Информационные технологии в социальной сфере

С. Е. Гасумова, 2015

В учебном пособии дан теоретико-методологический анализ процесса информатизации социальной сферы, рассмотрены основные направления технологизации информационного пространства социальной сферы в современных условиях и опыт практического использования информационных технологий в различных областях социальной работы в России и за рубежом. Для студентов бакалавриата, обучающихся по направлениям подготовки «Социальная работа», «Организация работы с молодежью» и «Социология». Пособие является лауреатом конкурса на лучшую научную книгу, проводимого Фондом развития отечественного образования; лауреатом конкурса «Лучшее учебно-методическое издание в отрасли» из серии «Золотой фонд отечественной науки», проводимого Российской академией естествознания; обладателем «Национального сертификата качества Российской академии естествознания».

Оглавление

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Раздел I.. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИНФОРМАТИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Информационные технологии в социальной сфере предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Раздел I.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИНФОРМАТИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Глава 1. Феномен информатизации современного общества

1.1. Концепции постиндустриального и информационного общества

Социальная сфера современного общества стремительно изменяется под воздействием глобального процесса информатизации. В ней циркулируют огромные потоки информации, мощность и динамика которых такова, что справиться с ними человек может только при помощи новых информационных технологий. Новая информационная среда обитания человека формирует новые стереотипы социального поведения людей, качество их жизни, новые привычки. Новый образ жизни изменяет труд, быт и досуг людей, образование, науку, культуру, здравоохранение, возможности реализации гражданской активности индивидов. Эти изменения, кардинально преобразующие социальную сферу России на пороге информационного общества под влиянием процесса информатизации, требуют глубокого и системного научного анализа во избежание негативных социальных последствий.

Человечество стремительно вступает в принципиально новую для него информационную эпоху. Как отмечает доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Института проблем информатики РАН К. К. Колин, “сегодня совершенно ясно, что доминирующей тенденцией дальнейшего развития современной цивилизации является переход от индустриального к информационному обществу”1.

Концепция информационного общества является модификацией теории постиндустриального общества.

Первые версии теории постиндустриального общества появились в США в 60-х гг. XX в. Их разработчиками стали Збигнев Бжезинский, Даниэль Белл, Элвин Тоффлер и др. В тот период в ряде стран произошла структурная перестройка экономики, в результате которой на лидирующие позиции взамен тяжелой индустрии выдвинулись новые наукоемкие отрасли.

В современной социологии и философии нынешний этап развития цивилизации определяется как период перехода от индустриального к постиндустриальному типу общества. Сам термин “постиндустриальное общество”, введенный американским социологом Д. Беллом в 1974 г., соответствует признакам общества, перешедшего на стадию тертиарных (от лат. tertius — третий) промыслов, т. е. маркетинга и услуг. Французский социолог Ж. Фурастье определил постиндустриальное общество как “цивилизацию услуг”. Можно сказать, что социум на этапе постиндустриального общества вступает в период перепроизводства аграрных и промышленных продуктов, намного превышая свои собственные потребности. В результате начинает максимально развиваться сервисное хозяйство, которое достигло своего расцвета в передовых странах к началу XXI в.2

Итак, основным признаком постиндустриального общества является переход на стадию сервисного хозяйства. Возрастает социальный спрос на разного рода услуги. Постиндустриальное общество — это общество оказания и потребления услуг3. В сферу услуг входят финансовые, информационно-вычислительные и информационно-телекоммуникационные, торговые, образовательные, медицинские, культурно-досуговые, жилищнокоммунальные, бытовые, туристические, юридические, гостиничные, охранные, транспортные и иные услуги.

По мнению профессора И. В. Соколовой4, для характеристики постиндустриального общества важно использовать динамику соотношения производства и потребления в обществе, которая представлена на рис. 1.1.

Рис. 1.1. Динамика соотношения производства и потребления в обществе5

Концепция информационного общества стала разрабатываться со второй половины 1960-х годов в ряде развитых стран как модификация теорий постиндустриального общества. Заметим, что наряду с понятием “информационное общество” часто использовались понятия “технотронное общество”, “общество знания” и др. Дело в том, что разные исследователи, разрабатывая собственные концепции, по-разному называли общество будущего. Среди менее известных формулировок — постбуржуазное (Дж. Лихтайм), посткапиталистическое, или общество сервисного класса (Р. Дарендорф), программируемое, или постиндустриальное (А. Турен), постмодернистское (А. Этциони), постцивилизационное (К. Боулдинг), постэкономическое (Г. Кан), пост-протестантское (С. Алстром), постисторическое (Р. Сейденберг), постпотребительское (Д. Рисман), пострыночное (Дж. Рифкин), интеллектуальное (П. Дракер), общество “третьей волны”, или супериндустриальное (Э. Тоффлер), коммуникативное общество (Н. Луман) и т. д.6 Впоследствии их формулировки заменились общим названием, отражающим сущность процесса постиндустриализации, — “информационное общество”.

Если проследить генезис понятия, то сам термин “информационное общество” был употреблен в Японии в 1966 г. в докладе группы по научным, техническим и экономическим исследованиям. В нем утверждалось, что информационное общество представляет собой общество, в котором имеется в изобилии высокая по качеству информация, а также есть все необходимые средства ее распределения7. По другим источникам8 понятие возникло в конце 50-х — начале 60-х гг., а его авторами разные исследователи называют Т. Умесао9, Ф. Махлупа10.

