Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая

Федор Раззаков, 2016

В конце 2015 года в Екатеринбурге (бывшем Свердловске) с большой помпой был открыт Ельцин Центр. Помпезное сооружение, именуемой музеем, руководство которого ставит целью показать будущим поколениям, какой была Россия эпохи Бориса Ельцина. Естественное, уклон в деятельности этого музея будет в сторону облагораживания того времени. Но таким ли уж «благородными» были те времена, если в народной памяти они зафиксировались как «лихие 90-е»? И в чем именно заключалась их «лихость»? Книга Федора Раззакова. «Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая» все это воскрешает, препарируя то время с беспощадной хирургической скрупулезностью. Скальпель в руках историка действует безжалостно и неумолимо. В этой книге нет ни слова неправды, поскольку в ее основу положена реальная криминальная хроника тех лет, собранная из самых разных печатных источников того времени: книг, газет и журналов. Эта книга никогда не появится в фондах Ельцин Центра как наглядный экспонат, но именно этим она и ценна – своей неангажированностью. В стране, где либеральная пропаганда лезет из кожи вон, чтобы облагородить эпоху Ельцина (не случайно почти все сливки современной либеральной тусовки почтили своим вниманием открытие Центра Ельцина), книги про бандитов, рожденных эпохой «дорогого Бориса Николаевича», априори не могут быть в либеральном тренде. Но это вовсе не значит, что они не будут востребованы другой аудиторией – той, для кого та эпоха до сих пор является кровоточащей раной. Именно с целью, чтобы те времена не забылись и никогда не вернулись, и написана эта книга.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Раззаков Ф. И., 2016

© Книжный мир, 2016

Русская братва против кавказской

Первый месяц существования постсоветской России — января 1992 года — был криминализирован настолько, насколько это было возможным. Даже самое массовое из искусств — кино — было подключено к этому делу. С 20 января в столичном кинотеатре «Москва» стартовала трехнедельная ретроспектива фильмов о мафии. В программу этой ретроспективы были включены как зарубежные фильмы, так и наши, отечественные, коих за эти несколько перестроечных лет появилось неимоверное количество. В программе были заявлены импортные шедевры: три части «Крестного отца», «Клуб «Коттон», «Однажды в Америке», «Отходная молитва», «Честь семьи Прицци», премьера «Отличный полицейский» и обойма фильмов Дамиано Дамиани об итальянской мафии. Отечественная киномафия была представлена фильмами «Меченые», «Сэнит зон», «Свой среди чужих, чужой среди своих» и еще четырьмя десятками фильмов.

Постер к фильму «Крестный отец». Символично, что спустя несколько дней после разгрома СССР в столичном кинотеатре «Москва» прошла ретроспектива зарубежных фильмов о мафии. Гвоздем программы был знаменитый «Крестный отец». Так киношная мафия из-за «бугра» благословила на «царствие» настоящую мафию, которая отныне воцарилась в России.

Пока киношная мафия махала вхолостую кулаками и проливала морковный сок вместо крови, настоящая мафия не сидела сложа руки. На обломках СССР началась новая жизнь, которая мафии была очень даже на руку. Чего нельзя было сказать о простом народе, составляющим большинство населения России. Причем ее новые правители, беря бразды правления в свои руки, уже знали, что именно простому народу и придется тяжелее всего, но предпочли убаюкать его сладкими речами. Новый глава правительства Егор Гайдар, например, заявил:

«У нас есть практически ясность и относительно диагноза, и относительно того, что надо предпринять. Прежде всего, необходимо установить такие правила в экономике, правила игры, как говорят, которые позволят подняться на ноги. Что касается программы, то сейчас невозможно представить подробное, по дням разложенное расписание. Есть общие цели, к которым необходимо двигаться: стабилизация экономики, укрепление рубля, приватизация…».

На самом деле все будет сделано с точностью наоборот: экономика будет дестабилизирована окончательно, рубль рухнет, а приватизация окажется грабительской. Однако сам Ельцин благословил деятельность «сынков» — Гайдара и Чубайса, а народу предпочел втюхивать ту же «тюрю»:

«Мы вступаем в 1992 год. Это год особый. Нам предстоит создать основы новой жизни. Говорил не раз и хочу повторить: нам будет трудно, но этот период не будет длинным. Речь идет о 6–8 месяцах…».

Далее послушаем историков С. Валянского и Д. Калюжного:

«2 января 1992 года было объявлено о либерализации цен, то есть о снятии всякого государственного контроля над ними. «Заботясь о народе», — стало быть, чтобы не затеял бунт раньше времени, — сообщили, что цены на молочные продукты, сахар, растительное масло и детское питание могут повыситься не более чем в 3,5 раза, на бензин и водку в 4 раза, проезд наземным и водным транспортом подорожает в 2 раза, воздушным транспортом — в 3 раза.

Опять же промахнулись в своих подсчетах (если у них были какие-то подсчеты, а не фантазии и мечты): после освобождения цен и тарифы, вопреки посулам, увеличились в десятки раз; люди потеряли все средства и сбережения.

Позже Гайдар хвастался, что своей реформой сумел обрушить «денежный навес». Так он назвал сбережения граждан России, хранившиеся на лицевых счетах многочисленных сберкасс. Общий объем этих средств превышал 100 миллиардов рублей, что при тогдашнем паритете валют соответствовало примерно такой же сумме в американских долларах. Ликвидировав личные накопления собственного народа, сделанные за всю жизнь людьми и их предками, правительство признало все долги перед западными кредиторами, включая советские, и обязалось выплатить их. Позже обещали выплатить и царские долги.

Ельцин и его команда (Е. Гайдар, Г. Бурбулис, А. Козырев и др.) «Крестные отцы» новой России. Главный из них — Б. Ельцин — обещал «лечь головой на рельсы», если цены в стране будут повышены. Спустя несколько дней цены повысили, но Ельцин на рельсы так и не лег. А вот миллионы россиян реально угодили под «колеса» гайдаро-чубайсовских реформ.

Одновременно эта новая команда стала клянчить на Западе гуманитарную помощь в любой форме, так как наладить что-либо внутри страны в принципе не была способна. Из США и стран Европейского Союза поступили значительные партии продовольствия из военных запасов с почти закончившимся сроком годности. Эти продукты частично распределялись по больницам, школам, обществам ветеранов, но большая часть была просто-напросто разворована и пущена в продажу как обычный товар. Очень многие чиновники, занятые распространением гуманитарной помощи, хорошо погрели на ней руки…».

