Бар (герцогство)

  • Бар (фр. Barrum Ducis, Bar-le-Duc, le Barrois, лат. Barrum Ducis) — графство, а с 1355 года — герцогство во Франции, расположенное по обе стороны Мёза. Резиденцией герцога служил город Бар-ле-Дюк. Графство было вассалом Священной Римской империи, а затем Франции (в западной части графства). Герцогство Бар составляло западную часть Верхней Лотарингии и в 925 — 1302 годах принадлежало Германии. Но в 1302 году два округа, Бар-ле-Дюк (Pagus Barrensis) и Бассиньи, признали за собой полную зависимость от Франции.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Гра́фство Осе́р (фр. Comté d'Auxerre) — средневековое бургундское феодальное образование, столицей которого был город Осер.
Герцогство Аквитания (фр. Duché d'Aquitaine) — феодальное государство, существовавшее на юго-западе Франции в конце IX — первой половине XV века.
Гра́фство Тулу́за (окс. comtat de Tolosa) — средневековое графство в Южной Франции, располагавшееся на территории современных регионов Лангедок — Руссильон и Юг — Пиренеи. Столицей графства был город Тулуза.
Пентьевр (фр. Penthièvre) — бывшее графство и герцогство на севере Бретани. Его территории входят в состав современного французского департамента Кот-д’Армор.
Королевский домен (фр. Domaine royal français) — название личных владений средневековых французских королей. Основой королевского домена послужили небольшие разрозненные владения в Иль-де-Франсе и Орлеане, которыми потомственно владел Гуго Капет при избрании его на французский престол в 987 году. Постепенный рост территории домена при его преемниках, именуемых Капетингами, привёл к объединению Франции в единое (централизованное) государство.

Упоминания в литературе

Сын короля Стефана, Вильям, граф Варенн, сопровождал Генриха в походе на Тулузу, но по пути назад умер. Из всех детей Стефана осталась одна дочь Мария, аббатиса женского монастыря в Ромси. Вильям унаследовал от своего отца графство Булонь. Генриху было необходимо, чтобы графство попало в руки его союзника, ибо оно располагалось близко от Англии. Он понимал, что надо действовать быстро и сохранить видимость законности, иначе графство снова вернется к своему бывшему господину, королю Людовику VII.
Держава Пржемыспа Отокара включала в себя не только чешские, но и многие польские земли, а также часть территорий нынешних Венгрии, Хорватии и Словении – вплоть до побережья Адриатического моря. После того, как в 1250 году пресеклась герцогская династия Бабенбергов, правившая в Австрии («Восточной марке» – Ostmark, появившейся в XII веке на юго-восточной границе империи), чешский король присоединил их земли к своим владениям – поскольку к тому времени ослабла императорская власть, которая по существовавшим правилам могла распоряжаться доменами, оставшимися без господ. Претензии Пржемыспа Отокара II на Австрию основывались на том, что он был женат на Маргарите – сестре последнего Бабенберга.
Крупные феодалы собрали вокруг себя вассалов со служилыми людьми. Так действовали во Франции: богатый провансский владетель граф Раймунд Тулузский, граф Гуго Вермандуа, брат короля Филиппа, Стефан, владетель Блуз и Шартра, герцог Роберт Нормандский, брат английского короля Вильгельма II, и граф Роберт Фландрский. Из немцев впереди всех был герцог Нижней Лотарингии с 1089 года Годфрид Бульонский со своими двумя братьями Евстахием и Балдуином. Из Италии пришли два норманнских князя: Боэмунд, сын Роберта Гискара, и его племянник Танкред. Норманнские искатели приключений никак не имели в виду борьбу во имя Господа, а с самого начала думали о возможности захвата земель и владений в восточных странах. Отпущение грехов, и совершенных, и еще не совершенных, а также обещанный «второй рай» с «медом и млеком» – все это и привело в движение громадные толпы. Люди нашивали кресты и начинали готовиться к походу.
И как раз в тот момент, когда неизменное покровительство кардинала Ришелье могло бы облегчить Никола его задачу, премьер-министр тоже сошел со сцены – он умер в декабре 1642 года. В мае 1643 года за грозным кардиналом последовал и его господин, Людовик XIII. Франция оказалась в руках вдовствующей королевы, испанки по происхождению, Анны Австрийской, правившей от имени малолетнего сына – Людовика XIV.
1. Дворяне-феодалы самого низкого уровня, как правило, назывались просто «сеньор» или «сир» (что значит «господин») и владели маленьким замком. Над ними стояли по порядку (от низшего звания к высшему) бароны, виконты, графы, маркизы и герцоги, а во главе всех стоял король. Великий аббат церкви мог быть равен по рангу виконту, князь-епископ равен графу или стоял даже выше. Однако строго зафиксированных правил не было. Во Франции некоторые графы были совершенно равны по могуществу некоторым герцогам[16], а другие графы могли по некоторым из своих земель быть вассалами виконта или даже барона. Были и дворяне, которые официально считались еще ниже по званию, но гордо равняли себя со знатнейшими в сословии. Например, владелец большого замка в Пикардии (знаменитые развалины этого замка без всякой причины были уничтожены немцами в 1917 г.) хвастливо заявлял в девизе своей семьи: «Я не король, не принц, не герцог, не граф, я только сир де Куси».

