Чужое тело
Антон Орлов, 2002

Похитив женщину-киборга Тину Хэдис, неизвестные злоумышленники пересаживают её разум в хрупкое тело молодой девушки: старый враг Тины задумал утончённую и изуверскую месть. С риском для жизни её друзья: обладающий сверхъестественными способностями андроид Стив Баталов и славящийся феноменальной интуицией полицейский Поль Лагайм, пытаются её спасти.

Оглавление

Из серии: Тина Хэдис

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чужое тело предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

После драки в ресторане нависшее над Полем увольнение из разряда вероятного перешло в разряд неизбежного. Его вышибут с работы сразу после отпуска.

Начальство пока могло оттягивало этот момент — Поля ценили за сверхобостренную интуицию. Иммиграционный контроль не только отслеживал нелегалов, но и разбирался с уголовщиной в их среде. Адова работа. Неорганизованные скопления потрепанных гуманоидов — либо наглых, либо апатичных, изъясняющихся на ломаном общегалактическом и демонстрирующих непонимание всякий раз, когда разговор переходит на скользкие темы. Психологические стереотипы нелегалов отличались от тех, которые свойственны незийцам или живущим на Незе людям. Обычно Поль быстро угадывал, кого из этой однородной на первый взгляд массы стоит обыскать и засадить в каталажку, а кто не заслуживает внимания. Не определял по неким неуловимым для коллег признакам, а просто чувствовал. Ошибался он редко, почти никогда, поэтому начальство не хотело его терять и до поры до времени покрывало его проступки.

Но драка в общественном месте с инопланетным бизнесменом, участником Форума, — это уже перебор. Пусть пострадавший не стал жаловаться, Поль все равно засветился. В ресторане сидели журналисты, и сообщение о скандале промелькнуло в новостях: «Полиция вносит свой посильный вклад в неразбериху на Дизайнерском Форуме».

Поль понимал, что последствия будут именно такие, но… он не мог выносить присутствие Криса и не мог объяснить остальным, в чем дело.

— Что ты о нем думаешь? — спросил он у Тины. — Отвратный тип, не находишь?

— Не сказала бы. После шампанского он полез ко мне целоваться и столкнул Глену в гравитационную сетку, но это еще не криминал.

— Ты видела нашу драку? — опять начал Поль после угрюмой паузы. — Что у него за стиль, не знаешь? Никак не определю.

— Не знаю. Я в этом слабо разбираюсь.

Это признание его удивило, он даже о Крисе забыл.

— Ты же киборг!

— Вот именно. У меня техника эффективная, но достаточно простая. Ее разработали на основе тергаронского рукопашного боя, и она требует большой физической силы. Всякие сложные захваты, удары по чувствительным точкам — это не для нас. Другое дело, если надо машину перевернуть или пинком проломить кирпичную стенку… У каждого своя специализация.

— А если тебе придется драться с таким же киборгом или с андроидом, запрограммированным на сложную технику боя?

— Тогда я поскорее вспомню все, чему научилась у Стива. Я имею в виду приемы, а не мои сомнительные экстрасенсорные опыты. Кстати, я заметила, что твой Крис не дрался по-настоящему, только ставил блоки.

— Так ставил, что у меня потом целые сутки руки болели, — хмуро признался Поль. — Этого не должно быть, я ведь не новичок! Не могу понять, как ему удалось. И эти его непредсказуемые скользящие движения… Какая-то серьезная школа, малоизвестная, видимо.

— Спросить не пробовал? Хотя, учитывая накал ваших отношений…

— Пробовал. Только не сам, я Ли попросил. Крис отшутился, а Глена потом выдала, что драться он научился дома перед зеркалом, за полгода, после того как нехорошие люди стукнули его по голове. — Поль фыркнул. — Семейная легенда, светлый образ восходящей звезды ниарского бизнеса и все такое, сама понимаешь.

На второй день после открытия Форума, когда они с Тиной бродили по аллеям и разглядывали установленные на стендах машины, произошла стычка с манокарцами. На нападение она не тянула. Несколько молодых мужчин в наглухо застегнутых одинаковых блеклых куртках вертелись вокруг и забегали вперед, каждый держал небольшой плакатик: «Позор предательнице истинных ценностей», «Манокар тебя проклял», «Ты убийца своего естества», «Манокар призывает к ответу». Лица у всех сосредоточенные, неулыбчивые. Они молчали, выдерживали дистанцию и старались никого из посетителей не толкать, но от Тины не отставали. Безмолвные и усердные призраки Манокара.

Когда Поль рванулся к ближайшему, Тина его удержала:

— Не надо. Нас провоцируют.

Поль вспомнил о перстне-передатчике и вызвал Стива. Тот появился рядом, огляделся — и плакатики в руках у манокарцев вспыхнули бледным пламенем. Никто, кроме самих участников акции, не удивился, здесь успели привыкнуть ко всяким визуальным эффектам.

— Предъявите документы! — потребовал Стив у парня, который растерянно дул на обожженные пальцы.

Документы в порядке: манокарские граждане четвертого уровня из сословия искусстводелов, члены официальной делегации Манокара. Испепеление плакатиков деморализовало их, да и руководство не велело связываться со службой безопасности Форума, так что они ушли — дисциплинированная группка свернула в боковую аллею меж двух рядов раскрашенных в яркие цвета сельскохозяйственных комбайнов и исчезла за поворотом.

Поль посетил экспозицию Манокара в одном из выставочных павильонов. Портреты государственных мужей на фоне тяжеловесно-великолепных интерьеров. Женские манекены в длинных закрытых платьях и полупрозрачных вуалях, с вышитыми изречениями, восхваляющими ангельскую скромность и послушание манокарок. Компьютеры в позолоченных корпусах с овальными миниатюрами, изображающими идиллические сценки манокарской жизни, общественной и семейной. Предметы обихода, снабженные табличками, объясняющими, что именно такой дизайн способствуют нравственному благоденствию общества. Около экспозиции дежурили искусстводелы — серьезные, безукоризненно аккуратные молодые люди в парадных мундирах. Тина не имела ничего общего с этим мирком, и все-таки она пришла оттуда — теперь, когда Поль увидел воочию живой кусочек Манокара, это показалось ему вдвойне невероятным.

