Окружение

  • Окружение — военный стратегический (тактический) приём, заключающийся в изоляции определённой группировки войск (сил) противника от остальных сил и их союзников в целях уничтожения или пленения. В военном жаргоне нередко используются такие слова для окружения, как котёл, мешок, кольцо.

    Если речь идёт об окружении неприятельского объекта путём пресечения его внешних связей, то говорят о военной блокаде.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Манёвр (фр. manœuvre — действие, операция), в военном деле — организованное передвижение войск (сил) в ходе выполнения боевой задачи в целях занятия выгодного положения по отношению к противнику и создания необходимой группировки войск (сил) и средств, а также переноса или перенацеливания (массирования, распределения) ударов и огня для наиболее эффективного поражения группировок и объектов противника.
Марш-манёвр — устаревший военный термин, под которым понимается передвижение крупных масс войск (войсковых соединений и объединений) в походном порядке с целью занятия выгодного положения, перегруппировки, наращивания сил или выхода из угрожающей ситуации.
Наступле́ние — основной вид военных (боевых) действий, основанный на атакующих действиях, в форме боёв, операций и сражений формирований вооружённых сил того или иного государства или союза государств.
Манёвренная война — война, в которой отсутствует стабильная линия фронта, а доминирующую роль играют широкомасштабные манёвренные действия в условиях быстро меняющейся оперативной обстановки на суше, на земле, в воде и в космосе.
Вертикальный охват или охват с воздуха (англ. Vertical Envelopment) — военный термин иностранного происхождения, под которым понимается охват войск противника путём переброски по воздуху аэромобильных, воздушно-десантных или других частей в тыл или на фланги вражеских войсковых группировок.

Упоминания в литературе

Таким образом, если сравнить операции «Цитадель» и «Кутузов», в каждой из которых планировалось наступление против вражеского плацдарма на выступе линии фронта, то для немцев, учитывая оперативную ситуацию (наличие у неприятеля крупных стратегических резервов), целесообразнее было, вместо глубокого охвата курской группировки противника, последовательно провести ряд согласованных операций на ее окружение по частям. Напротив, для советского командования в операции «Кутузов» представлялось более оптимальным сосредоточение основных сил с целью мощного удара с севера под основание Орловского выступа. Последующее развитие операции показало, что первое время немцы не располагали достаточными резервами, чтобы отразить удар на Хотынец, в особенности при нанесении этого удара крупными силами (с привлечением одной из находившихся в резерве танковых армий, как это изначально предлагал командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии генерал Яков Федоренко[65]), не отвлекаемыми на решение задачи по окружению и уничтожению болховской группировки. Выход к станции Хотынец означал блокирование коммуникаций орловской группировки и серьезное ухудшение положения 2-й ТА, в особенности при одновременном рассекающем ударе основных сил БрФ на Орел, так что германское командование в этих условиях должно было бы преодолеть гораздо более серьезный кризис, чем в действительности.
Опыт прежних наступательных операций показывал, что окружение и последующая ликвидация мало-мальски значительной группировки немецких войск требуют длительного времени, связаны с расходом большого количества войск и боевой техники, с потерей темпов операции. А любое промедление на столь широком фронте наступления, как в Беларуси, давало врагу возможность подвезти резервы, осуществить маневр силами и парировать наши удары. Кроме того, лесисто-болотистая местность не позволяла создать сплошное кольцо окружения, что было чревато возможностью появления в нашем тылу опасных «блуждающих котлов». Поэтому классическое окружение с одновременным дроблением и уничтожением вражеской группировки по частям решено было провести только в районе Витебска. На других же участках предполагалось применить новый метод: нанеся поражение основной массе войск противника в тактической глубине его обороны мощным артиллерийским и авиационным ударом, сбросить их остатки с оборудованных позиций и коммуникационных линий в леса и болота и там истребить. По результатам это было равнозначно окружению.
Боевые действия по окружению и уничтожению противника под Минском, имея существенные особенности, обогатили советское военное искусство. Новым было то, что в результате умелого сочетания параллельного и фронтального преследования окружение более чем 100-тысячной группировки осуществлялось на большой глубине. Был сделан значительный шаг в организации взаимодействия между войсками внутреннего и внешнего фронтов окружения. Внешний, где концентрировались главные силы наступавших фронтов, был подвижным. Здесь войска не переходили к обороне, а продолжали продвигаться вперед. Поэтому противник лишился возможности организовать взаимодействие между окруженной группировкой и войсками за внешним фронтом окружения. От других операций на окружение эта операция отличалась значительным сокращением сроков ликвидации окруженных войск – всего шесть суток.
В оперативном приказе № 6, содержащем общие положения плана операции «Цитадель», было указано, что наступление должно дать германской армии инициативу на Восточном фронте на весну и лето текущего года; для этого требовалось добиться цели наступления – окружения и уничтожения противника в районе Курска путем использования внезапности и максимального массирования ударных сил на узком участке, чтобы, используя местное подавляющее превосходство во всех средствах наступления, пробить оборону противника одним ударом и, перебросив силы из глубины для прикрытия флангов ударных группировок, обеспечить продвижение в максимально быстром темпе, лишив противника возможности избежать окружения и вовремя подтянуть мощные резервы с других участков фронта[331]. В приказе устанавливались начальные и конечные рубежи наступления (в итоге планировалось выйти на линию река Короча – Скородное – Тим – восточнее Щигры – река Сосна). В качестве даты начала сосредоточения ударных группировок было определено 28 апреля, а непосредственно операция должна была проводиться на шестой день после этого, самое раннее – 3 мая. Для успеха наступления, по изложенному в приказе мнению германского командования, решающее значение имеет то, чтобы противнику не удалось наступательными действиями на других участках фронта заставить отсрочить наступление по плану «Цитадель» или же преждевременно отвести участвующие в нем соединения. Для этого следует предпринять активные подготовительные мероприятия по обороне на всех угрожаемых направлениях. Кроме этого, Гитлер объявил, что в случае планомерного развития операции он оставляет за собой право незамедлительно начать наступление на юго-восток по плану «Пантера» с целью окружения войск советского Юго-Западного фронта.
В оперативном приказе № 6, содержащем общие положения плана операции «Цитадель», было указано, что наступление должно дать германской армии инициативу на Восточном фронте на весну и лето текущего года; для этого требовалось добиться цели наступления – окружения и уничтожения противника в районе Курска, путем использования внезапности и максимального массирования ударных сил на узком участке, чтобы, используя местное подавляющее превосходство во всех средствах наступления, пробить оборону противника одним ударом и, перебросив силы из глубины для прикрытия флангов ударных группировок, обеспечить продвижение в максимально быстром темпе, лишив противника возможности избежать окружения и вовремя подтянуть мощные резервы с других участков фронта[331]. В приказе устанавливались начальные и конечные рубежи наступления (в итоге планировалось выйти на линию река Короча, Скородное, Тим, восточнее Щигры, река Сосна). В качестве даты начала сосредоточения ударных группировок было определено 28 апреля, а непосредственно операция должна была проводиться на шестой день после этого, самое раннее – 3 мая. Для успеха наступления, по изложенному в приказе мнению германского командования, решающее значение имеет то, чтобы противнику не удалось наступательными действиями на других участках фронта заставить отсрочить наступление по плану «Цитадель» или же преждевременно отвести участвующие в нем соединения. Для этого следует предпринять активные подготовительные мероприятия по обороне на всех угрожаемых направлениях. Кроме этого, Гитлер объявил, что в случае планомерного развития операции он оставляет за собой право незамедлительно начать наступление на юго-восток, по плану «Пантера», с целью окружения войск советского Юго-Западного фронта.

Связанные понятия (продолжение)

Охва́т, Обхват — один из видов войскового манёвра с целью нанесения ударов по одному или обоим флангам противника, с целью дальнейшего окружения (блокирования).
Отступле́ние — тактический, оперативный или стратегический манёвр в войне и военном деле.
