Архоада

Владимир Леонидович Шорохов, 2021

Плазмоид – это космическое явление или порождение человеческих рук? Этот вопрос задали ученые, что расследовали смерть поселенцев на Лунной станции. Как можно изучить то, к чему нельзя прикоснутся? И все же на спутнике началась дезинфекция по уничтожению энергетического паразита. Можно ли остановить термоядерную войну, которая вот-вот должна разразится на Земле? Энергетический вирус вырвался из-под контроля и теперь люди уже воевали не друг с другом, а с общим врагом. Но враг ли он? И что в действительности из себя представлял плазмоид? Для того чтобы выжить в новой войне нужен посредник, а им мог стать только…

Оглавление

1. Что случилось?

Владимир, или как его в юности называли «батон» из-за высокого роста, уже давно согнулся и с трудом передвигал ноги. Проснулся от голода, давно не испытывал этого ощущения, помахал рукой, но на его жест никто к койке не подошел. Сон поглотил его сознание. Это были тягучие часы, в них было трудно что-то разобрать, не было привычных образов, да и цвета вечно менялись, словно в калейдоскопе.

— Кто-нибудь здесь есть? — прошипел и опять поднял руку надеясь, что сейчас подойдет медсестра, но в ответ была тишина. — Вы там что все, померли?

Эй! — в этот раз старик крикнул и удивился своему голосу: он не хрипел, как это было в последний год, а казался громким и даже бодрым.

— Чертовщина, где все?

Он повернул голову, долго смотрел на приборы, что стояли чуть в стороне: ни одна лампочка не горела, насосы, что качали кислород, остановились. Старческие глаза взглянули на потолок, но и лампы тоже не горели.

— Авария?

Он не боялся умереть, давно хотел покончить с жизнью. Боль, словно раскаленное ядро в груди, не давала спокойно дышать. Старик дотронулся до маски, снял ее и провел ладонью по груди.

— Не болит.

Доктора боролись, но раковые клетки, как плазмоиды, что проникли на землю и стали все уничтожать на своем пути, не хотели умирать. Это было удивительное состояние: тело не ныло и голова ясно работала.

— Кто-нибудь есть?

Но ни сейчас, ни через час к его койке никто не подошел. Старик полежал. Уже захотелось в туалет, постучал по тумбочке, но ответом была все та же тишина.

— Проклятье! — выругался он и стал подымать свое исхудавшее за последний год тело. — Не болит, — боялся пошевелится, как всегда, но сейчас тело не ныло и не было той пульсации в затылке. — Куда все делись?

Старик посидел на кровати, не знал можно ли отсоединить трубки и провода, но в палату никто не вошел. Он уже стал сомневаться был ли кто в коридоре вообще. Пальцы плохо слушались, но удалось избавиться от трубок и, опустив ноги, сделать первые шаги.

— Холодно, — пробубнил вдруг и посмотрел на пол в поисках тапочек.

В коридоре, как и в его палате, свет не горел, он шел не спеша, его жизнь зависела от тех приборов, что по какой-то причине не работали.

— Вы где?

Но людей не было в больнице, да и на улице он никого не обнаружил. Старик прекрасно помнил войну с плазмоидами, как только их не называли: эмпуза, анаплазм, даже Самман или Самманус. Были еще сотни названий смертельному явлению, но все же прижилось слово плазмоид. Никто толком не знал, что это такое. Владимир смотрел первые репортажи: они напоминали сводки с фронта. Все гибло: животные, птицы, насекомые, даже растения засыхали. Люди отступали, сдавая без сбоя огромные территории. Оставалась одна надежда: уйти за воду, ведь через нее плазмоид не мог проникнуть. По этому взрывали мосты, ЛЭП, канатные дороги.

Старик, шаркая ногами, вышел на улицу. Кругом беспорядок, медперсонал эвакуировался, забрали всех, но его как смертельно больного, которому оставалось жить несколько дней, оставили.

— Проклятье! — выругался старик понимая, что его бросили. — Лучше бы убили.

Как часто он эти слова повторял, но ему суд отказал в эвтаназии, вот он и мучился, надеясь, что завтра все же закончится его жизненный путь. Владимир шел по площадке: тележки, передвижные кровати, ящики, одежда и множество приборов стояли прямо под открытым небом. Он знал, что больница находится между правым и левым берегом города, тут раньше был форт, а после построили чумную клинику. Но это было давно, а сейчас здесь больница для обреченных: тех, кто умирал от рака.

Старик шел и еще не верил, что остался один. Появилась кошка, замяукала, хотел ее погладить, но побоялся наклониться и опять испытать пронизывающую боль в легких.

