Нарисованное счастье

Анна Пантера, 2018

Полина уже не верит в счастье – шесть лет назад она очень тяжело пережила обман любимого супруга и последовавший за этим развод. Разочаровалась в мужчинах, переехала в другой город и грустила в одиночестве, без надежды когда-либо встретить настоящую любовь. Но жизнь иногда преподносит неожиданные сюрпризы: кто бы мог подумать, что вновь счастливой Полина себя почувствует именно с ним – молодым парнем, сыном своей лучшей подруги…В тексте присутствуют откровенные эротические сцены. Возрастные ограничения 18+.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Нарисованное счастье предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

— Полинка, как же я по тебе соскучилась!

Лена набросилась на подругу, крепко сжимая в объятиях. Отстранилась немного, внимательно оглядывая с ног до головы:

— Ну ты даешь! Уж прости, но я не ожидала, что ты такая красотка сейчас. Думала, ты из-за переживаний об Антоне совсем на себя забила. А тебе, напротив, развод пошел на пользу — выглядишь, как девочка: стройненькая, хорошенькая. И натуральный цвет волос тебе больше идет, чем блонд.

Полина сморщилась — ей было неприятно вспоминать о событиях шестилетней давности. Но, как ни крути, в этом городе невозможно избежать подобных разговоров. Здесь она родилась, училась, работала, здесь вышла замуж и была счастлива с обожаемым супругом.

Но как-то резко все пошло под откос. Мужу через пять лет совместной жизни захотелось ребенка, а Полина все никак не могла забеременеть. «У всех наших друзей есть дети, это полноценные семьи! А мы что? Так и будем вдвоем?» — Антон злился и обвинял в неудачах супругу.

Они оба прошли обследование в спецклинике и получили неутешительное заключение врачей: бесплодие. Причем проблемы со здоровьем и у Полины, и у Антона.

Лечение начали с Полины, теперь каждое утро она принимала таблетки. После обеда — опять таблетки. И вечером тоже. Их было так много, что пришлось завести специальный блокнотик и отмечать, чтобы не забыть. А еще обязательно укол перед сном — для поддержания гормонального фона. От такого количества лекарств у Полины совершенно пропало желание к интимной жизни, вечером девушка чувствовала себя совсем разбитой, ей хотелось только одного: спать.

Близость стала вызывать отвращение, хотелось одного: чтобы Антон быстрее закончил и слез с нее. А ведь раньше они могли всю ночь наслаждаться друг другом, экспериментируя и придумывая новые игры…

Мало того, в сон клонило и днем, на работе. Она от невнимательности стала допускать ошибки и все чаще выслушивала выговоры от начальника.

Антон тоже принимал лекарства. Но они действовали на него совершенно иначе: заряжали энергией и постоянно поддерживали возбуждение.

И все-таки лечение дало результат: Поля забеременела. Счастью не было предела! Антон светился от радости, ежедневно баловал жену вкусняшками и сдувал с нее пылинки. Но все закончилось очень быстро: как-то ночью Полина проснулась от жуткой боли. С сильнейшим кровотечением ее увезли в районную больницу и прооперировали, удалив одну трубу. Долгожданная беременность оказалась внематочной, и после операции возникли осложнения. Почти три недели девушка провела в больнице, и слова врача при выписке были совсем неутешительными: организму потребуется много времени на восстановление. А гормональное лечение придется повторить.

И снова таблетки, уколы, слабость и плохое настроение. Семейная жизнь катилась под откос.

Поначалу Антон терпел вынужденные отказы жены, потом завел интригу на работе… Признался Полине, покаялся. Поля простила — не удовлетворяла мужа, вот и результат. Пару месяцев Антон носил жену на руках, клялся в любви и верности, обещал, что все у них будет хорошо. Полина надеялась и верила. Но после очередного обследования пришла домой расстроенная — она не знала, как сообщить мужу, что единственный шанс у них стать родителями — сделать ЭКО.

Собираясь с работы домой, она долго подбирала слова, готовилась к разговору. Надеялась, что муж поймет, поддержит. Но все прошло не так, как она себе представляла.

