Игрок. Начало игры
Эдгар Крейс

На нашей планете началась раздача баснословных состояний, но для этого нужно всего лишь заложить душу! Вас это не смущает? Тогда остаётся какой-то пустяк – найти дьявола и удачно заложить ему свою душу. А если это осуществить по пьяни, то лёгкость процесса гарантирована. Протрезвев, вы, возможно, вспомните, что произошло накануне, и начнёте подсчитывать барыши. Но не торопитесь. Сначала оглянитесь на друга, который за вашей спиной внимательно к вам присматривается…

Оглавление

Редактор Светлана Леонидовна Крейле

© Эдгар Крейс, 2020

ISBN 978-5-4474-2288-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Сделка

Валерка, не открывая глаз, беспомощно пошарил рукой возле дивана. Звон пустых бутылок известил его об окончании праздника души. Раскрыв непослушные глаза, Валерка застонал и обвел бессмысленным взглядом полупустую комнату. Мебель в этом доме, кроме: полуразвалившегося дивана, колченогого стула с брошенной на его спинку нестиранной рубашкой, да самодельного столика с остатками скромного пиршества в виде: недогрызенного соленого огурца, почти пустой банки с килькой в томатном соусе и пустого гранёного стакана со стоявшей рядом, такой же пустой бутылкой из-под водки — отсутствовала, как класс буржуазии после Октябрьской революции — по причине элементарной экспроприации оной. Короче говоря — была продана, ввиду крайней необходимости иметь более актуальную на тот момент субстанцию — огненную воду. Взгляд хозяина остановился на пустой бутылке водки, стоящей казанской сиротинушкой посреди стола с объедками, и — пустующий дом огласил стон раненной птицы.

Валерка осторожно сменил горизонтальное положение на полувертикальное — сел на полусгнивший диван; посидел, пытаясь вспомнить — какое сегодня число; но сей математический подвиг не увенчался успехом, и он беспомощно поглядел на дощатый, облезлый пол, усеянный пустой, разнокалиберной тарой. Немного еще посидев и сообразив, что чуда сегодня не произойдёт, и никто опохмелиться в этом доме ему не принесет; Валерка опустил ноги на холодный пол и нервно передернулся. «Надо было вчера вечером печку затопить», — проскочила ленивая мысль, но тут же упорхнула, как испуганный воробей. «Черт, а у меня деньги остались?», — это была вторая разумная мысль Валеры за это утро.

Пошатываясь, задевая звенящие бутылки, хозяин деревенской недвижимости подошел к своей рубашке и залез в нагрудный карман — пусто! Валерка беспомощным взглядом обвел комнату и сконцентрировался на пустой таре, разбросанной то там, то сям. Кое-как засунув себя в потертые, а местами и неумело залатанные штаны; натянув на голое, синюшное, тощее тело — видавшую виды рубаху, Валерка подошел к висящему на стене алюминиевому умывальнику и пару раз, наугад, ткнул в болтающийся металлический сосок ладонями, сложенными ковшиком. Набрал немного тепловатой, с затхлым запахом жидкости и плеснул себе в лицо, поморщился — и повторил процедуру. Посчитав, что этого вполне достаточно, еще раз, с растущей надеждой обвел взглядом разбросанные бутылки, и — провел в уме необходимые арифметические действия. Процесс подсчёта количества пустой тары и перевод количества в качество — в вожделенные рубли, удался ему гораздо лучше, чем вычисление сегодняшнего числа. «Есть! На родимую — хватает!», — от радости вслух крикнул Валерка и бросился на карачках собирать разбросанную тару в подвернувшуюся под руку старую, дырявую авоську, непонятно каким образом сохранившуюся в доме с времён оно.

Валерка выскочил из избы и резко остановился на давно не знавшем ремонта крыльце. Одной рукой он крепко держал, позвякивающую пустыми бутылками дырявую сетку, а другой — расчёсывал, через рваную майку, свою тощую грудь. Хищно оглядел горизонт и, увидев вдали вожделенную цель — местный продмаг, бросился стремглав вперед с крыльца, забыв про шатающиеся ступеньки и чуть не навернулся вместе со своими стекляшками. «Ё..п..р..с..т!» — только и смог произнести Валерка, сплюнул и помчался дальше — вперед к источнику наслаждений.

— Валер, ты куда ж в такую рань так бяжишь, спотыкаясь? Неужто конец света наступает? — раздался из-за покосившегося забора, насмешливый голос соседки.

— Не приставай, некогда мне, баб Мань, потом! — крикнул на ходу Валерка и не сбавляя ход побежал дальше.

— Ну, бяги, бяги, полоумный; изба пустая, все за бутылки свои проклятущие продал! — в сердцах, вдогонку соседу крикнула баба Маня. — Жанился бы что ли? Да кто ж за такого бяспутного пойдет-то! Разве что, такая же полоумная, как он сам!

