Танковые войска

  • Та́нковые войска́ (силы) — род войск сухопутных сил (войск) вооружённых сил многих государств, основным вооружением которого является танк.

    Танковые войска обладают большой огневой мощью и ударной силой, высокой подвижностью и броневой защитой. Имеют на вооружении различные танки, самоходные артиллерийские установки, бронетранспортёры, боевые машины пехоты и другую бронетехнику.

    Помимо собственных танковых подразделений, частей и соединений, в состав танковых войск могут входить органы военного управления, учебные заведения, организации и мотострелковые (механизированные), ракетные, артиллерийские, зенитные подразделения (части, соединения), а также инженерные, связи, автомобильные и другие подразделения (части) специальных войск.

    Действуя массированно на главных направлениях, они способны самостоятельно и во взаимодействии с другими родами войск преодолевать оборону противника, вести высоко манёвренные боевые действия, продвигаться на большую глубину, уничтожать резервы противника, захватывать и удерживать важнейшие рубежи и обеспечивать стремительное достижение целей боя и операции. Броня танков делает их относительно устойчивыми к воздействию огня артиллерии и поражающих факторов ядерного оружия.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Та́нковые войска́ Вооружённых Сил СССР — род войск в Сухопутных войсках Вооружённых Сил СССР, существовавший с 1929 по 1991 год.
Отдельный танковый батальо́н (отб) (от фр. Bataille — битва, бой, сражение) — отдельное формирование (воинская часть), тактическая единица танковых войск в составе вооружённых сил многих государств.
Моторизованная пехота (Мотопехота) — разновидность пехоты, оснащённая колёсной и гусеничной техникой для повышения её мобильности.
Отде́льный гварде́йский тяжёлый та́нковый полк проры́ва (сокр. гв. оттп, ОГвТТП, гв.ттп, огттп, гттп) — формирование (воинская часть, танковый полк) бронетанковых войск Красной Армии, вооружённое тяжёлыми танками и предназначенное для прорыва сильно и заблаговременно укреплённых оборонительных полос противника, а также качественного усиления танковых соединений.
Танк прорыва — функциональная разновидность танков межвоенного периода, предназначенных для преодоления укреплённой линии обороны противника на тех направлениях и участках фронта, где военным командованием было запланировано проведение стратегических наступательных операций с развитием наступательной инициативы вглубь занимаемой противником территории. С точки зрения военной науки указанного периода и теорий боевого применения бронетанковых сил, танки прорыва предназначались для действий в первом...

Упоминания в литературе

Одновременно произошли серьезные изменения и в структуре танковых войск. В 1938 году, в преддверии перехода на новые образцы производство танков было снижено на 25–30 %, в августе того же года механизированные корпуса были переименованы в танковые. По итогам «Освободительного похода» в Польшу было принято решение расформировать существующие танковые корпуса как громоздкие и трудно управляемые, а вместо них перейти на бригадную систему. В дальнейшем предполагалось начать формирование танковых дивизий штатной численностью 275 танков и 49 бронеавтомобилей. Впрочем, до начала Финской войны эта реорганизация так и не была закончена.
Разница между немецкими и французскими вооруженными силами была не в качестве техники, а в организационных структурах, эту технику объединявших. В середине 30-х в Германии был разработан принципиально новый организационно-штатный механизм для использования танков, который стал своего рода «мечом-кладенцом» вермахта в кампаниях 1939–1942 гг. Первый шаг к этому «мечу-кладенцу» был сделан 12 октября 1934 г., когда в Германии была завершена разработка схемы организации первой танковой дивизии. На этой схеме впервые появились элементы, ставшие характерными чертами дивизий, дошедших до Дюнкерка и Кавказа. Она должна была состоять из двух танковых полков, полка мотопехоты, батальона мотоциклистов, разведывательного батальона, батальона истребителей танков, артиллерийского полка, тыловых и вспомогательных частей. 18 января 1935 г. инспектор моторизованных войск генерал Лютц выпустил приказ на формирование трех танковых дивизий. Этот день можно условно считать датой рождения нового механизма ведения войны. Соединения нового типа должны были быть сформированы к 1 октября 1935 г. Они должны были комплектоваться жалкими «Pz.I» с двумя пулеметами, но на свет появилось сооружение, способное на нечто большее, чем просто взлом обороны противника. Вместо «Pz.I» могли быть хоть автомашины, зашитые фанерой под танки. Произвести танки и наполнить форму соответствующим содержанием было уже делом техники и времени. Главное – новаторская идея использования танковых войск – уже было в наличии.
В июне 1940 года Наркомат обороны вновь вернулся к вопросу об организации автобронетанковых войск Красной Армии, рассматривая его с точки зрения опыта действий немецких танковых войск во Франции. В результате было принято решение о формировании механизированных корпусов нового типа, куда входили бы две танковые и одна моторизованная дивизии. В танковой дивизии полагалось иметь 375 танков (63 КВ, 210 Т-34, 26 БТ-7, 24 Т-26, 54 огнеметных) и 91 бронемашину, в моторизованной – 275 легких танков. А всего в корпусе – 1031 танк. Автобронетанковые войска должны были состоять из девяти механизированных корпусов, двух отдельных танковых дивизий, 28 отдельных бригад, а также других подразделений и частей. Для их укомплектования требовалось свыше 18 тыс. танков различных типов, в том числе 6354 тяжелых и средних – КВ и Т-34. Эта задача могла быть решена (и то лишь теоретически) не ранее весны 1942 года. Реорганизация 1940 года привела к существенному снижению боеспособности автобронетанковых войск. Одни части и соединения расформировывались, другие создавались вновь. Шла ротация личного состава, передислокация частей. Вместе с тем на этом этапе и техники, и людей было еще достаточно, чтобы укомплектовать новые соединения до штата.
«В 1941 и 1942 годах тактическое использование танков русскими не отличалось гибкостью, а подразделения танковых войск были разбросаны по всему огромному фронту. Летом 1942 года русское командование, учтя опыт проведенных боев, начало создавать целые танковые армии, имеющие в своем составе танковые и механизированные корпуса. Задача танковых корпусов, в которых было относительно немного мотопехоты и артиллерии, состояла в оказании помощи стрелковым дивизиям, осуществлявшим прорыв. Механизированные корпуса должны были развить прорыв в глубину и преследовать противника. Исходя из характера выполняемых задач, механизированные корпуса имели равное с танковыми корпусами количество танков, но машин тяжелых типов в них не было. Помимо этого, по своей штатной организации они располагали большим количеством мотопехоты, артиллерии и инженерных войск. Успех бронетанковых войск русских связан с этой реорганизацией; к 1944 году они стали самым грозным наступательным оружием Второй мировой войны.