— Привет, — Антон открыл дверь в квартиру, когда продрогшая до костей Поля только собиралась вставить ключ в замочную скважину. Сегодня резко подморозило, а перчатки Полина забыла дома, потому сейчас дрожала, расстегивая заледеневшими пальцами легкое пальто. — Услышал сигнал домофона, решил не напрягать тебя.

— Ты уже дома? Что-то случилось? — снимая уличную обувь, поинтересовалась Полина.

Антон обычно возвращается позже нее, как раз она успевает ужин приготовить.

— На работе все в порядке. Но нам нужно поговорить.

Он помог ей раздеться, проводил на кухню и усадил за стол, на котором уже стояли две чашки с горячим чаем. Полина обхватила замерзшими руками кружку и наслаждалась теплом.

— Полечка… Я не хочу тебя обманывать. Не хочу юлить и врать. Светка беременна…

Полина вздрогнула, пролила на стол чай и неверяще уставилась на мужа.

— Как же так? Ты ведь обещал, что у вас все было несерьезно, что закончил эти отношения…

— Все так, Поль, я не врал. Она забеременела тогда, почти три месяца назад. А сказала мне только сейчас.

Такого удара Полина не ожидала. Она простила мужа за измену, но ей, погрязнувшей в своих проблемах, даже в голову не могло прийти, что интрижка на работе может иметь такие последствия.

— И что ты собираешься делать?

Антон виновато опустил глаза и прошептал:

— Прости…

Полина сама помогала собирать мужу вещи. Через два дня он съехал, через месяц они развелись. Никаких скандалов и истерик, никаких разборок с разлучницей. Полине казалось, что все происходит будто во сне. Лишь вернувшись домой после суда о разводе, она бессильно рухнула на кровать, прям в верхней одежде и сапогах, и разрыдалась в голос.

На следующий день Полина решилась позвонить маме и все рассказать. Мама долго кричала в трубку, что приедет и «оторвет козлу все, что только можно», потом причитала: «доченька, а ведь я тебя предупреждала, что ничего у тебя с ним путного не выйдет». Немного остынув, предложила:

— Может, приедешь к нам? Зачем тебе там сидеть одной в четырех стенах и выть от тоски и обиды? Здесь отдохнешь, развеешься, сменишь обстановку.

Родители переехали в Нижний Новгород, к маме отца, сразу после свадьбы Полины и Антона. Бабушка уже долго и тяжело болела, ей требовался постоянный уход, поэтому решились сразу две проблемы: мама Полины присматривала за любимой свекровью, с которой всю жизнь у нее были замечательные отношения, а у молодых появилось отдельное жилье — просторная двухкомнатная квартира.

И Полина поехала. Но она не думала, что её отъезд так надолго затянется. Отец быстренько подсуетился и устроил её на работу к своему другу, а квартиру в Подмосковье было решено сдавать. С этим помогла давняя подруга Полины, Лена, она и жильцов нашла, и присматривала за порядком.

Удивительно, но пара, снимавшая квартиру, прожила там почти шесть лет и только сейчас решила съехать. Ленка сообщила об этом Полине и предложила найти новых постояльцев, но та отказалась. Девушка захотела вернуться в свой родной город.

И сегодня Ленка её встретила на вокзале.

— Ты, наверное, устала и голодная? Давай где-нибудь перекусим, а потом Даниил отвезет тебя домой.

— Даниил? Отвезет? — Полина удивленно взглянула на подругу.

— Да, а что в этом такого? Ему уже почти двадцать два, он три с лишним года гоняет за рулем.

Поля рассмеялась: конечно, время-то идет! Сын подруги уже вырос, а в памяти до сих пор неуклюжий угловатый подросток. Именно таким она запомнила его шесть лет назад. Эх, все течет, все меняется…

— А Марина уже в этом году поступает?

— Нет, впереди у нас выпускной класс, а поступление в следующем году. Естественно, она рвется в Москву. А я не хочу ее туда отпускать, сама знаешь, она у меня девочка домашняя, нахватается там всякого. С другой стороны, понятное дело, в столице выбор больше и образование лучше.

— Ну, ничего страшного, переживешь как-нибудь. Все родители рано или поздно с этим сталкиваются, ребенок вступает во взрослую жизнь и потихоньку отдаляется от семьи. А Далиил тоже в Москве учится?

