Звездный туризм первой степени

Яков Дмитриевич Молчанов, 2020

Действие начинается в Приморской тайге, в месте, где главный герой случайно находит оставленный пришельцами корабль. Вместе с командой он совершает на корабле путешествие, сначала по Солнечной системе, а потом и дальний космос, соседнюю галактику. На долю путешественников выпадает много испытаний и радостей. Они исследуют загадочные объекты, попадают в переделки, воюют. Переживают, влюбляются, женятся и расстаются. По возвращению на родную Землю, это уже не группа туристов, жаждущих зрелищ, а сплоченный, готовый к решению любых задач экипаж. Этот рассказ предназначен для широкого круга читателей, наиболее интересен всем тем, кто, будучи взрослым, в душе остался любопытным подростком.

Оглавление

Глава 1 Неожиданная находка.

Который час иду по нашей Приморской тайге. Похоже, что заблудился. Не так часто я плутаю. Есть у меня, некое шестое чувство, что безошибочно выводит к искомой точке.

Решил я прогуляться по тайге, сходить на ручей безымянный, не просто, а с пользой. Увлекся геологией, стали мне интересны камни. Камни красивые, проще искать в руслах рек и ручьев.

Существовало мнение, что Приморский край, в отношении геологических чудес совсем не интересен. Вот Урал, это да! Позже, когда стали ходить по нашей тайге геологические экспедиции, выяснилось, что много чего интересного, здесь имеется. Металлы редкие, серебро, золото, полудрагоценных камней тоже хватает.

В конце мая, как сейчас, когда все уже оттаяло, лес покрылся полноценной листвой, я собрался в путь. В лесу, даже в палатке спокойно можно переночевать. По моим расчетам, за этой сопкой, должен был быть ручей, туда я и отправился, поискать интересных камней. Но, кажется, немного сбился с пути.

Последний раз, я плутал в далеком детстве. Пошли мы с сестрой за земляникой, далеко пошли. В десятке километров от нас за грядой сопок расположилась долина ручья. В хорошие годы там можно было за день набрать ведро земляники. В этот раз, нам не повезло с земляникой, набрали по пол бидончика. Долго бродили по земляничным полянкам, день пролетел незаметно.

Пошли домой, я предложил срезать, пойти через сопки, коротким путем, по старой тропе. А тут и сумерки близко, уже начинает паника охватывать. Не меня, сестру. Она старше меня на два года, видно, настолько же страхов больше. Уже в глубоких сумерках выходим мы на тропинку, коровами протоптанную. Идем по ней, а она кончается. Просто, расходятся следы и все, нет больше тропинки.

В этом причина блужданий, идешь, и ты уверен, дом твой именно там, в той стороне. На самом деле, твой дом не там, а совсем в противоположной стороне. Так у нас с сестрой и получилось, только ума хватило пойти обратно. Развернулись, пошли по этой тропе, и вскоре были дома.

Сейчас, другое дело. Хотя я иду один, совершенно не испуган или растерян, у меня с собой компас. Солнышко ласковое светит, птички поют. Рюкзак с провизией. Да что там компас, анахронизм полный, дань традиции, у меня с собой телефон. Нет сигнала? Залез на высокую сопку, позвонил в МЧС, и скажут в какую сторону идти. Вообще то, я очень люблю ходить один, идешь, сам себе хозяин.

Тот распадок, по которому я продираюсь, расширяется, превращаясь в огромный амфитеатр, как в Греции, древней. Посредине площадь, правда, с холмом в центре, а по кругу уступами сопки, как гигантские сиденья для людей гигантов. Пожалуй, пора мне отдохнуть, да осмотреться, сейчас перейду площадь, поднимусь на сопку напротив, она тут самая высокая, и там видно будет. В прямом и переносном смысле.

Мне надо решать, готовиться к ночлегу, или может еще пройти немного. Идти очень тяжело.

Кто не ходил по Приморской тайге, тот меня не поймет. Хуже только в джунглях Амазонки.

Колючие кусты переплетены лианами, каждая веточка норовит хлестнуть тебя по лицу, на котором уже и так расселись кровососы.

Поэтому люди и дикие животные предпочитают ходить по гребням сопок, где есть веками протоптанные тропинки. Там есть ветерок, защита от кровососов, и лишь, изредка они спускаются в долины, набрать воды и вскипятить чай. Люди конечно. Это про чай. Животные, кстати тоже спускаются к воде.

— Безумству храбрых пташек, поем мы песню. — Бормочу я, себе под нос, шаг за шагом преодолевая путь. Я уже поравнялся с холмом, когда что-то привлекает мое внимание.

Кто-то вырыл яму в толще холма, Я подхожу. Больше похоже на медвежью берлогу. Горожанин скажет, что надо бежать, со всех ног. Вдруг из берлоги медведь выскочит да разорвет. Выросший в тайге человек просто посмеется над такими страхами.

