Алы

  • А́лы (арм. Ալք) — в армянской и курдской мифологии злые духи, вредящие роженицам и новорождённым: они нападали на беременных женщин и похищали младенцев. Известны также в мифологиях многих народов Кавказа и Средней Азии под схожими именами.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Эльфы (нем. elf — англ. elf) — волшебный народ в германо-скандинавском и кельтском фольклоре. Известны также под названиями альвы (álfr — сканд.), сиды или, если точнее, ши (sidhe — др. ирл.).
Хакасская демонология — демонологические представления хакасов, южносибирского тюркского народа.
Африка́нская мифоло́гия — это мифология африканского региона, а точнее — негроидных и других народов, живущих к югу от Сахары, — не считая арабских народов, которые пришли с Аравийского полуострова на африканский континент, хотя арабская культура и ислам повлияли на соседние африканские народы.
Жезтырнак или Жез Тырнак (каз. Жезтырнақ, что буквально означает «латунный ноготь») — женский злой демонический персонаж казахской мифологии и некоторых соседних с ними тюркских народов . Обычно представляется в облике красивой молодой девушки или женщины с медным носом и медными когтями, обладавших злобным характером и невероятной силой.
Шибальба́ (исп. Xibalbá) — название преисподней у майя, находящейся под землей. Название восходит к слову xibil (исчезать). По представлениям майя, владыки Шибальбы́ поражали людей болезнями. Например, владыки Шикирипат и Кучумакик вызывали кровотечения у людей, Ах-Альпух и Ах-Алькана вызывали желтуху (чуканаль), Шик и Патан вызывали горловые кровотечения со смертельным исходом у путешественников.

Упоминания в литературе

Они похищают детей и уносят их к своему царю. У алы огненные глаза, медные когти, железные зубы. В христианизированном мифе Бог создал алы как первую подругу для Адама. Но Адам, будучи человеком из плоти, отверг любовь огненной женщины. И после этого Бог создал Еву, которая и стала женой Адама. После всего произошедшего алы настроены враждебно к рожающим женщинам и их потомству.
Ала – западноафриканская богиня земли. Ала – богиня нигерийского народа ибо. Она Мать всего Сущего, а также богиня смерти. Она дает рождение всему мирозданию и, как правительница загробного мира, с радостью принимает души умерших людей вновь в свое чрево. Ала противится любому акту убийства, его она считает нарушением естественного цикла жизни и смерти. Символом этой богини является серп растущей Луны, а ее храмы обычно возводят в центре деревень, украшая здания изображением сидящей женщины с ребенком на руках.
«Она украшает себя чрезмерно, как презренная шлюха, и обычно поджидает на перекрестках сыновей мужчин. Когда дурак подходит близко, она хватает его, целует и поит его вином из желчи вампира. Стоит ему отпить, и он послушно следует за ней. Когда же она видит, что он идет следом, свернув с правильного пути, она снимет с себя все украшения, которые надела ради глупца. Украшена же для искушения сыновей мужчин длинными и рыжими, как роза, волосами, щеки ее как кровь с молоком, в уши она вдевала шесть украшений, к тому же египетские и все украшения Востока висели у нее на шее. Рот у нее как узкая дверь, приятный для взгляда, язык острый, как меч, речи гладкие, как масло, губы красные, словно розы, и сладкие, как все сладости мира. Одевается она в алое платье, украшенное сорока орнаментами без одного. Неудивительно, что дурак идет за ней, и пьет из чаши вино, и вступает с нею в связь, и послушен ей. И что же она делает? Она оставляет его, пока он спит, летит на небо, обо всем рассказывает, после чего опять возвращается землю. Дурак просыпается и думает, будто может опять наслаждаться ею, а она снимает все украшения и превращается в грозную фигуру.
Темна, черна и нестерпимо-горяча вода в первом из ключей, чьё имя – Кипящий Котёл. Влага черна, но сам Котёл предстаёт алым зраком в сгустившемся вкруг него мраке. Под привычными кругами мира, под Вифльхеймом, обителью многих странных племён и магических существ, под Свартальфахеймом, домом чёрных альфов, как их называли тогда – самых древних гномьих колен, лежат Адовы Круги. Жизнь в них, пугающая и злая, порождена испарениями Кипящего Котла; туда за совершённые при жизни прегрешения из других миров попадают души умерших, что недостойны лучшей участи.
