Корпус (военное дело)

  • Корпус (от лат. corpus «тело, единое целое») — форма организации войск в оперативном звене, принятая в вооружённых силах многих государствах.

    В зависимости от исторического этапа корпус являлся штатным оперативно-тактическим (высшим тактическим) объединением либо соединением.

    Также термин «корпус» в военном деле может иметь иные значения.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Армейский корпус (АК) — формирование, постоянное оперативно-тактическое объединение (корпус) в сухопутных войсках вооруженных сил различных государств, основу которого составляют моторизованные стрелковые (стрелковые, пехотные, моторизованные пехотные) соединения (дивизия, бригада), части и подразделения других войск.
Воздушно-десантная дивизия (устаревшее — Парашютная дивизия) — основное общевойсковое оперативно-тактическое соединение воздушно-десантных войск (ВДВ). Предназначена для действий в тылу противника для дезорганизации снабжения войск противника, дезорганизации его обороны и обеспечения наступления основных сил.
Брига́да (фр. brigade — отряд, команда) — формирование, наименьшее тактическое соединение в вооружённых силах многих государств.
Дивизия (от лат. divisio — деление, разделение) — основное тактическое соединение в вооруженных силах многих государств. Присутствует практически во всех видах вооружённых сил и родах войск и предназначена для выполнения боевых задач.
Полк — формирование (воинская часть) основная тактическая и административно-хозяйственная единица в вооружённых силах многих государств. По составу занимает промежуточное место между батальоном и бригадой. Встречается практически во всех видах вооружённых сил, родах войск и специальных войсках. Предназначен для выполнения боевых задач в составе соединения а также самостоятельного ведения боевых действий.

Упоминания в литературе

Что касается танковых армий, то в конце января 1943 года состоялось специальное заседание ГКО, посвященное выработке положений об их формировании. Предварительно по этому вопросу были заслушаны мнения некоторых видных военачальников. Все сошлись на том, что из танковых армий необходимо прежде всего изъять немоторизованные стрелковые дивизии и организационно выделить их танковое ядро. Таким образом, танковые армии должны были иметь в своем составе, как правило, два танковых и один механизированный корпуса, зенитно-артиллерийскую дивизию, гвардейский минометный, гаубичный артиллерийский, истребительно-противотанковый и мотоциклетный полки. В качестве частей обеспечения предусматривались полк связи, авиационный полк связи (самолеты По-2), инженерный батальон, автомобильный полк и два ремонтно-восстановительных батальона. К тыловым частям и учреждениям относились подразделения и части обслуживания полевого управления армии, продовольственные, обозно-вещевые, медицинские и химические учреждения, органы артиллерийского снабжения, снабжения ГСМ, а также части по сбору, приему и эвакуации трофейного имущества. Однако следует отметить, что состав танковых армий определялся приказами на их формирование и был неодинаковым. Так, например, из 64 наступательных операций, проведенных танковыми армиями указанного выше состава, в 32 случаях они действовали в двухкорпусном составе. Только одна танковая армия (3-я гвардейская) в ходе всей войны имела три корпуса.
В декабрьской операции Воронежский фронт получил на усиление 8-ю артиллерийскую дивизию, которая была придана 6-й армии. В этой операции С.С. Баренцевым был получен первый серьезный боевой опыт применения крупных артиллерийских соединений[60]. В связи с восстановлением корпусного уровня управления в этой операции в стрелковых корпусах появляются артиллерийские группы. В 15-м стрелковом корпусе 6-й армии, наносившем главный удар, была создана корпусная группа артиллерии дальнего действия (АДД). В армии такой группы не создавали, поэтому приданная армии 8-я артиллерийская дивизия была целиком передана на усиление корпуса. Корпусная группа АДД состояла из трех пушечных полков и артиллерийского разведывательного дивизиона.
Большинство армий выдвигались налегке, представляя собой фундаментальную базу для прибытия и тайного развертывания обеспечения вооружением и боеприпасами к 5 июля 1941 года. Основными объединениями эшелона были 16-я армия, в составе которой было более 1000 танков и Отдельная 57-я танковая дивизия под командованием полковника В. А. Мишулина, которая находилась в оперативном подчинении командарма-16 генерала М. Ф. Лукина. В этой дивизии было 200 танков, а при полном укомплектовании армия должна была иметь 1340 танков. Еще более мощной была 19-я армия генерала Конева, также передислоцированная с Северного Кавказа. Она состояла из четырех корпусов, включая 1 механизированный – 26-й. Вскоре в распоряжение генерала Конева поступил и 25-й механизированный корпус. А 34-й корпус, входивший в состав 19-й армии, возглавил личный порученец маршала Ворошилова генерал-лейтенант Р. П. Хмельницкий, который имел в своем составе 4 стрелковые и 1 горнострелковую дивизию; а также шесть отдельных тяжелых артиллерийских полков.
Кто был автором идеи создания танковых армий на Сталинградском фронте, пока неясно. Самым ранним документом, обнаруженным автором, в котором озвучивается эта идея, является шифровка Федоренко Сталину от 17 июля 1942 г. Он пишет: «[В] районе Сталинграда крайне необходимо создать одну танковую армию [в] составе: трех танковых корпусов, одной отдельной танковой бригады, двух стрелковых дивизий, двух полков ПТО, двух полков ПВО»[13]. Предполагаемым сроком готовности танковой армии Федоренко предлагал назначить 1 августа. Такой срок формирования был относительно реалистичным, особенно с учетом того, что управление танковой армии предлагалось развернуть на базе управления одной из общевойсковых армий бывшего Юго-Западного фронта. Предложение Федоренко было достаточно разумным. Трехкорпусной состав танковой армии с отдельной танковой бригадой стал фактически стандартом Красной Армии заключительного периода войны в 1945 г. Отказались в 1944–1945 гг. от включения в состав танковых армий стрелковых дивизий, была найдена замена в лице механизированных корпусов с сильной мотопехотной составляющей. Также с самого начала Федоренко заложил в состав танковой армии отдельную танковую бригаду для решения частных задач без раздергивания танковых корпусов. Отдельная танковая бригада в прямом подчинении командарма станет неотъемлемой частью танковой армии в 1944–1945 гг.