Медведи летом редко заходят в зимние берлоги. Напасая жир на зиму, они весь летний сезон путешествуют в поисках пищи, разрушают муравейники, копают корни, едят ягоды. А ночуют в разных местах, в густых зарослях и других укрытиях.

Посему смело направляюсь к берлоге, бывает очень любопытно взглянуть. Сначала лаз довольно узкий, потом расширяется до размеров пары метров. В углу куча всякой трухи, свалявшейся шерсти. Видимо здесь спал медведь.

Неожиданно свет фонарика тускло отражается от стены, подхожу ближе. Стена выглядит алюминиевой, или титановой. Богатый медведь облицевал берлогу титаном? Стена выглядит очень крепкой, она расчерчена ребрами жесткости, при этом заклепок нет, словно она отлита одной деталью. Свечу вверх, потолок еще интересней. Высота его метра три, не меньше! Он тоже поблескивает матово алюминиевым отливом.

Вот тут мне действительно становится страшно, быстро ретируюсь наружу. Кстати, кажется, лаз и не такой уж и узкий! Сажусь на землю, привалившись к склону холма, надо обдумать полученную информацию.

Есть большая вероятность, что это замаскированный военный объект. Например, пусковая шахта ракеты, командный пункт и тому подобное. Брошенная шахта? Тогда конечно недалеко должен быть военный городок, а к этому месту дорога. Если это совершенно секретный объект, то где-то уже сработала сирена, и вскоре здесь будет спецназ. Я за свою жизнь повидал военных объектов, и выглядят они не так. Обычно это толстенная ржавая сталь, огромная железяка, окрашенная зеленой краской, с разводами и потеками от кистей. Все это таинство, прикрыто выцветшей маскировочной сетью.

Тут я вспоминаю, как сам сюда шел сквозь буреломы, нигде нет колючей проволоки и брошенных остовов автомобилей и мысли о спецназе кажутся смешными.

Видел я тут неподалеку ручеек, вскипячу чайку, перекушу немного, а там и поглядим.

Что может быть приятней таежного чая! С наслаждением пью чай с бутербродами с ветчиной, но мысленно я там, в титановой берлоге. Все более очевидным становиться невероятный вариант с брошенным кораблем пришельцев.

А что? Холм это купол корабля. Веками на него наносило всякий мусор и пыль, это все смывалось к краям, в конце концов, образовался холм. А титановая штуковина, это трап, оставшийся в открытом положении.

В таком случае мне выпал уникальный шанс покопаться в чужих технологиях. Мысль о том, что о находке надо сообщить властям не кажется мне разумной. Может у них там ради сохранения тайн существует крайняя мера — ликвидация свидетелей. Провести остаток жизни в неизвестном месте, в неизвестной камере, неизвестной тюрьмы. Увольте, не хочу.

Спецслужбы никогда не меняются, цари приходят и уходят, а они, эти ребята с пронзительным взглядом, любой власти служат. И вообще, придут военные раздерут все на клочки, в надежде создать супероружие. Такое, чтоб мгновенно развевало бы всех врагов по ветру, во имя мира. Я не особый пацифист, страну приходится защищать, но все это уже через край. В нашем мире, любой неуравновешенный диктатор, имеющий ядерную бомбу, способен уничтожить всю землю, раз шестьдесят подряд. А потом, спуститься на пятый этаж своего подземного дворца, где с чувством хорошо поработавшего человека вкусить к обеду коньячка с лимоном. И отдохнуть, лет тридцать, пока наверху радиация не исчезнет.

Рискну я лучше, да попробую сам без шума поковыряться в этой штуковине. Никогда не выхожу в поход без набора инструментов.

У меня с собой есть топорик, отвертка, пассатижи. Продуктов дня на два. Никто меня искать не станет до следующего понедельника. Поживу здесь. Попробую сначала откопать вход.

Лагерь разбиваю здесь на берегу ручья. Место здесь сказочно красивое.

Сначала надо подумать о шанцевом инструменте, лопате. Попробую вытесать из лежавшей рядом валёжины. Отрубаю отщепленный возле корня кусок. Отстругиваю лезвие и ручку, после получаса работы, у меня в руках неказистая, но рабочая лопата. Относить грунт в ближайшую яму буду на плащ-палатке.

Грунт действительно оказался легким, почти сухим, дело идет даже весело. Медвежья нора становилась проходом в рост человека, к вечеру я продвинулся почти к логову.

В свете дня титановая стена стала выглядеть еще массивней и внушительней. Вскоре я добрался до нижнего края стены, её толщина оказалась сантиметров двадцать. Я всё копал, копал и копал, земля осыпалась, обнажая конструкцию. Пришлось потрудиться в том месте, где была лежка медведя. Утрамбованную до каменной плотности землю пришлось подрубать топориком. Под кусками земли оказалось две ступеньки и площадка размером полтора метра.