Однако одной «гуманитаркой» дело не обошлось — «сынки» Гайдар и Чубайс пригласили себе в Россию целый сонм (200 человек!) иностранных советников, которые должны были помочь им «наладить» жизнь в России по новым правилам (то есть закрепить победу конвергенции империалистического типа). Среди этих специалистов были: кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уайтмен, Брус и др. Их услуги оплачивал специально созданный для этого Российский центр приватизации во главе с М. Бойко (кстати, обладателем израильского гражданства и «грин-карты» США). Приказом №141 Чубайс назначил Джонатана Хея, гражданина США, кадрового сотрудника ЦРУ, начальником отдела иностранной технической помощи экспертизы ГКИ и своим заместителем в экспертной комиссии, состоявшей сплошь из иностранцев. Как напишет чуть позже профессор университета Дж. Вашингтона Питер Редвей: «Именно иностранные консультанты явились идеологами ускоренной приватизации: продавать как можно быстрее и больше госсобственности, и продавать в первую очередь лучшие предприятия». Хотя во всем мире принято как раз наоборот: приватизируются худшие предприятия, чтобы помочь им подняться.

Почему же американцы ринулись в Россию: ради ее истинного спасения и возрождения, или иных каких-то целей? Естественно, ради второго. Ведь глупо ждать от прагматичных американцев проявлений альтруизма по отношению к России, которую они всегда считали варварской. Это Израиль у них цивилизованный, поскольку банкиры-евреи помогают им «обувать» чуть ли не половину земного шарика. А Россия для США — та же Латинская Америка, которую они всегда рассматривали как свою «дойную корову». И вновь послушаем историков С. Валянского и Д. Калюжного:

«Капитализм — совсем не только рынок, и даже совсем не рынок. И то, и другое, имея в составе своем элементы рыночной экономики, перемешанные в той или иной пропорции, выходит за пределы экономики. Современный западный капитализм — не столько рынок сам по себе, и даже не столько форма его особой организации, сколько способ эксплуатации рынков других стран. Фернан Бродель без всяких экивоков назвал такой капитализм «противорынком», поскольку его суть «в явно другой деятельности», «в неэквивалентных обменах, в которых конкуренция, являющаяся основным законом так называемой рыночной экономики, не занимает подобающего места».

Посол США в России Роберт Страусе с Б. Ельциным и Дж. Бушем-старшим. Первый посол США в новой России Роберт Страусе в молодости служил в ФБР и боролся против коммунистов. Поэтому его назначение в Москву было не случайным — он возглавил десант из двух сотен агентов ФБР и ЦРУ, которые делали из посткоммунистической России американскую «пристяжную».

Мы ведь знаем (в отличие от наших реформаторов), как Запад стал богатым — не от рынка, а от противорынка! Помните знаменитые «банановые республики»? Целые страны Латинской Америки под угрозой силы выращивали бананы, а скупала их единственная компания: американская «Юнайтед Фрутс», устанавливая монопольно низкие цены, и она же продавала их по всему миру по монопольно высоким ценам! Где в этой «экономической модели» рынок? Нет его…

А. Чубайс и Е. Гайдар. Анатолий Чубайс и Егор Гайдар — главные толкачи «шоковой» реформы в России. Гайдар буквально на пальцах объясняет, как они будут «ломать» страну и выводить ее в «светлое будущее». Эта «распальцовка» станет символом ельцинской России — одни получат все, другие — кукиш.

В итоге теперь мы — третьеразрядная сырьевая страна, потому что Гайдары, Ясины и прочие игроки без правил все развалили. Молодые люди с серьезными лицами, пришедшие в первое правительство Ельцина с рыночной догмой в башке и калькулятором в руке, затеяли расчленить слона и превратить его в кита. Но поскольку изменить природные условия России, а также и ее геополитическое окружение они были не в силах, то там, где был слон, появилось скопище мокриц, ворон, червей, гиен и тараканов, дожирающих слона…

И вот мы переходим к важнейшему вопросу: каковы были истинные цели реформ? Зачем забили слона?

Чтобы судить об этом, надо посмотреть на результаты. Что мы получили в итоге? Мы получили 50-процентный спад производства, замедление развития самых передовых отраслей, снижение жизненного уровня у 85 % населения, с переходом очень значительной его части за черту бедности. Разрушен экономический, а особенно военный потенциал Советского Союза, а затем и России.

Нам объясняют, что основным источником средств для нашей радикальной реформы «оказался» имевшийся резерв снижения уровня жизни населения. Иначе говоря, чтобы провести очень нужные для страны перемены, понадобилось отнять средства у населения — больше их взять было неоткуда. И само по себе якобы не было неожиданностью для реформаторов — они так и «планировали». Неожиданностью оказались масштабы и длительность этого процесса.

Но, позвольте, о чем речь? О какой пользе стране? Ведь произошел обвал, а не реформа. Что же получается, народ своими средствами профинансировал разгром собственной страны?

В обозримом прошлом, если какой-то враг желал разгромить Россию, он все-таки тратил свои деньги, а наше государство сорганизовало народ на противодействие врагу. То, что произошло с Россией в 1990-х, не укладывается в голове. Сначала начинаешь думать, что каким-то чудом во власть попали окончательные дураки. Но это сомнительно: не может быть, чтобы дураков «наверху» было так много. Затем, дураки ни одного дела до конца довести не могут, будь то строительство или развал.

Значит, во власть попали враги. Вот это уже больше похоже на правду: толпа дураков даже при одном умном враге — страшная сила.

Нашу гипотезу подтверждает то, что реформаторы все делали не самостоятельно; их вели на веревочке всевозможные иностранные советчики, которых было предостаточно в России с 1990 года, а также они принимали ту стратегию, которую им рекомендовал Международный валютный фонд и Всемирный банк…

Бывший генерал КГБ Н. С. Леонов в своей книге «Крестный путь России» считает, что заказ на «дикую приватизацию» был сделан из США, так как сам Ельцин в силу своей малограмотности в принципе не мог быть генератором каких-либо экономических идей…».

Тем временем криминальная ситуация в России продолжала накаляться. 7 января, в Православное Рождество, в центре Магадана раздался взрыв: трое неизвестных бросили гранату в автомобиль «тойота». И хотя пассажиры буквально за мгновение до этого вышли из машины, одного из них задело осколками, и он, истекая кровью, рухнул на асфальт. Двое других тем временем вскочили в такси и попытались спастись бегством. Однако нападавшие и не думали отпускать их так легко. На своей иномарке они бросились в погоню за беглецами. Эта погоня напоминала сцену из самого крутого боевика. Две машины в центре Магадана мчатся на предельных скоростях, визг тормозов, стрельба из боковых окон.

