Дурнушка Хана
Стэлла Соколова

Я всегда хотела иметь много друзей. Настоящих… Таких, которые в трудную минуту будут рядом и помогут подняться, если ты упал. И я верила, что они у меня есть. Верила всем сердцем, всей душой. И эта вера делала меня счастливой, ведь, сбываясь, наши мечты поднимают нас высоко-высоко, к самым облакам. Я ошиблась… Нет, не тогда, когда те, кому я верила, оказались не такими, как мне казалось, а когда подумала, что это – конец. Я забыла о том, что прежде, чем взойдет солнце, мир должен погрузиться в непроглядную тьму…

Оглавление

Из серии: Не сдавайся

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дурнушка Хана предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава первая, к прочтению обязательная

Я вздохнула и уставилась на Алиску влюбленным взглядом. Эххх… Даже завидно иногда становится…

— Ханни, мы с девочками пойдем в клуб, ты с нами? — окликнула меня Алиска, вырвав тем самым из блаженного состояния лицезрения «собственного-идола-во-плоти».

— Нет. Я, пожалуй, пойду домой, — отказалась я.

Еще бы тут не отказаться, с этими мымрами сам диавол в аду сидеть откажется — выживут. Вот не пойму я, чего Алиска с ними водится? Все в боевой раскраске «последний-из-могикан» (макияжем это назвать не то, чтобы трудно… Просто язык не поворачивается), ногти разве что по земле не волочатся, да и одеждой эти лоскутки на веревочках не назовешь. Странная она, Алиска моя… Вот к чему приводит доброта…

Покачав головой и выразив тем самым недоумение по поводу столь странного поведения дорогой подруги, я пожала плечами. Девочка она большая, сама разберется, с кем дружить, а с кем — нет.

Придя к такому выводу, я попрощалась и потопала домой, потому как уроки уже давно закончились, а просто так болтаться у школы удовольствие весьма сомнительное.

Дорога шла через парк, и как всегда, топая домой, я с головой погрузилась в мечтания. Вот была бы я такая же красотка как Алиса: волосы цвета золота, глаза синие, как небо, и характер как у ангела. Под стать мне сразу бы и принц нашелся — светловолосый и синеглазый, и что б жили мы в сказочном королевстве с драконами, эльфами и колдунами. С колдунами обязательно, куда ж без колдунов-то? А подвиги творить как?

Улыбнувшись, я вновь вздохнула — мечтать не вредно… Краем глаза я заметила, что на меня люди коситься стали, как на дебилушку. Что, в принципе, закономерно, потому как я, когда замечтаюсь, улыбаюсь как блаженная. Пожав плечами, я хмыкнула — смотрите-смотрите, мне не жалко, с такой внешностью как у меня, только мечтами и жить.

Зато завтра у меня день рождения! А вот интересно, в этом году папочка вспомнит про меня на следующий день или как обычно, через неделю? Ну вот, мысли с приятных скатились на «как обычные».

Тут, наверное, стоит подробнее рассказать о себе? Ну что ж… Живу я с бабушкой в маленькой комнате маленького общежития на самой окраине нашего маленького городка. Даже если я скажу его название, оно ничегошеньки не скажет вам.

Кроме бабушки никого у меня нет: мама умерла, когда мне было пять, папочка и тогда-то редко появлялся, а как мама умерла, мы его больше и не видели. С мамой они не были женаты. Папочка из Москвы, из интеллигентной семьи, где имеет семью законную, интеллигентную. Моя мама ему как экзотика была. Очень уж красивая она, с восточными корнями. Волосы черные, глаза карие, ну прямо Шахерезада из сказки «Тысяча и одна ночь».

И как у такой красивой мамочки могла родиться такая я? Мммммм… Наверное «интеллигентные» гены постарались. Вообще, я на отца зла не держу, бабуля сказала: «Бог рассудит», а бабуля у меня мудрая, только вот Алиска ей не нравится, но все ошибаются. Хотя бы иногда. Так что и бабушка скоро изменит свое мнение об Алиске.

С такими мыслями я сама не заметила, как добралась до дома. Толкнув старую, рассохшуюся дверь, поднялась на второй этаж нашего общежития. Пройдя по длинному коридору, я открыла дверь в комнату. Бабушки дома не оказалось, зато по всему этажу разносился аромат пирога с яблоками. От беспредельного счастья я улыбнулась как сытый и довольный кот. Бабуля расстаралась для меня. Как хорошо, когда тебя любят!

Скинув грязные ботинки, я подошла к столу и сцапала самый большой кусок пирога, впившись в хрустящую корочку зубами, я вытащила из пакета книжки и завалилась на диван. Нет в жизни ничего прекраснее, чем поваляться на диване с интересной книгой в руках, при этом лопая что-нибудь вкусненькое.

Расти-расти, мой спасательный круг! Вырасту — пойду во флот. В качестве спасательной лодки меня точно возьмут. На краткий миг я оторвала взгляд от страниц и, зажмурившись довольно, сладко потянулась.

Ах! Как же хорошо жить-то! Алиска завтра устраивает в мою честь вечеринку у себя дома. Кто еще может похвастать такой замечательной подругой?

Полистав книгу и уничтожив еще пару кусков пирога, я развалилась на стареньком диване и, убрав руки за голову, уставилась в потолок.

Жить прекрасно, даже если ты бедный, друзей у тебя нет и внешностью Боженька обделил. Я тут так подумала и вот к какому выводу пришла: жизнь будет такой, какой я захочу ее увидеть. Буду думать только о плохом — такая жизнь у меня и будет, и наоборот. В общем, моя жизнь прекрасна и точка.

С такими мыслями я провалилась в сон, очнувшись после которого попала в свой собственный кошмар.

Империя Ардейл. Сейн. Черный замок.

Зал был огромен. В самом его центре, преклонив колени, стоял черноволосый юноша. Глаза его были устремлены в пол, покрытый черным мрамором с серебряными прожилками, который по праву считался самым дорогим и редким мрамором в мире.

На губах юноши играла скучающая улыбка. Поза молодого человека выражала крайнее безразличие к творящемуся в зале действу.

— Я недоволен тобой, сын мой, — прогремел по залу мрачный голос. — Как долго я буду получать жалобы от развращенных тобой девиц и их родителей? Твое поведение не соответствует поведению второго принца. Можешь ли ты дать мне объяснения?

Даже не пытаясь скрыть ленивый зевок, юноша скучающим тоном ответил:

— Не-а.

