Путь дельфина. Как вырастить счастливых и успешных детей, не превращаясь в мать-«тигрицу»
Шими Канг, 2014

Все родители желают своим детям счастья. Но насколько по-разному они представляют его! Родители-«тигры» видят счастье в успехе, под которым понимают только будущую престижную работу и высокий статус. Ради достижения цели они не останавливаются ни перед чем. Чрезмерная загруженность, постоянный родительский контроль и жесткий диктат – так проходит детство ребенка, которого решили «осчастливить» любой ценой. Но в самом ли деле полнокровная жизнь с ее радостями несовместима с высокими достижениями, и выбирать надо либо то, либо другое? Разве нельзя вырастить здоровых, гармоничных и одновременно действительно благополучных детей? Можно, говорит Шими Канг, специалист по детскому психическому здоровью и мама двоих сыновей и дочки, и предлагает свой метод: «путь дельфина». По этому пути она не раз проходила вместе со своими пациентами и ведет по нему своих детей. Теперь она открывает этот путь нам и готова стать нашим проводником и наставником.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Путь дельфина. Как вырастить счастливых и успешных детей, не превращаясь в мать-«тигрицу» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть I

Необходимость выбора: «Я знаю, что это неправильно, но ведь все так делают»

Глава 1

Царство «тигра»

Благодаря моей профессии я удостоена большой чести: дети и семьи, с которыми я работаю, приглашают меня в пространство своей частной жизни. Иногда приглашения исходят не от самих родителей. Однажды утром мой коллега попросил меня встретиться с ним недалеко от моего дома. На место уже прибыла полиция. В практике работы с детьми и молодежью общение с полицией обычная вещь, но этот случай отличался от остальных. Меня пригласили продиагностировать 14-летнего мальчика по имени Альберт, который попал в поле зрения полиции после того, как запер женщину в подвале ее дома. И это была не просто женщина. Это была его мать. Альберт запер ее там на все выходные. Его мама была в безопасности, у нее в подвале была еда и ванная комната с туалетом. Тем не менее, когда ее муж, который находился за границей, не смог дозвониться до нее и сына, то начал беспокоиться и позвонил в полицию. К своему удивлению, полицейские обнаружили Альберта спящим дома, по всему дому валялись остатки фастфуда, контейнеры из-под еды навынос, а возле телевизора громоздилась куча видеоигр. Со странной смесью стыда и сознания собственной правоты, с вызовом он рассказал полиции, почему запер свою мать в подвале.

«Мне нужно было отдохнуть от нее. Она так давила на меня, что я готов был взорваться. Она постоянно заставляла меня делать уроки и заниматься на пианино. А когда я заканчивал занятия, хотела, чтобы я играл на инструменте дополнительно и дополнительно решал домашку. Я знаю, что моему поступку нет объяснения, но или так, или я убежал бы из дома и бросился с моста».

Звучит ужасно, правда? И, наверное, прочитав это, вы подумали, что мама Альберта хладнокровная, безжалостная «тигрица», которая разрушила жизнь сына? Но, как и у каждой истории, в ней есть две стороны. А вот что сказала мне во время интервью Винни, мама Альберта.

«Альберт еще не родился, а на меня уже давил груз ожиданий в связи с будущей успешностью нашего мальчика. У нас в Китае, если ты не окажешься в хорошем детском саду, то не попадешь в хорошую среднюю школу, соответственно, тебе будет закрыт доступ в хороший колледж или университет, и, следовательно, тебе не попасть на хорошую работу. А в результате ты никто. На меня начали давить еще до беременности: я должна была правильно питаться, чтобы головной мозг ребенка правильно развивался.

Когда Альберту исполнилось полгода, я стала готовить его к поступлению в детский сад. К году я научила его первым словам, названиям частей тела, цветам, простому счету. Всю свою жизнь я сосредоточила на Альберте. Я планировала его диету, занятия, уроки и учила его сама. В свободное от этого время была волонтером в его школе или собирала информацию о том, как воплотить в жизнь наши планы относительно сына. На сегодняшний день мы потратили почти все свои сбережения на его репетиторов плюс на дополнительные выплаты в школе. И благодаря всем этим вложениям Альберт показывает высокие результаты.