— Да, — кивнула Лена. — На заочном. Наотрез отказался от очного обучения. Ты не представляешь, какой был дома скандал. Лешка рвал и метал, но сын был непреклонен. Заявил, что не собирается тратить пять лет жизни на всякую ерунду. Они с другом открыли небольшую фирму, дизайнерскую, и работают. А учеба — это так, для галочки. Мотается иногда на сессии, и все.

— Может, оно и к лучшему. Мне вот мои университетские знания мало пригодились по специальности, я юристом практически не работала. Единственное, что оказалось полезным, — это язык. Я сейчас, закончив в Нижнем углубленные курсы, вполне успешно переводами подрабатываю.

За разговорами они не заметили, как подошли к черному джипу стоянке.

— Ну вот, я ведь просила Даню никуда не уходить и ждать нас. Так нет же, умчался куда-то. Ни минуты ему на месте не сидится, — рассерженно проговорила Лена и достала телефон.

В это время сзади к ней подошел молодой человек с охапкой цветов.

— Мама, не ругайся, я уже здесь, — и чмокнул ее в щеку. — Это тебе, — протянул букет нежно-персиковых роз.

Полина замерла, настолько неожиданным оказалось появление Даниила, она себе его иначе представляла — шесть лет назад у него были лохматые волосы до плеч, хмурый взгляд, и парень постоянно сутулился, стеснялся своего роста. Как-то так получилось, что он резко вымахал за одно лето, и, видимо, оказался не готов смотреть на всех сверху.

И когда этот несуразный тихий мальчик успел стать таким привлекательным мужчиной? Сейчас на Полину добрыми, светящимися от радости голубыми глазами смотрел молодой человек с картинки в модном журнале: стильная короткая стрижка с небрежной челкой, эффектно падающей на лоб, белая рубашка-поло и джинсы. Широкие крепкие плечи, и никакого намека на сутулость и худобу — прямая спина и сильные руки. И эти красивые, слегка загорелые руки сейчас протягивали букет её любимых цветов — белоснежных лилий.

— Тётя Полина, это вам. С приездом!

Несколько секунд Поля стояла в замешательстве.

— Спасибо, Данечка, — тихо произнесла она, принимая цветы. — Ты так изменился, не узнать! А вот тётей меня называть не надо, насколько я помню, мы с тобой об этом договаривались много лет назад.

Даниил кивнул. Полина действительно просила всех детей своих подруг называть ее по имени и на «ты» — ей было жутко неудобно слышать это дурацкое слово «тётя».

— Я больше не буду. Это весь багаж? — парень указал на небольшой чемодан на колесиках. — Вы сюда ненадолго?

Ей показалось или в голосе Даниила промелькнуло разочарование? Наверное, все-таки показалось.

— Я пока не решила. Месяцок побуду, а там посмотрим.

Даниил улыбнулся, открывая дверь машины и приглашая в салон:

— Прошу, садитесь. Прокачу вас с ветерком.

— Сынок, отвези нас, пожалуйста, в кафе, мы перекусим, Полина устала с дороги и голодная, — когда все уселись, попросила Елена. — Ты ведь не очень торопишься? Потом нужно будет доставить Полю домой.

— Никуда не тороплюсь. Сегодня Артём в офисе, мне присутствовать необязательно. Конечно, обедайте.

— А ты?

— Я не голоден, подожду вас в машине. Вам наверняка захочется поболтать, посекретничать. Я только мешать буду.

Войдя в кафе и увидев знакомый зал, Полина вздохнула: они здесь довольно часто бывали с Антоном, еще тогда, когда все было хорошо и счастье казалось таким незыблемым. Но в городе вряд ли найдется хотя бы одно заведение, в котором они с бывшим мужем не проводили время, разве что новое что-то открылось.

Но с прошлым нужно расставаться и как-то жить нормально сейчас, в настоящем. Пора перестать огладываться назад, нужно переломить себя и настроиться на новую счастливую жизнь. Ведь ей всего тридцать два года, наверняка и на её улице еще перевернется грузовик с вкусными пряниками. И так уже депрессия затянулась, а вместе с ней и жалость к себе любимой. У многих проблемы похлеще, чем неудачный брак за плечами, и ничего, живут люди, находят маленькие радости. Все родные живы и здоровы, сама она… ну, относительно, конечно, но здорова, так что все очень даже замечательно!

