезапно вспомнил рассказ Станислава Борисовича и позвонил ему, чтобы взять адрес вашего агентства. Правда, мне пришлось его обмануть и сказать, что это нужно для моего очень близкого друга. И вот — я здесь. Вы уж не выдавайте меня, если вдруг он спросит!

— У меня нет такой привычки — разглашать имена и фамилии своих клиентов. Все сказанное в этом кабинете, в его стенах и останется. Графиня Епишина, к сожалению, погибла, лишь по этой причине я и разрешила упоминать о ней.

— Кажется, я невольно обидел вас? — растерялся Тихомиров. — Я не хотел, сказал, не подумав.

— Нет, я не обиделась, просто констатировала факт.

— Простите, — виновато проговорил молодой человек.

— Полноте, Руслан, — улыбнулась Валерия. — Все в порядке.

— И вы мне поможете?

— Давайте не будем опережать события. Рассказывайте дальше о своей невесте.

— Да я даже и не знаю, о чем еще говорить? — пожал плечами Тихомиров. — Нади нет, и я не знаю, куда она могла деться.

— А вещи? Какие-нибудь вещи она с собой взяла? — спросила Валерия.

— В том-то все и дело, что все вещи на месте, даже мобильный телефон остался лежать на столе, а самой ее нет.

— Когда это случилось? Я имею в виду, когда вы поняли, что ваша невеста пропала?

— Вчера вечером я приехал с работы и обнаружил свой дом пустым. Наденька всегда встречает меня у дверей, когда я приезжаю, а тут открываю дверь — и никого. Сначала я не очень-то этому удивился, перед свадьбой же много разных хлопот, нужно сделать какие-то покупки, в общем, приятная суета. Вот я и подумал, что Наденька снова ездит по магазинам и просто задержалась. Но потом, конечно, понял, что этого не может быть, потому что было уже четверть двенадцатого ночи. Обычно я прихожу пораньше, чтобы не огорчать задержками на работе свою невесту перед свадьбой. Если же приходилось задерживаться допоздна, она не показывала виду, что обижена, но я-то прекрасно все понимал. Мне было очень приятно, что моей невесте хочется проводить со мной побольше времени, и я старался не огорчать ее по мере своих сил. А тут вдруг прихожу, а ее нет! Она никогда не задерживалась в магазинах так долго и бывала уже дома к моему возвращению. Потом я сообразил, что ведь и машина, которую я недавно ей подарил, стоит в гараже. Я ее заметил, когда ставил туда свою. Естественно, первое, что я сделал — позвонил на ее мобильный телефон, и вдруг услышал, что он звонит в гостиной. Увидел, что трубка спокойно лежит на столе, и совсем растерялся. Все на месте, а ее нет, прямо мистика какая-то!

— Так, значит, это случилось только вчера, и вашей невесты не было всего лишь одну ночь? — изумилась Валерия.

— Вы с таким удивлением это спросили, словно я расстался с ней всего час тому назад и уже ударился в истерику, — нахмурился Руслан. — Чему здесь удивляться?

— Ну, одна ночь — это еще не повод…

— Для вас это, может быть, и не повод, а для меня повод, и весьма значительный, — перебил сыщицу Тихомиров. — У нас с Надей были не такие отношения, чтобы она могла уйти просто так, ничего мне не сказав! Да, моей невесты не было всего одну ночь. Но какую ночь? Мне кажется, что за эти несколько часов я состарился лет на двадцать! Обзванивал все больницы и морги и каждый раз умирал от страха, что вот сейчас мне скажут, что она там.

— Руслан, а вы уверены, что ваша Надежда именно пропала, а не просто ушла от вас? — напрямик спросила Лера.

— Ушла?! От меня? — безмерно удивился тот. — Нет, она не могла просто взять и уйти, я же вам говорю, что у нас были особенные отношения, — повторил он. — Да и зачем ей от меня уходить? Чего ей не хватало?

— Ну, откуда же мне знать, чего ей не хватало? — пожала сыщица плечами. — Об этом может быть известно только самой девушке. А вы, кстати, не искали, может, где-нибудь в доме, лежит для вас записка?

— Нет, никакой записки нет, — отрицательно покачал головой Тихомиров. — Если бы она ее оставила, то наверняка в нашей спальне, но там нет никакого письма или записки, я обшарил каждый уголок. Я и в столовой смотрел, и в гостиной, в общем, везде, где мы обычно проводим с Надей время, когда бываем дома. Нигде ничего нет. Ни единого намека на то, что она собиралась меня бросить и уйти!