Связанные понятия (продолжение)

Граф Ричмонд, также граф де Ришмон, (англ. Richmond, фр. Richmond) — английский титул, который был неоднократно создаваем и который в разное время носили представители Бретонского дома, королевских династий Плантагенетов, Капетингов, Тюдоров, Стюартов, а также Савойского дома.
Це́рингены (нем. Zähringer) — древний немецкий род из Швабии, представители которого были герцогами Каринтии и маркграфами Вероны (1061—1077), герцогами Швабии (1092—1097), герцогами Церингенскими (1097—1218), наместниками (ректорами) и герцогами Бургундии (1127—1218) и герцогами Текскими (1187—1432), а также правителями (с 1112 маркграфами, с 1803 курфюрстами, с 1806 великими герцогами) Бадена (до 1918).
Гра́фство Намю́р (фр. Comté de Namur) — средневековое графство со столицей в Намюре, располагавшееся на территории современной Бельгии.
Рамнульфиды (фр. Ramnulfides) или Дом де Пуатье (фр. maison de Poitou) — знатный род франкского происхождения, правивший в IX — XIII веках в графстве Пуатье и герцогстве Аквитания.
Герцогство Саксен-Веймар (нем. Herzogtum Sachsen-Weimar) — государство в составе Священной Римской империи, одно из эрнестинских герцогств.
Графство Мэн (фр. Comté du Maine) — французское средневековое графство. Его основу составило каролингское графство, составленное из земель епископства Ман с городами Ман (современный Ле-Ман) и Жюблен. Столицей его был город Ман.
Графство Сансер (фр. Comté de Sancerre) — графство в королевстве Франция, в исторической области Берри. Географическая область, приблизительно соответствующая территории графства, носит название Сансеруа (фр. Sancerrois)
История Бадена После утверждения господства франков над баденскими аламаннами между последними стало распространяться христианство. Неоднократные попытки восстановить независимость страны, особенно в правление герцога Готфрида, от которого ведет своё происхождение Баденский дом, не имели успеха. Пипин Короткий в 748 году упразднил герцогство Аламаннию, но потомки Готфрида, Герольд и его сын Бертольд, ещё оставались ландграфами в Бааре. Последующая история упоминает о Гебхарде, графе Брейсгауском...
Ингельгеринги (фр. Ingelgeriens) — знатный род франкского происхождения, представители которого были графами Анжу и графами Нанта. Вместе со сменившим в графстве Анжу домом Гатине-Анжу Ингельгерингов часто объединяют в Первый Анжуйский дом (фр. Première maison d'Anjou).
Плантагене́ты (фр. Plantagenêt, англ. Plantagenets) — королевская династия французского происхождения, одна из ветвей дома Гатине-Анжу, основные владения которой (графство Анжу) изначально находились во Франции, но впоследствии значительно расширились. В результате Плантагенеты оказались правителями Англии (1154—1399), Нормандии (1144—1204, 1346—1360 и 1415—1450), а также Гаскони и Гиени (1153—1453). Однако в ходе конфликтов с французскими королями Плантагенеты были вынуждены уступить само графство...
Маркиз Готии (фр. Marquis de Gothie, лат. Gothiæ marchio) — титул правителя Готской марки, которая располагалась в исторической области Септимания в Южной Франции, позже вошедшей в состав Лангедока. В состав марки входили города Нарбонна, Агд, Безье, Мельгёй, Ним и Юзес. Первоначально часто использовался титул маркиз Септимании (лат. dux Septimaniæ) или герцог Септимании (лат. dux Septimaniæ), Флодоард упоминает этот титул как принцепс Готии лат. princeps Gothiæ или princeps Gothorum. Постепенно...
Орлеанский дом — название некоторых ветвей дома Капетингов: в XV веке — династии Валуа, с XVII века — династии Бурбонов.
Дом д’Арманьяк — один из древнейших, наиболее знатных и могущественных домов Гаскони, правивший графством Арманьяк.
Герцогство Бурбон (фр. duché de Bourbon) или Бурбонне — французское герцогство в период между XIV и XVI веками, территория которого соответствует современному департаменту Алье и части департамента Шер (округ Сент-Аман-Монтрон).
Дом Гатине-Анжу (фр. Maison de Gâtinais—Anjou) или Дом де Шато-Ландон (фр. Maison de Château-Landon) — французский знатный род, представители которого были графами Анжу, Мэна, Тура, а также герцогами Нормандии и Бретани. Вместе с домом Ингельгерингов дом Гатине-Анжу часто объединяют в Первый Анжуйский дом (фр. Première maison d'Anjou). В XII веке дом разделился на две ветви — старшую, больше известную как династия Плантагенетов, представители которой были королями в Англии, и младшую, представители...
Графство Ла Марш — земельное владение в средневековой Франции. Располагалось преимущественно на территории современного департамента Крёз.
Графство Бордо (фр. Comté de Bordeaux, оксит. comtat de Bordèu) — феодальное владение в Гаскони на юго-западе Франции, существовавшее в VI — X века.