Оборона района (англ. area defense) — способ ведения позиционных оборонительных действий, предусмотренный боевыми уставами американской армии 60-х и 70-х годов XX века. После 1982 года этому термину на смену пришёл термин «позиционная оборона».
Свёртывание обороны противника — способ развития успеха в наступлении, суть которого заключается в продвижении наступающих войск в стороны от бреши, пробитой в оборонительной линии врага. Тактика свёртывания обороны противника используется в целях расширения участка прорыва, обеспечения флангов своих войск, выхода на фланги обороняющимся и создания благоприятных условий для перехода в наступление на других направлениях. Как правило, для её реализации задействуются силы и средства воинских частей...
Ко̀нтруда́р — удар, наносимый войсками оперативного объединения (фронта, армии, армейского корпуса) в оборонительной операции для разгрома прорвавшейся в глубину обороны группировки войск противника, восстановления утраченного положения и создания благоприятных условий для перехода в контрнаступление.
Сдерживающие действия — военный термин иностранного происхождения, под которым понимается последовательность боестолкновений, проводимых с наступающим противником на заранее намеченных и эшелонированных по глубине промежуточных оборонительных рубежах (сдерживающих позициях) с целью выиграть время, нанести ему максимальный ущерб и создать благоприятные условия для стабилизации линии фронта и перехода к обороне или в наступление.
Рейдовые действия (англ. raid, от древ.-англ. to rayer — стереть с лица земли) — один из способов военных (боевых) действий, применяемый войсками (силами) и партизанами в тылу противника.
А́рмия прикры́тия (ист.) — армия и исторический термин обозначающий название составной части вооружённых сил государства, которая предназначалась, до середины XX века, для прикрытия его границ от внезапного вторжения противника на суше, с моря и по воздуху, а также для создания временного запаса и других условий для обеспечения проведения мобилизации, сосредоточения и развёртывания главных сил ВС государства, в начальный период войны (военного конфликта).
Полоса обеспечения (зона прикрытия, предполье) (воен.) — полоса местности на пути вероятного удара противника, перед главным рубежом обороны.
Теория глубокой операции — теория ведения скоротечных военных действий, разработанная советскими военными теоретиками в 1930-х годах. Её появление стало возможным благодаря радикальным изменениям в структуре вооружённых сил СССР и их оснащению новыми видами вооружения. Сущность теории заключается в нанесении удара по всей глубине обороны противника, взлом её в нескольких местах и введении в прорыв высокомобильных механизированных частей для развития тактического прорыва в оперативный успех.
Засада — тактический приём в военном деле, суть которого заключается в достижении решающего преимущества над противником за счёт заблаговременного расположения своих формирований на наиболее вероятном маршруте продвижения врага с соблюдением нескольких условий...
Косóй стрóй, косвенный боевой порядок — приём военной тактики, когда наступающая армия концентрирует свои силы, чтобы атаковать только один из флангов противника.

Подробнее: Косой строй
Разведка боем или силовая разведка — способ получения актуальной информации о противнике, идея которого заключается в навязывании ему боевого контакта со стороны специально подготовленных к этому частей. Считается действенным средством ведения войсковой разведки, но применимым только в тех ситуациях, когда возможности других методов уже исчерпаны.
Найти и уничтожить (англ. Search and destroy или англ. Seek and destroy) — наступательная стратегия, разработанная в середине 1960-х годов в начале Вьетнамской войны главнокомандующим американскими силами Уильямом Уэстморлендом.
Контрнаступление — разновидность наступления — одного из основных видов военных действий (наряду с обороной и встречным боем).
Передовой батальон — советский военный термин времён Великой Отечественной войны, который обозначал усиленный мотострелковый, стрелковый или танковый батальон, предназначенный для разведки боем подготовленных оборонительных рубежей противника непосредственно перед наступлением главных сил.
Встре́чный бой — наступление на наступающего противника, вариант наступательного боя, во время которого каждая из противоборствующих сторон действует атакующе. При такой разновидности боевых действий противники, одновременно атакующие, отражающие контратаки врага или вводящие при оборонительном бое резервы для нейтрализации прорывов линии фронта, стремятся каждый захватить инициативу, нанести поражение также наступающему противнику и добиться стратегических целей за счёт высокой активности и решительности...
Арьерга́рд (фр. arrière-garde — тыловая охрана) — термин, означающий в военном деле войска прикрытия, выделяемые от соединений, сухопутных войск или соединений сил флота, вооружённых сил государства при отступлении в период боевых действий.
Тактика «Мотти» (с фин. Motti — способ заготовки леса на дрова, при котором брёвна не складируются в штабели, а укладываются в отдельные поленницы объёмом 1 м3 для удобства подсчёта) — партизанская тактика ведения боевых действий, активно применявшаяся финнами в ходе Советско-финской войны. Заключается в разделении численно превосходящей группировки противника на отдельные обособленные группы, с отсечением их друг от друга и от основных сил противника, с последующим методичным уничтожением. Наиболее...
Танки дальнего действия — элемент боевого порядка стрелковых дивизий Красной Армии 30-х годов XX века, включавший в себя подразделения броневой и танковой техники, предназначенной для прорыва в глубину обороны противника во взаимодействии с частями пехоты.
Фланг (нем. Flanke, фр. Flanc, от франкского, hianka — сторона) — правая и левая оконечности расположения войск (сил), боевого, производного порядка войск (сил) (подразделений, частей (кораблей) и тому подобное) или оперативного построения войск называемые правым и левым флангом — правый или левый край строя.
Вы́лазка — военный термин, под которым понимается неожиданное нападение защитников осаждённого укреплённого пункта (крепости) на осаждающих. Вылазка может быть выполнена как всем гарнизоном, так и частью его сил; даже при незначительном успехе она сильно повышает морально-психологическое состояние осаждённых.
Блицкриг (нем. Blitzkrieg, от Blitz — «молния» и Krieg — «война») — теория ведения скоротечной (молниеносной) войны, согласно которой победа достигается в короткие сроки, исчисляемые днями, неделями или месяцами, до того, как противник сумеет мобилизовать и развернуть свои основные военные силы. Создана в начале XX века Альфредом фон Шлиффеном.
Боевая задача (Тактическая задача) — задача, поставленная вышестоящим командиром (командующим, начальником) формированию вооружённых сил, либо одному или нескольким военнослужащим для достижения определённой цели в бою (операции).
Фланговое движение (также фланговый марш) — движение войск, производимое параллельно фронту расположения противника. Подобные движения предпринимаются, например, при обходах противника, при сосредоточении войск к известной точке стратегического фронта, при перемене пути действий. Фланговые движения затруднительны и опасны. Затруднения происходят оттого, что войскам приходится во время марша прикрывать движение тыловых частей. все время находясь между ними и противником, что снижает скорость движения...
Стратегическая наступательная операция — военная операция, в общем виде представляющая собой совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени одновременных и последовательных сражений, боевых и специальных действий, ударов, манёвров и действий войск (сил), проводимых по единому замыслу и плану путём наступления для достижения стратегической цели с целью разгрома сил противника и овладение определёнными районами местности на определённых стратегических направлениях.
Военное искусство — теория и практика подготовки и ведения военных (боевых) действий на суше, море и в околоземном пространстве, составная часть военного дела.
Эшелони́рование войск (эшело́н — фр. échelon) — рассредоточение или расчленение войсковых формирований на определённо необходимой дистанции в глубину (друг за другом) и уступами (вправо, влево) при передвижении, расположении на месте (или биваке), а также при наступлении (или атаке) на противника.
Тульская наступательная операция (6 декабря 1941 года — 16 декабря 1941 года) — операция войск левого крыла Западного фронта в Великой Отечественной войне, часть Московской стратегической наступательной операции 1941—1942.
