Сказки людей гор и потоков
Чэн Лун, 2020

«Сказки людей гор и потоков» – это попытка осмыслить практику цигун в современных условиях. Первые три главы обсуждают базовые способы тренировки цигун. Четвертая-шестая главы рассказывают об организации школы цигун как месте для индивидуального роста и развития. Седьмая-девятая главы посвящены построению индивидуальной траектории движения в мире цигун. В заключительных главах обсуждается философия и смысл занятий цигун, их место в жизни каждого человека. Заключительная глава «Отзывы Друзей» заслуживают отдельного внимания, так как в ней отражается суть всех предыдущих разделов. Книга ориентирована на широкий круг читателей, интересующихся медитативными, оздоровительными, коммуникативными, прикладными практиками и боевыми искусствами, а также преподавателей восточных практик, организаторов школ восточных практик и тех, кто разрабатывает стратегии развития восточных практик в современном мире.

Оглавление

Глава 2. Интонации силы

Сегодня мы затронем очень тонкую тему — тему интонаций силы или, иначе, ее тональностей.

Откуда возникает этот аспект? Когда мы начинаем практиковать цигун и боевое искусство, очень важно понять, что существуют различные вектора силы, которые мы прикладываем и тренируем. Из них два самых главных и полезных — это открытие и закрытие. Например, мы можем сделать шаг вперед и открыться — при этом наша энергия движется поперек.

Поперечная сила

Когда мы занимаемся парными практиками, поначалу мы практически не взаимодействуем с партнером. Благодаря этому можно увидеть, насколько важна энергия, которая не направлена куда-то целевым образом — скажем, вперед, как мы все привыкли, на человека напротив нас. Большая часть упражнений в цигун работает как раз с этой «ненаправленной» силой.

Почему это важно и нужно? Почему с этого стоит начинать, а не бросаться вперед и сразу контактно взаимодействовать с человеком? Потому что наш с вами организм устроен таким образом, что ему нужно сперва раздышаться и настроиться на контактное взаимодействие. Даже если мы с вами уже взаимодействуем, нужна какая-то буферная зона, чтобы все равно был контакт, ориентированный нецелевым образом.

Вот казалось бы — боевые искусства, мы должны сразу «зарубиться», а оказывается нет! Очень важно начать формировать фундамент поперечной силы. Поперечная сила направлена поперек оси нашего движения. Она может быть открытием, может быть закрытием, но это открытие и закрытие никак не направлено вперед.

Поэтому, и когда будете заниматься сами, и на групповых уроках начинайте с формирования поперечной силы. Вам страшно пригодится это потом, во время контакта, потому что, когда к вам попадет энергия партнера, вы уже сможете с ней что-то сделать.

Помните, что поперек рубит вдоль. Хоть эта мысль и кажется простой, она на самом деле фундаментальная и во время реального контакта — во время любого взаимодействия с другим человеком — очень дорого стоит. Так мы вырабатываем способность отводить внутрь и наружу силу, направленную на нас. Поэтому, когда вы выходите заниматься цигун, скажем, в парк, берите какой-нибудь шаг — например, шаг вперед — и идите вперед с открытием и закрытием. Все — цигун происходит. Такое простое действие уже включает всю полноту энергии и силы. Тем самым мы приносим своему организму огромную пользу.

Какие еще бывают вектора и как еще можно создать интонацию?

Энергия может быть направлена под сорок пять градусов в сторону. Когда мы применяем такую энергию, она очень классно воспринимается человеком. Получается, что мы стоим напротив него и тихонечко его «открываем» — то есть, человек чувствует наше внимание за счет того, что энергия к нему идет, но идет мягко, не активно, и как бы делает его «шире». Очень важно тренировать эту интонацию потому, что она создает определенную границу и расширение энергии. При таких векторах мы с партнером взаимодействуем, но не жёстко. Мы наполняем партнера своим дыханием, и наши ладони в данном случае создают особое состояние, ни на что не похожее.

И, наконец, самое жесткое, что мы можем делать, — это фокусировать энергию на партнере: перед ним, в нем и за ним, то есть создавать некий энергетический клин. Это уже воспринимается, как вхождение в наше пространство, поэтому важно уметь иметь дело и с таким вектором, и отдельно тренировать ответ на это.