Первоначально герцогство Шартр (фр. Duche de Chartres) было графством со столицей в городе Шартр. Титул графа Шартра был повышен до титула герцога Шартрского в 1528 году. В 1674 году король Франции Людовик XIV пожаловал титул герцога Шартрского своему новорожденному племяннику Филиппу II Орлеанскому (1674—1723). Филипп II был младшим сыном и наследником Филиппа Французского, герцога Орлеанского (1640—1701), младшего брата Людовика XIV.

Подробнее: Графы и герцоги Шартрские
Лотарингский дом (фр. Maison de Lorraine), также известен как Эльзасский дом (фр. Maison d'Alsace) или дом Шатенуа (нем. Haus Châtenois) — один из величайших владетельных домов в истории Европы. Семейная традиция без каких бы то ни было оснований считает их Каролингами.
Салическая (Франконская) династия (нем. Salier) — династия королей Восточно-Франкского королевства (Германии) и императоров Священной Римской империи. Родовые владения находились в западной Франконии в районе Вормса и Шпайера, благодаря чему династию часто называют Франконской.
Де Богу́ны (иногда де Боюны, де Боэны; англ. de Bohun, современное произношение: де Бун) — английский дворянский род нормандского происхождения в Средние века.

Подробнее: Богуны
Ге́рцог, герцоги́ня (нем. Herzog, фр. duc, англ. duke, итал. duca от лат. dux (от латин. duco «веду» — сравни рус. вождь, предводитель от глагола водить — вести)) у древних германцев — военный предводитель, избираемый родоплеменной знатью; в Западной Европе, в период раннего Средневековья, — племенной князь, а в период феодальной раздробленности — крупный территориальный владетель, занимающий первое место после короля в вассально-ленной иерархии.
Альтенбургское деление (нем. Altenburger Teilung) — план раздела веттинских владений, который был предложен саксонскими сословиями 10 сентября 1445 года в Альтенбурге.
Артуа́ (фр. Artois) — историческая область на северо-востоке Франции, граничащая с Фландрией и Пикардией, ныне входит в состав департамента Па-де-Кале. Столица — город Аррас, известный своими гобеленами.
Прованские войны — серия политических и военных конфликтов 1121—1185 годов, вызванных каталонской экспансией в Провансе и Лангедоке. Борьба за обладание графством Прованс велась между Барселонским домом и графами Тулузы при участии влиятельных местных родов (Транкавелей, де Бо, Монпелье и других), и была тесно переплетена с конфликтами в соседних регионах: пизанско-генуэзскими войнами, борьбой графов Тулузы с герцогами Аквитании и английскими королями.
Война за Ландсхутское наследство (нем. Landshuter Erbfolgekrieg) — война разразившаяся в 1503—1505 годах между двумя линиями рода Виттельсбахов о праве на владение землёй бывшего Баварско-Ландсхутского герцогства.
Северная марка или Марка Северной Саксонии (нем. Nordmark) — пограничная марка (маркграфство) основанное королём Генрихом I в 936 году для защиты герцогства Саксонского от нападений вендов. Составными её частями были гау (округ) Балезем, или Бальзамская страна, которая замыкалась реками Эльба, Аланд, Виза, Мильда и линией, проведённой от последней реки через Роксфердское болото к Оре; северная часть называлась Минтгау или Мильтгау и заключала в себе теперешнюю Вишу; южная часть называлась Мозе или...
Клер (или Клэр; англ. Clare) — английский дворянский род нормандского происхождения в Средние века, боковая ветвь Нормандской династии. Его представители носили титул графов Хартфорд, графов Глостер (старшая линия) и графов Пембрук (младшая линия). Клеры играли ведущие роли в политической истории Англии конца XI — начала XIV веков: они принимали активное участие в нормандском завоевании Англии, нормандской экспансии в Уэльсе и Ирландии, движениях английских баронов в начале и середине XIII века...

Подробнее: Клеры
Виконтство Авранш (фр. Avranches) — небольшое феодальное владение на юго-западе Нормандии в Средние века. Административным центром являлся город Авранш, виконты д’Авранш считались вассалами герцогов Нормандии. В настоящее время территория бывшего виконтства входит в состав департамента Манш.
Герцог Орлеанский (фр. Duc d'Orléans) — титул французской королевской семьи, присваиваемый с XIV века. Титул присваивался принцу крови, второму сыну короля (или старшему из младших братьев короля). Таким образом, они сформировали побочную линию французской королевской семьи, с возможным правом наследования трона в случае пресечения основной линии.

Подробнее: Герцоги Орлеанские
Гастингс или Хастингс (англ. Hastings) — знатный английский род, представители которого владели титулами граф Пембрук и граф Хантингдон.

Подробнее: Гастингсы
Дом де Фуа (фр. Foix) — один из важнейших владетельных домов в истории Южной Франции. Центром их средневекового домена было графство де Фуа, однако в разные годы его представители владели также Наваррой, Беарном, Андоррой, Комменжем, Нарбонном, Немуром и иными землями. Существовало два рода, связанных между собой родством по женской линии. Последние из Фуа жили при Людовике XIV.