Условия формирования в Хойберге соответствовали условиям в Мюнзингене, лишь сдерживающие трудности проявлялись теперь в еще большей мере. Относительно гладко происходило только кадровое комплектование. Дивизия имела в своем распоряжении целый ряд добровольческих формирований [154] – 427-й, 600-й, 642-й, 667-й, 851-й русские батальоны, 3-й батальон 714-го русского гренадерского полка, 851-й саперно-строительный батальон и другие[25]. 621-й русский артиллерийский дивизион с Западного фронта, которым командовал руководитель штаба формирования, кавалер Рыцарского креста майор Кейлинг [155], взял на себя кадровое и материальное формирование артиллерийского полка. Кроме того, в личный состав дивизии были включены многочисленные добровольцы непосредственно из лагерей военнопленных. Офицерский корпус пополнился большей частью за счет курсантов 1-го курса вновь созданной офицерской школы РОА. Однако, несмотря на все усилия, немецкому штабу по формированию больше не удалось предоставить дивизии причитающееся оснащение, особенно тяжелое оружие, специальное снаряжение и транспортные средства. Правда, в Хойберг уже поступили современные советские пушки-гаубицы калибра 122 мм для вооружения артиллерийского полка, однако часть из них пришлось вновь уступить по соответствующему требованию группы армий «Г» [156]. Поэтому, когда 2-я дивизия РОА 19 апреля 1945 г. покинула учебный военный лагерь, она имела необходимую боевую структуру, но была оснащена оружием лишь частично [157]. По распоряжению генерал-майора Зверева был преимущественно вооружен полевой запасной батальон – в качестве гвардейского батальона, противотанковый дивизион обладал противотанковыми реактивными гранатометами типа «Панцершрек», но гренадерские полки имели лишь ручное огнестрельное оружие и частично пулеметы. В конце апреля командующий группой армий «Юг», генерал-полковник д-р Рендулич еще хотел поставить дивизии недостающее вооружение по месту дислокации к северу от Будвайса [ныне Ческе-Будеёвице, Чехия. – Прим. пер.], но сделать это тем временем больше не было возможности.

Связанные понятия (продолжение)

Мотострелковая дивизия (Механизированная дивизия, Мотопехотная дивизия) — тактическое соединение механизированной пехоты, составляющее основу сухопутных войск в вооружённых силах многих государств.
Список общевойсковых армий РККА (1941—1945) вооружённых сил Советского Союза, которые принимали участие в боевых действиях во время Великой Отечественной войны (Второй мировой войны).
Армия — оперативное объединение, в состав которого входит несколько соединений и отдельных частей различных родов войск и специальных войск. Предназначено для решения оперативных задач.
Воздушно-десантные войска СССР — род войск Вооружённых Сил СССР, предназначался для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника и выполнения...
Дивизия ПВО — основное тактическое формирование (соединение, дивизия) войск противовоздушной обороны (ПВО) РККА в ВС СССР.
Воздушно-десантные войска (ВДВ) — самостоятельный род войск вооруженных сил, предназначенный для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника...
Организация войск (Организация сил) — структура вооружённых сил в целом и воинских формирований, обеспечивающее оптимальное сочетание их состава и численности, количества и видов вооружения и военной техники для поддержания высокой боевой готовности и способности успешно вести боевые действия.
Та́нковые войска́ Вооружённых Сил СССР — род войск в Сухопутных войсках Вооружённых Сил СССР, существовавший с 1929 по 1991 год.
Танковая бригада, Отдельная танковая бригада — тактическое формирование (бригада, соединение) танковых (автобронетанковых, бронетанковых, механизированных и так далее) войск (сил), в некоторых видах вооружённых сил, некоторых государств мира.
Танковая армия (ТА) — формирование оперативное (объединение, армия) танковых войск (ТВ), сухопутных войск (СВ), вооружённых сил государства, предназначенная для выполнения оперативных, ранее (Великая Отечественная война) стратегических задач (ведения операций), то есть ведения военных (боевых) действий.
Кавалерийский корпус (кк, кавкорпус) — оперативно-тактическое объединение конницы РККА постоянного или временного состава в РККА во время Гражданской и Великой Отечественной войны.
Отдельный танковый батальо́н (отб) (от фр. Bataille — битва, бой, сражение) — отдельное формирование (воинская часть), тактическая единица танковых войск в составе вооружённых сил многих государств.
Индийская армия (хинди भारतीय थलसेना) — один из трёх видов Вооружённых сил Индии, предназначенный для ведения боевых действий преимущественно на суше. Являются наиболее многочисленным и разнообразным по вооружению и способам боевых действий видом Вооруженных сил Индии. Предназначены для отражения агрессии противника на континентальных театрах военных действий, защиты территориальной целостности и национальных интересов Индии.
Запа́сные армии (ЗапА, ЗА) — войсковые формирования (объединение, Армия), предназначенные для подготовки стратегических резервов и пополнений; существовали в Красной Армии в 1919 — 1921 годах.

Подробнее: Запасная армия
Южная группа войск (ЮГВ) — оперативно-стратегическое объединение Вооружённых Сил СССР, временно расквартированное на территории Болгарии и Румынии (1945—1947) и Венгрии (24.11.1956—19.06.1991).
Армия (общевойсковая, полевая) (А) — формирование (оперативное объединение) сухопутных войск (сухопутных сил) вооружённых сил (ВС) государства, предназначается для ведения операций в составе фронта или самостоятельно, на отдельном операционном направлении (в этом случае именуется «отдельной армией» (ОА).
81-я отдельная аэромобильная бригада (укр. 81-а окрема аеромобільна бригада, 81 оамбр, в/ч А0284) — воинское соединение, входящее в состав Десантно-штурмовых войск Вооруженных сил Украины. Базируется в г. Константиновка.
Воздушно-десантная армия (сокращённо — ВДА) — объединение воздушно-десантных войск встречавшееся в вооружённых силах государств в прошедших исторических этапах.
Королевский бронетанковый корпус (англ. Royal Armoured Corps), сокращённо RAC — род войск Британской армии (сухопутных войск Великобритании), соответствующий бронетанковым войскам.
Артиллерийская дивизия прорыва — артиллерийское соединение (артиллерийская дивизия) резерва Верховного Главнокомандования, в Красной Армии ВС СССР, во время Великой Отечественной войны и после неё.
Зенитная пулеметная дивизия ПВО (зенпулд ПВО) — тактическое формирование (соединение, дивизия) войск противовоздушной обороны (ВПВО), состоящее из управления (штаба), частей и подразделений вооружённых сил государства.