Между тем такси мчалось отнюдь не куда попало. Через несколько минут оно подкатило к горотделу милиции. Беглецы выскочили из такси и бросились к спасительному входу. Один из них буквально пулей влетел в дверь горотдела, а вот второму не повезло. Он немного отстал, и преследователям этих мгновений вполне хватило, чтобы бросить ему вдогонку еще одну гранату. Раненный осколками, беглец рухнул в нескольких шагах от спасительной двери.

Не менее лихие сюжеты разворачивались в те же дни и в Москве…

Еще в июне 1991 года союзное МВД взялось за наведение порядка в столичном аэропорту Шереметьево-2. Порядок внутри аэропорта вроде бы был наведен, чего нельзя было сказать о территориях за его пределами.

6 января 1992 года в Москву прибыли владелец австралийской компании «Видеотехнология» Дэниел Вейнсток и его 36-летняя супруга Ивонна. Цель поездки была не самой приятной — его компания задолжала одному из крупнейших коммерческих предприятий России полтора миллиона долларов. Теперь требовалось утрясти этот вопрос с русскими коллегами. Однако кредиторы пошли иным путем и решили силой «раскрутить» австралийцев. Назвавшись представителями российского предприятия, неизвестные люди посадили супругов в свою машину и отвезли их на одну из загородных дач, заперев их там в подвал. Им было предложено добровольно перевести на имя кредиторов полтора миллиона долларов США. Вейнстоки отказались. Тогда их стали пытать с помощью лыжной палки, трубы от пылесоса и полиэтиленового пакета, который им надевали на головы.

Не выдержав такого обращения, супруги согласились на все требования похитителей. 9 января Вейнстока повезли куда-то звонить родственнику — шурину Израэлю Райхману в Филадельфию. Однако американский родственник после этого звонка осторожности ради, прежде чем платить деньги, решил проконсультироваться в известной юридической фирме Джерома Шестока, бывшего посла США в комиссии ООН по правам человека. Так российские власти 13 января узнали о похищении.

Однако никакой другой информации на тот момент ни у МВД, ни у МБ не было. Похитители поддерживали контакт только с живущим в США Райхманом, и столичное управление МБ РФ обратилось к ФБР с просьбой организовать прослушивание тех телефонов в США, по которым звонили похитители. Эти данные впоследствии помогли определить, какими телефонными аппаратами в России пользовались похитители. Одновременно милиция и МБ РФ проводили проверку всех российских фирм и партнеров супругов Вейнсток, что в конце концов вывело их на совместное предприятие «Совавстралтехника», соучредителями которого были и Вейнстоки.

Однако и похитители не дремали. Почувствовав что-то неладное, они решили разделить заложников и спрятали их в разных местах. Ивонну содержали в Подмосковье, Дэниела — в Москве. Однако это уже не могло изменить ход событий. 16 января в двенадцать часов дня в номере 512 гостиницы «Ленинградская» был освобожден Дэниел Вейнсток. В тот же день, но уже в два часа ночи, оперативники освободили его супругу Ивонну. На месте преступления были задержаны работник совместного предприятия «Совавстралтехника» и сотрудник оперативно-технического управления межреспубликанской службы безопасности в чине подполковника. Всего же по этому делу были арестованы десять человек.

В сентябре 1993 года корреспондент газеты «Голос», вспоминая об этом деле, задал замначальнику службы по борьбе с контрабандой и коррупцией Московского управления МБ РФ Михаилу Ефимову вопрос: «У СП «Совавстралтехника» имелись финансовые претензии к австралийцам как раз на сумму 1,6 миллиона долларов, а среди арестованных по этому делу оказались гендиректор этого СП Радхабов и начальник отдела Еременко. Не получилось ли так, что вашими руками супруги Вейнстоки разом разделались и с рэкетирами, и со своими кредиторами?»

На это М. Ефимов ответил: «Вполне могу допустить, что так оно и было. Но для нас неважно, какие мотивы привели к захвату людей. Для нас важно, что были незаконно захвачены люди, их жизни угрожала опасность, и их надо было освободить. Что мы и сделали, за сутки определив личности похитителей и место содержания заложников».

Тем временем, в дни, когда московские сыщики из МВД и МБ искали похищенных австралийцев, столичная мафия несла потери. 14 января возле своего дома выстрелом в затылок был убит Виктор Никифоров по кличке Калина. Если читатель помнит по предыдущему повествованию, Калина был самым молодым вором в законе в пределах бывшего СССР, якобы сыном знаменитого Япончика.

20 января в газете «Известия» Вадим Белых писал: «Около семидесяти машин с траурными флагами, громко сигналя, раскатывали в воскресенье (19 января) по московским улицам. Уголовный мир прощался с одним из своих лидеров, вором в законе Виктором Никифоровым по кличке Калина…»

Он имел недостаток — излишнюю вспыльчивость. На том и погорел. Сгоряча убил ножом Мансура Шелковникова, тоже не последнего человека в уголовном мире. Калину арестовали. Но включились невидимые рычаги, и довольно скоро он оказался на свободе. Но ненадолго. Выстрел наемного убийцы, подкупленного, как считается, людьми из окружения Мансура, оборвал жизнь 28-летнего авторитета.

Перед тем как предать на Востряковском кладбище тело покойного земле, его товарищи провезли гроб по всем местам, где Никифоров любил бывать: по Ленинградскому проспекту, потом в центр, к кооперативному кафе, в просторечии именуемому «Три ноги» («Аист»). На убийство Калины откликнулся и набирающий силу «Коммерсантъ»: «19 января преступная Москва проводила в последний путь вора в законе Виктора Никифорова (Калину). По бандитским данным, убийцу Калины наняли коллеги не менее чем за 500 тысяч рублей.

Калина был застрелен в затылок из пистолета 14 января. По милицейской версии, так ему отомстили за убийство бандита Мансура Шелковникова из люберецкой бригады (занимающейся автомобилями иностранных марок, проститутками и наперсточниками). Весной 1991 года Калина был задержан по подозрению в убийстве, но вскоре был отпущен (нет доказательств). Бандитские информаторы «Коммерсанта» уточнили милицейскую версию. По их данным, убийство было не местью, а решением кадрового вопроса. Калина как преемник Мансура по бизнесу не устроил шефов люберецкой команды. По бандитским данным, убийство обошлось шефам не менее чем в 500 тысяч рублей (минимальная такса за устранение крупного авторитета в Москве).