Э (фр. Eu) — небольшое графство на крайнем северо-востоке Нормандии в Средние века. Графство было образовано в конце X века с целью организации защиты нормандской границы со стороны Фландрии. Административным центром являлся город Э. На ранних этапах существования графства его правители являлись вассалами герцогов Нормандии, позднее — королей Франции. Остатки автономии графства Э были ликвидированы к XVI веку, тем не менее титул графа д’Э продолжал существовать до XX века.
Ландграфство Лёйхтенберг (Landgrafschaft Leuchtenberg) — государственное образование в Священной Римской империи, существовавшее в 1196—1646 годах.
Гра́фство Го́йа (нем. Grafschaft Hoya) — территория Священной Римской империи преимущественно западнее центрального Везера в Нижней Саксонии, Германия с 1202 по 1582 год.

Подробнее: Хойя (графство)
Французско-бретонская война 1487—1491 — война между Французским королевством и Бретонским герцогством. Её причиной стало отсутствие законных наследников мужского пола у бретонского герцога Франциска II. Герцог не желал, чтобы его дочь и наследница Анна вышла замуж за французского короля Карла VIII, так как это привело бы к присоединению герцогства к Франции. Как следствие, Франциск II искал такого зятя, чтобы он смог противостоять могущественному соседу.

Упоминания в литературе (продолжение)

Принцу-регенту в год смерти дочери было уже 55 лет. Его брак с Каролиной оставался не расторгнутым – следовательно, он не мог вступить в новый и обзавестись детьми. Следующий по старшинству брат Георга, герцог Йоркский Фридрих Август, был женат на дочери прусского короля Фридриха Вильгельма II Фредерике, но потомством их Господь не наградил. А вот младшие братья были неженаты. После смерти племянницы Шарлотты у каждого из них появился шанс стать отцом наследника, и в один и тот же 1818 год они вступили в брак, благо после наполеоновских войн в Европе появилось на выданье множество принцесс протестантского вероисповедания.
Карла V обуял страх. Если этот король умрет, то ему наследует другой. А Карлу придется возиться с трупом? Маргарита, заботливая сестра, устремилась к изголовью своего брата, заказала для него церковные мессы, вместе с ним причастилась, вернула ему надежду и в результате спасла. К этому же моменту повернулось и колесо Фортуны. Генрих VIII, который к этому времени стал находить Испанию чрезмерно сильной, принял от Луизы Савойской два миллиона за то, что расстанется со своим союзником. Здесь нашлось кое-что «на булавки» и для кардинала Уолси, который увидел в этом новом предательстве и личную выгоду, и средство для продолжения своей политики уравновешивания сил. Когда Франциск I понял, что бежать ему не удастся, он решил уступить Бургундию, твердо намереваясь позднее отказаться от исполнения данного обещания. Потом он объявил своим советникам, что считает клятвы, данные по принуждению, пустыми. Однако он согласился выдать двух своих сыновей в качестве заложников во исполнение договора. Таким образом, Франциск I принес их в жертву интересам королевства. Когда он вернулся и было оглашено соглашение, поднялось всеобщее возмущение против Карла V. Папа объявил аннулированным тот договор, по которому король Испании признавался господином христианского мира. Во Франции штаты Бургундии твердо заявили, что король без их согласия не имел права отчуждать провинцию от королевства. Это знаменовало конец личной феодальной власти. Сеньор королевского домена отныне должен был стушеваться перед королем Франции. Ибо такова была воля короля Франции.
«Сардинский король владел Савойей, графством Ницца, Пьемонтом и Монферратом. Савойя и графство Ницца были у него отняты в кампании 1792, 1793, 1794 и 1795 гг., и французская армия заняла главный хребет Альп. Пьемонт и Монферрат, лежащие между р. Тичино, пармскими владениями, Генуэзской республикой и Альпами, были населены 2 миллионами человек, так что число подданных сардинского короля достигало 3 миллионов, включая сюда 500 000 сардинцев, 400 000 савойцев и жителей Ниццского графства. В мирное время армия сардинского короля насчитывала 25 000 человек. Его доходы были равны 25 миллионам. Во время кампании 1796 г. его армия с помощью английских субсидий и при чрезвычайном напряжении всех сил достигла 60 000 человек. Это были национальные войска, закаленные в долгой войне. Крепости Брунетто, Суза, Фенестрелла, Бар, Тортона, Кераско, Алессандрия и Турин были в отличном состоянии, хорошо вооружены и полностью снабжены припасами. Эти крепости, расположенные у всех горных перевалов, позволяли считать данную границу неприступной.