Ростовская наступательная операция (17 ноября — 2 декабря 1941 года) — стратегическая наступательная операция Красной Армии. Одно из первых успешных наступлений Красной армии в войне, которое наряду с контрнаступлением под Москвой привело к остановке немецкого наступления на советско-германском фронте зимой 1941 года. В рамках данной операции проведены фронтовые Большекрепинская наступательная операция и наступательная операция по освобождению Ростова.
Прибалтийская стратегическая оборонительная операция — принятое в советской историографии название для оборонительной операции РККА и ВМФ СССР, проведённой в ходе Великой Отечественной войны в Литве, Латвии, северо-западных районах РСФСР и Балтийском море c 22 июня по 9 июля 1941 года. В рамках стратегической операции проведены приграничное сражение в Литве и Латвии и контрудар на шяуляйском направлении. Непосредственно предшествовала Ленинградской стратегической оборонительной операции.
Глубина боевого порядка — военный термин, обозначающий условное расстояние от переднего края передовых подразделений воинской части или формирования до расположения его тылов или следующих за ним эшелонов войск.
Французская кампания или Падение Франции (также: Шестинедельная война) — военная операция стран Оси в Западной Европе с мая по июнь 1940 года, приведшая к разгрому французских, бельгийских и нидерландских вооружённых сил, а также эвакуации Британских экспедиционных сил во Франции и обеспечившая господство в Европе Германии и её союзников. План «Гельб» — кодовое название немецкого плана блицкрига против Бельгии, Нидерландов, Люксембурга; План «Рот» — против Франции.
Сплошной фронт — оборонительный рубеж значительной протяженности, повсеместно насыщенный войсковыми частями, промежутки и стыки между которыми прикрыты имеющимися огневыми средствами (артиллерии, танков, стрелкового и другого оружия), а также инженерными заграждениями.
Аванга́рд (фр. avant-garde, дословно: «avant» — впереди; «garde» — стража) — передовое (головное) временное формирование в вооружённых силах (армии и на флоте), которое выдвигается вперёд по движению войска или флота, с целью выполнения функций походного охранения.
Танковая группа — оперативное объединение в организационной структуре вооружённых сил нацистской Германии (вермахта), введённое во время Второй мировой войны (1939—1945), и элемент оперативного построения войск групп армий.
Котёл (Мешок, Кольцо) (военный жаргон) — территория с имеющимися на ней войсковыми соединениями, линия фронта вокруг которой замкнута противником, что означает полное (и плотное, в отличие от тактического окружения) окружение этих войск, попадание их в кольцо неприятельских войск («попасть в котёл» — попасть в (полное) окружение), из которого уже невозможен их организованный отвод.
«Янва́рский гром», Красносе́льско-Ро́пшинская опера́ция, или Опера́ция «Нева́-2» (14 — 30 января 1944 года) — наступательная операция советских войск Ленинградского фронта против 18-й немецкой армии, осаждавшей Ленинград, этап Ленинградско-Новгородской стратегической операции.
Подвижный отряд заграждений — элемент боевого или оперативного порядка в виде временного воинского формирования, которое создаётся из частей инженерных войск и армейской авиации.
Штурм (нем. Sturm — атака, приступ), — способ овладения крепостью, городом или сильно укреплённой позицией, заключающийся в быстром нападении силами, превосходящими противника в уровне боевой подготовки или силами, имеющими численное превосходство.
Операция (от лат. operatio «действие») — форма ведения военных действий оперативными (оперативно-стратегическими) объединениями вооружённых сил, совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту, времени ударов, манёвров , боёв и сражений разнородных войск (сил) видов ВС, которые проводятся одновременно и последовательно в соответствии с единым замыслом и планом для решения задач на театре военных действий или театре войны, стратегическом или операционном направлении (в определённой...
Битва ста полков (кит. упр. 百團大戰, пиньинь: Bǎituán dàzhàn, палл.: Байтуань дачжань) — крупнейшая наступательная операция Народно-освободительной армии Китая против японских оккупационных войск. Началась 20 августа 1940 года и завершилась 5 декабря того же года.
Рубеж перехода в атаку или рубеж атаки — термин из тактики наступательного общевойскового боя. Обозначает условную точку местности, в которой войсковые части начинают непосредственные атакующие действия в боевом порядке. Выбирается за ближними укрытиями по возможности максимально близко к позициям противника (удаление не более 600 м), таким образом, чтобы штурмовые части имели возможность скрытного к нему выдвижения, а затем могли с минимальными затратами времени достигнуть переднего края обороны...

Упоминания в литературе (продолжение)

«Начальные успехи в действиях против сил противника, находящихся между смежными флангами групп армий «Юг» и «Центр», в сочетании с дальнейшими успехами по окружению вражеских войск в районе Ленинграда создают предпосылки для проведения решающей операции против группы армий Тимошенко, которая безуспешно ведет наступательные действия перед фронтом группы армий «Центр». Она должна быть решительно разгромлена до наступления зимы в течение ограниченного времени, имеющегося еще в распоряжении. С этой целью необходимо сосредоточить все силы сухопутных войск и авиации, предназначенные для операции, в том числе те, которые могут быть высвобождены на флангах и своевременно переброшены».
Суть дела в том, что советское командование при отсутствии общего превосходства в силах и средствах сумело искусно создать мощные ударные группировки на направлениях главных ударов. В качестве примера можно привести Юго-Западный фронт, ширина полосы которого составляла 170 км. На участке прорыва шириной в 22 км (около 9 % общей протяженности фронта) было сосредоточено до 50 % стрелковых дивизий, все танковые и кавалерийские корпуса, 85 % артиллерии усиления. В интересах этой группировки действовала и вся авиация фронта. Аналогичным образом создавались ударные группировки на Донском и Сталинградском фронтах. Добавим к этому – правильный выбор направлений, выводивших ударные группировки в тыл врага; точное определение момента перехода в контрнаступление; одновременное образование внешнего и внутреннего фронтов окружения; надежную организацию воздушной блокады войск противника, попавших в гигантский «котел».
Авторы работы «Стратегические решения и Вооруженные Силы» также называют среди причин неудачи операции и «недооценку главкомом Западного направления и его штабом сил возможного сопротивления противника и его способности быстрого маневрирования резервами». Но в то же время они разделяют вину главкома Западного направления с высшим военным руководством, отмечая среди причин невыполнения целей операции и «постановку перед войсками Западного направления непосильных задач». И с этим нельзя не согласиться, так как в глубокий тыл противника были брошены также 1-й гвардейский и 11-й кавалерийский корпуса, 39-я и 29-я армии Калининского фронта. Не надо быть крупным военным специалистом чтобы понять, что при отсутствии «вторых и последующих эшелонов» это легко могло привести к окружению прорвавшихся вперед сил, что и произошло. Об этом же писал и английский историк Лиддел Гарт: «Поскольку Красной Армии не удавалось подорвать оборону городов-бастионов в такой мере, чтобы вызвать их падение, глубокие клинья, вбитые советскими войсками в промежутки между ними, позднее обернулись для Красной Армии недостатком… Вклинившимся русским войскам постоянно грозило окружение в результате ударов во фланг…» В направлении войск в глубокий тыл противника без достаточных сил и средств, без необходимой поддержки, при знании, что поставленные задачи заведомо превышают возможности войск, даже дилетант может увидеть авантюрность замысла операции по взятию Вязьмы и окружению основных сил группы армий «Центр» в январе 1942 г. Если вначале войска действительно почти достигли Вязьмы, то уже с конца января операция практически превратилась в действия за выживаемость окруженных или полуокруженных войск и их соединение с главными силами.
Операции по разгрому крупных группировок противника на верхнем Дону характеризовались высокой маневренностью боевых действий, что создавало большие трудности в применении артиллерии, особенно в зимних условиях. Для С.С. Варенцова и штаба артиллерии Воронежского фронта они были поучительны прежде всего организацией и проведением сложного маневра крупными силами артиллерии и подготовкой к прорыву в ограниченные сроки. В ходе боевых действий, особенно при разгроме прорывавшихся из окружения группировок противника, действия артиллерии отличались большой инициативой и самостоятельностью.