— А ее родственникам вы не пробовали звонить? Может быть, с кем-нибудь из них что-нибудь случилось и ей пришлось срочно уехать? Подругам звонили, знакомым, еще куда-нибудь?

— Никаких родственников, кроме брата, у нее нет, — нахмурился Руслан.

— Ну а друзья, подруги?

— Я никого не знаю.

— Как же так, Руслан? — удивилась Лера. — Собираетесь взять в жены девушку и не знаете ее окружения?

— Думаю, если бы оно у нее было, я бы знал.

— Вы хотите сказать, что у вашей невесты нет подруг?

— Возможно, и были когда-то. Надя живет в моем доме почти три месяца, и я не видел ни одной ее знакомой.

— Странно, — пробормотала Валерия. — Ну, бог с ними, с подругами. А ее брату вы звонили?

— Откуда вы знаете о брате? — удивленно вскинул брови Тихомиров.

— Вы мне сами только что рассказали, что познакомились со своей невестой на выставке модного художника, куда она пришла со своим братом. И упомянули, что, кроме брата, у вашей невесты нет родственников.

— Да? Я так сказал? А, ну да, все верно, — кивнул молодой человек. — В голове такой хаос, ничего не соображаю, простите, ради бога.

— Ничего, я к этому привыкла, — ответила Лера. — Я прекрасно понимаю, что ко мне не от хорошей жизни приходят за помощью. Поэтому уже давно научилась реагировать на не совсем адекватное состояние своих клиентов совершенно спокойно. Продолжайте, Руслан, — подбодрила она молодого бизнесмена. — Постарайтесь не волноваться и вспомнить все в мельчайших подробностях, от этого будет зависеть результат расследования… если, конечно, ваше дело меня заинтересует и я возьмусь за него, — не забыла отметить сыщица.

— Я даже не знаю… — растерялся он. — Записки никакой нет, машина и все ее вещи на месте, даже телефон остался на столе, — повторил он.

— А вы случайно не взяли трубку с собой? — наудачу спросила Валерия, и не разочаровалась.

— Да, он со мной, — сообщил Руслан. — Я его в карман пиджака сунул на всякий случай. Вдруг, думаю, Наденька позвонит или кто-то, кому известно, где она может быть? — возбужденно сказал он, вытаскивая трубку из кармана. — Вот, возьмите.

— Оставьте на столе, я потом посмотрю, — кивнула Валерия. — Вы не помните, с какого номера поступил последний звонок? Или, наоборот, может быть, ваша Надежда, кому-нибудь звонила?

— Да, я посмотрел, последний звонок сделала Надя, она звонила мне, я как раз в это время был на ленче.

— И что она сказала?

— Ничего особенного, — пожал Руслан плечами. — Как всегда, спросила, все ли у меня в порядке и в котором часу я приеду домой.

— Вы ничего странного не заметили?

— В каком смысле?

— Ну, возможно, голос ее был не таким, как всегда, или что-то еще?

— Нет, все как обычно, — сказал молодой человек. — Она, конечно, немного расстроилась, когда я сообщил, что немного задержусь, но в остальном все как всегда.

— Руслан, и все же я вернусь к прежнему своему вопросу. Не может быть так, чтобы ваша невеста просто бросила вас и сбежала? Вспомните, вы не обидели ее чем-нибудь? Что-то такое сказали или даже сделали?

— Нет, ничего подобного не было, да и быть не могло! Вы можете мне не верить, но мы за то время, что живем вместе, даже ни разу не ссорились. Я никогда и ничем ее не обижал, даже словом, — очень уверенно ответил тот. — Да ее и не за что было обижать. Вы бы только видели ее, это ангел, ее невозможно обидеть, — ласково улыбнулся он. — У нас с Наденькой были замечательные отношения, можно сказать, идеальные. Даже моя мама была от нее в восторге, а угодить моей маме, это, знаете ли… — Он слегка замялся. — Это практически невозможно.

— Вы сказали — мама? — заметно оживилась Лера. — А вот с этого места поподробнее, пожалуйста.

— А каких подробностей вы от меня ждете? — удивился Тихомиров. — Да, у меня есть мать, Евгения Георгиевна Тихомирова, в прошлом врач-стоматолог.

— Почему в прошлом? Она на пенсии?