Король Гуго III наконец покинул свое неблагодарное королевство в 1276 году. Новый магистр тамплиеров Гийом де Боже[17], родственник французских королей и неисправимый интриган, систематически саботировал политику короля, и на следующий год при поддержке брата Гийома королем себя объявил Карл Анжуйский. Гуго пытался вернуться в 1279 году, но, хотя госпитальеры сочувствовали ему, попытка сорвалась из-за вооруженного сопротивления Бедных Рыцарей. Возвратившись на Кипр, разгневанный монарх спалил тамплиерские прецептории в Лимасоле и Пафосе. Однако правление Карла закончилось, когда в 1282 году он потерял Сицилию. Тогда вернулся король Гуго, хотя этому сопротивлялись госпитальеры и тамплиеры, и в 1284 году умер в Тире. К тому времени королевство по факту представляло собой феодальную республику с шумными распрями купцов, рыцарей-монахов и баронов. В 1279 году рыцари ордена Святого Фомы написали королю Эдуарду о грозящих Святой земле бедах и своих мрачных предчувствиях. Тамплиеры и их магистр приняли участие в прискорбной стычке между Боэмундом VII и синьором Джибелета (Библа) Гвидо Эмбриако в Триполи. Бедные Рыцари, всегда относившиеся к власти, как бароны, последовательно поддерживали мятежника в его борьбе против господина и не оставили от Ботрона (замка, которого когда-то так желал Жерар де Ридфор) камня на камне, а галеры тамплиеров атаковали корабли графа. Эта война продолжалась с 1277 по 1282 год: с момента, когда Гвидо похитил наследницу, до того дня, когда его с братьями зарыли в канаве по шею и бросили умирать с голоду.
Гонорий был младше Аркадия и после смерти отца еще больше зависел от могущественной помощи Стилихона и других людей. Поскольку Стилихон благодаря своей супруге и дочерям был связан с императорской семьей, его положение было трудно оспаривать, и в течение тринадцати лет он верно служил своему господину и добился больших почестей. Сначала его главной проблемой являлись вестготы. Этот народ, бежавший от расширяющейся власти гуннов, пересек границы империи в 375 году и по договору поселился на ее территории. В 378 году вестготы подняли восстание, уничтожили римскую армию и убили в Адрианополе императора Валента. Через много лет Феодосию Великому удалось расселить их в Нижней Мезии и в последний год своей жизни использовать их в Италии против узурпатора Евгения. В той войне они понесли тяжелые потери. Примерно в то же время вестготы, у которых никогда прежде не было короля, объединились под властью Алариха. В 395 году они восстали, разорили Фракию и Македонию и даже угрожали Константинополю, пока Стилихон не встретился с ними в Фессалии. Под влиянием Руфина Аркадий откладывал нападение на них, восточную армию, которой командовал Стилихон, передали Гайне, и вандал отступил, чтобы укрепить свою власть в Италии и на Западе.
Фердинанд был младшим кузеном Изабеллы со стороны отца, поскольку Арагоном уже почти сто лет правила младшая ветвь кастильской династии Трастамара, и он с семьей до сих пор имел обширные владения в Кастилии. Вся его жизнь проходила в коридорах власти. Он был представителем своего отца в Каталонии, когда ему было всего девять лет, а местоблюстителем государства он стал в шестнадцать лет. Это были годы гражданской войны. Фердинанд привык принимать решения вместе со своей властной матерью, Хуаной Энрикес, сестрой адмирала Кастилии{67}. Но она умерла от рака, и молодой принц, заливаясь слезами, сказал аристократам Валенсии: «Господа, все вы знаете, с какими трудами моя матушка вела войну, чтобы удержать Каталонию в составе Арагона. Отец мой стар, а я слишком молод. Потому поручаю себя вам и в ваши руки предаюсь, и прошу вас давать мне советы, как сыну».
Вскоре после возвращения, в 1136 году, высокочтимого брата Гуго призвал Господь. Великим магистром был избран приор ордена в Европе – Робер де Краон по прозвищу Бургундец, который после смерти жены леди Ричезы, родной сестры Ансельма, архиепископа Кентерберийского, принял постриг и вступил в орден тамплиеров[45]. Робер де Краон был доблестным воином, мудрным и деятельным управленцем[46], но усилий магистра и братии в период крушения Латинского королевства оказалось недостаточно. Воинственные сельджуки, возглавляемые Занги, атабеком Мосула и Халеба, и его младшим сыном Нур ад-Дином, вознамерились отомстить за дело Пророка и вернуть власть над Иерусалимом, который они почитали как «Бейт-Аллах» (Дом Божий).
Но самой глубинной причиной такой долговременной верности гасконцев английскому королю была их собственная выгода. Для них вся вражда англичан и французов была только спором династий или феодалов. (Действительно, в это время абсолютное большинство английских феодалов были нормандско-французского происхождения и, как и английские короли, говорили только по-французски. – Ред.) Идея объединения всех, кто живет между Пиренеями и Ла-Маншем, в одно государство под властью короля Франции еще не могла встретить теплый прием на юго-западе. Выражением идеалов жителей этого края был их боевой клич: «Гиень, святой Георгий!» или даже «Гиень!». Герцог Гиени был их природным господином, и они следовали за ним, так что моральные основания их позиции были совершенно ясны. Экономические причины были еще более очевидными. Хотя Гасконь и Гиень (Гюйен) вели большую торговлю с Северной Европой, главным потребителем местных товаров была Англия. В XIV веке Гасконь и Гиень процветали, и каждый английский наезд увеличивал это процветание. Английские короли строжайшим образом соблюдали муниципальные и торговые права не только Бордо, но и менее крупных городов, а если возникал спор о правах – что случалось часто, – короли старались примирить спорящие стороны[2].