В 1980-х гг. исследования проблем информационного общества за рубежом значительно расширились. Представители этого направления — А. Турен и М. Понятовский во Франции, Ю. Хабермас и Н. Луман в Германии, Д. Белл, Э. Тоффлер и М. Кастельс в США, И. Масуда в Японии. Среди наиболее известных во всем мире трудов о будущем обществе можно выделить “Грядущее постиндустриальное общество” Д. Белла и работы Э. Тоффлера, широко распространенные в России: “Третья волна”11, “Шок будущего”12, “Метаморфозы власти”13.

В дальнейшем понятие “информационное общество” закрепилось в иностранной лексике, на государственном уровне стало связываться с программами развития информационной сферы. Однако технологическая составляющая в определении сути информационного общества долго доминировала. Всегда подчеркивалось, что в этом типе общества информационные и телекоммуникационные технологии создают широкие возможности для передачи, хранения и обработки информации, ускоренными темпами развивается информационный сектор экономики. Социальным же аспектам долгое время не придавалось особого значения. Хотя довольно часто термин “информационное общество” носил элемент символизма. Подразумевалось, что информация является своего рода талисманом в создании общества нового типа, где царят разум и согласие, а не грубая сила и материализм14.

Отечественная наука обратилась к проблематике информационного общества гораздо позже зарубежной, что в значительной степени было обусловлено идеологией, насаждавшейся в СССР. В качестве объективной закономерности должно было рассматриваться формирование во всем мире социалистического и коммунистического общества, а не постиндустриального и информационного. В этих терминах, по мнению профессора И. В. Соколовой, бывшее политическое руководство страны “видело альтернативу и угрозу привычным для себя формационным терминам”15. В результате вплоть до середины 1980-х гг. концепция информационного общества критиковалась и расценивалась как “буржуазная”16.

Объективно становление информационного общества связано с доминированием информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. Капитал и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знаниям. Производство информационных продуктов и оказание информационных услуг преобладают над всеми другими видами социально-экономической активности людей.

По определению профессора А. И. Ракитова, информационное общество — это общество, в котором главным продуктом производства являются знания17.

Понятие “информационное общество” нашло отражение в российском законодательстве. Оно было разработано ФГУП “Московский научно-исследовательский центр Минсвязи России” и приведено в руководящем документе18 РД 115.005-2002. Информационное общество определялось как общество, в котором информационные процессы осуществляются главным образом на основе использования инфокоммуникационных технологий и информационные ресурсы доступны всем слоям населения. В Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной в 2008 г., дается также некая сущностная характеристика информационного общества.

По мнению законодателя, оно характеризуется высоким уровнем развития информационных и телекоммуникационных технологий и их интенсивным использованием гражданами, бизнесом и органами государственной власти19.

Основной смысл концепции информационного общества, сформулированный учеными этого направления, может быть представлен следующими тезисами20:

• бóльшая часть населения в информационном обществе занята информационной деятельностью;

• одной из главных социальных ценностей, объединяющих общество, главным продуктом производства и основным товаром становится информация;

• власть в обществе переходит в руки информационной элиты (“датократов”, “инфократов”);

• классовая структура общества лишается смысла, постепенно нивелируется, уступает место элитарно-массовой структуре; исчезает пролетариат, а с ним и все противоречия; появляется “когнитариат” и новое компьютерное поколение свободных людей — “хомо интеллектус”;

• классы сменяются социально недифференцированными “информационными сообществами”;

• развиваются малые экономические формы занятости — индивидуальная деятельность на дому;

• “электронный коттедж” становится моделью человеческого существования в будущем.

1.2. Критерии перехода общества к постиндустриальной и информационной стадиям развития

С точки зрения классификации стадий общественного развития, включающей доиндустриальное, индустриальное, постиндустриальное и информационное общество, в настоящее время большая часть развитых стран мира находятся на индустриальной либо постиндустриальной стадии развития. Постиндустриальное общество начало формироваться в середине XX в. Лишь наиболее развитые страны сегодня уже осуществляют переход от постиндустриального к информационному обществу21.

Профессор И. В. Соколова выделяет критерии перехода общества к постиндустриальной и информационной стадиям развития: социально-экономический, технический и космический22.

Социально-экономический критерий (критерий занятости). Оценивается процент экономически активного населения, занятого в сфере услуг (рис. 1.2):

• если в обществе более 50 % населения занято в сфере услуг, наступила постиндустриальная фаза его развития;

• если в обществе более 50 % населения занято в сфере информационно-интеллектуальных услуг, общество становится информационным.

По данному критерию США вступили в постиндустриальный период своего развития в 1956–1960 гг. (штат Калифорния — “силиконовая или кремниевая долина” — преодолел этот рубеж еще в 1910 г.), а информационным обществом США стали в 1974 г. Финляндия вступила в постиндустриальное общество в 1980 г. Россия по данному критерию, как и большинство развитых стран, в настоящее время находится на постиндустриальном этапе развития23. Это подтверждается и данными исследований зарубежных организаций. Любопытно, что, даже по оценкам ЦРУ США, доля занятых в сфере услуг в России в 2010 г. составляла уже 62,7%24.

1 — в производстве продуктов питания (аграрное общество);

2 — в материальном производстве (индустриальное общество);

3 — в сфере услуг (постиндустриальное общество);

4 — в сфере информационных услуг (информационное общество);

5 — в сфере интеллектуальной деятельности (ноосферное общество)

Рис. 1.2. Эволюция социальных систем — диаграмма Порэта25

Однако, признавая несомненность достижений США и других стран в области информатизации, необходимо четко понимать, что значительная доля “информационности” этих стран обусловлена двумя причинами. Во-первых, выносом материальных, часто экологически вредных производств, за пределы этих стран — в другие государства (так называемый экологический колониализм). Во-вторых, привлечением на работу в эти страны ученых со всего мира (“приток мозгов”).