Род войск (сил) — составная часть вида вооружённых сил государства, включающая воинские формирования, которые имеют свойственные только им основное вооружение и военную технику, а также способы их применения.
Краснознамённый Белорусский военный округ (БВО) — военный округ Вооружённых Сил СССР.
Та́нковые войска́ (силы) — род войск сухопутных сил (войск) вооружённых сил многих государств, основным вооружением которого является танк.
Конная армия (КА) (ист.) — оперативно-стратегическое объединение Красной Армии (РККА), крупное подвижное формирование вооружённых сил (ВС) РСФСР.
Сапёрная армия — формирование инженерных войск Красной Армии ВС СССР, в начальный период Великой Отечественной войны (1941 — 1942 годов.).
1-я отдельная гвардейская бригада минёров РГК (Гвардейская бригада минёров РГК) — формирование (соединение, гвардейская бригада) инженерных войск Красной Армии, существовавшая во время Великой Отечественной войны, находилась в Резерве Главного командования (РГК) Вооружённых Сил СССР.
Особый корпус — особое соединение Советской Армии ВС СССР, дислоцировавшееся на территории Венгрии с 1955 года по 1956 год (до образования Южной группы войск).
Уда́рная армия (УА) — войсковое объединение РККА, в составе Вооружённых сил СССР, во время Великой Отечественной войны.
Моторизованная инженерная бригада — форма организации инженерных войск Красной Армии во время Великой Отечественной войны. Существовало два типа моторизованных инженерных бригад, которые различались штатной структурой, предназначением и возможностями. В военной литературе и боевых документах для обозначения бригады применялись сокращения «мибр», «минжбр».
Кавалерийская армейская группа — воинское объединение Советских Вооружённых Сил.
Отдельная механизированная армия — отдельное объединение Советской Армии ВС Союза ССР, дислоцировавшееся на территории Румынии, с 1947 года до 1958 год.
Тактическая группа, ТГр — специальный военный термин означающий временное (сводное) формирование сухопутных войск, созданное на период выполнения боевой (учебной) задачи путём усиления роты, батальона, полка, бригады подразделениями, не предусмотренными их организационно-штатной структурой.
Инженерная бригада РВГК — форма организации инженерных войск Резерва Верховного Главнокомандования существовавшая в Красной Армии во время Великой Отечественной войны, а в послевоенный период — ракетных соединений, вплоть до создания ракетных войск стратегического назначения.
Моторизованная пехота (Мотопехота) — разновидность пехоты, оснащённая колёсной и гусеничной техникой для повышения её мобильности.
Го́рные войска́ — специально обученные стрелковые (пехотные), артиллерийские, инженерные и прочие соединения и части вооружённых сил государств, предназначенные для ведения боевых действий в горной местности.
Пехотная дивизия (нем. Infanterie-Division) — комбинированное армейское соединение вермахта.
Инженерная бригада специального назначения РВГК — существовавшая во время Великой Отечественной войны в Красной Армии форма организации инженерных войск Резерва Верховного Главнокомандования. Предназначалась для минирования и разминирования, установки управляемых минных полей, телефугасов, электризуемых заграждений, а также снабжения войск электроэнергией. В военной литературе и боевых документах для обозначения бригады применялось сокращения ибрСН.
Гвардейская армия — гвардейское оперативное формирование (объединение, армия) РККА Вооружённых Сил СССР (ВС СССР) во время Великой Отечественной войны и в послевоенный период, так же на данный момент имеются и в ВС России.
Пулемётная команда — вооружённое пулемётами подразделение в пехотных и кавалерийских частях Вооружённых сил Российской империи и Рабоче-крестьянской Красной армии.
Танковая учебная дивизия (Бронетанковая дивизия «Леер») (нем. Panzer-Lehr-Division) — танковая дивизия вермахта, сформированная в начале 1944 года во Франции. В русскоязычной литературе иногда также называется «учебно-танковой».
Отдельная рота фугасных огнемётов, Отдельная фугасно-огнемётная рота (ОРФО) — штатное формирование (воинская часть, отдельная рота) РВГК, существовавшее в химических войсках Красной армии (РККА), во время Великой Отечественной войны.
Штурмовая авиационная дивизия (шад) - основное оперативно-тактическое формирование (соединение) штурмовой авиации Военно-воздушных сил и Военно-морского флота, состоящее из управления (штаба), частей и подразделений.
553-й артиллерийский полк (553-й ап) — воинское формирование Вооружённых Сил СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне.
Автомобильный и танковый отряд (Автотанковый отряд) — воинская часть броневых сил РККА, первое отдельное войсковое формирование броневых сил РККА, имевшее основным вооружением танки.

Упоминания в литературе (продолжение)

Кто был автором идеи создания танковых армий на Сталинградском фронте, пока не ясно. Самым ранним документом, обнаруженным автором, в котором озвучивается эта идея, является шифровка Федоренко Сталину от 17 июля 1942 г. Он пишет: «[В] Районе Сталинграда крайне необходимо создать одну танковую армию [в] составе: трех танковых корпусов, одной отдельной танковой бригады, двух стрелковых дивизий, двух полков ПТО, двух полков ПВО»[33]. Предполагаемым сроком готовности танковой армии Федоренко предлагал назначить 1 августа. Такой срок формирования был относительно реалистичным, особенно с учетом того, что управление танковой армии предлагалось развернуть на базе управления одной из общевойсковых армий бывшего Юго-Западного фронта. Предложение Федоренко было достаточно разумным. Трехкорпусной состав танковой армии с отдельной танковой бригадой стал фактически стандартом Красной армии заключительного периода войны в 1945 г. Отказались в 1944–1945 гг. от включения в состав танковых армий стрелковых дивизий, была найдена замена в лице механизированных корпусов с сильной мотопехотной составляющей. Также с самого начала Федоренко заложил в состав танковой армии отдельную танковую бригаду для решения частных задач без раздергивания танковых корпусов. Отдельная танковая бригада в прямом подчинении командарма станет неотъемлемой частью танковой армии в 1944–1945 гг.
