Люди Икс. Темный Феникс
Стюарт Мур, 2019

Джин Грей решила пожертвовать своей жизнью, чтобы спасти Людей Икс. Но случилось чудо – и она воскресла! Вместе с ней воскрес Феникс, и Джин стала одним из самых могущественных существ во вселенной. Но она предает своих братьев-мутантов во время нападения на Клуб Адского Пламени и превращается в Черную Королеву. Ее силы вышли из-под контроля, и всем стало ясно, что Феникса нужно остановить. Кто-то готов уничтожить его, не считаясь с ценой победы, но Люди Икс жаждут усмирить Феникса, не навредив Джин. Судьба всего мира в их руках!

Оглавление

Из серии: Вселенная MARVEL

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Люди Икс. Темный Феникс предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© 2019 MARVEL

* * *

Для Джона Бирна, Дэйва Кокрума и особенно Криса, который всегда тянется к звездам.

Пролог

ШАТТЛ со свистом несся сквозь атмосферу, с каждой секундой набирая скорость. Тепловые щиты коробились, трещали и раскалывались, разлетаясь в стороны и исчезая в самой мощной солнечной вспышке века.

Рыжеволосая девушка на сиденье пилота вцепилась в подлокотники, стараясь не слушать безжалостный голос, звучащий внутри.

Это последние минуты твоей жизни.

Джин Грей потрясла головой и заставила себя сосредоточиться. Она посмотрела на каждый из десяти экранов на панели управления. На всех лишь помехи. От солнечной вспышки оплавились электронные схемы, и только на одном мониторе осталось изображение: вид на вспышку, переливающуюся красным, оранжевым и желтым — цветами нижней части спектра. Зрелище первозданной энергии космоса завораживало.

Но и этот монитор вскоре замигал и потух.

Джин попробовала нажать на несколько кнопок, пошевелила рычаг.

«И зачем только я это делаю? — подумала она. — Корабль разваливается на части, а я даже не знаю, куда он летит».

Она откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Джин подумала о людях в капсулах в хвостовой части шаттла. Это были ее соратники, друзья, дороже которых у нее не было никого. Ментально потянувшись к ним, она без спроса коснулась их мыслей. Ночной Змей, Шторм. Росомаха, чей разум был полон отчаянных сожалений. Доктор Питер Корбо — предприниматель, построивший этот шаттл. Профессор Чарльз Ксавье, основатель Людей Икс.

Циклоп. Скотт Саммерс.

Ее любимый.

Корабль застонал и затрясся, и Джин пришлось оторваться от его мыслей. Сейчас она не могла позволить себе погрузиться в боль и страх Скотта. Всплыло воспоминание: она держит его за руку, такую крепкую, сильную, и они бредут под сенью деревьев по улицам где-то на севере Нью-Йорка. Осень, листья падают с ветвей и устилают темную траву яркой мозаикой из желтых, красных и оранжевых лоскутов.

Последние минуты твоей жизни.

Громкий треск вырвал Джин из задумчивости. Корабль накренился, и ее вдавило в кресло. Используя телекинез, еще одну способность мутантов, она наклонилась вперед, чтобы скомпенсировать рывок. Датчик пространственного положения зашкалил. Один из экранов переключился на внутренний режим, и на нем высветилась надпись:

ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ НАРУШЕНА

Джин окатило волной паники. «Я не пилот, — думала она. — Я не знаю, как управлять этой штукой!»

А потом она вспомнила…

Знаешь. Благодаря доктору Корбо.

Джин покопалась в памяти и открыла раздел с чужими мыслями. Изучила его и нашла то, что нужно. Дрожащей рукой она дотянулась до рычага и постаралась надавить с нужной силой.

«Спасибо, док».

Часом ранее

— Огонь почти добрался до ячеек концентрированного топлива, доктор Корбо. У нас мало времени.

— Напротив, Циклоп. В нашем распоряжении все время мира.

Джин пристально смотрела на мужчин. Скотт Саммерс, Циклоп, стоял, наклонившись к спинке кресла пилота и вцепившись в нее пальцами. Желто-синяя форма запачкалась и кое-где свисала клоками после недавней схватки. За красными кварцевыми линзами, закрывавшими глаза, бегали импульсы, сдерживавшие смертоносную энергию.

Корбо развернулся в кресле и запрокинул голову, чтобы бросить Саммерсу угрюмую улыбку. В нужных пропорциях проявляя выдающийся ум и яркую индивидуальность, Корбо построил собственную империю в сфере космических полетов. Даже в этот момент, когда над пассажирами шаттла нависла неминуемая гибель, он источал спокойствие. Единственное, что выдавало повышенный уровень стресса, — это постоянное приглаживание и так тщательно уложенных волос.

— Мы отсюда никуда не денемся, — объяснил он, показав на панель управления. — Процессор контроля за полетом вышел из строя, когда мы столкнулись со Стражами. А без него эта птичка не взлетит.

Циклоп скривился и повернулся к Ночному Змею.

— От Шторм и Логана ничего не слышно?

Худощавый мутант, покрытый синей шерстью, поднял рацию для связи на короткие расстояния и нервно дернул острым хвостом.

— Они нашли профессора, — произнес он с немецким акцентом. — Идут сюда.

Циклоп кивнул. На секунду встретившись взглядом с Джин, он сдержанно улыбнулся. А затем отвернулся.

«Они почти не обращают на меня внимания, — подумала Джин. — Ни один из них. Даже Скотт считает, что я подстроюсь, как только он примет решение. Да и почему бы ему считать иначе? Я ведь всегда так и делала».

