Удивительное путешествие доктора Дулиттла

Хью Джон Лофтинг, 1922

Добрый доктор Дулиттл растерял почти всех своих клиентов! Их можно понять – на приеме у доктора скорее можно сесть на ежа, чем поставить укол. Потому что доктор так любит животных, что в его доме от них не протолкнуться! И когда люди совсем перестали у него лечиться, благодарные звери пришли ему на помощь. Попугаиха Полли научила Дулиттла языку зверей и птиц – и дело закипело! Скоро слава о великом ветеринаре облетела весь звериный мир, и из Африки пришло письмо от обезьян с мольбой о помощи. И вот уже корабль доктора с экипажем из его любимых животных мчит на всех парусах к далеким берегам! А впереди их поджидают приключения, пираты и встречи с удивительными зверями. Хью Лофтинг написал первые книги о приключениях доктора Дулиттла в 20-х годах прошлого века, украсив страницы собственными рисунками. С тех пор добрый доктор пережил множество воплощений. Так, например, в России его лучше знают как доктора Айболита – ведь именно герой Лофтинга послужил прообразом для стихотворных сказок Корнея Чуковского. Но и под своей английской фамилией доктор тоже хорошо у нас известен благодаря многочисленным переводам книг Лофтинга. И настоящее издание предлагает одно из лучших переложений истории доброго доктора на русский язык. На экран доктор Дулиттл тоже шагнул давно, но всякая новая экранизация вызывает живейший интерес. И вот спустя сто лет после выхода первой книги Голливуд решил порадовать зрителей «Удивительным путешествием доктора Дулиттла» с Робертом Дауни-младшим в главной роли.

Оглавление

Из серии: Приключения доктора Дулиттла

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Удивительное путешествие доктора Дулиттла предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Л. Л. Яхнин (наследник), перевод, обработка, 2009

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2020

Издательство АЗБУКА®

Часть первая

Африка

Глава 1

Здравствуйте, звериный доктор!

В незапамятные времена, которых и дедушки наши не запомнили, и бабушки не упомнят, жил-поживал себе добрый доктор по имени Дулиттл. Хороший он был доктор, даже знаменитый. На весь город. А город, кстати, назывался… Впрочем, сначала, еще даже до рождения доктора Дулиттла, когда город окружали болота, он назывался Болотвиль. Но потом болота высохли, остались только кое-где лужи. И жители переименовали город в Лужтаун. Правда, некоторые по старинке продолжали звать его Болотвиль. Так и прижилось длинное, из двух половинок название — Лужтаун-Болотвиль.

Итак, в городе Лужтауне-Болотвиле жил доктор Дулиттл, который умел все на свете, а знал еще больше. Он был так знаменит, что на медной дверной табличке написал всего две буквы: «Д. Д.».

И все равно все знали, кто здесь живет, и шли к нему лечиться с утра до вечера. А стоило ему самому выйти из дома в клетчатой накидке и высоком цилиндре, как жители города от мала до велика наперебой начинали с ним здороваться. Собаки весело тявкали. Кошки поднимали хвосты и шли следом. А вороны с пожарной каланчи посылали ему вдогонку приветственное «каррр!».

Так и шел по улице доктор Дулиттл, окруженный детьми, собаками, кошками. До самого дома провожали они его. А дом его, надо сказать, тоже славился на всю округу. От земли до конька крыши был он чуть повыше хозяина. Зато сад вокруг дома простирался чуть ли не бесконечно. И конечно, за садом ухаживал сам доктор Дулиттл. А за домом присматривала его сестра мисс Салли Дулиттл.

Ну и забот было у нее! Дело в том, что доктор Дулиттл очень любил зверей. И звери любили доктора и с удовольствием гостили в его крохотном домике. В кладовке с припасами ночевали кролики. В пианино — белая мышь, очень музыкальная особа. В комоде с бельем уютно устроилась белка. В темном погребе шуршал и топотал ежик. В хлеву жила корова с теленком. В конюшне — старая хромая лошадь, двадцатипятилетняя старушка. По двору бегали два веселых ягненка, а у них под ногами суетились желтые цыплята. На крыше расхаживали важные голуби. В пруду плавала золотая рыбка. И еще много-много других зверей и зверюшек толклось в доме, во дворе и в саду. Если бы мы стали всех их перечислять, то и места в книге не хватило бы. И все же нельзя не вспомнить о самых любимых животных доброго доктора — можно даже сказать, закадычных его друзьях. Было их всего пятеро. Утенок Кря-Кря. Собачка Гав-Гав. Поросенок Хрю-Хрю. Сова Ух-Ух. И немолодая попугаиха Полли из далекой Африки.

Странные имена, правда? Но и доктора Дулиттла звери звали тоже странно, по-своему. Как было написано на медной дверной табличке: «Д. Д.», а попросту Дэдэ.

Сестра доктора мисс Салли часто ворчала, что от зверей покоя нет.

— Я тоже немолодая леди, — говорила она, — мне трудно убирать за всей этой звериной компанией и держать дом в чистоте.

— Но я люблю зверей! — восклицал доктор Дулиттл.

— От них жизни нет! — сердилась мисс Салли.

— Но в них вся моя жизнь! — не сдавался доктор.

— Все твои больные разбегутся! — хмурилась мисс Салли.

— Но звери-то останутся, — улыбался доктор Дэдэ.

Увы, сестра была права. Больные все реже и реже навещали дом доктора. Началось с того, что некая толстая дама в большой шляпе села на ежа. То есть садилась-то она на диван. Но на диване уже свернулся ежик.

«Безобразие! Вместо лечения мне подкладывают ежа!» — возмутилась дама.

«Поспать не дают», — ворчал ежик.

Потом рассердился судья Дженкинс, вполне уважаемый джентльмен. Он пришел полечить голос, сорванный в суде. Но сова Ух-Ух села ему на плечо и так ухнула в самое ухо, что он просто онемел от неожиданности.

«Вы не вернули мне голос, а, наоборот, отняли его! А судью нельзя лишать голоса! Вас надо судить!» — вот что хотел сказать судья Дженкинс, но только безголосо шевелил губами. Лишь через неделю голос к нему вернулся, да такой, что он с тех пор на всех только покрикивал.

Известный в городе музыкант мистер Кларнет, ожидая приема у доктора, решил со скуки немного поиграть на пианино. Но стоило ему поднять крышку, как оттуда выскочила белая мышь.

«Ах!» — прошептал музыкант, и руки его мелко задрожали от страха. «Стучаться надо, как все порядочные люди!» — пискнула мышь.

Целую неделю мистер Кларнет не мог унять свои трясущиеся руки. И уж конечно, ноги его больше не было у доктора Дулиттла!

А почтенный пастор чуть не наступил на цыпленка и по сей день обходит стороной дом, где то и дело спотыкаешься о какую-нибудь зверушку.

Сестра доктора мисс Салли все реже и реже ходила на рынок за продуктами, потому что денег становилось все меньше и меньше. Ведь пациенты все как один стали ездить к другому доктору, хоть он и жил за десять миль отсюда да вдобавок в другом городе. И город-то был совсем неинтересный, с глупым названием Коровье Поле, или короче — Коровполь.

У доктора Дулиттла остался лишь один пациент — торговец кошачьей едой по прозвищу Кошачий Кормилец и по имени Коко. Он-то уважал зверей и не боялся их! Правда, болел Кошачий Кормилец Коко всего раз в году — после Рождества. И для поправки покупал у доктора Дулиттла пузырек с прозрачным лекарством за одну монетку. Но скажите мне, кто, кроме детей, может прожить целый год на одну-единственную монетку? Если бы у доктора не было копилки, битком набитой монетами, он бы тут же обеднел. А копилка, постепенно пустея, помогала доктору беднеть не сразу, а постепенно. Но, увы, копилка оказалась не бездонной.

Сначала доктор продал пианино. Белая мышь, недовольно попискивая, переселилась в почтовый ящик. Тем более что он давно пустовал — никто уже не писал писем доктору Дулиттлу с просьбой посетить больного. Потом наступила очередь клетчатой накидки. Хорошо еще, что в городе Лужтауне-Болотвиле, с тех пор как высохли болота, постоянно стояла солнечная погода.

И все же доктор Дулиттл беднел и бледнел. Теперь, когда он выходил на улицу без накидки, но в привычном высоком цилиндре, богатые горожане старались не замечать его. Только дети, кошки и собаки по-прежнему ходили за доктором по пятам и кричали, гавкали, мяукали: «Здравствуйте, доктор Дэдэ!» И он вежливо раскланивался с ними. Ведь доктор знал многое на свете — и даже язык зверей. Вот послушайте, как он ему научился.

Глава 2

Язык зверей

После того как пациенты начали ездить лечиться в город Коровполь, у доктора Дулиттла стало много свободного времени. И он с удовольствием проводил его со своими зверями. Иногда забегал к нему поболтать и Кошачий Кормилец Коко. Вот и на этот раз они сидели на кухне и беседовали. Тут же крутились утенок Кря-Кря, собачка Гав-Гав, поросенок Хрю-Хрю. Сова Ух-Ух сидела на шкафу, а попугаиха Полли качалась на гире стенных часов. Она вполголоса мурлыкала старинную морскую песенку:

Седые волны катятся,

Гуляют за бортом.