Валерка в первых рядах ворвался в магазин и с криком «Я вчера еще тут занимал», — грохнул о прилавок свой выводок бутылок, — и тут же побелел от страха. «Тьфу, пронесло — вроде, все целы», — нервно и заботливо ощупывая бутылки, как своих родных детей, произнес Валерка.

— На все! — успокоившись, с важным видом, оглядев конкурентов по магазину произнес первый в очереди покупатель.

— Сдачу дать? — усмехнулась продавщица.

— Можешь оставить себе! — гордо ответил Валерка.

Прижимая к груди родимые, он осторожно, не дай бог, чтобы их не уронить, спустился с крыльца и… лоб в лоб столкнулся с черноглазой и огненно-красными волосами девушкой. Она шустро среагировала на появление Валерки и перегораживая ему своим здоровым бюстом дорогу домой, спросила:

— Не хотите, гражданин, поучаствовать в социальном опросе?

— Каком таком опросе — некогда мне, — пытаясь увернуться от неожиданно возникшего препятствия и покрепче прижимая к груди свою драгоценную добычу, пробормотал Валерка.

— А вы не торопитесь, гражданин; может мимо улыбки своей судьбы проходите! — весело ответила симпатичная девушка.

— Не нужна мне никакая такая судьба — я домой хочу, — ответил Валерка и попытался прошмыгнуть мимо нее.

— А вы все-таки попробуйте! Всего тринадцать вопросов, и может быть вы получите взамен что-то такое; о чем вы, скорее всего и не мечтали! — подставив свою немалую грудь на пути Валерки, ответила девушка.

— На какие такие вопросы? Не нужны они мне вовсе? — подозрительно посмотрев в веселые глаза собеседницы и скосив один глаз в глубокое декольте, настырной дамы, пробормотал Валерка.

— Я задам вам всего тринадцать вопросов. Заполняете наш опросник, распишитесь в нём нашей фирменной ручкой и фортуна, вполне вероятно, что уже сегодня может быть встанет на вашу сторону. Всего тринадцать вопросов, и мы даем вам удивительный шанс получить приз, который давно никто из людей не получал!

— А что это за приз такой? — облизнув пересохшие губы, и с тоской посмотрев на стоявший вдали родной дом, спросил Валерка.

— Пожизненную, беспроигрышную лотерею! — усмехнулась девушка.

— Таких призов не бывает, — быстро ответил Валерка и попытался снова протиснуться между стеной продмага и надоедливой, как он определил — работницей соцслужб.

— А вы попробуйте, гражданин! — не отступала девушка, призывно глядя ему в глаза и, на всякий случай, поплотнее прижимая своим мощным бюстом потенциального клиента к бревенчатой стенке.

— Где расписаться? — с надеждой глядя на свой дом, жалобно простонал Валерка.

— Нет, так не годиться! Сначала надо заполнить ответы на тринадцать вопросов — потом ваша подпись нашей фирменной ручкой и у вас появится шанс — получить совершенно новую жизнь, о которой вы никогда и не мечтали, и не здесь, в этом вашем Задрыпенске, а в центре Москвы или даже в Лас Вегасе? — завораживающим голосом произнесла работник соцслужб.

— Лотерея, что ли? Давайте, где тут расписаться?! Мне поскорее надо! Не могу я ждать! — поняв, что по-другому ему от навязчивой собеседницы не отделаться, выпалил Валерка.

— Вот опросник — отвечайте и, пожалуйста, будьте добры заполнить все графы и распишитесь — вот этой ручкой, — чарующим голосом произнесла девушка и протянула Валерке золотую перьевую ручку, инкрустированную переливающимися всеми цветами радуги прозрачными, как слеза, камнями, образующими стилизованную цифру «тринадцать».

На этот раз взгляд девушки был строг и требователен. Валерка немного поколебался, и всё-таки взял, протянутую ему ручку, и тут же почувствовал легкий, почти безболезненный, укол. Камешки инкрустации ручки стали мгновенно красными. Валерка непонимающим взглядом посмотрел на девушку. Она теперь улыбалась и протягивала ему бланк-опросник.

— Осталось только заполнить наш опросник: он совсем короткий и несложный, затем расписаться в отведённом для этого месте, и теперь — я уже более чем уверена, что для вас действительно сегодня начинается новая жизнь, — весело улыбаясь, произнесла работник соцслужбы.

Валерка попробовал сконцентрироваться и прочитать первый вопрос, но неудачно. Буквы расплывались, н самого его мутило так, что — не было никаких сил больше терпеть. Он оторвал взгляд от казавшейся на ощупь: мягкой, шелковистой, чуть ли не бархатной бумаги, с каким-то немного мягко-розоватой оттенком, и беспомощно посмотрел на улыбающуюся ему девушку.

— Не могу! — только и смог прошептать пересохшими губами Валерка.

— А вы выпейте, полегчает, — с благодушной улыбкой ответила работница соцслужбы.

— А, что? Можно? — опасливо оглядываясь по сторонам спросил страдалец.