Когда Афродита узнала о смерти Адониса, полная невыразимого горя, сама пошла она в горы Кипра искать тело любимого юноши. По крутым горным стремнинам, среди мрачных ущелий, по краям глубоких пропастей шла Афродита. Острые камни и шипы терновника изранили нежные ноги богини. Капли ее божественной крови падали на землю, оставляя след всюду, где проходила богиня. Наконец нашла Афродита тело Адониса. Горько плакала она над так рано погибшим прекрасным юношей. Чтобы всегда сохранялась память о нем, велела богиня вырасти из крови Адониса нежному анемону. А там, где падали из израненных ног богини капли крови, всюду выросли пышные розы, алые, как кровь Афродиты. Сжалился Зевс-громовержец над горем богини любви. Велел он брату своему Гадесу и жене его Персефоне отпускать каждый год Адониса на землю из печального царства теней умерших. С тех пор полгода остается Адонис в царстве Гадеса, а полгода живет на земле с богиней Афродитой. Ликует вся природа, когда возвращается на землю к ярким лучам солнца юный, прекрасный любимец златой Афродиты Адонис.

Связанные понятия (продолжение)

О́боротень — мифологическое существо, способное временно менять свой облик магическим путём, превращаясь (оборачиваясь, перекидываясь) из человека в другое существо, растение или предмет, и наоборот. В европейском фольклоре наиболее характерным образом оборотня является человек-волк вервольф (ликантроп), в славянской мифологии известный как волколак.
Белорусская мифология — комплекс легенд и верований белорусов. Сначала языческая, политеистичная, позже она значительно трансформировалась под влиянием христианства. По мере отхода в прошлое собственно языческих представлений, их место постепенно занимала Народная Библия — совокупность апокрифичных фольклорных рассказов, которые объясняли окружающие явления через интерпретацию сюжетов Святого Писания.
Подменыши — существа или предметы в европейском фольклоре, которыми подменяли похищенных духами или волшебными существами детей человека.
Нюйва (кит. трад. 女媧, упр. 女娲, пиньинь: Nǚwā) — одна из великих богинь китайского (даосского) пантеона, создательница человечества, избавительница мира от потопа, богиня сватовства и брака.
Скандинавская мифология — мифология древних скандинавов, часть древнегерманской мифологии.
Полон (малайск. Polong) — в малайском фольклоре дух, порабощённый человеком (большую часть времени) для личных целей последнего. Это невидимый призрак, который может использоваться чернокнижником для нанесения кому-либо вреда, особенно тем, по отношению к кому у чернокнижника есть нечестивые мысли. Полон является одним из призраков, упоминаемых в «Повести Абдуллы», написанной Абдуллой бин Абдул Кадиром, ради развлечения сэра Томаса Стэмфорда Бингли Раффлза, его работодателя.
Шу́мска ма́йка — сербский и болгарский лесной мифологический персонаж. Существуют следующие варианты названия, происходящие от слов шум и гора — лес, планина — гора, мајка/майка — мать: серб. шумска мајка/šumska majka (в Сербии), болг. горска майка (в Тимокской Краине и Болгарии), серб. планинска мајка (в Банате), шуминка (у сербов в румынской Свинице и в Нижнем Дунае).Когда время описываемой встречи с шумской майкой выпадало на ночь, то она описывалась как страшная, уродливая женщина с растрёпанными...
Мифоло́гия ко́ми — комплекс мифологических представлений, общий для трёх народов коми — зырян, пермяков и язьвинцев.
Цикл книг американской писательницы Андрэ Нортон состоит из трех книг и одной незавершенной повести...

Подробнее: Хроники полукровок
Кинту — первочеловек в мифах народности ганда. Он обожествленный первоправитель и создатель цивилизации людей. По версиям одной группы мифов Кинту, он — сын бога неба Гулу. По другой версии, он сын бога Катонда. Кинту был женат на дочери бога неба Гулу — Намби. Причём от имени жены Кинту Намби, произошло название страны Намибия.