Таким образом, к началу советско-финляндской войны танковые войска Красной Армии не имели на вооружении специальной инженерной техники. Исключение составляли лишь саперные танки: к 30 ноября 1939 года в войсках имелось всего 7 °CТ-26 (включая и опытные образцы) и три СБТ. А в ходе боевых действий на фронте находилось всего десять саперных танков.

Связанные понятия (продолжение)

Автомобильный и танковый отряд (Автотанковый отряд) — воинская часть броневых сил РККА, первое отдельное войсковое формирование броневых сил РККА, имевшее основным вооружением танки.
На заставке фотография предшественника — также четырехосного бронеавтомобиля Sd.Kfz.232 (8-Rad), но на другом шасси.

Подробнее: Пума (бронеавтомобиль)
Корпус (от лат. corpus «тело, единое целое») — форма организации войск в оперативном звене, принятая в вооружённых силах многих государствах.
Воздушно-десантная дивизия (устаревшее — Парашютная дивизия) — основное общевойсковое оперативно-тактическое соединение воздушно-десантных войск (ВДВ). Предназначена для действий в тылу противника для дезорганизации снабжения войск противника, дезорганизации его обороны и обеспечения наступления основных сил.
Дивизия (от лат. divisio — деление, разделение) — основное тактическое соединение в вооруженных силах многих государств. Присутствует практически во всех видах вооружённых сил и родах войск и предназначена для выполнения боевых задач.
Брига́да (фр. brigade — отряд, команда) — формирование, наименьшее тактическое соединение в вооружённых силах многих государств.
Воздушно-десантные войска СССР — род войск Вооружённых Сил СССР, предназначался для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника и выполнения...
Артиллерийская дивизия прорыва — артиллерийское соединение (артиллерийская дивизия) резерва Верховного Главнокомандования, в Красной Армии ВС СССР, во время Великой Отечественной войны и после неё.
Полк — формирование (воинская часть) основная тактическая и административно-хозяйственная единица в вооружённых силах многих государств. По составу занимает промежуточное место между батальоном и бригадой. Встречается практически во всех видах вооружённых сил, родах войск и специальных войсках. Предназначен для выполнения боевых задач в составе соединения а также самостоятельного ведения боевых действий.
39M «Чабо» (венг. 39M, Csába) — венгерский лёгкий бронеавтомобиль периода Второй мировой войны. Создан фирмой «Олвис-Штраусслер» в 1938—1939 годах. Назван в честь Чабы, легендарного младшего сына вождя гуннов Аттилы.
Дивизия ПВО — основное тактическое формирование (соединение, дивизия) войск противовоздушной обороны (ПВО) РККА в ВС СССР.
Мотострелковая дивизия (Механизированная дивизия, Мотопехотная дивизия) — тактическое соединение механизированной пехоты, составляющее основу сухопутных войск в вооружённых силах многих государств.
Танковая армия (ТА) — формирование оперативное (объединение, армия) танковых войск (ТВ), сухопутных войск (СВ), вооружённых сил государства, предназначенная для выполнения оперативных, ранее (Великая Отечественная война) стратегических задач (ведения операций), то есть ведения военных (боевых) действий.
Танки непосредственной поддержки пехоты или танки НПП — вышедший из употребления военный термин, обозначающий танковые части, приданные для усиления пехоте и предназначенные для осуществления совместно с нею прорыва оборонительных линий противника.
Воздушно-десантные войска (ВДВ) — самостоятельный род войск вооруженных сил, предназначенный для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника...
Отдельная рота фугасных огнемётов, Отдельная фугасно-огнемётная рота (ОРФО) — штатное формирование (воинская часть, отдельная рота) РВГК, существовавшее в химических войсках Красной армии (РККА), во время Великой Отечественной войны.
Род войск (сил) — составная часть вида вооружённых сил государства, включающая воинские формирования, которые имеют свойственные только им основное вооружение и военную технику, а также способы их применения.
Список общевойсковых армий РККА (1941—1945) вооружённых сил Советского Союза, которые принимали участие в боевых действиях во время Великой Отечественной войны (Второй мировой войны).
Та́нки Бе́лого движе́ния — совокупность танков, используемых Русской армией в ходе Гражданской войны в России. Танки были преимущественно английского и французского производства (переданы белым армиям союзниками России по блоку Антанта в качестве военной помощи). Применялись, в основном, в боевых действиях против Красной армии.
Армия — оперативное объединение, в состав которого входит несколько соединений и отдельных частей различных родов войск и специальных войск. Предназначено для решения оперативных задач.
Танковая бригада, Отдельная танковая бригада — тактическое формирование (бригада, соединение) танковых (автобронетанковых, бронетанковых, механизированных и так далее) войск (сил), в некоторых видах вооружённых сил, некоторых государств мира.
Организация войск (Организация сил) — структура вооружённых сил в целом и воинских формирований, обеспечивающее оптимальное сочетание их состава и численности, количества и видов вооружения и военной техники для поддержания высокой боевой готовности и способности успешно вести боевые действия.
Бронедрезины тяжёлые (БДТ) — советские бронедрезины, предназначенные для разведки и охранения в полосе железной дороги. Всего в 1935-1937 годах было построено пять БДТ.

Подробнее: Бронедрезина тяжёлая
Танковая дивизия (нем. Panzer-Division) — комбинированное армейское соединение вермахта, включавшее танковые части и мотопехоту, а также артиллерию, ПВО, связь и другие вспомогательные подразделения.
Армейский корпус (АК) — формирование, постоянное оперативно-тактическое объединение (корпус) в сухопутных войсках вооруженных сил различных государств, основу которого составляют моторизованные стрелковые (стрелковые, пехотные, моторизованные пехотные) соединения (дивизия, бригада), части и подразделения других войск.
Пехотная дивизия (нем. Infanterie-Division) — комбинированное армейское соединение вермахта.
Дрезина штабная (ДШ) — советская бронедрезина, предназначенная для передвижения командира и штаба бронепоездной части и управления частью в походе и в бою.
Уда́рная армия (УА) — войсковое объединение РККА, в составе Вооружённых сил СССР, во время Великой Отечественной войны.