Советское командование решило оборонять выступ, образовавшийся в результате успешного наступления группы армий «Центр». Обороняемый войсками Юго-Западного фронта рубеж Днепра и Десны выдавался вперед на запад, охваченный с севера 2-й армией Вейхса и 2-й танковой группой Гудериана. С юга над войсками Юго-Западного фронта нависала пехота на кременчугском плацдарме. Сама по себе оборона выступов не является чем-либо крамольным. Немецкое командование успешно обороняло Демьянский выступ (который с остальными войсками группы армий «Север» соединял узкий Рамушевский коридор) зимой 1941–1942 гг. «Краеугольным камнем» Восточного фронта стал Ржевский выступ, вокруг которого почти год шли упорные бои. Советское командование в 1943 г. удержало Курский выступ. Одним словом, наличие выступа в сторону противника еще не является однозначным побудительным мотивом к отступлению. Киевская позиция имела неоспоримые преимущества, благоприятствовавшие ее удержанию. Фронт обороны опирался на крупную водную преграду, позволявшую до предела растягивать обороняющие ее соединения. Узловым пунктом позиции являлся хорошо укрепленный город – Киев. Киевская цитадель также являлась своего рода магнитом, притягивавшим немецкие дивизии. Тем самым частично решалась одна из ключевых задач обороны – определение вероятных планов противника и точек сосредоточения его усилий. Растянув фронт по Днепру и приняв бой на укреплениях Киева, советское командование могло развернуть крупные силы на фланги для отражения ударов, стремящихся окружить и разгромить войска Юго-Западного фронта. Таким образом, перед нами вполне осознанное (опасность окружения прямым текстом прописана в директиве Ставки ВГК № 001084) решение принять бой и выиграть время. Политический аспект удержания Киева имел в этих условиях весомое, но все же вторичное значение.
Во время проведения этой операции неоднократно возникали чрезвычайно напряженные отношения между Гитлером и ОКХ. Гитлер опасался, что продвинувшийся далеко вперед танковый клин группы армий генерал-полковника фон Рундштедта западнее Мааса может встретить сильный вражеский контрудар с юга, прежде чем отставшая пехота сможет организовать надежную фланговую защиту на Арденнском канале и на Эне. Поэтому 17 мая он пожелал, чтобы танки, вышедшие к этому моменту на линию Авеснес – Гиз – Марль – Ретель, были остановлены до того времени, когда подойдет достаточное количество пехотных дивизий 12-й армии, чтобы прикрыть южный фланг и сменить временно использованные для этой цели подразделения генерала фон Клейста. Главнокомандующий и начальник Генерального штаба сухопутных сил не пренебрегали опасностью такого рода контрудара, исходя из ситуации, в которой противник оказался вследствие прорыва немцев. Однако они в тот момент не считали угрозу непосредственной и верили, что в любое время смогут ему противостоять, обеспечив фланговую защиту имеющимися силами, которые каждый день и каждый час будут пополняться из тыла. Значительно более серьезную опасность для успеха операций по прорыву и окружению они видели в том, что противник, если танковый клин на время будет задержан, получит время для создания нового оборонительного фронта на Уазе и канале Самбра-Уаза, где немецкое наступление может быть остановлено. Они требовали снятия запрета на продолжение движения, на что Гитлер согласился только после весьма напряженного обсуждения 18 мая. Операции не был нанесен ущерб, поскольку командование армии еще не приказывало остановить мобильные формирования.
Проект Б. Лоссберга исходил из высокой вероятности разгрома основных сил Красной армии в ходе первых приграничных сражений и развала СССР после того, как тот лишится большей части своей европейской территории. Для достижения этой цели предлагалось нанесение мощных рассекающих ударов с последующим расчленением, окружением и уничтожением в гигантских котлах советских войск с последующим выходом на рубеж ниже течения Дона и Волги (от Сталинграда до Горького), далее Северная Двина (до Архангельска). При этом допускалась возможность организованного отхода советских войск с западных оборонительных рубежей в глубь страны и нанесение контрударов по растянувшимся в ходе наступления немецким группировкам. В качестве наиболее благоприятной ситуация рассматривалась та, при которой советские войска основными своими силами оказали бы упорное сопротивление в приграничной зоне. В этом случае вермахт за счет своего превосходства в силах и средствах, а также маневренности, нанес бы поражение советским войскам в приграничных районах, что позволило бы решить поставленные задачи в кратчайшие сроки.
После прекращения боев перед республиканским руководством стал вопрос о месте следующего удара франкистов. Большая часть наших советников во главе с В. Е. Гориным, как и штаб Центрального фронта, предполагали, что удар националистов последует в том же направлении, что и прежде. Слишком небольшие усилия требовались франкистам для того, чтобы завершить окружение Мадрида, ударив в этом направлении. Предполагаемое решение со стороны республиканцев – удар с юго-запада через реку Харама в сторону городков Сесеньи, Вальдеморо и далее в тыл мадридской группы генерала Франко. По данным разведки, сопротивление этому удару могли оказать только плохо вооруженные пехотные части, имеющие низкий уровень стойкости. Предполагалось, что главный удар будут наносить 15 бригад из района Боадилья с задачей захвата Хетафе и Леганес. Вспомогательный удар наносился 5–6 испанскими бригадами из Сан-Мартин-де-ла-Вега в сторону города Гриньон.[47] Кроме того, рассчитывали, что мадридский гарнизон нанесет сковывающий удар, который не позволит перебросить основные силы противника на помощь. Поддержку наступлению должны были оказать танковая бригада Павлова и до 160 орудий артиллерии. Во второй эшелон наступления вводились 8 интернациональных бригад, которые должны были не допустить прорыва мадридского гарнизона мятежников из окружения. Самым важным элементом операции была скорость ее проведения. Предполагалось, что окружение франкистов состоится через два дня.
В истории немецкой 4-й горнострелковой дивизии (4. Gebirgs-Division) штурм Летичевского УРа описывается следующим образом: «После трехчасовой артиллерийской подготовки, которая на завершающем этапе получила поддержку тяжелых орудий пехоты и зенитной артиллерии, ровно в 10.00 с исходных позиций вступили в бой ударные группы горной пехоты и инженерно-саперные отряды. Огневую поддержку обеспечивала батарея штурмовых орудий <…> Один за другим уничтожались бункеры и блиндажи, захватывались цели. Войска все дальше прорывались в глубь оборонительного рубежа. В 21.30 задача дня была выполнена на всех участках. По широкому фронту удалось прорвать линию Сталина». Пробитая в обороне брешь делала практически бесполезной дальнейшую оборону укрепленного района. В любой момент мог последовать удар во фланг и тыл. Линия старой границы была оставлена, и под нажимом немецких войск советские части продолжили отход на Восток. Прорыв обороны Летичевского УРа вызвал серьезное беспокойство советского командования. В начале первого ночи 18 июля командующий Юго-Западным направлением маршал С.М. Буденный направил в Ставку Верховного Главнокомандования доклад, в котором дал удивительно точную оценку обстановки и сформулировал вполне осмысленный план дальнейших действий: «1. Восстановить положение, бывшее до начала основного прорыва, с наличными силами фронта не представляется возможным; 2. Дальнейшее сопротивление 6-й и 12-й армий на занимаемых рубежах может повлечь в ближайшие 1-2 дня их окружение и уничтожение по частям». Буденный просил Ставку дать разрешение на отвод двух армий, и через несколько часов оно было получено. 6-я и 12-я армии должны были отойти ближе к Днепру, в район Белой Церкви. Несмотря на то что Ставка требовала от войск Красной Армии максимальной стойкости, в очевидно угрожающей ситуации запрещение отхода было делом бессмысленным.
