Межкультурная коммуникация и международный культурный обмен: учебное пособие
Ю. В. Николаева, 2009

Учебное пособие предназначено для студентов гуманитарных специальностей, занимающихся изучением вопросов межкультурной коммуникации. В нем рассмотрен широкий круг вопросов, отражающих специфику современного культурного обмена и межкультурных коммуникаций, их основные формы и направления. В книге освещаются межкультурные коммуникации в области музыки, театра и кино, спортивные, научные и образовательные связи, фестивали и выставки. Отдельные части пособия посвящены проблеме образов, имиджей и стереотипов, в частности, проблеме имиджей современных государств. Книга будет полезна не только для студентов, но и аспирантов, преподавателей, всех, кто интересуется вопросами культуры и межкультурных связей.

Оглавление

  • Введение
  • Глава I. Теоретические подходы к проблеме межкультурной коммуникации

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Межкультурная коммуникация и международный культурный обмен: учебное пособие предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава I

Теоретические подходы к проблеме межкультурной коммуникации

Понятие межкультурной коммуникации. Исторический аспект межкультурной коммуникации. Межкультурные коммуникации в эпоху Античности, Средневековья, Новое и Новейшее время. Проблема межкультурных коммуникаций в исследованиях зарубежных и отечественных ученых. Современный взгляд на особенности межкультурных коммуникаций ведущих историков, политологов, философов. Социально-психологический аспект межкультурных коммуникаций. История и современное состояние проблемы в социально-психологическом дискурсе. Языковой аспект межкультурных коммуникаций. Роль языка в процессе межкультурного общения. Проблема сохранения языкового многообразия на государственном и межгосударственном уровне. Особенности языкового аспекта межкультурных коммуникаций и основные подходы к анализу проблемы межкультурного общения. Межкультурные коммуникации в международных отношениях. Международные отношения как важный фактор межкультурного диалога. Особенности межкультурных коммуникаций в международных отношениях в эпоху Античности, Средневековья, Новое и Новейшее время. Многосторонний и двусторонний аспект межкультурных коммуникаций в международных отношениях. Проблемы диалога культур в деятельности авторитетных международных организаций и внешней культурной политики современных государств. Межкультурные коммуникации как основа профессиональной деятельности специалиста-международника.

§ 1. Понятие межкультурной коммуникации

Межкультурная коммуникация, безусловно, является самобытной, самостоятельной отраслью коммуникации, которая включает методы и научные традиции различных дисциплин, но в то же время является частью общей теории и практики коммуникаций.

Особенностью межкультурной коммуникации является то, что в рамках данного направления исследуется феномен общения представителей различных культур и связанные с этим возникающие проблемы.

Можно отметить, что впервые термин коммуникация утвердился в исследованиях, примыкающих к таким наукам как кибернетика, информатика, психология, социология и др. Сегодня настоящие науки демонстрируют устойчивый интерес к вопросам коммуникации, что подтверждается значительным числом исследований, посвященным данной проблеме.

В английском толковом словаре понятие «коммуникация» имеет несколько семантически близких значений:

1) Акт или процесс передачи информации другим людям (или живым существам); 2) Системы и процессы, используемые для общения или передачи информации; 3) Письмо или телефонный звонок, информация письменная или устная; 3) Социальный контакт; 4) Различные электронные процессы, которыми информация передана от одного человека или места к другому, особенно посредством проводов, кабелей или радиоволн; 5) Наука и деятельность по передаче информации; 6) Способы, с помощью которых люди строят отношения друг с другом и понимают чувства друг друга и т. д.

В англоязычной лингвистической литературе термин «коммуникация» понимается как обмен мыслями и информацией в форме речевых или письменных сигналов, в русском языке имеет эквивалент «общение» и является синонимом термина «общение». В свою очередь, слово «общение» обозначает процесс обмена мыслями, информацией и эмоциональными переживаниями между людьми.

Для лингвистов общение — это актуализация коммуникативной функции языка в различных речевых ситуациях, и разницы между общением и коммуникацией нет.

В психологической и социологической литературе общение и коммуникация рассматриваются как пересекающиеся, но не синонимичные понятия. Здесь термин «коммуникация», появившийся в научной литературе в начале XX века, используется для обозначения средств связи любых объектов материального и духовного мира, процесса передачи информации от человека к человеку (обмен представлениями, идеями, установками, настроениями, чувствами и т. п. в человеческом общении), а также передачи и обмена информацией в обществе с целью воздействия на социальные процессы. Общение же рассматривается как межличностное взаимодействие людей при обмене информацией познавательного (когнитивного) или аффективно оценочного характера[1]. Несмотря на то, что зачастую общение и коммуникация рассматриваются как синонимы, данные понятия имеют и определенные различия. За общением в основном закрепляются характеристики межличностного взаимодействия, а за коммуникацией — дополнительное и более широкое значение — информационный обмен в обществе. На этом основании общение представляет собой социально обусловленный процесс обмена мыслями и чувствами между людьми в различных сферах их познавательно-трудовой и творческой деятельности, реализуемый при помощи преимущественно вербальных средств коммуникации. В отличие от него коммуникация — это социально обусловленный процесс передачи и восприятия информации, как в межличностном, так и в массовом общении по разным каналам при помощи различных вербальных и невербальных коммуникативных средств. Поскольку без коммуникации невозможно существование человека, то она представляет собой непрерывный процесс, так как отношения между людьми, так же как и события, происходящие вокруг нас, не имеют ни начала, ни конца, ни строгой последовательности событий. Они динамичны, меняются и продолжаются в пространстве и во времени, протекают в разных направлениях и формах. Тем не менее, понятия «общение» и «коммуникация» можно рассматривать как взаимосвязанные и взаимообусловленные. Без общения на разном уровне невозможна коммуникация, равно как и коммуникацию можно воспринимать как продолжение диалога, протекающего в разных сферах.

Различные подходы к пониманию настоящего явления нашли отражение и в научных исследованиях.

Значительный вклад в развитие проблемы коммуникации внесли математики Андрей Марков, Ральф Хартли, а также Норберт Винер, который считается отцом кибернетики. В их исследованиях впервые рассматривалась идея передачи информации и предпринята оценка эффективности самого процесса коммуникации.

Еще в 1848 году известный американский исследователь, математик Клод Шеннон, основываясь на трудах своих предшественников, публикует монографию «Математическая теория коммуникации», где рассматривает технические стороны процесса передачи информации.

Новый импульс интереса к проблеме коммуникации относится к середине ХХ века. В 50–60-е годы значительный интерес среди ученых вызывали вопросы передачи информации от адресата к адресату, кодирование сообщения, формализация сообщения.

Впервые настоящую отрасль коммуникации рассмотрели в своем исследовании ученые Г. Трейдер и Э. Холл «Культура и коммуникация. Модель анализа» в 1954 году. В настоящем научном исследовании авторы рассматривают коммуникацию как идеальную цель, к которой должен стремиться каждый человек, для того, чтобы успешнее адаптироваться к окружающему миру[2].

Оригинальный термин межкультурная коммуникация был введен в научный оборот в 70-е годы ХХ века в известном учебнике Л. Самовара и Р. Портера «Коммуникация между культурами» (Communication between Cultures, 1972). В издании авторами был проведен анализ особенностей межкультурного общения и тех особенностей, которые возникали в его процессе между представителями различных культур.

Самостоятельное определение межкультурной коммуникации было представлено и в книге Е. М. Верещагина и В. Г. Костомарова «Язык и культура». Здесь межкультурная коммуникация представлена как «адекватное взаимопонимание двух участников коммуникативного акта, принадлежащих к различным национальным культурам»[3]. В настоящей работе авторы особое внимание уделили проблеме языка, которая является, бесспорно, важной в коммуникативном общении, но не единственной определяющей сущность настоящего феномена.

В дальнейшем межкультурная коммуникация рассматривалась более широко, и в данном направлении научных исследований были выделены такие области как теория перевода, обучение иностранным языкам, сравнительная культурология, социология, психология и т. п.

Обобщая различные подходы к исследованию межкультурной коммуникации, а также учитывая междисциплинарный характер данного явления мы можем предложить следующее, достаточно общее определение. Межкультурная коммуникация — это сложное, комплексное явление, которое включает разнообразные направления и формы общения между отдельными индивидами, группами, государствами, относящимися к различным культурам.

Предметом межкультурной коммуникации можно назвать контакты, протекающие на различных уровнях в разной аудитории в двустороннем, многостороннем, глобальном аспекте.

Коммуникация между культурами должна быть направлена на развитие конструктивного, взвешенного диалога, равноценного по отношению к представителям других культур.

Несмотря на то, что проблема межкультурных коммуникаций сегодня вызывает вполне оправданный интерес, многие вопросы, примыкающие к данному явлению, относятся к достаточно дискуссионным и вызывают полемику в научном сообществе. Они вытекают из самой сущности феномена, а также вызваны различными методами и подходами, связанными с изучением и анализом общения в сфере культуры.

§ 2. Исторический аспект межкультурной коммуникации

Межкультурная коммуникация сегодня вполне закономерная реальность, которая отражает потребности современного общества, мирового развития. Однако история этого явления восходит в глубокое прошлое, заслуживает особенного внимания и показывает как складывались современные особенности межкультурных коммуникаций, какие факторы оказывали на данный феномен особенное влияние, а также кто был наиболее активным участником процесса, который постепенно утверждал специфические направления и формы международного диалога в сфере культуры.

Как отмечают историки, этнографы, представители других гуманитарных наук, первые контакты, нашедшие отражение в памятниках материальной и духовной культуры, письменности относятся еще к эпохе становления древнейших цивилизаций.

Археологические находки свидетельствуют, что в это время достаточно активно осуществлялся обмен предметами быта, ювелирными изделиями, оригинальными образцами оружия и т. д.

Благодаря развитию контактов финикийский алфавит, возникший в Палестине между II и I тыс. до н. э., распространился в странах Средиземноморья и затем стал основой греческого, римского, а в дальнейшем и славянского алфавитов, что служит подтверждением позитивного значения межкультурного общения.

Особую роль контакты в эпоху Древнейших цивилизаций сыграли и для становления науки. В античную эпоху широкое распространение получила традиция посещения философами восточных стран. Здесь греки знакомились с восточной «мудростью», а затем свои наблюдения использовали в научной деятельности. Принято считать, что на традиции известной школы стоиков большое влияние оказали учения и образ жизни индийских брахманов и йогов[4].

