Великая дружба
Виктор Иванович Зубенко, 2020

В рассказах описываются различные жизненные ситуации, о дружбе, любви и верности.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Великая дружба предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

***

ВЕЛИКАЯ ДРУЖБА.

Лес стоял безмолвный, окутанный густой дымкой тумана. Только вдалеке просматривались одинокие белые берёзки. Было влажно, мрачно и сыро, как обычно после дождя. Уже был конец весны, и все птицы давно прилетели. По утрам очень рано пели соловьи, перебивая друг друга. А когда вставало солнце, то птичий гомон был слышен повсюду. Вот на опушке появилась лиса, и от неё в чащу юркнул заяц. Лиса постояла, принюхалась и тихо исчезла в кустарнике.

Вся большая семья леса жила своей, не заметной жизнью, со своими тревогами и заботами. И не всегда человеку была заметна вся эта интересная жизнь.

Вот дятел застучал по стволу, а это закричал перепел, а вот синичка подала голосок. Язык леса не всем понятен, особенно чужакам.

А вот Константину Ивановичу Дулатову, этот язык леса, был очень даже понятен всегда. Это был местный лесничий, который жил со своей женой Марией Степановной в лесничем домике. Дочка была уже взрослая, и жила с мужем в городе. Только изредка они наведывались к родителям с внучками. И это был праздник. Мария Степановна готовила всякие блюда и всех этим радовала, а Константин Иванович старался быстрей закончить обход своего участка и побыть с детьми и внуками.

Лесничий домик стоял в очень красивом месте, на берегу ручья. Кругом был изумительный лес, кустарник и подходила дорога из районного центра. Потом дорога продолжалась до самой реки. Двор был весь в зелёной траве, только небольшая часть территории была выделена под огород. По двору и дому было видно, что здесь живут хорошие хозяева. Всё было ухожено, но скромно.

В доме загорелся свет. Было раннее утро, и солнце только готовилось, подняться над лесом. Небо было чистое, только вчера прошёл дождь, и было очень сыро, дымка ещё не исчезала. В доме было тепло и уютно. Три комнаты обставленые скромной мебелью, на кухне большая русская печь и рядом печка поменьше.

Константин вышел из спальни в горницу, одеваясь на ходу.

— Куда ты такую рань? — услышал он тихий голос жены, — сегодня воскресенье.

— Да пойду, пройдусь по участку, что-то на душе не спокойно, — ответил он.

— Ты же ещё не позавтракал, подожди, соберу на стол, — снова тихо сказала Мария, — да и вообще бы сегодня никуда не ходил. Сегодня год как нет нашего сыночка.

И он услышал, как жена тихо всхлипнула.

— Ну что ты снова начинаешь, — недовольно промолвил он, — наш сын ведь не зря погиб, а за Родину, на границе, защищал наши рубежи.

— Так если б война была, а то в мирное время, во время службы в армии, что это за армия такая, что там погибают наши дети. Вот ты воевал во время войны, так это было понятно — война, а это что? — на одном дыхании промолвила плача жена.

— Мать, ты понимаешь, что он служил в пограничных войсках, а там своя кухня и в любой момент может враг через границу пойти. А наши солдаты должны границу защищать, — объяснял Константин.

— Да что с тобой говорить, — в сердцах проговорил он, — ты ведь в армии не служила и не знаешь, что это такое. А я всю войну прошёл, два раза ранен был, и вон медали у меня всякие, и даже медалью «За отвагу» наградили.

Он с гордостью посмотрел на шкаф, где висел его китель со всеми орденами и медалями, который он одевает в день Победы.

— Да ты же не на обход идёшь, а к своему другу — гусю. Вбил себе в голову, что душа сына вселилась в твоего выкормыша, и теперь бегаешь к нему каждый день, — недовольно проговорила Мария, — и кто тебе такое надоумил? — вдруг спросила она

— Ладно, сегодня никуда не пойду, — с грустью промолвил он, — останусь с тобой, — давай на обед приготовь, что нужно, помянуть надо нашего сына.