14.00. Звонок главнокомандующего. Фюрер опять жалуется на слишком медленный темп наступления правого крыла группы армий фон Лееба и требует нанесения силами 19-й танковой дивизии удара на север с целью окружения противника. В ответ я пояснил, что ни в коей мере не выступаю сторонником гонки двух танковых групп в восточном направлении. Мне представляется совершенно ясным, что группу Гота было бы целесообразнее резко перенацелить на север. Это позволит ей значительной частью своих сил выйти в тыл новой 19-й армии и невельской группировке русских. Одновременно Гудериану следует совершить стремительный маневр на юг, что привело бы к окружению новой группировки противника, появившейся перед южным крылом танковой группы. Возможно, ему придется продолжить наступление до района Киева, чтобы, наконец, окружить и разгромить 5-ю армию русских, которая все еще создает препятствие движению наших войск на южном фланге. Однако необходимым условием любого маневра, как Гота, так и Гудериана, является прорыв в восточном направлении на глубину, достаточную для выхода на оперативный простор. 18.00. Хойзингер.
Особенностью боевых действий на тульской земле в начале октября было постоянное использование незначительных сил тульского гарнизона для прикрытия важных стратегических направлений на подступах к городу. Окружение значительных сил Западного и Брянского фронтов привело к тому, что на значительной территории, прикрываемой ранее этими войсками, образовался своеобразный вакуум. Быстро насытить его войсками не могла ни одна из сторон: немецкие войска занимались ликвидацией окруженных армий и для продолжения наступления выделяли лишь небольшие сводные группы, вроде группы полковника Эбербаха, а советское командование просто не имело сил для прикрытия широкой бреши, образовавшейся после окружения войск двух фронтов. Поэтому на прикрытие стратегически важных направлений и рубежей, прежде всего узлов шоссейных и железных дорог выдвигались отдельные отряды, часто сформированные из войск НКВД и истребительных отрядов. Так было и на тульском направлении.
Проведя анализ разведывательных данных и складывающейся обстановки, командование группы армий «Центр» пришло к неутешительному выводу, что при выходе их ударных группировок к целям, близко отстоящим от исходных рубежей группы армий «Центр» в районе Вязьмы, крупные силы Красной армии в связи с их глубокоэшелонированным построением не смогут быть полностью охвачены, а при выходе к далеко отстоящим целям фронт охвата будет, как и до сих пор, недостаточно плотен и в этом случае крупные силы Западного фронта смогут прорваться и выйти, избегнув окружения, которое возможно будет завершить спустя лишь продолжительный срок. А время, имевшееся в распоряжении немцев до наступления зимы, было ограниченно, да и с учетом расстояния от предполагаемых оборонительных позиций войск Западного фронта цели должны быть все-таки более приближены, тем более что немецкая разведка проинформировала свое командование о том, что Красная армия на фронте перед группой армий «Центр» располагала 60 дивизиями и в окрестностях Москвы находились на стадии формирования еще 12 резервных дивизий.
«Я считаю правильным и необходимым немедленно повернуть на юг передовые соединения 1-й танковой группы по достижении ими рубежа Житомир, Бердичев, чтобы отрезать противнику пути отхода в районе Винницы и южнее Буга, и если позволит обстановка, ударом через Буг установить связь с 11-й армией. Второй эшелон 1-й танковой группы должен составить заслон против Киева, избегая при этом штурма города. Если окажется невозможным окружить сколько-нибудь значительную группировку противника западнее Буга, то следует сосредоточить силы 1-й танковой группы и направить их к Днепру юго-восточнее Киева для окружения города. При этом следует обеспечить прочное блокирование Киева, чтобы не допустить прорыва в город каких-либо частей противника с северо-запада».
Форсирование реки и атака итальянских позиций в полосе 197-й сд проходили куда более драматично, чем у соседа. 889-й полк не обеспечил сосредоточение переправочных средств, в результате начал переправу только в 5.00 утра 20 августа. Соответственно против вовремя начавшего наступление 862-го полка оказались сосредоточены основные усилия обороны. По районам переправы велся интенсивный огонь артиллерии, минометов и стрелкового оружия. Один из батальонов 862-го полка поначалу даже залег под плотным огнем. На какое-то время итальянцам удалось сдержать советские атаки упорной обороной ключевой высоты 190,1, господствовавшей над районом форсирования 197-й сд. Атаки с фронта на нее успеха не имели, сопротивление было сломлено обходным маневром и угрозой окружения. Как одну из причин первоначально сравнительно упорного сопротивления дивизии «Сфорцеска» следует назвать отсутствие в рядах атакующих танков, являвшихся наиболее опасным противником для армий союзников Германии.
В чем же была суть новшества? Создание организационной структуры, включающей танки, моторизованную пехоту, артиллерию, инженерные части и части связи, позволяло не только осуществлять прорыв обороны противника, но и развивать его вглубь, отрываясь от основной массы своих войск на десятки километров. Танковое соединение становилось в значительной мере автономным и самодостаточным. Это позволяло ему вести бой с резервами противника, захватывать важные пункты в тылу самостоятельно, не ожидая подхода пехотных дивизий и сопровождающих их полков артиллерии. Взорванный мост на своем пути танковая дивизия могла восстановить с помощью моторизованного понтонного батальона или даже сборного металлического моста. Саперные части дивизии могли снять минные поля, разрушить заграждения. Артиллерия позволяла на равных вести артиллерийскую дуэль с встретившимися на пути резервами противника. Наконец, пехота могла помочь удерживать захваченный в глубине обороны пункт, препятствуя отходу окружаемых корпусов и дивизий или подготавливая плацдарм для дальнейшего наступления. Танковые соединения теперь не просто должны были взломать фронт обороны противника быстрее, чем он подтянет достаточно резервов для «запечатывания» прорыва, они должны были сотрясти всю систему обороны, став средством проведения операции на окружение с решительными целями. Теперь классический «кессельшлахт» (буквально – «котельная битва», операция на окружение) станет визитной карточкой вермахта, повторяясь на разных театрах военных действий по схожей схеме.
Т.о. вырисовывается контур сложной агрегированной операции, полагающей достаточно предсказуемое по целям первоначальное захождение противника, столь важное для обеспечения политического реноме, что понимали Бисмарк и Сталин, и не понимали Наполеон и Гитлер, почему первые побеждали в войнах, вторые в битвах; с достижением решительных стратегических результатов, надолго определяющих перспективу войны на линии и около своей границы. Бросается в глаза одно свойство этого агрегата: ось, центр, фокус событий, вся система мероприятий складывается или разваливается по решению одной начальной задачи – уничтожению Сувалкского выступа. Разгромив здесь германские войска и овладев Сувалками ПрибВО решал главную задачу начального периода войны, освободив ЗапВО для действий на Юго-Запад под основание кооперированных крыльев групп армий «Центр» и «Юг», нацеленных на основание Белостокского выступа и Косой удар по Украине – с этого момента все крупные мероприятия противника становятся перехватываемы, а положение германских армий на линии Буга в условиях нависания мощных группировок советских войск от Белостока и Львова неустойчивым, необеспеченным, позиционно ослабленным; простое методическое наступление советских войск «в линейку» Юго-Западного и Западного фронтов(если не станет способности к другому роду боя) всё время давящих на фланги германского фронта по сходящимся долинам Нарева и Сана вытолкнет их за Вислу(как то случится в 1944 г.); при энергичном прорыве оно чревато окружением 4–5 армий германской стороны в четырёхугольнике рек Висла-Сан-Нарев-Буг, «Мокром мешке»; вот откуда возникло это название.
Итак, противник производил подготовку к началу общего наступления. Наступление должно было начаться без оперативной паузы, частично с ходу немецкие войска должны были прорвать оборону войск Ленинградского фронта. Надо отметить, что уже сам план был малореальным для исполнения. Ведь в обороне войск Красной Армии были не только слабые участки, которые удалось вскрыть немецкой разведке. Были и участки, достаточно хорошо подготовленные к обороне. Тем более что вся 4-й танковая группа на момент 7 сентября была фактически лишена более-менее сильных резервов для развития успеха. Провал наступления на участке любого из корпусов мог серьезно задержать всю операцию или вовсе привести к тому, что придется отказаться от выполнения задач. А это грозило тем, что конечная цель – окружение Ленинграда, овладение им путем уничтожения войск Красной Армии и населения с помощью голода – могла быть не выполнена противником. Теперь все зависело и от стойкости защитников Ленинграда.