Делая заказ, Полина осознала, что действительно нужно было вернуться в Дмитров, чтобы понять: нельзя бесконечно бежать от прошлого. Ей хочется здесь остаться несмотря ни на что.

— Что намерена делать в ближайшие дни? — спросила Лена, когда им принесли ароматный куриный суп. — В квартире порядок, я проверяла. Только холодильник барахлит, старый уже совсем, менять пора. Вот, кстати, ключи, пока не забыла, — подруга порылась в сумке и положила на стол связку.

— Спасибо, что помогла, — благодарно кивнула Поля. — Я пока не решила, что буду делать. Сначала генеральная уборка, разбор старых вещей, а потом… Наверное, работу буду искать. У меня, конечно, есть накопления, я неплохо зарабатывала в фирме, куда меня отец пристроил, и переводы дают дополнительный доход, но мне не хочется сидеть в четырех стенах.

— С работой я Лешку могу попросить тебе помочь, когда надумаешь.

— Спасибо, я буду очень благодарна, — официант забрал пустые тарелки и поставил на стол горячее — запеченную рыбу для Лены и отварную говядину с овощами для Поли.

— Если что, звони, я приеду. Мы ведь сейчас за городом живем, уже второй год, — гордо сообщила Лена.

— Правда? В том доме, где мы любили собираться большой компанией на шашлыки? Здорово! Всегда мечтала о загородном доме. Мы даже как-то с Антоном обсуждали покупку участка под строительство… — Полина запнулась. — Ну да ладно.

— В том самом. Мы его отреставрировали полностью, теперь не узнать! Единственное, что Лешка не разрешил мне трогать, — это гараж. Так и стоит расписной и обшарпанный, хорошо, что отдельно от дома.

Полина хорошо помнила этот гараж: все стены в нем были разрисованы краской из баллончиков, причем основная тема художеств — обнаженные женщины. Вот любил Лешка по молодости в редкие моменты отдыха рисовать на стенах и приспособил для этого гараж. Получалось неплохо, несмотря на то, что был самоучкой и никаких художественных школ не оканчивал.

— И правильно сделали, что гаражную живопись оставили! Это же такая память.

— Да ну тебя! Ты же знаешь, как я к этим художествам с голыми сиськами отношусь. С одной стороны, гараж — его территория, пусть там вытворяет, что хочет. С другой — ну это же как-то неприлично. Зато дом я переделала полностью по своему вкусу, Даниил мне помогал. Он же дизайнер.

— Это тебе повезло, полезное дело.

— Да, — гордо посмотрела на подругу Лена. — Они с другом почти сразу после школы открыли небольшую фирму по ремонту. Работали сначала вдвоем: укладка плитки, натяжные потолки, поклейка обоев. Удивительно, но заказов было очень много, парни почти без выходных впахивали. Дело пошло в гору. Видимо, у Дани чувство стиля от меня, потому что когда он предложил одной заказчице свой проект обстановки комнаты, та была в восторге! Ну, и рисовать он умеет хорошо, это уже от папы. Только обнаженных баб я на его рисунках не видела. Хотя наверняка он мне не все показывал.

— Ну надо же, какая молодежь нынче самостоятельная, — Полина почему-то тоже испытала чувство гордости за Даниила, словно он был ее собственным сыном.

— Да не скажи, — презрительно сморщилась Елена. — Это нам с Данилой повезло, видимо, гены все-таки играют огромную роль. Вот Найденова мне почти каждую неделю звонит и на своего отпрыска жалуется: угрохала кучу денег, пристроила его в отличный институт, квартиру в Москве снимала, чтобы дитятко в общаге замызганной не мучился, а в спокойной обстановке после занятий занимался, к зачетам в тишине готовился. Пахала на трех работах, пока муж её, тунеядец, искал свое предназначение в жизни и водку с дружками хлестал. И что? Заявилась как-то без звонка на квартиру, а там — мама дорогая! Дым коромыслом, пьяные тела шатаются, сынок в ванной спит в беспамятстве. Разогнала это сборище, а толку? Через месяц та же история, только хозяйка квартиры это непотребство застала и приказала съехать немедленно. Еще и ремонт с покупкой новой мебели пришлось оплатить, все прожгли, твари, и диван, и ламинат! Вот скажи мне, это люди?

