Журналист (чиновник)

  • Журналист — чиновник канцелярии охранного или сыскного отдела (отделения) Департамента полиции Российской империи, ведавший составлением журнала обо всех происшествиях, всеподданейших о них записок и ежедневных рапортов о состоянии города (ныне сводок). Должность учреждена в 1867 году по предложению Ф. Ф. Трепова в Санкт-Петербурге при организации сыскной полиции. Затем была введена во всех крупных городах империи: Москве, Риге, Тифлисе, Ростове-на-Дону и других. Должность занимал сотрудник полиции, как правило, в офицерском чине (штабс-капитан в Санкт-Петербургском сыскном отделении), хотя в ряде случаев — способный к составлению деловых бумаг, полицейский нижних чинов. Совмещалась с должностью архивариуса (заведующего архивом). Упразднена вместе с Департаментом полиции в 1917 г.

    Должность журналиста в Московском охранном отделении одно время занимал, известный в последующем разоблачитель агентов царского сыска, Л. П. Меньщиков.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Генерал-полицмейстер — руководитель столичной и российской полиции в Российской империи. Должность введена указом Петра I от 27 мая (7 июня) 1718 года.
Столонача́льник (дословно чиновник стола) — в 1811—1917 должностное лицо, возглавлявшее так называемый стол — низшую структурную часть центральных и местных государственных учреждений. Как правило, он был чиновником VII класса (надворным советником). Официальное обращение: «Ваше высокоблагородие».
Чиновник по особым поручениям — до 1917 должность в Российской империи для гражданских чинов VI—IX классов.
Охра́нное отделе́ние (полное наименование Отделение по охранению общественной безопасности и порядка, просторечное охра́нка) — название структурных органов департамента полиции Министерства внутренних дел Российской империи, ведавших политическим сыском. В системе государственного управления Российской империи в конце XIX — начале XX века они занимали одно из важнейших мест.
Министерство внутренних дел Российской империи — орган государственной исполнительной власти Кабинета Министров Российской империи, осуществлявший административно-распорядительные функции в сферах государственной безопасности, общественной безопасности, охраны правопорядка, руководства местными органами власти, борьбы с преступностью, охраны мест лишения свободы, разрешительной системы, цензуры в средствах массовой информации и книгоиздания.

Упоминания в литературе

В доме предпринимателя Таля на набережной реки Мойки, 58, располагался официальный штат сотрудников Третьего отделения, в подчинении которого находились жандармы, полиция, а позже и Отдельный корпус жандармов. Подбор официального штата служащих Третьего отделения проводился с особой тщательностью и ответственностью. Штатные чины работали в условиях жесткой личной дисциплины и персональной ответственности. Они обязывались докладывать руководству Третьего отделения о всех происшествиях, случившихся лично с ними или с их коллегами по работе. Под их началом находились многочисленные тайные агенты, провокаторы и завербованные внештатные сотрудники из различных социальных и профессиональных категорий населения, выискивающие везде крамолу. От них также требовалась жесткая дисциплина и активность. За огрехи в работе, не взирая на звания и общественное положение, каждому доставалось суровое порицание и весомое предупреждение о наказании. Даже такой активный агент Третьего отделения, как Фаддей Булгарин, – журналист и писатель, издававший газету «Северная пчела» и журнал «Сын Отечества», регулярно писавший доносы на русских литераторов, в страхе выслушал гневный и нелицеприятный «разнос» шефа жандармов А.Х. Бенкендорфа после публикаций в своей газете «Северная пчела» очерка «О непостоянной и нездоровой погоде петербургского климата». Глава Третьего отделения учинил перепуганному издателю выговор: «Ты о чем там нахрюкал, свинья! Климат императорской резиденции бранишь! По-твоему, погода в столице непостоянная и несколько вредная… Смотри!»
Литературное дарование В. С. Кривенко его патрон использовал весьма активно. В частности, в 1888 г. по поручению министра В. С. Кривенко составил сборник кратких сведений о правительственных учреждениях[56], который содержал перечень ведомств с обзором их деятельности и штата руководящих должностных лиц. Издание такого справочника было предпринято впервые и стало серьезным шагом на пути к гласности в работе органов государственной власти. Порой В. С. Кривенко выступал и в роли официозного журналиста. Так, в октябре 1888 г., после крушения императорского поезда в Борках, он посвятил этому происшествию особую статью, вскрывшую непорядки в Министерстве путей сообщения. «Статью в “Правительственном вестнике”, где говорится о гнилой шпале, переданной будто бы государем жандармскому офицеру, – отметила 28 октября 1888 г. генеральша А. В. Богданович, – написал личный секретарь Воронцова-Дашкова Кривенко»[57].
Авторы выражают глубокую благодарность за помощь в создании этой книги с российской стороны – бывшему начальнику разведки КГБ Леониду Владимировичу Шебаршину, руководителю архивной службы разведки Александру Петровичу и ее сотрудникам Вячеславу Петровичу Мазурову и Дмитрию Дмитриевичу Воробьеву, бывшему заместителю начальника внешней контрразведки Сергею Михайловичу Голубеву, бывшему сотруднику внешней контрразведки Михаилу Александровичу Феоктистову, оперативному фотографу разведки Михаилу Михайловичу Логинову и руководителю пресс-бюро разведки Юрию Георгиевичу Кобаладзе, а также всем тем, чьи имена, по соображениям конспирации, не могут быть названы; с американской и британской стороны – бывшему заместителю директора ЦРУ Рэю Клайну, советнику ЦРУ Уолтеру Пфорцхаймеру, сотрудникам ЦРУ Роберту Кроули и Хейдену Пику, бывшему сотруднику канадской контрразведки Дэниэлю Малвенне, ныне покойному начальнику британской контрразведки сэру Ричарду Уайту, бывшему сотруднику Форин офиса Роберту Сесилу, члену британского парламента и писателю-историку Руперту Алласону, журналистам Ричарду Нортону Тэйлору, Мартину Уокеру, Джеймсу Адамсу и Дэвиду Твистон-Дэйвису, историкам Артуру Шлезингеру, Аллену Уайнстайну, Джеймсу Баррозу, Уоррену Кимбаллу, Верну Ньютону и Тимоти Нафтали, сотруднику Национального архива США Джону Тэйлору и его коллегам, сотрудникам библиотеки ФБР, библиотеки Конгресса США и Архивного управления Великобритании.