Так, по официальной статистике из России на постоянное место жительства в ведущие страны мира за период с 1990 г. по 2004 г. выехали около 25 тыс. научных работников, а еще около 40 тыс. практически постоянно работают за границей по контрактам и лишь формально числятся в штате российских институтов. Однако по неофициальным данным, эти цифры в 2 и даже в 3 раза выше. К сожалению, опросы показывают, что подавляющее большинство российских ученых, уехавших за рубеж, пока не стремятся вернуться на родину и прикладывают все усилия, чтобы там остаться. Наибольшим спросом пользуются россияне, занимающиеся математикой, физикой, генетикой и др. Экономические потери российской экономики в 2005 г. от эмиграции только одного специалиста, по разным оценкам, достигали 200–250 тыс. долларов26.

Технический критерий . Оценивается уровень технической оснащенности общества, позволяющий удовлетворять любые информационные потребности каждого человека. Этот критерий был предложен академиком А. П. Ершовым еще в 1988 г.27 Оценке подлежит удельная информационная вооруженность общества, которая определяется как отношение суммарной вычислительной мощности той или иной страны к численности ее населения. Этот критерий позволяет на основе статистических данных о росте населения различных стран мира и уровня их вычислительного потенциала не только количественно оценивать текущий уровень их информатизации, но и прогнозировать ожидаемый уровень его развития.

По оценке А. П. Ершова, информационная вооруженность общества в передовых странах увеличивается в десять раз каждые 8–10 лет. При этом ранняя фаза информатизации общества наступает по достижении удельной информационной вооруженности примерно 10 операций в секунду на человека (оп/с/чел.), завершающая фаза соответствует достижению значения 10–20 млн оп/с/чел., что обеспечивает беспроблемное удовлетворение любых информационных потребностей каждого человека в любое время суток и в любой точке пространства. По этому критерию на рубеже XXI в. Россия находилась в начальной фазе информатизации (и по прогнозам достигнет завершающей фазы в 30–40 гг. XXI в.), в то время как США уже тогда начали переход к завершающей фазе информатизации28.

Считается, что период информатизации общества по данному критерию должен составлять не менее шести десятилетий. Оценке подлежит удельная информационная вооруженность, которая возрастает в 10 раз каждые 8–10 лет. При этом ранняя фаза информатизации общества наступает по достижении удельной информационной вооруженности примерно 10 оп/с/чел., что соответствует развертыванию достаточно надежной междугородней телефонной сети. Завершающая фаза соответствует достижению значения 10 млн оп/с/чел., что обеспечивает беспроблемное удовлетворение любых информационных потребностей каждого человека в любое время суток и в любой точке пространства.

Космический критерий стало возможным выделить в связи с освоением человечеством космоса. При наблюдении за нашей планетой из космоса становится очевидной разная мощность, интенсивность радиоизлучений с разных точек Земли. Там, откуда исходят наиболее мощные потоки радиоизлучений, находятся страны с наиболее развитой информационной техносферой. Под информационной техносферой понимается инструментально-технологическая среда общества, представляющая собой совокупность технических средств информатизации общества и информационных технологий, обеспечивающих возможности их социального использования.

Профессор А.И. Ракитов сформулировал главные отличительные черты информационного общества, которые также можно рассматривать в качестве критериев29:

1) каждый член информационного общества в любое время суток и в любой точке страны имеет доступ к нужной ему информации;

2) общество способно обеспечить каждого члена информационной технологией (компьютерами и средствами связи);

3) общество само способно производить всю необходимую для его жизнедеятельности информацию.

В целом важно подчеркнуть, что успехи отдельно взятой страны в информатизации не могут быть оценены только по одному из критериев. Более того, не преуменьшая значимости приведенных выше критериев, следует подчеркнуть, что для определения фаз и стадий развития общества необходима оценка по достаточно сложной системе критериев социального прогресса. Как отмечает профессор И. В. Соколова, лидирование в области техники, занятости в информационном секторе при господстве “общества потребления” в целом не может соответствовать представлению о развитии информационного общества как атрибута прогресса30.

1.3. Государственная политика и деятельность неправительственных организаций по формированию и развитию информационного общества

На пороге нового тысячелетия значение формирования информационного общества и решения связанных с этим проблем было осознано всеми развитыми странами. 22 июля 2000 г. на международном саммите в Окинаве главами государств и правительств “Группы восьми” с участием России была принята Окинавская хартия глобального информационного общества (с которой можно ознакомиться в сети Интернет на официальном сайте Президента России http://archive.kremlin.ru/ text/docs/2000/07/123786.shtml). В этом документе определены ориентиры развития общества XXI столетия в соответствии с новыми ценностями информационной эпохи. Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) признаются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование нового общества. Отмечается их революционное воздействие на образ жизни людей, их образование и работу, а также на взаимодействие правительства и гражданского общества. Они дают возможность более эффективно и творчески решать экономические и социальные проблемы.

В Хартии отмечается, что суть стимулируемой информационно-коммуникационными технологиями экономической и социальной трансформации заключается в ее способности содействовать людям и обществу в использовании знаний и идей. Информационное общество позволяет людям шире использовать свой потенциал и реализовывать свои устремления. Достижение этих целей и решение возникающих проблем потребует разработки эффективных национальных и международных стратегий. Все люди повсеместно, без исключения, должны иметь возможность пользоваться преимуществами глобального информационного общества. Устойчивость глобального информационного общества основывается на стимулирующих развитие человека демократических ценностях, таких как свободный обмен информацией и знаниями, взаимная терпимость и уважение к особенностям других людей.