— И тебя бросили, — кошка в ответ промяукала и подбежав поближе стала тереться о его ногу. — Домашняя, значит подружимся.

Старческие глаза прищурились, у него зрение было хорошим, даже очки не носил, но яркое солнце слепило глаза. Город уже не горел, но кое-где подымался дым, это означало только одно: люди ушли, а значит плазмоиды добрались и сюда.

— Проклятье! — уже не помня который раз, выругался старик и, повернув голову, посмотрел на противоположный берег — там тоже дымились дома. — Похоже нам не повезло, мы в окружении, — с иронией в голосе произнес он и посмотрел на кошку. — Или все же повезло, мы ведь живы.

В тот день Владимира не волновало, что происходит на противоположном берегу, все равно он был готов к смерти. Найдя в кафе, что располагалось на первом этаже, еду, (она даже не испортилась), накормил кошку и сам, досыта наевшись, вернулся в палату.

— Они меня заберут, не могут тут бросить, так нечестно, — в ответ Марта, так он назвал свою новую питомицу, замурлыкала и, устроившись поудобнее в его ногах, закрыла глаза. — Так нечестно, — еще раз произнес и тоже решил отдохнуть.

Но ни на следующий день, ни через неделю, так никто и не прилетел за ним. Владимир видел как высоко в небе пролетали дроны, махал им руками, но те следовали программе и скрывались за домами. Первые дни он думал, что он без приборов, что не работали; что долго не проживет. Но вот утром его старческие глаза открывались. Ругался, что не умер, а после даже стал улыбаться и гладить Марту. Нашел себе палату с душем, который не работал, но зато в ней много места и большое окно, выходящее на дымящийся город.

— Вы там, я знаю, что вы там.

Плазмоидов трудно увидеть: днем они не заметны, а вот с наступлением сумерек земля и стены домов покрываются бледно-голубоватым свечением.

— Проклятье, что за напасть!

Деревья на противоположном берегу уже пожелтели и стали сбрасывать листву, а ведь лето, и тому виной эта зараза. Старик взял кувшин и, налив в стакан воды, подошел к цветку, что стоял на подоконнике.

— Вас тут нет, иначе бы все уже уничтожили.

Остров, на котором располагалась больница, занимал несколько гектаров: на нем был парк, цветочные клумбы, зеленая трава, птицы и насекомые.

— А это рай среди ада, — так иногда говорил старик, думая, что теперь ему делать.

Он привык жить один, работал дальнобойщиком на Auman H5 BJ4189 — вот это зверь, — а что теперь, что изменилось? Опять один, не считая кошки Марты, что все время следовала за ним. Найдя краску, старику удалось написать на крыше надпись — «Спасите». Несколько дней дрон пролетал мимо, а после сбросил контейнер, в котором была надувная лодка и рация. Старик боялся плавать, в детстве чуть не утонул, по этому мысль сесть в лодку была равносильна смерти.

Владимир каждый день часами смотрел на противоположный берег. Из воды так все еще торчал хвост беспилотного дрона. Сейчас спасатели не использовали живых пилотов, боялись крушения, и они были правы. МЧС попытались его эвакуировать, но как только дрон стал опускаться, со стороны города, словно невидимый вихрь, поднялся энергетический поток. Молния бы не причинила вреда машине, но плазмоид проникает в глубь электроники и лишает его энергии. Спасательная миссия была провалена.

* * *

За пятнадцать лет. Луна.

Руслан закончил проверку последнего датчика, что установил всего неделю назад. Луна — не теплая земля, он забарахлил, а после отказался отвечать на его команды. Три года, на такой срок он подписал контракт, и теперь работал на спутнике, настраивая сейсмические станции. Луна мертва, а вот то, что у него в недрах, как раз интересовало его работодателя. Чтобы покорять космос требовалось много ресурсов: все подымать с земли дорого, да и порой нереально. Вот и направили усилия на поиски ископаемых и создание Лунных заводов. Кто-нибудь скажет, что это утопия, но только не Руслан: он знал, что на поверхности спутника много меди и чистого железа. Здесь нет влаги, а значит нет коррозии. Осталось только найти залежи и приступить к их добыче.

— База-база, вызывает «Крот», — почему ему дали такую кличку он не знал, но не сердился, а даже гордился ею. — База, я возвращаюсь, через час буду, пройду маяк — сообщу.