Кто был автором идеи создания танковых армий на Сталинградском фронте, пока не ясно. Самым ранним документом, обнаруженным автором, в котором озвучивается эта идея, является шифровка Федоренко Сталину от 17 июля 1942 г. Он пишет: «[В] Районе Сталинграда крайне необходимо создать одну танковую армию [в] составе: трех танковых корпусов, одной отдельной танковой бригады, двух стрелковых дивизий, двух полков ПТО, двух полков ПВО»[40]. Предполагаемым сроком готовности танковой армии Федоренко предлагал назначить 1 августа. Такой срок формирования был относительно реалистичным, особенно с учетом того, что управление танковой армии предлагалось развернуть на базе управления одной из общевойсковых армий бывшего Юго-Западного фронта. Предложение Федоренко было достаточно разумным. Трехкорпусной состав танковой армии с отдельной танковой бригадой стал фактически стандартом Красной армии заключительного периода войны в 1945 г. Отказались в 1944–1945 гг. от включения в состав танковых армий стрелковых дивизий, была найдена замена в лице механизированных корпусов с сильной мотопехотной составляющей. Также с самого начала Федоренко заложил в состав танковой армии отдельную танковую бригаду для решения частных задач без раздергивания танковых корпусов. Отдельная танковая бригада в прямом подчинении командарма станет неотъемлемой частью танковой армии в 1944–1945 гг.
Полностью была пересмотрена организационно-штатная структура всех родов войск. Еще летом 1939 г. в приграничных военных округах началось формирование общевойсковых армий, каждая из которых должна была включать несколько стрелковых корпусов, механизированный корпус, авиационную дивизию и ряд армейских частей. Но слаженность их оставалась низкой, а комплект армейских частей не в полной мере соответствовал своему назначению. С учетом опыта применения во французской кампании вермахтом крупных танковых и механизированных соединений в Советском Союзе с июня 1940 г. начинают формировать 9 механизированных корпусов, причем в каждом предполагалось иметь 1031 танк.
Низшей формой существования танков были отдельные танковые полки. Они предназначались для непосредственной поддержки пехоты и подчинялись общевойсковым командирам. По штату отдельный танковый полк насчитывал 21 танк. B 1945 г. это чаще всего были Т-34-85. B том же формате существовали тяжелые танки ИС-2. Однако части, вооруженные ИСами, назывались отдельными тяжелыми танковыми полками (оттп), и с момента формирования им присваивалось гвардейское звание. По штату полк насчитывал 21 ИС-2 и 374 человека личного состава. Первая задача полков ИСов была аналогична обычным отдельным танковым полкам – непосредственная поддержка пехоты. Отдельные гвардейские тяжелые танковые полки чаще всего были средством РГК, придававшимся стрелковым соединениям на направлении главного удара. Второй задачей полков на ИСах была поддержка механизированных соединений. Здесь они решали задачу борьбы с тяжелой бронетехникой противника. Фактически в СССР была реализована предложенная немцами в мае 1941 г. для «Тигров» схема «стержня» танковых дивизий. Многие советские танковые и механизированные корпуса получили такой «стержень» – полк ИСов.
16 августа 1-я танковая дивизия заняла станцию Волосово, в 40 км к юго-западу от Красногвардейска, практически не встречая сопротивления. Дальнейшее продвижение ограничивалось в большей степени состоянием дорог и транспорта соединений. 1-я и 6-я танковые дивизии, 36-я моторизованная дивизия достигли района юго-западнее Красногвардейска 21 августа и перешли к обороне на 150-километровом фронте. Так XXXXI моторизованный корпус выполнил типовой маневр «блицкрига» – рывок в глубину и переход к обороне с целью защиты достигнутого рубежа. Большая часть подвижных соединений перешли к обороне фронтом на север. Кроме того, 8-я танковая дивизия была развернута в тыл лужской группировки советских войск. В Красногвардейском УРе к тому моменту находились 2-я и 3-я гвардейские дивизии народного ополчения. Звание гвардейских им было присвоено авансом по инициативе А.А. Жданова и К.Е. Ворошилова. Они были сформированы из рабочих Ленинграда, попросившихся добровольцами на фронт. Квалифицированные, получившие специальное образование промышленные рабочие действительно были в какой-то мере элитой, гвардией государств XX столетия. Объединены оборонявшие Красногвардейский УР части управлением 42-й армии. Последняя была сформирована в рамках отказа от корпусных управлений по директиве Ставки Верховного командования от 15 июля 1941 г. Основой для армейского управления в данном случае стало управление 50-го стрелкового корпуса. Возглавил армию генерал-майор В.И. Щербаков.
В своем докладе я отметил и структурную реорганизацию Красной Армии. Она была связана с большими потерями, понесенными боевыми частями, нехваткой имеющих боевой опыт офицеров и низкой боевой подготовкой вновь сформированных дивизий. К числу организационных изменений относилось прежде всего введение вновь танковых корпусов, которые в своем большинстве состояли из 3-4 танковых и 1 моторизованной бригады. До поздней осени 1941 года советское военное командование использовало танки не в составе танковых дивизий, а лишь как средство непосредственной поддержки пехоты.
Командование ЗапФ сосредоточило в полосе 11-й гв. А почти 60 процентов реактивной артиллерии фронта – 20 дивизионов, для управления которыми был специально создан штаб армейской оперативной группы гвардейских минометных частей. Организация взаимодействия реактивной артиллерии со стрелковыми соединениями предусматривала разделение группы на три части – по числу стрелковых корпусов, которым они переподчинялись сразу же с развертыванием боев в глубине обороны. 16-му гвардейскому стрелковому корпусу, наносившему главный удар, были приданы два гвардейских минометных полка, а 8-му и 36-му гвардейским стрелковым корпусам – по одному полку, тогда как две тяжелые гвардейские минометные бригады составили армейский резерв. Такая организация частей гвардейских минометов предоставляла командиру корпуса возможность срывать контратаки противника в глубине обороны, создавая достаточно высокую плотность реактивного залпового огня. В случае необходимости командующий корпусом мог выделить каждой стрелковой дивизии по дивизиону реактивных установок. Армейский резерв позволял рассчитывать на успех в преодолении сильных промежуточных рубежей вражеской обороны.