Полина грустно вздохнула. Она прекрасно помнила весёлую хохотушку Людку и ее сына. Виталик был младше Даниила на год, но никогда не был тихим мальчиком, напротив, отличался активным и задорным характером. А Андрей, его отец, уже тогда прикладывался к бутылке и бесконечно жаловался на жизнь, но Люда любила его до беспамятства и всем заявляла, что «это временно, Андрюша потоскует и возьмет себя в руки, у всех бывают черные полосы».

— В итоге Людка везёт двух мужиков на своем горбу, — Лена приступила к десерту. — Андрею очень удобно: не работает ни хрена, пожрать всегда приготовлено и на бутылку дадут. И Виталик вместе с ним. А Люда тащит их, как два чемодана без ручек — и выбросить жалко, и толку никакого.

— Да уж, никогда не знаешь, как жизнь повернется, — расстроенно покачала головой Полина.

— Именно. Я рада, что мне с моими мужиками повезло. У Лешки, конечно, бойцовский характер, сказывается военная выправка. Ему тяжело было уходить со службы, но в те годы содержать на мизерную зарплату семью было просто невозможно. Ему военное прошлое и в бизнесе помогло очень: идеальный порядок во всем, жесткий контроль. Поэтому и успех пришел, пусть не сразу. Правда, когда Даниил отказался учиться очно в Москве и заявил о желании работать, Леша воспринял это в штыки и закатил сыну скандал, пришлось провести с ним беседу. Напомнила, что он сам такой, прущий напролом. Независимый, самостоятельный. Все были против его ухода из армии, говорили, что пусть небогатая, но государственная стабильнось все же лучше призрачных предпринимательских доходов. И родители его уговаривали, и сослуживцы. Но он рискнул и не прогадал. Так и Данила — ну не хочет он быть ни от кого зависимым. Учится заочно, да и ладно. Работает, ему нравится. А я радуюсь его успехам. Он моя гордость, — закончила рассказ Елена.

— Но раз он не учится на очном отделении, то должен был отслужить?

— Нет, — покачала головой Лена. — Тут я влезла, поговорила с кем надо… Сына в армию не отдам. У него были в детстве проблемы с сердцем, на этом я и сыграла. Сейчас, слава Богу, со здоровьем у него все хорошо.

— А я рада за тебя, — улыбнулась Полина. — Данька такой красавец вырос, наверное, от девушек отбоя нет.

— Ну, он не бабник, девчонок не меняет как перчатки. Или скрывает, и я не знаю о его похождениях. Знакома с его девушкой — Юлей, мне она нравится, симпатичная, спокойная, учится на втором курсе. Мы несколько раз встречались.

— Такому видному парню долго в холостяках ходить не дадут, наверное, скоро на свадьбе гулять будете, — подмигнула Полина. Ох и повезло же этой загадочной Юле. Все при парне — и внешность, и мозги. Такого надо хватать и в загс тащить, пока никто не увел.

— Знаешь, а я и не против. Буду только рада. И внуков уже хочется. Я очень люблю детей, — Елена запнулась, заметив потускневший взгляд подруги. — Прости. Я даже не спросила тебя, что говорят врачи.

Полина задумчиво ковыряла ложечкой тирамису. Она наелась, и такой любимый десерт просто уже в нее не помещался.

— Что говорят врачи? Да ничего хорошего. Мамина знакомая порекомендовала мне хорошего эндокринолога, он почти три года меня наблюдал, и ему удалось восстановить нормальный гормональный фон, нарушенный бестолковым лечением. Строгая диета, лекарства — и я сейчас на человека похожа. А была каким-то бегемотом, страшно в зеркало взглянуть.

— Ты не преувеличивай, — перебила Лена. — Да, был лишний вес, но не катастрофично. А сейчас ты просто конфетка, хорошо, что мама за тебя серьезно взялась и привела в порядок.

— Проблемы со здоровьем еще есть. Зачать и родить я, скорее всего, не смогу — последствия внематочной. Но это вроде мне и не нужно, мужа-то нет.

— Так, не грусти. Проблемы будем решать по мере их поступления. Сначала найдем тебе подходящего мужика, потом толкового врача. Все поправимо. Двадцать первый век на дворе, медицина шагает вперед семимильными шагами. Не вешать нос!