— Нет, какая пенсия? — улыбнулся Руслан. — Она еще молодая для пенсионерки, ей всего сорок шесть лет. Просто я решил, что моя мать может себе позволить больше не работать и жить в свое удовольствие, для этого я вполне прилично зарабатываю. Ей очень нравится путешествовать, наряжаться — она любит украшения. Я не против, пусть радуется жизни хоть сейчас и ни в чем себе не отказывает. Она ведь меня одна воспитывала, трудилась на двух работах, чтобы я ни в чем не нуждался и был не хуже других. При этом она сумела получить высшее медицинское образование! Когда она начала работать, нам стало немного полегче, но все равно она себе во многом отказывала ради меня, и я чувствую себя ей обязанным.

— Долги наши тяжкие? — улыбнулась Валерия.

— Точно, долги, — согласился Руслан. — Вот я теперь свой сыновний долг ей и отдаю. Балую, как могу, ни в чем не отказываю, чего бы ей ни захотелось, потому что искренне люблю ее. Она — моя мать, и этим все сказано. Она тоже любит меня, только по-моему, чересчур сильно. Наверное, это нормально, ведь я — ее единственный ребенок. Но, признаюсь честно, меня эта любовь немного утомляет.

— Почему?

— Она лезет во все мои дела, старается контролировать все мои поступки, а порой даже и мысли. Почему-то считает, что я до сих пор еще ребенок и ничего не понимаю в жизни, — невесело усмехнулся Тихомиров.

— Ну, для наших родителей мы, наверное, до старости останемся детьми, у меня та же история, — засмеялась Лера. — Моя мама мне уже всю плешь проела из-за того, что я выбрала себе такую работу. Считает, что сыск — это совсем не женское дело, что я должна для нее внуков рожать, а не гоняться за преступниками. Руслан, а что вы подразумевали, когда сказали, что ваша мать лезет во все ваши дела? — спросила она. — Она пытается контролировать ваш бизнес?

— Нет, что вы, — возразил тот. — В мой бизнес она, слава богу, не лезет, да и то, наверное, лишь потому, что ничего в этом не понимает. Это касается только моей личной жизни. С самого раннего детства она тщательно отслеживала: с кем я общаюсь, с кем вожу дружбу, даже в кого влюбляюсь, — засмеялся он. — И это продолжается до сих пор, хотя, как видите, из детского возраста я давно вышел. Ведь я два раза собирался жениться, но она была категорически против моих предполагаемых жен и безжалостно забраковывала претенденток на роль госпожи Тихомировой. Все делала для того, чтобы я «вовремя одумался».

— Даже так?

— Именно так, — кивнул Руслан. — О, если б вы только знали, сколько у нас было скандалов, сколько истерик и слез, хоть из дома беги! Но, откровенно говоря, я даже благодарен ей теперь за это: ведь я встретил Наденьку! Наконец-то нашлась девушка, против которой даже моей матери нечего было возразить, и вдруг… она пропадает за неделю до свадьбы!

— А вы не думаете, что ваша мама и на этот раз…

— Нет-нет, что вы! — перебил сыщицу Руслан, поняв, что она хочет сказать. — Она сама очень удивлена исчезновением Нади и сильно переживает по этому поводу. Как это ни странно, но моя невеста каким-то невероятным образом нашла с моей матерью общий язык. Они даже к модельеру отправились вдвоем, чтобы заказать Наденьке свадебное платье. И за кольцами в ювелирный магазин мама тоже ездила вместе с нами. Нет, моя мать, как и я сам, в совершенном неведении и очень переживает, — уверенно повторил он.

— Ну, хорошо, если исключить, что Надя ушла сама и что ваша мать вне подозрений, тогда что же у нас остается? — задумчиво проговорила Валерия. — А случайно это не может быть похищением с целью выкупа? — предположила она. — Вам никто не звонил?

— Господи, Валерия Алексеевна, если бы мне звонили, зачем бы я тогда приехал к вам? — сморщился молодой человек, как от зубной боли. — Нет, никаких звонков с требованием выкупа не поступало.

— Выходит, ваша невеста пропала из дома странным образом, без видимых причин?

— Выходит, так, — согласился Тихомиров. — И я не знаю, что мне делать. Прямо чертовщина какая-то, — вздохнул он. — Вы поможете мне разобраться, в чем же дело?

— Ну, хорошо, Руслан, я постараюсь вам помочь, — согласилась Валерия. — Мне кажется, я смогу это сделать… если, конечно, мои предварительные предположения верны.

— Вы о чем?

— Это я так, мысли вслух, не обращайте внимания, — улыбнулась Лера. — Ответьте мне еще на один вопрос. Вы в последнее время ничего странного не замечали в поведении своей невесты?