3 октября 1943 года Адольф Гитлер подписал приказ о формировании еще двух новых дивизий СС – 16-й «Рейхсфюрер СС» и 17-й «Гетц фон Берлихинген», а также о создании VII танкового корпуса СС. Однако поскольку в конце 1943 года трудности с личным составом были еще больше, чем год назад, то в верховных штабах не придумали ничего лучше, кроме как передать на формирование новых соединений часть персонала дивизии СС «Фрундсберг». Это было обусловлено приказами Главного оперативного управления СС. Так, 17-й разведывательный батальон СС был создан на базе 15-х (мотоциклетных) рот, изъятых из 21-го и 22-го полков СС, это произошло 15 ноября 1943 года.[24] Затем 3-й артиллерийский дивизион 10-го артиллерийского полка СС стал 1-м артиллерийским дивизионом 17-го артиллерийского полка СС.[25] В формирующийся VII танковый корпус СС[26] была передана дивизионная наблюдательная батарея. Также из дивизии «изъяли» прожекторную батарею из зенитного дивизиона и мостовую колонну из саперного батальона.[27]
Войсковая авиация состояла из отдельных эскадрилий, по одной на каждый стрелковый, механизированный и кавалерийский корпус. На вооружении эскадрилий находились легкие самолеты для разведки, связи и корректировки артиллерийского огня. Вероятно, в начале войны эскадрильи были выведены из состава корпусов, но с апреля 1943 г. стали появляться вновь, когда в состав механизированного корпуса было включено авиационное звено связи – 3 самолета. Авиационный полк связи (на самолетах У-2) с конца января 1943 г. входил в состав танковой армии, иногда, правда, это был не полк, а авиаэскадрилья.
Вверенный И. М. Пядусову 311-й артиллерийский пушечный полк в начале боевых действий составлял основу группы артиллерии дальнего действия (АДД) 142-й стрелковой дивизии 50-го стрелкового корпуса. Группы АДД были предназначены для борьбы с наземной и зенитной артиллерией противника, для поражения его резервов, штабов, а также для выполнения особых задач в интересах соединения. Группы АДД создавались по числу дивизий в стрелковом корпусе из средств корпусной артиллерии и приданных частей артиллерии РГК, вооруженных дальнобойными орудиями. При недостатке средств группы АДД могли быть созданы по числу дивизий, действующих на главном направлении, или одна группа на корпус. Как правило, группы АДД образовывались в составе не менее двух дивизионов и на подгруппы не делились. Подчинялись группы начальнику артиллерии корпуса, а начальники артиллерии дивизий устанавливали связь с соответствующими командирами групп.
Советское военно-политическое руководство на протяжении всей войны уделяло большое внимание созданию резервов. Поэтому Ставка ВГК принимала все меры не только по усилению Центрального и Воронежского фронтов, но и по созданию мощного стратегического резерва в их тылу. Еще 3 марта на курском направлении был создан Резервный фронт в составе трех общевойсковых армий и трех танковых корпусов. В апреле в него вошли еще две общевойсковые и одна танковая армии, два танковых и два механизированных корпуса. 15 апреля он был переименован в Степной военный округ (с 9.07.1943 г. – Степной фронт). К 5 июля 1943 г. он имел в своем составе 4 гв., 5 гв., 27, 47, 53-ю общевойсковые, 5-ю гв. танковую и 5-ю воздушную армии, а также три механизированных, три танковых, три кавалерийских корпуса[21]. Эти резервы сыграли важную роль при проведении оборонительной операции и в конечном итоге – в достижении победы в Курской битве.
В соответствии с имевшейся системой долговременных оборонительных сооружений оперативное построение 7-й финской армии на Карельском перешейке было в один эшелон с выделением значительной части сил в полосу обеспечения. В составе главных сил находилось шесть пехотных дивизий, в составе войск прикрытия – две отдельные пехотные бригады, сведенные в дивизию, подчиненную непосредственно командующему армией. Остальные две отдельные пехотные, одна кавалерийская бригады и отдельные пехотные батальоны, как видно, составляли общевойсковой резерв объединения. В зависимости от характера местности и состава армейские корпуса обороняли полосы от 56 до 70 километров, дивизии – от 10 до 25 километров. Это вполне соответствует и мемуарам К. Маннергейма, который пишет:
В течение июня обе стороны сосредотачивали силы для новых боев. В район Халхин-Гола с советской стороны были подтянуты полк 36-й мотострелковой дивизии, 11-я танковая, 7, 8 и 9-я мотоброневые бригады, артиллерийские дивизионы и зенитные батареи. Увеличение количества войск привело к укрупнению управляющих ими структур. Еще 5 июня 1939 г. была создана фронтовая (Читинская) группа войск под командованием командарма 2 ранга Г.М. Штерна. В состав группы вошли 1-я и 2-я отдельные Краснознаменные армии, войска Забайкальского военного округа и 57-й Особый корпус. Последний был 19 июня приказом наркома обороны СССР № 0029 переименован в 1-ю армейскую группу.
26 января 1918 года началось формирование американского Танкового корпуса, организационно состоявшего из двух частей: танкового корпуса в составе Американских экспедиционных сил в Европе и так называемой Танковой службы Национальной армии (Tank-Service National Army), вскоре переименованной в корпус. Таким образом, в 1918 году США располагали двумя танковыми корпусами – один дислоцировался во Франции и Великобритании, другой – на территории США. На их вооружение поступали французские легкие танки FT17 и тяжелые английские Мk V.
Во второй половине апреля для усиления западных приграничных военных округов началось формирование 10 артиллерийских противотанковых бригад РГК и 4 воздушно-десантных корпусов. 26 апреля военным советам Забайкальского и Дальневосточного военных округов было предписано подготовить к отправке на запад один механизированный, два стрелковых корпуса и две воздушно-десантные дивизии. Одновременно директивой Генштаба ставится задача перевести к 1 июля 1941 г. авиационный тыл ВВС на новую систему и организовать новые районы авиационного базирования[21].
Рубеж, на который были отведены войска, был уже укреплен. Еще в первой декаде января, когда полки и дивизии были обескровлены (по данным Х. Гроссмана, на 10 января в 206-й пехотной дивизии 23-го армейского корпуса насчитывалось 2283 пехотинца, в 102-й – 2414, в 253-й – 2380), в боях использовались вспомогательные части. Например, западнее и юго-западнее Ржева сражалась группа, сформированная из снабженческих и строительных частей, маршевых батальонов, соединений авиационного корпуса. Но уже в январе сюда, на центральный участок советско-германского фронта, были срочно переброшены новые дивизии из Западной Европы. Командующий 9-й армией генерал-полковник Штраус 16 января был заменен более решительным и жестким генерал-полковником танковых войск В. Моделем, который сразу же перешел к решительным действиям.