Полина рассмеялась:

— Не буду, обещаю. Я не для того сюда вернулась, чтобы раскисать. Буду жить и радоваться. В конце концов, чем я хуже других?

***

Когда мама с Полиной ушли, Даниил достал из бардачка блокнот и карандаш. Так хотелось запечатлеть ее, аж руки зудели! Неужели она приехала? Не верится. Он сам собирался уже к ней в Нижний, продумывал, как это можно сделать. Наверное, она бы просто не восприняла его появление всерьез: сын подруги заявился с признаниями. И не поверила бы.

Он нашел ее в друзьях матери в соцсети, надеялся увидеть хотя бы новые фото. Но у Полины на странице не было фотографий, лишь аватарка с яркой бабочкой на цветке. Конечно, можно было бы добавиться в друзья, завязать переписку, но… Это казалось Даниилу каким-то неправильным, несерьезным. Она ведь наверняка его ребенком считает.

Пока на листе под короткими штрихами карандаша оживало лицо Полины, Даниил окунулся в воспоминания.

Вот Красновы приехали к ним на шашлыки. Родители часто приглашали друзей за город на выходные, мама не любит тишину и уединение, ей нравятся веселые компании. В такие дни собирались несколько семей, двор был похож на муравейник: и дети, и взрослые бегают туда-сюда, шумно, голова кругом идет, но это не раздражает. Ведь Полина приехала тоже, она рядом.

Даниил всегда недолюбливал Антона. Во-первых, за то, что он её муж. Ему повезло, он с ней постоянно рядом, он с ней спит в одной постели, обнимает по утрам, целует. Даниил тоже хочет такую же жену, как Полина, — нет, он хочет не такую же, а именно Полину. Сложно сказать, чем именно она его заинтересовала в юном возрасте, вот просто увидел её и понял, что влюбился в эту нежную, воздушную, скромную девушку. Она улыбается, а глаза светятся счастьем, когда она на мужа смотрит, — Даня бы все отдал, чтобы этот влюбленный взгляд предназначался ему. Но прекрасно понимает, что он — четырнадцатилетний подросток, и если расскажет Поле о своих чувствах, то… Нет, конечно, она не будет смеяться. Она не такая. Но зачем ей об этом знать? Она счастлива, и хорошо. Данила тоже счастлив, когда видит её улыбку.

Потом что-то начало меняться. Полина все чаще приезжала грустная, стала поправляться. Из разговоров взрослых Даниил понял, что Поля болеет. Иначе почему ей делают уколы? Зачем она постоянно пьет таблетки? По обрывкам фраз Полины и мамы стало ясно, что лечение не приносит ожидаемых результатов, ребенка родить не получается.

Ребенка? Зачем ей ребенок от этого Антона? Зачем она так истязает себя, её муж этого не оценит. Вот он, Даниил, никогда бы не позволил своей любимой женщине травить себя химией даже ради рождения ребенка. А он видел слезы Полины, и сердце разрывалось, так хотелось подбежать, обнять её и сказать: «Полина, не плачьте! Я вас люблю и буду любить всегда, и мне неважно, сможете ли вы иметь детей». Но он не мог. Трусил? Наверное. Боялся стать посмешищем, ведь вокруг столько народу, начнутся издевки и от взрослых, и от детей. Виталик уже достает его, увидел один раз рисунок Полины в альбоме, так теперь не отвязывается. Приходится откупаться от него, чтобы не приставал с дебильными расспросами.

А потом… Мама рассказывает отцу, что собирается навестить Полю в больнице, ей сделали операцию после неудачной беременности, начались осложнения. Даниил чувствовал себя шпионом, стоя под дверями кухни и подслушивая тихий разговор родителей. Крепко сжимал кулаки от отчаяния и злости на Антона, который довел свою жену до больничной койки, и, наконец, набрался смелости, зашел:

— Мама, можно я с тобой поеду к Полине?

— Зачем? — та удивленно взглянула на сына. — Не думаю, что в отделении гинекологии желательно твое присутствие, сам понимаешь. Я передам ей от тебя привет. И ты… постригся бы, что ли, — потрепала Даниила по длинным волосам. — Чёрт-те что у тебя на голове.