Коре́йская наро́дная а́рмия (кор. 조선인민군, Чосон инмингун) — армия Корейской Народно-Демократической Республики. В состав КНА входят: Сухопутные войска, Военно-воздушные и противовоздушные силы, Военно-морские силы, с 2012 года — Стратегические ракетные войска, а также с 2017 — Специальные тактические войска. Общая численность кадровых военнослужащих в армии составляет, по разным оценкам, от 850 до 1200 тысяч человек. В резерве насчитывается около 4 000 000 человек. Мобилизационный резерв 4,7 миллиона...
Бронепоезда широко применялись в вооружённых конфликтах конца XIX века и первой половины XX века, особенно в странах с развитой сетью железных дорог.
«Пирс-Арроу» — пушечно-пулемётный бронеавтомобиль Вооружённых сил Российской империи на шасси 5-тонного грузовика Pierce-Arrow. Построен в 1916 году на Ижорском заводе в 2 экземплярах, которые, однако, русской армией в боевых действиях Первой мировой войны не применялись и использовались в качестве учебных машин. После Октябрьской революции бронемашины достались в качестве трофеев армиям Германии и Латвии, в которых использовались до 1920-х годов.
Тяжёлая артиллерия особого назначения (ТАОН) — российская артиллерия для стрельбы на большие дальности и эффективного поражения укрытых целей. В 1917 году формально сведена в артиллерийский корпус. В годы Первой мировой войны выполняла функции военного резерва: армейского или фронтового. Сохранившиеся формирования ТАОН стали основой для создания артиллерии резерва Главного командования (РГК) в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). В годы Великой Отечественной войны, получившая название артиллерия...
5-й отдельный батальон бронедрезин (5-й оббдр) — единственный в ВС СССР батальон бронедрезин. Воинская часть автобронетанковых → бронетанковых и механизированных войск РККА для организации боевого применения бронеавтомобилей-дрезин и бронедрезин на железных дорогах для их охраны и обороны.
Пулемётная команда — вооружённое пулемётами подразделение в пехотных и кавалерийских частях Вооружённых сил Российской империи и Рабоче-крестьянской Красной армии.
Игрушки Хобарта (англ. Hobart's Funnies) – несколько типов бронированных машин, использовавшихся во время Второй мировой войны 79-й бронетанковой дивизией британской армии и специалистами из Корпуса королевских инженеров. Это были предшественники современных боевых инженерных и транспортных средств, были названы в честь командира 79-й бронетанковой дивизии, генерал-майора Перси Хобарта.
Советские средние бронеавтомобили-дрезины — средние бронеавтомобили (БА) СССР, могущие использоваться как бронедрезины (БД) и соответствующие средним бронедрезинам по вооружению и назначению.
Огнемётный танк (химический танк — в советской военной терминологии первой половины XX века, например: ХТ-26, ХТ-130 и т. д.) — танк, или, реже, другая броневая машина, чьим основным вооружением является огнемёт.
Бронепо́езд (бп) — формирование (в Гражданскую войну в РККА воинская часть, позднее в 1930-е — 1980-е подразделение дивизиона бронепоездов или отдельный бронепоезд — воинская часть) вооружённых сил государства, имеющий одну или несколько бронеплощадок (огневая единица), являлся боевой и тактически неделимой единицей.

Подробнее: Броневой поезд (формирование)
Королевский танковый полк (англ. Royal Tank Regiment, RTR) — старейшее формирование танковых войск в мире, образованное в Великобритании во время Первой мировой войны.
Краснознамённый Белорусский военный округ (БВО) — военный округ Вооружённых Сил СССР.
Инженерная бригада РВГК — форма организации инженерных войск Резерва Верховного Главнокомандования существовавшая в Красной Армии во время Великой Отечественной войны, а в послевоенный период — ракетных соединений, вплоть до создания ракетных войск стратегического назначения.
Ракетные войска — собирательное наименование воинских формирований, основным вооружением которых служит ракетное вооружение для различных целей.
Национа́льная наро́дная а́рмия (ННА, Фольксармее, Nationale Volksarmee, NVA) — вооружённые силы ГДР, которые были созданы в 1956 году и состояли из органов управления, трёх видов...
Го́рные войска́ — специально обученные стрелковые (пехотные), артиллерийские, инженерные и прочие соединения и части вооружённых сил государств, предназначенные для ведения боевых действий в горной местности.
Танки дальнего действия — элемент боевого порядка стрелковых дивизий Красной Армии 30-х годов XX века, включавший в себя подразделения броневой и танковой техники, предназначенной для прорыва в глубину обороны противника во взаимодействии с частями пехоты.

Упоминания в литературе (продолжение)

В соответствии с такой оценкой роли танков считалось необходимым создавать и определенные организационные формы. Однако новые бронетанковые формирования, по экономическим соображениям, англичане создавали лишь на период маневров. Поэтому, хотя английский устав 1927 года и признавал лишь самостоятельные действия танковых войск, организационно до 1935 – 1936 гг. все бронетанковые войска английской армии состояли лишь из четырех танковых батальонов, десяти рот броневиков и двух полков бронемашин, приданных кавалерии.
Младшие специалисты – командиры танков, механики-водители, командиры орудий, радисты-пулеметчики – готовились в учебных батальонах и школах младшего командного состава. В связи с формированием большого количества новых соединений была создана дополнительная сеть курсов в округах и армиях, однако этого оказалось недостаточно. Положение усугублялось тем, что многие новые танковые части создавались на базе стрелковых и кавалерийских частей и соединений. Была организована массовая переподготовка кадров: пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы, связисты становились… механиками-водителями танков, наводчиками и другими специалистами танковых войск. В короткие сроки решить такую задачу было невозможно. В результате новые экипажи к началу войны не успели овладеть техникой, многие механики-водители, например, получили всего лишь 1,5—2-часовую практику вождения танков. Катастрофически не хватало командного состава. Укомплектованность большинства мехкорпусов, формировавшихся весной 1941 года, по командно-начальствующему составу составляла 22–40 %, а по младшему – от 16 до 50 %. На 1 июня 1941 года в штабах 15, 16, 19-го и 22-го мехкорпусов не были укомплектованы даже такие отделы, как оперативные и разведывательные!