— Что-о-о-о-о?! Ах ты, щенок! Забыл, с кем разговариваешь?! Я твой отец и повелитель!

— Простите, папенька! — дрожащим голосом пролопотал юноша.

— Рейган, прекрати жеманиться, иначе даже я не смогу тебе ничем помочь, — раздался в голове свистящий шепот.

Продолжая смотреть в пол, Рейган мысленно ответил:

— Да ладно тебе, Айрис! Что этот старик может мне сделать? К тому же, разве не соблазнение девиц всех возрастов и сословий является основной задачей любого уважающего себя демона? И вообще, ты только посмотри на эту девицу, никто бы тут не устоял. — Рейган отправил старшему брату мысле-картинку.

— Ммммм… Да, ты прав — последовал ответ. — Я так понимаю, соблазнение прошло согласно плану?

— А как же?

— Есть чем еще похвастать?

… Каждый раз я принимаю…

— Еще бы.

… Сколько… Хорошо…

— Ну… Хвастай.

… В таком случае, это единственный способ…

— Если бы ты, дорогой братец, не сидел в этой пыльной библиотеке…

— Уууу… — Последовал ответ.

… Таким образом, твоей женой станет первая же девица, оказавшаяся в твоих объятиях. Таково мое решение и да будет так! — Как только последнее эхо растворилось где-то под сводом, в зале наступила мертвая тишина, внезапно нарушенная полным искреннего возмущения воплем:

— Что-о-о-о?!

Рейган, отвлекшись от обсуждения девичьих прелестей, поднял на отца взгляд, в котором читалось неподдельное удивление и воистину детская обида за столь жестокое наказание. Посмотрев на разгневанного отца, принц нахмурился, ожидая пояснений. Владыка и Император, удобно расположившись в кресле, рассматривал с высоты своего второго и, что уж скрывать, любимого отпрыска, который, несмотря ни на что, продолжал вести не самый лучший образ жизни, и все бы ничего, если бы мальчик не был отпрыском Императорского дома.

Лазар де Майен — отец Рейгана и Владыка Ардейл, улыбнулся уголками губ и, грозно нахмурив светлые брови, как можно строже пророкотал:

— Если бы ты слушал меня, вместо того, чтобы вспоминать свои похождения, все могло бы закончиться для тебя гораздо лучше. Поначалу я думал наказать тебя всего лишь ссылкой на полгода к северным границам, но твое невнимание вывело меня из себя окончательно и бесповоротно. На тебя наложены древние чары, вряд ли кто-то из живущих ныне магов сможет их разрушить. Тебе это тем более не под силу. — Замолкнув на миг, Владыка бросил на сына хитроватый взгляд и дополнил сказанное ранее, — Кстати, мой дражайший сын, на пальце девицы появится кольцо обручения, как только ты наложишь на нее свои лап… руки, и снять его будет невозможно так же, как и убить обладательницу кольца. Точнее, ее можно будет убить, убив тебя, но не думаю, что ты пойдешь на такое. — Сделав глубокий вдох, отец довольно жестко закончил. — Аудиенция закончена. Можешь покинуть зал.

Величественно махнув рукой, Император позволил безалаберному сыну удалиться. Как только двери зала захлопнулись за спиной Рейгана, второй наследник на престол осознал, к чему его приговорили и по чьей вине.

— Айрис… — Голос, сладкий как мед, разлился по коридору, — Айрис, выходи. Обещаю, я не сделаю тебе очень больно.

— Нет уж, дорогой братец, я, пожалуй, посижу здесь. — Раздался в голове насмешливый ответ. — В конце концов, я не виноват, что ты все время игнорируешь отца.

— Айрис, теперь я зол, и мне кажется, что я тебя убью.

— Вот поэтому я, пожалуй, и посижу здесь. Недолго, до твоей свадьбы. Пригласишь, я надеюсь?

— Заткнись. Чертов старик, не мог придумать что-нибудь другое?

Пока Рейган мысленно честил отца, Айрис замолк, словно прислушиваясь, а спустя краткий миг он с наигранной заботой поведал:

— Ах да, дорогой братец, я бы на твоем месте поспешил в собственные покои, потому что, как мне кажется, кто-то сообщил всем обиженным тобой девицам о наложенных отцом чарах.

Словно в подтверждение его слов, стены замка начали сотрясаться от топота множества бегущих ног, вдалеке послышался женский визг, звон битой посуды и треск рвущейся ткани. Слегка склонив голову набок и прислушавшись, Рейган развернулся. Едва заметно улыбнувшись, второй принц изящно поклонился пустоте и с нескрываемой иронией произнес:

— Как бы не так, мои милые. Пока я не найду способ избавиться от отцовских чар, боюсь, пути наши не пересекутся.

Усмехнувшись себе, второй принц щелкнул пальцами и открыл портал в свои покои.

— Надеюсь, мне не понадобится много времени. В конце концов, все предыдущие чары я снимал за полчаса. — Пожав плечами, он шагнул в портал.

Империя Ардейл. Черный замок. Покои Императора.

Повелитель сидел в кресле перед окном, за которым раскинулся сад, плавно переходящий в парк. Высокие стены из темного камня окружали родовое гнездо де Майен на протяжении вот уже нескольких тысяч лет, храня покой Владыки и его семьи. Сейн — столица Империи, в самом центре которого давным-давно был возведен Черный Замок, был похож на растревоженный улей: по выложенным камнем дорогам катили телеги и кареты, торговцы зазывали в свои лавки посетителей, а малышня с визгом и хохотом носилась по мостовым, то и дело бросая любопытные взгляды в сторону замка. Задумчиво вздохнув, Император Лазар посмотрел на черную кошку, которая удобно расположилась на спинке его кресла.

— Дорогой, ты уверен, что это не слишком жестокое решение? — Кошачьи глаза насмешливо сощурились при взгляде в фиалковые глаза Императора. Неопределенно пожав плечами, Владыка довольно легкомысленно ответил:

— Нет, именно так со мной поступил мой отец… И сейчас я ему за это благодарен.

— Но ты не думал так в тот момент.

— Нет. — Мягкая улыбка появилась на губах Повелителя.

Кошка широко зевнула, после чего ответила:

— Хорошо, что ты не сказал ему о решении Айриса, а то бы он точно впал в бешенство.

— Эту новость мы прибережем на потом.

— Воистину, владыка демонов! — С мягким укором промурлыкала Императрица.