На сегодня хватит, а вот завтра надо еще подкопать верхний край норы, он выглядит непрочным. Ночью спал сном младенца, правда разбудил какой-то шум, послушал вроде тихо, я подкинул дров в костер и опять заснул.

Утро следующего дня, просыпаюсь от щебета птиц, умываюсь, завтракаю, иду смотреть объект. В район люка все осыпалось, на ступенях внушительная горка земли. Точно, работы на час. Спина, после вчерашней работы ноет, сгибаться трудно. Вскоре привычный ритм восстанавливается, земля перемещается в канаву.

Вы скажете зачем, мол, такие усилия, откидал в сторону землю, и порядок. Отвечаю, свежую землю хорошо видно с вертолета, не хочу спотыкаться на ямах и кочках, да и вообще — чистота залог здоровья. И самому приятно от красиво сделанной работы.

Вот теперь можно все тщательно осмотреть. Солнце засвечивает в отрытую пещеру достаточно сильно, где тень, можно подсветить фонарем.

Металлический пандус, верхним концом закреплен в тоннеле. Еще вчера там нависала земля, а нынче потолок тоннеля ясно виден, он гладкий. Приятного серебристого цвета, как новенькая иномарка.

Если присмотреться, виден круговой разрез, окантованный более темным материалом, предположительно пластиком. Возможно люк для спуска лифта или лестницы. Поищем кнопку лифта. Долго искать не приходится, я подумал так, никто не будет устанавливать что-то громоздкое. Скорее всего, это будут сенсорные панели или кнопки.

Беру мокрую тряпку и протираю все вертикальные поверхности. После это свечу на них ярким фонарем и выключаю его. На одном из ребер жесткости что-то мелькнуло, какой-то отсвет. Свечу в упор на это место, выключаю свет и пожалуйста, светятся пару колечек, крестиков и пиктограмм.

Техническая мысль развивается всегда примерно одинаково, на самолетах и прочей военной технике многие приборы имеют подсветку люминесцентной краской, что это дает, не знаю, ведь когда нет энергии, приборы все равно не работают и ничего не показывают, чего на них смотреть. Может лишь для того, чтобы не стукнутся лбом в темноте?

Так и тут, панель уверенно светится, а будет ли работать? Смотрим. Два кружочка — это явно люк. Один чистый — это закрыто, другой перечеркнутый — открыто. Крестики, должно быть пандус, зеленый закрыто, красный открыто. Красный светится ярче, пандус открыт. Пиктограмма тоже светится ярко, зеленым цветом, почему, пока не знаю.

Нажимаю чистый кружочек, он приятно щелкает, но реакции никакой, нажимаю перечеркнутый, он загорается красным. Из верхнего края пандуса вырывается веерообразный луч синего света, пробегает по поверхности. На мне он останавливается, потом быстро пробегает взад-вперед несколько раз и исчезает. Ну, я попал! Сейчас как стрельнет из лучемета. Одни подошвы останутся, на радость медвежьим деткам. Будут играть ими в долгие зимние месяцы.

Раздается звук похожий на вздох, точно с таким звуком открывается дверь автобуса. Из потолка начинает выдвигаться цилиндр, и опускается на площадку пандуса. Открывается изогнутая дверь. Сначала она слегка проваливается внутрь, потом сдвигается вдоль стены цилиндра.

Можно заходить, но я не знаю как там внутри с воздухом, пусть проветривается. Пойду, водички холодной из ручейка попью. У меня ноги ватные и трясутся от волнения. Вдруг у них просто патроны отсырели, и они решили меня другим способом уничтожить. Подумаю над проблемой собственной безопасности.

Долго просидел я на берегу ручья, просто сидел, и сидел с опущенными в воду ступнями ног, пока они совсем не замерзли, все-таки май месяц. Ощущение такие, словно я во сне, никак не могу поверить, что это все со мной происходит. Многое что я в этой жизни повидал, но волнуюсь просто как ребенок.

Мирно чирикают вокруг птахи, ничего не говорит об опасности. Пришла мне в голову одна мысль. Никто в здравом уме и во здравие не оставит звездолет на земле. Экипаж, скорее всего, погиб. Элементарно, от бактерии, например. И последний уходящий в мир иной, оставил дверь открытой, на случай если соплеменники будут искать. Или просто, на закрытой двери нет кнопки открывания, а такую дверь сломать не просто.

Может в то время, разумных существ на земле не было. Ловушки могут быть только на неразумных зверей. Внутри должна быть записка, или дневник капитана, где будет записана вся история полета.

Это значит, что при соблюдении элементарной безопасности, мне ничего не грозит. Можно заходить в космолет.