Вспомним историю – Павла Елисеевича Щеголева, русского историка начала прошлого века, исследователя российского политического сыска: «Кажется, не осталось общественного слоя, общественной группы, которая не имела бы счастья в первые дни революции открывать в своих рядах презренных сочленов и товарищей, работавших в охранных отделениях: журналисты, священники, чиновники, члены Думы, члены партий, члены Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, почтальоны, офицеры, учителя, врачи, студенты и т. д.». «И так далее» – воистину диапазон агентурного наблюдения был необозрим.
В доме № 8 по Гусеву переулку в 1904 г. жил заведующий конторой редакции «Известий Министерства земледелия и государственных имуществ» (редактор – В.Г. Швецов) и журнала «Сельское хозяйство и лесоводство» Разумник Гордеевич Швецов; в 1917 г. здесь жили: заведующий отделом театрального журнала «Зритель», секретарь Товарищества независимых журналистов Иосиф Яковлевич Воронько (Агасфер), служащий Управления городского водопровода почетный гражданин Иван Фомич Галензовский, член Государственной думы отставной флота генерал-майор Александр Александрович Можайский с дочерью Любовью, служащий Главного управления кораблевождения и снабжения коллежский секретарь Александр Григорьевич Свитальский (1874–1933; в 1917-м – статский советник) с женой Ларисой Владимировной. В 1904 г. в семье Свитальских родился сын Владимир, ставший художником-графиком.

Связанные понятия (продолжение)

Сыскная часть — служба полиции Министерства внутренних дел Российской империи в период времени с 1866 по 1917 годы, в задачу которой входило раскрытие общеуголовных преступлений, проведение дознания по ним, розыск преступников и пропавших без вести.
Департамент полиции — департамент Министерства внутренних дел Российской империи, управлявший полицией, существовал в 1880—1917 годах.
Секре́тные сотру́дники Департа́мента поли́ции (аге́нты охра́нки, «провока́торы») — тайные осведомители полиции в Российской империи, лица, доставлявшие Департаменту полиции агентурную информацию о противозаконной деятельности революционных и иных противоправительственных организаций, преступных сообществ и отдельных лиц.
Со́бственная Его́ Импера́торского Вели́чества канцеля́рия (сокращённо — Собственная Е. И. В. канцелярия) — личная канцелярия российских императоров, со временем видоизменённая в один из центральных органов власти. Была создана при Петре I, реформирована при Екатерине II, упразднена Александром I при создании министерств; однако в 1812 году вновь учреждена для работы с делами, требовавшими личного участия государя. Функции Собственной Е. И. В. канцелярии императором Николаем I были значительно расширены...
Та́йная канцеля́рия — орган политического сыска и суда в России в XVIII веке. В первые годы существовала параллельно с Преображе́нским прика́зом, выполнявшим сходные функции. Упразднена в 1726 году, восстановлена в 1731 году как Канцеля́рия та́йных и ро́зыскных дел; последняя ликвидирована в 1762 году Петром III, однако вместо неё в том же году Екатериной II учреждена Та́йная экспеди́ция, выполнявшая ту же роль. Окончательно упразднена Александром I.
Полицме́йстер, полицеймейстер (нем. Polizeimeister) — в Российской империи начальник полиции во всех губернских и других крупных городах.
Комиссия для изысканий о злоумышленных обществах — следственный орган для расследования восстания декабристов.
Моско́вский уголо́вный ро́зыск (МУР) — подразделение Главного управления Министерства внутренних дел России по городу Москве, территориальный орган исполнительной власти города Москвы. Включает в себя Управление уголовного розыска ГУ МВД России по городу Москве и подчинённые ему подразделения уголовного розыска окружных и районных органов внутренних дел города Москвы.
Кабинет-секретарь или статс-секретарь — государственный пост, существовавший в Российской империи в правление Екатерины II и её сына Павла. Канцелярия статс-секретарей выделилась из состава Императорского кабинета в 1763 г. и до учреждения министерств в 1802 г. служила личной канцелярией монарха.
Перлюстра́ция (от лат. perlustro — обозреваю) — просмотр личной пересылаемой корреспонденции, совершаемый втайне от отправителя и получателя.
Главное управление патрульной полиции г. Киева (укр. Головне управління патрульної поліції м. Києва) — территориальный орган исполнительной власти в Киеве, входящий в систему органов внутренних дел МВД Украины. Основными задачами ведомства являются обеспечение безопасности, прав и свобод граждан, пресечение и раскрытие преступлений, охрана общественного порядка.

Подробнее: Полиция Киева
Штадт-фи́зик — в Российской империи должность руководителя городской медицинской службы с санитарно-полицейскими функциями с 1715 по 1873 год.
Министерство полиции — центральное государственное учреждение Российской империи, существовавший в 1810—1819 годах.
Почт-директор — в дореволюционной России государственный чиновник, который руководил деятельностью почтамтов. Название употреблялось также в отношении аналогичных должностей в некоторых других странах.