* * *

Когда я открыла глаза, вечернее солнце багрянцем заливало комнату.

Странно, обычно в такие моменты моя душа наполнялась покоем, а сейчас стало отчего-то очень тревожно. Ладони вспотели, сердце забилось где-то в горле. Да что со мной творится?

— Бабуль! — Позвала я.

Не получив ответа, я растерянно потерла глаза. В самом деле, куда она могла деться, обычно только в магазин уходит, да к бабе Варе на чай спускается. Я поднялась и подошла к телефону. Набрав номер соседки, я закрыла глаза и глубоко вдохнула. Что-то я сегодня какая-то нервная.

Почти сразу трубку на том конце подняли и я услышала:

— Да?

— Алло, баб Варь? Это Хана, а моя бабушка не у Вас?

В трубке послышались причитания вперемешку со всхлипами.

— Что ж тебе деточка не сказал-то никто, сиротинушка ты моя! Увезли твою бабушку, утром как ты в школу ушла, у нее сердце прихватило. Пока скорую вызвали, пока они приехали… — Комната поплыла перед моими глазами, рука, с зажатой в ней телефонной трубкой, опустилась.

— Нет, не может быть…

Неправда. Так не бывает. Это — неправда! Это — ложь! Слезы потекли по щекам.

Что мне делать?

На какое-то время я словно «выпала» из реальности и очнулась лишь в тот момент, когда что-то больно ударило меня по спине и, оглядевшись вокруг, я поняла, что ноги сами принесли меня к алискиному дому. Тяжелая деревянная дверь с противным скрипом захлопнулась, а я осталась стоять в мрачном, пропахшем сыростью подъезде. Глядя на окружающий меня мир сквозь вставшую перед глазами пелену, я начала медленно подниматься наверх.

Раз ступенька, два ступенька, как хорошо считать ступеньки. Что-то в груди щемит, не буду думать об этом. Раз ступенька, два ступенька… Так лень думать, на плечи словно небо упало… Так вот как чувствовали себя Титаны?

Мысли расползались в разные стороны, в груди словно бы образовалась огромная дыра. Больно… Даже дышать больно…

И тут что-то словно толкнуло меня, я вынырнула из своего забытья. Откуда-то сверху послышался голос.

— Не понимаю, на фиг тебе эта дура тупая сдалась?

Ммм… Голос вроде бы знакомый… Как же его обладательницу зовут?

— Это первое правило красавицы — поставь рядом с собой дурнушку, чтобы было с кем сравнить. К тому же, все думают, что я просто прелесть, раз уж дружу с этим подобием человека. Сказать по правде, мне ее искренне жаль. Когда я взяла ее на свидание с Сережкой, она даже не поняла, что мы над ней потешались.

Ммм… И этот голос вроде тоже знаком…

Прислонившись спиной к стене, я с трудом подняла лицо наверх, словно бы пытаясь разглядеть сквозь ступеньки лица тех, чей разговор я невольно подслушала.

— Тебе надо было это видеть! Она радовалась как дитя! По мне, так ей пора бы повзрослеть, а то все витает в своих сказочках. Хотя ее обожающий взгляд и готовность пойти на все ради меня доставляют удовольствие. Ну разве можно не жалеть такую дуру?

Голоса затихли, послышался звук закрываемой двери. Мои плечи затряслись, а горло противно сжалось. Я узнала этот голос. Из горла вырвался сип, колени подогнулись.

Больно, как больно в груди. Может, я сейчас умру? Пожалуйста, пусть я умру. Больно… Если я не умру, то меня просто разорвет на мелкие кусочки. Пожалуйста, я не хочу БЫТЬ!

Я не помню, как я вышла из подъезда, но холодный дождь, больно бивший по лицу, ненадолго привел меня в чувство. «Я на улице?» — Всплыло в сознании.

Не разбирая дороги, я побрела вперед. Мокрые ветви хлестали по лицу, оставляя на коже мелкие царапины, холодная вода затекала за ворот, а в ботинках противно хлюпало. Мысли и воспоминания перемешались, всплывая в сознании лишь для того, чтобы тут же исчезнуть, оставив после себя отупляющую пустоту и безысходность, смешанную с глухой болью.

Я шмыгнула носом и затуманенным взором осмотрелась вокруг. Где-то здесь должна быть речка, на берегу которой мы с Алиской прошлой весной ели мороженое и обсуждали всякие глупости. А если пройти чуть подальше, можно попасть в небольшой лесок, в глубине которого растет земляника. Помню, когда была я маленькой, мы с мамой часто приходили сюда….

Свесив голову набок, я тупо всматривалась вперед, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь за плотной пеленой дождя. Монотонный шум убаюкивал, словно бы притуплял боль, которую я все равно не могла вынести. Господи, в тот момент я хотела стать маленькой-маленькой, настолько крошечной, что смогла бы спрятаться под намокшим листком подорожника. Ведь если бы я стала меньше, то и боль уменьшилась бы, верно? Утерев лицо мокрым рукавом промокшего свитера, я сипло всхлипнула. Наверное, надо вернуться домой? С трудом заставив себя повернуться, я пошла туда, где, как мне казалось, должен был находиться парк. Мир вокруг меня плыл, словно подернутый рябью, по щекам текли слезы, которые смешивались с холодными каплями дождя, а с губ то и дело срывались хриплые всхлипы.

Пребывая в таком странном, словно бы полусонном состоянии, я не заметила, как наступила на что-то скользкое, очень вовремя оказавшееся на моем пути. Под ботинком мерзко чавкнуло, и я резко поехала вниз, размахивая руками в жалких попытках удержать равновесие. На секунду я застыла на самом краю крутого бережка и, спустя краткий миг, вместе с грязью бухнулась в холодную воду. Дыхание перехватило, как если бы кто-то ударил меня в живот, голова пошла кругом, а мокрые волосы облепили лицо. Барахтаясь в холодной, грязной воде, я жадно глотала воздух открытым ртом. Как раз в этот момент меня накрыло огромной волной.

Я вынырнула, надсадно кашляя и стуча окоченевшими руками по воде, которая была просто ледяная, да еще сверху хлестал дождь. Ноги начало сводить, и я застучала руками еще сильнее. «Надо позвать на помощь», — пронеслось в голове. Хотя… Какая разница? Какой смысл? Руки перестали двигаться, меня накрыло новой волной.