Информаторы «Коммерсанта» сообщают, что смерть Калины была с удовлетворением воспринята ортодоксальной частью преступного мира. Калина нарушал кодекс вора в законе, например, тем, что был женат».

Спустя некоторое время судьбу Калины повторит еще один молодой вор в законе новой формации 35-летний Батурин из Нижнего Новгорода. Батурин выгодно сочетал преступную деятельность с бизнесом и однажды из-за сделки в 7 миллиардов (!) рублей поссорился с другим вором в законе Семериком. Мало того, Батурин после этого еще отнял у Семерика контроль и над местным спиртзаводом. Вдобавок на людей Батурина пало подозрение в похищении и убийстве двоих ближайших сподвижников Семерика, один из которых ходил в звании без пяти минут вора в законе. Короче, участь Батурина оказалась предрешена, и его расстреляли из двух пистолетов в голову в собственном «БМВ».

Между тем не только в Москве бушевали страсти столь высокого накала. Кажется, в том январе криминальный мир всей страны взялся за оружие. Мы же драматизм тех дней проследим по газетам. «Неделя» за 24 января: «На сыктывкарском кладбище с большими почестями и оркестром был похоронен один из самых крупных авторитетов в преступном мире Коми ССР Вячеслав Цветков. Он был убит при невыясненных обстоятельствах во время отбывания наказания в колонии строгого режима в Сыктывкаре. На похороны Цветкова прибыли десять коронованных воров в законе, а также друзья покойного из других городов. На воровском сходе было решено во что бы то ни стало найти убийцу и рассчитаться с ним. Вокруг дома, где проходил сход, дежурили усиленные наряды милиции».

Братва с руками за головой. Типичная картина 90-х — милиция накрыла очередной бандитский «сходняк». Такие операции обычно заканчивались тем, что бандитов брали «на заметку», после чего отпускали восвояси. Чтобы в следующий раз снова задержать на каком-нибудь «сходняке». И так по кругу до бесконечности, поскольку не милиция, а бандиты правили балом в 90-е.

«Известия» за 24 января: «Трое убитых, восемь раненых (один из них скончался позже) — так закончилась очередная вооруженная разборка преступных групп, прошедшая близ кузбасского города Мыски.

Значительная группа милиции под руководством начальника областного УВД Виталия Шкурата по горячим следам бойни сумела задержать 25 человек, изъять немало охотничьих ружей, обрезов, гранат-«лимонок», пистолетов, ножей. Глубокий снег не позволил скрыться бежавшим в тайгу преступникам. Пятеро из них были задержаны с помощью вертолета в охотничьей избушке. Скончавшийся в больнице Александр Алиткин по кличке Лютый работал смотрителем на одном из кемеровских кладбищ и, по слухам, пытался претендовать на роль воровского авторитета. Вслед за этим на кладбище в областном центре задержаны еще одиннадцать человек, не успевших толком «побеседовать». Ситуация в криминальном «обществе» области контролируется, несмотря на то, что противостояние групп усилилось после смерти (29 ноября 1991 года) признанного «пахана» — вора в законе Олега Чернышева (Черного). Впрочем, милиция считает, что перестрелка в Мысках вряд ли связана с этой смертью…»

«Советская Россия» от 22 января: «Семь человек ранено, один убит — таков результат выяснения отношений между двумя преступными группировками в Краснодаре, начавшими в первые же недели года перекраивать здесь сферы своего влияния.

Во дворе одного из частных домов местные рэкетиры широкого профиля, регулярно взимающие дань с краснодарских кооперативов, торговых точек, кафе и ресторанов, открыли друг в друга стрельбу из пистолетов и револьверов. Возбуждено уголовное дело, которым занялась специально созданная группа из работников УВД города и края, а также прокуратура.

Всю эту криминальную историю можно было бы расценить как «бандитскую дуэль», если бы не погибший случайный прохожий…»

Помимо этих случаев, были отмечены кровавые разборки и в других городах бывшего Союза. Во Владивостоке утопили местного криминального лидера и двух его телохранителей. В Чите прямо на операционном столе был убит авторитет Макрушин. Сделавший это уголовник Закиров вскоре был найден мертвым в камере читинского следственного изолятора. С 7 января в Магадане вспыхнули вооруженные разборки между криминальными группировками. То же самое происходило и в Екатеринбурге — 21 января и 1 февраля там были убиты два влиятельных авторитета преступного мира. К этому времени город уже был поделен между тремя мощными группировками: «уралмашевской», центральной и «синей» (так звались уголовные авторитеты, меченные, как известно, синими татуировками). Всего же в Екатеринбургской области действовало до 60 вооруженных преступных группировок. После знаменитой войны Трифона и Овчины преступный мир Екатеринбурга еще более окреп и расширился.

Январь 1992 года внес свои коррективы в Указ президента России Бориса Ельцина о слиянии МВД и МБ. 14 января Конституционный суд России признал Указ противоречащим Основному закону. Слияния так и не получилось. Министром безопасности России стал В. Баранников, Министерство внутренних дел России возглавил его бывший первый зам по МВД СССР Виктор Ерин.

Надо отметить, что В. Ерин многим в своей карьере был обязан В. Баранникову. В 1983–1988 годах, когда В. Ерин из Татарии, где он три года возглавлял уголовный розыск республики, переехал в Москву и возглавил 1-й отдел Главного управления БХСС МВД СССР, В. Баранников работал, как говорится, в соседнем кабинете и возглавлял 7-й отдел того же управления. Но в 1988 году, когда министром внутренних дел стал В. Бакатин, столичная карьера В. Ерина закатилась, он был отправлен в Армению на должность первого заместителя министра внутренних дел. В 1990 году карьера самого В. Бакатина в МВД завершилась, а В. Баранников стал министром внутренних дел РСФСР. Он и вернул обратно в Москву В. Ерина, сделав его своим заместителем и начальником службы криминальной милиции. В сентябре 1991 года, когда В. Баранников стал министром внутренних дел СССР, В. Ерину вновь досталась должность его заместителя. Январь 1992 года развел их по разным ведомствам, однако старая дружба меж ними оставалась. Парадоксально, но раньше подобных отношений между руководителями двух конкурирующих между собой ведомств не наблюдалось.