Оборонительная доктрина, преобладавшая в Красной Армии, исходила из тактики изматывания противника в позиционных сражениях с последующим переходом в контрнаступление. Но она не учитывала крупные бронетанковые соединения, так называемые танковые клинья, огневую мощь артиллерии и военно-воздушных сил вермахта, способные «проломить» практически любые имеющиеся на то время укрепления и вырваться на оперативный простор с целью охвата противника с флангов с последующим его окружением и разгромом и стратегию немецкого генералитета, делавшего ставку на «молниеносную» войну с прорывом ударных группировок на территорию противника и дальнейшее стремительное продвижение, даже без достаточного обеспечения безопасности своих флангов. Генштаб не был также готов к варианту внезапного, без объявления войны, крупномасштабного вторжения на территорию СССР. Нельзя было определить и сроки начала войны, поскольку они переносились около 10 раз.
Первое – это наличие в районе Вязьмы – Смоленска значительного числа продолжающих сражаться в окружении советских частей, влияющих на положение 4-й полевой и 4-й танковой армий немцев и отвлекающих на себя резервы и подвижные соединения. Эти части в случае соединения с нашими наступающими частями могли замкнуть кольцо окружения вокруг значительной части ГА «Центр». Даже если фон Клюге прямо сейчас начнет выводить свои войска из предполагаемого котла, то все равно немцам очень многое придется оставить, и можно с полной уверенностью говорить об уничтожении 4-й полевой и 4-й танковой армий.
«Основной задачей этой группировки будет окружение и уничтожение армий Южного фронта с выходом на нижнее течение р. Дон […] Действия противника восточнее р. Дон на данном этапе операции маловероятны, т. к. это потребовало бы рассредоточения усилий ударной мотомехгруппировки. Удара на Сталинград следует ожидать после того, как противнику удастся закончить операцию против Южного фронта. Этот удар наиболее вероятен как вспомогательный к главному удару, который противник будет наносить на нижнем течении р. Дон с целью прорыва на Северный Кавказ»[1].
Гитлер требовал, чтобы войска не ограничивались оперативным окружением, а как можно скорее создавали плотное блокадное кольцо. Операция «Блау» должна была начаться наступлением из района южнее Орла в направлении на Воронеж. Советские войска планировалось уничтожить двусторонним охватом танковыми и моторизованными дивизиями, которые должны были захватить Воронеж, причем северное крыло следовало иметь сильнее южного. В ходе наступления пехотные дивизии должны были создать сильный оборонительный фронт между Орлом и Воронежем, тогда как «задача танковых и моторизованных соединений наступая из Воронежа своим левым флангом и опираясь на Дон, продолжать наступление на юг для поддержки второго прорыва, который должен быть произведен из района Харькова на восток. Здесь также первоначальная цель – не вдавливать русский фронт внутрь, а во взаимодействии с наступающими вниз по течению Дона соединениями уничтожить русские войска».
Немцы исходили из того, что война должна быть короткой, как удар молнии («блицкриг»). За две недели польская армия должна быть полностью уничтожена, а страна оккупирована. Этот план строился на широком использовании авиации, и прежде всего пикирующих бомбардировщиков, на которые возлагалась задача «проложить дорогу» подвижным соединениям. ОКХ не использовало танки для усиления пехотных дивизий. Почти вся бронированная техника, способная перемещаться по полю боя, была сосредоточена в пяти корпусах – 14-м, 15-м, 16-м, 19-м и горном. Эти соединения должны были найти слабые места в обороне противника, преодолеть ее сходу и выйти на оперативный простор, выигрывая фланги польских армий. В дальнейшем предполагалось решительное сражение на окружение и уничтожение, причем пехотные корпуса должны были действовать против фронта противника, а подвижные части – атаковать его с тыла.
С конца января начались активные военные действия и на Карпатском фронте (Карпатская операция). Встречное наступление русской и австро-венгерской армий проходило в сложных горных условиях и сопровождалось огромными потерями. Из-за недостатка боеприпасов и бездорожья русской армии не удалось развить и первоначальный успех в Буковине. В марте фланговые операции были приостановлены, так и не обеспечив ни одной стороне стратегической инициативы. Ситуацию могло изменить вступление в войну на стороне Антанты Италии. В соответствии с секретным договором 26 апреля 1915 г. Италия рассчитывала получить после войны южный Тироль, Триест, Истрию, Далмацию, а также ряд турецких провинций. Возможность совместных действий русской, итальянской и сербской армий ставила под угрозу само существование Австро-Венгрии. Для спасения своего союзника в мае 1915 г. немецкое командование осуществило еще одну наступательную операцию в районе Горлицы. Используя все стратегические резервы, германской армии удалось прорвать фронт и развить наступление восточнее Варшавы. Большое значение имело массированное применение минометов, а также химического оружия. Горлицкая операция стала одним из первых опытов широкомасштабного стратегического прорыва укрепленного фронта. Истощенные зимними боями русские войска оставили Галицию, неся тяжелые потери. Командующий Северо-Восточным фронтом генерал Алексеев, чтобы избежать угрозы окружения, начал отвод войск за Неман. В начале августа была оставлена Варшава, в сентябре – Вильно. В октябре линия фронта стабилизировалась. Германская армия контролировала к этому времени уже всю территорию Польши и значительную часть Прибалтики.
После того, как предначертание фюрера об использовании IV танкового корпуса CC под Будапештом было принято к исполнению, требовалось выбрать направление деблокирующего удара. Наступление из района Секешфехервара (так называемый план «Паула») обещало успех ввиду подходящей для использования танков местности. Однако в этом случае требовалось на 900 кубометров больше топлива, а сосредоточение войск задерживалось на пять дней. Вторым вариантом было наступление по кратчайшему расстоянию до Будапешта, практически параллельно руслу Дуная севернее озера Веленце. Этот вариант получил наименование «Конрад». Его основным недостатком была необходимость наступать по лесисто-гористой местности, основным преимуществом – момент внезапности. Каждый день и час промедления работал на советские войска, строившие оборону на внешнем фронте окружения Будапешта. Чем быстрее был бы нанесен удар, тем больше было шансов на сокрушение еще «сырой» обороны. Сам Гудериан был сторонником варианта «Паула», однако его представитель Вальтер Венк и командование группы армий «Юг» стояли за «Конрад».
Но советская разведка не дремала, всячески пытаясь прояснить планы и намерения противника, его группировки, направления ударов, просчитать подходы резервов, вероятные сроки наступления. Для выполнения этих задач в тыл врага забрасывались группы разведчиков. Например, 1 такой отряд во главе с И. Ф. Ширинкиным в сентябре – ноябре 1941 г., преодолев более 70 км по Витебской, Смоленской, Новгородской, Псковской областям, производил разведку и совершал диверсии. Аналогичные разведывательно-диверсионные группы создавались во многих районах СССР для контроля активности противника. Приоритетными для авиации и подразделений разведки Западного фронта были переброски немецких резервов. Например, в сентябре 1941 г. силами разведки удалось установить факт переброски нацистами под Москву 2-й танковой армии, отозванной из-под Ленинграда. В октябре 1941 г. советское командование передвинуло под Москву 490-й радиодивизион для слежения за германской авиацией и заблаговременного предупреждения о возможных налетах на столицу, промышленные и административные объекты. Г. К. Жуков впоследствии вспоминал, что «в начале ноября 1941 г. нам удалось своевременно установить сосредоточение ударных группировок противника на флангах нашего фронта и правильно определить направления главных ударов врага». Кроме того, стало известно о перемещении немцами на Западный фронт еще 10 дивизий. В результате слаженная работа разведгрупп и глубокий тактический анализ военного командования позволили определить планы Германии, касающиеся нового наступления. Разведданные помогли раскрыть замысел немцев по окружению Тулы и предотвратить его, что помешало врагу организовать наступление на Москву с юга.