Она беспокойно заерзала. Роботы-стражи похитили Джин с изысканного танцевального вечера. Ее дорогое черное платье превратилось в лохмотья, и чувствовала она себя в них очень неуютно.

Циклоп опустился на место пилота.

— Может, перейдем на ручное управление? — спросил он.

Улыбка Корбо сменилась гримасой ужаса.

— Если вдруг ты не заметил, на этой космической станции полыхает пожар. К тому же у нас нет скафандров. И, хочешь — верь, хочешь — нет, это меньшие из наших проблем.

Ночной Змей издал свистящий звук.

— Вспышка, — сказал он.

— Солнечная вспышка! — подчеркнул Корбо, театрально разводя руки в стороны. — Самая мощная с 1859 года, и она с минуты на минуту дотянется до Земли. Процессор должен был успешно произвести посадку в автономном режиме, пока мы сидели бы себе в защищенной капсуле жизнеобеспечения.

Циклоп посмотрел на панель управления.

— Но у нас его нет.

— Именно. — Корбо снова провел рукой по волосам. На этот раз быстрее. — Я могу посадить корабль одной левой. И, вероятно, параллельно основать новую компанию. — По его лицу пробежала неясная тень. — Хм… Может, пора заняться станцией мониторинга солнечной активности. Я мог бы привлечь приличные капиталы под это дело…

— Док!

— Да, точно. — Корбо посмотрел мимо Циклопа на Ночного Змея так, будто видел его впервые. — Говорю, я мог бы посадить этот корабль с закрытыми глазами, но не переживу вспышки, а в кабине нет защитного покрытия. Но кто-то из вас, с особыми мутациями, может справиться. Возможно, Росомаха.

Снаружи раздался скрип, а потом — громкий удар. Воздух нагревался. Станция должна была распасться на части в ближайшие минуты, и в отсеки хлынул бы ледяной вакуум открытого космоса.

— Вообще, — продолжил Корбо, — большое количество заряженных частиц теоретически способно провоцировать мутации в ДНК. Нечто подобное этой вспышке могло привести к возникновению вашего Homo superior… — Тут он заметил, какими взглядами смерили его присутствовавшие. — Да, простите. Это неважно. Проблема в том, что никто из вас не умеет управлять шаттлом. А нам нужен мутант, который еще и знает, что делать с кораблем. Но таких нет.

— Есть я, — вмешалась в разговор Джин.

Все повернулись к ней. Корбо нахмурился. На лице Циклопа играла ухмылка. Его глаза, как всегда, прятались за защитным визором.

Фройляйн, — заговорил Ночной Змей, — ты мой проверенный друг и надежный соратник, но когда это ты успела стать астронавтом?

— Вот сейчас и стану.

Она шагнула вперед и подняла руку. Корбо слегка дернулся, но остался в кресле.

— Док, я телепат, — объяснила Джин. — Я могу получить доступ ко всем твоим навыкам управления кораблем. Джоном Гленном я, конечно, не стану, но вполне справлюсь с посадкой на Землю.

Корбо смотрел на нее снизу вверх. В его обыкновенно невозмутимом взгляде мелькнул страх. А потом он едва заметно кивнул.

Джин дотронулась до лба Корбо и погрузилась в водоворот его мыслей. Вот недавние воспоминания о том, как Циклоп и Ночной Змей — Люди Икс — явились в вашингтонский офис Корбо и попросили помощи в спасении друзей. Полет на шаттле к космической станции, на которой они сейчас находились. Заброшенная база разведки ЩИТа, где Джин, Шторм, Росомаху и Профессора Икс держали в плену. Битва со Стражами и побег к шаттлу по задымленным коридорам базы.

Из глубин памяти Корбо всплывали и другие образы. Детские воспоминания о нежной матери и об отце, который никогда не был им доволен. Азарт того времени, когда он основал свою первую компанию — стартап, совершивший революцию в спутниковых коммуникациях. Два, а затем и три развода, которые Корбо едва заметил, ослепленный успехами ракетостроительных инициатив.

Когда-то Джин решила бы, что этот поток чужих воспоминаний для нее слишком мощный. Но Профессор Икс много лет обучал ее тонкостям концентрации мысли. Он преподал ей техники, которые никто, кроме настолько выдающегося телепата, как Ксавье, не смог бы довести до совершенства.

Корбо, поняла Джин, относился к особому роду людей: он был очарователен, высокомерен и привык добиваться своего. Не из тех, с кем она связалась бы. От их внезапного сближения ее кольнуло неприятное чувство, но Джин отбросила его и принялась за поиски нужных воспоминаний. Найдя их, женщина переписала все новые знания в отдельную ментальную «папку» и освободила разум Корбо от своего присутствия. Встряхнула головой и улыбнулась.

— Готово.

Корбо не ответил на ее улыбку. Теперь страх в его глазах был виден отчетливо.

— Я не знал… — начал он и запнулся. — Я не знаю, кто ты.

Высокомерие Корбо испарилось. Почему-то это задело Джин гораздо сильнее, чем контакт с его разумом. Она вздрогнула, отвернулась…

…и чуть не столкнулась с Циклопом. Стройная мускулистая фигура Саммерса с опущенными вдоль тела напряженными руками преградила ей путь. Его губы были плотно сжаты, глаза позади защитных линз яростно блестели.

— Ты не будешь это делать, — сказал он.

Сейчас

«Ты не сможешь!»