В истории древних цивилизаций можно отметить и заимствования культа богов, представляющих другие культуры, которые затем были включены в свой собственный пантеон. Так, в египетском пантеоне появились ассирийско-палестинские божества Астарта и Анат. Под влиянием античной культуры в период эллинизма возник культ Сераписа, восточные корни можно обнаружить в почитании греческих богов плодородия Диониса, Адониса и других, в Древнем Риме важное значение приобрел культ египетской богини Изиды.

Большую роль в развитии межкультурного общения оказывали также и военные походы, так завоевательная политика Александра Македонского привела к тому, что география межкультурного общения значительно увеличилась.

В эпоху Римской Империи постепенно складывается система межкультурного общения, которая развивалась благодаря активному дорожному строительству и устойчивым торговым связям. Рим в то время становится крупнейшим городом античного мира, настоящим центром межкультурного общения.

По знаменитому «шелковому пути» доставлялись в Западную Европу из Китая и через страны Азии предметы роскоши, украшения, шелк, пряности и другие экзотические товары.

Именно в древнейший период возникают и первые направления культурного взаимодействия, такие как торговые, религиозные, художественные связи, туризм, театральные контакты, литературный, образовательный, спортивный обмен, протекающий в различных формах.

Акторами международного культурного взаимодействия в это время были, представители господствующих классов, интеллектуальной элиты общества, торговцы, воины. Однако межкультурное общение данного времени было не лишено особенностей и противоречий. Представители различных культур относились к завоеваниям других народов сдержанно, с определенной настороженностью. Языковые барьеры, этнические и религиозные отличия, специфика менталитета — все это затрудняло культурный диалог и выступало препятствием для интенсивного развития контактов. Так, в Древнем Египте, Древней Греции нередко представитель другой цивилизации воспринимался в качестве врага, неприятеля, вследствие чего древние цивилизации во многом были замкнуты и интровертны.

Особое место и значение своей собственной цивилизации представители древних народов отводили в системе взглядов на мироустройство. В древнейших картах Египта, Греции, Китая центром Вселенной являлась своя собственная страна, вокруг которой располагались другие страны. Конечно, в это время межкультурное общение было представлено в зачаточной форме и носило межцивилизационный характер, но в дальнейшем, развиваясь и эволюционируя, оно стало основой межкультурных коммуникаций современного периода.

В Античную эпоху предпринимается попытка великими учеными осмыслить и сам феномен коммуникации. Философ, учитель Александра Македонского Аристотель в своей известной работе «Риторика» впервые попытался сформулировать одну из первых моделей коммуникации, которая сводилась к следующей схеме: оратор — речь — аудитория[5].

Новый этап развития межкультурных коммуникаций относится к периоду средневековья. В эпоху средневековья развитие межкультурного общения определялось факторами, которые в значительной степени характеризуют культуру и международные отношения данного времени, когда на политической арене появляются феодальные государства с достаточно низким уровнем развития производительных сил, господством натурального хозяйства, слабым уровнем развития общественного разделения труда.

Важным фактором, влияющим на особенности межкультурного общения, стала религия, определяющая как содержание, так и основные направления и формы диалога.

Появление монотеистических религий изменило географию культурного обмена и способствовало появлению новых духовных центров. В данный период на первый план выдвигаются страны, ранее не игравшие роли культурных лидеров, а являвшиеся лишь провинциями крупнейших древних цивилизаций, которые в значительной степени оказывали на них культурное влияние. Культурные связи этого периода отличались замкнутостью, локальностью. Они нередко зависели от воли случая, чаще всего ограничивались узким регионом и были весьма неустойчивы. Частые эпидемии, войны, феодальные междоусобицы ограничивали возможность развития крепких культурных связей. Кроме того, само духовное содержание эпохи средневековья не располагало к активности культурных контактов. Священные книги были основой мировоззрения человека средневековья, замыкали его на собственный внутренний мир, свою страну, религию, культуру.

В средние века свою, весьма специфическую роль в развитии культурных связей играли крестовые походы. В период «великого переселения народов» происходили опустошительные вторжения варваров в Европу и Африку, что также иллюстрирует особенности развития межкультурных контактов данного времени. К этому же периоду относится и экспансия центрально-азиатских кочевых народов, которая продолжалась на протяжении 1300 лет. Наиболее наглядные примеры взаимодействия европейской и мусульманской культур, относящиеся к эпохе средневековья, можно обнаружить в истории Испании.

В VIII веке Испания подверглась мощной восточной агрессии. Продвигаясь из Аравийских пустынь, через Египет и Северную Африку арабо-берберские племена переправились через Гибралтар, разгромили армию вестготов, заняли весь Пиренейский полуостров и только битва при Пуатье в 732 году, окончившаяся победой предводителя франков Карла Мартеля, спасла Европу от арабского нашествия. Однако, Испания надолго, вплоть до конца XV века стала страной, где пересекались восточные и европейские традиции и осуществлялась связь различных культур.

С арабами-завоевателями в Испанию проникла другая культура, которая весьма оригинально трансформировалась на местной почве и стала основой для создания новых стилей, великолепных образцов материальной культуры, науки и искусства.

К моменту завоевания Пиренеев арабы были весьма одаренным, талантливым народом. Их знания, умения и навыки во многих областях человеческой деятельности значительно превосходили европейскую «ученость». Так, благодаря арабам в европейскую систему чисел был включен «0». Испанцы, а затем и европейцы познакомились с весьма совершенными хирургическими инструментами. На территории европейской страны они построили уникальные памятники архитектуры: Альхамбру, Кордовскую мечеть, сохранившиеся и сегодня.

Арабами в Испании производились изделия из кожи, меди, резного дерева, шелка, стеклянные сосуды и лампады, которые затем экспортировались в другие страны и пользовались там заслуженным спросом.

Особую славу и заслуженное уважение принесли арабам изделия из керамики, так называемые люстрированные сосуды, обладающие особым металлическим блеском. Существует мнение, что искусство люстрирования было перенесено арабами из Персии, а затем усовершенствовано.

Еще в XI–XII веках европейцы переняли от арабов и технику тканых ковров, которые назывались сарацинскими.

Влияние арабского искусства не ограничивалось только эпохой средневековья. Арабский стиль и мавританские мотивы можно обнаружить в произведениях искусства эпохи романтизма, в искусстве модерна.

Пример взаимодействия европейской и арабской культур в эпоху средневековья достаточно убедительно иллюстрирует особенности межкультурных связей этого периода, которые конечно были весьма плодотворными, однако преимущественно ограничивались заимствованиями, а не глубоким проникновением и постижением культуры другого народа[6].

Однако, несмотря религиозное доминирование, а также трансформацию и сокращение различных направлений и форм межкультурного взаимодействия в эпоху средневековья появляются новые формы контактов, которые, безусловно, важны для современных межкультурных коммуникаций.

Наиболее интересным направлением межкультурного взаимодействия в эпоху средневековья можно назвать становление и развитие образовательных контактов, которые были непременным условием университетского образования. Первые университеты возникли в Европе в IX веке. Они были открыты в городах, в основном, при церквах и монастырях. Уже начиная со средних веков, складывается практика международного студенческого пилигримажа. Средневековые университеты имели свою научную специализацию. Так, итальянские университеты считались лучшими в области медицины и правоведения, французские давали лучшее образование в области теологии и философии, немецкие университеты (начиная с Нового времени), зарекомендовали себя как лучшие школы в области естественных наук.

Студенческая жизнь во всех европейских странах была организована однообразно. Преподавание велось на латыни. Никаких преград для пересечения границ не существовало. Все эти факторы способствовали тому, чтобы студенческий обмен был естественным явлением, а миграция студентов в пределах Европы являлась неотъемлемой частью их жизни.

В период средних веков происходит становление и такой формы торговых контактов, как ярмарочная деятельность. Возникли первые ярмарки в период раннего феодализма, и их развитие было непосредственно связано с оформлением товарно-денежного производства. Первые ярмарки были открыты в местах пересечения торговых путей, перевалочных пунктов они устраивались в определенные дни, месяцы, сезоны. В эпоху средневековья ярмарки организовывались монастырями, и начало торгов совпадало со временем окончания церковной службы.

По мере расширения и роста городов ярмарки приобретали международный характер, а города, где они проводились, становились центрами международной торговли. Ярмарки способствовали развитию межкультурного общения, знакомству с традициями различных народов. Появившись в эпоху средневековья, ярмарки, в основном, не утратили свое значение и в эпоху Нового времени.

Важную роль в процессе развития межкультурных коммуникаций сыграла эпоха Возрождения. Великие географические открытия способствовали развитию торговли и стали условием для распространения знаний о культуре различных народов. Постепенно появляется острая необходимость в обмене информацией, неевропейские культуры вызывают большой интерес у европейцев. Уже начиная с XVI века, межкультурные контакты в Европе были связаны с увлечением экзотическими странами, товарами, предметами роскоши. Короли, вельможи, представители аристократии начинают собирать у себя диковинные коллекции, которые в дальнейшим стали основой известных музеев и художественных собраний. Увлечение диковинными странами, народами и культурами нашло свое отражение в искусстве. В произведения европейских мастеров вплетаются восточные мотивы.

Однако, интерес к «другим» культурам имел и негативные последствия. Он сопровождался безудержным грабежом, европейской колонизацией и созданием европейских колониальных империй, был связан с разрушением культур подвластных европейцам народов.

Таким образом, несмотря на расширение географии межкультурных коммуникаций, политические, религиозные, экономические различия не способствовали становлению равноправных отношений между представителями различных культур.

Новые импульсы к освоению коммуникативного пространства были выдвинуты самим ходом истории, когда в эпоху Нового времени возникла необходимость в условиях разделения труда организовать процесс производства, появляются новые средства коммуникации (речной, наземный транспорт), а мир начинает представлять целостный единый организм.

Сама жизнь в эпоху Нового времени диктовала необходимость развития международных культурных контактов. Ценность науки, основанной на эксперименте, научном знании предполагает обмен информацией и образованными людьми.

Изменяется география межкультурного общения. В диалог в данный период вовлечены практически все страны, народы, независимо от их религиозной, культурной, политической принадлежности. С созданием крупной промышленности в Европе и усилением вывоза капитала происходит знакомство с элементами индустриальной цивилизации, отчасти приобщилось к европейскому образованию. Возникли необходимые условия для развития устойчивого развития межкультурного общения. Вся политическая, духовная жизнь человечества стала приобретать устойчивый, интернациональный характер. Появились новые стимулы для обмена информацией в области культуры и усвоения передового индустриального опыта.