Все пять описанных контактов — открытие, закрытие, расширение, параллельное или прямое действие и сжатие — важно практиковать как самостоятельно, так и в паре как базовые «тональности» в цигун, поскольку по этим силовым линиям потом, когда мы будем взаимодействовать с партнером, пойдет энергия. В итоге получается первичный комплекс, который дает нам пять базовых эмоциональных состояний. Они отпечатываются на нашем теле и на нашем настроении.

— Как выглядит прямое взаимодействие?

Прямо — то есть, нет расширения и нет сжатия, абсолютно опущены локти, и мы тихонечко-тихонечко качаем энергию. Получается такая «невовлеченность» открытия — когда мы на «ху» расширяемся, когда на «ху» сжимаемся, и когда на «ху» энергия идет прямо вперед.

— А пальцы нужно открывать?

Да! Важно понять сам механизм цигун. В чем его идея? В том, что, если соединить шаги, внимание, дыхание и определенные движения ладоней, то мы получаем чуть ли не прямой доступ к регулированию того, что происходит у нас в мозге. Само положение ладоней программирует определенное состояние коры мозга, поэтому мы и уделяем так много внимания этому положению. Когда мы, например, делаем шаг вперед, поем «ху», мы начинаем медленно вести ладони вперед. Внешне это почти не имеет никакой формы, но для мозга очень-очень значимо достраивать руками энергетическую волну, идущую из ног и из дыхания.

Мозг всегда распознает положение ладоней и, по сути, считывает состояние, которое мы получаем в итоге. Например, после занятий цигун часто говорят: «А я вот успокоился», или: «А я подзарядился». Почему это происходит? Потому что в поле нашего дыхания и движения очень медленно двигаются ладони. Таким образом мы настраиваем кору — самую большую поверхность мозга — на определенный лад, на определенные волны.

Еще раз повторю: наши главные «программаторы» — шаг, дыхание и ладони. Одна ладонь занимает половину поверхности коры — это больше, чем речь на всех языках, которые вы сможете выучить за свою жизнь.

— Мы всегда держим ладонь прямо и ровно?

В случае, когда мы практикуем параллельное или прямое воздействие, да — мы стараемся ощутить в ладонях именно прямое движение. Пальцы не нужно держать все вместе, наоборот — нужно, чтобы они чувствовались раздельно. При этом вокруг каждого пальца образуется некая «зона» ощущений, как в перчатке, и мы ее двигаем.

Мозг постепенно в этом всем разберется. Самое главное — чтобы мы начали работать с тонкими интонациями — то есть, с открытием, закрытием, с расширяющимся давлением, со сжимающимся и с прямым. Все почему-то думают, что расширяющее направление имеет какой-то особый статус в тайцзицюань, хотя на самом деле у него прикладное значение.

— А в чем разница между открытием и расширением?

Открытие имеет угол в сто восемьдесят градусов, оно вообще не направлено на партнера, а идет в стороны. Такая же ситуация с закрытием. Это то, что мы делаем как бы вне зависимости от партнера, просто рядом с ним. Эффект потрясающий — мы ходим рядом с человеком, открываемся — и он нас чувствует. Интересно изучать сами эти волны, ведь получается, что не обязательно воздействовать на человека прямо, чтобы он нас чувствовал. И для нашего с ним взаимодействия это тоже не нужно — можно просто использовать поперечные силы.

Задача, которую цигун ставит в первую очередь, — это не активное взаимодействие, а со-настройка, понимание и слушание человека.

— А кроме движения рук есть, например, открытие или закрытие тазобедренных суставов?

Дыхание проецируется на тазобедренные суставы. В них есть и открытие, и закрытие. Все со всем связано, конечно же — эта «рамка» очень сильно программирует все тело.

— Что такое «рамка»?

Рамка — это наши руки и информация, которую мы от них получаем. Руки и дыхание соединяются — мы только что проговорили, что существует пять способов такого соединения — и совершают со-настроенные движения. Рамка — очень важный инструмент цигун.

Интонации шага

Откуда еще берутся интонации силы? Из шага. Шагнуть тоже можно по-разному.

Первый вид шага, который мы используем, — «подныривающий» — он сначала падает, потом отражается. Он получается длинным и направленным от земли, и мы с вами еще называем его «шагом ласточки» или «весной», что символизирует весеннюю энергию, идущую на подъем. В боевых искусствах он называется «люй», потому что эта энергия хорошо отрывает партнера от корней.