Мысль Циклопа пробилась сквозь стенку капсулы, как луч маяка, и ударила Джин прямо в мозг. Она ощутила его панику, грусть и злость. Встряхнув головой, женщина отрезала от себя его мысли. Сейчас на это нет времени. Важно только одно: благополучно посадить шаттл.

Экраны переднего вида все еще не показывали ничего, кроме помех, но небольшой монитор над головой мерно светился длинной чередой вычислений. Согласно воспоминаниям Корбо, числа на мониторе показывали высоту и давление. К сожалению, внешние датчики по-прежнему работали плохо, цифры сменяли друг друга, выдавая неполные, ненадежные данные.

И все же…

Однажды Корбо, как она теперь знала, перезагрузил неисправный сенсорный модуль, пустив по системе электрический импульс. Джин присмотрелась к ручным переключателям вокруг жидкокристаллического монитора.

Морщась, она подтянула к себе один из модулей и начала выставлять настройки перезагрузки. Пальцы перебирали проводки, отстраняясь каждый раз, когда вспыхивала искра. Работа шла медленно и почти на автомате, будто руками женщины руководил кто-то другой.

Отчасти она снова погрузилась в воспоминания. Воспоминания о том дне, когда брела среди осенних деревьев по подмерзшим хрустящим листьям в одних сандалиях.

— Я люблю осень, — проговорила Джин, потянувшись к Скотту. Он повернулся и посмотрел на нее со странным выражением лица. Его глаза скрывали солнцезащитные очки алого цвета, которые заменяли боевой визор. В ответ он сказал нечто тревожное.

Она не могла вспомнить, что.

Шаттл закачало из стороны в сторону, и Джин отбросило к стене. Она схватилась за потолок, едва не оторвав панель. По руке скользнул острый металлический край, оставив полоску крови. Она вскрикнула и, потянувшись другой рукой к ране, выругалась.

Издалека снова донесся треск — видимо, отлетел еще один тепловой щит, — но что происходит снаружи, по-прежнему не было ни видно, ни слышно.

На лбу у Джин проступил пот. «Наверное, тут уже больше тридцати градусов». Она понимала, что дело не только в температуре. Корабль попал в солнечную вспышку и купался в невероятном по силе излучении. Ее телекинетический щит отражал лишь часть радиации. По коже бежали мурашки, живот скрутило. Сердце, казалось, готово выпрыгнуть из груди.

Что там говорил Корбо на космической станции? «Большое количество заряженных частиц теоретически способно провоцировать мутации в ДНК». Не действует ли на нее эта вспышка на каком-то фундаментальном уровне? Не переписывает ли ее генетическую основу? Джин посмотрела на кровь, шедшую из раны на руке, на капли, которые падали на обшивку будто в замедленной съемке.

Последние минуты твоей жизни.

Снова этот голос. Сначала она думала, что так отзывается ее паника, но теперь казалось, будто говорит некто другой. Или нечто. Нечто другое. Может, все дело в солнечной вспышке? Или с ней самой что-то происходит? Что-то глубинное, значительное?

Ты умрешь.

«Нет, — подумала она. — Я выживу. И спасу их».

Ты умрешь.

Она оторвала от платья полоску ткани и прижала к порезу.

Это будет славная гибель.

Джин не успела ответить — она почувствовала резкий всплеск своих телепатических сил. Перед ней предстало внутреннее устройство корабля, сотни тысяч электроцепей и соединений, поврежденных солнечной вспышкой. За пределами корабля переливалось полярное сияние в ультрафиолетовом свете.

Далеко внизу, на поверхности Земли, люди отбрасывали бесполезные телефоны и рации и устремляли взгляды в небо, на буйство цвета, которое почти никогда не увидишь. Оттуда не разглядеть крошечного шаттла, затерянного в ярком сиянии звездной энергии. А сверху все эти люди казались такими крошечными. Такими незаметными. Абсолютно беспомощными перед лицом нисходящей с небес космической энергии.

По телу Джин пробежала дрожь. Столько силы… Столько восхитительных течений энергии. Первозданная мощь взывала к ней песней. Струны времени сплетали все воедино: жизнь и смерть, боль, радость, скорбь и все, что лежит между ними.

Звезды. Столько звезд!

Ее кровь трансформировалась. Как клетки, как воды в древней Земле…

«Джин, пожалуйста!»

«Скотт!»

Она тряхнула головой и моргнула. Затем заставила себя покинуть разум Скотта и сосредоточиться на оборудовании в кабине пилота. Джин занялась поврежденным рычагом управления, мигающими данными по высоте и давлению и экранам, на которых был лишь белый шум.

«Джин, не делай этого!»

Она оборвала связь с мозгом Скотта. Джин ощущала и разумы остальных, кто находился в капсуле: Логана, Шторм, Ночного Змея, Корбо и Профессора, который был без сознания. Но сейчас именно со Скоттом ей взаимодействовать было нельзя. Если Джин позволит его горю, страху и, да, любви отвлечь ее, она сломается и потеряет контроль.

Ты умрешь.

На этот раз она не стала спорить. Теперь она знала.

«Да, — подумала она. — Но я не позволю умереть ему».

Дрожа и истекая потом, Джин потянулась к спущенной с потолка панели и продолжила работу.

Часом ранее

— Ты не будешь этого делать.

Слова Циклопа повисли в воздухе. Джин застыла на месте, избегая его взгляда. Корбо и Ночной Змей отошли, позволяя им поговорить по душам в покореженной кабине.