«Белосне́жка» (нем. Schneewittchen от первоначального нижненемецкого Sneewittchen: Snee — «снег», witt — «белый») — сказка братьев Гримм, опубликованная в 1812 и дополненная в 1854 годах, о прекрасной дочери короля, которую приютили в лесу гномы, спасая от гнева злой мачехи, владеющей волшебным зеркалом. Повествует о зачарованном сне главной героини и её пробуждении благодаря вмешательству королевича. В системе классификации сказочных сюжетов Аарне-Томпсона имеет номер 709.
Лесные духи в польской мифологии встречаются под множеством названий: от слова бор — польск. borowiec:160, borowik, borowy:160, boruta (сосна по-древнепольски); от слова лес — leśnik:160, lasowy:160, leśny, leśny duch, leśny dziad:160; от слова гай — gajowy:160, gajowik; от различных названий ивы (верба, лоза, ракита), в которой они якобы жили — wierzbicki, łożiński, rokicki, rokitą; а также laskowiec (то есть щекотун).
«Мефодий Буслаев» — серия приключенческо-фэнтезийных романов Дмитрия Емца, главным героем которой является наделённый магическим даром юноша по имени Мефодий Буслаев.
Мари́йская мифоло́гия — комплекс мифологических представлений марийцев — луговых, восточных, северо-западных и горных. Марийская мифология — основа формирования марийской традиционной религии.
Японская мифология — это система сакральных знаний, включающая традиции синтоизма и буддизма, а также народные поверья. Религия синто содержит огромное количество ками (яп. «божество» или «дух»), которые задействованы в мифологии.
Ладон (др.-греч. Λάδων) — персонаж древнегреческой мифологии, титан, как и многие титаны после поражения в Титаномахии превратился в чудовище — дракона. Также встречается форма имени Лафон или Лефон.
Гуль, гул (араб. غُول‎ ; англ. Ghoul) — мифическое существо и фольклорный персонаж, оборотень в арабской, персидской и тюркской мифологии. Обычно изображается как существо с отвратительной внешностью и ослиными копытами, которые не исчезают при любых превращениях.
Ранги и Папа (или Рангинуи и Папатуануку) — в мифологии полинезийского народа маори отец-небо и мать-земля, упоминаемые в легенде о сотворении мира.
Минтуци (айн. ミントゥチ, mintuci; также «минтути», «минтуци камуй») — сверхъестественное существо в айнской мифологии, получеловек-полузверь, дух водной стихии. Часто описывается похожим на каппу. Диалектные варианты названия — «мимтуци», «минтоци». В японоязычной литературе встречается вариант минцути (яп. ミンツチ).
Дев (арм. դև) — в армянской мифологии добрый или злой дух. Описывается в мифах, легендах и сказках как великан с огромной головой на плечах и глазами размером с глиняные горшки или тарелки (некоторые девы — одноглазые), сочетающий иногда в своём образе и черты животных. Дев может быть как добрым, так и злым — все девы делятся на белых и чёрных, причём цвет не всегда соответствует характеру (т. е. белый может быть и злым, а чёрный — добрым). В легендах маги были способны заставить дева вселиться в...
Нечи́стая си́ла (также не́чисть, нежить, нечистики) — у славян собирательное имя потусторонней силы и существ: злых духов, чертей, бесов, оборотней и нежити — домового, полевого, водяного, лешего, русалки, кикиморы и пр. Общим для них всех является принадлежность к «нечистому», «отрицательному», «нездешнему», потустороннему миру и их злокозненность по отношению к людям.
«Девушка-безручка» (нем. Das Mädchen ohne Hände) — сказка братьев Гримм о девушке с отрубленными руками, которая обрела их вновь. В сборнике сказок братьев Гримм находится под номером 31, по системе классификации сказочных сюжетов Aарне-Томпсона имеет номер 706. Восходит к итальянской народной сказке, возникшей в середине XVII века и позднее переделанной в христианскую легенду...