Танцует каракатица

Морской гавот с китом.

Кара-кара-катица

С кита-кита-китом!

Она вполголоса пела и вполуха прислушивалась к разговору Дэдэ и Коко. Полли, как и все грамотные попугаи, знала сразу два языка — человеческий и звериный. Вот что она услышала.

— Дорогой доктор, — говорил Кошачий Кормилец, — вы так хорошо знаете зверей, что могли бы вполне стать звериным доктором.

— Увы, дорогой Коко, — вздыхал доктор Дулиттл, — я, к сожалению, не понимаю зверей и ни слова не знаю на их зверином языке.

— Как так? — удивился Кошачий Кормилец. — Только вчера мы с женой, моей Кошелизой, читали вашу книгу «Жизнь и размышления кота Мяу». Такую книгу мог написать сам кот Мяу или человек, долго и по душам беседовавший с ним.

Доктор Дулиттл мягко улыбнулся и пожал плечами. Он действительно ни словечка не знал на языке зверей, хотя понимал их и без слов. А Кошачий Кормилец Коко в восторге продолжал развивать свою блестящую идею.

— В моей лавке, — тараторил он, — продается не только кошачья еда. Ко мне захаживают конюхи за овсом, владельцы собак за косточками, фермеры за полезными травками для овец. Приезжают даже из захолустного города Коровполя за клевером для коров. И у всех есть больные животные. То лошадь захромала, то собака простудилась, то корова стала давать молоко с кислинкой. А то и вовсе родился ягненок с двумя хвостами. Представляете, сколько пациентов будет у вас! Да ни один человеческий доктор даже не мечтает о таком! Вы разбогатеете, купите для своих зверей теплые клетушки, а себе новую клетчатую накидку и вдобавок ленту на котелок. Она у вас, не обижайтесь, несколько засалена.

— Знаю, — засмеялся доктор, — я ее специально намазал салом для синиц. Они садятся на поля моего цилиндра и лакомятся. Ужасные сластены. Я бы сказал даже, салостены.

Так они и беседовали, пока не пришло время обедать. А Кошачий Кормилец обедал всегда только дома. Если бы у вас была такая жена, как его Кошелиза, несравненная стряпуха, думаю, вы тоже нигде бы не задерживались в обеденный час.

Ушел Коко, а доктор Дулиттл задумался. Долго бы, наверное, он думал, потому что любил это занятие. Но его раздумья прервала попугаиха Полли.

— Дорогой Дэдэ, — прохрипела она. — Кошачий Кормилец дело говорил. Из вас получится отличный звериный доктор.

— Нет, — грустно покачал головой доктор Дулиттл, — ты ошибаешься, Полли. У человека я всегда могу спросить: «На что жалуетесь?» Он поймет и даст понятный мне ответ. А как я стану разговаривать с больными зверями?

— Больные звери говорят на том же языке, что и здоровые, — захихикала попугаиха. — А этому языку, как и любому другому, можно обучиться.

— Кто же меня научит? — спросил доктор. — Не слышал я что-то про человека, знающего язык зверей. Разве что сказочный волшебник?

— Зачем вам человек или волшебник, если есть такая птица, которая умеет говорить и по-человечески и по-звериному? Это я!

И Полли гордо встопорщила свой кокетливый хохолок.

— Так скорей начинай меня учить! — воскликнул в нетерпении доктор Дулиттл.

— Берите тетрадку и карандаш, — сказала Полли, перелетая с гири настенных часов на стол.

И начался у них урок языка зверей.

— Фрр-фрр, кру-кру, кр-ракатак! — выкрикнула попугаиха.

— Что с тобой? — всполошился доктор Дулиттл.

— Ничего, — спокойно ответила Полли, — просто я попросила у вас печенья на птичьем языке. Фрр-фрр — значит дай. Кру-кру — пожалуйста. А кр-ракатак означает печенье. Понял?

— Ура! — ликовал доктор Дулиттл. — Это же так просто! — И он принялся на все лады повторять, приплясывая: — Кр-ракатак! Фрр-фрр! Кру-кру!

— Не забудьте про печенье, — прервала его пляску попугаиха Полли.

Доктор поставил перед ней вазочку с печеньем и увлеченно стал записывать новые слова. Вскоре вся тетрадка была исписана каракулями доктора Дулиттла. Надо, кстати, сказать, что у всех лучших докторов ужасный почерк. Может быть, они специально пишут непонятно, чтобы больной не догадался, какая у него болезнь, и не очень уж боялся? Но ведь доктор Дулиттл писал к тому же звериной азбукой! А эта азбука совсем не похожа на человеческую. Она больше напоминает следы звериных лап на снегу. Естественно, доктор Дулиттл со своим ужасным почерком, да еще по-звериному, писал как курица лапой. Впрочем, куры зимой не гуляют и на снегу не пишут.

Но в тот день снега не было. Стояло теплое лето, и шел дождик. Доктор поскорей выставил за окно горшки с цветами, чтобы те напились свежей дождевой водички.

— Как удачно, что сегодня идет дождь! — воскликнул доктор. — Можно не ходить на прогулку и до самого вечера учить язык зверей. — И он без конца повторял: — Грум-друм! Брокили-бокили! Др-рамокорр-ра!

Он забыл про отдых и еду. Но звери редко забывают о еде и, проголодавшись, по очереди заглядывали в кухню. Сначала пришла собачка Гав-Гав. Она вежливо повела носом.

— Дырдыкли-мырдыкли! Тирли-гирли! — продолжал выкрикивать доктор Дулиттл, не обращая на нее никакого внимания.

— Гав-Гав спрашивает, когда будем обедать, — шепнула попугаиха. — Не очень-то вежливо молчать в ответ.

— Но она и рта не раскрыла! — стал возмущенно оправдываться доктор.

— Ей и не надо было этого делать, — объяснила попугаиха. — Животные говорят не только ртом. Они пользуются для разговора и хвостами, и лапами, и ушами, и глазами, и даже шерсткой. А собаки чаще всего говорят кончиком носа. Гав-Гав повела носом в сторону плиты. Разве не ясно, что она спрашивает про обед?

— Извини, Гав-Гав, — сказал доктор, — я увлекся.

А произнес все это на зверином языке. И звучало это так: «Гра-ка-кла-ка тир-вир-врр!» Но впредь мы будем сразу переводить разговоры доктора со зверями на человечий язык, потому что не всякий пока еще понимает по-звериному.

Гав-Гав вежливо покивала и уселась в уголке, приготовившись терпеливо ждать. Тут ввалились в кухню разом поросенок Хрю-Хрю, утенок Кря-Кря, а сова Ух-Ух, если помните, уже давно сидела на шкафу и молчала. Днем совы обычно молчаливы.

Остальные звери и не думали молчать, раз наступило время обеда. Такой гвалт поднялся в кухне! Тогда доктор отложил в сторону тетрадку и карандаш и стал звать свою сестру мисс Салли.

— Салли! — кричал он. — Клака-клука тир-вир-врр!

Бедняжка Салли так напугалась, что вбежала в кухню с градусником.

— Он сошел с ума, и у него, наверное, высокая температура! — обеспокоилась она.

Доктор Дулиттл так хохотал, что на глазах у него выступили слезы. Отсмеявшись, он успокоил мисс Салли:

— Не волнуйся, милая сестра. Это я говорил на зверином языке. И означают мои слова: «Мы голодны, дай нам супу».

Пообедав, доктор Дулиттл торжественно заявил:

— Дорогие друзья! Я решился! Становлюсь звериным доктором. Для людей я был доктором Дулиттлом. Для вас я стану доктором Дэдэ!

И звери каждый по-своему ответили доктору. Собачка Гав-Гав завиляла хвостом. Утенок Кря-Кря захлопал крыльями. Поросенок Хрю-Хрю помигал глазками. Попугаиха Полли сказала «прр-рекрасно» на чистом человечьем языке. А сова Ух-Ух важно опустила одно за другим свои выпуклые, как половинки грецкого ореха, веки.

Глава 3

Знаменитый звериный доктор Дэдэ

Очень скоро слава о зверином докторе Дэдэ разнеслась повсюду. О нем толковали в лесу, в хлеву, в зоопарке, в конюшне, на лугу, на ферме, в птичнике и на скотном дворе. Ну и конечно же, в лавке Кошачьего Кормильца. Хозяин ее каждому своему покупателю давал адрес звериного доктора и горячо, взахлеб расхваливал его талант. «Это была моя идея! — замечал он каждый раз. — А мои идеи даром не пропадают. Пропади я совсем, если ваша собачка не станет еще здоровее, чем была, после лечения у доктора Дулиттла. Ох, простите, у звериного доктора Дэдэ».