Окинавская хартия глобального информационного общества содержит следующие разделы:

• Использование возможностей цифровых технологий.

• Преодоление электронно-цифрового разрыва.

• Содействие всеобщему участию.

• Дальнейшее развитие.

По решению Генеральной Ассамблеи ООН в 2003 и в 2005 гг. в два этапа прошла Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества (в Женеве и в Тунисе). В ней приняли участие делегации из 175 стран мира, включая Россию31. Итогом саммита стали одобренные мировыми лидерами ряд документов:

Женевская Декларация принципов (http://www.un.org/ russian/ conferen/wsis/ geneva.htm), озаглавленная “Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии”, была принята в ходе женевского этапа Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества 12 декабря 2003 г. В ней был заложен фундамент зарождающегося информационного общества. В Плане действий, также получившем поддержку женевского этапа Встречи на высшем уровне, установлены ограниченные временными рамками цели, достижение которых будет способствовать претворению в реальность концепции открытого для всех и справедливого информационного общества.

18 ноября 2005 г. в Тунисе мировыми лидерами были одобрены два главных документа: Тунисское обязательство (на русском языке — http://www.itu.int/wsis/docs2/tunis/off/7ru.doc), в котором подчеркнута значимость ИКТ в преодолении “цифрового разрыва” в мире и необходимость эффективного сотрудничества в целях построения глобального информационного общества, и Тунисская программа для информационного общества (на русском языке — http://www.itu.int/wsis/docs2/ tunis/off/6rev1-ru.doc), содержащая положения по ключевым вопросам саммита и последующим шагам, которые необходимо предпринять для ее выполнения.

В 2009 г. в рамках Программы ЮНЕСКО “Информация для всех” (IFAP), направленной на развитие международного взаимодействия и сотрудничества в построении информационного общества, а также обеспечение всеобщего доступа к информации, был разработан документ Национальная информационная политика: базовая модель. Этот документ предназначен для содействия государствам — членам ЮНЕСКО в формировании рамок национальной информационной политики, разработке, расширении и обновлении всеобъемлющих, перспективных и последовательных национальных электронных стратегий32. Так, в документе сформулированы три основополагающие цели национальной информационной политики:

1) демократизация доступа — предоставить всем средства доступа к информации и ИКТ и их использования, обеспечивая реализацию прав граждан, способствуя образованию, местному развитию, искоренению бедности, равенству полов, цифровой инклюзивности, всеобщему доступу, общественной прозрачности и эффективности, а также партисипативному правлению;

2) развитие способностей — разрабатывать, поддерживать и внедрять стратегии, средства и методики развития способностей и навыков использования информации и ИКТ во всех секторах и слоях общества, на всех уровнях формального и неформального образования, способствуя распространению возможностей, которые обеспечивают различные модели управления информацией;

3) обеспечение соответствующих законодательных и нормативных рамок — создать необходимые нормы и предписания, гарантирующие право на информацию; способствовать использованию информации и ИКТ за счет деятельности соответствующих законодательных органов, создавая надлежащую стабильную правовую среду.

Концепция формирования информационного общества в России была разработана еще в 1999 г. и одобрена решением Государственной комиссии по информатизации при Государственном комитете РФ по связи и информатизации. Целью этой Концепции было определение российского пути построения информационного общества, основных условий, положений и приоритетов государственной информационной политики, обеспечивающих его реализацию. В ней были сформулированы предпосылки, особенности и возможные пути перехода России к информационному обществу, социально-культурное обоснование выбранного пути, основные направления реализации перехода к информационному обществу и первоочередные задачи государственной политики.

На федеральном уровне в России был принят документ — Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации33. В Стратегии не только сформулированы цели развития информационного общества в России и перечислены конкретные мероприятия для реализации каждой из них, но также спрогнозированы определенные контрольные значения показателей развития информационного общества, достижения которых Россия должна добиться к 2015 г.

В результате реализации Стратегии должны быть достигнуты следующие контрольные значения показателей:

• место Российской Федерации в международных рейтингах в области развития информационного общества — в числе 20 ведущих стран мира; по уровню доступности национальной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры для субъектов информационной сферы — не ниже 10-го;

• уровень доступности для населения базовых услуг в сфере информационных и телекоммуникационных технологий — 100 %;

• наличие персональных компьютеров, в том числе подключенных к сети Интернет, — не менее чем в 75 % домашних хозяйств (отметим, кстати, что по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в 2007 г. персональный компьютер или ноутбук имелся только в 33 % российских семей34);

• доля государственных услуг, которые население может получить с использованием информационных и телекоммуникационных технологий, в общем объеме государственных услуг в Российской Федерации — 100 %;

• доля библиотечных фондов, переведенных в электронную форму, в общем объеме фондов общедоступных библиотек — не менее 50 %, в том числе библиотечных каталогов — 100 %;

• доля электронных каталогов в общем объеме каталогов Музейного фонда Российской Федерации — 100 % и др.

Стоит отметить, что Россия уже занимает неплохие позиции в международных рейтингах информатизации. По данным аналитической компании comScore, которые были опубликованы 14 ноября 2011 г., в сентябре 2011 г. Россия обогнала Германию по числу интернет-пользователей и впервые заняла первое место в Европе. Российская веб-аудитория увеличивается ежегодно. По оценкам Минкомсвязи РФ на начало 2012 г. количество пользователей Интернета в нашей стране составляло 70 млн. человек. По этому показателю Россия вышла не только на первое место в Европе, но и на шестое место в мире. Первое место в мире занимает Китай, где веб-пользователей более 500 млн. человек, далее идут США, Япония, Индия и Бразилия35.