За 12 суток тяжелых боев противник овладел большей половиной ранее занимаемого группой района. Еще сутки боя и возможен прорыв противника в центр группы и разъединение наших сил. Дальнейший бой в окружении грозит уничтожением живой силы наших войск. В целях сохранения живой силы, качественно высокой боеспособности, просим разрешения выхода из окружения при условии продолжения упорных оборонительных боев.
Окружение и фланкирующие удары долгое время были в центре германской стратегии, как и удары превосходящих сил (пусть только на небольшом участке фронта) по слабым местам обороны противника. Этот постоянный поиск трещин во вражеской броне, выявление возможностей сосредоточить превосходящие силы (в сочетании с фактором неожиданности) на небольших и всегда меняющихся «мягких точках» применялись даже в самых мелких тактических операциях.
Для дальнейшего развертывания Торопецко-Холмской операции Ставкой ВГК 3-й Ударной армии была поставлена оперативная задача – наступление на Витебск и Оршу для окончательного стратегического окружения группы армий «Центр». Кроме этого 3-й Ударной армии следовало ударом от Старой Руссы окружить Демянскую группировку врага и выйти к Холму. На участках Холм, Великие Луки следовало овладеть этими важными опорными пунктами и активными наступательными действиями на запад обеспечить правый фланг армии.
Остановка германских войск на лужском рубеже под Ленинградом, медленное продвижение под Смоленском и на Украине заставили Верховное главнокомандование вермахта внести коррективы в ранее принятый план. 21 августа Гитлер подписал директиву, которая, по мнению Гальдера, имела «решающее значение для всей Восточной кампании». Главной задачей до наступления зимы ставился «не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец[42] и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа». На севере предусматривалось окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками[43]. От группы армий «Центр» требовалось выделить на проведение этой операции такое количество сил, которое обеспечило бы уничтожение 5-й армии Юго-Западного фронта и отражение атак советских войск на центральном направлении.
Остановка германских войск на лужском рубеже под Ленинградом, медленное продвижение под Смоленском и на Украине заставили Верховное главнокомандование вермахта внести коррективы в ранее принятый план. 21 августа Гитлер подписал директиву, которая, по мнению генерала Гальдера, имела «решающее значение для всей Восточной кампании». Главной задачей до наступления зимы ставился «не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец (Северский Донец. – Авт.) и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа». На севере предусматривалось окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками[133]. От группы армий «Центр» требовалось выделить на проведение этой операции такое количество сил, которое обеспечило бы уничтожение 5-й армии Юго-Западного фронта и отражение атак советских войск на центральном направлении.
4 августа Буденный в своем боевом донесении в Ставку Верховного главнокомандования сообщал: «Над правым флангом и тылом Южного фронта с севера нависает противник на фронте протяжением 110–120 км от Кировограда до Первомайска включительно. Чтобы парировать угрозу охвата и окружения, нужны подвижные резервы, которых нет. Вновь формируемые дивизии еще не готовы и значительно удалены от решающего района событий. Единственной силой, которая ведет борьбу с обходящим противником и задерживает его продвижение, является авиация. Однако ее также недостаточно. Выделенные Ставкой на усиление три авиаполка еще не прибыли. К тому же дождливая погода с 1 августа крайне ограничила действия авиации. В подобной обстановке считаю, является своевременным решить вопрос, во-первых, о дальнейшей задаче Южного фронта и, во-вторых, об организации обороны по реке Днепр». С.М. Буденный просил: «Разрешить Южному фронту начать отход на рубеж Знаменка, река Ингул, Николаев, поручив оборону Одессы Приморской армии», «дать указание Черноморскому флоту организовать и прикрыть коммуникации Южного фронта и Приморской армии по морю», «для обеспечения отхода войск Южного фронта выделить дополнительно два штурмовых авиаполка»[69].
Превосходство германской стороны в авиации приводило к тому, что немцы быстро устраняли допущенные вначале ошибки. Определяя участок, на котором налицо была наибольшая концентрация русских сил, они собирали собственные для контрудара. Узкие участки прорыва делали наступавшие глубокие порядки русской пехоты идеальной целью для вражеской артиллерии. Первая линия обороны использовалась лишь для того, чтобы максимально ослабить наступавшие войска. При необходимости ее оставляли, но только в случаях, когда оборонявшимся войскам угрожало окружение. Удержаться на этих полуразрушенных позициях было весьма сложно. Окапываться заново также было практически невозможно из-за погодных условий71. Использование тяжелой артиллерии иногда приводило к неожиданным результатам. «Некоторые части пехоты, – вспоминал генерал-майор Е. З. Барсуков, – иногда даже упрекали свою артиллерию за то, что она подвергала неприятельские укрепления излишнему разрушению, вследствие чего нельзя было в них закрепиться»72.
Таким образом, достаточно распространенное в литературе мнение, что с самого начала Паулюс планировал сражение на окружение в большой излучине Дона со смыканием «клещей» в районе Калача, представляется недостаточно обоснованным и противоречащим оперативным документам 6-й армии. Этому противоречит даже распределение средств усиления (для сражения на окружение понтонно-мостовые колонны в таких количествах не нужны). План 6-й армии на начало Сталинградской битвы можно охарактеризовать как «кавалерийский наскок» – быстрый прорыв к городу на Волге через Дон. Объяснить это можно тем, что с точки зрения штаба 6-й армии она находилась на внешнем фронте окружения под Миллерово, серьезного сопротивления позади окруженных армий Юго-Западного фронта не ожидалось.
Указанные положения начинали появляться и в уставных документах. Так, в Полевом уставе 1936 года, отразившем в своих положениях по отношению к Полевому уставу 1925 года возросшие возможности ВВС Красной армии по взаимодействию с наземными войсками, они формулировались следующим образом: «Авиационные соединения, помимо самостоятельных операций, действуют в тесной оперативно-тактической связи с общевойсковыми соединениями, выполняют задачи по поражению колонн и скоплению войск и боевых средств противника…»[10] Взаимодействие с наземными войсками командованию предписывалось осуществлять главным образом силами штурмовой, легкобомбардировочной и истребительной авиации. В том же уставе конкретизировались задачи для этих родов авиации с требованием применения авиагруппы (АГ) боевой авиации «в период развития боя с целью задержки подходящих резервов противника и поражения его частей, пытающихся прорваться из окружения»[11].
В точности это и произошло в действительности. Исключением, возможно, были действия отрядов 2-й бригады, не позволившие (по мнению Я.М. Ларионова) XX немецкому корпусу быстро форсировать реку Ангерап (Ангерапп), что привело бы к окружению и армии Ренненкампфа. Справедливости ради, некоторые оценки русского генералитета немцами не нашли подтверждения. Немцы тоже допускали промахи (например, их артиллерия не раз обстреливала свои же войска) и несли серьезные потери, но смогли переломить ход операции и добиться победы, хотя и не сразу. И в 1915 г. характерна их постоянная забота о связи – наведение телефонных сетей, перемещение радиостанций и штабов за наступающими войсками.
Трудности ведения боевых действий Вооруженными Силами НПВ усугублялись тем, что в предвоенные годы в советской военной теории были слабо разработаны вопросы подготовки и проведения стратегических оборонительных операций, организации и осуществления отхода армий и фронтов, ведения боевых действий в окружении и выхода из него. Оборона рассматривалась как вынужденный и временный вид военных действий, которые Советские ВС могли применять при невыгодной военно-политической обстановке и неблагоприятном соотношении сил в ходе наступления. Считалось, что оборонительные действия найдут применение лишь в оперативно-тактическом масштабе.