Дальше они пошли гулять втроем. Аллея техники заканчивалась аркой, за которой кучковался на газонах народ, прилетевший сюда, чтобы шуметь, протестовать и ловить отраженный свет Форума.

— Смотрите! — изумленно сказала Тина. — Ничего себе!

— Ага, — согласился Стив.

Они смотрели на облако надписей, клубящееся над газонами: разноцветные лозунги наплывали друг на друга, одни частично растаяли, другие ярко пульсировали. Поль не понял, что привлекло внимание Тины.

— Вот этот, видишь, справа вверху? «Свободу Саймону Клиссу!» И кому он нужен…

— Кто такой Саймон Клисс?

— Эксцессер из «Перископа».

О «Перископе», детище Руческела-Сефаргла, Поль, конечно же, знал. Эксцессеры — это была ударная сила Сефаргла, они провоцировали кровавые происшествия, чтобы на месте снимать документальные фильмы. У многих имелся счет к ним, поэтому после того, как Стив выложил в Сеть на Ниаре подробную информацию о «Перископе», большинство эксцессеров было убито. Других арестовали, судили и приговорили к пожизненному заключению. Все это произошло семь лет назад, когда шестнадцатилетний Поль заканчивал колледж и готовился к экзаменам в полицейскую школу.

— Мы с этим Клиссом хорошо знакомы, — пояснила Тина. — Когда меня на Рошегене захватили манокарцы, это он меня подставил. Хотел заснять казнь. Но Стив меня выручил, и сценарий получился немного другой… Ну и влип тогда Клисс со своим фильмом! За неимением лучшего он сделал компромат на одного манокарского администратора, Шидала, а тот сбежал от своих и начал гоняться за Клиссом. И ведь нашел его, хотя конспирация у «Перископа» была очень даже неслабая! Саймон Клисс к этому времени почти свихнулся от наркотика, который Сефаргл давал своим эксцессерам. Тогда считалось, что это конец, но Саймону повезло — ученые как раз создали препарат, чтобы лечить такие отравления, и опробовали на Клиссе. Его вылечили и засадили в тюрьму, а Шидал ухитрился получить политическое убежище на Ниаре и переквалифицировался в правозащитники.

— Он здесь, между прочим, — сказал Стив. — Зарегистрировался как гость Форума. Хочешь на него посмотреть?

— Не отказалась бы. — Тина усмехнулась.

Они прошли через арку в конце аллеи. Ограду заменяло силовое поле — легкое мерцающее марево, отделяющее дизайнерский городок от оккупированных толпами неформалов окрестностей. Силовому полю не обязательно быть видимым, но его обычно делали таким ради удобства восприятия. Около прохода дежурили двое полицейских и трое секьюрити, на вершине арки сияла эмблема Форума.

По барабанным перепонкам ударил разноголосый гомон — для тех, кто находился на территории городка, его приглушала аппаратура, расставленная по периметру.

Местонахождение Шидала они определили благодаря присутствию молчаливых манокарцев с плакатиками. «Позор предателю Родины», «Манокар плюет в своих отступников», «Манокарский народ обвиняет гнусного Шидала» и все тому подобное. Эти ребята блуждали в толпе на подступах к небольшому павильону, оцепленному охраной. Сам Шидал сидел в павильоне, около стендов со своими брошюрами и книгами-терминалами. Плотный, строго одетый мужчина с фотогеничной улыбкой. Его улыбка проявила тенденцию к исчезновению, когда он увидел Тину и Стива, но, не успев угаснуть до конца, вернулась на место.

Смесь демонстративного достоинства и скрытого заискивания — так Поль определил его стиль, понаблюдав за ним. Шидал пожаловался на «разгул манокарской реакции, волна которой докатилась даже до Неза» (видимо, имелись в виду личности с плакатиками), потом начал рассказывать о своей непримиримой борьбе с тоталитаризмом во всех его проявлениях и о кампании за освобождение Саймона Клисса. Мол, свои преступления Клисс совершал под влиянием наркотика, а теперь его вылечили, и он не должен отвечать за прошлое. Кое-чего удалось добиться: ниарское правительство обещало рассмотреть вопрос о помиловании.

— Интересно, — оглядев стенды и кое-что пролистав, заметил Стив, — у вас же тут взаимоисключающие вещи! Вот эта брошюра, как я понял, обличает последователей ортодоксального саргаленизма в пользу церкви коргелианцев, а эта — наоборот.

— Так ведь заказывают! — На благообразном лице Шидала проскочила хитроватая ухмылка человека, знающего, как надо делать дела. — И те и другие заказывают, куда денешься? Вся моя жизнь посвящена борьбе, я денно и нощно не забываю о том, что я защитник всего передового. — Тут Полю показалось, что в глазах у него промелькнуло выражение тоски. — Умный человек везде не пропадет… А вам не надо кого-нибудь обличить? Для вас — со скидкой!

Поль подумал, что неплохо бы заказать пасквиль на Криса, но непонятно, распространяется ли упомянутая скидка на него, а солидная зарплата полицейского ему больше не светит. Да и Ольга спасибо не скажет. Он не хотел расстраивать Ольгу, он хотел только избавить ее от этой напасти по имени Крис Мерлей. Крис представлялся ему чем-то вроде далекого темного смерча, маячащего на горизонте: пока не опасно, зато тревожит и отравляет существование одним своим видом. Никто больше не разделял его мнения о Крисе.

Они вышли из павильона, взяв на память брошюру Шидала, инструктирующую «Как не стать жертвой тоталитарной организации», и тут Стива вызвали на энергостанцию дизайнерского городка — та виднелась вдали, за травяной равниной с группами ракун. Перед тем как исчезнуть, Стив доставил Тину и Поля на территорию Форума.

— Эту энергостанцию то и дело пытаются заминировать, — объяснила Тина. — Террористы словно соревнуются, как на чемпионате. Стив постоянно там дежурит. А Шидал — несчастнейший человек, — выдав такую характеристику, она рассмеялась.

— Почему? — спросил Поль. — Гнусный тип, похож на кусок гнилого мяса, но что в нем несчастного?

— Потому что он тоталитарист до мозга костей, а вынужден против этого бороться. Да еще Ниарская Ассоциация Правозащитников следит за тем, чтобы он не откалывал номера в манокарском духе — не давал зуботычин своему пилоту, не хамил персоналу в офисе, не приставал с поучениями к женщинам и детям. Не делать то, чего просит душа, — это для него тяжело! Зато физиономию ему подправили и облагородили, чтобы соответствовал своей роли. А Саймону Клиссу он хочет отомстить, для того и затеял эту кампанию. Пока Клисс в тюрьме, до него не доберешься.

