Снегурочка (Островский А. Н., 1873)

Явление второе

Весна-Красна, Дед-Мороз.


Мороз

Весна-Красна, здорово ли вернулась?

Весна

И ты здоров ли, Дед-Мороз?

Мороз

Спасибо,

Живется мне не худо. Берендеи

О нынешней зиме не позабудут,

Веселая была; плясало солнце

От холоду на утренней заре,

А к вечеру вставал с ушами месяц.

Задумаю гулять, возьму дубинку,

Повыясню, повысеребрю ночку,

Уж то-то мне раздолье и простор.

По богатым посадским домам

Колотить по углам,

У ворот вереями скрипеть,

Под полозьями петь

Любо мне,

Любо, любо, любо.

Из леску по дорожке за возом воз,

На ночлег поспешает скрипучий обоз.

Я обоз стерегу,

Я вперед забегу,

По край-поля, вдали,

На морозной пыли

Лягу маревом,

Средь полночных небес встану заревом.

Разольюсь я, Мороз,

В девяносто полос,

Разбегуся столбами, лучами несметными,

Разноцветными.

И толкутся столбы и спираются,

А под ними снега загораются.

Море свету-огня, яркого,

Жаркого,

Пышного;

Там синё, там красно, а там вишнево.

Любо мне.

Любо, любо, любо.

Еще злей я о ранней поре,

На румяной заре.

Потянуся к жильям из оврагов полянами,

Подкрадусь, подползу я туманами.

Над деревней дымок завивается,

В одну сторону погибается;

Я туманом седым

Заморожу дым.

Как он тянется,

Так останется,

По-над по́лем, по-над лесом

Перевесом,

Любо мне,

Любо, любо, любо.

Весна

Не дурно ты попировал, пора бы

И в путь тебе, на север.

Мороз

Не гони,

И сам уйду. Не рада старику,

Про старое скоренько забываешь,

Вот я, старик, всегда один и тот же.

Весна

У всякого свой норов и обычай.

Мороз

Уйду, уйду, на утренней заре,

По ветерку, умчусь к сибирским тундрам.

Я соболий треух на уши,

Я оленью доху на плечи,

Побрякушками пояс увешаю;

По чумам, по юртам кочевников,

По зимовкам зверовщиков

Захожу, заброжу, зашаманствую,

Будут мне в пояс кланяться.

Владычество мое в Сибири вечно,

Конца ему не будет. Здесь Ярило

Мешает мне, и ты меня меняешь

На глупую породу празднолюбцев.

Лишь праздники считать да браги парить

Корчажные, да ва́ри ведер в сорок

Заваривать медовые умеют.

Весеннего тепла у солнца просят.

Зачем — спроси? Не вдруг пахать возьмется,

Не лажена соха. Кануны править,

Да бражничать, веснянки петь, кругами

Ходить всю ночь с зари и до зари, —

Одна у них забота.

Весна

На кого же

Снегурочку оставишь?

Мороз

Дочка наша

На возрасте, без нянек обойдется.

Ни пешему, ни конному дороги

И следу нет в ее терём. Медведи

Овсянники и волки матерые

Кругом двора дозором ходят; филин

На маковке сосны столетней ночью,

А днем глухарь вытягивают шеи,

Прохожего, захожего блюдут.

Весна

Тоска возьмет меж филинов и леших

Одной сидеть.

Мороз

А теремная челядь!

В прислужницах у ней на побегушках

Лукавая лисица-сиводушка,

Зайчата ей капустку добывают;

Чем свет бежит на родничок куница

С кувшинчиком; грызут орехи белки,

На корточках усевшись; горностайки

В приспешницах сенных у ней на службе.

Весна

Да все ж тоска, подумай, дед!

Мороз

Работай,

Волну пряди, бобровою опушкой

Тулупчик свой и шапки обшивай.

Строчи пестрей оленьи рукавички.

Грибы суши, бруснику да морошку

Про зимнюю бесхлебицу готовь;

От скуки пой, пляши, коль есть охота,

Чего еще?

Весна

Эх, старый! Девке воля

Милей всего. Ни терем твой точеный,

Ни соболи, бобры, ни рукавички

Строченые не дороги; на мысли

У девушки Снегурочки другое:

С людьми пожить; подружки нужны ей

Веселые, да игры до полночи,

Весенние гулянки да горелки

С ребятами, покуда…

Мороз

Что покуда?

Весна

Покуда ей забавно, что ребята

Наперебой за ней до драки рвутся.

Мороз

А там?

Весна

А там полюбится один.

Мороз

Вот то-то мне и нелюбо.

Весна

Безумный

И злой старик! На свете все живое

Должно любить. Снегурочку в неволе

Не даст тебе томить родная мать.

Мороз

Вот то-то ты некстати горяча,

Без разума болтлива. Ты послушай!

Возьми на миг рассудка! Злой Ярило,

Палящий бог ленивых берендеев,

В угоду им поклялся страшной клятвой

Губить меня, где встретит. Топит, плавит

Дворцы мои, киоски, галереи,

Изящную работу украшений,

Подробностей мельчайшую резьбу,

Плоды трудов и замыслов. Поверишь,

Слеза проймет. Трудись, корпи художник,

Над лепкою едва заметных звезд —

И прахом все пойдет. А вот вчера

Из-за моря вернулась птица-баба,

Уселася на полынье широкой

И плачется на холод диким уткам,

Ругательски бранит меня. А разве

Моя вина, что больно тороплива,

Что с теплых вод, не заглянувши в святцы,

Без времени пускается на север.

Плела-плела, а утки гоготали,

Ни дать ни взять в торговых банях бабы;

И что же я подслушал? Между сплетень

Такую речь сболтнула птица-баба, —

Что плавая в заливе Ленкоранском,

В Гилянских ли озерах, уж не помню,

У пьяного оборвыша факира

И солнышка горячий разговор

Услышала о том, что будто Солнце

Сбирается сгубить Снегурку; только

И ждет того, чтоб заронить ей в сердце

Лучом своим огонь любви; тогда

Спасенья нет Снегурочке, Ярило

Сожжет ее, испепелит, растопит.

Не знаю как, но умертвит. Доколе ж

Младенчески чиста ее душа,

Не властен он вредить Снегурке.

Весна

Полно!

Поверил ты рассказам глупой птицы!

Не даром же ей кличка — баба.

Мороз

Знаю

Без бабы я, что зло Ярило мыслит.

Весна

Отдай мою Снегурочку!

Мороз

Не дам!

С чего взяла, чтоб я такой вертушке

Поверил дочь?

Весна

Да что ж ты, красноносый,

Ругаешься!

Мороз

Послушай, помиримся!

Для девушки присмотр всего нужнее

И строгий глаз, да не один, а десять.

И некогда тебе и неохота

За дочерью приглядывать, так лучше

Отдать ее в слободку Бобылю,

Бездетному, на место дочки. Будет

Заботы ей по горло, да и парням

Корысти нет на бобылеву дочку

Закидывать глаза. Согласна ты?

Весна

Согласна, пусть живет в семье бобыльской;

Лишь только бы на воле.

Мороз

Дочь не знает

Любви совсем, в ее холодном сердце

Ни искры нет губительного чувства;

И знать любви не будет, если ты

Весеннего тепла томящей неги,

Ласкающей, разымчивой…

Весна

Довольно!

Покличь ко мне Снегурочку!

Мороз

Снегурка,

Снегурушка, дитя мое!

Снегурочка (выглядывает из лесу)

Ау!

(Подходит к отцу.)

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я