…А вроде как маленькая речушка, откуда такие волны…

Я закрыла глаза и даже немного улыбнулась. Спасибо, в первый раз мое желание исполнилось. Спасибо. Меня не будет. Не будет этих жалостливых взглядов. Я ведь всегда понимала, что меня жалеют. Из-за мамы, из-за папы, из-за внешности. Все смотрели на меня с жалостью. Всегда. А сейчас есть хотя бы подобие того, что я сохраню гордость, ведь даже у дурнушек она есть.

Я улыбнулась еще раз, и в этот момент огромная волна накрыла меня с головой, мутная вода обступила со всех сторон…

Тук — тук — тук…

Кровь застучала в висках, перед глазами заплясали кроваво-красные всполохи. Я сделала последнюю жалкую попытку всплыть, которая не удалась. Никогда не умела нырять, да и вообще, ни с плаванием, ни со спортом я не дружна. Что за бесполезное создание?

Легкие разрывались из-за нехватки кислорода, в глазах потемнело. В последнем порыве спастись, тело рванулось наверх, рот открылся в попытке заглотнуть столь желанный воздух…

Империя Ардейл. Сейн. Черный замок. Покои принца Рейгана.

Рейган сидел в огромной ванне, запрокинув руки за голову. Брови мрачно сошлись на переносице, а лепные губы были крепко сжаты. Даже горячая ароматная вода не снимала напряжения. Размяв шею, принц откинулся назад, лицо его на краткий миг разгладилось, но тут же стало мрачным.

Эх… Сейчас бы помяли мягкие девичьи руки уставшие плечи… Да… С этим проклятием… А как еще это назовешь? Целую неделю бился, ничего не вышло. Вот и придется теперь либо всю жизнь сидеть затворником, либо жениться. А жениться ох как не хочется. Ааш'э'Сэй женятся один раз и хранят верность вечно. Большую глупость сложно и придумать.

Если бы Их Высочество не был свято уверен в том, что в собственных покоях он в полной безопасности, возможно, произошедшее следом не удивило бы его так сильно. Из тяжелых раздумий Рейгана вывел вопль:

— ААААААААААААААААААААА!

Несколько удивленный принц уставился на нечто, вдруг появившееся из ниоткуда в его ванне. Нечто было грязное, странно одетое, непонятного пола и открывало рот как выброшенная на берег рыба.

— Кхе — кхе — кхе… — Нечто встало на колени, упершись руками в колено принца, что также немало удивило последнего: существо неожиданно появилось из глубин ванны и вот так вот сразу принялось по-хозяйски ощупывать Рейгана. Слегка нахмурив темные брови, второй принц, просто ради интереса, опустил осторожный взгляд вниз, пытаясь рассмотреть дно, в котором, по всей видимости, внезапно образовался портал. Примерно в тот же момент существо, все еще ощупывая колено императорского отпрыска, завизжало так, что Рейган и сам чуть было не испугался. Девочка (судя по визгу, это могла быть только девочка, ну или поросенок, но на поросенка не похоже… Хотя на девочку тоже не особо) села на пятки, подняла руки к лицу, отвела волосы назад и осторожно открыла глаза, после чего сразу же закрыла их.

— М — м — мылооооооооооо?! — Хлюпнув носом, визгунья принялась усердно тереть глаза, растирая по лицу густую мыльную пену.

Рейган, приподняв одну бровь и, все еще недоумевая по поводу того, откуда бы в его ванной оказалась гостья, сказал:

— Бесполезно, это можно смыть только чистой водой.

* * *

Я не знаю, в какой именно момент все вдруг изменилось, но в том, что изменения произошли, сомнений у меня не было. Каким-то чудом вынырнув на поверхность, я открыла рот пошире и сделала глубокий вдох.

Мммм… А пахнет-то вкусно… Вот уж не думала, что вода в этой речке так вкусно пахнет… Стоп! А почему тут так мелко? На коленях же стою… И дождь прошел… Ммм… Что-то… Что это у меня под рукой?

Пощупав что-то еще пару секунд, я резко отдернула руку — волосатое морское чудовище! И, дабы не быть сожранной, я заорала, потому как всем известно, что лучшая защита — это нападение.

Так как руку я отдернула слишком резко, вторая скользнула по дну и я со всего маху впечаталась своим многострадальным лицом в кого-то и «поехала» вниз.

Эх… Видать судьба-злодейка завидует моей молодости и красоте, посему не преминула воспользоваться случаем и сделать из меня человекоподобного пекинеса.

Кто-то, с честью исполнивший роль подушки безопасности для моего лица, крепко прижал меня к себе, в связи с чем я решила, что с этого момента я — точно пекинес и вообще, незнакомец либо скрывает что-то важное внизу (клад, например), либо решил убить меня посредством удушения.

К счастью, железные объятия почти сразу ослабли и я получила возможность немного отодвинуться и глотнуть сладкого воздуха свободы.

Сделав себе мысленный выговор за столь отвратительное поведение в данной ситуации, я скорчила угрюмое лицо и, немного приоткрыв глаза, осмотрелась. Я не знаю, что со мной произошло в момент, когда столь вожделенный воздух наполнил легкие, но голова пошла кругом и от счастья я была готова пуститься в пляс. А может это у меня истерика так проявилась?

Душа моя, которая чуть было не отправилась на тот свет, буквально вопила: «Воздух! Воздух! Живем! Мы будем жить!».

Наверное, все-таки умирать мне не очень хотелось, потому что даже маленький глоток воздуха показался слаще сахарной ваты. К тому же, эмоции переполняли меня так, что хотелось смеяться без остановки.

Бархатный голос ворвался в сознание:

— Вот полотенце.

Я протянула руку за полотенцем и вытерла глаза, просто дабы уважить незнакомца, потому как и сама понимала, что все это бесполезно — веки опухли так, что сквозь образовавшиеся щелочки я с трудом различала очертания соседа по реке. Эх, и так глазки небольшие были, а теперь так вообще наверное микроскопические. С трудом разлепив веки, я посмотрела на того, кто оказался в этой дурацкой реке вместе со мной.

— Оооо… — Протянула я.

Передо мной сидел самый красивый мужчина, каких я в жизни видела (хотя видела я в жизни немного) и, к моему немалому удивлению, расположились мы вовсе не в реке, а в ванне…

Задумавшись на минутку, я покачала головой. На Рай не очень похоже, хотя… На Ад тоже не особо… Решив, что выяснить свое местонахождение я могу и позже, я принялась внимательно осматривать незнакомого дяденьку. В конце концов, может я сейчас на полпути к Раю, а этот тут всех заблудившихся в своей ванной привечает?