Со Скоттом Джин было уютнее, чем с кем бы то ни было. В мире мятущихся умов — блуждающих мыслей, внезапных вторжений и ментального шума, который ей всю жизнь приходилось терпеть, — его разум был оазисом спокойствия. В него было проще всего проникнуть, из него легче всего было выбраться — таков был источник ее постоянного комфорта и поддержки.

Обычно, но не сейчас.

Неожиданно Саммерс зашел в кабину и схватил ее за плечо.

— Ты всерьез надеешься пережить такой выброс заряженных частиц?

Внутри Джин разлился гнев. Неожиданный, внезапный. Она холодным тоном ответила:

— Защищусь телекинезом.

— Насколько его хватит? — Он махнул рукой. — Ты ведь слышала, что Корбо говорил о радиации.

Корбо смотрел на свои руки.

— Я даже не мутант, но, мне кажется, я чувствую, как она работает, — он пожал плечами. — Хотя, может, это все моя спесь.

Джин не обратила внимания на слова доктора. Стальным взглядом она смотрела на Циклопа. Мгновение он отвечал ей тем же, но потом отвел взгляд.

— Послушай, — начал он, — это опасно. Мы придумаем что-нибудь другое. Просто будь у меня на подхвате.

— Я всегда у тебя на подхвате.

Снаружи кабины пилота что-то застучало. Циклоп развернулся посмотреть. По визору заплясали алые искры. Ночной Змей прыгнул вперед и встал лицом к двери. Джин прикрыла собой Корбо.

— Не стреляйте. Это мы.

В люк протиснулся Росомаха, неся на плече Профессора Икс, который до сих пор не пришел в чувство. За Логаном следовала Шторм, парившая в теплых потоках воздуха с космической станции.

— Огонь уже близко подобрался, — сообщила она.

Логан с аккуратностью, которой сложно было от него ожидать, опустил Профессора на небольшой столик. Циклоп и Ночной Змей, едва не отталкивая друг друга, поспешили к нему.

— Он не шевелится, — сказал Ночной Змей.

Циклоп повернулся к Росомахе.

— С ним все в порядке?

— Я не врач, Саммерс, — ответил Логан, пожав плечами. — Стражи неплохо его приложили.

Джин мысленно потянулась к Профессору. Мозг его спал, но электрическая активность была в норме.

— Он поправится, — заявила она.

— Что там со Стражами? — поинтересовался Циклоп.

— Повержены. — Шторм раскинула руки в стороны, в глазах ее мелькнули молнии. — С ними случилось короткое замыкание.

— Но пожар бушует, — напомнил Росомаха. — Так что, может, уберемся отсюда, пока не поджарились?

Корбо смерил Джин долгим взглядом.

— Мы как раз… обсуждали варианты.

— Логан, отнеси Профессора в защитную капсулу, — скомандовал Циклоп. — И пристегни его… покрепче.

— Я предупреждал тебя, когда мы только выдвигались, Саммерс… — Росомаха выдержал паузу, подергивая руками, — я не люблю приказы.

— Логан, — визор Циклопа вспыхнул, — давай не сейчас.

Росомаха ухмыльнулся, принял боевую стойку, но потом будто передумал. Его глаза сузились, словно он своим чутким нюхом уловил в воздухе нечто опасное. Пожав плечами, Логан снова закинул на плечо Профессора Ксавье и вышел из кабины.

Циклоп повернулся к Шторм.

— Ороро, поможешь ему?

Шторм сдвинула брови. Поправив повязку на лбу, она сложила руки на груди.

— Джин, что ты собираешься делать? — спросила она.

Джин постаралась улыбнуться:

— Иди. Проследи, чтобы Логан случайно не насадил Профессора на свои когти.

— Или не случайно, — добавил Циклоп.

«Прости, Ороро, мы друзья, но придется обсудить все это позже. Если „позже“ для меня наступит», — подумала Джин.

Когда Шторм удалилась, Ночной Змей смерил взглядом Джин и Циклопа. Потом занял кресло второго пилота и завязал долгую беседу с Корбо. Циклоп подошел ближе к Джин и медленно выдохнул.

— Извини.

Она кивнула, не глядя на него.

Циклоп провел пальцами по ее щеке и улыбнулся. Джин всегда таяла от этой улыбки, начиная верить: возможно все.

— Может, продумаем план действий? — спросил Скотт.

— А вот и первый его пункт.

Она выпустила по мозгу Скотта телепатический заряд. Он тут же без сознания повалился прямо на нее.

«Как просто, — подумала Джин. — Он всегда мне доверял. Без сомнения пускал в свой разум, не выставляя защиты».

Она надеялась, что Скотт ее простит.

В облачке серы материализовался Ночной Змей и широко распахнул ярко-желтые глаза. Не успел он и слова сказать, как Джин толкнула ему в руки обмякшее тело Скотта.

— Отнеси его в хвостовую часть, — попросила она. — Пристегнись сам и помоги остальным. Готовимся к старту.

Ночной Змей засомневался.

— Ты уверена, что выживешь?

— Я уверена, что доставлю нас на Землю.

Синий мутант скривился и, обхватив руками тело своего командира, телепортировался.

— Док, ты тоже иди. — Джин направилась к месту пилота. — Проверь, чтобы капсула была надежно заперта. Путь может быть не очень гладкий.

Корбо собирался возразить. Но потом в его глазах снова появился страх, и он встал с кресла. Обойдя Джин, доктор по-кошачьи пробрался в сторону капсулы.

Джин осталась одна. Наедине со смертельно опасной задачей, чувством страха… и чем-то еще. Ощущением контроля над ситуацией, силы, которой она никогда прежде не знала. Внутренней силой, которая, закипая, поднималась из самых глубин ее естества. Что бы то ни было…

…эта сила появилась, вдруг осознала Джин, в тот миг, когда Скотт лишился сознания.