А потом следующее воспоминание: Антон приехал к отцу. Они засели в гараже, пьют коньяк, мама попросила Даниила отнести мужчинам закуску. И опять парень чувствует себя шпионом, стоя под дверями с тарелками мясной и сырной нарезки и подслушивая чужой разговор:

— Не знаю, как все получилось. Наверное, я устал. Мне нужен полноценный секс, здоровая жена. Нормальная семья, понимаешь! Я психанул… ну и трахнул Светку на корпоративе, она давно ко мне клеится. И знаешь, мне понравилось! Какая она, ммм… Тигрица! От Польки я уже давно ничего горяченького не получаю, она постоянно не в настроении, — Антон говорил негромко, но эмоционально. После этих слов у Дани из рук выскользнула одна тарелка и с громким звоном разбилась о бетонную площадку у гаража.

— Что случилось? — выбежал отец.

— Я… нечаянно, — заплетающимся языком произнес Даниил. Нет, он не боялся, что отец разозлится за разбитую тарелку, такие мелочи его никогда не сердили. Просто приходилось себя сдерживать, чтобы не вцепиться в улыбающуюся рожу Антона, выглянувшего из гаража. Как хотелось двинуть ему от души! И пусть Даниила считают сумасшедшим, пусть.

— Ничего страшного, я уберу, — спокойно ответил отец. — Иди домой, поздно уже. Скажи маме, что нам хватит, больше ничего не надо приносить, — развернул сына и слегка подтолкнул в сторону дома. Понятно, отправляют «уши» подальше от мужских разговоров.

Внутри Даниила все кипело от злости на Антона. Сука! Предатель! Как он мог так поступить с Полиной? Как? Разве это мужик? Тряпка это, а не мужик. И сам Данила тряпка, раз не смог высказать в лицо этому гаду все, что о нем думает. Опять струсил…

В ту ночь Даня так и не смог заснуть. Взял альбом и рисовал, лежа в постели прямо в одежде — рисовал счастливую, улыбающуюся Полину.

Он по ней очень скучал, но она не приезжала. Увидел её лишь тогда, когда она после развода собиралась ехать к своей маме.

— Полина… Вы возвращайтесь скорее, мы будем по вам очень скучать, — робко произнес он, когда Поля на прощание его обняла. За последние полгода он сильно вырос, и теперь сутулился, прижимаясь к девушке, которую так сильно любит.

— Данечка, я тоже буду скучать, — грустно улыбнулась Полина и погладила его по голове. — Какие у тебя длинные волосы… Но, мне кажется, тебе с короткой стрижкой будет намного лучше, — склонила голову набок, и мгновение они смотрели друг другу прямо в глаза. — Данька, ты так вырос, совсем взрослый стал. Господи, как же быстро бежит время! — столько тоски в её последней фразе. Даня крепче прижал к себе девушку: он не хочет её отпускать! Но ведь она скоро вернется, она ведь всего на пару недель, верно?

На следующий день он постригся. Мама была счастлива!

— Ну, наконец-то, теперь на человека стал похож, — удовлетворенно трогала она короткий «ёжик» на голове сына. — И чёлочка эта тебе очень идет.

А через несколько дней мама сказала, что Поля не приедет обратно, и нужно помочь сдать ее квартиру.

С каким-то опустошением Даниил помогал маме перенести все вещи в одну комнату — решили её закрыть на замок, а сдавать вторую. Казалось, что вместе с отъездом Полины что-то умерло в самом Данииле, он ходил чернее тучи, и мама начала переживать за его здоровье. Но он отнекивался и сваливал все на усталость от учебы. Мама причитала, что нагрузка в школе неимоверная, дети совершенно не отдыхают, так нельзя. Даниил молча кивал и запирался в своей комнате. Делал уроки, а потом, если оставалось время, рисовал.

Конечно, шло время, Даниил начал встречаться с девушками. Но подсознательно каждую сравнивал с Полиной и понимал: не то. Он не чувствует того тепла и нежности, что испытывал только к ней. Секс — да, но это просто секс, ничего более. Ни с одной из своих девушек ему не хотелось вместе жить, вместе засыпать и просыпаться, готовить завтрак и торопиться с работы домой.