Если соединить дыхание и этот шаг, получится специфическое настроение. Например, мы делаем открытие, но при этом мы не «падаем» на переднюю ногу, а отталкиваемся от опорной. Эта мысль не сразу укладывается в голове. Присмотритесь на улице — все просто «падают» сверху на переднюю ногу. У людей, которые занимаются танцами, годы уходят на то, чтобы понять, что значит «идти от ноги».

Поэтому идея с отталкиванием от опоры требует очень длительной перестройки и большого внимания к ходьбе. Мастера видно по легкости шага. У нас в культуре есть много элементов, которые имитируют эту легкость — например, каблук. Каблук создает видимость, что девушка стоит на носочках, при этом, если присмотреться, мы увидим, что она все равно делает шаг с пятки. Девяносто девять процентов людей так ходит, иначе невозможно — необходимо другое энергетическое состояние. Даже когда люди бегают, они делают это с пятки. Если тренироваться, со временем вы начнете идти с носка, и уже потом найдете центр стопы, в котором сосредоточена опора. Это гигантский путь!

Данная интонация напрямую выдает мастерство — если вы встретите человека с легкой походкой, он, во-первых, наверняка будет интересным, потому что уже имеет огромный энергетический потенциал. И во-вторых, он очень хорошо понимает природу вещей.

Интонация шага от опоры является очень важной для цигун, но почти утерянной. Сейчас, например, вся китайская гимнастика ассоциируется с комплексами типа «восемь кусков парчи», Ицзиньцзин — с вещами, которые не имеют никакого отношения к здоровью человека. К здоровью имеют отношение дыхание и ходьба. Все остальное либо не влияет на него никак, либо влияет отрицательно. Наше видовое движение — это ходьба, поэтому тренировки, не включающие ее в себя, не идут в зачет долголетию. Тайцзицюань, который практикуется по всему миру, никак не влияет на здоровье и долголетие. Это просто имитация деятельности и попытка привести население в спящую форму. Таким путем невозможно добиться результата — например, применение силы без шага не функционально. Но так можно в теле что-то починить. Если мы с вами сели, легли или полувстали, мы находимся в режиме реабилитации и лечим свою структуру. Но все же, это не сама тренировка.

— В чем смысл тех странных шагов, которые мы тренируем? Ведь мы в жизни их никак не используем.

Наш позвоночник должен знать, что в любом случае мы готовы подставить подпорку, ведь шаг — это подпорка — с любой его, позвоночника, стороны. Тогда позвоночник устойчиво опирается на землю, в нем создается определенная цепь, и способен нас держать. Недостаточно, если подпорка стоит только с одной стороны. А у нас, у большинства, подпорка стоит как раз с одной стороны, потому что мы идем только вперед.

Именно поэтому первое, что делают в цигун, — это включают в тренировку различные типы шага. Не нужно делать десять тысяч шагов одного вида — лучше сделайте по сто шагов разных. Это как с едой — нашему организму нужно разнообразие. Если делать только один тип шага, мы просто перегружаем одну из плоскостей тела, а все остальные оставляем нетренированными, а потому незащищенными. Смысл состоит в терапии ходьбой, благодаря чему в теле создается устойчивость во всех направлениях.

Если вы придете на туйшоу и попробуете человека толкнуть, то увидите, что кто-то от вашего воздействия упадет, а кто-то его вообще не заметит и, более того, сам вас в этот момент снесет. А все потому, что у него сформирован не один корень — от шага прямо, а все двенадцать корней в разные стороны — от двенадцати типов шагов. Куда бы вы не толкали такого человека, вы его просто укореняете в опоре.

Как это отражается на нашем психологическом состоянии? Позвоночник формирует упругость во все стороны за счет шагов. Он знает, что можно сделать шаг туда и еще туда, и туда тоже — во всех направлениях. Для него они становятся привычными. Когда наша опора становится сбалансированной во всех направлениях, исчезает перекос, и мы получаем совершенно другое восприятие себя. Мы становимся более устойчивыми. Это значит, что мы откуда-то знаем, что в случае чего мы сделаем шаг туда — и сможем опереться. Почему мы это знаем? Потому что у нас уже был аналогичный опыт.

Вот и все. Мы готовы качнуться в любую сторону — и шагнуть, и удержать равновесие, и опереться, и спружинить, и шагнуть обратно. И чем больше мы этим занимаемся, тем больше я вижу, что мы выходим на состояние, близкое к состоянию мастеров, которых я наблюдаю в Китае — а они очень-очень укорененные люди, которых ничем не возьмешь.