Астаро́т (Астеро́т, Асторе́т) (ивр. ‏עשתרות‏‎ — стаи, толпы, собрания), согласно западной демонологии — один из самых высокопоставленных демонов в адской иерархии.
Созвездие воображаемых зверей (яп. 幻獣の星座 Genju no Seiza) — манга японского автора Мацури Акино, впервые выпущенная издательством Akita Shoten в 2000—2007 годах. Наряду с RG Veda и другими произведениями в жанре манга использует мотивы индийской мифологии и истории Тибета.
Хупия — духи умерших в культуре народов таино (индейских племён, населявших Гаити и другие острова Карибского моря). Также называются опа, опия, оперито.
Блуждающие огни (огоньки) в славянской мифологии — существа в виде огоньков, воплощение душ грешников. Представления о них распространены в основном у западных славян, но изредка встречаются и у восточных славян. Названия описывают либо их внешний облик — чеш. světýlka, světlík, světlíčka, světlonoši, мор. ohnivý muž, польск. świetlik, świeczka, świecznik, рус. фонарик; либо указывают на то, что они заставляют людей блуждать — рус. блудячий огонь, чеш. bludički, н.-луж. bludička, польск. błędnik...
Кошка была одним из многих животных, которым поклонялись в Древнем Египте. Она являлась символом плодородия и солнца.

Подробнее: Кошки в Древнем Египте
Ловпу (коми ловпу «ольха») — дерево души в мифологии коми, которое может рассказать об убийстве человека.
Армянская мифология или Дицабануцюн (арм. Հայկական դիցաբանութիւն) — основанные на комплексе протоиндоевропейских верований религиозные воззрения и культы древних армян, которые существовали до официального принятия в 301 году при царе Трдате III христианства в качестве государственной религии, и до сих пор сохраняются в современной армянской культуре в форме передающихся из поколения к поколению традиций и исконных устоев её самобытности. Армянская мифология относится к системе древнейших представлений...
Горго́на Меду́за (точнее Ме́дуса, др.-греч. Μέδουσα — «защитница, повелительница») — наиболее известная из трех сестёр горгон, чудовище с женским лицом и змеями вместо волос. Её взгляд обращал человека в камень. Была убита Персеем. Упомянута в «Одиссее» (XI 634).
Ангелы смерти (ивр. ‏מַלְאַךְ הַמָּוֶת‏‎ «вестник смерти») — ангелы, забирающие душу (жизнь).
Золото́е руно́ — в древнегреческой мифологии золотая шкура барана, посланного богиней облаков Нефелой, или Гермесом по приказу Геры, или самим Зевсом, на спине которого дети орхоменского царя Афаманта — Фрикс и Гелла — отправились к берегам Азии, спасаясь от преследований мачехи Ино (или, по другой версии мифа, тётки Биадики). По дороге Гелла упала в море, названное после этого Геллеспонт — «море Геллы» (современный пролив Дарданеллы).
Адская гончая — мифическое сверхъестественное существо в виде собаки. Чаще всего адская гончая описывается как огромная чёрная иногда с коричневыми пятнами собака со светящимися красными или жёлтыми глазами, очень сильная и быстрая, имеющая призрачную или фантомную суть и неприятный запах, а иногда даже способность говорить. Им часто поручено охранять вход в мир мертвых или выполнение других обязанностей, связанных с загробным или сверхъестественным миром, такие, как охота на заблудившиеся души и...
Фея (авест. парика — ведьма, фарси پری Пе́ри, фр. fee, англ. fairy — также faery, faerie, fay, fae; «маленькие люди», «хорошие люди», «прекрасные люди» и т. д.) — в кельтском и германском фольклоре — мифологическое существо метафизической природы, обладающее необъяснимыми, сверхъестественными способностями, ведущее скрытый (как коллективный, так и обособленный) образ жизни и при этом имеющее свойство вмешиваться в повседневную жизнь человека — под видом добрых намерений, нередко причиняя вред. Образ...