Мы знаем, что излишне давим на него, и не хотим, чтобы он испытывал стресс. Поэтому покупаем ему новейшие видеоигры, гаджеты, конфеты и фастфуд — все что угодно, только бы он был счастлив. Но я уверена, все это привело его к тому, что он заболел — и душой, и телом. Никакой дисциплины. Он научился манипулировать своим отцом, мной, дедушками и бабушками. Если мы не даем ему того, чего он хочет, он начинает раздражаться и становится агрессивным. Он стал зависим от видеоигр и теперь старается побыстрее отделаться от всех домашних заданий, чтобы поиграть. Он утверждает, что это единственная отдушина в его жизни.

Да, я понимаю, что он запер меня в подвале, потому что ему хотелось отдохнуть от уроков и пианино. Но еще я уверена в том, что он просто хотел поиграть в новые видеоигры, которые вышли на этих выходных. Я не знаю, что мне делать. В школе у него пока все отлично, но это потому, что ему только 14 лет. Но как долго это продлится, если и дальше дело пойдет так?

Очевидно, что меня он больше не боится, и мы не можем продолжать подкупать его. Он утратил мотивацию. Я беспокоюсь за его будущее — никому не нравятся такие люди, как Альберт. Даже мне он не нравится. Год назад мы уехали из Китая, потому что нам все это надоело и мы хотели, чтобы он получил новый опыт. Но, возможно, мы сделали это слишком поздно. Мне не нравится, ни в кого превратился он, ни в кого превратилась я. Я очень надеюсь, что вы сможете помочь нам».

Когда я рассказываю людям историю Альберта и Винни, они или понимающе кивают головой, или осуждающе покачивают ею. Парочка пациентов-подростков даже признались мне, что они и сами фантазировали на тему того, как бы упрятать своих родителей на выходные в подвал. Американская девочка-подросток, в 2012 году подавшая в суд на родителей, которые тайно следили за ней на территории колледжа, и выигравшая процесс, — это просто еще одна версия той же истории. К тому же и сами родители, бывает, подумывают о том, чтобы сбежать от своих детей-подростков — хотя бы и в собственный подвал! Феномен под названием «тигриное родительство», жертвами которого стали Альберт и Винни, коснулся почти каждого из нас. Хотелось бы высказаться предельно ясно: «тигриный» стиль воспитания не ограничен одной специфичной этнической группой. «Тигры» повсюду. Книга Эми Чуа сделала многое, чтобы этот стиль ассоциировался с семьями из Восточной Азии, но дети со всего мира и с различными предпосылками становятся жертвами своих «тигриных» родителей, действующих из лучших побуждений, но навязывающих предельно авторитарный режим. Через мою клинику прошла не одна сотня таких детей. Возможно, и вы уже пытались дистанцироваться от подобного агрессивного родительского стиля поведения, или вы чувствуете, что вам его навязали из-за ложной уверенности в том, что это единственный путь к успеху в жизненном «соревновании».

Прошло время, у Альберта и Винни все отлично. К счастью, они оба осознали, что стали жертвами «тигриного родительства». Винни уже чувствовала, что неправильно воспитывает Альберта, но не могла изменить ситуацию, потому что думала: «Но ведь все так поступают». Однако она сделала правильный выбор и прекратила обращаться за советами к внешнему миру, а сосредоточилась на том, что сама считает правильным для своей семьи. Она уравновесила управление ребенком договоренностями, наставлениями, ролевым моделированием и таким образом помогла Альберту встать на путь настоящего здоровья, счастья и самомотивации.

Что давит на родителей XXI века

Современным родителям, таким как Винни, приходится противостоять усиленному давлению и на детей, и на взрослых, которое порождается реалиями окружающей жизни. Некоторые из этих реалий существовали всегда, некоторые появились только сейчас, в XXI веке. Начнем с современных, тех, что появились недавно, но проявляют себя с такой силой, что мы до сих пор не понимаем, как себя вести. Однако все осознают, что подвергаются давлению, под которым начинают оказывать еще большее давление на своих детей.