В соответствии с советским мобилизационным планом, который требовал поддержки общевойсковых армий РККА механизированными корпусами, в первой половине июля Ставка выделила для Западного фронта шесть механизированных корпусов из внутренних военных округов, чтобы заменить механизированные корпуса, разгромленные во время приграничных сражений. В их состав входили 25-й механизированный корпус из Харьковского военного округа, 23-й механизированный корпус из Орловского военного округа, 26-й механизированный корпус из Северо-Кавказского военного округа (первоначальное назначение было отменено, и корпус был отправлен на Юго-Западный фронт), 27-й механизированный корпус из Среднеазиатского военного округа, 5-й механизированный корпус из Сибирского военного округа (первоначальное назначение также было отменено, и корпус отправлен на Юго-Западный фронт) и 7-й механизированный корпус из Московского военного округа. В конечном счете Тимошенко направил 23-й механизированный корпус в поддержку 19-й армии, 5-й и 7-й механизированные корпуса – в поддержку 20-й армии, 25-й механизированный корпус – в поддержку 21-й армии, 26-й механизированный корпус – в поддержку 24-й армии и 27-й механизированный корпус – в поддержку 28-й армии. Кроме того, в состав Западного фронта вошли остатки двух механизированных корпусов, которые выжили в приграничных сражениях, – 17-го механизированного корпуса, части которого 5 июля были приданы 21-й армии, и 20-го механизированного корпуса, который позднее был уничтожен во время обороны Могилева.
Во второй половине апреля в целях усиления состава западных приграничных военных округов началось формирование 10 артиллерийских противотанковых бригад РГК и 4 воздушно-десантных корпусов. 26 апреля военные советы Забайкальского и Дальневосточного военных округов получили указание подготовить к отправке на запад один механизированный, два стрелковых корпуса, две воздушно-десантные дивизии. Одновременно директивой Генштаба № Орг/3/522698 ставится задача перевести к 1июля 1941 г. авиационный тыл ВВС на новую систему и организовать новые районы авиационного базирования{77}.
Кроме того, необходимо заметить, что в 25 км к юго-востоку от Кронштадта находился Ленинград. Он входил в число трех важнейших административно-политических и промышленных центров Советского Союза (двумя другими были Москва и Баку), для защиты которых от воздушных атак еще в предвоенные годы были сформированы корпуса ПВО. Так, в состав Северной зоны ПВО[32] под командованием генерал-майора артиллерии Ф. Я. Крюкова вошел 2-й корпус ПВО генерал-майора М. М. Процветкина, отвечавший за непосредственное прикрытие Ленинграда. Он насчитывал шесть артполков – 115-й, 169-й, 189-й, 192-й, 194-й и 351-й ЗенАП, – вооруженных пушками среднего калибра, один ОЗАД среднего калибра, один зенитный пулеметный полк, два зенитно-прожектор-ных полка, три полка аэростатов заграждения, один полк ВНОС и отдельный радиобатальон ВНОС. Помимо этого, для противовоздушной обороны Ленинграда из состава ВВС Ленинградского военного округа были выделены две истребительные авиационные дивизии (ИАД), в которых к 22 июня насчитывалось 272 самолета.
Теперь потребность в мощности для «Учения Везер» оценивалась следующим образом: четыре парашютные роты, 22-я дивизия (без 16-го пехотного полка), две горнострелковые дивизии и две дивизии 7-го эшелона – для Норвегии; штаб корпуса с одной полицейской дивизией, одной дивизией 3-го эшелона и одной мотопехотной дивизией – для Дании. Усиленная 11-я мотопехотная бригада должна была использоваться как быстрое соединение сначала при группе в Дании и затем подтягиваться в Норвегию. Эти требования наряду с данными о силах военной авиации были решительно отклонены в начале марта главнокомандующими сухопутными войсками и люфтваффе, так что, наконец, потребности в военной авиации были сокращены, а несколько армейских соединений первого эшелона заменили другими дивизиями. 3 марта Гитлер положил конец обсуждению расчета сил, когда «очень резко» потребовал «быстро и жестко вступить в Норвегию». Более точная проверка при большом обсуждении у главнокомандующего, состоявшемся 5 марта, показала в итоге, что выделенные для Нарвика ресурсы армии должны быть усилены в случае отказа от высадки в Кристиансанне. Для Норвегии окончательное число дивизий было установлено равным шести. Этот расчет был сделан ввиду большого расстояния и возможного противодействия и предполагал, что армейские соединения прибудут своевременно и полностью в предусмотренные районы боевых действий.
Отдельные тяжелые артиллерийские полки (корпусные и полки РГК) в Красной Армии были. Гусеничных тягачей (или, в худшем случае, тракторов) даже до начала открытой мобилизации было уже больше, чем орудий. Большая часть от общего числа в 94 корпусных полка и 74 полка РГК к июню 41-го уже находилась в западных приграничных округах. В Западном и Киевском округах к началу войны количество корпусных полков (КАП), даже не считая артполки РГК, превосходило общее количество корпусов, так что для того, чтобы передать в оперативное подчинение командиру мехкорпуса тяжелый гаубичный полк, вовсе не требовалось «разоружать» соседний стрелковый корпус.
Это была едва ли не рекордная по своей протяженности полоса обороны для соединения в группировке войск армий прикрытия особых округов. Левее ее была 30-километровая полоса обороны 90-й стрелковой дивизии. Такая полоса также существенно превышала рекомендованный норматив для обороны соединения в нормальных условиях. Завершившая развертывание группа армий «Север» обладала подавляющим превосходством над силами прикрытия. Каждая из дивизий 10-го стрелкового корпуса была атакована немецким армейским корпусом из состава 18-й армии (XXVI и I армейские корпуса, по три пехотные дивизии каждый). Неудивительно, что в первый день войны соединения корпуса И.Ф. Николаева были быстро сбиты с занимаемых позиций. Палангу оборонял батальон 10-й стрелковой дивизии, который вскоре был окружен частями 291-й пехотной дивизии. 90-я стрелковая дивизия также была разгромлена и частично окружена. Уже в первый день дивизия потеряла своего командира, полковник М.И. Голубев погиб.