Ф. Берхгольц, камергер герцога Голштинского, вел дневник, куда скрупулезно и бесстрастно записывал все подробности пребывания герцога в Петербурге. В записи от 6—7 апреля 1723 года рисует типичную картинку времяпрепровождения «бедных шведских дворян» в Петербурге и главную цель их устремлений. «Приехавшие сюда накануне шведский генерал-майор Сталь и брат его, бывший лифляндский ландрат, были в этот день у его высочества с визитом и потому обедали у него вместе с генерал-лейтенантом Штакельбергом и молодым двоюродным братом его, Штакельбергом из Лифляндии. За столом пили-таки, но не слишком много… 7-го <апреля> герцогу представлялись молодой шведский камергер граф Вахтмейстер и зять его, полковник Розен (один из величайших фаворитов покойного короля, человек, как говорят, превосходнейший и честнейший)… Оба этих господина, только вчера приехавшие из Лифляндии, явились в Петербург с тою же целью, которая вызвала сюда всех уже прибывших или находящихся еще в дороге лифляндских дворян, именно чтоб просить об утверждении за ними их поместий и хлопотать при здешнем дворе еще о некоторых других предметах, касающихся до последних».[5]
Опасаясь возможных междоусобиц, Иван III велел Юрию Ивановичу подписать договор со старшим братом Василием Ивановичем. По этому договору Юрий обязался не посягать на великокняжеский престол и «держать господином» старшего брата, а также его будущего наследника. В годы правления Василия III участвовал в различных военных походах. Василий III долгое время не имел собственных детей (до 1530 г.) и Юрий Иванович считался его наследником. Великий князь подозрительно относился к младшему брату, поэтому держал в Дмитрове своих соглядатаев, которые докладывали ему о всех замыслах Юрия.
Три дня спустя, 30 декабря, в церемониальном зале королевского дворца в Буде состоялся торжественный обряд. Карл принес присягу на Евангелии, дал обязательство защищать старинные вольности Венгерского королевства, после чего кардинал Янош Чернох передал монарху скипетр и державу. Потом настал черед королевы. Кардинал коснулся ее правого плеча древней короной святого Иштвана (Стефана)[5] и произнес: “Прими сию прекрасную корону как супруга короля, готовая разделить с ним заботу о рабах Божиих. Чем выше твое положение, тем большим да будет твое смирение, во имя Господа нашего Иисуса Христа”. Раздались залпы салюта, зазвенели колокола, и над холмами Буды, над стылым Дунаем, над улицами Пешта и, казалось, над всей венгерской равниной до самых Карпат разнеслось: Éljen a király! – “Да здравствует король!” Карл IV, король Венгрии, он же – под именем Карла I – император Австрии (в этом качестве Габсбурги, однако, не короновались), вступил на престол.
Гугеноты поднимали одно восстание за другим, и католики немедленно отвечали на каждое резней и погромами. В то же время король Карл все больше и больше попадал под влияние адмирала Колиньи – фактического главы гугенотской партии. Тот даже смог уговорить Карла объединиться с Англией и объявить войну Испании – чего Екатерина допустить не могла. Она убедила сына, что Колиньи устроил заговор против него: единственным спасением было убить Колиньи и его сторонников-гугенотов. Говорят, раздавленный ее аргументами король воскликнул: «Во имя Господа, убейте их всех!»
Опустив оружие, наставник сына валашского князя, которому было восемьдесят лет, пришёл к господину Ваврену и сказал: «Около пятидесяти лет назад король Венгрии и герцог Жан Бургундский (Жан Бесстрашный) осаждали этот город, в трёх лье отсюда была битва. Могли бы вы подняться с кровати, спуститься и прийти на то место? Я покажу вам его и расскажу, как проходила осада». И господин Ваврен, одетый в ночные одежды, спустился к месту битвы. Вот что сказал ему наставник, стоя перед высокой круглой башней: «Смотрите, здесь стояли король Венгрии и венгры. Здесь был французский коннетабль, а здесь герцог Жан». Башню эту, как он сказал, герцог начинил взрывчаткой, чтобы поджечь её, когда придут биться новые воины. Но господин де Кусси [Энжеран де Кусси][33] пленил упомянутого герцога, ведь в его распоряжении были шесть тысяч турок, которые пришли сражаться с крестоносцами. Чтобы сократить рассказ, он продемонстрировал де Ваврену битву, как он был пленён турками и продан в рабство в Генуе, где выучил язык. И тогда де Ваврен поверил всему, что сказал и показал ему наставник».
Однако перед тем, как начать войну, Вильгельм, как послушный мирянин, отправил жалобу на рассмотрение папы римского. Гарольд отказался признать решение папы или отстаивать свое право на королевский престол перед папским судом в Италии. После официального рассмотрения жалобы Вильгельма папой и кардиналами был принят вердикт, что Англия принадлежит нормандскому герцогу. Ватикан прислал Вильгельму знамя, освященное самим папой, и благословение на завоевание Британии. Церковные круги Европы усердно проповедовали, что поход Вильгельма совершается во имя Господа. Помимо получения этой духовной поддержки (эффект которой в XI веке нельзя сравнивать с философским и индифферентным подходом XIX столетия), герцог Нормандии приложил все силы и энергию, все ресурсы своего герцогства и все свое влияние на вассалов и союзников, чтобы собрать «самую большую и грозную силу, которую когда-либо видели народы Запада».[4]
Однако ничего подобного не произошло. Совет Кастилии разделился на два лагеря. Гаттинара хотел новых владений, стремился к решениям, враждебным для Франции, и большинство других фламандцев придерживались той же точки зрения. Ее поддерживал и герцог Альба. Однако Ланнуа и Авалос, герои последней войны, советовали заключить с Францией мирный договор, и к ним присоединился духовник императора Гарсия де Лоайса{266}. Во время благодарственной мессы, отслуженной после победы при Павии, доминиканский священник произнес проповедь, призывая объединиться общим фронтом против неверных и проповедуя «всеобщее согласие»{267}. Философ-гуманист Вивес, живший в то время в Оксфорде, призывал к терпимости, ибо, по его выражению, это был замечательный шанс «сотворить доброе дело, заслужить себе награду перед лицом Господа и славу среди людей»{268}.