Так называемый Шкаф стыда (итал. Armadio della vergogna) — опечатанный шкаф, хранившийся с 1960 по 1994 год за решётчатой дверью в стене в здании главной военной прокуратуры в Риме в палаццо Чези. В этом шкафу в 1960 году по решению тогдашнего главного военного прокурора Италии Энрико Сантаросе были «временно архивированы» папки с материалами расследований 2274 случаев военных преступлений нацистов. В 1966 году материалы 1300 расследований были переданы итальянской государственной прокуратуре, а...
Стра́жник — просторечное название нижних чинов в специальных видах стражи, в Российской империи...
Полице́йский уря́дник — нижний чин уездной полиции, подчиненный становому приставу и ведающий определенной частью стана.
Геста́по (нем. Gestapo; сокращение от нем. Geheime Staatspolizei, «тайная государственная полиция») — политическая полиция Третьего рейха в 1933—1945 годах. Организационно входило в состав Министерства внутренних дел Германии, и, кроме того, с 1939 г. — в Главное управление имперской безопасности (РСХА), контролируемое нацистской партией и СС.
Камер-контора — в Санкт-Петербурге открытое в 1733 году отделение Камер-коллегии ввиду расширения её делопроизводства.
Чёрный кабинет — орган, занимающийся перлюстрацией и дешифрованием корреспонденции; помещение, служащее для этих целей, обычно -тайная комната в почтовом отделении.
Земская стража — под этим именем были объединены в 1866 г. различные полицейские команды, существовавшие в губерниях Царства Польского — городские полицианты, уездные жандармские команды и т. п.
Верховная распорядительная комиссия по охранению государственного порядка и общественного спокойствия — чрезвычайный государственный орган в Российской империи в феврале — августе 1880, созданный после взрыва в Зимнем дворце, произведённого 5 февраля С. Н. Халтуриным, и объединивший действия всех властей по охране государственного порядка и общественного спокойствия. Распоряжения Главного начальника Верховной распорядительной комиссии и принимаемые им меры подлежали безусловному исполнению и соблюдению...
Сибирский жандармский округ — территориальное объединение подразделений политической полиции в губерниях Сибири, Дальнего Востока и части Урала. Возник в связи с появлением массовой ссылки в Сибири в 1833 г., просуществовал до 1902 г.
Благочиние — устаревший юридический термин, обозначавший в Российской империи законодательство о мерах для поддержания безопасности и порядка.
Генерал-контролёр — начальник Контрольного департамента Государственного контроля Российской империи, ранее генерал заведывающий контрольною частию государства.
Имперское министерство внутренних дел (нем. Reichsministerium des Innern), центральное государственное учреждение Германии.
4-я в истории России судебная инстанция, исполнявшая роль Верховного уголовного суда, была создана «для суждения злоумышленников, открывшихся 14 декабря 1825 г.»

Подробнее: Верховный уголовный суд по делу декабристов
Камерир (от нем. Kämmerer) — камерный чиновник в провинции эпохи Петра I, подчинённый Камер-коллегии, а также чин в последние месяцы правления Павла I.
Интенда́нт (фр. intendant — управляющий, смотритель) — во Франции первоначально всякое лицо, которому поручалась какая-либо отрасль управления, затем — должностное лицо военного ведомства, служащее по интендантской части.
Уголо́вный ро́зыск (УГРО, УгРо, УР) — специальная оперативная служба криминальной милиции (полиции), входящая в структуру органов внутренних дел, в задачу которой входит предупреждение, пресечение, раскрытие готовящихся, либо совершённых преступлений общеуголовной направленности, розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда, и без вести пропавших граждан, а также установление личности неопознанных трупов.
Колле́жский сове́тник — гражданский чин VI класса в Табели о рангах. Соответствовал чинам армейского полковника и флотского капитана I ранга.
Петербургский Цензу́рный комитет — комитет, созданный при Министерстве народного просвещения в Санкт-Петербурге.
Губе́рнские учрежде́ния — совокупность административных органов, посредством которых осуществлялось государственное управление Российской империи на губернском уровне. Учреждения могли быть имеющими постоянный штат организациями (правления, платы) и периодически собираемыми собраниями (присутствия, съезды, комитеты, комиссии). Губернские учреждения, в целом возглавляемые чиновником министерства внутренних дел — губернатором, находились под началом различных министерств и ведомств. Основным законом...
Генерал-гевальдигер (от нем. Gewaldherr) — воинская должность установленная в Вооружённых силах Российской империи в 1711 году и закрепленная Воинским уставом императора России Петра Великого от 30 марта (10 апреля) 1716 года.
Военный совет — высший законодательный и законосовещательный орган для решения вопросов, касающихся военно-организационных дел в Российской империи.
Архи́в (лат. archivum — от греч. άρχεϊον — «присутственное место») — 1) учреждение или структурное подразделение организации, осуществляющее хранение, комплектование, учёт и использование архивных документов; 2) собрание письменных памятников (рукописей, писем и т. п.), относящихся к деятельности какого-нибудь учреждения или лица.
Московский губернский архив старых дел — одно из крупнейших архивных учреждений России дореволюционного периода. Большая часть его фондов ныне сохраняется в Центральном историческом архиве Москве — подразделении Главархива Москвы.
Тайный советник — чин в Русском царстве и Российской империи, с 24 января (4 февраля) 1722 года — гражданский чин 4-го класса в Табели о рангах (в 1724 году был перемещён в 3-й класс табели).
Военное министерство — высший орган центрального военного управления в Российской империи в 1802—1917 годы; с 1802 по 1812 — Министерство военных сухопутных сил.
Гакенрихтер (от нем. Hakenrichter — сошный судья) — должность в Эстляндской губернии, которая соответствовала по статусу лифляндскому орднунгсрихтеру и была учреждена в XV веке.
Провинциальный секретарь — статский классный чин 13-го класса в Табели о рангах в Российской империи.
Императорская Главная Квартира — учреждение в составе Военного ведомства Российской империи, состоявшее при особе императора для исполнения его личных приказаний или специальных поручений.