— И это транслируется на нашу модель поведения?

Ну, мы на это надеемся. Но вообще, судя по состоянию, да, очень сильно. Это большая отдельная тема, на самом деле. Пока важно зафиксировать, что определенная интонация — это направление шага, и в человеке это «читается».

Существуют пять различных способов шагать. Есть, например, шаг, который идет от опоры, есть падающий шаг, в котором мы интенсивно погружаем вес, и есть ровный шаг. Плюс к ним две вариации — погружение вниз и поднимание вверх. Кто-то может отталкиваться от опоры, кто-то умеет погружаться вниз, кто-то предпочитает идти вперед, кто-то подныривать, а кто-то по баллистической траектории падать на ногу. Если человек владеет всеми пятью интонациями, в боевых искусствах это значит, что с ним лучше не связываться. В туйшоу тех людей, которые владеют разными техниками, невозможно поймать.

Владение пятью интонациями означает владение совершенно разными энергиями. Если они есть в шаге, они есть и в человеке. Нужно понять, что это база, которую нужно тренировать. Это даст вам уникальную картину нового видения. То, что мы называем ударной техникой в боевых искусствах, различные формы — это все на самом деле уникальные интонации шагов.

— Я начал практиковать шаги и заметил, что в скрестном шаге огромная мощь.

Шаг в сторону — это уникальная по энергетике вещь. Возьмем, к примеру, фехтование — в этом искусстве модель движения вперед и назад потерпела крах. Когда произошло историческое столкновение двух школ фехтования — французской и испанской, испанцы всех победили. Нельзя выиграть, стоя прямо. Можно выиграть, только стоя боком, а это что означает? Что вам нужно делать шаг в сторону. Он неимоверно мощнее и полезнее для здоровья, чем шаг вперед. Хотя бы потому что это совсем «незамыленная» плоскость — ведь сказать, что мы шагами вперед за всю жизнь свое тело утомили — это ничего не сказать.

Мне кажется, что, когда я делаю шаг в сторону, мой организм мне говорит: «Молодец! Вот ходи влево, ходи вправо, ходи открытым шагом, закрытым, скрестным — только прямо не ходи, не ходи прямо, пожалуйста! Ты уже за жизнь сделал сто тысяч миллионов шагов прямо, ну хватит уже». У нас даже в культуре делается огромный акцент на «движении вперед», «ни шагу назад» и так далее. Почему? Там, впереди, нас всех ждет одно и то же, и спешить туда вообще не следует. Не надо идти вперед — идите назад, в стороны, по кругу — куда угодно, только не вперед. Таким образом вы основательно укрепите свое тело по отношению к разным его осям, а не лишь одной вперед-назад.

Вытягивание и погружение

Пока мы с вами не сошли с места, у нас есть готовность вытягиваться вверх и погружаться вниз. Соответственно, это два типа энергии — одна потенциальная, другая кинетическая — которые хорошо проявляются дальше в движении. И когда мы начинаем двигаться, у нас есть выбор: подныривающий шаг, который отрывает партнера от корней, движение сверху и ровное движение вперед — очень медитативная штука, когда мы не ставим себе цель ни нырнуть, ни подняться, а хотим просто ровно-ровно катиться, как перекати-поле. Это движение хорошо использует стиль Ян, который сейчас в мире наиболее распространен из всех китайских гимнастик. Движение абсолютно ровное, оно не дает активной энергии, но дает покой и срединность.

Реверсивная сила

Что еще нужно точно понять про интонации в силе? Все комплексы начинают сильно «буксовать», когда человек делает что-то в паре. Ибо в паре огромное значение имеет работа второго номера, который никогда не использует прямую силу — он использует реверсивную. Это означает, что сила прикладывается не в том направлении, в котором она идет. Перед вторым номером стоит хорошо тренированный спортсмен, цигунист, тайцзицюанист и вообще любитель движения, который идет вперед и, соответственно, силу тоже прикладывает вперед. Для того, чтобы выжить, второму номеру нужно отталкиваться от этой силы и идти назад, чему почти не учат ни в одном стиле. Везде говорят идти вперед, а это значит, что все формы содержат движение только первого номера — того, кто будет вести.