Мария одетая вышла к нему, они обнялись, и она снова заплакала. А он её гладил по спине и успокаивал:

— Не плачь мать, вон дочка у нас ещё с зятем есть, и двое внуков, для них теперь будем жить. Давай всех ребят помянем, ведь не один наш сын погиб. Двое их осталось там на этой сопке «Солнечной» на границе с Китаем, наш сын Михаил и Виталий Розанов.

Он вспомнил, как они ездили на похороны сына и его сослуживца в Казахстан, в село со странным названием Учарал. Людей на похоронах собралось видимо, не видимо. Пришли и стар и мал и казахи и русские и все кто жил в этом районном центре. Родители просили командира отряда организовать доставку их погибших детей на Родину. Но начальник политотдела сказал:

— Это наши герои и они будут постоянно с нами. Мы будем ухаживать за могилами и на их подвиге воспитывать подрастающее поколение.

— Мария всего этого не помнит. Она же всё плакала и была чёрной от горя, и врачи всё ей кололи уколы, — подумал он, — надо потом ещё съездить на могилку и поклониться погибшим ребятам — вдруг решил Константин.

На улице затявкала собака Жучка от нетерпения, что хозяин не выходит к ней.

— Ну, хватит, сейчас выйду, — крикнул он, — пойду, покормлю собаку и курочек, — сказал он жене и налил в миску холодной еды.

На улице было свежо и сыро, солнце показалось из-за горизонта, наступил новый день…

Это было как раз год назад. Константин Иванович возвращался с обхода, когда у реки в кустах увидел что-то жёлтенькое. Подошёл ближе, а это оказался гусёнок, только родившийся, крошечный и прихрамывал. Как он там оказался, лесник не знал. Они только приехали с похорон сына. С женой тогда всегда была дочь, а ему нужно было работать. Он прошёл всё вокруг, где могли гнездиться гуси, никого не было.

— Бросили наверно малыша сородичи или не заметили, что его нет. А потом просто не нашли, — подумал Константин Иванович. Гусёнок был крошечный, пищал и толкался клювом под куртку, куда потом благополучно залез и пригрелся.

Так и принёс он этого малыша домой. Гусёнок прижился, подрастал, и Мария его прозвала Герасимом, а сокращённо — Гера.

А однажды Константину приснился сон, что гусёнок бежит по двору и вдруг превращается в его сына — Мишу. Константин проснулся в холодном поту, стал рассказывать Марии сон и с этого момента он утвердился в мысли, что душа сына вселилась в этого маленького гусёнка. Они с женой выкормили его, ножка поджила, и малыш весело бегал по двору.

А когда гусёнок стал гусем и стал летать, то Константин отпустил его на волю. Тот полетал, полетал и снова прилетел во двор. Теперь Константин Иванович брал гуся с собой на речку. И однажды, когда лесник на скорости плыл на моторной лодке, гусь подлетел и стал низко лететь вместе с лодкой и лесником. Да так он это делал искусно и красиво, что захватывало дух. А Костя протянул в сторону к нему руку, и тот чуть касаясь ладони, долго летел рядом. Это было просто удивительно. После этого, когда Константин Иванович садился на лодку, гусь появлялся внезапно и снова проделывал эти трюки с параллельным низким полётом вместе с лодкой.

Это была великая дружба человека и птицы, и Константин Иванович очень часто уходил к реке и общался со своим другом, всегда думая, что наверно душа сына вселилась в его прекрасного гуся.