С 2011 г. в Российской Федерации начала действовать государственная программа “Информационное общество (2011–2020 годы)”36. Ее целью заявлено получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе.

В апреле 2012 г. в структуре Министерства связи и массовых коммуникаций РФ был образован Департамент создания и развития Информационного общества. К основным задачам Департамента отнесено обеспечение функции Министерства по выработке и реализации государственной политики и подготовке предложений по нормативно-правовому регулированию в сфере создания и развития информационного общества, в том числе в рамках обеспечения реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, развития и управления реализацией государственной программы Российской Федерации “Информационное общество (2011–2020 годы)”, развития цифрового содержания, использования, а также управления информационно-телекоммуникационной сетью Интернет (кроме вопросов доступа к информационно-телекоммуникационной сети Интернет посредством сети электросвязи, а также вопросов, затрагивающих сферы электронных средств массовой информации и дистанционного образования), информационной безопасности и защиты персональных данных, а также в части научно-технического развития отрасли и решения вопросов инновационного развития подведомственных Министерству федеральных государственных унитарных предприятий37.

В качестве примера для регионов России можно рассматривать Концепцию движения Москвы в информационное общество38. В ней отмечается, что, осознавая все преимущества информационного общества, нельзя не учитывать, что оно несет с собой не только новые решения и возможности, но и новые проблемы и риски. Как и любое другое, информационное общество несовершенно, а ИКТ нейтральны. Последствия их применения целиком зависят от ценностных установок и политических решений. Реализация возможностей информационного общества — вопрос адекватной политики и своевременных управленческих решений.

В связи с этим Концепция движения Москвы в информационное общество предусматривает целый ряд мер, направленных на формирование предпосылок информатизации в регионе, в том числе в социальной сфере. Например, сформулированы принципы и приоритеты политики по стимулированию и организации использования ИКТ в таких областях социальной сферы, как образование, здравоохранение, культура, городское управление и хозяйство, общественная жизнь, быт и досуг, обеспечение возможностей использования ИКТ всеми жителями города, готовность москвичей к использованию ИКТ для жизни и работы, преодоление социального неравенства в “информационном городе”, домашняя компьютеризация. Среди первоочередных мероприятий выделены социально значимые направления — обеспечение общественной поддержки идеи информационного общества и разработка и реализация демонстрационно-просветительских программ и проектов. Подобный подход, несомненно, заслуживает высокой оценки.

В России созданы и действуют ряд общественных организаций, деятельность которых вносит определенный вклад в развитие информационного общества в нашей стране. Наиболее известные из них — Институт развития информационного общества (с 1998 г.) и Партнерство для развития информационного общества в России (с 2000 г.). С материалами об их деятельности можно ознакомиться в сети Интернет на сайтах: http:// www.iis.ru/ и http://www.russia-gateway.ru/. Целями этих организаций являются формирование и развитие информационного общества в нашей стране и интеграция России в глобальное информационное общество. Институт развития информационного общества выпускает научно-аналитический журнал “Информационное общество”, в котором рассматриваются самые разные проблемы становления информационного общества во всем мире и в России, а также анализируется процесс информатизации в различных сферах жизнедеятельности общества. Так, № 2 журнала за 2005 г. был посвящен теме “Информационнокоммуникационные технологии в социальной сфере”. С 2006 г. Институт развития информационного общества ведет сайт в сети Интернет “Электронный регион” по адресу http://www. eregion.ru/, посвященный вопросам электронного развития регионов России. На нем собраны основные материалы, касающиеся стратегий и программ развития информационного общества, результаты мониторинга по основным направлениям электронного развития, приведены рейтинги регионов в соответствии с международно-сопоставимыми методиками.

При Партнерстве для развития информационного общества в России” с 2002 г. учрежден Фонд развития информационного общества — некоммерческая организация, созданная в Москве юридическими лицами Российской Федерации на основании добровольных имущественных взносов. Целями деятельности Фонда являются содействие решению задач “Партнерства”, а также стимулирование инновационной деятельности в сфере использования информационно-коммуникационных технологий39. Так, гранты Фонда направляются на финансирование:

• научно-исследовательской, информационно-аналитической, просветительской и практической деятельности, связанной с развитием информационного общества;

• развития российских информационных ресурсов, доступных через Интернет;

• разработки новых и совершенствование применяемых информационных технологий;

• электронного ведения бизнеса, дистанционного обучения, создания онлайновых сообществ и других значимых приложений ИКТ.

Определенный интерес представляет также объединение “Российская сеть информационного общества” (Russian Information Society Network; http://www.isn.ru/), с 1999 г. занимающееся проблемами развития экономики, политики, образования и общества в целом на базе сетевых и информационных технологий, а также исследования психологических, социальных и философских вопросов интернет-коммуникаций. Основными задачами сети являются организация обмена информацией и идеями по проблематике информационного общества, подготовка и реализация проектов, направленных на построение информационного общества в России, интеграцию страны в глобальное информационное общество.

Кроме того, с 2000 г. в России функционирует Международный экспертный совет по преодолению информационного неравенства (Digital Opportunity Task Force, DOT Force; http:// www.iis.ru/dotforce/), основной целью которого является разработка комплекса конкретных мер по решению проблемы информационного неравенства.