Здесь мы подходим к таким понятиям, как контратака, контрбаланс и контрзащита — движениям, которые построены совершенно по другим принципам. Они отталкиваются не только от опоры, но и от силы оппонента. Например, если мы делаем прямое движение, оно идет уже не только вперед, но и назад, создавая таким образом «подушку безопасности» — покой, стоячую волну, которая останавливает движение, а не создает его. По сути, нам надо учиться быть вторым номером, а эта задача неразрешима, пока мы двигаемся сами. Более того, такая задача даже не ставится, потому что пока ты один и на тебя никто не давит, ты эту интонацию не знаешь. Ты не знаешь, что нужно идти от силы партнера или на силу партнера, а не просто от своей опоры. Поэтому реверсивную энергию тоже нужно практиковать и осваивать. Каким образом? Дорабатывая шаги назад и применяя силу против хода движения. Выходим на стадион и делаем прямое движение с шагом назад. Так мы сможете выстроить вектора совершенно по-другому, и когда партнер на нас обопрется и пойдет вперед, мы спокойно сделаем шаг назад, а он будет очень доволен — ведь мы наконец не бегаем от него, а взаимодействуем в паре.

Эта дискуссия прекрасно разворачивается в боевых искусствах. В них тоже учить надо, в основном, тому, как выжить, когда будет приложена сила. Вообще боевые искусства декларируют, что они для защиты. На самом же деле, все их формы содержат движение вперед. Тогда спрашивается: почему мы атакуем, если искусство защитное? — «Ну, исторически так сложилось, что нападение — лучшая защита…», «Бей первым — и тебе не придется защищаться…» Придется! Поэтому надо учиться быть вторым.

— У меня сложилось впечатление, что человек может быть вторым номером, только если значительно превосходит в мастерстве своего напарника. В большинстве единоборств именно так.

Абсолютно точно. Но здесь есть такой феномен: на самом деле, невозможно стать хорошим первым номером без второго. Например, в нашем искусстве мы идем вперед с дозированным сопротивлением второго номера. Вся сила в паре вскармливается и взращивается за счет того, что работают двое: один идет вперед, а второй его тормозит и идет назад. Вся энергия атаки, если формируется вне контекста противодействия, пустая — в таком случае нужен «мешок», хоть это и все равно не то, потому что важно уметь действовать в условиях повышенной вязкости, когда ты в этот «мешок» попадаешь не сквозь воздух, а будучи все время «подгружен» партнером, который встречно тянет тебя и толкает. Это адский ад. Как будто ты попал на планету с повышенной гравитацией — ты положил руки на партнера и уже устал.

Многие современные мастера еще могут показывать «замораживающую» энергию — когда ты едва коснулся его рукой, а у тебя будто пошел обратный отсчет. То же самое в горах — когда ты поднялся выше семи тысяч, такое чувство, будто ты начал умирать. Вопрос только в том, дойдет ли это до логического конца — у тебя уже десять, девять, восемь, семь… Ты уже чувствуешь, что все, не надо биться, надо идти домой, покушать и опять где-то взять силы, которые так быстро закончились.

Помните, что необязательно быть первым — надо быть эффективным вторым. Грамотный второй номер может полностью заморозить вашу силу, и вы никак не сможете ее применить. Она там будет, но наружу никак не выйдет.

— Какой здесь механизм?

Контрбаланс. В любой точке. Например, ты идешь назад — твой партнер на тебе висит, ты идешь вперед — он на тебе лежит. Если он мастер, он лежит на тебе всем своим весом. И когда ты перетащил его три-четыре раза, учитывая, что он весит шестьдесят-семьдесят килограмм, для тебя это все, конец сил. А пока ты его тащил, он к тому же, может, обрушил тебе все твои опоры.

— Это как раз про токсичность человеческих отношений.

Да, отношения могут быть такими. В языке есть выражение: «Инициатива наказуема» — если кто-то прыгнул первым, он должен делать это по-тихонечку и с пониманием того, что вот сейчас на нем, как на инициаторе движения, повиснут «семеро с ложкой». Почему мы двигаемся осторожно? Потому что эти «семеро с ложкой» повиснут в самый неожиданный момент. Атаку нужно строить, исходя из этих принципов. Человек, который привык двигаться в условиях нормального второго номера, очень осторожен. Он вообще не стремится пойти вперед и показать свою силу. Он ищет нужный момент. Тогда возникает диалог. А хороший второй номер останавливает агрессию. И все смотрят и думают: «Может, ну ее, эту инициативу?»