В 1456 г. один серб записал: «Те годы были смертоносными в Ново-Брдо!» Монах из Дечан упоминает две кометы – одна явилась с востока, а другая с запада. Процитируем третьего летописца: «И началась чума по всей земле, и голод сильный повсюду». В окрестностях Призрена, согласно одной хронике, произошло землетрясение. В том году состоялось великое сражение под Белградом, когда Мехмед Завоеватель попытался взять город на впадении Савы в Дунай, приведя с собой более двухсот тысяч воинов и три сотни пушек. Как уже было сказано выше, во главе защитников крепости стояли славный венгерский воевода Янош Хуньяди и монах-католик Иван Капистран. Более пятидесяти тысяч человек пало в битве. Сербский летописец свидетельствует: «В лето 1456, июля 22, разбит был Мехмед под Белиградом от Янкула. И стояли в небе две звезды опоясанные. Одна от запада, а другая от востока». А затем началась чума, и «в то лето, в среду августа 11, скончался великий воевода Хоняди Януш». Умер и Иван Капистран. Другой летописец с болью вспоминает о том страшном годе: «Декабря 24, в пятницу, в семь часов пополудни скончался благочестивый господин деспот Джурадж… потом воевода Дмитар Радоевич… Также скончалась и госпожа деспотица Ирина в Руднике мая 3 во вторник… И в тот год погибло сербское войско на Тамише…» Спустя три года после составления этой летописи пало Смедерево, и турки двинулись на Боснию.
25-го. После обеда герцог ходил гулять вдоль реки и в это время имел счастье видеть у окна обеих принцесс, с которыми раскланялся. Позднее его высочество походил еще довольно много по городу и потом возвратился домой. Он видел издали императора, ехавшего в открытой коляске в шесть лошадей, и так как ему показалось это очень необыкновенным, потому что его величество никогда не ездил иначе, как в кабриолете, то мы стали осведомляться о причине такого парада и узнали, что государь ездил навстречу двум господам, именно князю Долгорукому и графу Головкину, прибывшему из Берлина. Первый находился вне России 15, а последний 16 лет. Долгорукий был послом при датском и французском дворах, а граф Головкин при прусском, куда теперь назначен брат ег. Они сидели с императором в коляске и были встречены им за несколько верст от города. Оба имели ордена, именно князь Долгорукий – орден Слона, а граф Головкин – прусский Черного Орла. Его величество показал им в этот день почти весь город и всюду побывал с ними. Таким отличием он доказал, как уважает тех из своих подданных, которые с пользою употребили время, проведенное за границею.
К тому времени, когда лиценциат Хуан де Сервантес получил свою должность, его господин дон Диего уже был вдовцом. Ему исполнилось шестьдесят шесть лет, и его стали одолевать недуги, но он оставался галантным кавалером. У него даже случился роман с молодой красавицей по имени Мария Мальдонада. Она была из простой семьи. Неизвестно, был ли ее отец идальго. Тем не менее, ее молодость и красота победили все предрассудки, и в 1530 году герцог обвенчался с ней. Все это, по понятным причинам, не нравилось семье герцога. Ведь «молодожен» отписал своей новоявленной супруге приличную сумму в наследство.
Отношения с папским престолом стали более активными при латинофильском преемнике Иоанна Мануиле. Последний, исполненный надежд на восстановление единой Римской империи и уверенный в том, что императорскую корону он сможет получить лишь из рук римского папы, предлагал римскому престолу унию. Отсюда видно, что основанием переговоров об унии были чисто политические расчеты. Один немецкий историк церкви (Норден) правильно отметил: «Комнины думали при помощи папства подняться до господства над Западом и вместе с тем и над самим папством; папы же мечтали при поддержке Комнинов стать господами Византийской церкви и вместе с тем Византийской империи»[297].
По случаю коронации он – как и его предшественники Стефан и Генрих I – положил на алтарь Вестминстера хартию. Это самый почетный обычай: присяга, принесенная королем перед коронацией, а затем хартия, предоставляемая подданным, чтобы просветить их относительно программы будущего царствования. На самом деле глава государства Плантагенетов является суверенным королем и своим положением обязан только Богу. Генрих решает, что власть его будет абсолютной. В действительности, как писал один из самых блестящих учеников Теобальда Кентерберийского, Иоанн Солсберийский[26], Генрих, молодой король в возрасте двадцати одного года, должен был покориться воле Господа и править в соответствии с его духом, быть служителем закона и справедливости. Он уже обещал вершить правосудие и не терпеть разбоев и воровства. Его предок, Вильгельм Завоеватель, уважал обычаи, но не обнародовал хартию, поскольку принял власть совсем в других условиях. Генриху необходимо согласие Церкви и баронов, чтобы принести присягу и издать хартию. Это священная и торжественная связь «абсолютной верности», которую Генрих хочет снова восстановить в полной ее строгости, принимая на себя абсолютную королевскую власть. В хартии Генриха он представляется как «король Божьей милостью».