Для выполнения поставленных задач 132-й ПД, растянутой на 15 км, явно не хватало сил, в связи с этим приказом по армии от 4 ноября предусматривалась переброска одной усиленной полковой группы из состава ХХХ корпуса (22-й дивизии) для занятия позиций 438-го полка и высвобождения его с целью дальнейшего наступления на «Атакующем фланге». Во исполнение этого приказа 5 ноября усиленный 47-й ПП был переброшен на грузовиках и частично по железной дороге в Бахчисарай. В его составе помимо штатных подразделений числились пионерная рота и артиллерийский дивизион из состава 22-го артполка[218].
«Наше соединение имело большое значение для Ленинградского фронта как экспериментально-показательное, в смысле оснащения и штатов, приспособленное для ведения наступательных боев в лесисто-болотистой местности. В конце сентября 1943 года командующий фронтом провел смотр дивизии, на котором присутствовали командование армии и командование входящих в ее состав корпусов и дивизий.
Боевая стойкость частей корпуса вызывала опасения советского командования еще в начале июля. 4 июля политуправление Северо-Западного фронта в своем донесении признало 22-й корпус «не являющимся в полной мере боеспособным». Это было понятно, так как он являлся национальным – сформированным в 1940 году из подразделений эстонской армии, во главе которого были назначены русские командиры. Боеспособность корпуса начала подниматься только к середине июля 1941 года, когда на пополнение он получал солдат, мобилизованных на территории РСФСР. Как следует из донесения командующего корпусом генерал-лейтенанта Ксенофонтова, перед немецким наступлением командир 1-й батареи гаубичного артиллерийского полка с командным составом эстонской национальности перешел на сторону противника. Сразу после начала наступления немцам удалось захватить дивизион этого полка.
Соответственно 11-й армии генерал-лейтенанта В. И. Морозова были подчинены 16-й стрелковый корпус (5, 33 и 188-я стрелковые дивизии) и 29-й стрелковый корпус (179-я и 184-я стрелковые дивизии), 23, 126 и 128-я стрелковые дивизии (подчиненные непосредственно 11-й А), а также 3-й механизированный корпус. Средняя укомплектованность стрелковых дивизий армии генерала Морозова составляла от 9201 до 11 260 человек. Исключение составляли соединения 29-го территориального стрелкового корпуса. Они содержались по штатам сокращенного состава и насчитывали: 179-я – 5947 и 184-я – 5994 человека. В значительной степени это объяснялось недоверием к национальным кадрам. С началом военных действий в оперативное подчинение армии передавались два УРа, 10-я ПТАБР и 8-я САД.
Основываясь на результатах прошедших локальных войн, 21 ноября 1939 года Главный Военный совет принял решение о создании вместо танковых корпусов и отдельных танковых бригад в Красной Армии танковых бригад РГК, вооруженных танками «БТ» или «Т-26», с последующим перевооружением их танками «Т-34». Предусматривалось сформировать также 15 моторизованных дивизий. К маю 1940 года эту реорганизацию в основном удалось завершить.
Одновременно произошли серьезные изменения и в структуре танковых войск. В 1938 году, в преддверии перехода на новые образцы производство танков было снижено на 25–30 %, в августе того же года механизированные корпуса были переименованы в танковые. По итогам «Освободительного похода» в Польшу было принято решение расформировать существующие танковые корпуса как громоздкие и трудно управляемые, а вместо них перейти на бригадную систему. В дальнейшем предполагалось начать формирование танковых дивизий штатной численностью 275 танков и 49 бронеавтомобилей. Впрочем, до начала Финской войны эта реорганизация так и не была закончена.
После франко-немецкой войны 1939–1940 гг. над изучением опыта этой войны работала целая группа офицеров Разведуправления Генерального штаба. «Что же нового и поучительного мы нашли у немцев? – писал В. Новобранец. – В оперативном искусстве – ничего нового. Наше оперативное искусство стояло тогда выше немецкого. Метод ведения армейских и фронтовых операций с концентрическими ударами и последующим окружением у нас изучали еще в 1937 г. и даже раньше. Средством развития тактического прорыва в оперативный у нас была конно-механизированная группа (КМП, а у них – танковая армия (4–5 танковых дивизий и 3–4 мотодивизий). Новым было появление танковой армии – большого оперативно-стратегического танкового объединения. У нас же высшей единицей был механизированный корпус (две танковые бригады и одна стрелково-пулеметная), но накануне войны эти корпуса расформировали. (…) Новым в тактике немцев были строго согласованные действия авиации, танков и артиллерии с пехотой. Авиация, танки и артиллерия сопровождали наступление пехоты и обеспечивали успех».
Вот как решались эти вопросы в Прибалтийском Особом военном округе, которым командовал генерал-полковник Ф. И. Кузнецов[39]. С начала июня началась напряженная работа штаба округа и штабов объединений и соединений по подготовке отражения возможной агрессии. Уже 14 июня началась передислокация четырех стрелковых дивизий и управления 65-го стрелкового корпуса в приграничную зону. Ближе к границе перебрасывались четыре корпусных артиллерийских полка и один гаубичный полк резерва Главного командования. Все эти соединения и части должны были сосредоточиться в указанных районах к 23 июня. Началось сосредоточение в новых районах 3-го и 12-го механизированных корпусов. 18 июня из Риги под видом учений был выведен 1-й эшелон штаба округа (250 генералов и офицеров), который к 12.00 20 июня занял подготовленный командный пункт в лесу северо-западнее Паневежиса. Второй эшелон штаба был выведен в ночь на 21 июня, т. е. более чем за сутки до начала военных действий. 18 июня генерал-полковник Ф. И. Кузнецов отдал приказ № 00229, в котором потребовал «к исходу 18 июня привести в полную боевую готовность всю противовоздушную оборону округа, все средства связи на территории округа». Военный совет округа 14 июня, т. е. за неделю до фашистского нападения, своим указанием напомнил командованию частей и соединений о нарастающей военной опасности. На всей территории военного округа была введена повышенная боевая готовность.
Так как для формирования Народно-социалистической гвардии полки, включенные в ее состав, отводились с переднего края обороны в район дивизионных резервов, это могло ослабить фронт. Поэтому Ставка предписывала командующим войсками закончить всю работу по формированию народногвардейских полков за 20 суток с момента открытия записи добровольцев. Работа по переформированию 1-го Сибирского и 17, 22, 42 и 49-го армейских корпусов, которые составляли фронтовые резервы, должна была закончиться в течение 30 суток со дня получения этой инструкции[104].