Дрожа всем телом, она опустилась в кресло пилота и включила двигатели.

Сейчас

Шаттл развернуло носом вниз, и он начал пикировать. Джин бросило вперед, и она снова выругалась. Потянувшись к кнопке активации ремней безопасности, Джин вскрикнула: сквозь нее прошла волна мощного излучения.

Она свернулась в клубок и включила телекинетический щит на полную мощность. Сила мутанта поглотила часть радиации, и агония отступила, но излучение все же проникло внутрь. Джин чувствовала, как оно растекается внутри, пропитывает ее, подбирается к ДНК.

«Какая глупость!» Она потеряла концентрацию и ослабила щит. Еще одна такая ошибка, и она…

…и тогда она умрет быстрее, чем планировала. Возможно, даже не успев довести дело до конца.

«Джин!»

Она подскочила.

«Скотт?»

Нет. Этот голос был жестче, чище. В нем звучали низкие интеллигентные нотки телепата.

«Профессор», — откликнулась она.

«Я очень сожалею, дитя мое». Его мысли были такими ясными, будто он сидел напротив нее, а не в защитной капсуле в хвостовом отсеке. «Я должен быть на твоем месте. Это я должен…»

«Пожертвовать собой?»

«Ну…»

«Профессор, я лечу вслепую. Я пыталась перезапустить сенсоры, но не вышло. Боюсь, что ничего не получится!»

«Джин, послушай. Ты — сильнейший телепат на Земле».

«Ха! После вас».

«Сильнейший. На. Земле. — Он помолчал. — У тебя есть вся нужная информация».

Джин закрыла глаза и погрузилась в знания, которые успела впитать. Так много информации! Из воспоминаний Корбо она извлекла целый океан данных. А времени в обрез…

«Джин, слушай меня. Ты помнишь медитации, которым я тебя учил?»

Она кивнула.

«Пора их применить».

«Профессор, тут очень жарко. У меня лицо горит. И в животе такое чувство, будто…»

«ДЖИН!»

Его мысли стали громче и холоднее, как у недовольного учителя. Она всего несколько раз слышала такой тон: когда Джин только начинала учиться, ей требовались огромные усилия, чтобы выдерживать непрерывный поток мыслей окружающих, и ее жалость к себе мешала занятиям.

«Ты должна суметь. Больше некому. Если бы был еще кто-нибудь…»

Она смотрела на экраны — все те же помехи.

«Я понимаю».

«Берись за рычаг управления, — скомандовал Профессор. — Время пришло».

Джин потянулась к рычагу и схватилась за него двумя руками будто за соломинку — в общем-то, это она и была.

«А теперь, — продолжал он, — дыши».

Она уставилась прямо перед собой, принуждая сознание сосредоточиться на этой небольшой точке. Один из уроков Профессора: главное для телепата — контроль. Умение сдерживаться.

«Я научил тебя всему, что знаю сам. Дело за тобой».

Джин ощутила вспышку боли.

«Это его раны, — поняла она. — Должно быть, они серьезнее, чем он показывает».

«Ничего страшного, — откликнулся Профессор и добавил: — Я действительно сожалею».

Ксавье оборвал связь. Весь разговор длился считаные секунды.

Борясь с чувством одиночества, Джин принуждала себя равномерно дышать. Вдох. Выдох. Она сосредоточилась на рычаге, таком надежном и крепком. Заставила себя не обращать внимания на бушевавшую вокруг энергию.

В третий раз всплыли воспоминания о прогулке среди деревьев. Рука Скотта в ее руках.

— Я люблю осень, — снова сказала она.

Скотт повернулся к ней, кивнул и натянуто улыбнулся. На этот раз она вспомнила его слова.

— Время, когда все начинает умирать.

В тот день она засмеялась. Какой суровый у нее молодой человек. Серьезный. Скотт был чувствительным и нежным, и, вероятно, ему больше подошла бы обычная, спокойная жизнь. И все же он согласился руководить Людьми Икс, ведь кто-то же должен, а он лучше всех подходил на эту роль. С тех пор каждое решение — каждая вынужденная жертва — отзывалось в нем болью. Каждая потеря ранила его в самое сердце.

Вскоре на этом нежном сердце появится еще одна рана.

Джин вдруг почувствовала на коже странное покалывание. Она посмотрела на руки, державшие рычаг, и вскрикнула.

Ее плоть… словно разматывалась. Она трескалась и отходила слоями, причудливо меняя цвет: болотный, ярко-голубой, темно-красный. Джин чувствовала, как радиация проходит сквозь ее защитное поле и впитывается в тело. Мышцы напрягались и растягивались, стенки клеток набухали и ломались. Кости как будто пытались вырваться из плоти.

Трещина в одной из кистей расширилась. Вспыхнувший затем красный огонек раскрылся на манер птичьих крыльев. Стоило Джин наклониться, чтобы получше его рассмотреть, как огонек исчез.

Что с ней происходит?

Джин вспомнила слова Профессора.

Время пришло.

Оставалось только ждать.

Часом ранее

Джин проверяла, все ли готово к старту, переводя взгляд от одного экрана к другому. Давление в кабине: в норме. Посадочные механизмы: исправны. Рулевой привод: подключен. По ушам ударил шум двигателей, немного неравномерный, но стабильно нараставший. Несколько минут — и они будут готовы к взлету.