С 2008 г. начало действовать Российское Агентство развития информационного общества (РАРИО; http://www.rario. ru/). Организаторы связывают его создание с тем, что возникло значительное количество информационных ресурсов и услуг в сети Интернет, а также электронных административных регламентов, делающих прозрачной работу государственных институтов и обеспечивающих оказание электронных услуг гражданам, однако знания граждан Российской Федерации об использовании этих благ являются крайне слабыми, а навыки их получения не сформированы. В условиях быстро развивающегося информационного общества сложилась неприемлемая ситуация, когда интересы граждан — членов этого общества — фактически не учитываются органами власти, проводящими в стране политику информатизации. Жители крупных городов, лица с высоким уровнем образования составляют основную аудиторию российского сегмента информационного общества. Социально незащищенные группы, граждане с низким уровнем доходов, лица старшего поколения, жители небольших населенных пунктов все более отдаляются от преимуществ, которые предоставляет единое информационное пространство40.

Цель деятельности Агентства позиционируется как содействие развитию информационного общества и гражданских инициатив в среде пользователей информационных услуг, распространение “лучших практик” создания элементов информационного общества, повышение информационной грамотности и формирование информационной культуры в обществе. РАРИО реализует такие проекты, как международный фестиваль “Электронное будущее!” (серия мероприятий по пропаганде идей эффективного использования сетевых информационных ресурсов и электронных услуг среди различных слоев общества, а также активизации гражданских и общественных инициатив в этой сфере); Всероссийская программа обучения компьютерной грамотности “КиберЛИКБЕЗ” (обучение лиц старшего поколения навыкам использования ИКТ силами школьников и студентов); Всероссийское детско-юношеское и молодежное движение “Тимуровцы информационного общества” (также обучение лиц старшего поколения навыкам использования ИКТ силами школьников); “Информационные ресурсы — информационному обществу” (распространение организационно-методических материалов, обучающих компакт-дисков, учебных фильмов, цифровых коллекций и материалов и др., направленных на формирование элементов информационного общества и доступа к социально значимой информации); Национальная премия за вклад в развитие информационного общества в Российской Федерации (Всероссийский конкурс на присуждение премии лучшим проектам и персоналиям в области развития информационного общества); Международный конкурс интернет-проектов “Золотая паутина” (направлен на привлечение граждан к активной жизни в информационном обществе) и др.

1.4. Понятие информатизации социальной сферы общества

Термин “информатизация” появился сравнительно недавно в связи с возникновением в обществе социальной потребности во все более широком использовании средств информатики для формирования, хранения и использования различных видов социально значимой информации41. Этот термин был впервые применен в докладе “Информатизация общества”, подготовленном в 1978 г. группой специалистов по заказу Президента Франции Валери Жискар д’Эстена42.

В отечественной литературе одним из первых термин “информатизация” применил в 1987 г. А. И. Ракитов43, опубликовав в периодической печати статью “Информатизация общества и стратегия ускорения” (Правда. 1987. 23 янв.). В дальнейшем информатизация была определена им как процесс, в котором социальные, технологические, экономические, политические и культурные механизмы не просто связаны, а буквально сплавлены, слиты воедино. Вместе с тем это процесс прогрессивно нарастающего использования информационных технологий для производства, переработки, хранения и распространения информации44.

Особенно широко термин “информатизация” стал обсуждаться в нашей стране в 1988-1990 гг. в связи с разработкой концепции информатизации общества. Определенный вклад в трактовку понятия внесли А. П. Ершов, В. С. Михалевич, Ю. Н. Каныгин, А. Д. Урсул и другие исследователи. Например, академик А. П. Ершов считал, что информатизация — это комплекс мер, направленных на обеспечение полного использования достоверного, исчерпывающего знания во всех общественно значимых видах человеческой деятельности45.

В дальнейшем в российской науке так и не сложилось единого понимания термина “информатизация”. Ведущими учеными предложены сотни его трактовок: это процесс повышения эффективности использования информационных ресурсов при помощи информационных технологий в жизнедеятельности общества (А. Б. Антопольский); это процесс совершенствования технологий информационного производства (Г. Т. Артамонов); это распространение информационной культуры, необходимой каждому, кто прямо или косвенно имеет дело с информацией, создание необходимых предпосылок для компьютеризации (Г. Г. Воробьев); это создание условий в обществе, при которых “выгоднее” все принимаемые на различных уровнях решения базировать на максимально полной, своевременной, адекватной информации (Б.М. Герасимов); это процесс внедрения современных средств и методов обработки и передачи информации в какой-либо области (Н.Е. Каленов); это внедрение информационных технологий, обеспечивающих повышение потребления обществом информации (Б.В. Кристальный); это создание и использование механизированных и автоматизированных технологий, систем и средств передачи, сбора, хранения, обработки и отображения информации в процессах управления производственной и другими видами деятельности (В.К. Попов); это процесс удовлетворения информационных потребностей в обществе посредством современных информационных технологий, процесс формирования, распространения и использования информационных ресурсов в обществе посредством современных информационных технологий (Г. Л. Смолян) и др46. Многозначность термина “информатизация” обусловлена сложностью и многоаспектностью самого процесса информатизации, который охватывает практически всех членов общества.

В связи с проблемой поиска единого, конкретного определения термина “информатизация” в 1994 г. В. А. Копыловым под руководством академика АЕН РФ Г. Т. Артамонова был проведен анализ различных определений, представленных ведущими отечественными учеными47. Проанализировав их, исследователь пришел к любопытным заключениям, на наш взгляд, наиболее полно характеризующим рассматриваемое понятие. Оказалось, что, несмотря на внешнее различие трактовок, они укладываются в одну общую модель, состоящую из трех элементов (рис. 1.3). Причем в одних определениях присутствуют все три элемента, в других — два или один. Нет полного терминологического совпадения по каждому элементу, однако очевидна семантическая близость.

