Космияне. Часть 1
Владимир Науменко

В одном из уголков Сибири отважные земляне, сами того не подозревая, своими несогласованными действиями вызвали к жизни целую цепочку невероятных событий. Студенты Дагос и Лотман находят нужным скрывать своё открытие, они уверены, что оно не пойдёт на пользу землянам. Того мнения и Тхара – Чандро, расшифровавший послание землян, после мучительных раздумий посылает на Землю свою дочь Индиану. Идёт незримая борьба сил добра и зла на путях рождения нового облика грядущих космических цивилизаций.

Оглавление

© Владимир Науменко, 2018

ISBN 978-5-4493-4535-6 (т. 1)

ISBN 978-5-4493-4536-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Безмерная Вселенная продолжала сжиматься и расширяться в тридцатимиллиардном цикле, когда луч весеннего Солнца, достигнув поверхности Земли, поглотился сибирской тайгой. Жизнь черпала свою силу из энергии, рассеиваемой Солнцем.

Природа призывала к себе всех, кто был близок к ней, всё в ней говорило о предчувствии наступления поры, когда на окнах тают морозные узоры, полноводная река Обь, прежде чем впасть в Карское море, разламывает мартовский* лёд, и в небе проявляется долгожданная синева. Город, находящийся на пересечении лесной и лесостепной природных зон, расположенный на Приобском плато, и лежащий на обоих берегах этой реки, назывался столицей Сибири.

…Два выпускника случайно встретились в ресторане, что находился невдалеке от учебных корпусов Новосибирского университета. В памяти парней мгновенно воскресли воспоминания о прошлом, и они, у барной стойки долго пожимая друг другу руки, и оплатив счёт по «винной карте», сели в дальнем углу. Встреча после разлуки состоялась, прошедшее после совместной учёбы в стенах альма-матер время выявило, кто был настоящим другом, а кто им лишь казался.

За час разговора не высказывалось всего, о чём хотелось сказать. Оно было и понятно. Что там говорить. Пролетевшие в разлуке годы не давали мыслям собраться, путались, иногда парни говорили совсем не то, что хотели бы сказать друг другу. Покинув ресторан, и выйдя на улицу Вилюйская, после недолгого разговора решили провести завтрашний день, 23 марта 2023 года, в лесу, где дышалось легко и свободно, появлялась возможность на время забыться в ветрах, шумевших в раскидистых ветвях деревьев. Виктор ушёл ночевать к знакомым, чья квартира располагалась на Красном проспекте, а Николай отправился к дяде, что жил около метрополитена.

Наступил день. Солнце, жёлтым светилом выглянув из-за горизонта, отставляло в небе атмосферу холодного безмолвия, словно этим маневром старалось замкнуть всё пространство в своём скудном тепле. Родник на поляне заставил двоих освободить плечи от тяжести рюкзаков и устроить привал. С изумлением для себя сибиряки заметили разницу между водой, что хранилась в корпусе

*последствия глобального потепления на Земле.

фляжки, и ледяной водой родника, своим вкусом вызывавшей быстрый прилив бодрости к усталым мышцам, они обрели для себя способность продолжить путь. Природа одобрила правильность решения побыть наедине вдали от людей, соприкоснуться с нетронутым цивилизацией миром, вспомнить о былом. Смеркалось, и верхушки деревьев лишались дневного обаяния. Николай Лотман, взяв на себя инициативу разведения костра, ушёл вглубь леса. Виктор Дагос извлёк из походного рюкзака газету, и, пробежав глазами пару строк, отвлёкся от чтения, — номер не вызывал интереса и лишь годился для подстилки. Выкладывая съестные припасы, Виктор подмечал у себя настрой, на день позабыть все заботы в слиянии с лесной жизнью, рассеять опасения сердца и ума в океане целебной тишины. В шумных ритмах города он не уловил бы волшебного дыхания трав, говорливого всплеска ручья, голосов птиц и зыбкости звёзд, что таяли в предрассветных разливах будничных дней. Оглядев терявшийся в наступающих сумерках путь, Николай, вышел на тропу. Сухие сучья распространяли запах смол и древесины, сладко вдыхая его в себя, Николай взглянул на небо и подумал: пора возвращаться на поляну.

Тёмная ночь уже наступила, когда Николай и Виктор, поужинав у пылающего костра, прикрытые лесом, смотрели во мглу, освещаемую мерцанием звёзд, — как были хороши они в переливах космических одежд, и как порой жестоки. Тень наступившей ночи, усыпанная звёздами в космической дали, уподоблялась морской волне, играющей в пространстве. А загадка светил, раскинувшаяся над ними шатрами непознанного, на фоне кажущегося покоя смотрелась иначе, маня туда, где жила угроза быть испепелённым всепоглощающей радиацией. Сияние на небосклоне звезд рождало в молодых восхищение, которые были не прочь с санкции разума забвением погрузиться во всеохватывающую черноту космоса, — рассыпавшиеся в нём мириады далёких галактик и туманностей напоминали планетарий, горя огоньками неизведанности. Лесной покой, наблюдаемый ими, благостно влиял на самочувствие, вибрациями озона, создавая загадочный мир особой реальности. Отключившись от бренности бытия и присоединяясь к токам воздуха, Николай и Виктор спешили смыть из сознания боль утрат в разговоре о будущем. Языки огня, потрескивание и шипение сучьев привлекли внимание Чужаков. Прекратив сбор трав и устав притворяться неузнанными, они подошли к незнакомцам, наблюдавшим в троих повышенный интерес к себе и намерение завязать знакомство. Виктор пригласил погреться у горящего в ночи костра. Сделав это с большой охотой, собиратели трав искренне восхищались человечностью двоих, на чьих лицах была видна не строгость, а располагающая к беседе улыбка. Казалось, что обнаруженные белой луной-принцессой странные существа впервые попали на эту планету и не знали, с чего начать её изучение. Во взглядах Чужаков, слушавших, что говорил Николай, Виктором угадывались одни и те же банальные вопросы: «Кто эти незнакомцы? Что таят в себе? Почему они к полуночи очутились в лесу, а не в деревне?»

Пытаясь разрядить молчание Виктора, Николай стал громко предлагать ребятам ужин. С удовольствием сделав это, ребята стали расспрашивать взрослых обо всём, что могло вызвать интерес.

— Что ж, ребята! Вас понять несложно! — подбросив в костёр сухие ветки, говорил Николай, — молодость связана с любознательностью и её благородство, ещё незамутнённое годами, следует поддержать. В сплошном информационном шуме у каждого из вас не остаётся места для глубоких раздумий. Юная душа, не слыша добрых слов и не получая от окружающих положительный заряд, черствеет, становится бесчувственна ко всему светлому, чем богата совесть. Поэтому, слушая, вы постарайтесь осознать наши злоключения в таком развитии, в каком они имели место в недалёком прошлом.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я