Когда мама попросила встретить Полину, на секунду Даниил потерял дар речи: он ведь продумывал план своей поездки в Новгород. А сейчас чего-то испугался. Вдруг все его мечты о Полине — просто призрачные грёзы? Он ведь был совсем пацаном, влюбился и боготворил все эти годы созданный им самим идеальный образ. С кем не бывает, подростковая влюбленность — она такая, молодежь часто идеализирует объект восхищения. А вдруг сейчас она приедет, и он разочаруется… Паника овладела им, он сам не понимал, чего хочет.

Но увидел её и понял: ничего он себе не придумал. Вот она, та, которую он любил и ждал столько лет. Она живая, настоящая. Рассматривает настороженно, словно чужого. Неуверенно принимает цветы — Даниил помнил, что она любит лилии. Теперь улыбается и тихо произносит: «Спасибо, Данечка. Ты так изменился, не узнать!» Интересно, ей нравится, как он изменился? Или она для приличия это говорит? Ему вот новая Полина нравится еще больше: постройнела, похорошела, перестала красить волосы и отрастила натуральный цвет. Антону нравились блондинки, и Поля красилась, а сейчас она естественная, русая, и ей так намного лучше. Хотя, наверное, даже если бы она была лысой, это Даниила бы не испугало. Но почему у нее так мало вещей с собой? Неужели скоро опять уедет? Значит, надо быстрее приступать к действиям. Но так, чтобы не испугать.

С одной стороны, очень хотелось пообедать вместе с Полиной. С другой — сейчас это было неуместным, мама тоже соскучилась по подруге, им надо поговорить. Даниил будет лишним. Как любит говорить отец, «поспешать надо медленно». Немного терпения, и все будет.

***

Когда Елена и Поля вернулись из кафе, Даниил уже закончил легкий набросок и убрал блокнот и карандаш.

— Все, сынок, мы готовы. Вези нас к Полине домой.

Где жили Красновы, парень знал прекрасно, поэтому без лишних разговоров тронулся.

— Мама, может, в субботу организуем шашлыки, как в старые добрые времена?

— Отличная идея, — воодушевилась Лена. — Ты не против? Позовем всех наших, ты давно ни с кем не общалась.

— Я буду только рада со всеми повидаться. Столько лет прошло, конечно, я соскучилась.

— Вот и отлично, — удовлетворенно кивнула Лена.

— Я заеду за вами, во сколько будет удобно? — Даня, остановив машину на красный сигнал светофора, оглянулся назад и, улыбаясь, смотрел на смутившуюся от неожиданности Полину.

— Наверное, в час, — неуверенно произнесла та. — Нет, лучше в два.

— Хорошо. Я позвоню заранее. У мамы возьму номер телефона.

Подъехав к дому и припарковав машину поближе к подъезду, Даниил достал чемодан и поднялся вместе с Полиной и мамой в квартиру.

— Может, вам нужна помощь? Я могу остаться, — предложил, когда они вошли в темный коридор.

— Данечка, ты и так мне очень помог сегодня. Даже неудобно, что тебе пришлось отрываться от работы.

— Ерунда, — парень махнул рукой. — Если вдруг что-то понадобится, не стесняйтесь, говорите. Мне не сложно.

Полина снова улыбнулась и приобняла его:

— Спасибо, мой хороший, — черт, если бы не мама, он бы себя не смог сдержать и точно поцеловал. Как же она сейчас близко, его любимая Лина… Да, Лина. Теперь ему хочется называть её так. Но она пока не знает об этом. Прижаться бы посильнее, уткнуться в макушку, сказать все, что так долго скрывал…

— Сынок, — голос мамы вырвал его из мечтательных раздумий. — Поехали. Полине нужно отдохнуть с дороги, принять душ, разобрать вещи. Не будем ей мешать.

— Да, конечно, — Даниил медленно отстранился от Полины. Но как так получилось, что её маленькая ладошка сейчас в его руке? И он сжимает её, не желая отпускать, а Поля удивленно смотрит, но ладонь не вырывает. — Я позвоню, — медленно выпустил горячую руку девушки и, развернувшись, вышел из квартиры.

— Что же, дорогая, обустраивайся, обживайся и звони. Я всегда на связи, ты же знаешь, — Елена чмокнула подругу в щеку и помчалась к лифту.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Нарисованное счастье предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я