Пока силовые министры обживали свои новые кабинеты, в Москве продолжались бандитские войны. 27 января на улице Зорге были ранены двое чеченцев, один убит. Кое-кто был склонен отнести эту акцию к мести за убийство Калины. Дело в том, что после смерти молодого вора в законе один из крупнейших столичных объектов, контролировавшийся им, — ипподром — перешел к чеченцам. В начале 1992 года из мест заключения были освобождены лидеры чеченцев, арестованные всего лишь год назад, — Хожа Нухаев и Леги Исламов. Своим освобождением прежде всего они были обязаны новому чеченскому руководству, которое нуждалось в молодых предприимчивых людях, имевших за плечами опыт противостояния российским властям.

Тем временем в криминальном мире страны в начале 1992 года произошло знаменательное событие — не отсидев трех лет до положенного срока, из Тулунской тюрьмы в Иркутской области был освобожден Вячеслав Иваньков, знаменитый Япончик. Это событие тоже связано со смертью Калины и усилением позиций кавказцев. Причем за досрочное освобождение В. Иванькова ходатайствовали весьма влиятельные люди, такие, например, как доктор Святослав Федоров, заместитель председателя Верховного Суда А. Меркушев, который дважды вносил протест по делу В. Иванькова.

Тогда же, в начале 1992 года, из мест заключения был освобожден и один из лидеров солнцевской группировки Сергей Михайлов по кличке Михась, который тоже не скрывал своих «антикавказских» настроений. Газета «Коммерсантъ» в связи с этим писала:

«По версии милиции, Японец вернулся, чтобы отомстить не только за Калину, но и за других убитых товарищей, одним из которых был бандит Моисеев (Мася). В конце лета 1991 года его взорвали в собственном автомобиле «ВАЗ-2106» (в Братске) противотанковой миной дистанционного управления. Туловище Маси разорвало на несколько частей и разбросало взрывной волной на 90 метров. Устанавливать личность убитого милиции пришлось через своих информаторов.

Еще до своего приезда Японец через Фрола (Фролов Сергей), лидера балашихинской оргпреступности, предложил коллегам из других группировок собраться и обсудить план новой войны с чеченцами. По сведениям из бандкругов, для начала войны нужно было два условия: первое — пусть милиция и КГБ развяжут нам руки, и мы очистим город за одну ночь. Второе — необходим авторитет, способный взять на себя командование боевыми действиями. Роль главнокомандующего Японец взвалил на свои плечи».

4 января 1992 года «Независимая газета» поместила на своих страницах обширную статью под названием «Организованная преступность». Столь объемных аналитических статей на эту тему в советской печати не появлялось с 1988 года. Автором ее был кандидат юридических наук Анатолий Волобуев. Он, в частности, писал: «Организованная преступность — негативное социальное явление, характеризующееся сплочением криминальной среды в рамках региона, страны в целом (преступность пренебрегает межгосударственными границами), с разделением на иерархические уровни и выделением лидеров, не участвующих в конкретных преступлениях, а осуществляющих организаторские, управленческие, идеологические функции; коррумпированием, вовлечением в преступную деятельность работников государственного аппарата, правоохранительных органов для обеспечения безопасности и гарантий участникам сообщества; монополизацией и расширением сфер противоправной деятельности с целью получения максимальных материальных доходов при максимальной защищенности ее лидеров от любых форм ответственности…

Действия мафии постоянно планируются. Для достижения той или иной цели активно работает собственная разведка и контрразведка, формируется собственное парламентское лобби.

Преступно добытые средства легализуются путем вложения их в разнообразные формы предпринимательской деятельности. Благодаря работникам правоохранительных органов (каюсь, и автору) этот процесс сегодня обозначается импортированным с Запада термином «отмывание грязных денег». Однако это актуально для западных мафиози, поскольку именно в развитых промышленных странах строгая система финансового контроля за доходами не позволяет легализовать преступно нажитый капитал, предварительно не «отстирав» его. У наших же предпринимателей никто и не спрашивает о природе их доходов, средствах, закладываемых в открываемое дело. Так что наши мафиози спокойно легализуют свои незаконные доходы, не предпринимая ровно никаких усилий для «отмывания»…

Гипотетически модель организованного преступного сообщества можно представить в виде своеобразной пирамиды. Впервые она была опубликована в 1988 году в «Московских новостях» и затем в «Юности». Но за прошедшие три года произошли изменения, и схема требует некоторой коррекции.

У подошвы этой пирамиды находятся разного рода дельцы подпольного бизнеса, конкретные организованные преступные группировки (например, квартирные воры, вымогатели, грабители, мошенники и т. д.), отдельные преступники-профессионалы, а также иные лица, имеющие незаконные доходы от своей асоциальной деятельности…

Над ними находятся две группы лиц, которые весьма условно обозначены как группы «обеспечения» и «безопасности». На вершине пирамиды располагается «элитная» группа — своего рода мозговой центр рассматриваемой системы, ее руководящее звено.

Группу обеспечения составляют чрезвычайно авторитетные в криминальной среде люди, в том числе и воры в законе, сменившие свое арестантское прошлое на статус бюрократов от преступности. Эти лица, как правило, не принимают какого-либо участия в конкретных преступлениях. К их функциям относятся реализация решений элитарной группы; контроль за деятельностью исполнителей; разрешение различного рода конфликтных ситуаций между преступными группировками, преступниками, составляющими нижний эшелон системы; обеспечение устойчивой связи внутри организованного сообщества и с другими подобными образованиями; охрана представителей элитарной группы; стимулирование работы исполнителей; выявление и включение в систему ранее не охваченных организованных преступных групп, преступников-профессионалов и иных лиц, имеющих неправедные доходы; пропаганда и распространение преступной идеологии; легализация незаконно добытых средств и ценностей путем включения их в легальное предпринимательство; организация материальной и моральной поддержки членов сообщества, оказавшихся в местах лишения свободы, а также их семей; обеспечение возможности использования исполнителями преступно добытых средств в соответствии с их личными интересами; техническое перевооружение низовых структур и т. д.

В группе безопасности состоят всякого рода полезные и нужные сообществу люди: коррумпированные работники советского и бывшего партийного аппаратов, государственных органов и общественных организаций, юристы, врачи, экономисты, журналисты, деятели литературы и искусства. Их функции таковы: создание социального престижа людям из элитарной группы; компрометация либо нейтрализация работников контролирующих и правоохранительных органов, которые им активно противоборствуют; принятие мер по освобождению членов сообщества от уголовной ответственности либо смягчению наказания и т. д.