Разговаривая, они дошли до аллеи, где находилась площадка с совместной композицией «Дизайна Лагайм» и «Кристалона». Странная получилась штука… Ольга сказала, что они взяли как основную идею сочетание света и тьмы — что ж, именно это у них и вышло. За «свет» отвечала Ольга, а за «тьму», естественно, Крис.

Поль невольно замедлил шаги. Даже неживое творение Криса действовало на него подавляюще: к небу взметнулись фантастические структуры из прозрачного темного люминогласа, с изливающими холодный свет синими звездами внутри. То ли эти недобрые звезды, то ли переливы оттенков материала гипнотически завораживали; Поль почувствовал слабую тошноту, словно получил удар в солнечное сплетение, и перевел взгляд на Ольгину часть композиции — светлую, подчиненную законам привычной для него гармонии.

Маловероятно, чтобы Крис использовал какие-нибудь психотронные штучки — организаторы Форума тщательно за этим следили. Значит, он сумел добиться такого эффекта исключительно визуальными средствами… Но зачем?

— Тина, что ты об этом думаешь? — негромко спросил Поль.

— Не в моем вкусе, но красиво. Им удалось, несмотря на разницу, выдержать единый стиль.

Ничего не почувствовала. Оно и понятно: Поль знал, что легальной киборгизации может подвергнуться только человек с очень устойчивой психикой. Вот его бы в киборги однозначно не взяли.

Обогнув композицию, они увидели авторов. Ольга и Крис беседовали с тремя зеленокожими лярнийцами, чуть поодаль стояло несколько ребят крепкого телосложения — охрана. В облегающем белом костюме, с пышной короной рыжих волос, Ольга была похожа на немного растрепанный оранжевый цветок. Крис тоже надел светлый костюм, словно для контраста со своей люминогласовой «тьмой». А с лицом у него что-то не так… Глаза чересчур выделяются, как будто выросли и удлинились. Лярнийцы были обнажены, не считая роскошных длинных плащей, на их изумрудной коже переливались драгоценные камни.

— Они выглядят бесполыми, — пробормотал Поль.

— У них половые органы спрятаны в складках кожи и выдвигаются при необходимости.

— Удобно, плавок не надо… Это леди или мужики?

— Мужики. Или энбоно, как они себя называют. Леди у них вдвое выше и втрое толще, и почти неразумны — это факт, а не дискриминация.

Двое телохранителей заняли позицию между группой на площадке и вновь прибывшими. Должно быть, парни Криса Мерлея, которым велено не подпускать Поля к боссу.

— Тина, ты посмотри на морду Криса! — Поль вдруг понял, что неправильно с глазами его противника. — Видишь?!

Ольга услышала и метнулась к ним, обогнув застывших на дорожке громил.

— Поль, пожалуйста, не мешай! — зашептала она торопливо и сердито. — Это могндоэфрийцы с Лярна, им планету для колонизации предоставили, и сейчас все бьются за то, чтобы заключить с ними контракт на строительные работы. Кажется, у нас есть шанс… Они очень придирчивы — Тина, ты же их знаешь! — но Крис вчера и позавчера вел с ними переговоры и сумел им понравиться. Если он перехватит этот контракт, для «Дизайна Лагайм» там тоже найдется работа. Поль, не вздумай смеяться над Крисом! Энбоно пользуются косметикой, и ему пришлось сделать макияж, чтобы произвести на них благоприятное впечатление. Крис ради этого контракта даже говорить научился, как они, такими же замысловатыми фразами. Есть вероятность, что мы отодвинем конкурентов и станем главными подрядчиками!

— А ты ходишь за ним по пятам и всем объясняешь, что он накрасил глаза не потому, что извращенец, а ради успеха в бизнесе? — ухмыльнулся Поль. — Вот это настоящее деловое партнерство!

— Если ты, рыжий паршивец, сорвешь нам сделку, я тебе долго этого не прощу! Тина, умоляю тебя, не пускай его бить Криса.

— Хорошо. — Тина взяла Поля за локоть. — Пойдем отсюда, а?

— Потом, — буркнул Поль.

Когда на него оказывали давление, он сразу начинал сопротивляться, даже себе во вред. Впрочем, Тина не делала попыток утащить его отсюда силой. Поль понимал, что сцепиться с Крисом она ему не даст, но сверх того никакого принуждения не было. Они остались у начала дорожки. Поль смотрел то на композицию (при долгом разглядывании по спине начинали ползать мурашки), то на соседние экспонаты. Наконец усыпанные драгоценностями энбоно попрощались с Ольгой и Крисом и в сопровождении своих телохранителей направились к аллее. Тина и Поль посторонились, уступая дорогу.

Вместо того чтобы просто пройти мимо, каждый из лярнийцев с достоинством поклонился. Вблизи они походили на людей меньше, чем на расстоянии в два десятка метров. Головы удлиненные и безволосые, как у незийцев, но с костяными гребнями, покрытыми сверкающей краской. Большие круглые глаза. Нос заменяют две вертикальные щели, вместо ушей — пучки нежных бледно-зеленых отростков. Руки шестипалые, с позолоченными когтями. В зеленую кожу вживлены зашлифованные драгоценные камни. Голоса энбоно звучали певуче и переливчато, а из автопереводчиков в виде золотых медальонов полилась человеческая речь: представители Могндоэфры приветствовали «алмазноослепительную Тину».

Она постаралась ответить в том же стиле.

— Ты их знаешь? — прошептал Поль, когда лярнийцы ушли.

— Нет. Но, кажется, они знают меня.

— Они спрашивали, ты ли Тина Хэдис, я им сказала, — объяснила Ольга. — На Лярне вас со Стивом очень уважают. Этот контракт почти у нас в кармане, хоть бы получилось…

— Получится, — пообещал Крис. — Поль, драться не будем, ладно?

Его синие глаза были обведены черными контурами, веки отливали темным серебром. Взглянув на его руки, Поль усмехнулся: Крис еще и маникюр сделал! На правой черный, на левой перламутровый. Крис смотрел невозмутимо, словно усмешки не заметил, а двое телохранителей замерли по бокам от него — в полной готовности броситься вперед и отрезать своего босса от Поля.