Теперь у доктора не стало отбоя от посетителей. Но пациенты его были не в шляпах, ботинках и с зонтиками. Они стучали копытами, виляли хвостами, прядали ушами, щелкали клювами, хлопали крыльями и топорщили перышки. В доме его звучали разные голоса. Одни квохтали, другие тявкали, третьи игогокали, четвертые каркали, а пятые и вовсе разговаривали молча.

Пришли два пуделя и один мопс. Они были на дне рождения у одной богатой болонки. Вернее, богатейкой слыла ее хозяйка. В гостях бедняги объелись тортом, очень вредной едой для собак. И у них заболели животы. Доктор Дэдэ дал им горькие пилюли, замечательно помогавшие от сладкого.

Прилетел воробей, севший по ошибке на кактус, и доктор пинцетом вытаскивал из его сухих лапок кактусовые иглы.

Ввалилась корова. Она была ужасно бодучей. А рога, как назло, не росли. Ведь хорошо известно, что бодучей корове Бог рогов не дал. Доктор посоветовал ей исправить характер, стать добрее. От этого и молоко станет гуще и слаще да и рога вырастут. Корова обещала исправиться. А доктор дал ей расписание добрых дел и успокоительные таблетки для очень нервных.

Овца жаловалась на то, что шерсть на ней растет клоками. И никакие расчески и щетки не помогают. Обидно быть овцой, с которой и состричь-то нечего. Мальчишки ее дразнили, стыдно сказать, паршивой овцой. А пастух хотел выгнать, приговаривая, что паршивая овца все стадо портит.

Доктор прописал ей мазь из растительных трав. И шерсть стала расти так буйно, что с нее одной состригали теперь больше, чем со всего стада.

Припожаловала как-то лошадь. Она жила на ферме, пахала поле. Но все время вела кривую борозду. «Хороший конь борозды не портит», — приговаривал хозяин и частенько стегал ее кнутом.

— Доктор Дэдэ, — сказала лошадь, — у меня все бока болят.

— Не волнуйтесь, — успокоил ее доктор Дулиттл, — у вас всего два бока. Сделаем примочки, и все пройдет. Но почему же вы ведете кривую борозду? Ну-ка покажите ноги. Может, вы охромели? — Доктор взял линейку и измерил все ноги лошади. Их было вдвое больше, чем боков, — четыре. И все оказались одинаково ровными. — Странно, — задумался доктор.

Он надел очки и внимательно поглядел лошади в глаза. Часто доктора определяют болезнь по глазам. «У вас, голубчик, совсем больные глаза», — говорят они и прописывают пилюли от простуды. Глаза у лошади были не больные, но какие-то разные. Один широко открыт, а другой прищурен.

— Да вы близоруки, уважаемая лошадь! — воскликнул доктор Дулиттл. — Ну-ка примерьте мои очки.

Он нацепил лошади свои очки, и — о чудо! — глаза у нее тут же поменялись местами. Нет, не правый глаз перескочил на место левого, а просто прищуренный широко раскрылся, а другой, наоборот, прищурился.

— Все ясно, — засмеялся доктор, — у меня оба глаза одинаково близоруки. А у вас один глаз видит отлично, и ему очки не надобны. Зато второй видит плохо. Вот отчего вы все время забираете вправо, когда тащите плуг. Борозда и получается кривая. Мы выпишем вам очки. Одно стеклышко в них будет простое, а другое увеличительное. И глаза ваши станут видеть одинаково.

— Ох, доктор Дэдэ, — засомневалась лошадь, — а не задразнят ли меня? Лошадь в очках! Так непривычно. Может, и неприлично, а?

— Я пропишу вам зеленые очки. Они, во-первых, защищают глаза от яркого солнца. А во-вторых, ха-ха, все будут удивляться цвету стекол и забудут дивиться на лошадь в очках.

Доктор выправил лошади огромные, по величине ее больших красивых глаз очки с зелеными стеклами. Самое удивительное, что никто не удивлялся, а наоборот, среди зверей быстро вошло в моду носить очки. Все теперь завидовали очковой змее, которая просто родилась в очках.

А к доктору тем временем шли и шли больные звери. Он выслушивал их жалобы, а потом прослушивал докторской трубочкой. Поначалу приходили домашние животные, городские и из соседних деревень. А потом повалили и зверюшки из окрестных полей и лесов. А к речным обитателям доктор ходил по вызову. Не могли же рыбы по суше добираться до его дома!

Целыми днями толпились в саду перед входом мыши, барсуки, коровы, собаки, козы. Они толкались, каждый пытался первым протиснуться в дверь. Сестра доктора мисс Салли только и успевала выметать грязь, мыть полы, вытряхивать истоптанные половики. Но даже она перестала ворчать, видя, как слава доктора растет и разлетается по округе.

А доктор решил навести порядок и принимать пациентов строго по очереди. Иначе самые сильные оттесняли слабых и маленьких.

И вот что он придумал. Повсюду в доме прорубили множество дверей, дверок и дверец. И на каждой доктор велел прибить табличку. На самой широкой — «ЛОШАДИ». На двери черного хода — «КОШКИ». Прокопал тоннель прямиком в подвал и написал у входа в него: «КРОТ». На трубе повесил табличку «ПТИЦЫ» и нарисовал стрелку-указатель в сторону открытой форточки. Теперь никто не толкался и не ссорился. Каждый ходил своей особой дорогой. Кто через дверь, кто через окно, что через форточку, кто через подвал.

А распоряжалась приемом попугаиха Полли. Она очень гордилась своей должностью главной помощницы знаменитого на западном, восточном, южном и северном побережьях звериного доктора.

Слава его докатилась и до других континентов и земель. Перелетные птицы разнесли весть о докторе Дэдэ, понимающем язык зверей, по всему миру. Скоро заговорили о нем в Африке, в Америке, в Европе, в Азии, в Австралии. И даже на Южном полюсе — в Антарктиде.

Глава 4

Новые друзья

Как-то, отдыхая после трудового дня и сытного обеда, доктор Дулиттл сидел на скамейке в своем саду и читал газету «Кот и пес». Вокруг него на лужайке, в тени акаций, под скамейкой, на кустах и кленах сидели, лежали, скакали, дремали, болтали, зевали, молчали всевозможные звери и птицы. С прутьями ажурной ограды переплелись две пятнистые змеи. А над клумбой, жужжа, словно пчела, летала крошечная птица колибри.

Полуденное солнце всех разморило. Доктор даже задремал, уронив газету на колени. Но вдруг раздался ужасный визг.

Звери встрепенулись, доктор Дулиттл вздрогнул и проснулся. То, что он увидел, ужаснуло его. Прямо перед воротами сада остановился заросший бородой шарманщик. Через плечо у него висела шарманка, а на шарманке, крепко привязанная веревкой за шею, металась обезьянка. Маленькая хвостатая мартышка с зеленой мордочкой. Шарманщик колотил обезьянку своей курительной трубкой по голове и приговаривал:

— Не смей кривляться! Не смей дразниться!

Бедная обезьянка визжала и дергалась, но прочная веревка не пускала ее.

— В чем дело? — крикнул доктор Дулиттл. — Зачем вы бьете это бедное животное?

— Она передразнивает меня! Она кривляется и смешит публику, а из моей шарманки льется только тоскливая музыка. Так я не заработаю ни гроша! — прохрипел шарманщик.

— Сейчас же отпустите обезьянку на волю! — рассердился доктор.

— Как бы не так! — нагло засмеялся шарманщик. — Она моя, что хочу, то с ней и делаю.

Услышав такие слова, обе пятнистые змеи подняли головы над оградой, ежи встопорщили иголки, корова наклонила рога, собачка Гав-Гав недовольно зарычала. А доктор Дулиттл сжал кулаки. Медленно двинулись к шарманщику звери, закружили над его головой птицы. Попятился шарманщик, хотел бежать, но доктор Дулиттл ухватил его за шарф и не отпускал.

— Не трогайте меня! — захныкал шарманщик. — Я заплатил за эту обезьянку проезжему моряку последние деньги!

— Хорошо, — сказал доктор, — я верну вам все, что вы потратили, и даже еще больше. Только отпустите бедное животное.

Шарманщик с опаской глянул на двух змей, отмахнулся от рассерженных птиц, пытавшихся клюнуть его в макушку, попятился от оскаленной пасти собачки Гав-Гав и пролепетал:

— Продать я согласен.

Он быстро ссыпал в карман монеты доктора, отвязал обезьянку и, зажав шарманку под мышкой, скрылся из виду. Обезьянка, а это, как вы помните, была зеленая мартышка, тут же вспрыгнула на плечо доктору Дулиттлу. Она потирала лапкой шею, пораненную веревкой.

— Тебе больно? — заботливо спросил доктор.

— Чуть-чуть, — ответила обезьянка.

Доктор тут же натер ранку живительной мазью и спросил:

— Ты голодна, наверное?

— Чуть-чуть, — ответила обезьянка.

Доктор сунул ей банан и спросил:

— Испугалась, бедная?

— Чуть-чуть, — ответила обезьянка.

Очень уж смешно получалось у нее это «чуть-чуть» — она так быстро говорила, что слышалось «чу-чу».