Центр информационной безопасности ФСБ России, ЦИБ ФСБ, 18-й центр — специализированное подразделение ФСБ, занимающееся обеспечением информационной безопасности России.

Упоминания в литературе (продолжение)

С 1902-го Александр Зарудный занимает должность присяжного поверенного Петербургской судебной палаты, принадлежа к так называемой «молодой адвокатуре», занимавшейся политической защитой в разных городах России и оппозиционно настроенной по отношению к царскому режиму. Популярная интернет-энциклопедия Википедия добавляет: «Участвовал в защите обвиняемых по таким громким делам как процессы якутских ссыльнопоселенцев (1904; «романовское дело» – о вооруженном протесте против действий администрации), Боевой организации эсеров (1905), лейтенанта П.П. Шмидта и других участников восстания на Черноморском флоте (1906), Петербургского совета рабочих депутатов (1906), о подготовке покушения на Николая II (1907). Кроме того, участвовал в «литературных процессах», защищая писателей, издателей, журналистов, привлекавшихся к ответственности за критику существовавших порядков. Во время «романовского дела» доказывал законность неповиновения незаконным действиям властей, рассматривая такой протест как необходимую оборону. В своей защитительной речи фактически солидаризировался со своими подзащитными».
Спустя некоторое время его вновь восстановили на работе и даже назначали помощником управделами ВЧК. В мае 1922 г. Лурье был назначен на закордонную работу по линии НКИД в полпредство РСФСР в Риге, но уже в середине года как «социально-чуждый элемент, сокрывший своё происхождение» (происходил из семьи журналиста – личного почетного гражданина) был исключен из партии и в 1923 г. вновь зачислен в штат ОГПУ. Причину этого Ягода обосновал так: «Я знал его, как способного коммерсанта, которого можно было использовать на этой работе»[107]. Как мы видим из этого случая, требование Ф. Э. Дзержинского о «чистых руках» касалось далеко не всех чекистов.
Причина того, что германские разведслужбы столь уютно чувствовали себя в Британии до 1939 г., заключалась в том, что немецкие агенты работали в этой стране задолго до Гитлера. В 1932 г. отдел перехвата писем вскрыл подозрительное письмо, адресованное кадету Военно-морской академии в Сандхерсте, лейтенанту Норманну Бейли-Стюарту. В конверте обнаружились 50 фунтов стерлингов и записка от подруги в Германии. Письма с деньгами продолжали поступать, и в январе 1933 г. Бейли-Стюарт был вызван в МИ-5. Его обвинили в том, что, находясь в Нидерландах, он передал своим нанимателям из абвера информацию по британским танкам и вооружениям. Бейли-Стюарт отверг обвинения, но тем не менее был отдан под суд, признан виновным и получил пять лет заключения за шпионаж. Факт предательства родины молодым офицером шокировал британцев. Но за Бейли-Стюартом последовали другие. Германские агенты в Британии выдавали себя за журналистов или служащих полуправительственных организаций. Максу Найту, возглавившему специальный отдел МИ-5, оставалось только наблюдать за шпионами. В мае 1939 г. сэр Сэмюел Хор, министр внутренних дел королевства, выслал из страны шестерых видных немецких журналистов, заподозренных в шпионаже.
Выдающиеся умы Германии, разработавшие операцию на острове Блэк-Том, трудились с того самого момента, как летом 1914 года в Европе началась Первая мировая война. Они планировали проникнуть в Вашингтон и «подорвать» Уолл-стрит; они завербовали ирландских и индусских националистов, чтобы те наносили удары по целям в США; они использовали Мексику и Канаду в качестве безопасных гаваней для тайных операций против Соединенных Штатов. Пока Гувер изучал юриспруденцию на вечернем отделении университета, в начале 1915 года военный атташе Германии в США капитан Франц фон Папен получил секретное предписание из Берлина – подорвать волю США к борьбе. Фон Папен начал создавать в США пропагандистскую машину[7]. Немцы тайно получили контроль над главной нью-йоркской газетой «Ивнинг мейл»; их подставные лица вели переговоры о покупке «Вашингтон пост» и нью-йоркской «Сан». Делу Германии служили политические посредники, продажные журналисты и сыщики.
ГОЛУБЕВ Сергей Александрович (род. 19.2.1952, поселок Сокол Долинского района Сахалинской области), заместитель председателя Центрального банка РФ, заслуженный юрист РФ, полковник юстиции запаса ФСБ РФ, доктор юридических наук, кандидат исторических наук. Сын военнослужащего. Окончил юридический факультет Ростовского государственного университета (1974). В 1974–85 следователь, старший следователь, помощник военного прокурора, старший помощник военного прокурора Военной прокуратуры Ростовского-на-Дону гарнизона. С 1985 сотрудник органов государственной безопасности, работал в Москве. Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. С 1992 и.о. заместителя председателя Правления по юридической работе, заместитель председателя Правления по юридической работе, заместитель председателя Правления – директор правового департамента Коммерческого банка содействия развитию прогрессивных технологий «Элбим-Банк» (Москва). С 1997 заместитель директора, с июня 1998 директор Юридического департамента Центробанка РФ. 7.8.2009 назначен заместителем председателя Центрального банка РФ (с оставлением директором департамента). Член Союза журналистов г. Москвы. Автор более 50 научных работ. Награжден орденом За заслуги перед Отечеством 4-й степени.
25 июля 2006 года Бежуашвили, в связи с заявлением бывшего полпреда президента Грузии в Кодорском ущелье Эмзара Квициани о неподчинении центральным властям, сообщил журналистам, что в Кодори будет проведена полицейская операция. При этом Бежуашвили особо подчеркнул, что операция будет именно полицейская, а не военная. Кроме того, он сообщил, что Тбилиси категорически исключает возможность проведение любой – полицейской или военной – операции на территории Абхазии.