В российском законодательстве определение термина “информатизация” было сформулировано в Федеральном законе от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ “Об информации, информатизации и защите информации”. В настоящее время он утратил силу с введением в действие Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”.

Рис. 1.3. Модель определения термина “информатизация”

Информатизация — это организационный социально-экономический и научно-технический процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений на основе формирования и использования информационных ресурсов. Данное определение продолжает широко применяться в научной литературе и позитивно оценивается большинством исследователей. Считается крайне важным, что информатизация рассматривается как процесс развития всего общества, имеющий общегосударственное значение.

Чтобы сформулировать, что мы будем понимать под конкретной предметной областью сферы информатизации, необходимо раскрыть понятие “социальная сфера”.

Прежде всего отметим, что разделение жизни общества на различные сферы является основанием для функциональной структуры социологического знания48. В соответствии с таким подходом общественная жизнь имеет экономическую, социальную, политическую и духовную сферы. Функциональная роль социальной сферы в жизни общества заключается в том, что в ее рамках происходят воспроизводство и изменения социальных связей между людьми, условий и образа их жизнедеятельности, условий формирования и удовлетворения их жизненных потребностей49.

В теории информационного общества чаще всего выделяются четыре сферы общественного воспроизводства: социальная, информационная, организационная и техническая (материальная, экономическая). Сокращенные названия обозначенных сфер широко используются при анализе процесса информатизации общества: социосфера, инфосфера, оргсфера, техносфера. Эти структуры как “сферы общества” выделялись Тоффлером (только “оргсфера” у него “властная сфера”), они фактически исследуются Беллом, который, правда, объединяет социальную и экономическую сферы в одну, а также Кастельсом, но под другими названиями; высший приоритет среди обозначенных сфер имеет социальная (гуманитарная) сфера, поскольку она воспроизводит продукт/ресурс высшего приоритета — людей50.

Не только в теории информационного общества, но и в непосредственно связанных с феноменом информатизации концепциях постиндустриального общества (Д. Белл), глобального общества (И. Валлерштайн) и коммуникативного общества (Н. Луман) логика размышлений о современности строится, исходя из признания автономности развития разных сфер общества51.

Вообще категория “социальное” в социологии выражает ее предмет и предназначена для отделения социальных явлений от несоциальных52. Социальная сфера в социологической теории чаще всего понимается как “одна из основных сфер общественной жизни, основой которой выступает система социальных отношений между людьми и их объединениями”53.

Приведем две точки зрения на эту систему социальных отношений. Одна из них, наиболее распространенная, характеризует социальные отношения как отношения между группами, классами, нациями, народностями, иногда сюда включаются отношения в семье и в трудовых коллективах. Другая точка зрения рассматривает социальные отношения как отношения по обеспечению жизненными средствами; по воспроизводству природных данных человека; по приобщению к производству; по приобщению к общению54. Все они могут и должны подвергнуться глубокому социологическому анализу.

Именно вторая точка зрения отражена в определении понятия “социальная сфера”, сформулированном Г. И. Осадчей — одним из разработчиков основ методологии социологического анализа социальной сферы55. Социальная сфера — это целостная, постоянно изменяющаяся подсистема общества, порожденная его объективной потребностью в непрерывном воспроизводстве субъектов социального процесса. Это устойчивая область человеческой деятельности по воспроизводству своей жизни, пространство реализации социальной функции общества. Именно в ней обретает смысл социальная политика государства, реализуются социальные и гражданские права человека.

Опираясь на обозначенный подход, в качестве основного выберем определение, разработанное специально для рассмотрения проблем информатизации социальной сферы профессором И. В. Соколовой, которая сегодня развивает новое направление в социологии — социологию информатизации. Социальная сфера — это пространство и процесс расширенного воспроизводства человека как личности, как субъекта исторического процесса. “При этом важно помнить, — подчеркивает И. В. Соколова, — что имеется в виду как физическое, так и культурно-духовное формирование личности. Это очень важный методологический момент, так как развитие интеллектуальной и культурно-духовной деятельности как стержня информатизации невозможно без соответствующего прогресса в физическом развитии человека”56.

Таким образом, рассмотрев понятия “информатизация” и “социальная сфера”, можно сформулировать определение информатизации социальной сферы

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Раздел I.. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИНФОРМАТИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Информационные технологии в социальной сфере предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Колин К. К. Социальная информатика: учеб. пособие. — М.: Акад. проект: Фонд “Мир”, 2003. — С.4.

2

Соколова И. В. Социальная информатика: курс лекций. — М.: Изд-во МГСУ, 2002. — С. 7–14.

3

Колин К. К. Социальная информатика: учеб. пособие. — С. 175.

4

Соколова Ирина Викторовна — доктор социологических наук, профессор, зав. кафедрой социальной и педагогической информатики факультета информационных технологий Российского государственного социального университета. Действительный член Академии социального образования и Международной академии ноосферы (устойчивого развития), сопредседатель исследовательских комитетов Российского общества социологов и Российской социологической ассоциации “Социальная информатика”.

5

См.: The Future Is Tomorrow: Europe 2000. 1972. Цит. по: Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — М.: Союз, 1999. — С. 12.

6

Махнина Ф. М. Информатизация в контексте модернизации российского общества: дис.… канд. социол. наук. — Казань, 1999. — С. 76.

7

Мелюхин И. С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. — М.: Изд-во МГУ, 1999. — С. 14.

8

Махнина Ф. М. Указ. соч. — С. 78.

9

Иноземцев В. Л. Теория постиндустриального общества как методологическая парадигма российского обществоведения // Вопросы философии. — 1997. — № 10. — С. 37.