И доктор Дулиттл сказал:

— Назову-ка я тебя обезьянка Чу-Чу. Согласна?

— Чуть-чуть, — ответила обезьянка, и все звери засмеялись.

Так и осталась жить в доме доктора обезьянка Чу-Чу. Она была веселой, доброй, и все ее полюбили. Даже суровая мисс Салли не сердилась на обезьянку Чу-Чу, когда та шутя напяливала ее воскресную шляпу с картонными фруктами, уложенными на полях.

Прошло какое-то время, и в город Лужтаун-Болотвиль приехал цирк шапито. Среди прочих цирковых зверей был там и крокодил. И надо же такому случиться, что у крокодила разболелся зуб. Он даже выступать не мог, а лежал на траве за цирком и заливался крупными крокодиловыми слезами. Пролетавшая мимо птичка Хари-Хари пискнула ему, что поблизости живет сам звериный доктор Дэдэ.

Как только услышал крокодил про знаменитого доктора, тут же собрался и отправился к нему на прием. У него так болел зуб, что даже на зверином языке невозможно было понять, что он бормочет.

— Бу-би-бя бо-би буб! — бубнил крокодил, не в силах разинуть пасть.

— Это какой-то особый язык, — пожал плечами доктор Дулиттл. — Может быть, крокодильско-африканский? Эй, обезьянка Чу-Чу, поговори с больным. Ты же из Африки, кажется?

— Что с вами? На что жалуетесь? — важно спросила обезьянка Чу-Чу, подражая доктору.

— Буб бо-би, — гукнул крокодил, желая сказать: «Зуб болит».

Ну разве можно что-нибудь понять из этого бубуканья?

Обезьянка Чу-Чу была не такой терпеливой, как доктор Дулиттл. Ей быстро надоело изображать вежливую даму. И она стала кривляться и передразнивать крокодила, прыгая перед самым его носом. Но крокодилий нос — это не тот нос, перед которым можно скакать безнаказанно. Быстро раскрылась ужасная пасть, утыканная зубами, как дикобраз иголками. Вот-вот неосторожная проказница окажется в этой ужасной пасти! Но доктор Дулиттл не зевал. Он ловко вставил свою трость между крокодильими челюстями. И пасть крокодила стала похожа на раскрытый чемодан, а стоящая торчком трость мешала ей сомкнуться. И тут доктор разглядел больной зуб.

— Диагноз ясен, — сказал он и ловко выдернул зуб двумя крепкими, как клещи, докторскими пальцами.

Потом он вынул из пасти крокодила трость, чуть поцарапанную здоровыми крокодильими зубами. А крокодил облегченно вздохнул.

— Спасибо, доктор Дэдэ, — сказал он на чистейшем зверином языке, — будем знакомы. Крокодил Кро-Кро.

— Очень приятно. Добро пожаловать, господин крокодил Кро-Кро, — раскланялся доктор Дулиттл.

Оказалось, что крокодил, у которого не болят зубы, вполне покладистый и добрый товарищ. Он тут же показал собравшимся вокруг него зверям несколько цирковых трюков. Встал на хвост и сложил передние лапы на груди. Потом осторожно подцепил носом ежа, который тут же от страха свернулся колючим клубочком, и несколько раз подбросил его в воздух, как мячик. При этом он, правда, чуть исколол себе нос, но улыбнулся и сказал:

— Пустяки, искусство требует жертв.

Эти умные слова он слышал в цирке от одного клоуна.

— Еще! Еще! Браво! Бис! — хлопала в ладоши обезьянка Чу-Чу.

Крокодил скромно поклонился и подозвал поросенка Хрю-Хрю, собачку Гав-Гав, утенка Кря-Кря, сову Ух-Ух и попугаиху Полли.

— Прошу вас, уважаемая Полли, — сказал он, — сосчитать до пяти. Надеюсь, вы умеете?

— Хм! — возмутилась Полли. — Я могу считать не только до пяти, но и до самого утра! — И она стала считать: — Раз… два… три… четыре…

В это время крокодил подкинул хвостом поросенка. Раз! — и тот уже стоит на холмистой крокодильей спине. Два! — и на спине поросенка оказалась собачка. Три! — и утенок уже стоит на спине собачки. Четыре! — и сова вспорхнула на спину утенка.

— Пять! — выкрикнула попугаиха Полли.

И крокодил медленно пополз в сторону пруда, где плавала золотая рыбка. На спине его покачивалась звериная пирамида.

— Туда нельзя! — всполошился доктор Дулиттл. — Там живет золотая рыбка.

Крокодил резко остановился. Пирамида зверей посыпалась с его спины.

— Я не трону рыбку, честное крокодильское, — поклялся крокодил Кро-Кро и даже приложил переднюю лапу к виску. — Но мне так хочется понырять! В цирке пруда нет. Я соскучился по глубине.

Попугаиха Полли села на плечо доктора Дулиттла и зашептала:

— Я за него ручаюсь. Африканские крокодилы очень честные.

— Хорошо, — согласился доктор Дулиттл, — но сначала я пойду предупрежу рыбку. Она может от испуга захлебнуться.

Он долго о чем-то беседовал с золотой рыбкой, а та, высунув из воды молчаливую золотоперую головку, согласно кивала. И крокодилу наконец разрешили нырнуть в пруд. Он скользнул на самое дно и распластался там, блаженно закрыв глаза. А золотая рыбка спокойно проплывала перед самым его носом, щекоча ему ноздри невесомым своим плавником. Но крокодил только довольно улыбался.

Прошел день, и другой, и третий, а крокодил и не собирался возвращаться в цирк.

«Искусство требует жертв, — повторял он любимые слова старого клоуна и добавлял сердито: — Но я не хочу быть жертвой. Я как-никак крокодил!»

Все звери, да и сам доктор Дулиттл очень привязались к крокодилу. Он мог с утра до вечера рассказывать забавные цирковые истории. К тому же доктор считал, что каждый зверь рожден свободным и сам должен выбирать, где ему жить и чем заниматься. И разрешил крокодилу Кро-Кро поселиться в своем доме.

Тем временем хватились крокодила в цирке. Директор цирка лично отправился на поиски. Он обошел весь город Лужтаун-Болотвиль, расспрашивая всех встречных-поперечных, и выяснил, что крокодила видели последний раз у калитки сада доктора Дулиттла. Директор цирка пошел звать крокодила обратно. Но его опередила вездесущая птичка Хари-Хари. Она порхала над прудом и попискивала: «Кро-Кро! Кро-Кро!» И крокодил Кро-Кро поднял голову из воды, а потом и сам всплыл на поверхность, покачиваясь, словно зеленое бревно.

— Скро-кро-кройся, Кро-Кро! — кричала птичка Хари-Хари. — Ско-ко-скоро за тобой придет директор цирка!

Крокодил кликнул попугаиху Полли. Все-таки они оба родом из Африки. Можно сказать, почти родственники. К тому же она умница — что-нибудь посоветует.

— Не волнуйся, Кро-Кро, — успокоила его Полли. — Я все улажу. А ты ложись на дно и не шевелись.

Когда директор цирка появился в саду доктора Дулиттла, его встретила печальная-печальная попугаиха Полли. Она даже понатыкала в крылья черных вороньих перьев.

— Простите, — сказала она убитым голосом, — у нас несчастье. Видите, я в трауре.

— В чем дело? — участливо спросил директор цирка. — Уж не заболел ли доктор Дулиттл?

— Что вы! — замахала на него крыльями попугаиха. — Доктора не болеют, а если и занемогут, то никому не рассказывают. Кто же пойдет лечиться к доктору, который себя вылечить не может? Нет, нет, доктор Дэдэ в полном здравии и сейчас как раз отдыхает. Но у нас вчера утонул крокодил!

— Как утонул? — ахнул директор цирка.

— Целиком, — прошептала попугаиха Полли и выдавила слезу из глаза.

— Разве крокодилы тонут? — засомневался директор.

— Редко. Но это был такой способный крокодил. Он мог все, — всхлипнула попугаиха Полли. — Впрочем, пойдите и сами взгляните.

И она повела директора цирка к пруду, где на дне неподвижной корягой застыл крокодил Кро-Кро. Долго стоял над прудом удрученный директор цирка. Потом снял шляпу и произнес прощальную речь.

— Этот крокодил, — начал он торжественно, — был всем крокодилам крокодил. — И закончил: — Вот!

Потом он нахлобучил шляпу на самые брови, чтобы никто не видел его опечаленных глаз, и удалился. Крокодил открыл под водой один глаз, другой и радостно булькнул: «Ура!» И три пузырька, по одному на каждую букву, всплыли на поверхность пруда. Так и остался крокодил Кро-Кро у доктора Дулиттла.

Глава 5

Дом доктора Дулиттла

Жизнь в доме доктора Дулиттла текла своим чередом. Работали. Обедали. Отдыхали. Веселились. Рассказывали истории.

Но вдруг грянула гроза! Нет, нет, небо было в тот день чистое и ясное. Гром и молнии метала сестра доктора мисс Салли.