Когда ты владеешь такими технологиями, как замораживание энергии, тебя просто перестают пытаться «снести», потому что это очень дорого обходится. Тем более, если мы говорим о туйшоу в движении — сразу возникает такая «энергетическая дыра». Это надо учитывать и учиться действовать в подобных условиях.

— Как это практиковать?

Берем простой шаг вперед и делаем его с открытием один стадиончик, механизм начнет работать примерно со ста шагов. То есть, даже не шагов, а подшагов. Мы в боевых искусствах практически не делаем шаг. Понимаете, почему? Потому что в момент шага нога проносится мимо опоры, и, если в этот момент к телу приложена сила, чисто технологически нет никакой возможности устоять и удержаться. Поэтому мы делаем подшаг, то есть, подходим только одной ногой, а вторую подтаскиваем — чтобы исключить момент проноса ноги мимо ноги. Получается маятник вперед-назад. Мы делаем шаги с раскрытием вперед и затем шаги с раскрытием назад. Это прекрасная практика, энергетически прекрасное настроение, потому что мы учимся и наступать, и отступать, и применять разные виды силы»

Еще один важный момент касается энергии контакта и прилипания. Что мы имеем? Один человек идет вперед, а второй его контролирует, то есть захватывает его руку и сам идет вперед, сдвигая партнеру кожу. То есть, фактически, он передает усилие коже и чуть глубже нее. Энергия от одного к другому переходит через трение и упругость контакта. Как только это происходит, передается сила. Что значит «сила»? Тот, кто ее передает, толкается от опоры, расширяется и дает энергию в том же направлении. Что в этот момент делает второй человек? Он тоже выдыхает, отталкивается от опоры и направляет силу обратно, в эту же точку. То есть, он соглашается по направлению шага и не соглашается по направлению силы. В результате создается стоячая волна. Первый номер создает волну движения, а второй — волну остановки. Идея в том, чтобы мы могли создать стоячую волну относительно любого движения в нашу сторону. Это некое энергетическое действие, которое мягко останавливает силу. То есть, мы не противостоим, мы говорим: «да, хорошо, мы отступим, но при этом «отконтримся».

Атака выглядит совсем по-другому. Мы толкаем опору ногой и от нее идем вперед. При этом, для нас важны две точки: в опоре и в напарнике. То есть, мы толкаем землю в первой точке, а атака происходит на партнере. Мы уже стоим внутри. Вот это настоящая атака. Все остальное — всего лишь попытка атаковать стоячей волной, то есть, атаковать контратакой. Но если нет никакой силы, а есть лишь одна манипуляция, это бесполезно.

— Можно уточнить — получается, мы даем партнеру встречную волну?

Мы повисаем на партнере, когда он нас тянет, и опираемся на него, когда он нас толкает. Можно сказать, что мы «включаем парашют», когда нас тянут — то есть, поем «си», втягиваем живот и тянем руки к себе — тогда партнер сталкивается с системой, которая поглощает энергию, как бы «схлопывается» внутри. А когда партнер нас толкает, у нас включается «подушка безопасности» — мы, наоборот, начинаем давить на точку контакта — в результате он толкает то, что в этот же момент расширяется в него. Это ощущается, как пчела в сиропе — он вязнет и уже не может свободно прыгнуть вперед.

— А если не успеть дать ему веса, возникнет же разрыв дистанции — то есть, ты сам уйдешь, отталкиваясь, а он продвинется вперед. Как избежать этого?

Это все мастерство. Нужно много практиковать, чтобы уметь мягко связывать силу партнера. Нельзя делать это тяжело, надо по чуть-чуть. Это сложно. Это как яд и токсичность — нельзя принимать в больших дозах. Психологически человеку не очень комфортно — он пошел вперед, а на нем раз — и повисли.

— Интересно, а как это выглядит у человека твоего уровня? Насколько ты свободен от этого навыка, чтобы быть противоположностью?

Если вы общались с людьми уровня Чемпионатов мира, например, в греко-римской борьбе, вы знаете, что общаться с этими людьми — одно удовольствие, а не общаться — другое. Это начинает уходить, когда ты со временем нарабатываешь в себе регулятор дозировки, так скажем. То есть, сначала ведь ты применяешь все это неосознанно, просто потому что хочешь выжить на ковре, а уже потом понимаешь, за счет чего ты это делаешь.