10

Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики // Новая технократическая волна на Западе. — М.: Прогресс, 1986. — С. 392–409.

11

Тоффлер Э. Третья волна: пер. с англ. — М.: АСТ, 2002.

12

Тоффлер Э. Шок будущего: пер. с англ. — М.: АСТ, 2002.

13

Тоффлер Э. Метаморфозы власти: пер. с англ. — М.: АСТ, 2003.

14

Демидова Т. Е. Социальные технологии в контексте духовно-нравственных отношений в отечественном и зарубежном опыте (II половина XX века). — М.: ИКАР, 1999. — С. 87.

15

Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — С. 14.

16

См.: К критике буржуазных концепций “информационного общества”: Научно-аналитический обзор. — М.: ИНИОН, 1983.

17

Цит. по: Колин К. К. Социальная информатика: учеб. пособие. — С. 336.

18

Руководящий документ “Информационные технологии. Мониторинг информатизации России. Основные положения мониторинга. РД 115.005-2002” (утв. Информационным письмом Минсвязи России от 04.03.2002 № 1341).

19

Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 07.02.2008 № Пр-212).

20

Кукин В. И. Информатика: организация и управление. — М.: Экономика, 1991. — С. 72; Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — С. 7–8.

21

Колин К. К. Социальная информатика: учеб. пособие. — С. 173.

22

Соколова И. В. Социальная информатика: курс лекций. — С. 8.

23

Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — С. 869.

24

Материалы сайта Центрального разведывательного управления США [Электронный ресурс] // https://www.cia.gov/library/publications/the-worldfactbook/ geos/rs.html.

25

Соколова И.В. Социальная информатика: курс лекций. — С. 10.

26

Сколько и куда уехало российских ученых // Российская газета. — 2005. — № 155. — С. 14.

27

Ершов А.П. Информатизация: от компьютерной грамотности учащихся к информационной культуре общества // Коммунист. — 1988. — № 2 (цит. по: Колин К.К. Социальная информатика: учеб. пособие. — С. 178–179).

28

Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — С. 9.

29

Колин К. К. Социальная информатика: учеб. пособие. — С. 173.

30

Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — С. 10.

31

Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества // Информационное общество. — 2005. — № 6.

32

Национальная информационная политика: базовая модель: пер. с англ. — М.: МЦБС, 2010.

33

Утв. Президентом РФ 07.02.2008 № Пр-212.

34

Персональный компьютер — в каждой третьей российской семье! // Пресс-выпуск Всероссийского центра изучения общественного мнения № 821 от 28.11.2007.

35

Рост охвата граждан России Интернетом // РИА Новости [Элек-тронный ресурс]. http://ria.ru/spravka/20120930/761976690.html#ixzz2ImhIE8bH

36

Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р “О госу-дарственной программе Российской Федерации “Информационное общество (2011–2020 годы)”.

37

Приказ Минкомсвязи и массовых коммуникаций РФ от 17.04.2012 № 112 “Об утверждении Положения о Департаменте создания и развития Информационного общества Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации”.

38

О разработке комплексной программы движения Москвы к информационному обществу”. Утв. распоряжением мэра Москвы от 20.07.2001 № 715-РМ.

39

Материалы сайта Фонда развития информационного общества: [Электронный ресурс]. http://frio.russia-gateway.ru/

40

Материалы сайта Агентства развития информационного общества (РАРИО): [Электронный ресурс]. http://rario.ru/

41

Колин К. К. Социальная информатика: учеб. пособие. — С. 48–49.

42

Соколова И. В. Социальная информатика: курс лекций. — С. 19.

43

Кукин В. И. Указ. соч. — С. 66; Соколова И. В. Социальная информатика: курс лекций. — С. 20.

44

Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. — М., 1991. — С. 34.

45

Ершов А. П. Информатизация: от компьютерной грамотности учащихся к информационной культуре общества // Коммунист. 1988. № 2. — С. 82 (цит. по: Колин К. К. Социальная информатика. — С. 50).

46

Копылов В. А. Еще раз о термине “информатизация” // Научно-техническая информация. Сер. 1. Организация и методика информационной работы. — 1994. — № 8. — С. 6–7.

47

Там же. — С. 4–7.

48

Тощенко Ж. Т. Социология: общий курс. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Прометей; Юрайт, 1999. — С. 55.

49

Учебный социологический словарь. — 3-е изд., доп., перераб. / под ред. С. А. Кравченко. — М.: Экзамен, 1999. — С. 261.

50

Семашко Л. М. Тетрасоциология — социология четырех измерений: к постановке проблемы // Социологические исследования. — 2001. — № 9. — С. 20–28.

51

См.: Bell D. The Coming of Post-industrial Society. A Venture in Social Forecasting. — N.Y., 1973; Wallerstein I. The Modern World System. — N.Y., 1974; Luhmann N. Soziologische Aufklarung. Bd. 1–3. Opladen, 1970–1984 (цит. по: Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология / под ред. проф. В. И. Добренькова. — М.: Гардарики, 1999. — С. 154–155).

52

Семашко Л.М. Указ. соч. — С. 20–28.

53

Учебный социологический словарь / Под ред. С. А. Кравченко. — С. 261.

54

См.: Перфильев М. Н. Общественные отношения. — Л., — 1974. — С. 164–181. Цит. по: Тощенко Ж. Т. Указ. соч. — С. 57.

55

См.: Осадчая Г. И. Социальная сфера общества: Теория и методология социологического анализа. — М., 1996. — С. 53 (цит. по: Соколова И. В. Социальная информатика (социологические аспекты). — С. 28–29).

56

Соколова И. В. Социальная информатика: курс лекций. — С. 29.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я