Дистанционные манипуляторы были потеряны, но это не имело значения. Джин встала и отошла к боковой панели проверить состояние внешних камер. В хвостовом отсеке наблюдение велось не за центром, а за дверью сбоку. Оттуда было видно бушевавшее на станции пламя, которое уже вплотную подобралось к входу на шаттл.

— Чем занимаешься, Джинни?

Она резко развернулась. Позади нее обнаружился Росомаха, принявший боевую стойку. Глаза его скрывались за белыми линзами маски.

— Ты застал меня врасплох.

— Ну хоть раз, — ответил Логан. — С твоими щитами так просто не подберешься.

Джин скривилась. Шутки шутками, но так все и было — телепатов нелегко удивить.

— Я отвлеклась. — Она вздохнула. — Я просила Корбо запереть капсулу.

— У меня есть отмычки. — Росомаха ухмыльнулся, выставил вперед кулак и с лязгом выпустил один из шести острых когтей. — Встроенные.

— Чего тебе, Логан?

— Хочу встать у руля, а тебя отправить в капсулу.

Джин ничего не ответила. Ее взгляд скользнул на следующий экран. Уровень топлива — две трети…

— Я не шучу, Джин. Ты же знаешь, как я регенерирую… Могу восстановиться после любых повреждений. Моим генам эта вспышка ничего не сделает.

— Логан, у нас нет времени на эти разговоры.

— А подумай о своем парне, — он ткнул пальцем в сторону хвостового отсека. — Он как раз начинает на всех орать, и целый час я этого не выдержу.

Против своего желания и вопреки серьезности ситуации Джин рассмеялась. Росомаха присоединился к Людям Икс не так давно, и она пока не очень хорошо его знала. Простой и грубый парень, не слишком охотно слушавшийся приказов. О том, откуда он, Джин тоже было известно не много — только что-то про канадские секретные службы. Когти Логана больше напоминали кибернетические импланты, чем результат мутации.

Наверняка Джин знала одно: он уже несколько месяцев всерьез сохнет по ней. Она изо всех сил сопротивлялась возникновению ответных чувств. Какое было бы клише: девушка, состоящая в отношениях с серьезным, надежным молодым человеком, влюбляется в плохого парня! Но отрицать, что между ними возникла пусть странная, но все-таки связь, было нельзя.

— Мои силы меня защитят, — заявила Джин и тут же поняла, что прозвучали эти слова совсем неубедительно.

— Джин, тебе еще жить и жить, — он шагнул вперед, отрезая ей путь к креслу пилота. — А я уже многое повидал.

— У меня такое чувство, что я прожила целую вечность, — шепнула она.

Он сдвинул брови.

— Логан, я умею управлять шаттлом, ты — нет. Вот и все. — Джин улыбнулась, пытаясь скрыть слезы. — Это наш единственный шанс.

Двигатели заревели громче. С панели управления полетом раздались два сигнала: процедуры подготовки были почти закончены.

— Это не твое, — проговорил Росомаха. — Ты не для этого родилась.

Она почувствовала, как внутри вспыхнул гнев.

«Говорит прямо как Скотт. Они не понимают. Они никогда не поймут».

Она сделала шаг вперед, наступая на Логана. Тот зарычал, но, заглянув ей в глаза, остановился.

— Хм, — только и произнес он.

— Ты прав, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал ровно. — Это не мое, и я поступаю не так, как обычно. Но если я буду собой, то есть послушаюсь приказа, отступлю и позволю сделать это кому-то другому, — мы все погибнем.

Росомаха какое-то время просто смотрел на нее. Потом перевел взгляд на консоль управления полетом, затем — на экран камеры наблюдения за хвостовым отсеком. Огонь добрался до ангара и плясал по краям компьютеров и экранов. Через секунду пламя грозило перекинуться на шаттл.

Логан откинул голову назад и прошипел:

— Я мог бы тебя остановить.

Джин молча глянула на него.

Тут раздался целый сонм сигналов. Она обернулась и увидела на всех экранах одну и ту же надпись:

ЗАПУСК АКТИВИРОВАН

Когда Джин повернулась обратно, Логан уже исчез.

Дрожа всем телом, она устроилась в кресле пилота. Всегда было непонятно, чего ждать от Логана. Вероятно, он был самым опасным из Людей Икс за все время существования организации. И он не блефовал. Способности Джин были велики, но если бы он захотел одолеть ее, она бы проиграла. Росомаха был прирожденным убийцей, но Джин сумела отстоять свой выбор, показав решимость, такую же, как его собственная. Она заставила и его выбирать, и он отступил.

Джин задумалась о чудесном человеке, которого она очень любит и который сейчас страдает в своей защитной капсуле. А следом подумала о том, кто любит ее такой, какая она есть. Его прикосновения она никогда не ощутит, но он только что мучительным усилием позволил ей идти на смерть.

Скотт выживет. Он будет раздавлен известием о ее гибели, может быть, долгие годы уйдут на то, чтобы Саммерс пришел в себя. Но в конце концов он это переживет и будет жить дальше.

А вот Логан…

Джин почему-то чувствовала, что ему это обойдется гораздо дороже.

Взревел сигнал тревоги: пожар добрался до внешнего люка. Джин Грей втянула воздух сквозь стиснутые зубы. Встряхнула головой, взялась за рычаги и пошла на взлет.

Сейчас

Пламя вдруг погасло. Двигатели шаттла закашлялись. Датчики начали щелкать и перезагружаться. Экраны загорелись ярче. Через систему связи разом заверещали сотни сообщений.