Поступить в школу стало еще сложнее, чем раньше. Последние 100 лет требования к стандартным тестам для поступления, средним выпускным баллам, к качеству внеклассных занятий и кружков, необходимых для того, чтобы вашего ребенка взяли в учебное заведение, неуклонно росли. В наше время вы можете быть более-менее уверены в хорошем образовании только в том случае, если в прохождении цикла детский сад — школа — высшее учебное заведение задействована вся семья. Еще задолго до того, как нога вашего ребенка переступит порог института, вы начинаете тратить все свое время, деньги, и другие ресурсы на то, чтобы он туда попал. После первой победы — зачисления в школу — родители начинают из кожи вон лезть, чтобы оплатить неоправданно дорогих репетиторов, бегут применять свои волонтерские качества, следят за каждым выступлением своего ребенка и надеются только на то, что все вышеперечисленное поможет их ребенку перейти на следующий уровень. Создается ощущение, что любая ошибка в этом процессе, например неправильный выбор детского сада, серьезно повлияет на то, будет ли этот ребенок успешен всю дальнейшую жизнь или останется неудачником.

Не стоит забывать про глобализацию, которая приводит к грандиозному соревнованию между молодежью из развитых стран и ребятами из таких развивающихся гигантов, как Китай, Индия и др. Наши дети на данный момент борются за поступление в университеты и колледжи и/или на работу как с соседскими ребятами, так и с детьми из Пекина или, скажем, Буэнос-Айреса. А это значит, что они вынуждены конкурировать со стандартами поведения, мыслительными процессами и уровнем навыков, о которых мы вообще мало что знаем. В состоянии ли наши дети соревноваться с обладателями великолепной памяти, запрограммированными на работу, а не на игру, с людьми-калькуляторами, с чемпионами по орфографии, выходцами из других стран?

Технологии продолжают открывать перед нами новые возможности, закрывая при этом множество других. Ряд индустрий, таких как автомобилестроение, сельское хозяйство, даже медицина, скоро будет обслуживаться и управляться роботами. В то же время наши дети растут вместе с технологиями и начинают использовать их для получения информации, для связи и собственного комфорта. Сократят ли или расширят технологии возможности наших детей в XXI веке? В чем мы можем быть точно уверены, так это в том, что технологии пришли в нашу жизнь всерьез и надолго, и в том, что они вечно меняются. И меняют нас.

Все быстрее развиваются коммуникационные технологии, и в этом, как и почти во всем на свете, есть свои плюсы и минусы. Огромным преимуществом можно назвать тот факт, что теперь благодаря сотовым телефонам родители и дети всегда могут оставаться на связи друг с другом (если только телефон не используется родителями, чтобы ограничить свободу и независимость ребенка). Также исследования доказали, что социальные сети могут помочь детям, которые испытывают трудности в общении, почувствовать себя включенными в социум. Так что не так уж все плохо. Но могу с уверенностью сказать, что перед родителями и учителями стоит важнейшая задача — помочь нашим детям понять и узнать мир таким, каков он есть на самом деле, ведь даже беглого взгляда на социальные сети вполне достаточно, чтобы понять, насколько они далеки от реальности. Родители не выкладывают в Сеть фотографии, запечатлевшие их измученные лица, не делятся портретами своих детей, бьющихся в приступах гнева, или зарисовками о ссорах со своим партнером по вопросам воспитания. А ребята не выкладывают в Сеть фото, на которых они учатся или обедают с родителями. Этот настоящий, ежедневный мир неустанно подвергается редактуре. И в результате мы видим придуманный мир, в котором все представляют себя такими, какими им хотелось бы выглядеть в глазах других (например, 40 % взрослых пользователей Facebook занимаются тем, что рассматривают фотографии своих друзей с различных вечеринок).