Во главе СА был поставлен священник Паскуале Макки, ставший личным секретарем и доверенным лицом папы, который установил активное взаимодействие разведывательных органов с масонами. Самым влиятельным из них был банкир Микеле Синдона, которого папа назначил своим советником по финансовым вопросам, а затем поставил во главе Института по делам религии (ИДР), называемого Банком Ватикана. Кроме Синдоны руководителями банка стали уже упоминавшийся Умберто Ортолани[83], а также Личо Джелли – оба члены ложи «Пропаганда-2» (P-2), одной из самых могущественных и жестоких тайных неофашистских организаций Италии, ставящей целью уничтожение в стране парламентской демократии. Как указывал французский журналист Пьер Карпи, в ложу входили многие епископы и кардиналы, и она была связана с английской Объединенной ложей. В просочившемся в прессу докладе утверждалось, что «масоны разбили Ватикан на восемь секций, в которых действуют четыре масонские ложи, соблюдающие шотландский ритуал, и что члены этих лож, высокопоставленные чиновники крошечного государства Ватикан, вошли в братство каждый сам по себе и, кажется, не опознают друг друга даже по трем постукиваниям кончиком большого пальца»[84].
Впрочем, в среде высшей бюрократии случалось и откровенное взяточничество. Например, в нем подозревался министр путей сообщения А. К. Кривошеин, что в 1894 г. стоило ему должности. Этот скандал вполне закономерен. Коррупция того времени на высших этажах власти в значительной мере была локализована в путейском ведомстве. Не случайно С. Ю. Витте, возглавив Министерство путей сообщения, получил указание императора «очистить Авгиевы конюшни». Как писал весьма информированный журналист И. И. Колышко, «концессионная система постройки русских железных дорог создала очаги такого финансового могущества, с которыми могли спорить только прежние очаги откупов… Это право в гораздо большей степени, чем прежнее право водочных откупов, составляло могучую привилегию немногих лиц и групп». Как это ни парадоксально, именно в этой связи можно хотя бы отчасти поверить мемуаристам, упорно доказывавшим скептически настроенным читателям, что российское чиновничество в значительной своей части не было коррумпированным. Действительно, в большинстве случаев оно было слишком далеко от «очагов финансового могущества».
Отмечу, что в 1998–1999 годах совладельцем банка «Россия» был и арестованный в Испании лидер «тамбовской» ОПГ Геннадий Петров, которого один из обвиняемых по «испанскому делу» называл «другом Путина». (14.04.11 Новая газета). Видимо, потому, что Шамалов и Ковальчук были в том же кооперативе «Озеро», что и Путин, хотя это отнюдь не означает, будто Путин был с Петровым лично знаком. Но факт сам по себе любопытный. С бывшим лидером тамбовской группировки, арестованным в Испании, банк «Россия» связывает энергетика, как выяснили питерские журналисты. Андрей Шумков, который представлял интересы Геннадия Петрова и Сергея Кузьмина на собраниях акционеров банка «Россия», и некоторые связанные с ними фирмы, имел непосредственное отношение к предприятиям топливно-энергетического комплекса и химической отрасли Санкт-Петербурга. Банк «Россия» входил в число акционеров «Петербургской топливной компании» (ПТК), крупнейшей в регионе. А в 1998–1999 годах вице-президентом, зампредом совета директоров ПТК был тот самый капо-дель-капо «тамбовских» Владимир Кумарин. С банком и аффилированными с ним структурами, по данным «Новой газеты», связаны некоторые родственники Путина.
С первых дней пребывания в Софии 22-летний разведчик приступил к выполнению задания Центра. При помощи отца и его сподвижников он быстро внедрился в белоэмигрантские круги. Николай тщательно изучал балканский филиал РОВС и его боевую группу, возглавляемую капитаном Фоссом. Систематически в Москву поступали копии документов, проходивших через капитана Фосса и генерала Абрамова. Позже Абрамов-младший принимал непосредственное участие в компрометации активного антисоветчика журналиста Ивана Солоневича.
Репетиции будущих ударов по интеллигенции, кроме высылки не принявших новой власти писателей и ученых 1922 года, шли все 20-е годы. Начиная со знаменитого ареста и высылки чекистами видных деятелей «Помгола» (Комитета помощи голодающим в Поволжье), посмевших без высшего одобрения партии и советской власти собраться для попытки помочь голодающему населению целых губерний. Деятели «Помгола» с достаточно известными среди российской интеллигенции именами (Прокопович, Осоргин, Кускова и др.) после арестов и допросов разбросаны чекистами по ссылкам с запретом жить в столице. Между интеллигенцией, даже принявшей поначалу революцию и советскую власть, и самой этой властью уже с начала 20-х годов начинала вырастать идейная пропасть и вставать стена политического сыска в лице ГПУ. Так, арестованному тогда в числе главных помголовцев председателю Союза журналистов Осоргину сотрудник ГПУ на допросе задал стандартный для 20-х годов вопрос: «Ваше отношение к советской власти?» На что получил от Осоргина ответ: «Я к ней отношусь со все большим удивлением, поскольку революционная буря опять вырождается во что-то полицейское в виде ГПУ».
Вся эта афера с подкупом не только журналистов, но и депутатов (Луи Дрейфус) и даже сенаторов от партии радикал-социалистов (Першо, владелец партийного органа «Радикал») всплыла в начале 20-х годов, когда большевики после октябрьского переворота обнаружили в архиве МИД России сверхсекретную переписку Рафаловича и тогдашнего царского посла во Франции с министрами иностранных дел В.Н. Ламздорфом, С.А. Сазоновым и министрами финансов – С.Ю. Витте, В.Н. Коковцовым.