— Всё! — возмущалась она. — Больше не могу! Я устала вести хозяйство в доме, где каждый сорит по-своему. Крокодилий хвост оставляет мокрые полосы на ковре. Попугаиха Полли всюду разбрасывает шелуху от земляных орешков. Утенок Кря-Кря щиплет бахрому праздничной скатерти. Собачка Гав-Гав изжевала домашние туфли доктора Дулиттла. Сова Ух-Ух качается на маятнике настенных часов, и они все время показывают неправильное время. Поросенок Хрю-Хрю храпит по ночам, и я совершенно не высыпаюсь. Ежик уколол мне палец. Змеи путаются под ногами. Обезьянка Чу-Чу сгрызла картонные фрукты на моей шляпе. Она, видите ли, думала, что они настоящие! А если бы они и впрямь были настоящие? Выходит, я не могу себе позволить в своем собственном доме носить на шляпе настоящие фрукты?

Я заявляю, что больше терпеть не намерена! Кроме того, я немедленно выхожу замуж. И в моем доме не будет ни одного животного. Ни мухи, ни комара!

Она собрала свои вещи и ушла замуж. За кого бы вы думали? За доктора из захолустного городка Коровье Поле, или попросту — Коровполь!

А доктор Дулиттл остался жить со своими зверями. Он совершенно не умел вести хозяйство, а звери не умели вести себя.

И вскоре дом стал похож на хлев, птичник, скотный двор, конюшню и кротовью нору одновременно. Спали все как попало. Ели что попало. Бросали вещи куда попало. Иногда зверям попадало за это от доктора Дулиттла. Конечно, тем, кто попадался под руку.

Однажды попугаиха Полли полдня искала свои очки. Она перерыла все — все шкафы и кухонные шкафчики, все завалы на столе, на стульях, заглянула во все кастрюли. Обезьянка Чу-Чу при этом кривлялась и хихикала:

— Они, наверное, упали на пол! А что упало, то пропало! У нас же пол завален по колено всяким барахлом!

— Ах так! — рассердилась Полли. — С сегодняшнего дня я буду вести домашнее хозяйство! — Она собрала всех зверей и произнесла такую речь: — В этом доме я самая старшая. Мне уже стукнуло то ли сто восемьдесят два, то ли даже сто восемьдесят три!

— Надо же, столько раз ты стукнутая! — вставила обезьянка Чу-Чу. — Поздравляем с днем рождения!

— Спасибо, не перебивай! Итак, — продолжала Полли, — в отсутствие мисс Салли я, Полли, становлюсь хозяйкой дома. Неужели мы, звери, не сможем выручить любимого нашего доктора Дэдэ?

— Сможем! Сможем! — закричали все наперебой.

— Я могу давать молоко, сметану, масло, — сказала корова.

— Я буду возить дрова, — сказала лошадь.

— Если не возражаете, — скромно заметил крокодил Кро-Кро, — я мог бы пилить дрова. Одного зуба у меня, правда, не хватает. Но осталось достаточно. Даже трудно сосчитать. Не пасть, а пила.

— А я дам сколько угодно шерсти на теплые носки доктору, — проблеяла овца.

— Я свяжу не только носки, но и свитер, и перчатки, — сказала ежиха.

— Куры будут нести яйца, а я могу продавать на базаре цветы, — тараторила обезьянка Чу-Чу, — а еще редиску, если она вырастет, и лук, и бананы. Только жаль, они растут не здесь, а в Африке!

— Помолчи, — перебила ее попугаиха Полли. — Так вот, друзья мои, с сегодняшнего дня начинаем новую жизнь. Раньше доктор Дэдэ помогал зверям. Теперь и звери помогут ему. На завтрак у нас будет омлет с овечьим сыром, на обед молочная каша и творожный пирог, на ужин какие-нибудь овощи.

— Я буду составлять меню, — сказала сова Ух-Ух. — Я птица ученая, грамотная.

— Правильно, — согласилась Полли. — Дом сторожить станет собачка Гав-Гав, а в саду пусть хозяйничает поросенок Хрю-Хрю — он здорово умеет носом рыть землю, вскапывать грядки и окучивать овощи. До зимы еще далеко, а там что-нибудь придумаем. Главное, чтобы доктор Дэдэ мог спокойно лечить зверей.

Замечательная жизнь началась в доме доктора Дулиттла. С утра до вечера трудились звери. Готовили еду, убирали, чинили, мыли посуду, шили, вязали, топили камин.

А в сумерки, уставшие и довольные, все собирались у камина, и попугаиха Полли, которая немало пожила на свете и повидала всякого, рассказывала увлекательные истории.

Однажды, это было уже зимой, они сидели у огня и слушали очередную историю.

— Был у меня в незапамятные времена один знакомый попугай Ара, — начала Полли, и все затихли. — Очень ученый. Он знал все языки мира и даже язык деревьев. Да-да, деревья болтают между собой, особенно в ветреный день.

Так вот, этот попугай жил у капитана дальнего плавания. Вместе с ним он побывал на всех морях — на Красном, на Черном, на Белом, на Желтом, на Синем…

— Нет такого моря, — перебила ее обезьянка Чу-Чу.

Попугаиха Полли снисходительно улыбнулась.

— У тебя совершенно нет фантазии, — сказала она. — Есть такое море. Во всех сказках о нем пишут. Почитай как-нибудь на досуге: на Синем море, за Синими морями… И не мешай, пожалуйста, рассказывать. На чем я остановилась?

— На Синем море, — услужливо подсказал ей поросенок Хрю-Хрю.

— Да-да, на Синем, на Фиолетовом, на Зеленом…

— Уж такого точно нет! — взвилась Чу-Чу.

— Ха! — презрительно хмыкнула Полли. — А как, по-твоему, называют джунгли? Зеленое море джунглей. Кстати, там мы и познакомились с попугаем Ара. Их корабль потерпел крушение у берегов Африки, и с тех пор попугай путешествовал на плече капитана. Он, думаю, и сейчас еще живет в тех краях. Эх, побывать бы в Африке… Вот бы навидались вы там чудес! — И попугаиха Полли надолго замолчала.

Вдруг собачка Гав-Гав насторожилась.

— Тихо! — сказала она. — Кто-то стучится в окно.

Глава 6

Письмо из Африки

За окном мела метель. Снежинки метались в воздухе, будто стая рыбок, спасающихся от акулы. В этой снежной круговерти ничего нельзя было разглядеть. Только вдруг послышался мягкий стук в стекло. Словно кто-то кинул в окно маленький шарик снежка. Собачка Гав-Гав встрепенулась и заворчала. Звери прильнули к окну. А доктор Дулиттл открыл форточку и крикнул:

— Кто там? Входите, пожалуйста! Дверь не заперта!

Никто не ответил. Может быть, собачке Гав-Гав показалось? Но нет. Она навострила уши и повела носом. А это означало: снаружи кто-то чужой, мои уши не обманывают, мой нос не ошибается.

Доктор Дулиттл, который, как мы знаем, прекрасно знал язык зверей, умеющих говорить молча, распорядился:

— Сбегайте кто-нибудь на улицу и поглядите, кто к нам пришел. Вот хотя бы ты, сова Ух-Ух, слетай, пожалуйста.

Сова Ух-Ух выскользнула в открытую форточку и тут же исчезла в снежной кисее, словно утонула в ней. Все замерли в ожидании. Через минуту сова снова влетела в форточку. Она летела как-то боком, одним крылом прижимая к груди дрожащий пушистый комочек. Обезьянка Чу-Чу бросилась к ней и выхватила комочек своими ловкими пальцами.

— Ласточка, — изумилась она, — замерзшая ласточка.

Доктор Дулиттл отобрал у обезьяны ласточку и стал отогревать ее своим дыханием. Постепенно клювик птицы оттаял, перышки расправились, с раздвоенного хвоста упали две капельки растаявшего снега. Тогда доктор вынул из настенной аптечки пузырек с какой-то темной жидкостью и дал глотнуть бедной ласточке. Та судорожно напрягла тонкое горлышко и открыла черные бусинки глаз. Наконец она совсем пришла в себя, встряхнулась и клювом вытащила из-под крыла свернутое в трубочку письмо. Доктор Дулиттл развернул его и прочел: «Город Лужтаун-Болотвиль. Доктору Дулиттлу, знаменитому звериному доктору Дэдэ…»

— Ой! — вскрикнула обезьянка Чу-Чу. — Я узнаю почерк моей двоюродной тети. Она живет в Африке!

— Так ты прилетела из самой Африки? — удивился доктор Дулиттл, оглядывая крохотную ласточку. — Как же у тебя хватило сил и смелости? Ведь у нас сейчас зима!

— Но у моих друзей, обезьян, случилось несчастье. А летать-то они не умеют! — ответила ласточка. — Вы почитайте письмо — там все написано.

Доктор Дулиттл надел очки и стал читать вслух:

«Уважаемый доктор, спаситель зверей,

В Африку к нам поспешите скорей!