Как я уже сказала, незнакомец был красив. Черные волосы мокрыми прядками облепили лицо. Одна из них красиво легла на лоб, а вот другая забавно топорщилась, от чего черноволосый незнакомец почему-то напомнил мне Нильса из мультика.

Так, что там у нас дальше? Волосы черные, брови черные — логично. Глаза… Таааааак… Глаза… серые? Нет, скорее серебряные, с черной каемочкой (Угу, прям как у того злополучного блюдца). Мммм… Красивый цвет. Никогда такого не видела. А вот интересно, у него волосы лежат, как будто рожки на голове. Хвостик тоже есть?

— Мммм… А можно спросить? — тоненьким голоском сказала я.

Всегда когда стесняюсь, начинаю лопотать как маленькая, самой стыдно, честное слово. Я посмотрела в серебряные глаза. Глаза эти, кстати говоря, выражали крайнее недоумение и… Недовольство, что ли?

— Мммм… Ну спроси.

— Вы специально так волосы уложили, что кажется, будто рожки растут? — Абсурдность такой идеи заставила меня нервно хихикать. Незнакомец хмыкнул и спокойно ответил:

— Это и есть рожки.

Тут я начала истерично смеяться, невежливо похрюкивая при этом.

— Р — р — р — рожки? Ах — ха — ха — ха — ха! Какой нормальный человек признается, что у него есть рожки?

Да-да, о таких вещах я знаю. Не знаю, как долго я бы хрюкала, смакуя это позорное признание, но в реальность меня вернул холодный голос, спокойно спросивший:

— А кто тебе сказал, что я — человек?

Всего одна фраза заставила меня прервать свой гомерический смех. Спасибо тебе, инстинкт самосохранения, хоть чем-то меня не обделили.

* * *

Девочка перестала смеяться и уставилась на Рейгана своими карими глазами (Странный цвет, редкий в этих краях. Южанка?), сложила губки трубочкой и протянула:

— А кто тогда?

— ДЕМОН! — рявкнул Рейган.

Для пущей убедительности он показал клыки.

Маленькие пока что, ну да и сам Рейган еще юн, по демонским меркам сотня лет — не возраст.

… Да будет так!

Словно эхом пронеслось по комнате. Правую руку девочки обволокло серебряным туманом и когда туман рассеялся, безымянный палец тонкой змейкой обвивало серебряное кольцо. Простенькое, но магией от него прямо-таки разило.

— Поздравляю! — В голове раздался насмешливо-удивленный голос брата. — Вот уж не ожидал, что ты так быстро сдашься.

— Ч-что?! Стоп, это случайность! Так не должно было быть!

Сердце бешено застучало, в голове раздался похоронный звон.

— Жениться? Я не собираюсь жениться, тем более — на этом! — В бешенстве принц вскочил, не обратив внимания на испуганный взгляд девочки.

Первые красавицы Империи искали со ним встречи, а в итоге выпало нечто, не похожее никаким боком на женщину?!

Империя Ардейл. Сейн. Черный замок. Зал осеннего равноденствия. Неделю спустя.

Перед троном стояла пара. Сказать, что это была странная пара — не сказать ничего. Молодой красавец-принц и маленькая, неказистая дурнушка. Даже одежда, пошитая лучшими портными Империи, не украшала ее. И она знала об этом. Девочка вжала голову в плечи и смотрела в пол. Подбородок ее подозрительно дрожал, а нижнюю губу девочка прикусила, вероятно, стараясь не зареветь в голос. Лицо принца-демона было спокойно, но лишь самые близкие могли понять, что это означает, и они смотрели на девочку с нескрываемой жалостью. Бросив гневный взгляд в сторону, второй принц сделал глубокий вдох и попытался расслабиться, что в данной ситуации было практически невозможно. Какому мужчине захочется стоять рядом с нежеланной невестой, которая при этом едва сдерживает слезы, а у гостей лица такие, словно они на поминальную службу по преждевременно усопшему собрались? Если уж на то пошло, это ему впору плакать, а не ей. Бросив еще один недовольный взгляд на собравшихся, Рейган обратил внимание на отца, который, по мнению юноши, и был виноват в том, что происходило вокруг.

— Таким образом, так как нареченная не достигла совершеннолетия даже по человеческим меркам, венчание совершится через четыре года в День совы. На этом все, отправляйтесь праздновать, ведь не каждый день обручаешься.

Повелительным жестом Император отпустил молодых, и пара развернулась к гостям. Рейган сделал шаг вперед, сильно дернув невесту за руку. Девочка наступила на длинный подол платья и упала. Второй принц выпустил руку своей невесты, позволив позорно шлепнуться на колени перед толпой. Нет, не то, чтобы ему доставляло удовольствие лицезреть позорное падение, просто принц побоялся вывернуть руку своей нареченной. В чем-чем, а плохом отношении к женщинам его мало кто сможет обвинить. Пусть даже эта на женщину, во всяком случае — по мнению Рейгана, и не очень-то похожа. Из зала послышались возгласы и смех.

— О, похоже, принц показал своей будущей жене, где ее место?

— Так держать!

Рейган сжал губы от злости и, крепко взяв невесту под локоть, помог ей встать. Бросив холодный взгляд в сторону пригашенных, второй принц как можно мягче произнес:

— Иди, выпей чего-нибудь.

Рейган аккуратно подтолкнул ее в спину, на всякий случай бросив еще один предупреждающий взгляд в сторону собравшихся. Только Светлые знают, сколько злости поднимается в глубине его души, когда он видит эти лицемерные лица и слащавые улыбки. Именно неприязнь к высшему сословию своего племени и заставляла Рейгана отлучаться из замка на долгие месяцы. И как только Айрис не свихнулся в этой каменной коробке, запертый один на один с этими… псами?

— Рейган, девочка не виновата. У тебя нет причин срывать на ней свою злость. — Айрис… Опять лезет со своими советами.

— Я зол не на нее, я зол на себя и этого чертова старика. Он хоть понимает, на что он ее обрек?

— Так порешили Высшие, таков был ответ. Тебе стоит с этим смириться.

— Ты не понимаешь. С такой внешностью как у нее, она будет вечным объектом насмешек, а мое присутствие лишь усилит контраст.