Злы́дни (белор. Злыдні, укр. Злидні) — в мифологии украинцев и белорусов демонические существа, духи враждебные человеку, его недоля, беда. Они невидимы и обитают в доме или сидят на плечах человека. Серьёзного значения в народных верованиях злыдни не имели. Иногда считаются синонимом родственных персонажей: Доля, Недоля, Горе-Злосчастье, Лихо, Беда (укр.) и других.
Эль Кукуй (или Куко, Кока, Кука, Коко) — мистический монстр-призрак, эквивалентен Бугимену (Бука) и Бабаю (славянский фольклор). Упоминается в рассказах (для детей) во многих латиноамериканских и португалоязычных странах. Коко мужского пола, а Кока — женского, хотя невозможно отличить один вид монстра от другого, поскольку оба являются одним и тем же существом внешне.
Скафизм (от др.-греч. σκάφη — лодка) — древний персидский метод казни, приводящий к особо мучительной смерти.
Чаму́нда (санскр. Cāmuṇḍā), также известная как Chamundi и Charchika, является грозной формой Shakti Devi (Chandi), Богини-матери в индуизме. Близкая по описанию Кали.
Лов или Лол — душа в мифологии коми. В отличие от орта, покидает тело своего хозяина в момент смерти.
«Зо́лото Ре́йна» (нем. Das Rheingold) — опера Рихарда Вагнера, пролог («предвечерие») цикла «Кольцо нибелунга».
Акери (фр. Acheri) — в фольклоре североамериканских индейцев призрак или дух маленькой девочки, который якобы спускается с гор и холмов в человеческие деревни по ночам, чтобы принести людям, в особенности детям, болезни.

Упоминания в литературе (продолжение)

– А ты, верно, боишься чего-то, Сероглаз? – насмешливо спросил его другой некромант. Его рыжие, дико вьющиеся волосы походили на звериную гриву. Когда он засмеялся, показались специально подточенные острые зубы. Этот чернокнижник, в отличие от испуганного проныры Магнуса, являл собой твердую, как надгробный камень, уверенность. Правда, его уже начинала одолевать скука – что-то давненько ему в руки не попадались безвинные жертвы, которые так приятно кричат, когда шипы «железной девы» впиваются в их тела, или когда он, Ревелиан, слизывает каждую драгоценную багровую каплю с их бледной пробитой кожи. Особенно Джек-Неведомо-Кто любил баловать свои жертвы ложной надеждой – словно кость, бросать им повод думать, что все обойдется, что смерть не взаправду. И только тогда, когда несчастные уже точно уверовали в свое лучшее завтра, он безжалостно вырывал их из грез и бросал в пучину страданий, боли и обреченности. О, это было истинное наслаждение – видеть, как рушатся их надежды, гораздо большее, чем невинная алая кровь на губах. Ничего, уверял себя любящий причинять мучения чернокнижник, с безумцем Белой Смертью ему вскоре вдоволь достанется живых и кричащих игрушек.
Высокий совет собирался в Глевуме, римском городе, что лежал у реки Северн сразу же за северной границей Думнонии с Гвентом. Утер ехал туда в телеге, запряженной четырьмя быками, укрытыми зелеными попонами. Верховный король, наверное, чувствовал, что это его последняя поездка по Британии перед тем, как он пройдет сквозь Пещеру Круахана и через Мост Меча к иному миру, и потому наслаждался очарованием раннего лета, проплывающими мимо белыми кустами боярышника, затуманенными лесами, вспыхивавшими среди пшеницы алыми пятнами маков. Он часто останавливался в селениях, где осматривал земли крестьян, купался в горячих источниках и даже с удовольствием прошел целую милю пешком за устланной мехом подводой. Короля сопровождали барды, советники, доктора, хористы, свита слуг и эскорт воинов под командой начальника стражи Овейна. Одежда воинов была украшена цветами, щиты они держали перевернутыми, что означало их мирные намерения. И все же осторожный Утер знал, что острия боевых копий отточены.
Пустошь Виви. Скажи мне кто-нибудь еще луну назад, что я вскоре окажусь на этой алой, пропитанной кровью мертвой земле, я бы рассмеялся ему в лицо. Но неутомимые поиски моего отца Кана[2] в конечном итоге привели меня сюда – к одному из немногих проходов через Великие горы.