Если в строительстве танковых войск Красной армии отчетливо прослеживаются следы копирования иностранного опыта, то артиллерийские соединения, напротив, были «визитной карточкой» советского военного строительства. Исключение из штата стрелковой дивизии в июле 1941 г. 152-мм гаубиц и ликвидация корпусного звена привели к появлению большого количества отдельных артиллерийских частей. Полки обычной и противотанковой артиллерии подчинялись напрямую армиям и фронтам. Следующим шагом стало укрупнение форм организации артиллерии. B конце октября и начале ноября 1942 г. началось формирование артиллерийских дивизий РГК. Они объединяли под одним управлением несколько гаубичных, пушечных и истребительно-противотанковых артиллерийских полков, дивизион артиллерийской разведки и корректировочную эскадрилью. 6 декабря 1942 г. по постановлению Государственного комитета обороны № ГОКО-2428сс в артиллерийские дивизии было введено бригадное звено:
Так, офицер танковых войск Отто Кариус свидетельствует, что в 1945 году при комплектовании 512-го истребительного батальона самоходной артиллерии экипажей хватило только для 30 боевых машин[295]. По информации полковника Ганса (Ханса) Люка (Hans-Ulrich Luck und Witten)[296], когда 25 января 1945 года 21-я танковая дивизия получила новое вооружение перед отправкой на Восточный фронт, экипажи танков и самоходных орудий пришлось спешно комплектовать из плохо обученных солдат резервного батальона. То же самое относится и к немецкой авиации. Гудериан отмечает[297], что еще 29 июня 1944 года, когда рейхсмаршал авиации Герман Геринг предложил командующему 3-м воздушным флотом фельдмаршалу Гуго (Хуго) Шперрле (Hugo Sperrle) выделить для этого флота 800 самолетов-истребителей, выяснилось наличие экипажей только для 500 машин. Касаясь артиллерии, по некоторым данным[298], к началу марта 1945 года на вооружении германских войск имелось 2295 шестиствольных пусковых установок реактивных снарядов, но 311 из них оставались невостребованными на складах. В связи с этим значительная часть боевых машин и вооружения в конце войны досталась советской армии или ее союзникам в качестве военных трофеев.
Так, офицер танковых войск Отто Кариус свидетельствует, что в 1945 году, при комплектовании 512-го истребительного батальона самоходной артиллерии, экипажей хватило только для 30 боевых машин[295]. По информации полковника Ганса (Ханса) Люка (Hans-Ulrich Luck und Witten)[296], когда 25 января 1945 года 21-я танковая дивизия получила новое вооружение перед отправкой на Восточный фронт, экипажи танков и самоходных орудий пришлось спешно комплектовать из плохо обученных солдат резервного батальона. То же самое относится и к немецкой авиации. Гудериан отмечает[297], что еще 29 июня 1944 года, когда рейхсмаршал авиации Герман Геринг предложил командующему 3-м воздушным флотом фельдмаршалу Гуго (Хуго) Шперрле (Hugo Sperrle) выделить для этого флота 800 самолетов-истребителей, выяснилось наличие экипажей только для 500 машин. Касаясь артиллерии, по некоторым данным[298], к началу марта 1945 года на вооружении германских войск имелось 2 295 шестиствольных пусковых установок реактивных снарядов, но 311 из них оставались невостребованными на складах. В связи с этим значительная часть боевых машин и вооружения в конце войны досталась советской армии или ее союзникам в качестве военных трофеев.
Начитанный читатель, вероятно, в курсе того, что «на основании неверной оценки опыта применения танков в Испании было принято ошибочное решение о расформировании крупных танковых соединений». В этой ходячей легенде, что ни слово – то ошибка. Дебют советских танков и танкистов в Испании был более чем успешным. Никакой излишней «озабоченности» он в Москве не вызвал. Расформировано было 4 механизированных (танковых) корпуса, танковые же бригады остались. Легкотанковая бригада (лтб) по штату 1938 г. включала в себя 4 танковых батальона (54 линейных танка Т-26 или БТ и 6 «артиллерийских танков», вооруженных 76-мм пушкой, в каждом), мотострелковый батальон, разведбат и другие подразделения. Всего 4356 человек личного состава, 258 танков. (7, стр. 276) Едва ли это можно назвать «мелким танковым соединением». Выводы же из практического опыта войны в Испании были сделаны совершенно правильные и взвешенные, а именно: «Не надо бежать впереди паровоза». Не надо ставить перед танковыми войсками такие оперативные задачи, выполнение которых при имеющейся в наличии матчасти пока еще невозможно. Для того чтобы перевести эту «невозможность» на язык конкретных цифр, рассмотрим два взаимосвязанных параметра: бронепробиваемость наиболее массовых типов противотанковых орудий и бронирование танков СССР и Германии.
Смена 13-го на 23-й. Вынужденное использование 13-го танкового корпуса в качестве средства сдерживания противника фронтом на запад заставило пересмотреть первоначальный состав 1-й танковой армии. Несмотря на то что по планам командования 23-й танковый корпус должен был войти в состав второй танковой армии фронта (4 ТА), обстановка заставила выдвигать его к Калачу и использовать в подчинении штаба К. С. Москаленко. В состав корпуса на 27 июля входили 99-я танковая бригада (17 Т-34 и 16 Т-70), 189-я танковая бригада (26 Т-34 и 16 Т-70) и 9-я мотострелковая бригада[73]. Как и многие другие танковые соединения на Сталинградском фронте, корпус страдал от недостатка мотопехоты. Согласно донесению о боевом и численном составе 9-й мотострелковой бригады, по состоянию на 26 июля 1942 г. из 3258 человек по штату в ней было 1190 человек. Большая часть некомплекта приходилась на рядовых, в отчете корпуса возможности мотострелковой бригады оцениваются всего в 254 «штыка»[74]. В силу низкой укомплектованности мотострелковая бригада была оставлена на левом берегу Дона. Возглавлял 23-й танковый корпус генерал-майор танковых войск Абрам Матвеевич Хасин, достаточно опытный танковый командир. А. М. Хасин еще в начале 30-х годов отучился в ВАММ, командовал различными танковыми частями, встретил войну в Прибалтике, вывел в гвардию доверенную ему в сентябре 1941 г. 1-ю танковую бригаду.
Смена 13-го на 23-й. Вынужденное использование 13-го танкового корпуса в качестве средства сдерживания противника фронтом на запад заставило пересмотреть первоначальный состав 1-й танковой армии. Несмотря на то что по планам командования 23-й танковый корпус должен был войти в состав второй танковой армии фронта (4 ТА), обстановка заставила выдвигать его к Калачу и использовать в подчинении штаба К.С. Москаленко. В состав корпуса на 27 июля входили 99-я танковая бригада (17 Т-34 и 16 Т-70), 189-я танковая бригада (26 Т-34 и 16 Т-70) и 9-я мотострелковая бригада[66]. Как и многие другие танковые соединения на Сталинградском фронте, корпус страдал от недостатка мотопехоты. Согласно донесению о боевом и численном составе 9-й мотострелковой бригады по состоянию на 26 июля 1942 г., из 3258 человек по штату в ней было 1190 человек. Большая часть некомплекта приходилась на рядовых, в отчете корпуса возможности мотострелковой бригады оцениваются всего в 254 «штыка»[67]. В силу низкой укомплектованности мотострелковая бригада была оставлена на левом берегу Дона. Возглавлял 23-й танковый корпус генерал-майор танковых войск Абрам Матвеевич Хасин, достаточно опытный танковый командир. А.М. Хасин еще в начале 30-х годов отучился в ВАММ, командовал различными танковыми частями, встретил войну в Прибалтике, вывел в гвардию доверенную ему в сентябре 1941 г. 1-ю танковую бригаду.