Если вы и дальше будете продолжать проявлять интерес к выхолощенным образам других людей на фотографиях, то очень скоро станете несчастным человеком. В 2013 году в Мичигане проводилось исследование на тему того, как использование Facebook влияет на ощущение счастья и на уровень оценки своего благополучия. Ученые отсылали испытуемым по пять текстовых сообщений в день на протяжении двух недель. Испытуемые были обязаны ответить на вопросы о том, как они себя ощущают в данный момент, и оценить общий уровень удовлетворенности своей жизнью. Результаты исследования показали, что люди, которые часто пользуются Facebook, дают более негативные оценки и своим ощущениям в конкретный момент времени, и своей удовлетворенностью жизнью в целом. И чем больше испытуемый проводил в социальной сети, тем хуже ощущал себя в следующий раз, когда с ним вступали в контакт исследователи. Общение с людьми лицом к лицу не приводит к подобным негативным последствиям. Так неужели мы действительно хотим вот так проводить время в Сети, делая себя все более несчастными?

А средства массовой информации? Круглосуточные новости и вездесущие журналисты заставляют нас постоянно испытывать беспокойство, от которого никуда не спрячешься. В любой момент мы можем посмотреть скандальные новости, которые не имеют никакого отношения к нашей жизни. Новостные программы показывают сплошные истории о похищении детей не потому, что за последние 20 лет таких случаев стало больше, а потому, что хотят приклеить нас к экранам телевизора и повысить свои рейтинги. Но еще больше отравлен тревогой и беспокойством тот, кто начинает сравнивать свою ежедневную жизнь с телевизионным гламуром и псевдореальными людьми, которых мы видим на страницах журналов. Как же нам оставаться собой в мире, где главную роль играют знаменитости и кадры из новостей?

Рекламный бизнес с каждым днем завоевывает все больше пространства и как никогда вооружен скрытыми технологиями — и все для того, чтобы достучаться до каждого из нас. В среднем человек получает порядка 3000 рекламных посланий в день (в магазинах, через радио, телевизор, рекламные плакаты на улицах, Интернет и размещение скрытой рекламы в различных средствах массовой информации). Основная задача рекламы — сделать так, чтобы мы почувствовали необходимость в товаре, который нам навязали. Это работает следующим образом: сначала нас заставляют почувствовать страх и незащищенность, а затем предлагают товар, который помогает погасить эти чувства. В результате мы привыкаем думать в категориях «чем больше, тем лучше». При этом реклама и маркетинг теперь стали играть роль «экспертов» и в воспитании детей (хотя с каких это пор родители вообще нуждаются в каких-либо экспертах?!). Возьмем, к примеру, серию программ «Маленький Эйнштейн» (Baby Einstein). Благодаря хорошему маркетингу и пусканию пыли в глаза в начале 2000-х записи этих передач были почти у всех родителей. Нам говорили, что эта программа способствует ускоренному развитию интеллекта ребенка и даже помогает предотвратить гибель нейронов. Однако оказалось, что от «Маленького Эйнштейна» и других «обучающих» видео вреда больше, чем пользы. Например, доказано, что дети, которые смотрят такие передачи, учат в среднем на семь слов в день меньше по сравнению с теми, кто их не смотрел. Но все эти исследования не помешали миллионам родителей потратить кучу денег, времени, энергии — порой невосполнимых ресурсов — на то, что, как им сказали, будет «лучше» для их детей. А мы никак не можем противостоять влиянию маркетинга и экспертов, правда? Просто всегда помните о том, что, когда Эйнштейн был маленьким, он не смотрел никаких передач и все у него было в порядке.

Также значительно изменились понятия о структуре семьи и работе. В 30 % американских семей есть только один родитель. С каждым днем количество родителей-одиночек, сородителей, родителей, воспитывающих детей без поддержки остальной семьи, становится все больше, а наши социальные структуры еще не успели перестроиться для поддержки таких семей. Рабочая жизнь тоже кардинально изменилась: теперь мы можем быть постоянно на связи с нашим рабочим местом, и половина проживающих в Северной Америке регулярно приносит работу домой. Мы, родители, зачастую бываем так заняты, что наши дети превращаются для нас просто в некие объекты, которые надо успеть доставить куда-то до начала очередной рабочей встречи. Впервые за всю историю человечества половина населения планеты живет в городах, в основном в маленьких домиках и квартирах, где испытывается недостаток в открытом пространстве. Вместе с урбанизацией приходит и страх. В городах очень распространено параноидальное поведение, связанное с потерей социальных связей, соседи не знают друг друга, а дети уже не чувствуют себя свободными в познании мира. И мы ничего не можем с этим поделать, правда?