Важнейшую роль в распространении информации, интенсивности и расширении географии межкультурной коммуникации сыграло развитие транспорта — железнодорожного, морского, а затем и воздушного. Уже в XIX веке карта мира предстала в ее современных очертаниях.

Для эпохи Нового времени характерно не только значительное расширение форм и направлений межкультурного обмена, но и вовлечение в процесс общения новых участников. Формирующиеся процессы демократизации, интеграции стали приметой времени. В этот период межкультурное общение начинает регулироваться как на государственном уровне, так и развивается с учетом частной инициативы.

В эпоху Нового времени становится очевидным, что культура, межкультурные коммуникации могут стать важной частью международных отношений, гибким и весьма эффективным инструментом в решении политических и экономических вопросов.

Тем не менее, значительным противоречием межкультурных связей в данный период стало представление о неравноценности культур различных народов. Расизм и национальные предрассудки были не только причиной сохранившегося неравноправия народов, но и психологическим фактором, позволявшим игнорировать древнейшие и, безусловно, богатейшие культуры народов, отставшие в своем индустриальном развитии. Мировая культура была искусственно поделена на культуру «цивилизованного мира» и культуру «диких народов». Одновременно борьба за влияние на колониальные и зависимые страны стала источником международных конфликтов, мировых военных столкновений, сопровождавшихся духовным кризисом и разрушением культурной среды. Корни этих противоречий во многом определяются ходом мировой истории. Страны Запада на протяжении долгого времени в силу их технического, технологического, экономического и политического развития оказывали сильное влияние на другие, в широком понимании восточные страны, культуры и цивилизации Азии, Африки, Америки.

В научной литературе сегодня открыто отмечают экспансионистские стремления и завоевательную политику Запада, которая восходит своими истоками еще к походам Александра Македонского, римскому владычеству, крестовым походам. В значительной степени завоевательная политика европейских стран подтверждается в период великих географических открытий, оформления колониальной системы. Идеологические основы экспансионистской политики выражались в представлении о том, что только западная, европейская цивилизация способна обеспечить поступательное развитие человечества и ее основы могут быть универсальными.

Культурную экспансию Запада называют также и культурным империализмом. Он характеризуется использованием политической и экономической власти для насаждения и распространения ценностей своей культуры и пренебрежение к завоеваниям и ценностям другой культуры[7].

В конце XIX века возникают предпосылки к осознанию понимания процесса коммуникации, который в ХХ веке становится вполне признанной научной категорией.

Весь комплекс противоречий и традиций межкультурных связей XIX века нашел свое продолжение и в ХХ столетии, которое в исторической памяти связано с разрушительными последствиями мировых войн, появлением оружия массового уничтожения, а также стремительным ростом коммуникативных процессов, которые были следствием научного прогресса, развития транспорта, появления новых средств сообщения.

В ХХ веке число участников межкультурного обмена неуклонно росло, что стало отражением процесса демократизации, интеграции мирового сообщество. Межкультурное общение стало необходимым условием для решения глобальных проблем и насущных задач, среди которых можно отметить и имеющие непосредственное отношение к вопросам культурного сотрудничества, его нового понимания. В ХХ веке приходит становление идеи о равноценности различных культур, на повестку дня были поставлены вопросы сохранения самобытности национальных культур, культурного многообразия. Кроме того, и возникшие острые гуманитарные конфликты требовали всеобщего участия представителей разных культур и духовных традиций.

Уже начиная со второй половины ХХ века происходит консолидация мирового сообщества. Интерес к культурным контактам становится последовательным и осознанным. Наблюдается стремление организовать межкультурные контакты, как на государственном уровне, так и на уровне международных организаций. Межкультурная коммуникация начинает восприниматься как вполне признанная величина в политике, экономике, международных отношениях.

Тем не менее, наряду с очевидными процессами интеграции в ХХ веке наблюдаются и тенденции, которые связаны с дифференциацией, вытекающей из политического противостояния, религиозных различий.

Так, например, СССР на протяжении долгого времени проводил политику изоляционизма к капиталистическим странам. Официальная пропаганда разворачивала борьбу с космополитизмом и низкопоклонничеством перед Западом. Однако следует отметить, что и в США, многих других капиталистических странах отношение к СССР было крайне идеологизированным, что, безусловно, придавало межкультурным коммуникациям особенный острополитизированный характер.

В современном мире мы можем обнаружить и примеры того, что представители различных религий (особенно это касается мусульманского и христианского мира) не стремятся к глубокому сотрудничеству, развитию диалога, а напротив переживают сложные конфликты, порой заканчивающиеся военными столкновениями и террористическими актами.

Таким образом, в современной межкультурной коммуникации можно отметить две тенденции. С одной стороны, происходит активное расширение коммуникативного пространства, в которое включаются все новые и новые страны, представители различных социальных групп. Однако, с другой стороны диалог в культурной сфере нельзя назвать равноценным, взаимовыгодным для многих участников данного процесса.

Проблемы межкультурных коммуникаций современности имеют достаточно сложную природу, которая вытекает из самого феномена культуры. Так еще в эпоху Нового времени многие ученые обратились к проблеме межкультурного диалога, и представили разнообразные исследования непосредственно или опосредованно примыкающие к общей проблеме межкультурных коммуникаций.

Формирование научных концепций, систематически изучающих культуры как особые формы организации жизни человека, относится примерно ко второй половине XIX в. Они стали следствием возросшего интереса к изучению феномена культуры в философском аспекте. В это же время в трудах многих западных и российских философов был поставлен вопрос о взаимодействии различных культур и цивилизаций, в том числе, о взаимодействии культур Запада и Востока.

Предметом исследования О. Шпенглера является «морфология всемирной истории», то есть своеобразие мировых культур. Автор многочисленных интереснейших изданий отвергает привычную периодизацию мировой истории на Древний мир, Средние века и Новое время и выделяет ряд отдельных, независимых культур, которые подобно живым организмам переживают периоды зарождения, становления и умирания. Умирание какой-либо культуры характеризуется переходом от культуры к цивилизации. «Умирая, культура превращается в цивилизацию» — пишет известный философ и культуролог. Отсюда О. Шпенглер ставит в противовес друг другу такие понятия как «становящееся» и «ставшее», то есть «культуру» и «цивилизацию», что является ключевым аспектом в его концепции. По Шпенглеру, конец западной цивилизации (с 2000 г.) одновременен с I–II вв. Древнего Рима или XI–XIII вв. Китая. В список из культур, которые он называет «великими, или мощными», помимо таких как культуры Египта, Китая, Индии, Греции и России, входят отдельно культура Европы («фаустовская культура») и отдельно «магическая» культура арабов.

Говоря о взаимодействии культур, О. Шпенглер скептически считает, что пройдет немного столетий и на земле не останется ни одного немца, англичанина и француза. Культура, по Шпенглеру, — это «могущественное творчество созревающей души, — рождение мифа, как выражения нового богочувствования, — расцвет высокого искусства, исполненного глубокой символической необходимости, — имманентное действие государственной идеи среди группы народов, объединенных единообразным мирочувствованием и единством жизненного стиля»[8]. Цивилизация — это умирание созидающих энергий в душе; проблематизм мирочувствования; замена вопросов религиозного и метафизического характера вопросами этики и жизненной практики. В искусстве — распад монументальных форм, быстрая смена чужих входящих в моду стилей, роскошь, привычка и спорт. В политике — превращение народных организмов в практически заинтересованные массы, господство механизма и космополитизма, победа мировых городов над деревенскими далями, власть четвертого сословия. Типологическую систему Шпенглера можно назвать символической[9].

Кроме того, не вполне ясен ответ на вопрос, насколько культуры открыты для постижения, который был поставлен известным исследователем Освальдом Шпенглером. В своих работах он представлял каждую культуру, как замкнутый организм, весьма самобытный и неповторимый. Шпенглер отмечал, что глубоких контактов, диалога между представителями различных культур быть не может. Известный ученый считал, что каждой культуре присущ свой собственный «язык мирочувствования», понятный только тому, кто принадлежит к данной культуре. Ученый утверждал, что глубоких культурных контактов между представителями разных культур быть не может? и диалог сводится только к заимствованию, копированию чужих образцов, перенесенных в иной культурный контекст.

Конечно, данная точка зрения отражает лишь одну из особенностей современной межкультурной коммуникации, которую можно назвать существенной, но наряду с тенденциями локализации существуют и активно развиваются глобализационные процессы, отражающие специфику развития межкультурного общения.

Тем не менее, нельзя не признать, что О. Шпенглер стоял и у истоков проблемы диалога культур.

Интересные подходы к развитию проблемы межкультурных коммуникаций были предложены и известным английским ученым А. Д. Тойнби. Он является автором концепции «вызова и ответа». В своем труде «Постижение истории» ученый так же обращается к проблеме возникновения, развития и отмирания цивилизаций всемирной истории. Всего он выделяет 21 цивилизацию, среди которых присутствует отдельно Арабская культура и Западная. Необходимо отметить, что Тойнби выделяет отдельно также Сирийскую и Персидскую культуры. Его типологический подход основан на сравнительном анализе[10].

А. Д. Тойнби категорически отвергает существование единой цивилизации. В понятие цивилизация он включает группу стран и народов, которые связаны одной судьбой и мировоззрением. Также автор противопоставляет цивилизацию примитивным обществам, он говорит о некой иерархии, которая существует в цивилизации — это универсальное государство и универсальная религия. По Тойнби, цивилизация проживает три стадии: расцвет, надлом и упадок.

Причинами смерти цивилизации являются внутренний (революция) и внешний пролетариат (война) или коснение структуры. Причинами роста и развития цивилизации являются вызов и наличие творческого меньшинства. Тойнби разделял периоды наибольшей «креативности» и периоды наибольшего могущества, «универсального государства». Между ними расположена «эпоха кризиса» с затяжными гражданскими войнами и упадком. В результате кризиса какая-то одна политическая единица в конце концов побеждает все остальные и подчиняет себе весь «ареал» цивилизации, наступает «золотая осень» которая в конце концов заканчивается полным увяданием и «нашествием варваров». Таким образом, в аналогии цивилизации с человеческим организмом появляется период примерно соответствующий «кризису среднего возраста».