«…дет подкрепление…»

«…башня, вы слышите…»

«…ема оповещения о чрезвычайных…»

Джин потрясла головой, стараясь прояснить мысли. Огни, плясавшие по ее коже, потухли, воздух стал прохладнее. Но внутри тела все еще кипело опасное излучение.

«…гонь угас…»

«…жалуйста, оставьте каналы для связи…»

Джин телекинезом отключила системы связи. Она, так и не выпустив из рук рычаг, попробовала его подвигать, и на ближайшем экране высветилось уведомление:

ПЕРЕЗАГРУЗКА РЕГУЛЯТОРОВ ДВИГАТЕЛЕЙ

В голове снова зазвучали слова профессора: время пришло.

Загорелся центральный экран. Красно-желтое марево начало рассеиваться, постепенно обретая форму. Осенние деревья. Целая роща из сотен увядающих деревьев раскинулась внизу, по траектории полета шаттла.

Из глубин памяти всплыл еще один голос.

«Когда все начинает умирать».

С консоли снова раздался сигнал. На маленьком экране зажглась надпись:

ДВИГАТЕЛИ ПОДКЛЮЧЕНЫ К СИСТЕМЕ

Джин с силой потянула рычаг на себя. Шаттл накренился, инерция вдавила ее в кресло. Она хмыкнула, потянула за рычаг еще раз и ахнула, когда картинка на экране вдруг показала изображение голубого неба и облаков.

Джин вскрикнула от радости.

Вновь погрузившись в воспоминания Корбо, она обнаружила GPS-карту. Внизу была аллея парка в городке Рокуэй. Сам парк тянулся вдоль бухты Джамэйка на южной стороне Лонг-Айленда. Это был район Нью-Йорка, окраины Бруклина и Квинса. А как раз напротив бухты…

Маленький экран загорелся красным.

ОПАСНОСТЬ

ПОЛОМКА ДВИГАТЕЛЯ

Двигатели шаттла зашипели, потом затихли, и корабль начал падать. Джин показалось, что ее желудок перевернулся. Она наклонилась вперед, потянув за собой рычаг. Ничего не произошло.

Голос вернулся. Тот древний голос, ее и не ее одновременно.

«Пора умирать», — сказал он.

Джин опять окунулась в воспоминания Корбо и принялась перебирать варианты. Главные двигатели: отключены. Срочное катапультирование: на это нет времени, да и Скотт с остальными при этом все равно застрянут в капсуле. Посадочные механизмы: на такой скорости их просто снесет.

«Все идет как надо», — сказал голос.

«Заткнись, — ответила Джин. — Заткнись, заткнись, ЗАТКНИСЬ!»

Оставалась надежда на элевон. Корбо предусмотрел возможность парить на шаттле без двигателей. «Наверное, просто хотел выпендриться», — подумала Джин. Но в этой ситуации его раздутое эго, возможно, всех спасет.

Она быстро и ловко развернула крылья. Шаттл дернулся и затормозил от сопротивления воздуха. Джин сидела в кресле и тряслась. Шаттл продолжал падать с довольно большой скоростью, но теперь у нее хотя бы была возможность его направлять.

«Теперь нужно только место для посадки!»

Натягивая воздушные рули — элевоны — и корректируя направление движения, Джин вела свою подбитую пташку к аэропорту имени Джона Кеннеди. Под ними проносились низкие темные дома, а дальше виднелась широкая диспетчерская вышка, горящая огнями. За ней тянулась серо-зеленая посадочная полоса, похожая на палец и заканчивающаяся синевой бухты.

Джин снова включила связь.

«…поддерживать темп…»

«…не идентифицировано…»

— Помогите! — крикнула она в микрофон. — Центр управления аэропорта Кеннеди, нужна аварийная посадка. Расчистите территорию!

Из динамика снова донеслись звуки помех, а затем:

— Неизвестный летательный аппарат, это диспетчерская вышка. У вас слишком малая высота. Повторяю…

Джин взглянула на показатель высоты. 210 метров. Диспетчер был прав. С таким темпом снижения ей не удастся не задеть здания.

Джин окружила шаттл телепатической энергией. Она мертвой ментальной хваткой вцепилась в корабль, стараясь не дать ему упасть еще ниже. Затем стиснула зубы и подняла шаттл выше.

Корабль едва не задел вышку и нырнул на посадочную площадку. Джин на секунду почувствовала себя героем…

…как тут же удар о землю сотряс ее позвоночник.

Шаттл оставил шрам взрытого бетона, метнулся из стороны в сторону, так и не задев траву по бокам. Выбив искры, корабль подскочил и снова упал на землю. Инерция протащила его еще дальше.

Джин ощущала жгучую боль, будто по ее изломанному телу растекается лава. Разумы ее друзей, любимого, учителя — все они закричали из своей спасительной клетки. Ей не хватало сил отсечь от себя их мысли.

«Вот и конец», — подумала она.

«Нет, это начало», — ответил ей чужой голос.

Шаттл с лязгом несло дальше, а сознание Джин взрывалось. Ее мозг наводнили образы. Пламя на коже, слова, горящие люди. Жестокая женщина в кожаной одежде и сапогах, с волосами как лед.

Она увидела, как заковывают Циклопа, надевая на лицо алую металлическую маску. Его рот открывался в беззвучном крике.

Шаттл подпрыгнул еще раз. Разломанный корабль подлетел в воздух и рухнул в бухту. Двигатель несколько раз начинал прерывисто рычать, но тут же замолкал. Джин Грей даже не попыталась дотянуться до панели управления, не напрягла ментальных сил, чтобы не дать шаттлу затонуть.