А жена всё подтрунивала над ним и улыбалась, хотя улыбалась она редко после смерти сына. Она знала эту историю с гусем, да и выкормили они его вместе с мужем. Но почему то к мужу Герасим относился очень трепетно. Бывало, подойдет к Константину, поднимет вверх голову и загогочет. А тот присядет на корточки, и гусь его обнимает крыльями, как человек. И это была видимо великая благодарность леснику за то, что он его спас. Это была большая дружба человека и гуся. Он даже осенью не улетел на юг с сородичами, а остался у них зимовать…

Покормив собаку и курочек, Константин вернулся в дом. Жена уже накрыла на стол.

— Садись дорогой, завтракать, — позвала она мужа. Они, молча ели и каждый думал о своём. Потом Мария убрала со стола, а он всё ходил по комнате и не находил себе места. Было видно, что Константина что-то беспокоит. Мария видя, что он просто мучается, вдруг не выдержала:

— Да иди уже ты к своему другу, только к обеду возвращайся, будет поминальный обед.

Константин встрепенулся и с радостью молча, стал собираться.

— Я скоро буду, — буркнул он и быстро вышел на улицу. Жучка уже его ждала, весело махая хвостом.

— Пойдём Жучка, нас уже ждут, — промолвил он, и быстро зашагал к реке…

Их сына Дулатова Михаила призвали в армию в июне 1967 года. На военной комиссии его спросили:

— Где бы вы желали служить? И он без сомнения ответил:

— В пограничных войсках.

Так он попал в Казахстан на границу с Китаем, на заставу под непонятным названием — «Жаланашколь». Вначале было трудно, но потом он привык. Он очень любил собак, и его направили на курсы собаководства. И уже через год ему присвоили звание младшего сержанта, и он стал инструктором службы собак.

Наряд в составе трех пограничников заступал на охрану государственной границы. Старшим наряда был Михаил Дулатов. Он был без своего Рекса, потому что тот вдруг заболел. Обстановка на границе была в то время очень напряжённая. Китайцы постоянно организовывали провокации. Поэтому командир заставы напутствовал наряд:

— Товарищи бойцы, будьте внимательны, с китайской стороны всё может быть.

А потом скомандовал:

— На охрану государственной границы Советского Союза заступить!

Наступило раннее утро 25 мая 1969 года. Было тихо и ясно, как вдруг Михаил увидел какое-то шевеление на сопке. Он замер и присмотрелся, сомнений не было, китайцы окапывались на сопке «Солнечной» на нашей территории. Он быстро доложил командиру заставы.

К семи утра весь личный состав двух застав и маневренная группа были стянуты к сопке и китайцам предложили перейти на свою сторону, на что они ответили пулемётной очередью. И тогда пограничники открыли ответный огонь. Михаил вскочил и первым пошёл на штурм сопки, а остальные пограничники за ним. Из засады работали пулемёты пограничных БМП. Не добежав до вершины 10 метров, Михаила ранило дважды, но он продолжал стрелять. И только третье ранение было смертельным.

Связист из другой заставы Виталий Розанов бежал рядом и видел, как упал Михаил. Он выскочил вперёд и бросил в китайцев гранату, тем самым завершив атаку. Но и его пуля сразила в грудь.

Тот бой наших пограничников потом будут описывать во всех газетах и журналах.

После этого конфликта к границе будут стянуты наши войска. Итогом той провокации стали двое погибших наших пограничника Михаил Дулатов и Виталий Розанов. Одиннадцать их сослуживцев было ранено. А вот китайцы потеряли 70 человек убитыми и троих взяли в плен.

За героизм и доблесть, проявленную в этом бою, многие пограничники были награждены орденами и медалями, а погибших ребят наградили посмертно орденами «Боевого Красного Знамени».

Вот так похоронили в Казахстане своих сыновей родители, и потом часто читали пожелтевшие газеты со статьями об их подвиге…

Утро было солнечным, дымка рассеялась, и водная гладь реки поблескивала на солнце.