В своей книге «Постижение истории» А. Д. Тойнби рассматривает актуальные для нас проблемы, а именно — проблемы среды и расы (расовую теорию и расовое чувство), проблемы религии (в том числе, религиозную дискриминацию и касты), проблемы миграции (стимул заморской миграции). А. Д. Тойнби дает следующее определение понятию расы: «раса — это термин, употребляемый для обозначения характерной черты, внутренне присущей какому-либо роду или виду, классу или группе живых существ»[11]. Относительно расистской теории автор пишет, что «расовые различия в анатомическом строении человека рассматриваются как неизменные и воспринимаются как свидетельства столь же неизменных расовых различий в человеческой психике»[12]. Тойнби делает вывод, что расовое чувство на Западе в основном исходило от западных поселенцев, и оно так же имеет религиозный характер.

Обращаясь к проблемам миграции, Тойнби пишет, что стимулом ее является социальная несостоятельность и неблагополучие мигрирующего народа — он отправляется на новую землю в поисках счастья, и даже зная, что столкнется с предрассудками местных жителей, новым языком, культурой, манерами и обычаями — все равно готов идти вперед, бороться и самоутверждаться. В своих исследованиях Тойнби кроме того рассматривает проблему касты, и отмечает два случая: когда местное население завоевано захватчиком, который считает нужным не истреблять его, а низвести до положения низшей касты, а также, когда местное население принимает иммигрантов на своей территории, но предпочитает держать их в условиях невыгодных и унизительных. Таким образом, престижное место во всех сферах жизни занимает привилегированная раса. Ущемленная же раса занимается, как правило, ремеслом и торговлей.

Схожим с расовой дискриминацией А. Тойнби видит явление религиозной дискриминации. Религиозную дискриминацию автор прослеживает в трех различных вариантах: «где наследники ущемленной общины являются членами того же самого общества и принадлежат к той же цивилизации, что и наследники привилегированной общины; где наследники ущемленной и привилегированной общин принадлежат к двум различным развивающимся цивилизациям; где члены привилегированной общины принадлежат к развивающейся цивилизации, тогда как члены ущемленной общины представляют реликтовую цивилизацию»[13].

Отметим, что Тойнби доказывал возможность спасения Западной цивилизации путем усиления роли религиозно-церковного начала. Цивилизации Тойнби в большей степени представляют собой вариант культурной общности.

Проблему историко-культурной типологии в своих исследованиях представил русский философ Н. Я. Данилевский. Он обозначил всего 12 независимых цивилизаций или, как он их называл, историко-культурных типов: египетский; китайский; ассиро-вавилоно-финикийский, или древнесемитский; индийский; иранский; еврейский; греческий; римский; новосемитический, или аравийский; германо-романский, или европейский; мексиканский; перуанский. Подобное разделение цивилизаций Н. Данилевским явилось основой для трех главных выводов: во-первых, каждая великая цивилизация выказывала своего рода архетип, который построен по специфическому плану; во-вторых, он предположил теорию, что у жизни цивилизаций есть свой предел, и одна цивилизация сменяет другую; и, в-третьих, он полагал, что сравнительный анализ частных и общих качеств цивилизации, повлечет за собой более глубокое понимание истории в целом.

Обращаясь к вопросу взаимодействия культур, Н. Я. Данилевский считал, что культуры различных народов почти не будут способны смешиваться друг с другом. Он выделил пять законов исторического развития, основанных на понятии культурно-исторических типов, в соответствии с одним из них, цивилизации не распространяются от одного народа к другому, а лишь оказывают воздействие друг на друга.

Качественно иной подход к классификации культур или цивилизаций высказал П. Сорокин, который опровергал интегрированную сущность цивилизации и предопределял эту роль «суперсистемам» или «большим формам», внутри которых и рождается культура. П. Сорокин исследует существование четырех суперсистем на протяжении трех тысячелетий на материале Средиземноморья и Запада. Его суперсистема совпадает с первоначальным периодом роста культур; сенсуальная — с периодом их зрелости и упадка, культура идеального синтеза — с моментом кульминации развития (особенно в искусстве и философии) и эклектическая, или смешанная — с периодом упадка. В отличие от авторов других типологий и концепций, П. Сорокин в анализе культур-суперсистем уделяет особое внимание классифицированию культурных элементов[14].

К вопросам взаимодействия культур уже в наши дни обращается известный историк, политолог З. Бжезинский в своем труде «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство». Автор пишет, что в современном мире существует огромная неравномерность распределения бедности, социальные последствия неравномерного старения населения в мире, и соответственно миграционное давление. Автор отмечает некоторые противоречия между глобализацией и миграцией — в некоторых богатых государствах «те же самые люди, которые решительно осуждают глобализацию, в то же время выдвигают резкие антииммиграционные лозунги, потому что хотят сохранить привычный для них облик национального государства»[15].

Он отмечает, что так было не всегда, что до возникновения национальных государств передвижение людей осуществлялось без особых ограничений и зачастую даже поощрялась просвещенными правителями. В широком плане Бжезинский пишет, что до XX века миграция определялась социально-экономическими условиями, а не политическими решениями. Паспорт является, по мнению исследователя, своего рода атрибутом, который символизирует утрату человечеством своего права, а «последствием стал национализм, с гуманитарной точки зрения явившийся шагом назад»[16].

На современном этапе, расширяющийся Евросоюз стоит перед лицом множества проблем — в том числе и насколько его границы должны быть непроницаемыми. При принятии в 2002 году новых десяти членов остро стоял вопрос о том, как скоро нынешние государства-члены будут готовы отменить существующие ограничения на свободное передвижение рабочей силы из вновь принимаемых государств.

З. Бжезинский делает акцент на что, что в мире слишком велики социальные, демографические, экономические, культурные различия между странами — это и является стимулом для некоторых народов мигрировать массово. Существует огромная разница в доходах между богатым Западом, который сокращается в размерах, как пишет автор, и стареет, и более бедным Востоком и Югом, которые растут и будут оставаться относительно молодыми. Исследования З. Бжезинского отражают взгляд специалиста в области международных отношений на проблему диалога культур. К данной теме он обращается опосредованно, в контексте довольно сложной проблеме миграции, которая является отдельной темой в рамках общей проблемы межкультурных коммуникаций.

Вопросы диалога культур были поставлены и в известном исследовании С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций». По его определению, цивилизация — это культурная сущность. Деревни, регионы, этнические группы, национальности, религиозные группы — все имеют особую культуру на различных уровнях культурного разнообразия. Европейские сообщества, в свою очередь, будут подразделяться по культурным чертам, которые отличают их от арабских и китайских сообществ. Тем не менее, по С. Хантингтону, арабские, китайские и западные сообщества не являются частью какой-либо более широкой культурной сущности. Они образуют цивилизации. Таким образом, цивилизация — это группирование людей в высшей степени по культурному принципу и очень широкий пласт культурной сущности людей. Она определяется как общими объективными элементами, такими как язык, история, религия, обычаи, так и субъективным самоопределением людей. Так как люди определяют свою идентичность в этнических и религиозных терминах, то отношения между ними и представителями других этнических групп и религий видится им в виде «мы» против «них». В будущем, по мнению автора, «будет возрастать важность идентификации цивилизации, а мир будет формироваться в большей степени взаимодействием семи или восьми основных цивилизаций: западной, конфуцианской, японской, исламской, индийской, православной, латиноамериканской и, возможно, африканской»[17]. Автор отмечает тенденцию к усилению экономического регионализма. «С одной стороны, успешный экономический регионализм будет усиливать осознание цивилизации. С другой стороны, экономический регионализм может привести к успеху только тогда, когда его корни уходят в общую цивилизацию»[18].

С. Хантингтон обращает внимание на то что, с одной стороны, Запад находится в пике своей мощи. В то же время наглядно проявляется феномен возвращения к своим корням среди незападных цивилизаций. Запад сталкивается с незападными цивилизациями с их возрастающим желанием, используя свои ресурсы, формировать мир на путях незападного развития. Во многих незападных странах возникают элиты, характеризующиеся антизападной приверженностью и воспитанные на местной культуре. Культурные же характеристики и различия менее изменчивы, компромиссны и разрешимы, чем политические и экономические, как отмечает автор.

При этом исследователь предвидит грядущий конфликт Запада со всеми остальными цивилизациями, прежде всего — мусульманской и конфуцианской, которые, по его мнению, уже сформировали антизападный блок. »Различия в экономической мощи и борьба за военную и экономическую мощь, за общественные институты — вот первый источник конфликта между Западом и другими цивилизациями. Вторым источником конфликта являются различия в культуре, отражающиеся в основных ценностях и убеждениях. Западные концепции фундаментально отличны от концепций, преобладающих в остальном мире. Западные идеи часто имеют малый резонанс в исламской, конфуцианской, японской, индусской, буддийской или православной культуре. Усилия Запада по распространению таких идей вызывают обратную реакцию, направленную против «империалистических прав человека» и утверждение местной культуры и ценностей, что наглядно проявляется в поддержке религиозного фундаментализма молодым поколением в незападных культурах»[19].

Таким образом, основываясь на теории С. Хантингтона, можно сделать вывод о том, что центральной осью международных отношений в будущем будет конфликт между «Западом и остальным миром» и реакция незападных цивилизаций на западную мощь и его ценности[20]. Эта реакция, по Хантингтону, будет выражена, в основном, в виде одной из трех форм или сочетании из нескольких. Как одна из крайностей — незападные государства пытаются проводить курс изоляционизма, чтобы изолировать свои общества от проникновения Запада и не участвовать в делах мирового сообщества, где доминирует Запад. Вторая альтернатива — эквивалент теории «прицепного вагона» в международных отношениях: попытка присоединиться к Западу и принять его систему ценностей и общественных институтов. Третья альтернатива — попытаться «сбалансировать» Запад, развивая экономическую и военную мощь, и кооперация с остальными незападными обществами в противовес Западу, сохранение при этом своих национальных ценностей и общественных институтов.

Многие выдающиеся философы, культурологи, мыслители второй половины XIX-XXI веков обращались к осмыслению проблемы развития диалога в сфере культуры. Труды выдающихся западных философов О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, С. Хантингтона, З. Бзежинского, а также видных русских мыслителей Н. Я. Данилевского, П. Сорокина стали фундаментом для современных теорий взаимодействия культур и послужили основой для дальнейших исследований в этом направлении.