Когда современные журналисты и историки критикуют работу военных контрразведчиков в годы Великой Отечественной войны, указывая на их слабую юридическую и оперативную подготовку, то авторы забывают или просто не знают один важный факт. Большинство кадровых «особистов», которые окончили специализированные учебные заведения до начала Великой Отечественной войны и в течение нескольких лет служили в Красной Армии, погибли в первые месяцы войны, отступая с боями вместе с войсками в глубь страны. В результате появилось много вакантных мест. С другой стороны, спешно формировались новые войсковые части и соединения и там тоже требовались военные контрразведчики.
В депутатском интервью журналисту Леониду Млечину в 1989 году («Новое время», № 27) я подвел промежуточный итог своей службы: «В органах государственной безопасности начинал в период хрущевской оттепели. Мое поколение сотрудников КГБ воспитывалось в духе героических традиций, заложенных при создании спецслужб Владимиром Ильичем Лениным и Феликсом Эдмундовичем Дзержинским. С полной уверенностью могу сказать, что я и мои коллеги не имели ничего общего с репрессивной организацией, которая участвовала в беззаконии в годы культа личности Иосифа Виссарионовича Сталина. Мы мундиры инквизиторов из НКВД не примеряли».
Обширные связи Рафаловича во французской печати и среди иностранных журналистов позволяли ему иногда вторгаться и в чисто политические дела. Так, министр иностранных дел России граф В. Н. Ламздорф в своих дневниках, опубликованных в наше время, приводит дословный текст телеграммы Рафаловича в его ведомство, в которой коммерческий агент Министерства финансов выступает с контрпропагандистскими предложениями политического характера: «Французское национальное агентство распространило мнимую депешу из Рима, тревожную по содержанию и касающуюся позиции России в восточном вопросе (речь шла о возможных совместных акциях Англии, Франции и России в поддержку Турции. – Авт.) Не было бы полезным для успокоения публики сделать заявление относительно ориентации нашей политики?»
В «Астории» Г. фон Люциус часто встречался с немецкими «корреспон-дентами-шпионами», аккредитованными в Санкт-Петербурге, Ульрихом, 3. Геем и Ю.А. Полли-Полячеком[154]. Последний, к примеру, сотрудничал с газетами «Гамбургские известия» и «Politische Correspondenz» (Вена). Из сообщений агентуры ясно, что он вел знакомство с арестованным в 1910 г. за шпионаж в пользу Германии и Австро-Венгрии бароном Э.П. Унгерн фон Штернбергом[155]. Причем германское посольство было скомпрометировано не только косвенной криминальной связью журналиста с Э.П. Унгерн фон Штернбергом (через посредничество немецкого посла Фридриха фон Пурталеса[156]). Немецкие дипломаты участвовали в покупке у него русских военных секретов[157].
Нашелся лишь единственный человек, кто публично с помощью печати пошел в бой за доброе имя Батюшина. Им оказался всеми признанный «охотник за провокаторами» журналист Владимир Львович Бурцев, общероссийская знаменитость тех дней. А коллегам-генералам из Ставки, из Генерального штаба, из штаба фронта было не до Николая Степановича. Не до жиру, быть бы самим живу. Для коллег-контрразведчиков и бывших соратников, лишь небольшая часть которых в весенние и летние месяцы 1917 г. была привлечена к реформированию военной контрразведки в сугубо демократическом духе, имя генерала, давшего вовлечь себя в политические игры и вышедшего из них с запятнанной репутацией, стало явно одиозным. Дыма без огня не бывает! – опасливо мог рассудить каждый из них.
Пройдет еще не одно десятилетие, прежде чем потомки Барклая поймут перспективность «крышевой» работы. Особое распространение такая деятельность получит в XX веке. Разведчики будут выдавать себя за дипломатов, торговых представителей, сотрудников различных государственных и общественных организаций, журналистов.
Журналист И. Дон Левин, напечатавший письмо, возил фотокопию в Европу, где предъявил ее бывшему генералу охранного отделения Александру Спиридовичу, и тот удостоверил подпись Еремина. А известный американский эксперт Алберт Д. Осборн со своей стороны установил, что письмо написано на бумаге русской довоенной фабрикации, на пишущей машинке того типа, которым пользовались в охранном отделении.
Питовранов продолжал писать вождю. И после этого, рассказывал Питовранов журналистам, отношение к нему в тюрьме изменилось. Ему стали давать книги и подселили сокамерника – Льва Романовича Шейнина, писателя и бывшего начальника следственного отдела союзной прокуратуры. Питовранов по профессиональной привычке представился ему инженером, который работал в Восточной Германии и потерял важные документы…
В середине тридцатых годов в Варшаву эмигрировал немецкий журналист Рудольф Гернштадт, бывший сотрудник либеральной газеты «Берлинер тагеблатт» и друг хорошо известного редактора Теодора Вольфа. По рекомендации Вольфа Гернштадт начал работать корреспондентом в Праге и Варшаве, посещал Москву и постепенно превратился в «салонного коммуниста». Этот тип людей был довольно распространён в те времена. Когда «Берлинер тагеблатт» была вынуждена изменить свою линию и персонал, Гернштадт проживал в Польше и был связан с советским посольством. Он также подружился с Шелиа. Когда тот пожаловался на финансовые затруднения, Гернштадт посоветовал ему вступить в контакт с советским агентом в Варшаве. Сделка состоялась.[127]
К Приказу Ученых принадлежат еще Академия словесности, Комиссия придворных журналистов и Общество Историческое.
Преступлениям интендантских чиновников уделяет все свое внимание журналист Ф. Купчинский, автор книги «Герои тыла» (СПб., 1908). Сюда вошли статьи Ф. Купчинского, печатавшиеся в разное время в газете «Русь». В книге много домыслов, слухов и газетных уток, однако немало и подлинных фактов. Автор, выдвигая обвинения, не забывает печатать рядом с ними официальные опровержения Военного министерства. При условии строжайшего сравнительного анализа содержащаяся в книге информация представляет значительный интерес для историка.