На верху пирамиды находится так называемая «элитарная» группа, представители которой — теневые лидеры — осуществляют организаторские, управленческие, идеологические функции, а именно: контроль за преступностью в целом; пуск новых сфер приложения преступной активности (наглядный пример сегодня — активное внедрение в легальное предпринимательство); разработка мер, направленных на дальнейшую монополизацию преступности; изменение стратегии и тактики деятельности криминального сообщества в зависимости от изменяющихся социально-экономических условий; совершенствование нормативно-ценностной системы сообщества и т. д.

Бюрократический аппарат организованной преступности, как правило, остается вне пределов уголовной политики. По советскому уголовному законодательству человека можно привлечь к ответственности только в том случае, когда он имеет отношение к преступлению. Иначе говоря, либо когда он непосредственно совершает его, либо подстрекает к нему, либо выступает в роли организатора. Всегда — конкретного преступления, но не преступности в целом».

Появление подобной статьи наглядно показало, какого размаха за последние три-четыре года достигла в стране организованная преступность. Официальная же власть вместо того, чтобы всерьез сосредоточиться на борьбе с ней, в который уже раз занялась реорганизацией правоохранительной системы.

13 февраля председатель российского парламента Руслан Хасбулатов позвонил министру внутренних дел России Виктору Ерину и велел обеспечить к 9 утра следующего дня явку в «Белый дом» директоров всех московских гостиниц. В тот же день в 23.45 по прямому телефону из МВД поступил приказ дежурным службам города «обязать всех директоров гостиниц г. Москвы явиться к 9.00 к председателю Верховного Совета Р. И. Хасбулатову».

14 февраля ровно в 9.00 директора московских гостиниц были в «Белом доме». В течение 10 минут Р. Хасбулатов коротко обрисовал криминогенную обстановку в Москве и объявил: «Лиц чеченской национальности не селить в гостиницах и выселять их. За невыполнение моего указания будем решать вопрос об отстранении от должности».

Однако не все согласились с подобными эскападами российского спикера. Вице-мэр Москвы Юрий Лужков тут же после этого совещания разослал телефонограммы с просьбой «снять все ограничения по размещению в гостиницах города Москвы лиц по национальному признаку». Ибо речь шла о грубейшем нарушении всех правовых норм, включая и Конституцию, и УК РСФСР, не говоря уже о международных правовых документах. Однако директора гостиниц не посмели пойти против Хасбулатова.

Тем временем эхо событий в Москве докатилось и до Чеченской Республики. Президент ЧР Джохар Дудаев, возмущенный подобными действиями российских властей по отношению к своим соплеменникам, пригрозил Москве скорым террором. Это заявление еще больше накалило обстановку. И не только в Москве. О трагических событиях в Барнауле (Алтайский край) рассказал 24 февраля «Коммерсантъ»:

«Судя по сообщению радио «Свобода» из Грозного, в Чечне растет недовольство, связанное якобы с притеснениями чеченцев в Алтайском крае (Барнауле). Сообщалось о попытках выселения представителей этой национальности с Алтая.

Однако по информации, полученной из Барнаула от начальника краевого управления внутренних дел В. Чернова, ситуация была более прозаическая, чем сообщалось «Свободой».

В городе сложилось такое положение, когда контролем за скупкой и перепродажей краденого, а также вымогательством на местных рынках занимались две группировки — русская и чеченская. Причем из общего числа чеченцев, проживающих и работающих на Алтае, лишь около 15 человек занимались такого рода бизнесом. До последнего времени обе шайки жили мирно, но недавно чеченцы захотели большей самостоятельности. На этой почве возник конфликт, в результате которого был убит С. Колокольников (Колокоша), а его друг тяжело ранен.

Далее, по словам В. Чернова, родственники убитого захватили троих чеченцев, один из которых скончался в результате побоев.

Добавить к этому можно то, что городские власти прекрасно понимают подоплеку происшедшего и категорически отвергают разговоры о возможном выселении чеченцев».

По данным УВД Алтайского края, группировка Колокольникова контролировала частную торговлю Барнаула и в последнее время враждовала с чеченской мафией, не поделив с ней торговцев. Колокошу зарезали 19 февраля в драке с чеченцами в ресторане. По сообщениям чеченских информаторов газеты «Коммерсантъ», убийца Колокоши не пользовался покровительством чеченской группировки и даже был приговорен к высылке в Чечню. 20 февраля товарищи погибшего начали погромы торговцев фруктами. Мстители раздавали отобранные фрукты бабушкам с «блошиного рынка», а чеченцев вывозили на избиение в глиняный карьер за городом. Одного чеченца забили насмерть. В ответ милиция объявила о возможной эвакуации чеченцев на родину.

По милицейским подсчетам, 22 февраля Колокошу хоронили 5 тысяч человек, среди которых были авторитеты Омска, Новосибирска, Томска, Иркутска и Бийска. Похоронную процессию охраняли в конном строю казаки Алтайского отдела Сибирского казачьего войска. Это вызвало удивление милиции, так как алтайское казачество всегда пользовалось у нее поддержкой и покровительством. В знак траура 22 февраля не работали рестораны и другие увеселительные заведения, а местная коммерческая радиостанция «Канал-3» весь день передавала траурную музыку. Похороны завершились поминками на 1000 человек в ресторане «Барнаул».

23 февраля группировка Колокольникова пикетировала здание УВД края, требуя выслать всех чеченцев на родину. Тем самым, по словам секретаря администрации края Владимира Рохова, «власти брошен вызов, и мы его принимаем».

25 февраля глава администрации Владимир Райфикешт подписал постановление о привлечении к ответственности вплоть до увольнения руководителей предприятий общепита, прекративших свою деятельность в день похорон Колокоши.

20 февраля, в день, когда в Барнауле соратники С. Колокольникова громили палатки кавказцев, в Москве ОМОН проводил облаву в гостинице «Заря». В результате этой акции в 77-е отделение милиции были доставлены 36 чеченцев и один ингуш. Большинство из них были безжалостно избиты. Объясняя подобные действия своих подчиненных, один из офицеров милиции произнес следующее: «Ваш президент Дудаев издал указ, чтобы в Москве чеченцы проводили террористические акции. Хасбулатов, ваш же земляк, велел чеченцев из гостиниц выселять. Поэтому, ребята, уезжайте из Москвы, вас будут сильно преследовать».