Естественно, что проблемам международных культурных связей обращались и представители такой науки, как этнографии. Именно в этнографии, на основе богатого и разнообразного материала были получены результаты, которые наглядно продемонстрировали взаимодействие культур различных этносов, важность их влияния друг на друга. Этнографами было сформулировано важное наблюдение, подтверждающее, что интенсивность культурных контактов можно рассматривать как следствие высокого уровня своей собственной культуры и ее открытости к достижениям других цивилизаций.

К данным вопросам последовательно в своем научном творчестве обращались такие авторитетные ученые этнографы и антропологи как Дж. Фрейзер, К. Леви-Стросс, М. Мосс.

История развития культурного взаимодействия и основные подходы, сформировавшиеся в научной практике наглядно свидетельствуют, что данное направление является достаточно популярным, актуальным, имеет сложившиеся традиции и представляет особенный интерес сегодня в период активной интеграции и развития межкультурной коммуникации.

На современном этапе вопросы взаимодействия культур подлежат комплексному переосмыслению. В мире осуществляется интенсивная пространственная массовая подвижность населения. Как результат интернационализации жизни большое значение приобретают проблемы межкультурных взаимодействий, интеграции, международной миграции, активно развиваются процессы межкультурных коммуникаций. Понимание этих процессов исключительно важно для гармоничного развития мировой цивилизации в силу их очевидного влияния на социальную, экономическую и культурную сферу жизни современного общества. Проблема взаимодействия культур на сегодня настолько сложна и неоднозначна, что требует серьезного, комплексного осмысления с учетом всевозможных составляющих этого явления и на основе имеющегося опыта.

§ 3. Социально-психологический аспект межкультурной коммуникации

Большое значение для осмысления проблемы межкультурных коммуникаций имеют исследования в области психологии и социологии. Согласно основным теоретическим подходам к анализу настоящей темы в центре межкультурной коммуникации стоит человек, для которого познание достижений других народов и цивилизаций является важнейшим социально-психологическим фактором. По мнению известного исследователя К. Поппера, такие важные для человека категории психологии как интровертность и экстравертность можно отнести и к культуре, центром, творцом которой является человек.

Наиболее интересные исследования, примыкающие к проблеме межкультурных коммуникаций, относятся к такому направлению психологии как этнопсихология.

Этнические особенности, различия можно назвать одной из наиболее важных проблем межкультурной коммуникации. Она была в центре научного внимания многих представителей гуманитарного знания, и впервые сформулирована еще в эпоху Античности. Об этом писали великие ученые древности Гиппократ, Платон.

В известной работе Гиппократа «О воздухах, водах, местностях» мы читаем, что народы обладают известными отличиями, которые связаны с расположением страны, климатическими условиями, природными факторами.

Следует заметить, что роль географического фактора в формировании характера народа в дальнейшем была особо отмечена исследователями в Новое и Новейшее время. Характеризуя природные условия Европы и Азии, великий русский ученый В. О. Ключевский пишет: «Две географические особенности отличают Европу от других частей света и от Азии преимущественно: это, во-первых, разнообразие форм поверхности и, во-вторых, чрезвычайно извилистое очертание морских берегов»[21]. Известно, какое сильное и разностороннее действие на жизнь страны оказывают обе эти особенности. Европе принадлежит первенство в силе, с какой действуют в ней эти условия. Нигде горные хребты, плоскогорья и равнины не сменяют друг друга так часто на таких сравнительно малых пространствах, как в Европе. С другой стороны, глубокие заливы, далеко выдавшиеся полуострова, мысы образуют как бы береговое кружево западной и южной Европы. Здесь на 30 квадратных миль материкового пространства приходится одна миля морского берега, тогда как в Азии одна миля морского берега приходится на 100 квадратных миль материкового пространства. В отличие от разнообразия растительных и климатических зон Европы, ажурно очерченных кружевом морских берегов, у Евразии «море образует лишь малую часть ее границ; береговая линия ее морей незначительна сравнительно с ее материковым пространством, именно одна миля морского берега приходится на 41 квадратную милю материка.

Однообразие — отличительная черта ее поверхности; одна форма господствует почти на всем протяжении: эта форма — равнина, волнообразная плоскость, очень невысоко приподнятая над уровнем моря.

Учитывая особенности стран Старого Света, он выделяет шесть субконтинентов: Европу, Евразию, Дальний Восток, Индию, Афразию (Ближний Восток), тропическую Африку (южнее Сахары). Природные условия этих шести великих зон предопределили этническое разнообразие человечества[22].

Значительный интерес к теме национальной самобытности в контексте этнопсихологии возникает в эпоху Нового времени, когда Великие Просветители стремились определить особенности образа жизни разных народов, национальной культуры, национальной специфики. Практически все ученые того времени обращались к данной теме. Наиболее полно и последовательно она была разработана известным французским просветителем Ш. Монтескью. В своих научных рассуждениях он отмечал, что особое значение на национальную культуру, национальный характер оказывали климат, почва, рельеф. Философ отмечал, что подобное воздействие может быть как опосредованным, так и непосредственным.

Оригинальный взгляд на проблему формирования национального характера, национальных особенностей в своих исследованиях представил К. Гельвеций. По Гельвецию, характер — это способ видения и чувствования, это то, что характерно только для одного народа и зависит больше от социально-политической истории, от форм правления[23].

Значительный вклад в развитие проблемы этнической психологии внести представители немецкой классической философии И. Кант и Г. Гегель. Известная работа Канта «Антропология с практической точки зрения» содержит такие понятия, как «народ», «нация», «характер народа». Народ в его исследовании — это объединение в той или иной местности множество людей, составляющих одно целое. Каждый народ обладает своим характером, проявляющийся в эмоциональном переживании (аффектации), в отношении и восприятии другой культуры. Основным проявлением национального характера, по мнению философа, является отношение к другим народам, гордость государственной и общественной свободой. По мнению Канта, основой понимания характера народа являются прирожденные черты характера предков и в меньшей степени климат, почва, форма правления. Он доказывал свои наблюдение тем, что при изменении места проживания, форм правления характер народа чаще всего не меняется.

В XIX веке этническая психология продолжает развиваться и становится самостоятельной научной дисциплиной. Ее последовательное развитие связано с именами и работами таких ученых как Х. Штейнталь, М. Лацарус, В. Вундт.

Именно Х. Штейнталь и В. Вундт впервые попытались народную психологию представить как самостоятельное направление научных исследований. В их работах были определены задачи народной психологии, которые сводились к познанию психологической сущности народного духа; выявлению законов, по которым происходит духовная деятельность народа; а, также определению факторов и условий возникновения, развития и исчезновения представителей того или иного народа.

Проблеме народной психологии посвятил свои исследования известный французский ученый Г. Лебон. Лебон считал наиболее важным описание душевного строя исторических рас и определение зависимости от него истории народа, его цивилизации.

В ХХ веке исследования в области психологии, связанные с проблемой межкультурных коммуникаций, преимущественно посвящены вопросам формирования национального характера, национальной культуры. Определенную роль в развитии настоящего направления сыграли работы З. Фрейда. Методологической основой данного направления, стали методы глубинного интервьюирования, анализ снов, скрупулезная запись автобиографий, длительное наблюдение межличностных отношений в семьях, принадлежащих к разным народам и этническим группам.

Самостоятельным направлением психологии в дискурсе межкультурной коммуникации можно назвать работы, посвященные изучению личности в различных культурах. Разнообразные исследования, проведенные специалистами, позволили сделать вывод о существовании так называемой «модальной личности», которой называется определенный личностный тип, к нему относится наибольшее число взрослых членов общества. Однако было отмечено, что в связи с многочисленными вариациями получила распространение концепция мультимодальной личности, которая позволяют выявить «характеристики нации».

В условиях международной интеграции, развития глобализационных процессов и мощного культурного обмена особенную остроту и практическую значимость приобретают вопросы, связанные с особенностями специфического переживания чужого культурного опыта, традиций при непосредственном общении с представителями другой культуры которые разрабатываются в рамках психологии и социологии. Практически каждому человеку знакомо ощущение растерянности, отчужденности, когда он попадает в другую культуру или вынужден общаться с иностранцами. Человек, который попадает в другую культуру, попадает в другой мир с иными традициями, морально-этическими установками и т. п.

Чужое может восприниматься как нечто необычное, экзотическое, крайне интересное. Однако, одновременно, чужие традиции могут вызывать чувство тревоги страха, крайней опасности.

В научной и популярной литературе социальные группы, которые открыты для общения, для чужой культуры и воспринимают ее весьма позитивно, дружественно обычно называют ксенофилами.

Напротив, если общение с представителями другой культуры вызывает крайне враждебную реакцию и агрессию, стремление противостоять традициям и определенным морально-этическим установкам, то такую группу называют ксенофобами.

В настоящее время исследование данных групп и их психологических особенностей особенно актуально в связи с проблемами эмиграции, с которыми сталкиваются многие страны.

В качестве оригинальной темы межкультурные коммуникации становятся проблемой психологии и социологии в 70-е годы ХХ века. В рамках данных наук в данное время стали рассматриваться социальные и психологические аспекты общения, особенности поведения в процессе межкультурного диалога, особенности развития межкультурных контактов. Общение в социологическом аспекте рассматривается как следствие закономерностей общественного развития. Социологические подходы к изучению межкультурных коммуникаций интересны, прежде всего, своей методикой.

Исследователи в области психологии и социологии выделяют следующие определенные типы реакции на представителей других культур и на иную культуру в целом:

1. Отрицание культурных различий;

2. Защита собственного культурного превосходства и самобытности;

3. Минимализация различий;

4. Принятие существующих культурных различий;

5. Адаптация к новой культуре;

6. Интеграция.

Такие типы реакций как отрицание культурных различий, защита собственного культурного превосходства основаны на уверенности представителей определенной культуры в том, что убеждения, нормы, ценности у людей во всем мире должны быть едины.

Кроме того, бытует мнение, что образ жизни и мировоззренческие основы другой культуры могут представлять угрозу для той культуры, с которой вступили во взаимодействие. В условиях сосуществования в одном государстве различных наций, этносов, значительных групп эмигрантов, бесспорно, возникает защитная реакция определенных групп населения, которая может приобретать весьма агрессивные формы. История и современные международные отношения знают немало таких примеров, когда представители другой культуры воспринимались как враги, достаточно вспомнить идеи нацизма, движение Ку-Клукс-Клан и т. д.

Позитивное отношение к представителям другой культуры связано и с такими явлениями как адаптация и интеграция.