Она уже была мертва.

Циклоп вырвался на поверхность, сплевывая грязную соленую воду. Он задерживал дыхание, когда его накрывала очередная волна, а затем напрягал сильные руки и бросался вперед, не опуская голову в воду.

Он смотрел по сторонам, пытаясь найти линзы от визора. На посадочной площадке аэропорта мигали огни скорой помощи. Шаттл разрушил край взлетной полосы, и обломки, продолжавшие откалываться от сооружения, падали в воду. Своим падением корабль нанес аэропорту ощутимый ущерб.

Остальные Люди Икс тоже начали появляться на поверхности воды, всего в паре метров друг от друга. Логан, Шторм и Ночной Змей выплыли быстрее остальных. Доктор Корбо надел на Профессора Икс, находившегося в полуобморочном состоянии, спасательный жилет, чтобы он не погружался на глубину. К его удивлению, Профессор довольно быстро начал приходить в себя.

Все собрались. То есть почти все.

Не было только одной из них.

— Шторм, Курт, — крикнул Саммерс, — отведите Корбо и Профессора в безопасное место.

Шторм начала было отвечать, но закашлялась.

— Секунду, Скотт.

— Ага, — согласился Ночной Змей.

— Спешить некуда, — заявил Корбо, отжимавший свои густые волосы. — В колледже я тренировался с олимпийской командой по плаванию.

В вышине раздался мерный гул вертолета: на место происшествия прибыла полиция Нью-Йорка. Хорошо бы Профессор побыстрее восстановился — ради его же блага, разумеется, ну, и еще для того, чтобы с помощью телепатии заставить спасателей не заметить болтающихся в бухте мутантов в цветастых костюмах.

«Сейчас есть более важные дела», — подумал Циклоп. Он смотрел в ту сторону, куда ушел под воду шаттл. Затем запрокинул голову и начал набирать в легкие как можно больше воздуха.

Вода вспенилась. Циклоп заметил, как в его сторону плывет Росомаха.

— Я нырну за ней, Логан, — сказал Скотт. — Только попробуй меня остановить — убью на месте.

— Я и не останавливаю. Я с тобой.

«Нет! — думал Циклоп. — Это моя любовь, моя ответственность. Я должен ее спасти!»

Но Росомахе нельзя было отказать в выносливости. Если выбирать из них, скорее уж Логан мог спасти Джин. Переборов себя, Циклоп кивнул.

Они подняли руки, готовясь нырять, — и вдруг Росомаха замер. Широко раскрыв глаза, он принюхался к воздуху. Циклоп бросил на него удивленный взгляд и вдруг понял, что вода вокруг них пузырится. Даже сквозь свою термостойкую форму он почувствовал, что вода нагревается.

Вода в бухте разом взорвалась, брызги со всех сторон словно загорелись радужным огнем. Циклопа отбросило в одну сторону, Росомаху — в другую. Между ними в небо взмыла светящаяся фигура.

Циклоп вытер визор — и очередной вздох застрял у него в горле.

В воздухе парила Джин Грей. Глаза ее были закрыты. Руки тянулись к небу. Медленно подняв веки, она посмотрела вниз, как монарх — на своих подданных. А потом заговорила голосом, который заполнил собой все пространство:

— СЛУШАЙТЕ МЕНЯ, ЛЮДИ ИКС. Я БОЛЬШЕ НЕ ТА, КОГО ВЫ ЗНАЛИ.

Циклоп нахмурился. Он заметил, что каким-то образом на Джин оказался новый костюм, зеленый с золотом. Длинная накидка трепетала на ветру.

— Я ОГОНЬ, — продолжила она. — Я ВОПЛОЩЕННАЯ ЖИЗНЬ.

Это была одновременно и Джин, и не Джин. Она совершенно изменилась.

«Что случилось? Джин никогда не показывала, что обладает такой сильной способностью к телекинезу…»

— ОТНЫНЕ И НАВСЕГДА Я — ФЕНИКС!

— Джин! — крикнул Скотт.

При звуке его голоса она посмотрела вниз. Какое-то время она пыталась сосредоточить на нем взгляд, и выражение ее лица смягчилось. А затем в глазах Джин отразился испуг. Она сжала руками виски и закричала.

— Джин!

Она вся засветилась, за ее спиной расправились крылья и затмили солнце. Полицейский вертолет приостановился и, выдерживая дистанцию, повернул назад.

Затем энергетическая вспышка потухла.

Джин шумно выдохнула, потемнела и рухнула с высоты.

Циклоп первым добрался до тела, упавшего в воду. Он помахал рукой Логану и поднял Джин так, чтобы голова оставалась на воздухе.

— Джин! — позвал он. — Джин!

Ответа не было.

— Она дышит, — сказал Росомаха.

Циклоп приложил ухо к ее груди и облегченно вздохнул: сердце билось уверенно.

Скотт качался на волнах, поддерживая Джин, и ждал, когда вернется вертолет. А потом понял, что Профессор уже в состоянии изменить восприятие спасателей. Когда можно было выходить, Ксавье подал мысленный сигнал. Циклоп задержался, чтобы окинуть взглядом бухту.

— Скотт! — позвала его Шторм.

Он обернулся и принялся медленно грести к берегу вслед за остальными, крепко придерживая Джин Грей, женщину, которую любил и которую будет любить всегда, — Скотт знал это совершенно определенно, — каждую минуту до конца своих дней.

Оглавление

Из серии: Вселенная MARVEL

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Люди Икс. Темный Феникс предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я