— Возможно она словно цветок расцветет со временем.

— Ха — ха — ха! — Горький смех вырвался из груди. — Цветок? Придумай что-нибудь поинтереснее.

— Хм… Она сказала, что ее имя означает именно это — «цветок».

— Имя? А как ее зовут-то?

— Ты не знаешь, как зовут твою нареченную?

— Как-то не удосужился спросить. — Злость на самого себя поднялась с новой силой.

— Хана, ее зовут Хана.

* * *

Я стояла на балконе, вечерний воздух освежал, но не радовал. Что за глупость такая? Как так вышло? Спину жгли жалостливые взгляды. Лучше бы уж откровенно насмехались.

Внизу прогуливались парочки и обсуждали… Ну конечно, что еще им обсуждать?

… Бедняжка Рейган, вот ведь насмешка судьбы…

… Да уж, не повезло с невестой…

… Дурнушка…

… Бедняжка… С такой внешностью…

… Я бы прокляла судьбу…

Ненавижу. Как я все это ненавижу!

Ненависть затопила сердце.

Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Как я вас всех ненавижу! За ваши насмешки, за вашу жалость! Как я ненавижу себя! За то, что ваша жалость заставляет меня плакать. Никогда, никогда больше я не позволю жалеть меня!

Я развернулась и пошла к выходу из зала, никто даже не смотрел в мою сторону. Сжав губы и задрав подбородок как можно выше, я направилась к двери.

Еще немного потерпеть, еще немного.

* * *

Девочка шла через зал, не замечая направленный в ее сторону грустный взгляд желтых глаз. Большая черная кошка мягко потянулась и легко спрыгнула с огромного трона, на котором просидела все это время.

Империя Ардейл. Сейн. Черный замок. Поздним вечером того же дня.

Так, а вот и забор, ну ладно — стена. Как на него, спрашивается, влезть-то? Эххх… Была бы я как супер-героиня какого-нибудь супер-аниме, в два счета перемахнула бы через этот забор. Еще и набила бы всех по пути.

С другой стороны, была бы я героиня какого-нибудь аниме, не пришлось бы мне лезть украдкой через эту высоченную стену, в честно одолженной на неизвестный срок чьей-то одежде. Ибо была бы я красоты неписанной — рыдали бы все от этой самой красоты, стоя передо мной на коленях. И этот самый принц «ах — я — такой — красавчик» стоял бы в первом ряду!

Ладно, что там с этим забором? Гладкий, зацепиться не за что, да даже если бы было за что, не смогла бы.

Я растерянно огляделась.

Ну, это уже совсем плохо. Такой удачный план и чтобы провалился на первой же стадии? А план и в самом деле великолепный — бежать отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

Да-да, я всегда отличалась замечательным здравомыслием.

Покрутив головой еще немного, я увидела то, что обрадовало меня чрезвычайно. Радостно улыбнувшись, я направилась к «жертве».

— Деревце! Здравствуй, милое! Сверши последнее доброе дело в своей жизни. Последнее, потому что моего карабканья ты точно не переживешь.

Пыхтя как паровоз Ленина, я влезла на стену. Села, злобно зыркнула на оставшийся далеко позади замок, не выдержала и показала язык.

— Живите счастливо, господа!

«Отомстив» своим обидчикам, я взглянула на ночное небо. Странно, мир вроде бы другой, а небо как у нас, и хотя созвездий я не знаю, но луна точно такая же. Чудеса, да и только.

С тех пор, как я сюда попала, прошла уже неделя. Из замка я не выходила. Днем, во всяком случае. Первые несколько дней я просидела в отведенной мне комнате и, слава Богу, никто меня не посещал. Уж и не знаю, чем они все там занимались, но я была предоставлена самой себе. Правда, я пообщалась с одной из служанок, у которой выяснила много всего интересного. К примеру то, что домой мне попасть не светит. Совсем. По той простой причине, что о моем мире тут неизвестно вообще ничего. Во всяком случае девушка смотрела на меня, ну очень удивленно, когда я пыталась ей объяснить, откуда я родом. Видимо она так и не поняла ничего, потому как посоветовала мне обратиться к старшему принцу, который у них тут главный маг, но пообщавшись с младшим (да гореть ему в аду веки вечные!) я ее предложение отвергла. Знаем мы аристократов этих, без выгоды себе палец о палец не ударят. Вот так вот незамысловато выразив свой протест против монархии, я тихо существовала в «своей» комнате до сегодняшнего вечера.

Прошлая жизнь вспоминалась как сон, очень тяжелый и болезненный, оттесненный проблемами настоящего в самый дальний уголок памяти. Даже и не знаю почему, но для меня время растянулось. Словно и не неделя прошла, а лет сто как минимум. Особенно тяжело мне было, когда я вспоминала про бабушку, хотя боль постепенно утихла, изредка напоминая о себе.

На глаза опять навернулись слезы, но я упрямо мотнула головой и гордо выставила подбородок. Обещала же, что хныкать больше не буду. Наверное, зря я головой во все стороны мотать начала, потому что из-за этого я не удержалась на стене и грохнулась вниз. Приземлилась я прямо на спину, от удара дыхание перехватило. В тщетных попытках вдохнуть я открывала и закрывала рот, глаза начали вылезать из орбит.

Мамочки, страшно-то как! И как это в фильмах вот так вот падают и вскакивают бодренькие? Враки, все враки.

Полежав некоторое время, я все-таки поднялась и вытерла слезы. Видимо, судьба благоволила ко мне, потому что я, к счастью, грохнулась там, где и должна была — за дворцовой стеной. В смысле, не на территории замка. Покрутив головой в разные стороны, я призадумалась.

Так. И что делать? По всем законам жанра, у меня должны внезапно проявиться магические способности. Раз уж язык я заочно выучила, почему бы и дремавшим во мне магическим способностям не пробудиться? Во всех же пробуждаются, я чем хуже? Попробуем.

Я зажмурилась и представила себе, что лечу.

Лечу… Я лечу… Лечууууу… Не лечу. Мммм… Может, волшебная палочка нужна?