Жители всей обезьяньей страны

Вторую неделю ужасно больны.

На нас, обезьянок, набросился вдруг

Злой, никому не известный недуг».

— Недуг? — вскричала обезьянка Чу-Чу. — Никогда не слышала о таком звере! Бедная, бедная моя двоюродная тетя, несчастные мои африканские родственники! Доктор, доктор Дэдэ, как же нам спасти их от этого непонятного Недуга?

— Не волнуйся, — сказал доктор Дулиттл, — я знаю, как победить любой непонятный недуг. Надо дать ему имя, и он тут же превращается в понятную болезнь. А от всякой понятной болезни есть лекарство.

— Тогда скорей в дорогу! — заторопилась попугаиха Полли. Ей не терпелось отправиться в родную Африку подальше от холодной зимы, снежной метели и ледяного ветра. Но доктор Дулиттл их остановил:

— Дорога предстоит дальняя. Пешком не доберешься. Придется плыть на корабле. А билеты ужасно дорогие. Впрочем, у меня есть копилка. Поглядим, сколько в ней денег.

Проворная обезьянка Чу-Чу в мгновение ока вскарабкалась на полку, где стояла большая глиняная копилка, и потрясла ее. В глиняном животе копилки жалко звякнула одна монетка.

— Денег осталось чуть-чуть, — растерянно сказала Чу-Чу.

— Куда же девались остальные? — удивился доктор Дулиттл. Сова Ух-Ух, как птица грамотная, каждый день записывала расходы по дому в большую тетрадь. Она тут же раскрыла ее и сообщила:

— Неделю тому назад вы купили погремушку в подарок новорожденному барсучку. Третьего дня закупили сто метров шелковых лент для бантиков на мышиные хвосты. У них как раз был Сырный карнавал. Позавчера вы приказали купить вазу картонных фруктов и преподнести ее вашей сестре мисс Салли, чтобы она украсила свою шляпку к свадьбе. А вчера вы отдали остатки еды бродячей собаке для ее щенков. Не понимаю только, откуда там, в копилке, еще одна монетка? Ну-ка, Чу-Чу, взгляни.

— Сейчас, погодите чуть-чуть, — сказала обезьянка и перевернула копилку. Из прорези выкатилась медная пуговица от морского кителя. — Ха! — засмеялась обезьянка. — Я совсем забыла! Эту пуговицу я нашла в саду и спрятала в копилку.

— И я совсем забыл! — радостно воскликнул доктор Дулиттл. — Я забыл про своего знакомого капитана дальнего плавания. Он уже совсем старый и не выходит в море. Но зато у него есть корабль! И этот корабль давно скучает по дальним плаваниям!

— Так скорей идемте к этому старому капитану! — заторопилась попугаиха Полли.

Ей так хотелось в Африку! Она так радовалась будущему путешествию, что заплясала на спинке стула за спиной доктора Дулиттла и запела настоящую африканскую песню. Ту самую, что частенько напевал давний ее приятель попугай Ара:

Ярче солнечного шара,

Жарче пасти ягуара

Обжигает без пожара

Африканская Сахара, ара-ара.

Но в Сахаре там и тут

Звери весело живут.

Мягче мягкого дивана,

И прохладнее фонтана,

И вкуснее, чем сметана,

Африканская саванна, ана-ана.

И в саванне там и тут

Звери весело живут.

Глава 7

Сборы

Старый капитан дальнего плавания жил на берегу моря рядом со своим кораблем, который давно уже скучал в маленькой бухте. Долго смотрел старый капитан на доктора и его зверей, прикидывая, можно ли им доверить свой корабль. Он с сомнением качал головой, а доктор Дулиттл убеждал его:

— Мои звери отличные моряки, капитан. Сова Ух-Ух может быть впередсмотрящим. Обезьянка Чу-Чу самый ловкий матрос на свете. Она мигом вскарабкается на любую мачту в самый жуткий шторм. Крокодил Кро-Кро просто родился в воде. Он снимет корабль с любой мели.

— А я, — вмешалась попугаиха Полли, — незаменимый лоцман. Я укажу кораблю самый короткий и безопасный путь в Африку.

— Теперь убедились, дорогой капитан, что нам можно доверить ваш корабль? — спросил доктор Дулиттл.

И старый капитан согласился. Об одном он только жалел — что не сможет сам командовать кораблем в дальнем плавании. Ему уже тяжело было даже командовать в собственном доме, так стар и немощен он был.

А доктор Дулиттл и его спутники стали готовиться к плаванию. Руководила всем, конечно же, попугаиха Полли. Не раз она пересекала моря в клетке, прицепленной к мачте корабля. Опытная путешественница, она диктовала сове Ух-Ух, как самой грамотной, список припасов и снаряжения.

— Пиши, — говорила она. И сова Ух-Ух с готовностью поднимала перо над листом бумаги. Попугаиха Полли поднимала глаза к потолку и медленно диктовала: — Первым делом надо насушить сухарей. Гав-Гав и Кря-Кря! — крикнула она. — Берите мешок — и бегом к булочнику за хлебом. Мы из него наделаем хороший запас морских сухарей под названием «галеты». — Собачка Гав-Гав и утенок Кря-Кря понеслись к булочнику, а Полли продолжала: — Вторая важная вещь — пресная вода. Учтите, в море вся вода ужасно пересолена. Даже суп из нее не сварить. Поросенок Хрю-Хрю, — распорядилась она, — погрузи пустые бочки на крокодила Кро-Кро и марш на родник за чистой пресной водой!

И крокодил с поросенком не мешкая отправились за водой. А Полли надолго задумалась. В этот момент явился в дом к доктору Кошачий Кормилец Коко. Его помощники внесли ящик с солониной — запасом мясной еды на целый месяц.

— Примите в подарок, — сказал Кошачий Кормилец, — я бы с удовольствием отправился вместе с вами, но жена моя Кошелиза говорит, что будет страшно скучать по мне, усядется у окна и станет ждать, ждать, ждать без еды и питья, пока не умрет с тоски. Так что плывите без меня, но непременно передайте поклон обезьянам.

Кошачий Кормилец ушел, а попугаиха Полли снова принялась диктовать.

— Не забыть бы нам колокол, — сказала она задумчиво.

— Зачем? — спросила сова Ух-Ух.

— Отбивать склянки, — пояснила Полли.

— Разбивать склянки? — поразилась сова. — Но зачем же нам в море бить посуду?

Попугаиха Полли просто зашлась от смеха. Она хлопала себя крыльями по бокам и хохотала до слез.

— Ох, уморила! — всхлипывала она. — Вот что значит никогда не бывать дальше собственного дупла! Склянки — это не посуда. Так называют время на корабле. Сколько раз ударят в колокол, столько часов, то есть склянок, отбили. Понятно?

— Понятно, — сказала сова, хотя мало что поняла, а еще меньше поверила. «Странное дело — морское путешествие, — подумала она, — в море полно воды, а пить ее нельзя. Бьют какие-то склянки, а говорят, что отмеряют время». Если бы она, бедняжка, услышала вдобавок, что пройденный путь моряки отмеряют не километрами и часами, а узлами, то совсем бы запуталась. Она, наверное, решила бы, будто на корабле тем лишь и занимаются, что завязывают узлы на веревках. На самом деле только так говорят: «Скорость нашего корабля десять узлов». Такие уж странные эти моряки — придумали свой морской язык. Впрочем, если у зверей есть свой язык, почему бы и морякам не завести свой?

Но мы отвлеклись и забыли про попугаиху Полли, которая важно продолжала:

— Якорь, якорь бы нам не забыть! Иначе мы не сможем остановиться у берегов Африки, а вечно будем скитаться по морям, как «Летучий голландец».

— Кто такой летучий голландец? — тут же спросила любознательная сова.

— Это корабль-призрак. Моряки говорят, что встреча с ним предвещает беду.

— Но мы, наоборот, плывем выручать из беды! Мы идем на помощь! — воскликнула сова Ух-Ух.

— Вот потому-то нам и нужен якорь, — назидательно сказала Полли.

— Успокойся, Полли, — вмешался доктор Дулиттл, — на корабле есть якорь, и колокол, и даже причальный канат. Я проверил.

— Замечательно! — обрадовалась попугаиха. — Тогда нам остается самая малость — проложить курс. Наметить путь корабля, указать, через какие моря мы поплывем, — на всякий случай пояснила она непонятливой сове.

— Ага, — кивнула сова и приготовилась записывать названия морей.

А попугаиха Полли вдруг запела скрипучим голосом:

Впереди у нас нелегкий

Путь до Африки далекой.

Откровенно говоря,

Переплыть, друзья, придется

Не ручьи и не болотца —

Разноцветные моря!

Пиши, сова ученая!

Белое и Черное,

Желтое и Красное,

А самое опасное —

Мертвое, ужасное!

— Мы наверняка погибнем! — всполошилась сова Ух-Ух.

— Не волнуйся, сова, — вдруг прощебетала ласточка, которая давно уже отогрелась и сидела на книжной полке почти под потолком. — Я покажу самый короткий путь в Африку. И вам не придется преодолевать столько разноцветных морей.