Корреспондент «Известий» Марина Дементьева по этому поводу напишет: «Столь хладнокровная методическая, циничная, в течение нескольких часов и безбоязненная — в Москве, средь бела дня! — акция властей против 37 человек, — такого до февраля 1992 года еще не бывало».

В том же феврале 1992 года с приходом нового руководства продолжались структурные изменения в МВД России. Были созданы Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУОП МВД России) и 6-й отдел (экономический) в том же МВД.

С приходом нового руководства осложнилась и судьба молодого начальника ГУВД Москвы Аркадия Мурашева. После декабрьской отставки Г. Попова А. Мурашев практически остался один, без всякой поддержки, в московской администрации.

Однако, несмотря на все дрязги в руководстве, ГУВД продолжало работать и ловить бандитов. 26 февраля был арестован преступный авторитет по кличке Деловой, который с 1989 года, после разгрома кунцевской группировки, контролировал район Киевского вокзала.

О Деловом я уже упоминал в своем повествовании, ведя речь о событиях 1989 года. Тогда Деловой, воспользовавшись разгромом кунцевской группировки, подмял под себя Киевский вокзал. Там люди Делового держали свои автобусы и контролировали таксистов.

За прошедшие после этого два года Деловой шагнул еще дальше в своем развитии и становлении как лидер мощной преступной группировки столицы. Создав в Обнинске под Калугой фирму с ограниченной ответственностью, он получал многомиллионные кредиты в филиале Калужского коммерческого банка. На них он закупал в Баку «КамАЗы», которые в Москве разыгрывал по фантастическим ценам на бирже.

Помимо контроля над Киевским вокзалом, гостиницей «Славянская», в сферу интересов Делового входили также мотель «Можайский» и Кунцевский автоцентр. Там он по оптовым ценам закупал крупные партии запчастей, которые контрабандой ввозили в страны бывшего социалистического лагеря и продавали за валюту.

В Боровске у Делового был построен двухэтажный особняк с мансардой и сауной. Кирпич для строительства особняка завозили аж из самого Киева. Вся Калужская область полнилась слухами об успехах земляка в далекой златоглавой. Поговаривали даже о том, что его неуловимость целиком зиждется на его прочных связях в московских верхах. И как выяснилось позднее, слухи эти имели под собой реальные основания. Делового постоянно консультировал заместитель начальника УВД области. Была налажена связь у Делового и с некоторыми депутатами Верховного Совета России, которые оказывали ему содействие в приобретении помещений для кооперативов. Добрые отношения существовали у Делового с начальником одной из таможен, который всегда успевал предупредить друга о готовящихся против него операциях.

Когда осенью 1991 года КГБ попытался схватить Делового и его людей в гостинице «Славянская» и попросил помощи у МВД (чтобы те прислали омоновцев), об этой акции тут же стало известно Деловому. В результате операция провалилась.

В январе 1992 года Деловой вернулся на родину из заграничного вояжа. Как оказалось, напрасно. Здесь его тут же плотно обступили чекисты.

Пробыв месяц на родине, Деловой вновь засобирался за границу. Отъезд был намечен на 27 февраля. Накануне в трехэтажном офисе его фирмы в Немчиновке намечался прощальный банкет. Прибыло ни много ни мало 57 человек. И вот в разгар застолья в особняк нагрянула группа захвата в составе подразделений госбезопасности и ОМОНа.

Из Москвы мы тем временем перенесемся в южный Симферополь, где в феврале — марте 1992 года бандитские войны сотрясали город чуть ли не до основания. За это время в городе было застрелено 7 человек, произошло 12 взрывов автомобилей, домов, гаражей, вспыхнуло свыше 10 перестрелок между преступниками. В результате активных действий местной милиции было арестовано свыше 20 человек, которыми были созданы и полностью контролировались 14 крупных кооперативов, ассоциаций и других предпринимательских структур Крыма.

В начале марта президент Чеченской Республики Д. Дудаев подписал указ об исполнении решений иностранных арбитражей в Чеченской Республике. Согласно этому документу, ни один преступник, находящийся на территории республики, не будет выдан государству, до сих пор не признавшему независимость Чечни.

В Москве тем временем чуть ли не ежедневно продолжались кровавые разборки. Правда, в одной из них, 6 марта, фигурировали не чеченцы, а грузины. Возле гостиницы «Космос» в 16.10 почти в упор из автомата калибра 5,45 была обстреляна машина такси, в которой, помимо водителя, находились еще четверо пассажиров-грузин. По свидетельству очевидцев, стрелял невысокий коренастый мужчина, который кинулся потом по направлению к ближайшим жилым домам. Стрелял он по машине наискосок, сзади и весьма профессионально. Никто из прохожих не пострадал, и даже водитель такси не получил никаких увечий.

К месту расстрела прибыло чуть ли не все руководство столичного ГУВД, и следствие было взято под особый контроль. И уже 15 марта газета «Аргументы и факты» поместила на своих страницах статью, проливающую свет на это убийство.

«Убийство на прошлой неделе в Москве 4 грузин ряд аналитиков поначалу расценил как начало войны мафий. Напомним, что все они были расстреляны в упор в голову из автомата, когда сидели в такси, рядом с гостиницей «Космос». Однако проведенная проверка идентифицировала одного из них как участника вооруженного расстрела одной семьи в Грузии, где были убиты мать, отец и четверо детей — мальчиков (двое братьев остались живы). Второй убитый из такси также опознан как участник вооруженного нападения в Грузии. Так что скорее всего пока это была местная, грузинская, разборка.

Между тем есть основания полагать, что преступный мир СНГ тоже входит в фазу раздела. По нашим сведениям, один из высших российских уголовных авторитетов — вор в законе — по выходе из-за колючей проволоки сделал заявление об объявлении войны южной мафии. По всей видимости, после этого следует ожидать начала активных действий местного преступного мира против преступников из южных суверенных государств!»

Этот номер газеты вышел утром 15 марта, а днем того же дня в районе гостиницы «Останкинская» разгорелся жаркий бой между «славянами» и чеченцами. Строчили автоматы, гортанно кричали бойцы. В результате победа осталась за москвичами, двое чеченцев были тяжело ранены.