А теперь прямой ответ: если вблизи не делать резких движений…то это состояние не активируется. Оно активируется только при наличии триггеров. В целом, вся эта методика очень сильно погружает в глубину, поэтому внешне не ощущается.

Первое правило: никогда не атакуйте мастера с разбега и неожиданно, потому что он сам не знает, что произойдет. История была одна: приезжаю я как-то в Нижний Новгород рано утром и, как обычно, иду в единственное круглосуточное заведение завтракать. Вот я сижу, кушаю свою яичницу с шампиньонами — выходит компания, которая, как потом выяснилось, праздновала там уже дня четыре. Я сижу себе спокойно за стойкой, ребята проходят мимо меня, и последний из них, самый странный малый, вдруг поворачивается и с какой-то целью начинает на меня падать с распростертыми объятиями. Не знаю, то ли он обнять меня хотел, то ли что? Что я успел сделать — я успел встать со стула, убрать его руки и спокойно его оттолкнуть. В этот же момент я понял, что почти наверняка сяду — потому что он начал лететь мордой вдоль всех столов, но, слава Богу, по прямой, мимо. Когда увидел, что он летит вдоль столов, я аж выдохнул. Парни его вчетвером подхватили — он, видимо, успел уснуть, пока летел — и говорят: «У нас только один вопрос: что это было?» Я говорю: «Ну, что это было — повезло нам всем!», они: «Да, здорово… Вы, наверное, чем-то занимаетесь?», я: «Ну да», они: «А, ну ладно, мы пошли».

Подобные спонтанные вещи, происходящие очень легко и быстро, активизирует вот эта особая сила. И к ней имеет доступ только то, что приходит как бы параллельно сознанию. То есть, к сожалению, она не вызываема. Настоящее действие вот этой тренированной штуки, про которую мы говорим, никак не контролируется. Сила просыпается, когда ей угодно.

— Почему мы тренируем именно шаги, а не стойки, к примеру?

Правда в том, что в Китае по неведомым нам причинам с какого-то момента шаги стали интерпретироваться, как позиции, а затем возникла наработка позиций. Не знаю, зачем они это сделали и почему им пришло это в голову. Но очевидно, что, как только ты встаешь, здоровье заканчивается.

Я вообще перестал поддерживать эту идею, когда понял, что человек живой, когда он «на ходу» — тогда у него ничего не болит, он всегда готов к изменениям и к взаимодействию с другими.

И оказалось, что эти рамки, то есть, по сути, самые простые способы контактировать с партнером, и шаги в разных вариациях составляют двадцать процентов объема всего, что изучается в боевых искусствах, а дают восемьдесят процентов всей пользы. Остальное можно не изучать или изучать с целью ознакомления и общего развития.

Фокусировка силы

— Чем отличается расширение от раскрытия?

Если мы стоим с партнером друг напротив друга, и наша энергия друг на друга не направлена, а идет поперек, в сторону, никак при этом не пересекаясь, мы имеем дело с бесконтактным взаимодействием.

Проводя аналогию с танцами, это фольклор — там нет физического контакта, есть лишь визуальный и энергетический, и он дает куда больше силы и заряда, чем контакт через структуру.

Если говорить о контакте со взаимодействием, он бывает трех видов — раскрывающий, закрывающий и прямой. Когда мы человека раскрываем, это ощущается более приятно. Прямое воздействие скорее напрягает — вот что ты чувствуешь, когда к тебе подходят сот словами: «Давай поговорим прямо»? Никто обычно не ждет от такого разговора ничего комфортного — это некая срединность, у нее нет задачи тебя сохранить, только передать информацию. А уж когда человек начинает тебя закрывать, ты ощущаешь «клин». Если он хорошо тренирован, то закроет клин за тобой, а ты не успеешь и выскочить. Поэтому отличие в следующем: есть энергия, которая тебя не касается — просто поле. А есть энергия, которая направлена на тебя.

— А что касается точек приложения силы: перед противником, в противнике и за ним — в чем разница?

Если тебе удалось расположить точку схождения векторов за партнером, считай, ты уже всему научился. Это и есть, по сути, энергетическая формулировка всей задачи боевых искусств: создать разрежение и закрыть силу за партнером.

— То есть, мы стремимся закрыть ее за партнером?