— В каком смысле — странного?

— Ну, беспокойство, волнение или что-то в этом роде?

— Да вроде нет, не замечал, — пожал плечами Руслан. — Ну, волновалась немного, конечно, так это ведь вполне естественно перед свадьбой?

— А со своим братом она часто общалась?

— Он к нам приезжал за это время раза три или четыре, а в основном они по телефону все время разговаривали.

— Как часто?

— Я не могу сказать точно, потому что практически не бываю дома. Но в выходные дни они обязательно созваниваются.

— На ваш взгляд, что он за человек?

— Кто, Андрей?

— Если брата вашей невесты зовут Андрей, тогда речь идет именно о нем.

— Да, его зовут Андрей Суворов, он и Надя однофамильцы легендарного полководца, — улыбнулся Руслан. — Ну, что я могу сказать про Андрея? Парень как парень, мой ровесник, у нас всего год разница. Звезд с неба не хватает, но образован, воспитан, насколько я успел заметить, с дамами галантен. С чувством юмора у него все в порядке, умеет поддержать беседу на любую тему. Имеет свой бизнес, хоть и не слишком прибыльный, зато стабильный, и очень любит свою сестру. Вот, собственно, и все, что я могу о нем сказать.

— Он старше Надежды?

— Да, на десять лет.

— А их родители? Где они живут?

— У них нет родителей, они погибли семь лет назад в горах. На лыжах катались, и в это время лавина с гор сошла. Их так и не нашли, только кинокамеру, очки и одну лыжу.

— Сожалею, — нахмурилась Валерия. — А сколько вашей невесте лет?

— Девятнадцать.

— Это значит, она осталась без родителей, когда ей было двенадцать?

— Да, именно так, — кивнул головой Руслан. — И с этого возраста ее воспитывал Андрей. Он даже в интернат ее не захотел отдавать, когда к нему приезжали из комитета попечительства и предлагали все устроить. Вместо этого он оформил опекунство и пошел работать. Он тогда в институте учился, уже на четвертом курсе, и ему пришлось перевестись на вечерний факультет. Этот молодой человек вызывает у меня откровенное уважение, потому что Наденьку он воспитал очень хорошо.

— Значит, вашей невесте всего девятнадцать, говорите? — вновь спросила Валерия. — А сколько вам? Какая у вас разница в возрасте?

— Мне двадцать восемь, я старше Нади на девять лет. А разве это имеет какое-то значение? — удивленно вскинул брови Тихомиров.

— Нет-нет, что вы, — улыбнулась сыщица. — Я лично считаю, что муж и должен быть старше жены минимум лет на пять, так что считайте, что вы с вашей невестой — идеальная пара. Она молода, но рядом с вами, думаю, ей будет вполне комфортно, вы личность незаурядная, насколько я успела заметить. Быть в ваши годы таким богатым человеком — это нужно уметь. Попали в нужное время и в нужное место?

— Нет, все это мне оставил мой отец, я лишь продолжаю делать то, что он завещал мне, — хмуро ответил Руслан. — Я всего пять лет являюсь владельцем компании и руковожу бизнесом. Надеюсь, что делаю это хорошо и он мной гордится, глядя на меня с небес. За это время мне удалось удвоить капитал.

— Простите меня, — смутилась Лера. — Я не знала, что… Вы сказали, что мать воспитывала вас одна, и я думала, что у вас нет отца.

— Не извиняйтесь, ничего страшного не случилось. Вы правы, его у меня действительно не было, целых двадцать три года, а в графе «отец» стоял прочерк. У меня даже отчество не его, а моего деда, отца матери, и фамилию я тоже их ношу. Да, вот так-то, моя мать все за всех решила… и за меня, и за моего отца, — тяжело вздохнул Руслан.

— В каком смысле решила?