Получив диплом в 1967 году, был принят на работу во внешнюю разведку. Неоднократно выезжал в долгосрочные загранкомандировки в страны Южной Азии. Прошел путь от оперативного работника до резидента. Работал под журналистским и дипломатическим прикрытиями. Член Союза журналистов с 1973 года.
Для большинства людей жизнь Лаврентия Берия начинается с назначения его наркомом внутренних дел СССР. Его предыдущая работа на партийной работе в Закавказье окутана мраком тумана. При этом большинство журналистов и историков обходят тот факт, что именно Лаврентий Берия сумел снизить накал межнационального противостояния в Закавказье. К этому следует добавить, что именно при Берия Тбилиси превратился из захолустного и пыльного провинциального Тифлиса в современный европейский город. При этом он сам лично поздним вечером (а другого времени не было) инспектировал строительные площадки. Полученное в юности специальное техническое образование позволяло ему профессионально оценивать происходящее на стройплощадках.
Пожалуй, первой известной жертвой политических репрессий советской власти среди полярников стал участник экспедиции Э.В.Толля, бывший командир ледокола «Ермак» Н.Н.КОЛОМЕЙЦЕВ, арестованный в начале 1918-го года, вскоре освобождённый и ушедший в эмиграцию. Эмигрировал и был объявлен «изменником Родины» знаменитый полярный мореплаватель Б.А.ВИЛЬКИЦКИЙ. Трагическая судьба полярного гидрографа А.В.КОЛЧАКА общеизвестна. Он единственный из упоминаемых в этой статье лиц до сих пор не реабилитирован. В 2004 году вышло 2-е издание обстоятельного труда В.В.Синюкова «Александр Васильевич Колчак: от исследователя Арктики до Верховного правителя России», в котором много внимания уделено экспедициям и географическим исследованиям А.В.Колчака. По непроверенным данным, в 1920 году был расстрелян активный деятель Архангельского общества изучения Русского Севера В.В.БАРТЕНЕВ. В феврале 1929 года в Томске расстрелян путешественник, этнограф, сибириевед, автор очерков по геологии Енисейской губернии А.В.АДРИАНОВ. В том же 1920 году был арестован за «контрреволюционную деятельность» журналист Т.П.СИНИЦЫН, вскоре освобождён, через год вновь арестован, снова освобождён; во второй половине 1930-х годов он открыл школу для ненцев Новой Земли, считается первооткрывателем ненецкой темы в русской литературе (публиковался под псевдонимом Пэля Пунух); в июле 1937 года арестован третий раз, но выжил (других подробностей репрессий источник [Огрызко] не приводит).
В 1915 г. для Покровского большее значение приобрела не только благотворительная, но и политическая деятельность в Государственном совете, поскольку, став его присутствующим членом, он вошел в руководимый Коковцовым Кружок внепартийного объединения. Покровский «придерживался умеренных взглядов»[65] и имел, подчеркивал Е.Н. Шелькинг, «открытый, умеренно либеральный образ мыслей»[66]. Вступление Покровского в Кружок внепартийного объединения подтверждало либеральный характер его политических воззрений, так как эта фракция верхней палаты состояла из деятелей, настроенных «если не определенно прогрессивно, то, во всяком случае, либерально»[67], ориентировавшихся на Группу левых (или Академическую) – оплот кадетской партии в Государственном совете. Характерно также, что в 1915–1916 гг. Покровский посещал салон журналиста В.А. Бонди, одного из столпов либеральных «Биржевых ведомостей»[68]. Впрочем, в 1914 и 1915 гг. Покровский являлся (в качестве приглашенного эксперта) участником 10-го и 11-го съездов Объединенного дворянства, а также членом Экономической комиссии его Постоянного совета, в которой сделал доклад об условиях развития российского экспорта[69]. Однако Объединенное дворянство не отличалось политической однородностью – наряду с черносотенцами оно включало в себя и кадетов, а потому причастность Покровского к деятельности этой организации нельзя расценивать как доказательство его консервативности. В августе 1915 г., с образованием в обеих палатах оппозиционного царскому правительству Прогрессивного блока, Кружок внепартийного объединения присоединился к нему, а Коковцов и Покровский стали влиятельными лидерами оппозиции в Государственном совете. Не случайно в марте 1916 г. Александра Федоровна называла Покровского «известным левым» и «последователем Коковцова и “Блока”»[70]. Тем не менее Покровский продолжал пользоваться благосклонностью царицы, впрочем, как и авторитетом у коллег по Государственному совету и министров.
Февраль: Б.В. Савинков под легендой журналиста из Константинополя Гуленко встретился с сотрудником резидентуры ИНО ГПУ в Италии, где предложил свои услуги советской разведке.
25 августа в Москве, в здании генконсульства США состоялась решающая встреча основных организаторов и участников заговора: Пула, Рейли, Лаверна, полковника А. Вертимона (Франция), К. Каламатиано (США), журналиста Р. Маршана (Франция). Участники совещания «послов и шпионов» решили, что в связи с расширением интервенции стран Антанты против советской России (2 августа 1918 года к британскому экспедиционному корпусу, которым командовал генерал Ф. Пуль, присоединились части французских и американских войск) и предстоящим отъездом дипломатов из Москвы все нити заговора нужно сосредоточить в руках Рейли, Вертимона и Каламатиано.
Там же, в магистратском суде на Боу-стрит и в офисе Березовского на Даун-стрит, я общался с неистовой журналисткой «Новой газеты» Анной Политковской (убита в Москве 7 октября 2006 года) и чрезвычайно отчаянным журналистом Андреем Бабицким, живущим теперь в Чехии.