Попугаиха Полли замолчала и обиженно нахохлилась. Она сто лет уже не была в Африке и не решалась спорить с ласточкой. Ведь та каждую осень проделывала этот путь.

Пока попугаиха Полли занималась снаряжением экспедиции, доктор Дулиттл принялся улаживать дела в доме. Он велел заколотить ставни, запер двери в спальне и кладовке, устроил в подвале мягкие постели для хомяков, барсуков, сонь и летучих мышей, чтобы они спокойно спали всю зиму. Он заготовил в сарае побольше сена, чтобы лошадь не голодала без них. Ключи от дома он решил оставить этой старой лошади, потому что она не засыпала на зиму и могла следить за домом до их возвращения.

Наконец все было упаковано и сложено в баулы и чемоданы. Доктор Дулиттл погрузил весь скарб на тележку, и лошадь отвезла его в бухту, где их дожидался корабль. Тут же собрались старый капитан дальнего плавания, Кошачий Кормилец с женой Кошелизой, пришла и сестра доктора Дулиттла, которую теперь все звали не мисс, а миссис Салли. Она напекла им в дорогу творожных пирожков и припасла целую кучу советов.

И вот наступил долгожданный час. Доктор Дулиттл, собачка Гав-Гав, поросенок Хрю-Хрю, утенок Кря-Кря, сова Ух-Ух, попугаиха Полли и крокодил Кро-Кро стояли на палубе корабля и махали всем на прощание платками. Миссис Салли там, на берегу, не махала в ответ платочком. Она им утирала слезы. Попугаиха Полли вспорхнула на самую высокую мачту и запела:

Надует ветер паруса,

Кораблик понесет.

Нас поджидают чудеса —

Опасности не в счет.

Манят отважных моряков

Далекие моря.

У африканских берегов

Мы бросим якоря.

И с этой веселой песенкой их кораблик вышел в открытое море. Обезьянка Чу-Чу сновала с мачты на мачту, распуская паруса. Сова Ух-Ух качалась в плетеной корзинке над палубой, вглядываясь в даль, чтобы первой увидеть африканский берег. Попугаиха Полли внимательно следила за курсом корабля. А впереди над волнами, почти касаясь их седых макушек, вилась ласточка. Она уверенно стремилась вперед, указывая мореплавателям дорогу в безбрежном море.

Доктор Дулиттл в который уже раз проверял свою дорожную аптечку, пересчитывал лекарства и перечитывал врачебные книги. Особенно внимательно он читал те страницы, где были описаны болезни обезьян. И мурлыкал вполголоса песенку попугаихи Полли: «У африканских берегов мы бросим якоря!..» Все предвещало удачное и приятное плавание.

Глава 8

Великое плавание

Десять дней и десять ночей плыли они по бескрайнему и беспокойному морю. Неутомимая ласточка ни разу не присела на мачту отдохнуть. По ночам она брала в клюв крохотный фонарик, и корабль устремлялся за этим огоньком, светившим во тьме, словно яркая звездочка.

С каждым днем становилось все теплее и теплее. Это значило, что они держат правильный курс — на юг, к жаркой Африке. Небо над ними очистилось и было синее-синее. Жаркие лучи солнца раскалили палубу, как сковородку. Крокодил Кро-Кро блаженствовал. Ему даже не хватало тепла.

— Эй, солнышко! — кричал он. — Поддай-ка жару!

Обезьянка Чу-Чу тоже радовалась.

— Еще бы чуть-чуть потеплее, и было бы в самый раз, — шептала она, растянувшись рядом с крокодилом.

Яркие перья попугаихи Полли блестели и переливались на солнце. Красный клюв ее горел рубином. Она словно бы принарядилась перед встречей с родной Африкой.

Зато непривычные к жаре остальные звери просто не находили себе места. Как они завидовали доктору Дулиттлу, который ходил по палубе в коротких штанишках и в цилиндре, защищающем голову от солнечных лучей. Но звери, к сожалению, не могут скинуть свои шубы.

Собачка Гав-Гав, высунув язык, переползала с места на место за быстро убегающей тенью. Поросенок Хрю-Хрю спрятался на корме за бочкой с лимонадом и потихоньку лакал сладкую шипучую водичку. Сова Ух-Ух обмахивалась крыльями, как веером. Только утенок Кря-Кря, пожалуй, не очень унывал. Как только солнце припекало ему макушку, он нырял в воду с одного борта, проплывал под килем корабля и выныривал с другой стороны. Отряхиваясь и разбрасывая брызги, он выбирался на палубу. А через пять минут снова проделывал тот же трюк. Иногда он прихватывал с собой ковшик и вылавливал им креветок. Он вываливал на палубу гору жирных креветок и угощал ими друзей.

Однажды навстречу им выпорхнула из воды стайка летучих рыб. Пролетая над палубой, они приветственно махали своими плавниками-крыльями. До самого экватора уже разнеслась весть о том, что в Африку плывет знаменитый звериный доктор. И летучим рыбкам не терпелось поглядеть на него. А потом они поспешили обратно — обрадовать больных обезьян. И долго еще видны были впереди в ярком свете солнца стремительные стрелки их взлетающих серебристых тел.

Вдруг поросенок Хрю-Хрю оторвался от бочки с лимонадом и крикнул:

— Смотрите! Смотрите! Фонтан по морю плывет!

Все сбежались на корму и увидели действительно бьющий прямо из воды двумя мощными струями фонтан.

— Что за чудеса? — удивилась собачка Гав-Гав.

— Может, это затонувший остров, а на нем был город, а на центральной площади стоял фонтан, и он все еще работает? — догадался утенок Кря-Кря. — Люблю купаться в фонтане!

И он уже было собрался нырнуть в воду, как его ухватил за хвост зубастый крокодил Кро-Кро. Ухватил он его осторожно, ни одного перышка не помял. Не выпуская утиного хвоста из пасти, крокодил пробубнил: «Гэ-га-гиг!»

Наконец утенок вырвался, и крокодил рявкнул во всю пасть: «Не смей нырять! Это кит, а не фонтан!»

И тут действительно над водой у самого их борта показалась гигантская, величиной, наверное, с дом, голова кита с крохотными любопытными глазками.

— Не корабль ли это звериного доктора Дэдэ? — спросил кит.

Доктор Дулиттл подошел к борту и поклонился.

— Здравствуйте, — сказал он, — звериный доктор — это я.

— О, доктор! — воскликнул кит. — Меня специально послали предупредить, что впереди вас поджидает сильное течение. Оно увлечет ваш корабль в сторону от Африки.

— Что же делать? — растерялся доктор Дулиттл. — Нам нельзя опаздывать.

— Если позволите, я вам помогу, — сказал кит.

Он поднырнул под корабль, приподнял его над водой на своей широкой спине и быстро двинулся наперерез стремительному течению. Белые буруны вскипали у его боков. Тучи брызг взметались над его головой и заливали палубу. Корабль качался с борта на борт, но прочно стоял на широкой китовой спине. От этой качки у поросенка Хрю-Хрю закружилась голова, и он чуть не утонул в бочке лимонада. Но обезьянка Чу-Чу вовремя удержала его за хвостик-баранку.

Наконец кит миновал грозное течение, опустился в глубину, и корабль снова прочно стал на волны. Они поплыли дальше, а вынырнувший кит крикнул им вдогонку:

— Счастливого плавания!

Корабль покачивался на волнах. В парусах гудел ветер. По бортам его мирно журчала вода. Солнечные блики скользили с волны на волну. Безмятежное море окружало их.

Долго-долго рядом с кораблем не появлялось ни одного живого существа. Друзья даже немного заскучали от однообразного плавания без всяких приключений. И тут раздался свист. Пронзительный и долгий.

— Слышите? — насторожилась обезьянка Чу-Чу. — Кто-то окликает нас.

И верно — вскоре корабль окружила стая дельфинов. Они выпрыгивали из воды, плясали на волнах, высвистывая громкие приветствия. Дельфины ведь разговаривают свистом.

— Рады познакомиться со звериным доктором! — хором посвистывали дельфины. — Чем вам помочь? Чем порадовать?

— Я бы с удовольствием похрустел зеленым лучком, — мечтательно проговорил поросенок Хрю-Хрю, у которого уже язык засахарился от сладкого лимонада.

— Нет ничего проще! — свистнул один из дельфинов. — Здесь недалеко есть остров. Он немного в стороне от вашего пути. Но там растет чудесный дикий лук. Вы плывите себе вперед, а мы скоро догоним вас.

Дельфины умчались. Вскоре они снова уже неслись рядом с кораблем и тащили за собой огромные связки зеленого дикого лука. Поросенок был в восторге.

Уплывая, дельфины попросили:

— Передайте привет обезьянам. А если мы вам понадобимся, свистните погромче.

Солнце клонилось к закату. Небо тускнело. Сиреневые тени побежали по голубым волнам. Темнота вдали сгущалась. И стало казаться, что это далекий берег встает впереди. Доктор Дулиттл взял подзорную трубу и стал вглядываться в морскую даль.