Весной 1943 года для молодого рода войск – мотопехоты – наступил новый этап развития. Генерал-полковник Хайнц Гудериан после временного отстранения от дел в декабре 1941 года теперь получил назначение на должность генерального инспектора танковых войск. Одно из его первых начинаний состояло в том, чтобы повысить боеспособность танковых и мотопехотных дивизий, сэкономив при этом личный состав и материалы. Осмысливая весь свой предыдущий опыт сражений, он пришел к выводу о необходимости по-новому организовать структуру мотопехотного полка. Все подразделения батальонов БТРов, по его замыслу, должны были получить усиленную огневую мощь. Поэтому теперь вооружение мотопехотной роты стало следующим:
Первая попытка дать в руки командования средство качественного усиления противотанковой обороны последовала в 1940 году. Изучая опыт боевого применения танковых войск Германии в 1939–1940 годах, советские военные теоретики пришли к выводу о необходимости качественного и количественного усиления противотанковой обороны. Опытной организационной формой стал пушечный артполк резерва Главного командования, вооруженный 76-мм дивизионными пушками Ф-22 и 85-мм зенитными пушками. 14 октября 1940 года Нарком обороны СССР обратился в СНК СССР и ЦК ВКП (б) с предложением по новым организационным мероприятиям в Красной армии в первой половине 1941 года. В числе прочего предлагалось:
Вопрос взаимодействия родов войск в общевойсковом бою можно считать важнейшим. Огромные потери танковых войск Красной Армии в 1941–1943 годах в значительной степени были обусловлены крайне плохо налаженным взаимодействием между танками и пехотой, танками и артиллерией, наконец, танками и авиацией. Показательным в этом отношении является пример наступательной операции войск 61-й армии Западного фронта в июле 1942 года. 61-я армия должна была разгромить болховскую группировку противника и после ввода в сражение 3-го танкового корпуса к исходу 7 июля овладеть г. Болхов. Для нас эта операция интересна еще и тем, что она проходила недалеко от тех мест где летом 1942 года воевал Отто Кариус.
Захватив 6 октября Карачев, войска Гудериана сомкнули кольцо окружения вокруг основных сил Брянского фронта. Посчитав, что войска фронта надежно блокированы и практически уничтожены, командование группы армий «Центр» приказывает 2-й танковой армии (5 октября 1941 г. были образованы командования 1-й и 2-й танковых армий на базе соответствующих танковых групп) продолжить движение на Тулу и далее на Каширу. Стоит отметить, что в наступление на Тулу были брошены не все силы танковой группы, которые были разбросаны на достаточно значительном пространстве, а сводная боевая группа 4-й танковой дивизии под командованием полковника Эбербаха. Группа состояла из двух танковых рот, мотоциклетного батальона, саперной роты приданной артиллерии. Точное количество танков в группе неизвестно, но во всей 4-й танковой дивизии на 4 октября насчитывалось 59 танков. Стоит отметить, что создание боевых групп в составе танков, мотопехоты, артиллерии и саперов являлось обычной практикой в немецких танковых войсках. На эти группы возлагались задачи глубокого прорыва обороны противника, захвата ключевых позиций в его тылу и удержания их до подхода основных сил.
39 20-й механизированный корпус, подразделения которого были рассредоточены по Минской области, должен был наступать на юг и соединиться с 4-м воздушно-десантным корпусом 214-й воздушно-десантной бригады, которой, в свою очередь, предстояло провести воздушную выброску своих частей в этот район. Механизированный корпус силой 93 танков устаревших модификаций (80 Т-26 и 13 БТ) начал наступление, а воздушно-десантный корпус, ввиду сильной нехватки самолетов, разворачивался в пешем строю. Ни одно из этих соединений не представляло большой угрозы наступающим танковым войскам Гудериана, и немецкий бронированный поток легко рассеял их атаки. См.: Дриг. Механизированные корпуса РККА. С. 487.
В то же время план прикрытия государственной границы до большинства соединений и частей до начала войны доведен не был. Значительная часть оборонительных сооружений укрепленных районов находилась в стадии строительства, а взаимодействие их гарнизонов с войсками полевого прикрытия организованно не было. Отсутствовала практика использования крупных формирований танковых войск в обороне, часть танков были устаревших конструкций, а новые боевые машины экипажами освоены не были.
Советским командованием был использован прием подчинения уже имевшему боевой опыт штабу механизированного соединения свежесформированных бригад. В сражении под Харьковом корпус участвовал в составе 13, 36 и 133-й танковых бригад. Теперь командиру корпуса генерал-майору танковых войск А.А. Шамшину подчинялись 173, 176 и 182-я танковые бригады. Они формировались в Горьком и перебрасывались под Сталинград по железной дороге. К исходу 26 июля 182-я танковая бригада сосредоточилась в районе Иловлинская, а 173-я танковая бригада – в районе Качалинской. 176-я танковая бригада запаздывала и прибыла в район боевых действий 27 июля и в неполном составе – 2-й танковый батальон и мотострелковый батальон догнали бригаду только на третий день боевых действий. Т. е. бригада оказалась даже без минимальной поддержки пехоты. Мотострелковая бригада, застигнутая в середине формирования, могла отправить в район боевых действий две сотни активных штыков с одним(!) 76-мм орудием. Стрелковых частей в районе действий 22-го танкового корпуса поначалу просто не было. Немцы вбили в советскую оборону клин до Калача, а его северный фланг был в пустоте – советские части на этом направлении несколько дней вообще отсутствовали.
Всё это свидетельствует о высоком уровне боевой подготовки рядового и офицерского состава германских танковых войск, а также о надёжности бронетанковой техники, позволявших длительное время эксплуатировать танки и САУ без выхода их из строя по техническим причинам. Немецким конструкторам удалось добиться и неплохих боевых характеристик своих броневых машин.