В преддверии крупной наступательной операции в Белоруссии Генеральный штаб и Ставка приступили к значительному усилению силами и средствами всех четырех участвующих в ней фронтов. В строжайшей секретности в выжидательные районы запланированной операции уже с марта 1944 года начали прибывать все новые и новые соединения и части. Для проведения наступательных операций в близлежащих к фронтам районах шло сосредоточение больших сил артиллерийских соединений и частей РВГК. Только для проведения Бобруйской операции в лесах под Речицей с марта 1944 года находились 6-я артиллерийская дивизия, части 4-го артиллерийского корпуса прорыва, 122-я и 124-я гаубичные бригады БМ, 86-я тяжелая гаубичная бригада, несколько противотанковых бригад. Позднее эта группировка была усилена 12-й артиллерийской дивизией прорыва, 26-й артиллерийской дивизией, 3-й и 4-й артиллерийскими бригадами, имевшими на вооружении 100-мм пушки и 152-мм тяжелые гаубицы.
После настоящего танкового погрома начала войны советское командование отказалось от крупных механизированных соединений в виде корпусов или дивизий. С августа 1941 г. главным видом бронетанковых соединений в РККА стали танковые бригады, сформированные, как правило, из прежних танковых дивизий или полков. Согласно штатному расписанию от 23 августа 1941 г., они должны были включать один танковый и один моторизованный стрелковый полк, противотанковый и зенитный дивизионы, роты управления, разведки, ремонта, автотранспортный и санитарный взвод. 1 сентября в Сталинграде на основе 6-й танковой дивизии была сформирована 6-я танковая бригада под командованием полковника Василия Михайловича Алексеева. В бригаду вошли: 12-й танковый полк из трех батальонов общей численностью в 106 танков (6 тяжелых КВ-1, 10 средних Т-34, 82 легких Т-26, 8 огнеметных ОТ-26), а также 11 бронемашин; стрелково-пулеметный батальон, вооруженный крупнокалиберными пулеметами; артиллерийский дивизион (12 76-мм орудий) и другие подразделения. 23 октября она прибыла на фронт и вошла в состав 56-й Отдельной армии.
Со времени последнего разговора с Константиновым положение нашей группы войск практически не изменилось. Тяжелые бои шли на Борисовском, Осиповичском, Несвижском и Барановичском направлениях. Здесь нашим войскам активно противостояли усиленные тыловыми частями и вспомогательной полицией подразделения 286-й (генерал-лейтенант Курт Мюллер, штаб в Витебске) и 203-й охранной дивизий (штаб в Бобруйске). С нашей стороны пытались отодвинуть фронт части 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майора Левашова (подразделения которого все еще продолжают прибывать!), партизаны и штрафные подразделения бывших военнопленных, усиленные танковым, двумя кавалерийскими, двумя артиллерийскими и одним противотанковым полками, сформированными в Минске. В городе и ближайших населенных пунктах продолжалось формирование новых подразделений, куда направляются мобилизованные и бывшие пленные. К концу января планировалось пополнить войска первой линии еще тремя стрелковыми полками и несколькими специальными подразделениями.
Базой для формирования корпуса послужила 43-я гвардейская Латышская стрелковая дивизия – из ее состава для укомплектования штаба и управления корпуса, а также частей корпусного подчинения было выделено 803 человека, в том числе 95 офицеров.[64] Офицерский состав был пополнен командирами, направленными армией, фронтом и Главным управлением кадров Красной Армии.
В отличие от советских танковых армий, имевших, как правило, постоянный боевой состав (два танковых и один механизированный корпус), состав немецких танковых армий постоянно менялся. В них включались танковые и армейские корпуса, танковые, панцергренадёрские и пехотные дивизии, дивизии войск СС, бригады штурмовых орудий, артиллерийские части и др. Причём в 1941–1943 годах в составе танковых армий всегда присутствовали танковые соединения (корпуса или дивизии), а с 1944 года это стало необязательным. Удивительно, но очень часто немецкая танковая армия состояла только из пехотных соединений.
Союзники и «меч-кладенец». Битва за Москву остановила «Барбароссу», но еще не поставила крест на блицкриге как таковом. Ремейки «блицкрига» состоялись летом 1942 г. в южном секторе советско-германского фронта и в Африке. Красная Армия и союзники вновь отступали под натиском немецких танковых дивизий. Однако превосходство немецкой военной машины сохранялось ровно до того момента, когда союзники также обзавелись «мечом-кладенцом» в виде сбалансированных механизированных соединений. Красная Армия весной 1942 г. приступила к формированию танковых корпусов. Осенью 1942 г. к ним прибавились механизированные корпуса. В сравнении с танковым корпусом удельный вес мотострелков в механизированном корпусе существенно вырос, что увеличивало как его ударные возможности, так и способность к удержанию местности. Если танковая бригада насчитывала по штату 1107 человек, то механизированная бригада – 3707 человек. В танковых бригадах под Сталинградом насчитывалось по факту примерно 70–80 грузовиков, а в механизированных бригадах – 250–350 грузовиков. Танковые и механизированные мехкорпуса позволили Красной Армии провести свой блицкриг – операцию «Уран» под Сталинградом. Она стала первой из череды маневренных операций, проводившихся силами танковых, механизированных корпусов и танковых армий. Последние были организационным эквивалентом германских моторизованных корпусов.
С целью сломить сопротивление противника на новом рубеже командованием Западного фронта была предпринята перегруппировка войск. Находившаяся доселе южнее 21-й армии 33-я армия рокировалась вправо на оршанское направление в район м. Ленино. Для выполнения новой задачи 33-я армия была усилена и в итоге имела в своем составе шесть стрелковых дивизий в составе 70-го (338, 371, 220-я сд) и 65-го (144, 58, 173-я сд) стрелковых корпусов, 42, 164 и 222-ю стрелковые дивизии «россыпью», 5-й мехкорпус, 6-й гв. кавкорпус, две артбригады, 10 артполков РГК, 1495-й сап, 1577-й тсап, 256-ю, 43-ю гв. и 56-ю гв. тбр. Также в состав армии была включена 1-я польская пехотная дивизия им. Т. Костюшко. В тот период все еще были полны энтузиазма. Начальник оперативного отдела 33-й армии И. А. Толконюк вспоминал:
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я