Мы аккуратно к этому стремимся. Все зависит от противника. Допустим, он в два раза больше и тяжелее тебя — ну, поймаешь ты его, закроешь, а дальше что будешь делать? Это, как в шутке:

–Мама, мама, я медведя поймал!

— Здорово! Веди его сюда!

— Так он меня не пускает!

Тут очень тонкий момент, нужно обращать внимание на его силу и структуру. Мы будем это подробно изучать. Сейчас мы, по сути, проговариваем свои задачи на несколько лет.

— Я правильно понимаю, что в вашей парадигме невозможно научиться сразу закрываться за партнером, сперва нужно научиться закрываться перед ним и в нем? Потому что в танго, например, я сразу учу закрываться за партнером…

Вы поняли, кто тут самый опасный, да?

— Да нет, я просто…

Нет-нет, мы все слышали! Это была самая эффективная продажа! «А правильно ли я понимаю, что ваши глубинные навыки являются у нас базовыми?» Да, правильно! Я почему и говорю: то, что практикуется в танго, создали люди, которые были на сто голов выше, чем современные специалисты боевого искусства. Они делали реальные вещи мгновенно быстро и без усилий! Это следы цивилизации, которая захватывала континенты, «роняла» другие народы, и следы ее остались в движении. Мы получили в наследство эти навыки случайно. Мы просто пользуемся ими, не до конца понимая, с чем именно имеем дело.

— Так все-таки, в вашей парадигме закрываться за партнером можно только после того, как научишься закрываться перед ним и в нем?

Нет, это все условно. Можно пытаться сразу, но так как есть активное противодействие, у тебя не получится, никто тебе не даст захлопнуться за ним»

Пушечные удары

Есть еще одна очень интересная тема. Она касается нашего дыхания. Я видел ее в Китае и хочу с вами поделиться, потому что ее важно понимать. В большинстве систем цигун и в большинстве систем прикладной тренировки применение силы происходит на «ху», то есть, на расширении живота. Эта идея, однако, не нашла никакой поддержки у людей, у которых я учился в Китае — ни у мастера Фэн Чжицяна, ни у Пань Хоу Чэна. Применение силы всегда идет на «си». Все, что на «ху» — это имитация. Почему?

Потому что, когда мы говорим про Паочуй — про «взрывную силу», там живот на «си» сильно собирается, а само действие происходит в этот же момент. Позвоночник при этом очень сильно стабилизируется.

Когда Чэнь Факэ спрашивали, чем он занимается, он отвечал, пушечными ударами. Его спрашивали: «Может, вы занимаетесь тайцзицюань?», и он говорил: «Нет, я занимаюсь пушечными ударами. Там дыхание другое». Во всех современных формах удар происходит на «ху». Настоящая же сила, на самом деле, на «си»: мы делаем выдох до предела, и когда он дошел до позвоночника, происходит применение. То есть, это в конце «си», когда завершается выдох, и до «ху».

Разделение силы на «си» и на «ху» сохранилось в стиле Чэнь, но практически не передается. Я не видел ни одного человека, который пытается атаковать на «си».

— А Чэнь Факе?

Ну, Чэнь Факэ я не видел. Учитель говорил, что у него всегда было только так. Там говорили: Чжуа — «схватить», На — «держать», Фа — «выпустить силу», Фансун — «расслабиться». Это очень сложная технология для тела, потому что идет скачок давления.

Когда-то давно, много поколений назад, жил человек по имени Чэнь Синь. Он сказал, что нужно разделить весь способ тренировки на два этапа. Сначала нужно делать «ху» на расширении, чтобы тренировать способность создавать центр и опору. Это первая форма, все движения в ней мягкие и по характеру имеют «опорность». А вторая форма — когда мы делаем «си» до предела, а затем прикладываем силу. Это происходит, когда живот полностью собран, вся кровь давлением тоже собирается в центре, и тело на короткое время становится очень сильным и целостным.

Но технологически это очень сложно и затратно, а потому требует осторожности — иначе можно навредить, прежде всего, своему организму. Поэтому до того, как начать этим заниматься, нужно выработать «противоядие», то есть, стать мягким, с хорошей опорой, крепкими корнями и так далее.

Таким образом, у нас есть две фазы тренировки — на «си», чтобы стать здоровыми, и на «ху», чтобы выжить.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сказки людей гор и потоков предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я