На всякий случай кой какие вещи возьму с собой, и воды наберу. Подхожу к пандусу, холодок от страха есть, но не сильный. Захожу в лифт, дверь закрывается, и я еду наверх. Остановка, дверь открывается и я большой круглой комнате. По стенам контуры дверей.

В свете фонарика не слишком хорошо видно, поищу выключатель. Шахта лифта уходит вверх, в потолок, там должен быть командный пункт, а здесь, скорее всего общая комната экипажа. Возможно выключатель здесь, на шахте лифта, Сколько я не искал, увидел лишь знакомые светящиеся кружочки и крестики.

Обойдя всю комнату по кругу, тоже не нашел никаких выключателей.

— Черт возьми, — выругался я, и в тот же момент все помещение осветилось светом. Ну, ничего нового, подумаешь управление голосом.

Двери тоже могут открываться голосом. Подхожу к ближайшей.

— Сим, сим отройся, — говорю первое, что приходит в голову.

Тишина.

— Чертова железка, — произношу я, дверь щелкает и загорается зеленый огонек возле ручки. Толкаю дверь, она открывается. Комната, в которую я захожу, оказывается двухместной каютой. Освещена комната приятным желтоватым светом. Пару тесных кроватей одна напротив другой, стол с двумя стульями, шкаф для вещей. Открываю шкаф, там пару комплектов форменной одежды, с жетонами, и блестящими пуговицами. Стальные штуковины, напоминающие оружие, а также скафандры для выхода в космос.

Судя по размеру скафандров, инопланетяне были немного повыше, но очень худые. В такой скафандр, если он не растягивается, влезть будет проблема. С другой стороны, если они прилетели на нашу планету, открыли люк, то велика вероятность того, что они имеют одинаковую с нами биологию. Тоесть, дышат воздухом с похожим составом. Может даже имеют схожий метаболизм.

Следующую дверь даже не пришлось ругать, на ней горел зеленый огонек. Как прочим и еще три других. Все пять комнат оказались каютами экипажа.

Очередная дверь не открылась вообще. По центру двери красуется золоченая пиктограмма. Может это каюта капитана? Двигаюсь дальше, закрыто, опять закрыто. Наконец натыкаюсь на дверь с зеленым огоньком.

Комната в несколько раз больше чем предыдущие, много шкафчиков, застекленных полочек, стол, подобие наших стульев. Возле дальней стены стоит кресло. Подлокотники усыпаны кнопками и пиктограммами. Подголовник венчает металлическая каска пронизанная проводами и датчиками. Толстый пучок проводов от кресла подключен к разъему в стене.

Надо попробовать понять для чего это кресло. Сажусь в кресло. Получается плохо. Кресло узкое и высокое. Опираясь на подлокотники, хочу приподняться. И вдруг кресло оживает. Видимо случайно нажал нужную кнопку. Засветились все кнопки, кресло зажужжало, раздвинулось по моему размеру, сделалась короче спинка. На голову опустился шлем. Высокий свистящий звук раздался внутри моей головы, или я его услышал, я не понял. Почувствовав мое недовольство, звук стал снижаться по тону, и вскоре превратился в монотонное гудение.

Небольшой экран выдвинулся из каски, и остановился перед глазами. Сначала появилось изображение кресла. Подлокотник обведен зеленым контуром, изображение увеличилось, на экране стала видна мигающая кнопка.

Да действительно на правом подлокотнике есть мигающая кнопка. Нажимаю ее. На экране появляется фигуры инопланетян. Видимо мужчины и женщины, потом следующая пара, но другого вида. Пятая пара похожа на людей. Нажимаю кнопку. Изображения замирают, потом одна из фигур увеличивается. Изображение становится объемным и вращается. Да это человек. Нажимаю кнопку. Теперь на экране появляются надписи, и одновременно они произносятся голосом. Как долго длится это бормотание, не могу сказать. Наконец слышится нечто знакомое. Нажимаю кнопку. После уточнения, какая фраза мне показалась знакомой, кресло удовлетворенно хрюкает. Гудение увеличивается, на экране начинают переливаться световые сполохи. Они убаюкивают меня, и я засыпаю под мерный шум накатывающихся волн.

Просыпаюсь с металлическим привкусом во рту, тяжелой, как после вечеринки головой. И ощущением инородного тела в голове. Вроде мне сначала не казалось, что я рискую здоровьем, садясь в кресло, а сейчас я чувствую себя так, как, будто меня вывернули наизнанку. На сегодня хватит, надо идти на улицу, пора перекусить и проветрится.

На улице оказались глубокие сумерки, значит, просидел я в кресле часов пять, шесть. Лифт, на котором я спустился к свежему воздуху, сам без меня уехал наверх, закупорив отверстие в потолке. А я пошел спать в палатку, даже чай пить не стал, не до ужина мне было.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звездный туризм первой степени предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я