В 1835 году умер император Франц, и Меттерних, боясь, как бы паника на бирже не потрясла самые основы австрийской экономики и его личные позиции, снова обратился за помощью к Соломону Ротшильду. И тот вместе со своим парижским братцем Джеймсом Ротшильдом сделал во всеуслышание официальное предложение: если кто-то хотел бы продать облигации австрийского государственного займа, банкирские дома венских и парижских Ротшильдов готовы за любую, самую высокую цену их приобрести. Европейские биржи успокоились. Ротшильд еще раз оказал помощь переживавшему временные трудности Меттерниху. (Вот несколько строк из письма австрийского посла в Париже Меттерниху: «Должен признаться вам, господин канцлер, что в результате потрясающе сильного влияния банкирского дома Ротшильда была задушена в зародыше финансовая паника, которая уже начала было овладевать некоторыми нервными вкладчиками».) Вместе, плечом к плечу, Меттерних и Ротшильд стояли и в революционной буре 1848 года. (Меттерних писал тогда Соломону Ротшильду: «Если меня заберет черт, он утащит с собой и вас».)
Изменились и сами отношения великого князя с младшими князьями. Великий князь перестал быть первым среди равных и оказался по отношению к удельным князьям в положении господина. Право отъезда формально отменено не было, но отъезд постепенно начинает рассматриваться как крамола (измена).
Почему же рыцарство не поддержало католическое духовенство? Большинство феодалов считали, что победа лютеранства приведет к упразднению католического епископства и Ливонского ордена. Вассалы таким путем могли не только получить в частную собственность свои лены, но и захватить те земли, на которых до этого непосредственно вели хозяйство епископы и орден. Лютеранские священники гораздо более зависели от местных помещиков, чем католические, и их легко можно было использовать в качестве средства воздействия на крестьян. Среди рыцарства быстро распространялось лютеранство. В число лютеран господа записывали также и своих крестьян, не спрашивая на это их согласия. Около середины XVI века большинство жителей Ливонии формально приняли лютеранство. В 1554 г. на ландтаге в Валмиере была провозглашена свобода вероисповедания для лютеран всей Ливонии. Только епископы и орденское начальство оставались католиками вплоть до Ливонской войны.
Этот арест, удививший все королевство, был на руку многим. Ведь министр финансов был не только кредитором короля; он выдавал довольно крупные ссуды большинству знатных вельмож, приближенных ко двору, и некоторые из них уже решили, что его осуждение позволит им быстрее уладить свои дела. Да и судьи поняли, что если они приговорят его к пожизненному заключению, им будет признательно множество господ. Процесс начался, естественно, с того, что Жаку Кёру предъявили обвинение в отравлении Аньес Сорель. Но доказательства, представленные мадам де Вандом, сразу показались несостоятельными даже самым заклятым врагам министра финансов.
В 1773 году издаются «Записки путешествия генерала фельдмаршала российских войск, тайного советника и кавалера Мальтийского, Святого апостола Андрея, Белого Орла и Прусского ордена, графа Бориса Петровича Шереметева, в тогдашние времена бывшего ближнего боярина и наместника Вятского, в Европейские государства в Краков, в Вену, в Венецию, в Рим и на мальтийский остров, изданные по подлинному описанию, находившемуся в библиотеке его сына господина обер-камергера, генерал-аншефа, сенатора и кавалера святого апостола Андрея, святого Александра Невского, Белого Орла и святой Анны, графа Петра Борисовича Шереметева».
Да и сам Петр, как ни мало это на него похоже, своей областной децентрализацией, этими восемью губернскими царствами 1708 г. с полномочными проконсулами во главе их, мог только освежить воспоминание о великородных наместниках, задуманных в боярском проекте 1681 г., а произвол Петра, его пренебрежение к породе подогревали эти воспоминания, с другой стороны. Мы уже знаем, что последние десятилетия 17 в., особенно время правления царицы Натальи, отмечены были современниками как начальная эпоха падения первых знатнейших фамилий и возвышения людей из «самого низкого и убогого шляхетства». При Петре эти люди стали первыми вельможами, «большими господами государства». В головах, заучивавших наизусть десятки поколений своих занумерованных родословных предков, антагонизм старой и новой знати преображал свежие предания прошедшего в светлые мечты будущего.
Король всячески способствовал их утверждению, давал светским и церковным феодалам иммунные грамоты, которые защищали их владения от вмешательства государственных служащих. Эти грамоты передавали в ведение феодалов, и судебно-административную власть, и местную казну, и охрану порядка. На иммунной территории собственник стал единственным господином, имевшим полную власть не только над поземельно зависимым, но и над всем населением, проживавшим в пределах его владения.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я