ГА «Юг» состояла из 4ТА генерал-полковника Г. Гота и армейской группы генерала танковых войск В. Кемпфа[3], обозначавшаяся его фамилией – АГ «Кемпф». Оба объединения располагали в общей сложности 11 пехотными, 9 танковыми и моторизованными дивизиями. К конце апреля армия Гота имела следующие соединения: 52-й армейский корпус (ак) (57, 167, 255 и 322-я пехотные дивизии (пд), 2 танковый корпус (тк) СС (моторизованные дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Дас райх» и «Мертвая голова»[4]) и 48 тк (мд «Великая Германия» и 11 тд). Через некоторое время в ее состав из 1 ТА была передана 3 тд, которая в конце июня будет подчинена 48 тк. АГ «Кемпф» являлась более слабым объединением, чем армия Гота, хотя тоже располагала тремя корпусами: 42 ак, 11 ак и 3 тк. Последний, вместо переданной в 48 тк мд «Великая Германия», получил 19 тд.
Согласно первоначальным проектам, при формировании «Фрундсберг», кроме всего прочего, планировалось создание целого мотоциклетного полка – ударного передового соединения, по типу знаменитого мотоциклетного батальона дивизии СС «Райх», отличившегося на Балканах и в Советском Союзе в 1941–1942 годах. К сожалению, военная реальность не позволила сформировать данную часть: на четвертом году войны не хватало ни людей, ни техники. Поэтому то, что удалось создать, преобразовали в дивизионный разведывательный батальон, который возглавил штурмбаннфюрер СС Хайнрих Бринкманн. При формировании в батальон перевели ряд опытных офицеров и унтер-офицеров. В основном эти офицеры были переведены из дивизий СС «Дас Райх», «Тотенкопф» и «Викинг», среди них были и ветераны-фронтовики Курт Паули, Рудольф Хармсторф, Герхард Хинце и Гельмут Теманнс. Батальон проходил усиленную подготовку и часто подвергался инспекциям со стороны высокого армейского и эсэсовского командования: его проверяли Лео фон Гейер-Швеппенбург, генерал танковых войск Густав Фен (командир LXXXIV армейского корпуса), обергруппенфюрер СС Карл Оберг (высший руководитель СС и полиции во Франции) и многие другие.
Весь зимне-весенний период 1939/40 года германское военное командование лихорадочно работало над подготовкой вермахта к реализации плана «Гельб» – наступления в Западной Европе. Новые рекруты проходили подготовку и снабжались всем необходимым снаряжением, спешно мобилизовались резервы, и к апрелю месяцу было сформировано 44 новых пехотных дивизии, 1 кавалерийская дивизия и 1 горнострелковая дивизия[103]. Не были позабыты и мобильные войска, авангард операций «молниеносной войны»: было сформировано 4 танковых дивизии, и в результате вермахт получил в общей сложности 10 танковых дивизий. Но для поддержки танковых войск у германской армии по-прежнему оставалось всего лишь 4 моторизованные пехотные дивизии, те самые, с которыми она начинала войну в сентябре 1939 года. Эта нехватка была покрыта за счет ваффен-СС, предоставивших по численности эквивалент 3 дивизий моторизованной пехоты – резервную дивизию СС, дивизию «Мертвая голова» и усиленный полк «Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер». В общей сложности, считая немоторизованную полицейскую дивизию, проходивших подготовку новобранцев и военнослужащих полков СС «Мертвая голова», вооруженные СС к моменту начала наступления на Западном фронте насчитывали в своих рядах свыше 125 000 человек[104].
В начале 1938 года Гудериан назначен командующим танковыми войсками. Он стал полным генералом танковых войск и получил важнейшую в своей жизни должность, которая изменила ход истории. Поскольку он стал командующим мобильными войсками, это означало, что он становился ответственным за набор, подготовку, тактику и технику во всех моторизованных и бронетанковых частях Вермахта. Теперь он мог полностью реализовать свой потенциал, уникальные и обширные знания, чтобы сделать германские танковые дивизии важнейшим инструментом в предстоящей войне.
Рубеж, на который были отведены войска, был уже укреплен. Еще в первой декаде января, когда полки и дивизии были обескровлены (по данным Х. Гроссмана, на 10 января в 206-й пехотной дивизии 23-го армейского корпуса насчитывалось 2283 пехотинца, в 102-й – 2414, в 253-й – 2380), в боях использовались вспомогательные части. Например, западнее и юго-западнее Ржева сражалась группа, сформированная из снабженческих и строительных частей, маршевых батальонов, соединений авиационного корпуса. Но уже в январе сюда, на центральный участок советско-германского фронта, были срочно переброшены новые дивизии из Западной Европы. Командующий 9-й армией генерал-полковник Штраус 16 января был заменен более решительным и жестким генерал-полковником танковых войск В. Моделем, который сразу же перешел к решительным действиям.
Группа фон Клейста. В целом все в порядке. Цели десантной операции (с использованием самолетов «Шторьх») еще не определены. Подготовка личного состава в танковых войсках! (Должна быть организована таким образом, чтобы обеспечить постоянную боевую готовность подразделений танковых дивизий.)
Без конца шли споры о том, как организовать командование множеством танковых подразделений. Решения принимались и отменялись, и в конце концов командование бронетанковыми силами было поручено генералу фон Клейсту, который до сих пор не отличался хорошим расположением к танковым войскам. Когда стало окончательно ясно, что моему бронетанковому корпусу придется наступать через Арденны, я немедленно приступил к подготовке своих генералов и штабных офицеров к этой задаче. Под мое командование были поставлены 1-я, 2-я и 10-я бронетанковые дивизии, пехотный полк «Великая Германия» и еще некоторое количество частей корпуса, в том числе – батальон мортир. Все мои части, за исключением полка «Великая Германия», были мне знакомы как в мирное время, так и на войне, и никаких сомнений в их боеспособности у меня не было. Теперь же мне предстояло подготовить их к предстоящей тяжелой задаче, в успешное завершение которой не верил никто, кроме меня, Гитлера и Манштейна. Сама борьба за то, чтобы наши предложения были приняты, оказалась ужасно изматывающим занятием, и мне определенно нужно было отдохнуть. Во второй половине марта я взял короткий отпуск.
Непосредственно вдоль шоссе на Шяуляй наносила удар 1-я танковая дивизия. Соединение относилось к одному из первых сформированных в вермахте подвижных соединений нового поколения. 1-я танковая дивизия стала одним из главных участников «блицкрига» на Западе в 1940 г. Командир соединения генерал-лейтенант Кирхнер получил Рыцарский крест 20 мая 1940 г. за свои успешные действия в прорыве к Маасу. Дивизия Кирхнера подчинялась XLI моторизованному корпусу генерала танковых войск Георга Рейнгардта, также сыгравшего большую роль в прорыве к Маасу и в «блицкриге» 1940 г. в целом (тогда корпусу подчинялись 6-я и 8-я тд). Одним словом, на советские войска должна была обрушиться сила, только что сокрушившая Французскую Республику. Мало кто из стоявших на границах СССР соединений обладал сравнимым опытом «молниеносной войны».