Я открыла глаза и осмотрелась печально. Ладно, наверное все же магии надо обучаться. А может мои «способности» спят мертвым сном или вообще впали в кому…

Следующей проблемой, вставшей передо мной было: «Куда идти?» Хороший вопрос. Решила я его быстро — идти надо куда глаза глядят. Логично, не находите? Только я так решила, как ноги сами понесли меня к лесу (а у меня вообще все части тела на редкость самостоятельные! Сколько раз было, что руки сами тащили из вазочки со сладким конфетки, хотя я не хотела, совсем-совсем не хотела. Честное слово!). Несколько подозрительно всматриваясь в темноту леса, я замерла на пару мгновений. Вообще-то, в лесу я никогда не была. Может там волки или медведи какие обитают? Хотя, в моем нынешнем настроении они мне не соперники.

Порешив так, я смело ринулась вперед (на самом деле — поползла к лесу со скоростью престарелой черепахи). Шла я достаточно долго, на всякий случай. Мало ли, искать кинутся? Что, конечно, вряд ли… Но все же.

Я с трудом сдерживала зевоту.

К побегу я готовилась тщательно. Всю прошлую ночь ползала по замку в поисках одежды. Что меня удивило, так это отсутствие охраны или стражи. Одно из двух: либо врагов у правящей семьи нет, либо они совсем разум потеряли. В принципе, оно мне и на руку: я умудрилась «одолжить» чью-то одежку, хоть и пацанскую, но оно и к лучшему, верно?

Я все же зевнула, отчего спать захотелось еще больше. Ну вот, осталось только свалиться тут и забыться сном праведника. Я остановилась, повертела головой в разные стороны и начала вспоминать, что нормальные люди в таких случаях делают? Для начала надо убраться от замка как можно дальше, потом — устроиться где-нибудь на ночлег, пусть и под открытым небом. Помнится, в книжках все герои, оказавшись в лесу, делают себе постель из еловых ветвей.

Я уцепилась за ближайшую ко мне ветку в попытке оторвать ее. Ветка отрываться не захотела. Видимо, перспектива стать моей постелью ее не прельстила. Зато ладони я себе расцарапала в кровь. Отцепившись от ветки, я стукнула дерево.

Отлично, очень хорошо! Как будто и так на мою голову мало проблем свалилось!

В горле встал ком и я почувствовала себя самой одинокой во всем мире.

— Ну и не надо! Обойдусь! Сама как-нибудь справлюсь! — Слезы навернулись на глаза.

Я уставилась на свои окровавленные ладони. Перед глазами поплыло и я судорожно всхлипнула. Потом села под злополучную елку и обняла колени. Всегда так делала, когда бабушка меня ругала.

Бабушка… Бабушки больше нет.

Слезы потекли сильнее. Я подняла глаза к небу.

Почему? Ну почему я? В чем я провинилась? Может быть, это все — сон? Страшный, очень реальный, но все же сон? Заберите меня отсюда, кто-нибудь! Пожалуйста!

Я глубоко вдохнула и попыталась успокоиться.

Да. Это точно сон, так ведь не бывает на самом деле, правильно? Утешая себя тем, что это действительно не может быть правдой, я легла, положила руку под голову, и разревелась от души.

* * *

Под деревом спала девочка, а над девочкой парили два огонька. Если бы она не спала, то услышала бы весьма странный разговор.

— Хорошая девочка. Добрая.

— Хм — хм… Да… Добрая.

— Таких сейчас мало.

— М — м… Мало. Да.

— Сделаем ей подарок.

— М — м. Подарок. Да.

Огоньки мигнули и исчезли, а рядом с девочкой осталось лежать яйцо.

* * *

Елкой пахнет. Новый год, что ли? Ммммм… Ман-да-ри-нки! Птички поют. Птички? Так зима же? Солнышко печет. Наверное, не зима.

Я открыла глаза, солнце ударило в лицо и заставило зажмуриться. Поиграв в жмурки минут пять, я опять открыла глаза. В животе забурчало.

Есть хочется.

После вчерашней истерики голова болела ужасно. Всегда так, когда поревешь всласть, а потом засыпаешь. Я потерла глаза и упрямо задрала подбородок. Ладно, сейчас уже нет смысла ныть и причитать, надо что-то делать.

В голову закралась предательская мыслишка вернуться в замок, которую я тут же отвергла. Ноги моей в этом проклятом месте не будет! Голод напомнил о себе и я вернулась к насущным проблемам, а именно — надо что-нибудь поесть.

Я покрутила головой в поисках булочного дерева. Такого поблизости не оказалось, зато взгляд уткнулся в огромное и очень аппетитное яйцо. Я вскочила, обняла яйцо и с нежностью прижалась к нему щекой.

— Здравствуй, завтрак! — Голосом озверевшего от голода обжоры произнесла я.

От умиления на глаза навернулись слезы. Спасибо, Господи! Хоть от голода не помру… Сегодня. Надо бы яйцо — переросток изжарить, вот. Где? Хороший вопрос… Может, сырым слопать?

Я окинула яйцо оценивающим взглядом. Нееее, не внушает доверия. Мало ли, назад попросится, зачем еду зря переводить? Пока я размышляла о том, где бы мне приготовить себе яичницу, где-то совсем рядом со мной раздался странный стук. Я покрутила головой, а стук усилился. Странный звук. Никогда такого не слышала.

Странный стук усилился и я, проявив чудеса смекалки и превосходные аналитические способности, посмотрела на яйцо, из которого, судя по всему, начала выбираться моя яичница… Мой омлет… Мой завтрак, в общем. Пока я таращилась на свой бывший будущий завтрак, скорлупа совсем треснула и из яйца выбрался котенок.

Я похлопала глазами — котенок из яйца? Очень смешно. Видать от голода совсем разум помутился. Постучав себя ладонью по лбу, дабы привести мысли в порядок, я для профилактики еще и потрясла головой, чтобы мысли всякие глупые из нее вытрясти раз и навсегда. Спокойно, слопаю омлетик и буду как огурчик. Кстати, огурчик… Ммм… Вкуснятинка…

Котенок тем временем совсем вылез из яйца и вперил в меня свои странные глаза. Я говорю странные, потому что они были точь — в-точь как у того высокомерного принца.

— Кьшшшшшшшссссссссс… — Представился котенок.

Я настороженно посмотрела на него и, изображая браваду, спросила:

— И тебе здравствуй, несостоявшийся завтрак. Как звать?

— Кьшшшшшшшссссссссс.

— Договорились, Киш.