20 марта в газете «Неделя» была помещена статья Виталия Еремина «Крытая» (о Владимирской тюрьме), которая многое объясняла в той ситуации, что сложилась в криминальном мире России. Вот только выдержки из нее:

«А вот вам для сравнения другие цифры. Я внимательно просмотрел фотоальбом с фотографиями, фамилиями, кличками воров в законе. Всего их, оказывается, не пятьсот, как утверждают статистики МВД, а (на сегодняшний день) около семисот. Из них со славянскими именами, фамилиями, лицами — всего сто восемьдесят. Кто остальные? Много выходцев из Средней Азии. Но подавляющее большинство — кавказцы. Прежде всего грузины, армяне, азербайджанцы…

В те годы, когда российские тюремщики изводили российских воров в законе, их среднеазиатские и закавказские «коллеги» делали все, чтобы спасти своих, единокровных. (Это одно из объяснений сегодняшнего численного их перевеса.) В те годы, когда у нас гаечки закручивались по самые гланды, в южные колонии «нельзя было завезти за деньги только слона». Это объяснялось не столько продажностью тамошних тюремщиков, сколько их сочувствием к арестантам и следованием принципу: живи и дай жить другим. Погоняемые начальством, российские надзиратели сатанели от психологических перегрузок, спивались, деградировали. Южные строили дома, дачи, покупали машины…

Еще два года назад во Владимирской тюрьме отбывала наказание большая группировка грузинских воров в законе. Но вот одного затребовали по спецнаряду, другого, третьего… И пошел поток. Ну, а там, в родных краях, кто-то вдруг сбежал, кому-то вдруг сократили срок до отбытия, кого-то вдруг помиловали…

И вот результат. В 1988 году на свободе было 272 вора в законе. В 1989-м — уже 389. В 1990-м — 490…

Кавказцев вытаскивают из тюрем, а нашим никто не помогает выбраться. Славянские воры в законе пока что терпят, стараются, как они говорят, не выносить свои противоречия на общую массу заключенных. Но мы-то чувствуем, что рано или поздно терпение лопнет и тогда…»

На эту же тему в журнале «Преступление и наказание» размышлял годом позже полковник внутренней службы С. Кузьмин:

«По оценке воровских авторитетов и администрации, в местах лишения свободы в настоящее время ведущую роль играет так называемая «пиковая масть», или «лавровые», т. е. выходцы с Кавказа. Объясняется это тем обстоятельством, что наибольшее число воров в законе в последнее время появилось в этих регионах. Их породила широко развернутая теневая экономика, позволившая отдельным группам граждан сосредоточить в своих руках огромные ценности.

Усиление борьбы с преступностью в этих регионах повлекло за собой осуждение воровских авторитетов и направление их в места лишения свободы. Однако в силу связей новоявленной воровской элиты, в том числе и родственных, с сотрудниками правоохранительных органов, работниками государственных структур администрация мест лишения свободы оказалась не в состоянии содержать этих осужденных в жестких рамках законных требований. И тогда их были вынуждены этапировать на территорию России. Имея одну, реже две судимости, эти лица в соответствии с исправительно-трудовым законодательством направлялись в колонии усиленного и строгого режима. Вирус воровской идеологии, занесенный с Кавказа, начал быстро распространяться по многим территориям, которые давно уже не знали такого явления. Еще большей активизации воровской идеологии на территории России способствовала тотальная война, объявленная ворам в законе в Грузии…

Одним словом, кое-где оздоровление обстановки произошло за счет все той же многострадальной Российской Федерации. Исправительно-трудовые учреждения республики оказались заложниками воровских авторитетов нерусской национальности.

Указанной выше группировке противостоят арестанты — воры, придерживающиеся издавна сложившегося кодекса воровской чести. Они считают, что «пиковая масть», «лавровые» нарушают арестантскую порядочность в силу того, что имеют одну-две судимости, осуждены, как правило, за насильственные преступления, некоторые из них имеют семьи и т. д.

В свою очередь «пиковые», «лавровые» предпринимают всевозможные меры к тому, чтобы привлечь на свою сторону российских воров. Если тот или иной из них не поддается «приручению», то среди осужденных распространяются ложные слухи, что он не является вором. Весной 1992 года в Москве была задержана группа вымогателей из грузинского города Зугдиди, во главе которой стоял известный в преступном мире авторитет 61-летний Николай Евдокимов по кличке Жора Людоед (40 лет провел в неволе, освободился в октябре 91-го). Вымогатели «наехали» на директора советско-американского СП и требовали с него 50 миллионов рублей, причем не наличкой, а переводом на счет одной организации. Директор после долгих раздумий связался с милицией. И вымогателей в количестве восьми человек задержали в центре Москвы, у памятника Юрию Долгорукому.

Между тем, в отличие от грузин, армян или азербайджанцев, чеченские преступники никогда не признавали воров в законе, игнорируя многие традиции уголовного мира. Главное для них — строгая иерархия клано-родовых отношений. И именно это сделало чеченских мафиози грозной силой в российском преступном мире».

Тем временем в конце марта — начале апреля 1992 года московская милиция провела несколько операций по обезвреживанию именно чеченских мафиози. 24 марта около 4 часов дня у гостиницы «Байкал» чеченцы взимали деньги с сотрудников одного кооператива. Те передали преступникам три компьютера. В момент получения «дани» на место встречи нагрянули сотрудники МУРа и ОМОНа. 14 чеченцев были арестованы и отправлены в КПЗ.

Через несколько дней подобную же операцию проводили на Старой площади сотрудники Министерства безопасности России. Подоплека событий была такова. Генеральный директор совместного предприятия «Совхалиж» был смещен со своего поста, уличенный в коммерческой нечистоплотности. Однако терять свое место он не собирался. В один из дней он позвонил новому директору «Совхалижа» и пригласил его на встречу на Старую площадь, д. 10/4, где размещался концерн «Симако», директором которого был гонимый.

Когда новый директор «Совхалижа» прибыл на место встречи, там его встретили сын гонимого директора и трое кавказцев, один из которых был руководителем «центральной» чеченской группировки Лечи. Он-то и стал требовать от нового директора «Совхалижа» немедленного самоотречения от должности и ухода в отставку. Дело вскоре дошло до рукоприкладства. Чувствуя, что силы явно неравны, директор «Совхалижа» схватил со стола пепельницу и разбил ею окно, подавая тем самым сигнал находившимся на улице сотрудникам МБР. Дальше все было делом техники. Кавказцы были арестованы. 2 апреля 1992 года концерн «Симако» был выселен из здания на Старой площади.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бандиты эпохи Ельцина, или Россия, кровью умытая предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я