— Это давняя и достаточно банальная история, — болезненно сморщился Тихомиров. — Приехала молодая девчонка в столицу после школы, поступать в институт, провалила экзамен, а возвращаться обратно в свое село не захотела. Здесь жила родная сестра ее бабки, и она остановилась у нее. Мой отец тогда только пришел из армии, ну и, сами понимаете, молодая кровь играет, веселые компании, застолья, девчонки… Вот в одной такой компании они с моей матерью и познакомились. Стали встречаться, и через некоторое время мама поняла, что беременна. Уже собиралась сказать об этом своему парню, и вдруг узнает, что, кроме нее, он еще с двумя ее подругами имел близкие отношения. Ей было тогда всего семнадцать с небольшим, молодая, глупая, ну и гордая, естественно. Ничего ему не сказала, уехала к своей матери, родила меня там и оставила ей. Потом уехала обратно в Москву, работала на двух работах, еще и училась при этом, на этот раз ей удалось поступить в институт. Сама впроголодь жила, а почти весь заработок отсылала нам с бабушкой. Она хотела, чтобы у меня было все. Когда пришла пора мне идти в школу, она забрала меня от бабушки. К тому времени сестра ее бабки умерла и квартира осталась матери, старушка ее заранее прописала к себе. Вот так мы и жили вдвоем, мама работала, я учился, и все у нас было хорошо. Замуж мать не выходила, хотя ей несколько раз предлагали. Она отвергала кавалеров, боялась, что муж будет плохо относиться ко мне.

— Принесла свою личную жизнь в жертву, значит?

— Да, именно принесла в жертву, здесь вы правы, — нахмурился Руслан, соглашаясь с Лерой.

— А как же вы узнали о своем отце?

— Ко мне приехал нотариус, зачитал завещание и передал письмо. Я не знаю, кто рассказал моему отцу, что у него есть сын, только его завещание и письмо с прощальными словами ко мне нашли уже после его смерти. Он очень сильно болел, сначала сахарный диабет в тяжелой форме, а потом рак поджелудочной железы. Из письма я узнал, что он никогда не был женат и детей, кроме меня, у него нет. Что смерти он не боится и умирает абсолютно счастливым человеком, потому что знает теперь, что у него есть взрослый сын. Единственное, о чем он очень сожалеет и ругает за это мою мать, что она скрыла от него тогда свою беременность и так внезапно пропала. «Если бы она не поступила так необдуманно, может быть, и моя жизнь сложилась бы совсем по-другому, да и ваша тоже. Мы вполне могли быть счастливой семьей», — так он писал.

В конверт с письмом были вложены две фотографии: его — в двадцать лет и моя — тоже в двадцать лет. Я был поражен, когда сравнил их… мы были с ним совсем одинаковыми, словно снимали одного и того же человека. Там лежали еще снимки, на которых был я, но я их увидел тогда впервые. На одной фотографии я играю в баскетбол, на второй еду на велосипеде, а на третьей просто бегу. Я по утрам всегда бегаю или катаюсь на велосипеде в течение часа, еще с десятого класса. В то время я был страшно влюблен в одну девочку и хотел иметь спортивную фигуру, а потом так привык, что до сих пор остановиться не могу, — засмеялся Руслан. — Видно, отец нанял человека, который разыскал меня и сфотографировал, чтобы показать ему, каким я стал. Он так и не написал, кто же ему сообщил обо мне. Но я все же подозреваю, что это сделала моя мать, хотя и не уверен на все сто процентов. Как она нашла моего отца, как узнала, что он болен — я ничего об этом не знаю. Она молчит, а я не спрашиваю. Если бы захотела, она бы сказала, а раз не хочет, пусть это останется ее тайной. Зачем заставлять ее нервничать лишний раз? Я не думаю, что подобный разговор принесет нам обоим много радости. Я и про их, так сказать, любовь-то узнал лишь, когда заявил, что откажусь от наследства, если она мне все не объяснит. Вот мать и рассказала о своей молодости, а обо всем остальном промолчала, и я не стал спрашивать. Она сильно разволновалась, во время всего рассказа очень сильно плакала, вот я ее и пожалел.

— Да, грустная история, — вздохнула Валерия. — Вот и не верь в утверждение, что свою судьбу мы делаем сами, иногда разрушая ее собственными руками. И вы знаете, Руслан, я решила, что возьмусь за разгадку вашей головоломки.

— Которую? — улыбнулся тот.

— Не ту, о которой мы с вами говорили только что — о ваших родителях, а ту, по поводу которой вы ко мне пришли.

— В самом деле беретесь?

— Да, и первое, что вы сделаете, — отвезете меня к себе домой, я должна посмотреть все на месте. Надеюсь, вы не возражаете?

— Нет-нет, конечно, — вскочил Тихомиров со стула. — Как я могу возражать, если сам приехал просить вашей помощи? Едем немедленно, и спасибо вам огромное!

— Благодарить меня пока не за что, Руслан, я еще ничего не сделала, — ответила Валерия. — Но очень хочется верить, что у меня получится.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Третья свадьба короля предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Читайте об этом в романе И. Хрусталевой «Развод и вещи пополам».

2

Читайте об этом в романе И. Хрусталевой «Диджей сарафанного радио».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я