Отключившись, Руслан сел на кар, проверил баллоны с воздухом, взглянул на монитор: радиация была в норме. Первое время боялся ездить — здесь легко заблудиться и только благодаря маякам, что были расставлены сеткой вокруг станции, можно было ориентироваться. Включив автопилот, почувствовал как под ногами загудел двигатель, еще час — можно будет снять шлем и вдохнуть чистого воздуха. Хотя какой он чистый, на Луне его нет, он делается искусственно и все же это лучше, чем целый день находиться в скафандре.

— База говорит «Крот», прошел маяк Б29, через десять минут буду у маяка А28.

Зачем он это говорил, электроника давно уже сообщила местоположение кара, но так положено, чтобы знать, что с пилотом все в порядке.

— База, прошел маяк А28, вижу станцию, сообщите ангар для стыковки, — но Руслан не получил ответа.

— База вы меня слышите? — и опять не было ответа.

— Сломался? — удивился он и по старинке постучал пальцем по экрану.

— База-база, дайте координаты стыковки, я уже подъезжаю.

Руслан отключил автопилот и нажал на тормоз, кар плавно остановился.

— База! Вы меня видите? Я вас не слышу, дайте световой сигнал.

— Руслан направил камеру на вышку, где горели сигналы, но там по стандарту продолжал мерцать зеленый прожектор. — База, я не получил сигнала, кислорода 12%, батареи 8% — еду к аварийному шлюзу, сообщите технику, чтобы разблокировал въезд.

Но подъехав к ангару, ворота все еще были закрыты. На Луне всякое бывало: свет гас, аварии с отоплением и водой, солнечные бури часто выводили из строя электронику. Это хоть и не первая станция на Луне, но не все еще до конца отлажено, поэтому Руслан припарковав кар как можно ближе к ангару, заглушил двигатель, перевел его в ждущий режим, а после подключил батареи к зарядке. Осталось выгрузить контейнер с оборудованием и отправить пустые баллоны на заправку.

Шлюз был заперт изнутри, кто это придумал Руслан не знал, словно на Луне ходят медведи и те могли проникнуть на станцию.

— База, разблокируйте шлюз, я уже на месте. База, вы меня слышите? — он посмотрел на показатели кислорода, после того как покинул кар, дышал тем, что было в запасном баллоне, а его было не так уж и много.

— База! — выругался и застучал по шлюзу, но замок не сработал. — Проклятье!

Теперь Руслан понимал, что придется обходить базу и уже через аварийный вход зайти на станцию: там шлюз всегда был разблокирован. Через десять минут-прыжков — так легче передвигаться по Луне — он достиг конечной точки.

— Теперь скафандр придется чистить.

Мелкая пыль прилипала ко всему, и если бы не зона очистки, вся станция давно бы уже была загажена. Он вошел в шлюз, повернул рычаг, на экране пробежали столбики цифр, через минуту сработал замок двери второго шлюза и он перешел в другой отсек. Руслан сел, уперся спиной в нишу, она была стандартного размера, что позволяло скафандру оставаться в отсеке без воздуха. Была проверена герметичность соединения, загорелся зеленый сигнал и зажимы в спином ранце сработали.

— Фух, — пыхтя, Руслан вылез из скафандра.

— Ау! Вы где? — всегда рядом был техник, что помогал вылезти и проверить самочувствие, но сейчас была тишина и рядом не было ни души.

— У меня баллоны пусты. Слышите?

И только тут понял: что-то произошло.

— Где вы?

— Следуйте процедуре очистки, — раздался механический голос, но его Руслан проигнорировал, вошел в переходный отсек, а через несколько секунд вышел с другой стороны и тут же остановился. На полу лежал человек.

— Эй, вам плохо? Что произошло? — сердце застучало, он нагнулся и потряс человека за плечо.

На станции работало больше двух тысяч человек, он не всех знал. Это теперь минигородок с учеными и техниками. В голове вспыхнула красная лампочка, как можно сильней сжал губы и подбежав к аварийной панели вскрыл ее. Легкий скафандр на экстренные случаи, но сейчас не до него, взял маску и, надев ее, включил подачу кислорода.

— Почему не сработала сигнализация аварии? — Руслан прислушался, но кругом было тихо. Вернулся к мужчине, что лежал на полу, постарался нащупать у него пульс, но жизненные показатели были на нуле.

— Ему плохо, медиков сюда!

В каждом коридоре была кнопка экстренного вызова, он подбежал и стал нажимать на нее.

— Где все?

Через несколько секунд понял, что бесполезно ждать, переступил через мертвое тело и, пройдя технический отсек, вошел в зал.

— Что случилось? — все, кто был в помещении, лежали на полу.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Архоада предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я