— По-моему, наше плавание приближается к концу, — сказал он.

— Еще чуть-чуть, — обрадовалась обезьянка Чу-Чу, — еще чуть-чуть, и я встречусь со своей двоюродной тетей!

Не знали, не ведали они, что их ожидает впереди. И попугаиха Полли, удобно устроившись на корме, безмятежно напевала в вечерних сумерках:

Пятнистые жирафики

Гуляют вдоль по Африке,

А толстый носорог

Шагает поперек.

По бесконечной Африке

Гуляйте без дорог

И вдоль, и поперек.

Богатая бананами,

Кокосами, лианами

Далекая страна,

Меня манит она.

Щедрее нету Африки,

Пройди хоть сто дорог

И вдоль, и поперек.

Глава 9

Кораблекрушение

Всех разбудил немыслимый грохот. Звери высыпали на палубу и увидели ужасную картину. Море почернело. Оно оскалилось волнами, как разинутыми пастями огромных драконов. Тучи набрякшими одеялами висели на верхушках мачт. Молнии словно пронзали розовеющие в их свете паруса. Прямые струи дождя зубьями гигантской гребенки вонзались в растрепанное ураганным ветром море, но не в состоянии были его причесать, пригладить.

— Скорей! Скорей вниз, в трюм! — скомандовал доктор Дулиттл. — Иначе нас всех смоет в море!

Не успел он это сказать, как сильный порыв ветра сорвал с его головы цилиндр и унес в морскую пучину. Доктор Дулиттл хотел придержать цилиндр на голове, но лишь прихлопнул ладонью свою гладкую лысину. Кубарем скатились они один за другим в трюм корабля. Крепкие стенки судна гудели под напором волн. Отважная обезьянка Чу-Чу высунула голову в круглое отверстие иллюминатора и попыталась свистом позвать на помощь дельфинов. Но куда там — ее слабый свист утонул в свисте и вое урагана. Доктор Дулиттл поскорей плотно закрыл корабельное окошко. Сквозь толстое стекло иллюминатора были видны витые столбы смерча, словно подпиравшие готовое обрушиться в море тяжелое небо.

Вдруг борта корабля затрещали. Судно так встряхнуло, что бедняга Кро-Кро перевернулся на спину и беспомощно перебирал в воздухе короткими лапами. Поросенка Хрю-Хрю подкинуло вверх, и он пребольно ударился о ребристый потолок трюма. Обезьянка Чу-Чу успела ухватиться за какой-то крюк и раскачивалась, как маятник. Собачка Гав-Гав изловчилась вцепиться в рукав доктора Дулиттла и тем спасла его от шишек и синяков, которые он наверняка получил бы, покатившись по твердому дощатому полу трюма. Только утенок Кря-Кря, сова Ух-Ух и попугаиха Полли преспокойно порхали между полом и потолком, нисколько не пострадав.

— Надо посмотреть, что случилось, — сказала Полли.

— Я мигом! — крикнул утенок, распахнул окошко и вылетел наружу.

Вскоре он вернулся, удрученный и растерянный.

— Я поднырнул под самое дно корабля, — сказал утенок. — Кажется, мы наскочили на риф. Там такая пробоина, что долго корабль не продержится. Надо спасаться.

— Если мы наткнулись на риф, значит берег близко, — сообразила попугаиха Полли.

Тем временем море успокоилось. Тишина снова воцарилась над его ровной гладью. И тогда стало слышно, как, всхлипывая и чмокая, врывается в пробоину струя воды. Надо было выбираться на палубу, чтобы не потонуть в наполнявшемся водой трюме. Палуба так сильно накренилась, что пришлось держаться за поручни. Зато берег был рядом. Прямо к воде подступали ряды высоких пальм. От корабля до берега шла цепочка выступающих из воды рифов, окаймленных пенными бурунами, словно кружевными воротниками.

— Придется добираться до берега вплавь, — сказал доктор Дулиттл.

— Но я не умею плавать, — растерялся поросенок Хрю-Хрю.

— Я тоже не пробовала, — задумчиво сказала Чу-Чу. — Может, чуть-чуть и умею, а может, ничуточки.

— Сейчас всё уладим! — бодро воскликнула попугаиха Полли.

Она вынула из картонной коробки припасенный ею большой моток крепкой пеньковой веревки, схватила конец ее клювом и полетела к берегу. Там она привязала веревку к стволу пальмы. А доктор Дулиттл надежно прикрепил другой конец к мачте. Теперь от корабля к берегу тянулся упругий воздушный мост. Поросенка Хрю-Хрю посадили в плетеную ивовую корзинку, зацепили ее крючком за натянутую веревку и толкнули. Корзинка заскользила над самой водой, и через минуту-другую поросенок Хрю-Хрю вывалился из нее на мягкий прибрежный песок.

Обезьянка Чу-Чу пробежала по веревке, как цирковая акробатка, помогая себе гибким и цепким хвостом. Вскоре и все остальные благополучно оказались на берегу и расселись под пальмой, в ее похожей на великанскую пятерню тени.

А корабль совсем накренился. Нос его задрался высоко в небо, а корма скрылась под водой. Он был похож на диковинную птицу, стоявшую по колено в воде.

— Да-а, — сказал доктор Дулиттл, — остались мы без корабля, а я вдобавок потерял цилиндр.

— А что это там плывет по волнам? — воскликнул утенок Кря-Кря. — Очень похоже на маленькую бочку или круглую шляпу.

Он взлетел и устремился к бочке, похожей на шляпу, или, может, к шляпе, похожей на маленький бочонок. И — о радость! — это оказался перевернутый цилиндр доктора Дулиттла. Он преспокойно качался на волнах. Утенок уже хотел подцепить его своим широким клювом, как заметил внутри цилиндра что-то белое и живое.

«Неужто цилиндр поймал рыбку?» — подумал Кря-Кря и сел на край круглого твердого поля шелкового цилиндра.

— Это ты, Кря-Кря? — услышал он. — Ура! Я спасена!

И на край цилиндра выскочила крохотная Белая мышка.

— Как ты сюда попала? — спросил утенок.

Мышка смущенно прикрыла черные глазки белесыми ресницами и пропищала:

— А я тоже хотела в Африку! Но меня не взяли. И тогда я тайком в ящике с сухарями пробралась на корабль. А когда начался шторм, я шмыгнула за борт. У нас, мышей, такая натура. Мы первыми бежим с тонущего корабля. А плавать я не умею. И тут рядом со мной в море упал цилиндр доктора Дулиттла. Я думала, он специально кинул мне его как спасательный круг. Вот он меня и спас. — И мышка тоненько захихикала.

— Садись на дно цилиндра, — сказал утенок Кря-Кря и, толкая цилиндр клювом, погнал его к берегу.

Как же обрадовался доктор Дулиттл своему цилиндру! Он тут же нахлобучил его на голову и важно прошелся под пальмой. Забавный вид был у него в высоком цилиндре и коротких штанишках. Он так был рад встрече со своим любимым цилиндром, что даже не рассердился на Белую мышку за непослушание.

— Но Африка! — воскликнул вдруг доктор Дулиттл. — Где же Африка? Неужели мы так и не попадем в Африку?

Крокодил Кро-Кро, который уже давно забрался в воду и окунулся по самые глаза, поднял голову и сказал:

— Мне сейчас так же хорошо, как в детстве, когда я жил в Африке. Может быть, это и есть Африка?

Попугаиха Полли, которая уже давно перепархивала с одной пальмы на другую, с одного громадного дерева на соседнее, раздвинула кривым клювом ветки, увешанные диковинными плодами, и сказала:

— Я уже сто лет не была в Африке. Наверное, я не помню, какая она. Но вкус этих плодов напоминает мне те, что я ела в юности в Африке. Может быть, это и есть Африка?

Обезьянка Чу-Чу, которая весело раскачивалась на гибкой лиане, крикнула:

— Где можно так здорово качаться, как не в Африке? Я помню, еще в самом раннем детстве моя двоюродная тетя учила меня бегать по лианам. Это было так же приятно, как сейчас. Это наверняка Африка!

— Если так, то мы должны заняться поисками Страны Обезьян, — сказал доктор Дулиттл. — Не будем терять время.

И он зашагал вглубь зеленой густой щебечущей чащи. За ним следом тянулись собачка Гав-Гав, поросенок Хрю-Хрю, крокодил Кро-Кро, сова Ух-Ух, обезьянка Чу-Чу, попугаиха Полли, и позади всех трусила крохотная Белая мышка. Ее длинный хвост оставлял на влажном песке извилистую бесконечную бороздку.

Уже из самой глубины джунглей ветерок, летящий к морю, принес слова песенки попугаихи Полли:

Пятнистые жирафики

Гуляют вдоль по Африке,

А толстый носорог

Шагает поперек.

По бесконечной Африке

Гуляйте без дорог

И вдоль, и поперек…

Оглавление

Из серии: Приключения доктора Дулиттла

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Удивительное путешествие доктора Дулиттла предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я