«Опять на охоту, – подумал отец, услышавший шорох. – Ни свет ни заря. Откуда в нем воля не спать до утра… Вчера был угрюм, смотрел на венок, тот самый, только без алого знака Мала, ленточки, что была продета в берестяной ободок. Мал вытащил ее и забрал. Зачем?.. Что это могло означать? Домаслав молчит, не ждет совета, хочет сам все устроить… Что с парнем творит неуемная страсть? Что ждать от нее? На счастье ли, на беду ли Мала кровинушку Малушу принял сынок за свою судьбу. Пригож лицом и силен телом демон кудрявый! Сколько девиц сохло по этим голубым бездонным глазам! Сколько красавиц плело венки, запуская их с мыслями о его крепких руках, сжимающих в неге! Просили русалок доставить послание. Сколько готово было предать тех, с кем уже сговорились обручиться, ради красавца… Соседка, дочь мастера выделки кожи, иссохла вконец, не верила своим глазам, отгоняла досужие слухи о том, что сын потерял уже сердце… Бедный первенец посягнул на лучшее. И он заслужил, этот мальчик, так рано мать потерявший…»
Старший царевич, стиснув зубы, смотрит в прекрасные очи самой желанной женщины на свете. Нет ни брата, ни каюты маленького корабля, ни моря, ни небесного свода над ним. Есть лишь эти глаза. В них столько огня, страсти, желания – кощунственного, невозможного, почти непристойного. Но постепенно огонь вытесняет все. Разгорается, с треском пожирая все и вся. Выплескивается наружу. Тысячами тысяч жарких искр летят беспощадные стрелы. В языках пламени мелькают наконечники копий, алые от крови. Факелы, в которые они обращаются, поджигают дома. Те пылают высокими гребнями на шлемах сшибающихся бойцов. И не пламя уже трещит – то рушатся высокие стены, на которые еще ни разу не поднимался враг.
Три другие дочери родились с золотыми крыльями, и носились они по воздуху, как морские ветры. И прозвали одну из них Сфен?о – Сильной, за силу ее, другую Еври?алой – Далеко прыгающей, третью же, что всех краше была и отважнее, Медузой – Властительной. И были бы на зависть всем волосы Медузы, если бы умели титаниды завидовать.
– О нет, солнце сделало тебя еще красивее, прекраснейшая из женщин! Вот ты засмеялась, и зубы твои – как белые двойни-ягнята, вышедшие из купальни, и ни на одном из них нет порока. Щеки твои – точно половинки граната под кудрями твоими. Губы твои алы – наслаждение смотреть на них. А волосы твои… Знаешь, на что похожи твои волосы? Видала ли ты, как с Галаада вечером спускается овечье стадо? Оно покрывает всю гору, с вершины до подножья, и от света зари и от пыли кажется таким же красным и таким же волнистым, как твои кудри. Глаза твои глубоки, как два озера Есевонских у ворот Батраббима. О, как ты красива! Шея твоя пряма и стройна, как башня Давидова!..
Да и местные аристократы в Альзонии не меньше пряностей обожали диковинки тех земель. Ручные обезьянки, говорящие попугаи, драгоценная древесина, черная, как ночное небо, или алая, как кровь, с каждым годом все эти роскошества стоили все дороже. Неудивительно, что в сокровищнице клана в начале весны непременно ставили новый окованной железом сундук для золотых монет.
Фероль был известным в округе охотником и рыболовом, а Оверньи – прекрасным местом для этих занятий: в чистейших реках полно рыбы, а в лесах – множество птиц, оленей, медведей. Фероль зашел, чтобы пригласить друга вместе выслеживать оленя. Санрош с сожалением отклонил приглашение – он ждал своего адвоката, который вот-вот должен был зайти по делам. Фероль отправился один. Адвокат пришел, как было условлено, и больше часа они с Санрошем занимались делами, связанными с поместьем, Санрош даже позабыл о визите своего друга. Проводив адвоката и поужинав, он неожиданно вспомнил о дневном приглашении. Срочных дел у Санроша больше не предвиделось, жены дома тоже не было, и он, чтобы не скучать в одиночестве, решил пойти навстречу своему другу. Он быстро спускался по тропинке, ведущей в долину, и через несколько минут заметил на противоположном косогоре фигуру своего друга, всю алую в последних лучах солнца. Чем ближе он подходил к другу, тем яснее Санрош видел, что его приятель чем-то взволнован.