Обращает на себя внимание практически полное отсутствие в составе ударной группировки фронта самоходных установок, способных бороться с тяжелыми танками противника. Имелось в строю всего три СУ-85. В целом танковые войска 1-го Прибалтийского фронта были исключительно слабы с точки зрения оснащенности самоходками всех типов.
Немецкие танкисты шли в бой в полной уверенности в своем превосходстве над танковыми войсками Красной Армии. Однако на второй день «Восточного похода» эта уверенность пошатнулась. Танкист 11-й танковой дивизии Густав Шродек вспоминал: «Мы посылаем им первый снаряд. Румм-мм! Первое попадание в башню. Второй выстрел и новое попадание. Головной танк, в который я попал, невозмутимо продолжает свое движение. То же самое и у моих товарищей по взводу. Но где же превосходство наших танков над танками русских, так долго провозглашавшееся?! Нам всегда говорили, что достаточно лишь «плюнуть» из наших пушек!» Напротив, неизвестные танки стреляли весьма точно и результативно. Их снаряды пробивали броню, сбивали командирские башенки с немецких «панцеров». Это было сражение у местечка Радзехов на Украине. 24 июня стало днем массового вступления в бой новых танков – разница во времени составляла считаные часы. Последовали советские контрудары под Гродно (6-й мехкорпус), Немировом (4-й мехкорпус). Именно 24 июня в дневнике генерала Гальдера появилась запись: «На фронте групп армий «Юг» и «Север» появился русский тяжелый танк нового типа, который, видимо, имеет орудие калибра 80 мм (согласно донесению штаба группы армий «Север» – даже 150 мм, что, впрочем, маловероятно)». На самом деле это было чистой правдой: под Расейняем действовали танки КВ-2 со 152-миллиметровыми орудиями в установке МТ-1.
Командующий войсками Западного Особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д. Г. Павлов выступил с докладом на тему «Использование механизированных соединений в современной наступательной операции и ввод механизированного корпуса в прорыв». Большая часть доклада была отведена теоретическим аспектам проблемы ввода в прорыв механизированного корпуса, управлению соединениями и частями, материальному обеспечению корпуса, огневой поддержке и др. Остановимся на некоторых положениях этого доклада.
Три года учился в Военной академии имени М.В. Фрунзе. В 1929 г. командовал полком в боях на КВЖД. В 1931 г. учился на Ленинградских курсах технического усовершенствования, а по их завершении назначается командиром 6-го механизированного полка 6-й мехбригады. Следует обратить внимание на то, что командование полками для Павлова затянулось на очень долгий срок. В сущности, до 1936 г., когда он уехал в республиканскую Испанию главным советником танковых войск. Именно там, где война была абсолютно далека от масштабов современной войны, Дмитрий Григорьевич становится знаменитым. Звание Героя, воинское звание ком кора и два высоких ордена вознесли командира полка на должность заместителя начальника Автобронетанкового управления РККА. А через три месяца уже на должность начальника. К слову сказать, боевой опыт в Испании преувеличивали и превозносили. На самом же деле танки в этом конфликте использовались обычно малыми группами или вообще в одиночку. А в сущности, усиливая пехоту, они не могли внести в природу современного боя ничего нового. Как писал Г.С. Иссерсон, «современная танковая атака, поддержанная всеми средствами борьбы, не получила в Испании своего осуществления и не могла ее там получить из-за недостатка в необходимом количестве и качестве машин». Однако тогда в советском военном, да и политическом руководстве так не считали. В финской кампании Павлов командовал Резервной группой всего полтора месяца, а с 8.02 по 29.02 находился в подчинении командующего войсками Северо-Западного фронта. И там его боевой опыт оказался еще более сомнительным. Тем не менее в 1940 г. Сталин присваивает ему звание генерал-полковника и назначает его командующим войсками Белорусского военного округа (с июля 1940 г. Западного особого ВО).
В начале 1966 года Великобритания выразила предварительное согласие продать Израилю танки «Чифтен» и даже организовать его лицензионный выпуск в Израиле (вначале – отверточная сборка из привозных комплектующих, а затем постепенный переход к полному собственному производству). В ноябре 1966 года в Великобританию выехали две делегации – танковых войск и службы вооружений – для всестороннего изучения танка. В начале 1967 года два танка «Чифтен» прибыли в Израиль для прохождения всесторонних испытаний. После выработки моторесурса эти машины поменяли на два новых танка. В общей сложности испытания продолжались два с половиной года. В ходе их были внесены многочисленные предложения по изменению конструкции для лучшего приспособления танка к работе в пустыне. 17 октября 1968 года Израиль официально обратился к Великобритании с просьбой о приобретении танков «Чифтен». В апреле 1969 года израильская делегация приступила к изучению технологии производства «чифтенов» в Великобритании. В этот период в британском правительстве шла дискуссия по вопросу о продаже танка в Израиль. Министерство обороны было за, министерство иностранных дел – против. В конце концов, в декабре 1969 года Великобритания официально отказала Израилю. В конце этого же месяца оба находившихся в Израиле танка были отправлены обратно в Англию.
Поскольку сразу вводить в бой армию Н.К. Клыкова было невозможно, для парирования возникшего на колпинском направлении кризиса командование Ленинградского фронта использовало уже имеющиеся в его распоряжении дивизии. Во-первых, оно усилило слуцко-колпинскую группу вывезенной по Ладоге с Карельского перешейка 168-й стрелковой дивизией полковника А.Л. Бондарева и 4-й ДНО из Красногвардейска. За ними последовала пополненная до 9 тыс. человек 70-я стрелковая дивизия, пробившаяся из лужского «котла». Войска на этом направлении были объединены под командованием 55-й армии. Управление армии было сформировано на базе управления 19-го стрелкового корпуса. Возглавил армию генерал-майор танковых войск И.Г. Лазарев.