— Крис, ты бы ко мне обратился. — Эти парни и Тина драку в два счета пресекут, но спокойно стерпеть Криса Поль не мог. — Я бы тебе пару фингалов поставил, еще бы эффектней смотрелось!

— Перестань! — Ольга толкнула его в бок.

— У тебя был шанс в ресторане, что же ты не воспользовался? — улыбнулся Крис и, не давая Полю времени огрызнуться, спросил: — Тина, как вам понравилась наша композиция?

— Красиво получилось.

— То, что сделал ты, мне совсем не понравилось, — вмешался Поль. — Ничего не могу сказать про исполнение, я не дизайнер, но впечатление мерзкое!

— Ты испугался, — заглянув ему в глаза, констатировал Крис. — Так я и думал… А Тина не испугалась. Пойдемте в кафе?

После того как вышли в аллею, телохранители молчком оттеснили Поля от директора «Кристалона». Ольга выглядела раздосадованной. Портить ей настроение Поль не хотел, но делать вид, что все идет как надо, — это было выше его сил. Окружающий мир с ним не считался, его мнение ничего не значило. Сияло тропическое солнце, посетители с интересом рассматривали композиции на площадках по обе стороны от аллеи, а его буквально корчило от ощущения катастрофы, которая вот-вот произойдет. Сегодня вечером, или завтра, или послезавтра… Возможно, на него так влияло присутствие Криса. Ольга спросила, почему не появляется Глена, Крис ответил, что она плохо себя чувствует и лежит в постели у себя в номере.

— Значит, ты еще не всех своих родственников поубивал? — хмыкнул Поль.

— Прекрати! — Ольга опять его толкнула.

— Поль, ты рискуешь попасть за решетку. — Голос Криса звучал мягко, даже сочувственно. — Я-то добрый, я подавать на тебя в суд не буду, но когда-нибудь нарвешься на неприятности.

На площадке слева стояла прозрачная мебель, пронизанная пульсирующими внутренностями и сосудами: диваны и кресла, шкафы и столики с единой кровеносной системой. Ольга заметила, что не очень-то понимает тех, кто решил притащить на Форум свои кошмары. Это была откровенная попытка перевести разговор на другую тему, но скисший Поль не стал мешать.

Зашла речь о кошмарах. Ольга созналась, что в детстве боялась пауков, а потом этот страх у нее исчез. Однажды она спрыгнула с балкона в неисправном гравижилете и около месяца пролежала в «коконе спасения»; она тогда целыми днями наблюдала за паучком, который жил на потолке, и перестала бояться. Крис, не вдаваясь в подробности, сообщил, что некоторое время назад реализовалось сразу несколько его кошмаров и он даже начал готовиться к самоубийству, но все-таки справился с обстоятельствами и продолжил жить. Мол, после этого он стал еще сильнее, чем раньше. Поль тут же ехидно заметил, что Крис Мерлей даже в приватном трепе работает на свой имидж, а Крис на это поинтересовался, как обстоит с кошмарами у него.

— Я состариться не хочу, — неохотно бросил Поль.

— Ты отдал то, что лежит на поверхности. — Криса заслоняли телохранители, и Поль не видел его лица, но по голосу понял, что тот улыбается. — У тебя есть и другие страхи, верно? Куда более серьезные… А у вас, Тина?

— Манокар. Самый кошмарный период моей жизни — примерно с одиннадцати до восемнадцати лет, пока я не попала на Тергарон. Я осознавала себя человеком, но окружающие меня таковым не считали, вот что было мерзко. И никаких перспектив… Не знаю ничего хуже, чем родиться женщиной на Манокаре.

— Насчет Манокара я согласна, но разве ты не хотела бы снова стать пятнадцатилетней? — Ольга вздохнула. — Такой чудесный возраст…

— Не для меня. Я начала жить по-настоящему после того, как меня сделали киборгом. Стать обыкновенной пятнадцатилетней девчонкой — вот это был бы кошмар! А что касается таких штук, — она показала на площадку с экскаватором в виде выбеленного солнцем гигантского скелета, с функциональными элементами, имитирующими присосавшихся к костяку членистоногих тварей, — то на меня это не действует.

Наверное, Поль перегрелся. Его мутило, перед глазами плясали солнечные пятна — то ли от жары, то ли потому, что ему не нравился разговор, то ли от созерцания таких изысков, как стеклянная мебель с внутренностями или костяной экскаватор. Большинство композиций он оценивал как «классные», но творения чокнутых дизайнеров портили общее впечатление.

Боковая аллея с земными розами и похожими на них сиреневыми и голубыми незийскими кьямавами. Аллею осеняли двухметровые перистые листья ракун, на площадках за жемчужно-серыми колонноподобными стволами виднелись павильончики кафе.

— В какое пойдем? — спросила Ольга, когда группка остановилась посреди аллеи.

— В ближайшее, — предложил Крис. — Поль совсем бледный, лучше бы его поскорее в тень.

Ни во взгляде, ни в интонации не было явной издевки, но Поль все равно ее почувствовал.

— Знаешь, на кого ты похож с этой рожей? — с ненавистью глядя на него сквозь заполнившую воздух солнечную рябь, произнес Поль. — На дорогую шлюху. Сколько берешь за ночь?

— Для тебя — бесплатно, — в тон ему отозвался Крис.

Поль рванулся вперед, но телохранители проворно заслонили босса, а Тина тут же оказалась между ними и Полем и оттащила его в сторону.

— Пошли в кафе, — услышал он ее голос. — Без них, в другое. Ольга, до вечера!

Они повернули к стилизованно-старинной деревянной постройке, а Ольга с Крисом в сопровождении телохранителей направились к мраморной раковине за кустами чайных роз. Ноги у Поля заплетались. Наконец он обессилено упал на стул на веранде под термонавесом и пробормотал:

— Знаешь, я не в порядке… Вызови врача.

— Лучше Стива.

Стив вскоре появился, и окружающий мир постепенно вернулся в норму. Исчезли мелькающие вокруг солнечные клочья — солнцу полагается перемещаться по голубому небу, а не блуждать в виде броуновских частиц по аллеям Дизайнерского Форума. Заодно рассеялся туман, превращавший отдаленные предметы в нечто плоское и смазанное. Головокружение прекратилось, Поля больше не трясло. Выступивший липкий пот понемногу высыхал.