И ко всему этому между нами и нашими детьми существует разрыв поколений. Ответьте мне на вопрос: ваш ребенок разбирается в новых технологиях лучше вас? Если ваш ответ «да», то о каком авторитете в глазах ребенка идет речь? Разрыв поколений по определению связан с «резкими культурными изменениями». Но я думаю, что в истории человечества не было более масштабных культурных изменений, чем те, что мы переживаем сейчас, в век высокоскоростных технологий и глобализации. Если бы Twitter был страной, то он был бы самой большой страной в мире. Многие родители просто потерялись бы в ней, потому что не смогли бы разговаривать на местном языке и не сумели бы понять ее обычаи. Большинство детей управляются с нашими смартфонами лучше, чем взрослые. Канули в Лету такие признаки разрыва поколения, как музыкальные хиты, мода, политические высказывания. Возможно, мы самые устаревшие родители за всю историю существования человечества. В таких условиях непросто поддерживать свой родительский авторитет.

Но, наверное, самая трудная задача в XXI веке — это добиться финансовой безопасности — своей и своих детей. Раньше было ясно, что для этого нужно сделать. Вы обеспечивали своего ребенка тем уровнем образования, на который были способны, он получал хорошую работу, чувствовал себя в связи с этим успешно и начинал строительство своей собственной семьи. Но теперь благодаря вышеупомянутым факторам мы больше не чувствуем себя уверенно относительно исхода всего предприятия. По словам Майкла Гринстоуна, бывшего главного экономиста Совета по экономическим вопросам Белого дома, «дети не зарабатывают столько, сколько их родители, и я считаю, что мы сами делаем все, чтобы эта тенденция сохранялась и в будущем». Способствует ее сохранению и то значение, которое придается в обществе высшему образованию. Современную молодежь уже называют «поколением бумеранга»: из-за низкого предложения на рынке труда и бесконечного процесса обучения многие из них лет до 30 живут на обеспечении родителей. А без высшего образования найти хорошую работу практически нереально. На сегодняшний день очень важно обладать правильными навыками, нужными для работы в постоянно меняющемся будущем. Но как вы можете помочь своему ребенку получить эти навыки, которые понадобятся лет через 20, если на сегодняшний день неясно, какие профессии будут существовать через пять лет? Эта неопределенность выбивает нас из колеи; земля уходит из-под ног, и мы начинаем сомневаться в базовых ценностях, на которых строилась наша жизнь. Даже самые целеустремленные из нас оказываются сбиты с толку и напуганы.

Именно поэтому многие родители, не понимая, какой выбор сделать, подпадают под влияние своих страхов. Подумайте о последних пяти решениях, которые вы приняли как родитель и которые шли вразрез с вашей интуицией. Могу предположить, что все они принимались под воздействием страха. Я знаю, что на многих родителей повлияла одна из моих любимых книг — «Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?» Малкольма Гладуэлла[2]. Я даже не могу сказать вам, насколько часто в своей практике я слышала про «правило 10 000 часов», которым родители пытаются оправдать «тигриное» поведение, чрезмерную нагрузку и давление на ребенка, которые они практикуют в надежде вырастить из него «гения». Однако проблема заключается в недопонимании: Гладуэлл говорил о 10 000 часах занятий в контексте свободного обучения в реальном мире, в основе которого лежит любопытство, а не в контексте навязанных и душных структурированных занятий. «Битлз» не занимались по 10 000 часов в музыкальных классах: все эти часы они провели импровизируя, играя на концертах, экспериментируя с новыми идеями. Билл Гейтс провел 10 000 часов в свободном исследовании компьютерного программирования, а не просиживая штаны у частных репетиторов. Более того, 10 000 часов практики — это только одна часть сложного уравнения для создания гения, которое включает в себя такие факторы, как месяц и год рождения ребенка. Сколько на свете детей, которые занимаются по 10 000 часов и больше, но из них так ничего и не «получается». К примеру, подумайте о бесчисленных спортсменах, которые оттренировались свои 10 000 часов, но только единицы из них добились успеха.