– Ты сказала, в нас нет злобы, – осторожно начала она, перетягивая косу алой лентой из сундука. – Но меня учили, что злоба не для женщин. Потому что их призвание – рождать и ласкать, а не ненавидеть.
Богиня с удовольствием заметила панику в глазах собеседника. Пустила тонкую, едва заметную нить, поймала на выдохе Шивы его страх – терпкий и крепкий, словно выдержанное вино. Длинный алый язык мелькнул на мгновение меж пухлых губ и тут же исчез. Улыбка на лице Кали стала благодушнее. Не так часто удается пообедать дурманящим, мускусным страхом древнего бога. Мало что могло напугать Шиву, пусть даже на столь короткий миг.
Алые глаза демона зажглись совсем близко – на расстоянии броска копья. Через миг на скалах перед расщелиной пылали сотни злых огоньков. Дети Бетрезена умели подбираться к врагу невидимыми. Убежище Лазгурона превратилось в ловушку.
– Конечно, это золотоволосая Мелинда, дочь графини Примулы. Она живет в замке на границе гор и твоей мареммы[5]. Вся она – как лепесток алой розы, плавающий в самых лучших сливках. Бирюза и василек поссорились из-за глаз её, споря, на кого из двух они больше похожи.
На пирах Сатаны он всегда был ответственным за чревоугодие. И сейчас перед началом пира он поднял огромный бокал, заполненный доверху алой кровью, и произнес:
Перевернувшись на живот, мантихора сладко зевнула. В ярко алой пасти сверкнули белизной клыки, способные вмиг сокрушить позвоночник лося. Огромная голова улеглась на колени девочки, которая принялась гладить выпуклый лоб, нашёптывая ласковые слова. От удовольствия жёлтые хищные глаза зажмурились. Из мягких подушечек лапы показывались и прятались острые, как нож, когти, длиной не уступающие пальцам взрослого мужчины. Толстый, упругий хвост, медленно елозил по поверхности валуна. Ксанка знала, что его конец может ощетиниваться чёрными иглами длиной с её руку до локтя и толщиной в палец. Не знала она того, что каждая игла содержала мгновенно убивающий яд, а также того, что взмахом хвоста мантихора могла отправить иглу либо их дюжину в смертоносный полёт, поражая цель на расстоянии в два десятка шагов.
– Не к добру это! – его рука застыла у лба. Он вглядывался в темноту на горизонте: небо было алым как во время заката, вот только сольям уже давно погрузился в океан. – Пошлите туда кого-нибудь! Пусть выяснят что там.
Перед закатом по белому небу брызнула алая кровь, как будто заколалась жертва и там. Эойя закрыла глаза.
Двое могучих воинов, закованных в доспехи с ног до головы, в алых плащах, подбитых пушистым мехом полярной лисы, шагнули навстречу саням, в которых восседал Прокша, и легко подхватили ведуна на скрещённые руки. Почёт и уважение неслыханное! Единственный он, кого на руках на Собор несут…
Замерзшее лицо сира Нолана обдал жар. Яркий алый свет рассеял тьму, что клубилась вокруг рыцаря. Раздался яростный вой существа. Оно оторвалось от рыцаря и повернуло черное подобие лица в сторону нового врага. Послышался щелчок, пение тетивы, и новый снаряд, словно огненная комета, оторвавшаяся от солнца, поразил черную плоть существа.
И в тот же миг словно по волшебству в руках красавицы появился высокий бокал с искрящийся алой, как кровь, жидкостью, пахнущей ароматом душистых южных роз Солнечной Долины.
На стволе какое-то время багровел деревянный лик тролля. Спустя минуту и он растворился в пронизанной алыми прожилками коре. Плети ветвей, сдавливавшие жертву, с тихим шорохом разошлись, ничего не оставив от жертвоприношения.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я