— Что со мной было, тепловой удар?

— Что было — не знаю, но ты был похож на севший аккумулятор. — Стив взял у подъехавшего робота бокал апельсинового сока.

— А ты что сделал?

— Устроил тебе что-то вроде подзарядки.

— А, это как у экстрасенсов?

— Никогда не общался с экстрасенсами. — Стив пожал плечами и отхлебнул сока. — Полчаса назад энергозапас твоего организма был почти на нуле. Я не в курсе, как ты этого добился, но продолжать в том же духе не советую. Ладно, я обратно на станцию, если что — зовите.

— Спасибо! — спохватился Поль, но он уже исчез.

Тина тоже взяла запотевший бокал, Поль последовал ее примеру. Самочувствие превосходное — впору пойти в соседнее кафе и все-таки отлупить Криса заодно с его вышколенными громилами.

— Воздушная полиция, наверное, запаникует, раз к нам столько лярнийцев прилетело, — заметил он после нескольких глотков ледяного сока. — Если все они такие же сумасшедшие пилоты, как Тлемлелх.

— Не все, — улыбнулась Тина. — Тлемлелх — исключение. Полеты — лучшее, что у него есть.

— Но ведь он художник. Я думал, для него лучшее — это искусство.

Она помотала головой, чуть прищурив свои прохладные и упрямые серые глаза.

— Жизнь энбоно в Могндоэфре тесно переплетена с искусством, но она там не очень-то счастливая. Недаром Тлемлелх за эти четыре года ни разу не захотел побывать на Лярне. Ему там было плохо, особенно под конец. А полеты для него — та область, где он ничего не боится и не имеет никаких неприятных воспоминаний. В воздухе он становится совсем другим. У каждого должна быть область, свободная от страхов.

Поль кивнул. Это он очень хорошо понимал.

— Давай сходим к нему на выставку? — предложила Тина. — Это интересней, чем разборки с Крисом.

Когда они вышли из кафе, вокруг опять начали вертеться манокарцы с плакатиками. Те же, что в первый раз, Поль узнал их. Видимо, в павильоне с манокарской экспозицией хранился некоторый запас реквизита — ребята взяли новые плакатики взамен сгоревших и вернулись к исполнению своих обязанностей.

Тина не согласилась вызвать Стива. Вместо этого они с Полем начали травить неприличные анекдоты, и вскоре манокарцы увеличили дистанцию: как объяснила Тина, если кто-нибудь из них начнет смеяться или хотя бы улыбнется, другие донесут руководству о том, что он «поддался инопланетной скверне».

Стиву приходилось работать в режиме загруженного под завязку компьютера. Подорвать что-нибудь на Межзвездном Дизайнерском Форуме — похоже, что эта мысль стукнула в головы сразу всем террористам и клиническим психопатам Галактики. На беду организаторов Форума, одновременно. Кто-то из новых коллег Стива сравнил это с массовым нашествием насекомых-вредителей на сельскохозяйственные плантации.

Незийские спецслужбы, привыкшие выполнять свои рутинные обязанности с прохладцей, сбивались с ног; подключившийся Космопол не мог объяснить ни себе, ни другим, что происходит. Некто хочет сорвать Форум, но с какой целью — можно только строить догадки. Ясно было, что средства на подрывные мероприятия затрачены немалые: следовательно, заинтересованная сторона рассчитывает на значительную выгоду. Напрашивался вывод, что за этим стоят официальные и деловые круги некой планеты, намеренной отнять у Неза престижный Дизайнерский Форум. Другая версия — атака на Форум стала генеральной репетицией, которую затеяла одна из межзвездных анархических организаций, стремящихся к неразберихе ради самой неразберихи.

Только благодаря присутствию Стива и дизайнерский городок, и энергостанция, и отель до сих пор находились в целости и сохранности. Ни одного взрыва, видимость спокойствия и безопасности. Стив спал по два-три часа в сутки, и то его иногда будили. Охранная автоматика регулярно зависала — диверсанты располагали техникой, позволяющей вызывать наведенные сбои, так что единственным надежным звеном был Стив: он непрерывно сканировал территорию и нейтрализовывал взрывные устройства.

На общение с Тиной у него почти не оставалось времени, а Тина ничем не могла ему помочь. Стив просил ее быть поосторожней: его не покидало ощущение, что ей угрожает опасность. Тина возражала, что к игре в догонялки с манокарскими агентами она давно уже привыкла, изучила их тактику и у них нет шансов застать ее врасплох.

Поль продолжал «охранять» ее — то есть они повсюду бродили вместе, и Тина не давала ему ввязываться в драки, в том числе с манокарцами, которые появлялись со своими плакатиками словно из-под земли. Тина все-таки уговорила его надеть полицейскую форму. «Напоследок… — Он невесело улыбнулся. — После отпуска меня уволят». — «И это никак нельзя поправить?» — «Не знаю… Может, и поправят. Начальству без меня будет хуже, чем мне без начальства». Тине это заявление показалось чересчур самоуверенным, однако она промолчала, а Поль добавил: «У меня интуиция хорошо работает, я сразу чувствую, кто из нелегалов преступник. Сейчас идет наплыв иммигрантов с Кутакана — они оседают в Элакуанкосе, там полно старых нежилых зданий, а кутаканцы превратили их в трущобы. Хочешь, покажу?»

Без формы Поль пришел на банкет, который «Кристалон» и «Дизайн Лагайм» устроили после того, как Крис Мерлей подписал контракт с лярнийцами. В узком кругу: празднующие победу директора, Ольгины ребята, прилетевшие на Форум вместе со своим боссом дизайнеры «Кристалона», Джеральд, Ли, Тина. И Поль, которого Ольга просила не приходить, а он все равно появился и уселся у дальнего конца стола. Угрюмый, бледный, яркие темные глаза недовольно прищурены. Глену Мерлей и Стива тоже пригласили, но Стив дежурил на энергостанции (там накануне отловили террориста-камикадзе, который чуть не осуществил свою заветную мечту взлететь на воздух вместе с ядерным реактором), а Глена до сих пор болела.