Распознаем тигриные полоски

«Тигриный» стиль родительства встречается вовсе не в ограниченном количестве семей с экстремальными взглядами на воспитание детей. Для него характерны такие признаки, как излишнее давление, побуждение к действиям, руководство, инструктаж, составление строгих расписаний, постоянный контроль — и для большинства современных родителей это часть их повседневной жизни! Подумайте, много ли среди ваших знакомых есть родителей, которые ведут себя спокойно и сдержанно в отношении детей — без гиперопеки, сверхконтроля и давления? Тех, кто посылает своих детей на очередное занятие или к очередному репетитору без чувства, будто кто-то заставляет их делать это? И кто из нас знает хоть одного неперегруженного ребенка?

Уже одно то, что, помимо «тигра», существует огромное количество метафор, описывающих эпидемию агрессивного родительского поведения, говорит о том, что проблема существует. «Родители-вертолеты» вечно нависают над ребенком, в любой момент готовые приземлиться и прийти ему на помощь. «Родители-газонокосильщики» или «снегоочистители» всегда на шаг впереди, убирают перед ребенком все преграды, расчищая ему путь. «Родители — пузырчатые упаковки» всю свою жизнь посвящают тому, чтобы защитить свое чадо от малейшего разочарования. Одна мама рассказывала мне, что все учебники для своего мальчика (два метра ростом) она покупает в двух экземплярах, чтобы ему не приходилось таскать их на себе домой. Что же он будет делать в университете, если до этого его всю жизнь берегли от такого кошмара, как тяжелый рюкзак с книгами?

Существует три основных стиля родительского поведения — авторитетный, авторитарный и попустительский. Но вот чего многие не понимают, так это того, что и родители-«тигры», и «газонокосильщики», и «снегоочистители», и «вертолеты», и «пузырчатые упаковки» — ВСЕ они являются авторитарными родителями. Не важно, идет ли речь о гиперопеке или чрезмерном родительском контроле — и то и другое основано на подчинении ребенка. Многие родители практикуют смесь директивного и опекающего подхода, но все равно являются авторитарными родителями, поскольку лишают своих детей чувства контроля над собственной жизнью.

Авторитарные родители уверены в том, что «они знают лучше». Они устанавливают правила, дают оценку происходящему, не предлагают выбора и не ведут переговоров. Сяо Байю, известный также как Папа-Волк, — классический пример директивного родителя. Байю, автор бестселлера «Я “добил” своих детей до Пекинского университета» (Beat Them into Peking University), наутро после выхода в Китае своей книги проснулся знаменитым. Самопровозглашенный «император» своего семейства пишет: «Я автор более чем тысячи правил: как держать палочки и тарелку для риса, как захватывать ими еду, как держать чашку, как спать, как накрывать себя одеялом… Если вы не будете соблюдать эти правила, мне придется бить вас… Я добил своих детей до Пекинского университета». Звучит экстремально — и так оно и есть, — но Папа-Волк не сильно отличается от тех родителей, которые уверены, что могут предопределить «успех» своих детей, и потому унижают, подкупают их и промывают им мозги, чтобы они шли по продуманному мамой и папой пути.

Авторитарных родителей, страдающих гиперопекой, также можно назвать контролирующими родителями, поскольку они управляют каждым действием ребенка. Такое управление начинается с того, что родитель, как коршун, кружит над ребенком, следя за тем, чтобы тот не нанес себе никакого вреда. Дальше взрослый начинает вмешиваться в выполнение домашнего задания, в общественную жизнь и, в конце концов, в написание заявления на работу. Нет, не поймите меня неправильно: опекающие родители — это очень включенные в жизнь ребенка и любящие родители. Однако, начиная так рано вмешиваться в жизнь детей, они лишают их возможности учиться на своем опыте и своих ошибках, а ведь это основные навыки, необходимые для адаптации к жизни. Без самостоятельности нет самомотивации — а значит, нет и независимости.