Таким образом, в ситуации стратегического отступления противника, дополненного последовательным разорением местности и активными действиями многочисленной русской иррегулярной конницы, шведская армия оказалась в сложной оперативно-стратегической обстановке. Положение шведов характеризовалось, во-первых, постоянным сокращением численности личного состава; во-вторых, затруднениями с получением основных предметов снабжения, фуражировкой и сбором запасов продовольствия; в-третьих, отсутствием полных и достоверных сведений о противнике при невозможности скрыть собственные передвижения, что позволяло русским блокировать шведские маневры. В это время, в момент отказа от дальнейшего продвижения на Москву через Смоленск и поворота в Северскую землю Украины, шведское командование должно было адекватно оценить ситуацию и принять решение об изменении стратегического плана кампании. Однако продолжение упорного поиска дороги к Москве при четком осознании малочисленности людских и материальных ресурсов показывает, по мнению В. Молтусова, что дальнейшие военные операции шведов приобрели авантюристический характер[103]. Таким образом, целенаправленно примененная русскими стратегия «истощения» и окружения противника завесой иррегулярной конницы привела к тому, что шведы не добились поставленной цели, но шведское командование, то есть прежде всего король Карл XII, приняло стратегически ошибочное решение о продолжении ведения кампании по той же схеме, вследствие чего в ходе военных действий наступил перелом в пользу русской стороны.
Таким образом, корпус СС должен был выполнить три задачи: во-первых, прорвать первый армейский рубеж обороны на всю глубину, во-вторых, параллельно с прорывом оказывать частями левого фланга давление на советские войска, оборонявшиеся по р. Ворсклица (153 гв. сп 52 гв. сд), и тем самым содействовать 48 тк в их окружении. И, наконец, двум его дивизиям во второй половине дня (согласно плану) предстояло преодолеть второй армейский оборонительный рубеж и выйти на прохоровское направление, к излучине реки Псёл. Кроме того, командиры дивизий СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Дас райх», вошедшие в ударную группу 2 тк СС получили приказ: при благоприятном развитии событий форсировать реку, создать плацдарм на правом берегу для дальнейшего наступления на северо-восток и параллельно атаковать ст. Прохоровка.
Против трех оборонительных рубежей в Центральной Финляндии действовала русская 9-я армия в составе 3 стрелковых дивизий, наступавшая в направлении Ботнического залива с задачей прорезать Финляндию посередине. Маннергейму пришлось перебросить часть своих резервов с юга страны на север. Он разработал и применил здесь особую тактику: расщепление сил противника, окружение и организация небольших котлов, уничтожение заключенных в котел частей. Применяя эту тактику, полковник (впоследствии генерал) Талвела, имея семь финских батальонов и четыре артиллерийские батареи, в ходе десятидневного сражения под Толваярви[32] разбил советскую 139-ю дивизию и тем самым предотвратил широкомасштабное окружение финских сил.
Русскому командованию удалось лишь остановить передовые немецкие отряды с помощью всех имевшихся под рукой резервов, в том числе отдельных батальонов, отрядов народного ополчения и милиции. Единые мероприятия крупного масштаба не установлены. Боевая мощь русских была весьма различной. В то время, как силы, действовавшие по обе стороны Вязьмы, казались измотанными в ходе многонедельных атак в направлении Смоленска, войска противника под Брянском и южнее оказали упорное сопротивление и после окружения предпринимали сильные попытки прорыва на восток.
«Вяземская операция (2–13 октября 1941 г.) была одной из самых напряженных и тяжелых на дальних подступах к Москве. В августе – сентябре в центре советско-германского фронта противник перешел к жесткой обороне и накапливал силы для решающего удара на столицу. Мы тоже восстанавливали боеспособность войск, получали пополнение и изучали опыт летних боев. Командующий Западным фронтом Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко не оставлял мысли освободить Смоленск от фашистов и разгромить смоленскую группировку врага. Весь август и половину сентября армии Западного фронта, обороняясь частью сил, вели наступательные бои. В этих боях наибольшего успеха добилась 19-я армия генерал-лейтенанта И. С. Конева, которая продвинулась на запад до 20–25 км, уничтожила 4000 вражеских солдат и офицеров и взяла в плен 100 человек, захватила 94 орудия разных калибров, 86 танков и сбила 7 самолетов. Она помогла выйти из окружения более 1500 красноармейцам и командирам с большим обозом. Не менее успешно вели боевые действия части 24-й армии генерал-майора К. И. Ракутина. Они освободили Ельню, нанеся большой урон противостоящему противнику. Однако эти бои показали, что имеющимися силами и средствами наступать бесполезно, так как части и соединения после Смоленского сражения (см. ВИЖ 1979 № 7) еще не успели пополниться (в полках насчитывалось от 300 до 400 человек). Пополнение приходило необстрелянное и не всегда в должной мере обученное. Снарядов и мин подвозилось мало. Противник перед войсками фронта строил оборону, создавая ротные опорные пункты с большими промежутками между ними, которые брались под перекрестный минометный и пулеметный огонь. На главных направлениях нашего наступления он закапывал танки в землю, используя их как неподвижные огневые точки, широко проводилось противопехотное и противотанковое минирование местности.
Так же следует действовать и в ночное время, но при большем сближении с противником и с проявлением большей дерзости, ибо в этих условиях окружение осуществить значительно труднее. Ночное время – это другой важный фактор в действиях партизанского отряда, благоприятствующий продвижению отряда к позициям, предназначенным для атаки, и операциям на территории недостаточно знакомой, где существует опасность доноса о действиях партизан. Конечно, небольшая численность отряда вынуждает проводить всегда неожиданные налеты на противника. В этом огромное преимущество, которое позволяет партизанам нанести урон противнику, не имея потерь в собственных рядах. А ведь в бою, где с одной стороны участвует сто человек, а с другой – десять, потери для каждой из сторон будут не одинаково чувствительны. Противник может быстро восстановить свои потери, причем один потерянный солдат соответствует в данном случае всего лишь одному проценту, партизанскому отряду требуется больше времени для восстановления сил, потому что каждый его солдат более ценен и составляет десять процентов.
Объективно говоря, 48-я дивизия вполне могла избежать окружения. Но Корнилов, не имея информации от соседей, неправильно оценил обстановку. Вместо того чтобы быстрее выполнить полученный приказ, он предавался иллюзиям о переходе в наступление во фланг группировки противника, теснившей части соседней 49-й дивизии. Тем временем бригада 2-го германского корпуса, используя отход 49-й дивизии, уже заняла господствующие высоты на путях отхода частей 48-й пехотной дивизии.
Хотя тридцать процентов земной поверхности представляют собой сушу, значительная ее часть не подходит для военных действий. Крупномасштабная война на суше в том виде, как она осуществляется так называемыми цивилизованными странами, характеризуется действиями многомиллионных армий на обширных фронтах. Такие армии могут противостоять друг другу в течение многих лет подряд при условии их нормального материально-технического обеспечения и поставок необходимого вооружения. Целью войны является нанести поражение и уничтожить или пленить неприятельскую армию; а методы ведения предполагают прорыв обороны противника и окружение, чему часто предшествует истощение сил. В современной войне, базирующейся на научно-техническом прогрессе, истощение сил может наступить очень быстро, как только одна из держав прошла пик своей мощи, после которого исход войны решается скоростью расходования резервов. Организация интенсивного снабжения, которая так нужна для всех современных крупномасштабных операций, зависит от страны и от густоты и состояния транспортной сети: железных дорог, автомагистралей, водных путей. Обслуживание коммуникаций требует множества людей и большого расхода топлива. В чисто континентальных военных конфликтах, участниками которых являются страны, достигшие полной автаркии, может оказаться, что и наступательные операции, и снабжение войск осуществляются исключительно по суше, как, например, в захватнических войнах Чингисхана или в австро-германской войне 1866 г. Но австро-итальянский конфликт, возникший одновременно с австро-германской войной, включал операции на море (сражение у острова Лисса). С тех пор не было такой войны, в которой море не составляло бы ее часть в качестве поля сражения или средства коммуникации.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я