Вначале обстановка была непринужденная, Ольга и Крис наперебой вспоминали позапрошлый Форум (прошлый Крис пропустил). Потом речь зашла об их совместной композиции. «Крис, то, что ты сделал, похоже на тебя! — крикнул Поль, успевший изрядно угоститься шампанским. — У тебя внутри такая же перекрученная жуть, как эта черная люминогласовая херовина! Это же сразу видно! У тебя получился автопортрет, хоть и абстрактный. Зачем тебе понадобился такой стриптиз?» — «Чтобы тебя напугать», — усмехнулся Крис.

Тяжелая серебряная ваза поплыла через комнату по направлению к голове директора «Кристалона». Впрочем, «плыла» она только для Тины, переключившейся в ускоренный режим, а для всех остальных — летела, со свистом рассекая воздух. Когда ваза поравнялась с Тиной, та взяла ее и поставила на стол. «Тина, зачем?!» — раздался обиженный вопль Поля. «Поль, какая же ты вредина!» — прозвенел голос Ольги. Отклонившийся в сторону Крис выпрямился и откинулся на спинку стула.

Ольга и Джеральд куда-то увели Поля и вернулись уже без него, а Крис подсел к Тине и начал благодарить за спасение от вазы. Потом объяснился в любви: мол, Тина — самое сильное и острое впечатление его жизни, как незаживающая ножевая рана, и если она сейчас поедет с ним в отель, он будет счастлив, словно умирающий от жажды, которому дали бокал шампанского. Тина скептически приподняла бровь: похоже, что шампанского он выпил не меньше, чем депортированный с банкета Поль. «Вы здорово натренировались в лярнийской стилистике, — заметила она вслух. — Даже сейчас говорите, как натуральный лярниец». — «Правда? — Крис смущенно усмехнулся. — Значит, вошло в привычку… Я специально у лингвистов консультировался, когда готовился к этим переговорам. Зато теперь „Кристалон“ — генеральный подрядчик». Наконец он понял, что завлечь ее в отель не удастся, и начал ухаживать за Ольгой.

На другой день Поль и Тина отправились в Элакуанкос, посмотреть на нелегалов. Поль выглядел хмурым: даже протрезвев, он сожалел о том, что не попал в Криса вазой. Тина ему напомнила, что Форум скоро закончится и Крис улетит на Ниар, Поль исподлобья глянул на нее, промолчал. Под глазами у него залегли круги — следствие то ли похмелья, то ли досады после неудачного покушения.

Ольга жаловалась, что у него «тяжелый характер», но Тина так не считала, несмотря на все дикие выходки Поля. Для нее он был симпатичным, открытым, дружелюбным парнем. Характер у него портился, если рядом появлялся Крис или кто-нибудь еще, кто не вызывал у Поля приязни. Когда гуляли по Кеодосу, он несколько раз странно реагировал на прохожих, которые, с точки зрения Тины, ничем не выделялись из толпы. «Смотри, какая сволочь идет!» — это у него было дежурное, вкупе с легкой напряженной гримасой, как будто присутствие «сволочи» причиняло ему боль. Тине подумалось, что Поля окружают миражи, для ее восприятия недоступные.

На горизонте вырос Элак — красновато-бурая гора в корках ледников, с низко нахлобученной снежной шапкой. Элакуанкос разлегся на солнцепеке у его подножия. Древний город с обветшалыми многоэтажными дворцами и такими же многоэтажными бедняцкими кварталами, с красноватой пылью на тротуарах, одетыми в камень каналами, крикливыми продавцами сладостей и попрошайками.

Бедность на Незе была не злоключением, а стилем жизни. Определенная часть незийцев предпочитала получать государственные пособия и предаваться праздности в старинных неухоженных городах, где время подобно песку, раз за разом перетекающему из одной половинки часов в другую, без всяких существенных перемен. Чем Тине всегда нравился Нез — так это тем, что здесь принято уважать выбор каждого. Это у незийцев в крови, это фундамент их культуры. Здесь даже войн на религиозной либо идейной почве никогда не случалось. «Кто как хочет, тот так и живет» — кредо Неза. Этот мир, с первого взгляда очаровавший Тину, был полной противоположностью Манокару.

Нез притягивал туристов со всей Галактики, так что либерализм его властей хорошо окупался. Пока Тина и Поль шли по длинному проспекту мимо мутноватых витрин, где ползали среди керамической посуды и галантерейных товаров мимикрирующие сухопутные крабы, наверху несколько раз успели проплыть аэробусы с экскурсантами и открытые прогулочные аэрокары. Воздух здесь был сладковато-пряный и немного едкий, с примесью запаха застоявшейся воды из многочисленных каналов.

Кварталы, захваченные нелегалами с Кутакана, располагались в стороне от центра. Ветхие многоэтажки с полукруглыми оконными проемами, пестрая сумятица желтого и темно-красного кирпича. Кутаканцы бесцельно слонялись по улицам или сидели в щербатых лоджиях под гирляндами белья и что-то пили. Со дворов доносились детские голоса.

Поль предупредил, что здесь надо держаться поближе к середине улицы: мусор кутаканцы выбрасывали прямо в окна. Пользоваться мусоропроводом, то есть «оставлять всякую гадость в доме», они находили негигиеничным. Кое-где по тротуарам растеклись засохшие разводы: от жидких помоев эти чистоплотные люди тоже своевременно избавлялись.

«Их тут заблокировали, чтобы они по всему Незу не расползлись, — объяснил Поль. — Питание выдают. Депортировать их пока некуда, наши должны через Ассамблею договориться с теми, кому нужны поселенцы».

Полицейские в этих кварталах поодиночке не ходили, на уровне верхних этажей курсировали в воздухе видеозонды. За очередным поворотом блеснуло на солнце нечто похожее на выскочившую из воды рыбу. Нож. Тина поймала его в нескольких дюймах от живота Поля.

Бросили его из темной сквозной арки, уводящей во двор, оттуда донесся быстрый топот. Двор был проходной, но человека, метнувшего нож, Тина настигла до того, как он успел скрыться. Подросток лет четырнадцати-пятнадцати, щуплый, темноволосый, с колючим взглядом. Подбежал Поль, следом появились патрульные — они Поля знали и посоветовали ему не разгуливать по этому району. С балконов за сценкой наблюдали кутаканские матроны и длинноволосые девушки в цветастых платьях.