При оснащении дивизий РОА полковнику Герре приходилось в условиях последней военной зимы преодолевать неслыханные трудности. Все более заметными становились не только дефицит оружия, техники и прочих предметов снаряжения, но и катастрофические транспортные условия. Нередко проявлялось и сопротивление местных военных властей, например, казначеи гарнизонной администрации отказывались выдавать инвентарь, включая крайне необходимые котлы для варки, «поскольку жаль отдавать их русским». Лишь в этом смысле оправданы русские упреки, что немцы сознательно препятствовали формированию. Однако, когда полковник Герре заручился поддержкой командующего военным округом, генерала танковых войск Вейеля [125], такое сопротивление удалось преодолеть и добиться соответствующего отношения к новым союзникам. Правда, и теперь еще понадобились бесконечные усилия, чтобы привести в порядок старые бараки в Мюнзингене, гарантировать пропитание и в первую очередь обеспечить русских солдат необходимой одеждой и обувью. Вопросом престижа именно по отношению к русским стало получение угля для отопления жилищ. Потребовались энергичные представления Герре и обращение генерала добровольческих частей к начальнику административного отдела сухопутных войск, пока давно обещанный состав с углем прибыл в дивизионный лагерь [126]. Благодаря неустанным усилиям Герре, который каждый вечер представлял свои пожелания генералу Кёстрингу в личной беседе, к февралю, хотя и с запозданием, из различных арсеналов сухопутных войск стало поступать ручное огнестрельное оружие, орудия, минометы, противотанковые пушки, танки-истребители вместо штурмовых орудий, автомашины и прочее необходимое вооружение, так что, в конечном итоге, дивизия все же получила свое полное нормативное вооружение [127].
5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. К началу января 1942 года советские войска успешно выполнили стоявшие перед ними задачи, разгромив ударные соединения группы армий «Центр», прорвавшиеся к Москве с севера и юга. Они отбросили противника от Москвы на 100–150 километров. За период наступления советские войска освободили более 11 тысяч городов и деревень, в том числе Калинин и Калугу, ликвидировали угрозу Туле. В конце декабря 1941 года фланги группы армий «Центр» затрещали по швам. Если на севере покатилась назад 9-я армия с подчиненной ей 3-й танковой группой, то на юге не удержали позиции 2-я танковая армия с подчиненной 2-й армией и правый фланг 4-й армии. Соединения советских 49-й армии и 50-й армии продвинулись на запад и северо-запад в направлении Калуги. 21 декабря 1941 го да советские части уже ворвались на окраины этого старинного русского города (окончательно Калуга была освобождена 30 декабря). В результате этого удара образовалась брешь между 2-й танковой и 4-й полевой армиями. Для ее ликвидации по приказу штаба группы армий «Центр» 27 декабря была образована группа «Штумме». Эта группа (командир – генерал танковых войск Штумме, командный пункт – Сухиничи) подчинялась штабу 4-й армии и включала в себя управление 40-го корпуса, части 216-й пехотной дивизии, 234-го пехотного и 156-го артиллерийского полков. Главными задачами группы являлись «охрана железнодорожных путей у Сухиничи, восстановление связи с северным флангом 2-й ТА и южным флангом 4-й А…»[1].
Первоначально 10-е Управление имело в своем составе оперативное направление и Восточный отдел общей численностью 34 человека (18 военнослужащих и 16 служащих Советской армии, а уже к концу марта в соответствии с Директивой Генерального штаба от 20.03.1951 года в состав Управления вошли 9 направлений: три оперативных (западное, юго-западное и дальневосточное), оперативно-тактической подготовки, подготовки офицерских кадров, организационно-мобилизационное, вооружения и технического оснащения войск, кадров, лицензий и учета научно-исследовательских и опытных работ, а также несколько подразделений технического обеспечения. Его численность возросла до 184 человек (166 военнослужащих и 18 служащих СА)[12]. Начальниками Управления в разные годы являлись: генерал-лейтенант М. И. Дратвин (март – май 1951 г.), генерал-полковник танковых войск Г. С. Сидорович (май 1951 – май 1953 гг.), генерал-лейтенант инженерно-технической службы А. П. Байков (май 1953 – июнь 1954 г.)[13].
На период с 22 июня по 2 июля 1941 г. подробными данными о судьбе 5-го механизированного корпуса генерал-майора танковых войск И. П. Алексеенко, в состав которого входила 13-я танковая дивизия, я не располагаю.
Неоднократно противник при его фронтальном сковывании вытеснялся на открытое пространство путем охвата. Эта идея также легла в основу решения занять отсечную позицию под Глинском, тем более что очень скоро должна была открыться большая дорога Лемберг– Тернополь для нанесения удара 14-м танковым корпусом (генерал танковых войск фон Виттерсгейм).
Прошу Ваших личных распоряжений, направленных на обеспечение запасными частями и агрегатами танковых войск Красной армии, согласно решениям правительства по этому вопросу.
25 февраля 1938 г. Жуков, недавно получивший «досрочно и вне очереди» воинское звание комдива, был назначен командиром 6-го кавалерийского корпуса. Здесь Георгий Константинович застал ту же картину, что и в 3-м конном корпусе. Надо было опять браться за самое слабое звено – боевую подготовку. И это удалось Жукову. Учитывая, что будущее в значительной степени принадлежит танкам и механизированным соединениям, он требовал от командиров и штабов детальной отработки вопросов взаимодействия с танковыми войсками и организации противотанковой обороны. Командир корпуса, стремясь улучшить боевую подготовку подчиненных частей, предъявлял повышенные требования к командирам и политработникам. Нередко его требовательность проявлялась в жесткой и грубоватой форме, что отмечали ранее Рокоссовский и Буденный. Это стало одной из причин разбора 28 января 1938 г. персонального дела Г. К. Жукова на активе коммунистов 4-й дивизии, 3-го и 6-го корпусов. Ему также припомнили связи с «врагами народа» Уборевичем, Сердичем, Вайнером и другими, а также то, что он не любит политработников. В своем выступлении Жуков признал, что у него были срывы, что как коммунист он «обязан был быть выдержаннее в обращении с подчиненными, больше помогать добрым словом и меньше проявлять нервозность». Не отрицал Георгий Константинович и своей нелюбви к политработникам, но категорически отмел свои связи с «врагами народа», которых таковыми не считал. В итоге Жукову был объявлен выговор «за грубость, за зажим самокритики, недооценку политработы, за недостаточную борьбу с очковтирательством»{19}.
16 июня распоряжением штаба округа приводился в боевую готовность и 3-й механизированный корпус (командир генерал-майор танковых войск А. В. Куркин), который в такие же сроки сосредоточился в указанном районе».
е. Тактика русских танковых войск. Использование небольших подразделений (для контрударов и контратак) и массированное использование. (Новость!) Выдвинуть вперед противотанковую артиллерию (возможно, даже из дивизий, расположенных в тылу).
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я