Недалеко от заливчика плавал большой гусь, периодически посматривая на тропинку. Было видно, что Герасим словно поджидал кого-то. И вдруг он услышал знакомый лай. Жучка бегала, и резвилась вокруг своего хозяина и периодически подавала голос. Константин вскоре вышел к реке. Моторная лодка стояла в заливчике в целости и сохранности, но Константин всё равно снимал мотор и прятал его в тайнике.

— Где же ты, мой дорогой друг, — тихо промолвил Костя. А в этот момент, гусь уже выходил по пологому берегу из воды. Он поднял голову вверх и радостно загоготал. Потом широко развернул свои крылья в стороны, переваливаясь с ноги на ногу, пошёл навстречу Константину. Жучка тоже радовалась и бегала. Костя остановился, встал на колени и тоже расставил руки. Герасим подошёл к нему, и они обнялись. Они стояли какое-то время, обнявшись, как два человека, два друга, а может, как сын с отцом и это было очень трогательно. Гусь обхватил его крыльями и не отпускал.

— Ну, здравствуй мой родной, — со слезами на глазах говорил Костя, — как ты тут поживаешь? Скучаешь без меня? Гусь громко загоготал, как будто соглашался.

— Вижу, что скучаешь. Ладно, пошли к лодке. Будем сегодня летать? — спросил Костя Герасима, и тот снова что-то загоготал. Они разняли объятья, и пошли к лодке. Было видно, что они разговаривают и понимают друг друга. Жучка прыгнула в лодку, а Костя не спеша установил мотор и скомандовал:

— Поехали, — и повёл лодку по водяной глади реки, прибавляя скорость. Гусь взлетел, догнал лодку и полетел рядом, чуть не касаясь крыльями Кости. Было такое впечатление, что они оба летели гусь и человек. И это была великая любовь и дружба.

Полетав по реке, они вернулись к месту стоянки. Прощание было тоже, трогательное. Обнявшись, они стояли и молчали, Костя на коленях, а Герасим, обхватив его крыльями за шею.

— Ну ладно, до свидания, мой друг, завтра увидимся. Мне надо идти, а то жена там уже заждалась, — виновато говорил Константин. В ответ Герасим загоготал, и в его голосе послышалась грусть и сожаление, что они расставались.

Мария его уже ждала, приехали дочь Ирина с зятем Сергеем и внучки Соня и Кира.

Радостно все кинулись на шею деду. Потом они сели за стол, Константин разлил взрослым по стопкам самогон. Они все встали.

— Ну что ж мои дорогие, — начал Константин, — давайте поднимем бокалы и помянем нашего сына Михаила и его сослуживца Виталия, погибших смертью храбрых, защищая границу нашей Родины. Вечная им память и вечный покой. Женщины тихо заплакали, а внучки стояли, скорбно опустив головы.

И вдруг в окно все увидели, что Герасим прилетел во двор и захлопал крыльями. Он как человек решительно вперевалочку шёл к двери. Дети радостно закричали:

— Гера, Гера прилетел! Деда, запусти его в дом, пусть с нами будет!

Костя открыл дверь, и Герасим, гогоча с достоинством, вошёл в дом. Внучки выскочили из-за стола, начали его обнимать, а он их обвивал крыльями. А взрослые с изумлением смотрели на эту трогательную встречу, будто дети встречались с человеком.

— Ну, вот теперь все собрались, — промолвила Мария, со слезами на глазах, лукаво глядя на мужа. И поминальный обед продолжился…

Они сидели за столом, вспоминали Михаила, какой он был сильный и красивый, его детство, разные истории и даже не могли предположить, что через много лет всё резко изменится. Не станет их Родины — Советского Союза, и могила их сына останется на чужой земле, и уже в другом государстве…

Рассказ основан на реальных событиях.

Посвящается пограничникам Михаилу Дулепову и Виталию Рязанову, погибшим на границе с Китаем на сопке «Каменной» в районе озера Жаланашколь в Казахстане. Фамилии и имена изменены.

***

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Великая дружба предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я