— У кутаканцев полно банд, — начал рассказывать Поль, когда они покинули территорию нелегалов. — Вся эта масса делится на банды, как племена у дикарей. Между собой они, естественно, враждуют и устраивают разборки, а нам этого, естественно, не надо. Незадолго до того, как я ушел в отпуск, мы провели рейд и поарестовывали самых активных. Кого надо брать, я определял. Я это чувствую, непонятно как. А то почему меня с работы так долго не выгоняли? В общем, меня тут запомнили, а этот парень, видимо, из какой-то банды…

Они перекусили в кафе на берегу канала. Кофе и крохотные пирожные — пряный бисквит с солоноватым кремом. На полукруглой площадке напротив появились серокожие танцовщицы в блестящих юбочках и ожерельях из колокольчиков. Незийские танцы очень красивы, Тина и Поль засиделись до сумерек. В керамической чаше, поставленной на тротуар, рыбьей чешуей серебрились монеты. Поль и Тина тоже положили туда деньги, потом пошли куда глаза глядят. Когда Поль тревожной скороговоркой прошептал: «Тина, за нами следят!» — она в первую секунду удивилась:

— Ты уверен? Я бы заметила.

— Я чувствую. Я всегда чувствую такие вещи. Знаешь, что такое эстафетная слежка? Они сменяют друг друга, и ты не можешь засечь никого конкретного. Или за нами плывет зонд, которого не видно в темноте. Я свяжусь со Стивом, ладно?

— Да не стоит его дергать. Лучше вызовем такси.

Тина достала из кармана передатчик. Тот не работал. Поль все-таки попробовал вызвать Стива — тоже ничего не вышло, словно перстень был обыкновенной безделушкой, а не устройством связи. У Тины был еще один передатчик для контакта со Стивом, вживленный в нёбо… Ничего. Они стояли в тени под стеной каменного дворца, прислушивались к шорохам в темноте и пытались определить, имеют эти шорохи отношение к ним или нет.

— У них глушилка, — хрипло сказал Поль. — Наверное, весь район накрыли.

Тина заметила, что он дрожит.

— Успокойся, как-нибудь выберемся.

— Это не страх, — дрожать он не перестал, но в голосе появилась досада. — Ну, в смысле, не тот страх… Я приучил себя не бояться драк, но сейчас на нас надвигается что-то очень паршивое. Я это чувствую, понимаешь? Мой озноб — это побочный физиологический эффект. Наши на работе это знают, и никто надо мной не смеется, потому что я не ошибаюсь.

— Я тоже не смеюсь. Давай бегом до того угла. Зигзагами.

Они находились на середине дистанции, когда тьма вокруг пришла в движение — сверху обрушился, перекрывая дорогу, аэрокар с выключенными габаритными огнями, сзади послышался топот. Увлекая за собой Поля, Тина отскочила к глухой стене кирпичного дома. Аэрокар опять пикирует. Прыжок в сторону. С ходу пробивать стены хорошо в противоударном костюме; без него тоже можно, но это больно… Зато банковский счет у нее достаточно большой, чтобы возместить ущерб тем, кто за этой стенкой живет, — спасибо адвокату Зелгони.

Кто-то ухитрился попасть в нее из парализатора, отвратительное ощущение… Но одного заряда для киборга мало. Главное, чтобы не попали в Поля.

Втащив Поля в пролом, Тина поняла, что возмещать ущерб, скорее всего, не придется: здесь никто не живет. Пусто и темно, только вытянутое ромбовидное зеркало в углу, его пересекает наискось кривая трещина. Тина пинком распахнула дверь и потянула Поля дальше в темноту. Не задерживаться. От аэрокара они спаслись, а люди сейчас полезут следом за ними.

— Ты проломила стенку?! — Поль опомнился и обрел способность говорить.

— Да.

Голоса и топот позади. Коридор вывел в круглое помещение с лестницей. Здесь тоже темно, не считая льющегося в окна лунного света: похоже, что здание нежилое… но и не совсем заброшенное. Еще одно зеркало. Тина сорвала его со стены и швырнула навстречу человеку в маске, выскочившему из коридора. Крик, звон осколков, грохот.

Они с Полем побежали наверх, перешагивая через ступеньки. Окно лестничной площадки заслонило темное тело: аэрокар.

В коридор на втором этаже они успели нырнуть до того, как на выложенный каменной плиткой пол обрушились куски разбитого стекла. Коридор широкий, как заведено у незийцев, это плохо… Позади вспыхнул свет. Сузив зрачки, Тина оглянулась: аэрокар перекрыл проход и медленно надвигался, слепя прожекторами. Поль тоже развернулся, вскинул руку. Оба прожектора погасли, теперь только триплекс лобового стекла поблескивал в полумраке. Выхватив у ослепленного Поля небольшой карманный бластер, Тина выстрелила в пилота — ей перепады освещения целиться не мешали. Дверь сбоку. Они ввалились в комнату, а потерявшая управление машина проплыла мимо, сдирая со стен штукатурку, и во что-то врезалась, заставив дом содрогнуться.

В этой комнате была мебель. Громоздкая, рассохшаяся, из тяжелого дерева. В самый раз для баррикады. Узкие оконные арки затянуты металлической сеткой: видимо, хозяева понадеялись, что эта мера защитит покинутое жилье от вторжения. Каково же им будет по возвращении домой обнаружить разгром и в придачу аэрокар с трупом в кабине у себя в коридоре! Эта абсурдная мысль вызвала у Тины нервную усмешку.

— Я уже могу видеть, порядок, — услышала она голос Поля. — Бластер у тебя?

— Вот, держи, — Тина вернула ему оружие.

— А у тебя что-нибудь есть?

— Парализатор. И мои лазеры, на два выстрела. Здесь ведь бластеры запрещены, вот и решила не связываться…

— А я взял, чтобы тебя охранять. — Поль говорил негромко, но возбужденно. — Ничего, начальство отмажет. Меня наверняка и дальше будут привлекать для операций, даже если уволят.

Это «рыжее бедствие», как называла его Ольга, оказалось лучшим телохранителем, чем Тина предполагала вначале. Она и не знала, что Поль носит с собой бластер. Вообще-то он был достаточно здравомыслящим парнем — до тех пор, пока на горизонте не появлялась очередная «сволочь», присутствие которой выбивало его из равновесия.