— Разве вам кто-то может запретить, если так сильно хочется? — вопросом на вопрос ответила девушка с ярко-красными волосами.

— Действительно, что это я так, — как подросток за углом школы?

Валерка вмиг приобрёл бравый вид и профессиональным движением — мгновенно скрутил металлическую пробку у бутылки. Живительная влага полилась в горло и кадык на шее жадно задвигался, проталкивая её по назначению. Отпив четвертак, Валерка распрямил плечи и стал гордо оглядывать проходящих мимо односельчан. Даже пару раз кивнул в ответ на приветствия.

— Ну, что? Где тут читать? — важно спросил новоиспечённый респондент.

— Вот: ознакомьтесь со всеми тринадцатью вопросами и отметьте в нужных квадратиках «ДА» или «НЕТ», остальное по тексту, — указала в первую графу опросника длинным, ярко-красным, наманекюренным ногтем соцработник.

На этот раз — читать стало гораздо легче. Буквы сами складывались в слова, но это не помогло Валерке понять смысл написанного, ибо первый вопрос гласил: «Хотите ли вы стать богатым человеком?». «Здесь и ежу ясно, что да — хочу!», — усмехнувшись, подумал Валерка. А второй: «Выберете из двух возможных наиболее подходящий для вас способ обогащения: тяжелый труд или способность выигрывать в играх на деньги?». «Опять же, без вопросов — конечно — выигрывать!», — что за идиотский опросник. Дальше: «Хотите ли вы постоянно выигрывать в любой игре на деньги?», — задолбали эти соцслужбы своими глупыми вопросами, конечно — «ДА». Валерка стал машинально ставить крестики в квадратиках, где было написано: «ДА». Дойдя до последней графы, Валерка уже явно притомился, поэтому напротив последнего вопроса: «Согласны ли вы, отдать собственную душу ради нескончаемого потока богатства?» — автоматически поставил «ДА» и тут же с надеждой на посмотрел соцработницу:

— Всё? — спросил Валерка и облизнулся.

— Совсем уже мелочь какая-то осталась — распишитесь вот здесь, и можете бежать куда хотите! — и, ухоженные пальчики указали на пустой квадратик в конце опросника.

— Да, пожалуйста! — важно ответил Валерка и поставил в указанном месте свою размашистую подпись.

— Вот и отлично! Теперь вы заполнили наш опросник и стали участником грандиозного конкурса, который проводится среди людей очень и очень редко, — загадочным голосом проворковала работник «соцопроса».

— А чего у вас чернила красные? — подозрительно спросил Валерка, только сейчас обративший на это своё внимание.

— О, в этом-то и вся суть: вы поставили подпись, которая с абсолютной достоверностью подтверждает, что именно вы согласились нам отдать свою душу, взамен на приобретение возможности выигрывать во всех денежных играх, — весело ответила работник «соцслужбы».

— Ну, и юмор у вас дурацкий пошёл, у соцработников! — попытался сплюнуть Валерка, но не удалось; обидевшись, он развернулся и направился сосредоточенной походкой к своему дому.

— Про десятый пункт не забудьте, гражданин! Для вас он — в прямом смысле жизненно важный! — крикнула девица вслед безмятежно уходящему Валерке, который безразлично, даже не оборачиваясь, отмахнулся, от, наконец-то, отставшей от него соцработницы. — Ну, как знаете, гражданин, я только предупредить вас хотела! Я же сегодня первый день на как работе! — пожала плечами «соцработник» и пошла в сторону чёрного, массивного «Линкольна», ожидавшего её через дом от магазина.

«Соцработник» открыла дверь и села на мягкое, обитое чёрной кожей сиденье. Поправив немного испорченную порывом ветра причёску, она посмотрела на пристально глядевшего на неё массивного, седовласого мужчину со слегка красноватыми глазами.

— Вы были в своей новой роли просто неотразимы! — усмехнулся её спутник.

— Я старалась, ваше высочество! — опустив глаза, тихо произнесла девушка.

— Вижу, что старались, а зачем вы ему про десятый пункт договора напомнили, он же совсем не вникал в смысл написанного и подписал его — только для того, чтобы отделаться от вашего назойливого присутствия и поскорее бежать к своему дружку, — такому же пропойце, как он сам?

— Ну как же, ваше высочество, а вдруг он влюбится, и тогда — вместе с нарушением нашего договора, он потеряет и полученное им свойство постоянного везения? Упустив клиента, мы будем вынуждены принять соответствующие меры, а это потеря нашего драгоценное время. В конце концов — вся наша операция, в этом случае, будет под угрозой срыва, и нам придётся всё начинать с начала!

— Эх, молодость — молодость! Да кто, ради какой-то там любви, откажется от обладания таким даром? — задумчиво ответил седой мужчина, глядя на открывающего дверь соседнего дома, Валерку. — И потом — его душа ведь теперь у нас, а как он сможет полюбить кого-то без души; ответь мне, стажёр?

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я