Адаптация связана со стремлением человека приспособиться к условиям другой культуры, принципиально не меняя своей идентичности, сохраняя свои традиции, морально-этические ценности.

Более глубинное проникновение и постижение другой культуры связано с интеграцией. Интеграция в другую культуру, культурную среду обусловлена, прежде всего, определенными условиями жизни и возможна, когда индивид проживает в иной среде достаточно долго, когда он создает семью за пределами своей исторической родины, занимается профессиональной деятельностью.

Достаточно убедительным примером интеграции наших соотечественников можно назвать творческую и художественную эмиграцию ХХ века. Многие русские и советские писатели, художники, музыканты так и не смогли адаптироваться к новым условиям, новой культурной среде. Однако для таких известных литераторов как И. Бродский, В. Набоков иностранный язык стал родным и, представляя свои произведения на английском, они добились мирового признания, получили престижные премии и награды.

Вопросами восприятия чужой культуры успешно и активно занимались американские исследователи, для которых данная тема имеет большое практическое значение.

Американскими коллегами были разработаны и обоснованны определенные этапы соприкосновения и постижения другой культуры. Их работы подкреплены богатым и разнообразным материалом, примерами из реальной жизни, статистическими сведениями[24].

«Нулевой этап» представляет первое знакомство с другой культурой. Он связан с поверхностными представлениями о ней. Нулевой этап предполагает общее знакомство с различными проявлениями другой культуры. Это впечатления туриста, путешественника.

Следующий этап условно назван «медовый месяц». Он характеризуется весьма позитивным отношением к другой культуре, стремлением ее идеализировать.

После данного этапа наступает так называемая «фаза культурного шока», которая связана с более реалистичным взглядом на другую культуру, понимание ее проблем и особенностей. После данной фазы возникает вероятность адаптации, интеграции или отказа, бегства от данной культуры.

Сегодня мы можем отметить, что в крупных городах, мегаполисах существуют весьма своеобразные культурные островки, которые создаются иммигрантами, стремящимися дистанцироваться от чужой для них культуры. Они поддерживают постоянные контакты со своими соотечественниками, устраивают национальные праздники, всячески стремятся демонстрировать свою идентичность в условиях других культур. Наиболее наглядно данные примеры представлены в США. Однако и в современной России мы можем выделить различные инокультурные группы, которые всячески подтверждают свою идентичность. Это армяне, азербайджанцы, грузины, чеченцы и другие.

Вопросами адаптации и интеграции различных групп в другую инокультурную среду также занимается современная психология, социология и другие гуманитарные науки, которые вносят значительный вклад в осмысление проблемы межкультурных коммуникаций.

Особо следует отметить методы работы социологов. Социологи, работающие в области межкультурной коммуникации, используют традиционные для этой науки методы анкетирования определенным образом выбранных групп респондентов. Разработанные и введенные в научный и практический оборот анкеты нацелены на выявление определенных установок и стереотипов, проявляющихся в поведении людей. В основном в социологии рассматривается поведение представителей различных культур на рабочем месте, в тесном деловом взаимодействии и в сфере бизнеса. Это обусловлено тем, что социологические исследования находят свое практическое применение, в первую очередь, в современных транснациональных корпорациях, которые играют все более значительную роль в современной экономике и политике.

Полученные социологами результаты имеют большую ценность. На их основе формулируются соответствующие практические рекомендации, которые затем реализуются в виде специальных межкультурных тренингов. Типичными темами анкетирования респондентов являются: обмен информацией, взаимодействие с коллегами, практика принятия решений, особенности поведение в конфликтных ситуациях, отношение к лидеру, связь между работой и частной жизнью и т. п. Совершенно очевидно, что большая часть исследуемых культурно обусловленных поведенческих стереотипов может быть возведена к определенным культурным параметрам, сформулированным известным социологом Гиртом Хофстедео которые заслуживают отдельного внимания.

Известный социолог и специалист по теории управления Гирт Хофстеде в результате проведенного им в конце 1970-х годов обширного исследования сумел сформулировать четыре признака, которые могут описывать национальные культуры по их положению друг относительно друга на шкале каждого из четырех параметров. Исследование состояло в анкетировании большого числа сотрудников (более 1000) транснациональной корпорации в более чем ста странах на предмет их отношения к работе и поведения на рабочем месте. Получившиеся в результате статистической обработки признаки позволили сформулировать следующие основы культурных противопоставлений.

Дистанция власти. Степень, в которой общество приемлет неравномерное распределение власти между его членами. В культурах с низкой дистанцией власти (например, в Скандинавии) коммуникативный стиль политиков заметно отличен от, например, Турции, где политик должен излучать значительность, властность и могущество.

Индивидуализм. Степень, в которой общество согласно с тем, что взгляды и поступки отдельной личности могут быть независимы от коллективных или групповых убеждений и действий. Так, в США успех формулируется в терминах индивидуальных успехов и достижений и подтверждается индивидуальная ответственность за поступки.

Коллективизм, наоборот, означает, что люди должны увязывать свои воззрения и поступки с тем, что считает группа (семья, организация, партия). В таких культурах (Латинская Америка, арабский Восток, Юго-Восточная Азия) в выборе, который совершает индивидуум, очень велика роль группы — например, семьи.

Избегание неопределенности. Степень, в которой члены общества чувствуют себя неуверенно в неопределенных, заранее не структурированных ситуациях и пытаются избежать их, вырабатывая правила, формулы и ритуалы и отказываясь мириться с поведением, отклоняющимся от стандарта. Общества с высокой степенью избегания неопределенности боятся инноваций, приветствуют поиски абсолютной истины. На производстве и в образовательном процессе представители таких обществ предпочитают хорошо структурированные ситуации.

Соревновательность. Принцип, по которому общество ориентировано на достижение успеха, напористость, решение задач, приобретение вещей. Это противопоставлено идеям качества жизни — заботе о других, солидарности с группой, помощи менее удачливым. Высокосоревновательные культуры отчетливо противопоставляют традиционные мужские и женские социальные роли. Успех — в том числе и для женщин — ассоциируется с проявлением «мужских» качеств. К высоко соревновательным культурам в равной степени относятся противопоставленные во многих других отношениях США и Япония. К низкосоревновательным — скандинавские страны. В работах Хофстеде 1980-х годов этот параметр имел другое более тяжеловесное название «маскулинность» (masculinity/femininity dimension). Позднее во многих исследованиях специалистов данная особенность стала называться ориентацией общества на соревнование.

Более общие социологические проблемы связаны с социальной адаптацией мигрантов, сохранения или потери традиционных культур у национальных меньшинств и т. п.

Психологов в области межкультурной коммуникации на сегодняшний момент интересуют, в первую очередь, влияние культурных различий на процессы интерпретации и категоризации, а также природа соответствующих поведенческих стереотипов. Начиная с 1970-х годов важные понятия тревожности, неопределенности, особенностей межгрупповой категоризации и многие другие изучались методами социальной психологии.

Когда речь идет о коммуникации, особенно межкультурной, провести границу между социологическими и психологическими исследованиями, проводимыми в области социальной психологии, бывает очень трудно. Действительно, как уже было сказано ранее, тема носит отчетливо выраженный междисциплинарный характер. И психологи, и социологи имеют дело с возникающими в процессе коммуникации или передающимися посредством нее сложными категориями — ценностями, мотивами, установками, стереотипами и предрассудками. Задача как тех, так и других — обозначить наблюдаемый феномен (возможно, связав его с другими) и показать отличия от подобных реакций и установок в ситуации внутригруппового, а не межкультурного взаимодействия.

В рамках социологических и психологических исследований предложены и определенные модели коммуникаций, на которые заслуживают определенного внимания.

Так, известными учеными Элихью Кацем и Пацеем Лазарсфельдом были разработана так называемая «двухступенчатая модель коммуникации». Несомненным вкладом этих ученых в развитие теории коммуникации стало введение в научный оборот так называемой концепции «лидеров мнений», от которых зависит распространение информации. Кроме того, ученые выдвинули предположение о поэтапности процесса коммуникаций при участии СМИ. Исследователи проанализировали проблему как сообщения СМИ воздействуют на аудиторию сразу же после его получения и через две недели. Как показали результаты работы воздействие, несмотря на истекшее время, не падает, а напротив возрастает.

Известная исследователь коммуникации Элизабет Ноэль — Нойман предложила другую модель — «спираль молчания», где была доказана связь между процессами массовых и межличностных коммуникаций. Массовые коммуникации в предложенной модели были представлены как своеобразное средство формирования климата мнения. Автор доказал, что так называемый климат мнения определяет готовность людей вступить в межличностное общение.

Предложенная «модель спираль молчания» раскрывает ситуацию, когда СМИ успешно манипулируют общественным мнением, представляют слово не большинству, а меньшинству, которое затем выступает от имени большинства.

В качестве примера модели «спираль молчания» различные исследователи приводят опыт тоталитарной коммуникации. Здесь собственное мнение становится не просто неудобным, но и в некоторых ситуациях просто опасным.

Взаимосвязь между информационным содержанием сообщений и их общественным восприятием исследовали Дональд Шоу и Макс Маккоб. Согласно предложенной ими теории формирование представлений аудитории в значительной степени формируется СМИ, которые акцентируют внимание получателей информации на том, что важно, а что нет. Успех информационного воздействия зависит от многих обстоятельств: от выбора фактов, качества освещения.

Определенный интерес представляет и так называемая модель «инновационной диффузии», разработанная Эвереттом Роджерсом. В ней рассматривается заключительный этап коммуникативного процесса — восприятия или отторжения информационных сообщений обществом. В настоящей модели Э. Роджерс дал анализ способностей к восприятию инноваций у различных сегментов общества. Им предложена оригинальная классификация различных групп общества, в зависимости от степени восприятия нового.

Известный исследователь Курт Левин предложил модель «привратника», которая успешно используется в практике коммуникаций. В его теории речь идет о людях, принимающих решение на отбор и покупку продуктов, вещей и в широком смысле информации. Эта модель была сформирована на примере выбора определенных продуктов людьми, которые распространяли свою точку зрения в обществе.

Сам ученый отмечал, что «привратником» может быть тот, кто способен контролировать поток новостей (в широком смысле слова), разбирая, измеряя, расширяя, повторяя и изымая информацию.

Модель «привратника», по мнению Курта Левина, позволяет более четко ориентироваться в различных системах ценностей, отбирать сообщения, интересные аудитории, прогнозировать их восприятие[25].