За лунными арками, затканными металлической паутиной, несколько раз промелькнуло продолговатое темное тело, словно там плавала большая рыба, — еще один аэрокар. Из коридора доносились голоса, топот, стук распахивающихся дверей. Тина не могла взмокнуть от страха и напряжения — у киборгов не та физиология, но ей было муторно от эмоций, которые внезапно сорвались с цепи. Теперь и она почувствовала, что все это более чем серьезно, а ведь за последние четыре года, путешествуя со Стивом по Галактике, она успела отвыкнуть от таких ситуаций. Начали ныть ушибы и ссадины — плата за проломленную стенку. Бледное лицо Поля, присевшего в углу, в лунном свете казалось совсем мальчишеским, провалы расширенных зрачков тревожно темнели.

Удар в дверь. Баррикада содрогнулась.

— Тина Хэдис, откройте!

Говорили не на манокарском, а на общегалактическом, что ее в первый момент удивило. Впрочем, кто сказал, что Манокар не может привлечь в качестве исполнителей инопланетных террористов, обязанных ему за финансовую поддержку?

— Здесь незийская полиция! — вскочив на ноги, крикнул Поль. — За нападение на полицейского вы ответите по закону!

В задней стенке шкафа, загородившего дверь, появилось небольшое отверстие: у нападавших тоже имелся бластер. Вслед за этим — короткий шум. С той стороны кто-то выругался.

— Не стрелять! Сказали же, полицейского, который с ней ходит, тоже брать живым. Эй, вы, откройте!

Последняя фраза была адресована Тине и Полю.

— Что такое?.. — пробормотал Поль. — Зачем им понадобился живой полицейский?

— Видимо, в качестве заложника, — предположила Тина.

— Взять меня в заложники — это тяжкое преступление! Меня пока еще с работы не выгнали! Вот чертовы ублюдки…

Перспектива попасть в плен его и напугала, и разозлила. Он несколько раз выстрелил сквозь баррикаду — судя по крикам из коридора, в кого-то попал. Колотить в дверь перестали, зато вскоре послышался шум за стеной слева. Тяжкие глухие удары, шорох сыплющихся кусков штукатурки. Первая трещина. Затравленно озираясь, Поль предложил:

— Тина, давай устроим пожар? Все эти дома оборудованы противопожарной сигнализацией, объединенной в систему. Сюда примчатся пожарные роботы, а потом полиция — когда заметят, что в этом районе связь не работает. Давай попробуем!

Деревянная мебель — подходящий материал. А инфракрасные лазеры, спрятанные у Тины в кистях рук, вполне годятся для поджога. Затрещало оранжевое пламя. Сорвав с одного из оконных проемов сетку, Тина выбросила наружу пылающий стул. Поль закашлялся.

— Сядь на пол! — велела Тина.

Сама она остановила дыхание и переключилась на замкнутую систему кислородного обмена. Теперь у нее преимущество перед остальными, кто находится в доме, но стоит ей получить еще несколько парализующих зарядов — и оно сойдет на нет… Забрав у скорчившегося Поля бластер, она проломила правую стенку (с толстой наружной не сравнить, но все равно больно) и с ходу уложила двух субъектов в масках. Поль протиснулся в пролом следом за ней и сразу подобрал бластер одного из убитых.

Завыла пожарная сирена — для Тины с Полем этот звук был сейчас приятней любой музыки.

— Хоть одного надо арестовать! — в промежутке между приступами кашля выдавил Поль.

Эта комната была больше первой, с одиноким шкафом на фоне светлой стены, резным, как алтарь в незийском храме. Сквозь пролом тянуло удушливой гарью, там трещало пламя, на паркете с облезлым лаком плясали красноватые блики.

Победоносный звон стекла. Тина уже успела освоиться с тем, что сегодня вечером этот звук предвещает опасность, но на сей раз все было наоборот: с улицы ворвался пожарный автомат, похожий на ракету с раструбами-огнетушителями.

— Приготовиться к эвакуации! — потребовал он и бросил к ногам людей два респиратора.

Тина в этом не нуждалась, а Поль схватил один и торопливо натянул. Двое убитых боевиков тоже получили средства защиты — робот не видел особой разницы между живыми и покойниками.

— Пошли! — Голос Поля из-под респиратора звучал глухо. — Я им покажу, какой из меня заложник!

Тина не возражала. Если устроить охотникам хорошую трепку, они на некоторое время отстанут — это она усвоила по прежним стычкам. Вдобавок, дому нанесен порядочный ущерб, и пусть его возмещают заказчики нападения! Страх прошел и у нее, и у Поля — обоих охватил веселый лихорадочный азарт. Они выскочили в коридор и тут же столкнулись с крупным субъектом в маске. Издав ликующий вопль, Поль ударил врага коленом в живот, потом стукнул по затылку.

— Ты арестован! Ты имеешь право немедленно связаться со своим адвокатом, засранец!

Обстановка не располагала к тому, чтобы засранец немедленно воспользовался своим законным правом: коридор тонул в удушливом дыму, в комнатах бесчинствовали, все подряд обдавая пеной, пожарные автоматы. Еще один робот волок к оконному проему, как оса гусеницу, парня в респираторе, надетом поверх маски. Боевик эвакуироваться не хотел и отчаянно упирался, но робот-спасатель знал свое дело: несколько секунд спустя дергающиеся ноги в спортивных ботинках мелькнули над подоконником и исчезли. Снопы света непрерывно скользили по коридору, пронизывая туманный воздух.

Вскоре робот вернулся, его манипуляторы бережно оплели Тину, Поля и обмякшего после парализующего заряда бандита. Плавное скольжение вниз. Улицу озаряли слетевшиеся на пожар мобильные фонари, на тротуаре стояли полицейские аэрокары. Поль сдернул респиратор, Тина вернулась к традиционному способу дыхания.

— Поль Лагайм, иммиграционный контроль, м’гис, — обратился Поль к пожилому незийцу в полицейской форме. — Это преступник. — Кивок на бесчувственного парня, которого Тина бросила на тротуар. — Бандиты на нас напали, м’гис. Тот, которого робот вытащил перед этим, тоже из их шайки.

— Он сразу вскочил и убежал, — буркнул другой полицейский. — Прыткий попался…

Тина оглянулась на четырехэтажный кирпичный дом с округлыми полуколоннами: из торцевого окна на втором этаже торчала носовая часть небольшого аэрокара.

Оглавление

Из серии: Тина Хэдис

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чужое тело предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я