Уманского справедливо считали человеком незаурядным. Он начал свою служебную деятельность журналистом, блестяще знал несколько иностранных языков. Перед войной нередко выступал в роли переводчика Сталина. Хорошо владел стенографией, печатал на пишущей машинке, был прекрасным оратором, умел четко излагать мысли, не прибегая к каким-либо запискам. Он сам много работал, подготавливая важные документы, и быстро решал вопросы. Будучи уверен в неизбежности войны с фашистской Германией, продолжал встречаться в Вашингтоне с немецким послом и старался выведать у него нужную информацию.
Публике о шпионском скандале поведал известный американский журналист Дрю Пирсон, обозреватель газеты «Вашингтон пост». Советский шпионаж Дрю Пирсон назвал частью плана Москвы по захвату власти над миром. Он утверждал, что Гузенко назвал имена тысячи семисот советских агентов в Северной Америке.
Если верить опусам отдельных отечественных журналистов и сценаристов современных фильмов «про войну» – военные контрразведчики постоянно пьянствовали в тылу, спали с ухоженными и чисто одетыми юными медсестрами, а когда в медсанбате заканчивался спирт и хотелось новизны, то отправлялись на передовую. Сфабриковав несколько уголовных дел и собственноручно расстреляв из нагана в затылок жертв, «военные контрразведчики» возвращались обратно в тыл, где их уже ждало спиртное и похотливый медперсонал. Периодически им вручали боевые награды. Наверно за победы на сексуальном фронте и успехи в сражениях с зеленым змием. И так на протяжении всей Великой Отечественной войны. Непонятно, правда, кто ловил немецких агентов и ухаживал за ранеными. А что вы еще хотели от подчиненных «сексуального маньяка и палача» Лаврентия Берии? Они во всем брали пример со своего начальника.
11 сентября 1999 г., когда после публикации очередной книги одного из перебежчиков из КГБ, журналисты атаковали 87-летнюю Норвуд вопросами, не сожалеет ли она о сотрудничестве с КГБ, она заявила:
А вспоминал о Дубровском-Леснике известный литературный и художественный критик русского зарубежья, поэт и журналист Вячеслав Завалишин. Его рассказ о поездке в 1934 году, в качестве специального корреспондента газеты «Крестьянская правда», на торжества, связанные с десятилетием со дня пуска в ход Волховской гидроэлектростанции, которую с гордостью называли «первенцем грандиозных новостроек», был опубликован в 1952 году в нью-йоркской газете «Новое русское слово».
Это же касается и газеты «Беларускі фронт» – периодического издания одноименной организации ксендза Годлевского. Если в его первых номерах (1937 – 1938 гг.) журналисты врагами Белоруссии считали как коммунизм, так и нацизм, то начиная с конца 1938 года в газете ясно прослеживается тенденция ориентации на Германию не только как гаранта передела мира, но и как государство – образец нового порядка[95].
11 ноября 2002 в Брюсселе на вопрос французского журналиста о нарушениях прав человека Чечне, Путин ответил следующим образом: «…если вы хотите совсем уж стать исламским радикалом и готовы пойти даже на то, чтобы сделать себе обрезание, то я вас приглашаю в Москву. У нас многоконфессиональная страна, у нас есть специалисты и по этой проблеме. Я порекомендую сделать операцию таким образом, чтобы у вас уже ничего не выросло» («Ведомости», 13.11.02).
Журналист Синявин – впоследствии редактор журнала. Он очень одиозная фигура в политической жизни города.
Такая загруженность секретаря была обусловлена многогранной деятельностью его шефа – А.М. Горького, который помимо своего творчества писателя еще занимался редакторской, издательской деятельностью, а также приемом посетителей, главным образом, творческих работников (писателей, поэтов, журналистов и т. п.).
Те же приват-доценты, чиновники, журналисты, которые взахлеб ругали «прогнившее самодержавие», также взахлеб саботировали новую рабоче-крестьянскую власть. Именно образованные и полуобразованные слои интеллигенции, по мнению большевиков, стали той питательной средой, где выросла бацилла Гражданской войны и интервенции.
Журналист Синявин – впоследствии редактор журнала, сценарист фантастического фильма из жизни города. Он очень одиозная фигура в политической жизни города.
 20 июня (3 июля). Умер 44-летний Теодор Герцль, австрийский журналист, основатель политического сионизма. Первый президент Всемирной сионистской организации.
Скорбя о ее уходе, театральные рецензенты писали, что брак по любви вынудил ее на такой шаг. Конечно, иных оценок не могло быть. Лишь через семнадцать лет, в посвященном ей некрологе, возник отблеск тайны. Его приоткрыл многолетний друг семьи Самойловых Василий Аполлонович Полетика. В первую очередь он был другом Василия Васильевича: тоже окончил Горный институт, со временем стал журналистом, издателем газеты „Биржевые ведомости“, позже – „Молвы“. Веру Васильевну любил всю жизнь, восхищался ею, ее талантом актрисы, действительно был ей верно и бескорыстно предан. В написанном им некрологе звучит подлинная душевная боль. В.А. Полетика, видевший в замужестве Самойловой роковую ошибку, не уставал сокрушаться, что Мичурин хоть и был человеком добрым и честным, но далеко отставал от нее „по качествам ума и по своему развитию“. „Замечательно, – продолжал Полетика, – что этот брак вовсе не был браком по любви или по расчету. В один из несчастных дней ее жизни Вере Васильевне представилось, что ей необходимо выйти замуж, для того чтобы положить конец слухам, казавшимся ей оскорбительными не столько даже для нее самой, сколько для лица, к которому она питала – мало сказать, благоговение, а какой-то фанатический экстаз“. Это единственный намек, сохранившийся в печати. Репутация Веры Самойловой всегда была безупречна. „Слухи“ до нас не дошли».
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я