Таким образом, социологические и психологические модели коммуникации демонстрируют многочисленные подходы к изучению настоящего феномена. Они представляют значительный практический интерес и большое теоретическое значение. В работах известных исследователей понятие коммуникации усложняется, наполняется новым содержанием и становится самостоятельным явлением современной жизни, пренебрегать которым сегодня невозможно.

Социологический и психологический аспект межкультурной коммуникации позволяет обратиться к достаточно сложным процессам этого явления, выявить природу многих факторов, влияющих на содержание, формы и направления феномена межкультурного общения.

§ 4. Языковой аспект межкультурной коммуникации

Можно отметить, что проблемы межкультурных коммуникаций еще в середине ХХ века сводились учеными к вопросам изучения иностранного языка.

Интерес к языковой составляющей межкультурных коммуникаций вполне оправдан. Язык считается одной из самых важных категорий культуры, именно от языка зависит передача культурной информации. Одновременно язык можно назвать своеобразным кодом, который служит барьером для человека, не владеющего языковой системой.

Язык так же является и средством систематизации и упорядочения картины мира. Благодаря языку мир для человека становится обозрим, в известной степени ясен и понятен.

Язык — это инструмент культуры. Он обладает многочисленными функциями, формирует личность человека, носителя языка, через навязанные ему языком и заложенные в языке видение мира, менталитет, отношение к людям и т. п., то есть через культуру народа, использующую язык как инструмент общения[26].

Язык можно назвать наиболее ярким выражением культуры народа. Он является передатчиком, носителем культуры. Он транслирует информацию, относящуюся к сокровищнице национальной культуры, хранящейся в нем из поколения в поколение. «Первое место среди национально-специфических компонентов культуры занимает язык. Язык, в первую очередь, способствует тому, что культура может быть как средством общения, так и средством разобщения. Язык — это знак принадлежности носителя к определенному социуму. На язык, как на признак этноса можно смотреть по-разному. Он выступает как важный фактор интеграции, так и этнодифференцирующий признак этноса… Язык оказывается и инструментом самосохранения этноса и обособления «своих» и «чужих»[27].

Однако язык это не только средство, определяющее и влияющее на межкультурное общение, но также и среда, в которой функционирует человек и одновременно использует на себе ее влияние. В языке каждого народа отразились во всем многообразии культурные традиции, моральные, этические устои, ход истории. Знание иностранного языка существенно облегчает процесс общения и позволяет достаточно глубоко познакомиться с традициями страны, народа, с его богатым и самобытным наследием национальной культуры.

Язык отражает представление о месте народа в окружающем мире, сложную иерархию социальных, политических отношений, будущие стремления. В нем с достаточной полнотой находят свое отражение богатство и своеобразие мира природы, в котором живет народ. Вот почему знание языка способствует глубокому познанию культуры и создает предпосылки для развития межкультурных коммуникаций. Известный русский философ А. Ф. Лосев считал, что именно язык данного народа является ключом к познанию сущности народного духа, его изначальных, интуитивных оснований «В имени, в слове впервые фиксируется сущность изначальной интуиции. Слово — первое выявление скрытой интуитивной сущности… Слово и язык есть орган всенародного самосознания».

Язык является и основой формирования человеческих групп. Он наиболее последовательно выражает мысли, чувства, настроения, психологические особенности. Исследователи считают, что сегодня на планете существует более 100 языков, и как минимум 300 диалектов. Изучение языковой карты мира показывает, что лишь немногие страны являются однородными в языковом отношении. Причем во многих странах можно обнаружить языки, относящиеся к разным группам, имеющие различные корни, природу и истории. На современном этапе наиболее широкое распространение приобрел английский язык, который явно доминирует в сфере международных отношений и бизнеса. Продвижение английского языка связано и с глобальными изменения современного мира, информационными технологиями. Сегодня очевидно, что для всех пользователей Internet — английский язык является важным условием виртуального общения. По мнению исследователей на современном этапе в мире более половины международной и деловой переписки осуществляется на английском языке.

Нельзя не отметить, что каждое слово, употребляемое в языке, выступает в определенном культурном контексте и несет в себе особенный смысл и значение для каждой культуры. Так, например слово «корова» для индуиста обозначает не только животное, но и является символом святости, духовности. У русского человека особенные ассоциации возникают в связи со словами революция, мавзолей, победа, зима.

Язык является те только принадлежностью народа. Свой язык имеют субкультурные группы, который может быть понятен только для узкого круга людей.

Для межкультурных коммуникаций язык является важным фактором, средством общения, однако язык может создавать и создает определенные барьеры для общения. Общеизвестно, что задача перевода текста особенно художественного, философского относится к наиболее сложным. В процессе перевода теряется глубина, мироощущение, а порой и смысл произведения.

Для понимания смысла сказанного порой недостаточно перевода, особое значение имеют такие показатели как интонация, темп речи, акценты. Совершенно не случайно, что в изучении иностранного языка большое внимание уделяется произношению, которое позволяет добиться более успешного развития диалога и понимания особенностей иностранного языка.

В языке нашли свое отражение и особенности Западного и Восточного менталитета, особенности культуры и традиций.

Так, речь восточного оратора достаточно ярко окрашена, выстроена с учетом национальных традиций со ссылками на авторитеты. Восточный оратор выстраивает дистанцию между собой и аудиторией, стремиться показать свое превосходство, доминирование.

Американский оратор напротив стремиться приблизится к аудитории, выстроить свое выступление в реалистичной манере. Четко, ясно обрисовать ситуацию и поставить вполне конкретные вопросы и задачи.

В Советском союзе официальные выступления также были подчинены определенным традициям, связанным с идеологическими и политическими установками. Ораторы должны были ссылаться на авторитеты — классиков марксизма-ленинизма, всячески подчеркивать превосходство социалистической системы, подтверждая этот тезис примерами из советской истории.

Большую проблему вызывает и перевод некоторых важных понятий, которые можно отнести к национальным, на иностранный язык. Например, для русского народа, у которого в системе ценностей на первом месте стоит духовность, «душа» — это главное понятие, превалирующее над рассудком, умом, здравым смыслом. Специалисты отмечают, что фразеологические выражения со словом «душа» наиболее часто, по сравнению с другими фразеологизмами, употребляются русскими в разговорной речи. Иностранные студенты, изучающие русский язык, постоянно испытывают сложности в употреблении данных фразеологизмов. Например, при переводе выражений со словом «душа» на немецкий язык было установлено, что только 1/3 немецких фразеологизмов имеет в своем составе слово «душа», а 2/3 переводятся на немецкий язык со словом «сердце».

Данное обстоятельство объясняется различием в стереотипах восприятия этого понятия. Если для немца «душа» это чаще всего религиозное понятие, то у русского оно относится к человеческим, внутренним процессам, которые происходят «внутри» самого человека. Различие в представлениях оказывает влияние на стилистическое употребление слова «душа» в русских и немецких фразеологизмах. В русском языке представлена вся «палитра» стилей в употреблении этого слова, а в немецком можно отметить исключительно трепетное отношение к нему. Выражения со словом «душа», как правило относятся к нейтральному или высокому стилю[28].

Конечно, приведенные примеры достаточно обобщенны и схематичны, однако в известной степени характеризуют особенности языкового аспекта межкультурного общения.

Особенности языкового аспекта межкультурных коммуникаций определяют и основные направления исследований, в данной сфере среди которых следует выделить изучение различных коммуникативных стилей в их использовании внутри и за пределами определенной культуры, группы. Современные исследования направлены на изучение таких особенностей как темп речи, использование соответствующей лексики в разговоре с группами, различными в профессиональном, социальном, возрастном плане.

Отдельно рассматриваются вопросы, связанные с возможностью поддержания разговора в различных аудиториях. Данные вопросы возникли потому, что в европейской культуре молчание и устранение от общения рассматривается как проявление плохого воспитания, считается невежливым. Тогда как в культурах других народов, напротив, беседа с малознакомым человеком воспринимается как весьма опасное мероприятие. Беседа не является способом познакомиться с человеком поближе.

Данные направления лингвистических исследований примыкают к психологическим подходам и связаны с понятием аккомадация.

Самостоятельное развитие лингвистических исследований в рамках межкультурной коммуникации приобретает проблема изучения дискурса, как важного процесса в развитии общения. Настоящие вопросы достаточно обстоятельно представлены и рассмотрены в работах зарубежных исследователей, среди которых можно отметить работу Рона и Сюзан Сколлон «Межкультурная коммуникация: дискурсивный подход»[29]. Изучение дискурса как самостоятельного явления привело к развитию ряда направлений, изучающих языковые факторы. Так стало очевидно, что одна и та же тема, практическое задание имеет значительные различия, продиктованные факторами культурного характера. В качестве примера можно привести текст делового письма, которое написано в различной манере представителями официальных служб в Юго-Восточной Азии и в Европе. Это касается как плана подобного письма, так и манеры представления основных вопросов.

В странах Азии текст письма начинается с перечисления причин, обстоятельств, факторов, а в заключительной части формулируются предложения и требования.

В европейской традиции и североамериканской деловой переписке письмо начинается с формулировки предложения и требований, которые в дальнейшем аргументируются. Для европейцев и американцев восточный стиль деловой переписки считается неприемлемым и невнятным.

В исследованиях дискурса происходит выявление обусловленной культурными традициями картины мира, которая и определяет смыл повествований.

Проблема дискурса имеет самостоятельное значение в работах, посвященных профессиональной коммуникации. В этом направлении достаточно интересные работы представлены как зарубежными, так и отечественными исследования таких авторов как Л. М. Симонова, Л. Е. Стровский[30], и уже названная книга Рона и Сюзан Сколлон и др.

Самостоятельное значение имеют работы, посвященные кросс-культурной прагматике. У истоков данного направления стояли зарубежные исследователи, и, прежде всего, известный филолог А. Вержбицкая. В своих исследованиях автор показывает, что многие прямые переводы, эквиваленты слов и понятий на самом деле содержат значительные различия. В переводах этот важный момент не всегда учитывается. Однако вполне очевидно, что английское слово friend, не отражает той важной сущности, которая придается в русском слове друг, по существу человек, который является близким духовно, способный на самопожертвование, бескорыстную помощь.