Многие современные родители, действующие из лучших побуждений, практикуют смесь директивного и опекающего авторитаризма. А на другом конце шкалы находится попустительский стиль. Родители, придерживающиеся такого стиля поведения, так же далеки от гармонии, как и авторитарные, но по-другому. Я называют таких бесхребетных родителей «медузами». Они часто избегают конфронтации и придерживаются очень немногих правил. Одни, когда требуется их вмешательство, делают вид, что в упор ничего не видят, другие хотят быть «друзьями» своим детям и потворствуют поведению, которое может привести к неприятностям. Родители-«медузы» не в состоянии привить своему ребенку уважение к авторитетам, научить поведению в обществе, сформировать личностные ценности. Такие родители охотно открывают двери дома для подростковых тусовок, а некоторые идут еще дальше и сами покупают для вечеринок алкоголь. На диагностике дети таких родителей показывают низкий уровень ответственности, недостаток навыков общения с другими людьми, при этом они очень импульсивны и проявляют неуважение к авторитетам (включая учителей, полицию и тренеров). Часто они плохо учатся в школе и демонстрируют невысокие показатели на работе. Зато им больше нравятся такие рисковые предприятия, как употребление наркотиков и алкоголя, многие из них сбегают из дома. Дети «медуз» очень часто болтаются туда-сюда без всякой цели и руководства. В основном, по сравнению со своими сверстниками, сыновья и дочери (и в детском возрасте, и во взрослом состоянии) родителей, придерживающихся попустительского стиля родительства, демонстрируют недостаточный уровень самоконтроля, низкий уровень самоуважения, компетенции и доверия.

Также существует стиль сближения — теоретически он отличается от попустительского, но, если интерпретировать его неправильно, это может привести к тому, что вы станете «медузой». Я всем сердцем согласна с основами стиля сближения, принимаю необходимость сильной эмоциональной связи между родителем и ребенком. Однако у методики доктора Сирса существуют четкие ограничения и недостатки. Ставя перед собой благородную цель воспитать эмпатичного и уверенного человека, методика требует от родителя эмоциональной доступности и незамедлительного удовлетворения потребностей ребенка. Многие последователи этого стиля говорят об огромной «работе», которую приходится выполнять родителям (особенно матерям), рискующим тем самым довести себя до полного изнеможения, не говоря уже о чувстве вины. По моему опыту, прямые последователи стиля сближения каким-то образом умудряются превратиться в самых бесхребетных «родителей-медуз», и все благодаря тому, что они до навязчивости боятся навредить детско-родительской связи. Еще одним неприятным последствием этого стиля являются невероятные разногласия, которые могут возникнуть между родителями ребенка, когда дело доходит до выражения негативных эмоций или проявления дисциплины. В реальном мире, который не готов, как родители, тут же удовлетворять все эмоциональные потребности человека, такие дети могут стать избалованными, легкоранимыми, обидчивыми людьми, постоянно качающими свои права. Но хуже всего то, что такие родители эмоционально нестабильны. Они изо всех сил круглосуточно стараются быть включенными и чуткими, из-за чего у них может возникнуть чувство подавленности, недооцененности, что, в свою очередь, ведет к непредсказуемому и нестабильному поведению.

Многих современных родителей, придерживающихся попустительского и авторитарного родительских стилей поведения, — за исключением последователей Папы-Волка, которых, как мы надеемся, значительное меньшинство, — объединяет одно: они слишком избаловали своих детей. Независимо от своих возможностей мы не можем перестать желать своим детям «лучшего». К сожалению, под этим мы подразумеваем «большего», и, следовательно, потворствуем и балуем их. Избалованных детей называют также «испорченными». Походя мы говорим «Мой ребенок такой испорченный», и при этом закатываем глаза или смеемся. Но испорченные дети — это на самом деле ужасно. Если ты испортил кино, то его уже бесполезно смотреть. Испорченное молоко не только скисло, но потенциально ядовито. Испорченность возникает не оттого, что ты даешь много, а оттого, что ты недодаешь существенно важного. Другими словами, испорченность — разновидность запущенности.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Путь дельфина. Как вырастить счастливых и успешных детей, не превращаясь в мать-«тигрицу» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

2

Гладуэлл М. Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего? — М.: Юнайтед Пресс, 2010.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я