При ведении деловых переговоров знание контекста приобретает особенное значение, поскольку от тонкостей перевода, интонаций, зависит принятие решения, которое может иметь большое экономическое и политическое значение. Смысл многих, например, английских фраз, которые используют в переговорах в таких странах как Великобритания, Австралия и США, где он является официальным, порой приобретают противоположное или спорное значение. Так, при переговорах американские бизнесмены, (tabling a proposal) используют выражение «отложить предложение», как стремление отметить решение. Однако их коллеги, например, из Великобритании воспринимают данное выражение как определенный импульс и сигнал к действию.

Особенности языка и трудности перевода имеют большое значение и для продвижения товара за рубежом. Эта специфика имеет много примеров. Так, например, для продажи отечественного автомобиля «Жигули» за рубежом, необходимо было изменить его название, которое отражало бы национальную специфику и звучало бы в зарубежной аудитории более благозвучно. Так было найдено название «Лада», которое стало популярным за рубежом, тогда как слово «Жигули» в переводе с французского могло быть услышано как «девка», «альфонс».

Поверхностное знание языка может внести существенные сложности в организационный, рабочий процесс, оказать негативное влияние на развитие бизнеса.

Так, например, если английские партнеры обещают закончить, какое-нибудь дело, «к концу дня», то это означает, что оно будет выполнено, только когда работа будет завершена.

Недопонимания между сотрудниками могут возникать и в вопросах обозначения дней и месяцев, в деловой переписке. Так, в европейском прочтении 11/12/08 означает, что речь идет о 11 декабря 2008 года, тогда как американцы читают данное сообщение как 12 ноября 2008 года.

Такое, казалось бы, простое общечеловеческое явление как календарь, деление календарного года на сезоны или времена года на самом деле оказывается достаточно сложным, если обратиться к национальным традициям разных народов. Так, у русскоязычного человека нет никаких сомнений в том, что существует четыре времени года — зима, весна, лето, осень, каждое из которых представлено в трех месяцах. Согласно английской традиции год также делится на четыре сезона. Однако они представлены разным числом месяцев. На зиму и лето приходится по четыре месяца, а, соответственно на осень и весну по два. Русский весенний месяц май является летним в английской традиции, а ноябрь относится к зимним месяцам[31].

Таким образом, приведенные примеры свидетельствуют и многочисленных проблемах, связанных с языковым аспектом межкультурных коммуникаций. Совершенно очевидно, что знание языка собеседника не всегда может быть фактором взаимопонимания в развитии общения между народами.

С другой стороны, исследуя языковой аспект межкультурных коммуникаций нельзя забывать, что сами языки нуждаются в охране и поддержке, так как они, являясь кодом культуры хранят уникальную информацию, которая передается из поколения в поколение и должна стать доступна потомкам. Многообразие культур в мире в значительной степени зависит от языкового многообразия, которое отражает многочисленные культурные традиции. Не случайно, в современном мире такое внимание уделяется вопросам сохранения языка и его распространения как средства для успешного и глубокого культурного общения, что подтверждается и в законодательной практике различных государств, а также в деятельности авторитетных международных организаций.

В большинстве стран мира сформировалась документальная база, регламентирующая широкий круг вопросов, связанных с национальным языком и касающаяся его отношений с другими языками. В 120 странах мира положение об использовании языка внесено в конституции, причем в некоторых случаях эти законы относятся к использованию языка как инструмента международного сотрудничества. Данные факторы свидетельствуют о безусловной важности языковой политики для государства, как на внутреннем, так и на международном уровнях.

Можно констатировать, что нет ни одного государства, которое бы не предпринимало усилий по выработке комплексных мер для сохранения и распространения языка в зарубежной аудитории. Наиболее ярким и показательным примером здесь может служить политика Франции, страны, которая испытывает большие проблемы, связанные с распространением своего национального языка и предпринимает усилия для изменения сложившейся ситуации[32].

Пожалуй, для Франции, как ни для одной другой страны в мире, вопрос сохранения своего языкового присутствия за рубежом не является столь актуальным. Некогда французский язык служил языком международного общения, способствовал распространению французской культуры, что соответствовало международному авторитету государства. Однако на сегодняшний день границы распространения французского языка в мире значительно сузились, число говорящих по-французски и изучающих этот язык сократилось, что и заставило Францию предпринимать решительные шаги по изменению подобной ситуации.

В настоящее время во Франции разработана хорошо продуманная, комплексная система мероприятий, направленных на решение задач языкового присутствия за рубежом и противостояния влиянию английского языка. Общее руководство этими мероприятиями, как и всей внешней культурной политикой, осуществляет государство через систему министерств и государственных структур, однако на практике они наиболее активно реализуются посредством иных механизмов: через Французский Альянс (Alliance Francaise), культурные центры, различные образовательные программы. В последние годы наиболее активная роль в этом направлении принадлежит движению Франкофонии.

К настоящему моменту можно говорить о двуединстве основных целей языковой политики Франции: во-первых, поддержание позиций французского языка и его продвижение за рубежом, и, во-вторых, его защита от внешних языковых влияний на национальном уровне, в частности, от влияния английского языка. С этой точки зрения языковую политику Франции невозможно рассматривать лишь как совокупность акций, проводимых за границей.

Не менее важное значение имеет и комплекс внутренних мероприятий протекционистского характера, направленных на защиту родного языка от иностранных влияний. В этих двух направлениях и развивается современная языковая политика Французской республики, что во многом дает положительный эффект. Пожалуй, именно на примере языковой политики Франции можно говорить о тесной взаимосвязи внутриполитических и внешнеполитических усилий как условия для достижения положительных результатов.

Современная языковая политика Франции базируется на 3 основных принципах:

— Обеспечение распространения французского языка в мире;

— Сохранение роли французского языка как языка международного общения;

— Уважение языкового и культурного разнообразия, содействие языковому плюрализму[33].

Кроме того, французская языковая политика традиционно базируется и на представлении об абсолютном универсализме французского языка, сформировавшемся несколько веков назад. Суть языковой политики, проводимой Французской республикой в последние годы, можно выразить словами члена Французской академии Алена Дено: «проблему сохранения французского языка… нужно рассматривать как национальную проблему, ибо от ее решения зависит образ Франции, ее престиж, ее место в мире»[34].

Особого внимания заслуживают институциональные основы языковой политики современной Франции. Так, еще в 1966 г. был создан Высший Комитет по защите и расширению французского языка, который впоследствии трансформировался в Высший комитет по французскому языку. В 1984 г. на его месте были образованы два новых органа, Консультативный Комитет и Общий Комиссариат по делам франкофонии. В 1996 г. при Министерстве культуры была учреждена Делегация по французскому языку, которая также занималась вопросами франкофонии. И, наконец, в 2001 г. для поддержания лингвистического разнообразия Франции была создана общая Делегация по французскому языку и по языкам Франции[35]. Эти структуры в разные годы проводили основную линию языковой политики государства: следили за чистотой французского языка, защищали его от иностранных влияний. В то же время, в рамках языковой политики эти структуры решали вопросы, связанные с языковыми меньшинствами, поддерживая их при условии, что основным государственным языком является французский язык.

В последние годы в связи с наплывом во Францию эмигрантов из арабских стран общественностью широко обсуждается вопрос о включении арабского языка в школьную программу в качестве факультатива. Однако это предложение в самой стране имеет множество сторонников и множество противников. Сторонники проекта говорят, что во французском законодательстве закреплены положения о защите региональных языков, к которым они относят и арабский. Противники же настаивают на том, что государственным языком во Франции является только французский язык и отступление от этого правила станет существенной уступкой арабской диаспоре.

Таким образом, Франция довольно давно проводит политику защиты своих культурных традиций и языка, в то же время, поддерживая и региональные языки как часть французской культуры. Однако в последние годы в отношении региональных языков наметилась тенденция к их интеграции во французскую культуру. В этом отношении правительство Франции балансирует между политикой, направленной на сохранение культурного плюрализма в мире, и интеграцию культур этнических меньшинств во французскую культуру. Такая двойственность, впрочем, не противоречит общей внешней культурной политике Франции, которая учитывает и современные реалии времени, связанные с процессами интеграции и глобализации, и национальные интересы, в частности, сохранение культурного многообразия.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Введение
  • Глава I. Теоретические подходы к проблеме межкультурной коммуникации

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Межкультурная коммуникация и международный культурный обмен: учебное пособие предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Сокол И. А. Соотношение понятий коммуникации и общения // VII Международная конференция «Личность–слово–социум». — Минск, 2007. — С. 61.

2

Головлева Е. Л. Основы межкультурной коммуникации. — Ростов н/Д., 2008.

3

Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. — М., 1990. — С. 26.

4

Головлева Е. Л. Основы межкультурной коммуникации. — С. 85–86.

5

Там же.

6

Власов В. Г. Стили в искусстве. — СПб., 1998. — С. 243–244.

7

Головлева Е. Л. Основы межкультурной коммуникации. — С. 87–88.

8

Шпенглер О. Закат Европы. Т. 1. — М., 1992. — С. 88.

9

Там же.

10

Тойнби А. Дж. Постижение истории. — М., 2002. — С. 113–115.

11

Там же. — С. 101.

12

Там же. — С. 102.

13

Там же. — С. 178.

14

Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. — М., 1992.

15

Бжезинский З. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. — М., 2005. — С. 212.

16

Там же. — С. 213.

17

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. URL: http://grachev62.narod.ru/hantington/content.htm. 25.05.2008.

18

Там же.

19

Там же.

20

Там же.

21

Россия между Европой и Азией. — М., 1993. — С. 368.

22

Широков О. С. Исход к востоку. — М., 1997.

23

Головлева Е. Л. Основы межкультурной коммуникации. — С. 60.

24

Там же.

25

Галумов Э. Основы PR. — М., 2004. — С. 125–128.

26

Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — М., 2000. — С. 15.

27

Антипов Г. А., Донских О. А., Марковина И. Ю., Сорокин Ю. А. Текст как явление культуры. — Новосибирск, 1989. — С. 75.

28

Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — С. 166–168.

29

Scollon R., Scollon S. Intercultural Communication: A discourse approach. — Oxford, 1995.

30

Симонова Л. М., Стровский Л. Е. Кросс-культурные взаимодействия в международном предпринимательстве. — М., 2003.

31

Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — С. 58.

32

Дешерев Ю. Д. Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 616.

33

Новейшая история языковой политики Франции: сб. ст. / сост. Ю. Г. Бахирев. — М., 2001. — С. 362.

34

URL: http://www.infrance.ru.

35

URL: http://www.dglf.culture.gouv.fr.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я