Осмотрев котенка с безопасного расстояния, я пришла к выводу, что он не опасен. Ну, во всяком случае, себя я в этом довольно быстро убедила. Зверек стоял на разъезжающихся лапах и с любопытством смотрел на меня. Ну что ж, спутником я обзавелась, хотя лучше бы завтраком. Что дальше-то делать? По логике, надо бы поискать мага, который сможет меня домой вернуть. Во всяком случае, в книгах всегда так делается. А еще лучше самой стать магом! Теперь, когда в моем мире у меня не осталось никого, возвращаться туда не очень хочется.

Сердце сжалось от боли. С какой стороны не посмотри, а это очень больно — осознавать, что никому ты и даром не нужен.

Я сжала губы и кивнула самой себе.

— Эй! Киш, иди сюда! — Я похлопала себя по плечу.

Понимаю конечно, что кошка — не попугай, на плече сидеть не будет. А Киш тем временем расправил крылья и приземлился мне на плечо. Я постояла в задумчивости некоторое время. Сам факт появления котенка из яйца был достаточно удивителен для того, чтобы к внезапно появившимся крыльям я отнеслась довольно спокойно. Просто чуть-чуть покорчилась от зависти и все. Ну и через плечо поплевала, на всякий случай.

Пожав плечами, я решила принять кота таким, какой он есть. Устремив задумчивый взгляд в синь поднебесную, я начала размышлять о том, что буду делать дальше. Интересно, а к иномирцам здесь как относятся? На костре, я надеюсь, не сожгут? На всякий случай, стоит придерживаться правила «Находясь в Риме, веди себя как римлянин», целее буду. Итак, на повестке дня — найти еду, найти убежище, захватить мир. Лаааадно, мир захватим завтра.

Я в который раз повертела головой и пошла куда глаза глядят. У меня это, судя по всему, уже вошло в привычку. Хорошо, что я не рыба — молот. Проходя мимо кустов, с заманчиво висящими на ветвях ягодами, я протянула было руку, чтобы сорвать парочку, как Киш зашипел и больно вцепился мне в плечо. Я скосила на нового товарища подозрительный взгляд и миролюбиво пожала плечами.

— Хорошо, это мы есть не будем.

Всю дальнейшую дорогу я ставила опыты по поиску съестного. Киш шипел на все, кроме подозрительно валявшихся на земле лепешек, напоминавших голубиный помет, только размером побольше. Раз в десять.

Я подозрительно уставилась на своего спутника.

Может его подослали убить меня? Отравить в лесу гигантскими какашками голубей — переростков? То-то глаза мне кажутся знакомыми. Вон и рожки тоже есть. Стоп! Рожки? Нет, с крыльями я еще могу смириться, но рожки?!

Я сняла кошку с плеча и стала вертеть в разные стороны, в поисках копытец и хвостика с кисточкой, но таковых не оказалось. Недокомплект, видимо.

Пока я занималась изысками хвоста и копыт, сама не заметила, как вышла из леса на дорогу. По дороге, натужно поскрипывая, катилась тележка. Тележку тащил ослик… Рогатый.

— Эй, сорванец, подвезти тебя? — Спросил меня дедуля-возница, подслеповато щуря глаза. — Поди в Акадэмию едешь?

— Ага.

Раз Вы предлагаете, то, конечно, в нее самую, куда ж мне еще ехать-то?

— Ну раз так — садись, подвезу. Голодный, поди? На, возьми пирожок, молочком запей. Старуха моя спекарила. Кушай, не боись. Да зверенышу своему дай.

Империя Ардейл. Сейн. Черный замок.

— Пропала? Что значит, не можете найти? — Рейган метался по залу, как загнанный зверь.

— Все обыскали, следов не нашли. Куда могла направиться — неизвестно, поблизости только Военная Акадэмия, а девочек туда не берут.

В зале на миг повисла угрожающая тишина, которую нарушил полный холодного гнева ответ:

— Сам знаю, что не берут. Да и не могла она до Акадэмии так быстро добраться на своих двоих. Ищите.

— Объявить розыск?

— Вы издеваетесь?

Второй принц мрачно посмотрел на собеседника. Лицо начальника розыска покраснело.

— Меня вся столица на смех поднимет: невеста-дурнушка сбежала в день обручения! Я сам ее найду… Найду и придушу. — Последние слова он прошипел. — Можете идти.

— Похоже что девочка, несмотря на возраст, оказалась с характером. — Как всегда насмешливый голос брата влез в голову.

— Убью.

— Ну — ну, не горячись ты так, найдется. Куда она денется? Наверное, в парке заблудилась или в лесу. Поплачет и придет. Нет девицы, которая сможет устоять перед твоим неземным обаянием.

— Мне показалось, или последние слова ты произнес с издевкой? — Рейган злобно прищурил глаза.

— О, нет! Никогда в жизни! Смилуйся, брат! — С легкой иронией произнес голос.

* * *

Я сладко потянулась и открыла глаза.

— Ну чаво, сорванец, поспал? — Проскрипел над ухом дедуля.

— Поспал, поспал. Спасибо Вам, дедушка! — Я искренне, от всей души, улыбнулась.

— Ты, сынок, так не лыбайся, на девицу похож. — Дедуля чуть нахмурил брови.

— Спасибо, не буду. Так, где Вы говорите, Акадэмия ваша? Возьмут меня туда?

— А чего ж не взять-то? Возьмут. Возраст у тебя подходящий, ростком не вышел, ну да растешь ты еще.

— А куда идти-то, дедуль? — Я уставилась на дедка с надеждой.

Наконец-то, все как в книжках! Пойду в академию, стану магичкой! От радости кровь забурлила, и улыбка сама до ушей расползлась.

— Вон, видишь, стражник стоит? Иди к нему, он тебя запишет. Только вот видишь беда-то какая, в Акадэмии этой строго все…

— О! Спасибо, дедушка! — Дальше я слушать не стала и со всех ног понеслась к стражнику.

— Вот сорванец, даже не дослушал. Эх… Мальцы, ну да ладно, рано в его возрасте по девицам ходить, переживет.

* * *

Я протискивалась через толпу, расталкивая людей и поминутно извиняясь за столь непочтительное поведение. Спасибо базарным дням, наловчилась в толпе ходить.

Пихаясь локтями и не заметив, как толпа закончилась, я со всего маху врезалась в нагрудник. От боли я зажмурила глаза и почувствовала, как меня подняли за шкирку.

К нагруднику, судя по всему, прилагался и стражник (вот это сюрприз…), потому как в следующий же миг я услышала:

— Тебе чего, малец?

Я сложила ручки как в молитве и состроила умильную рожицу. Ну, это я так думаю, что она умильная была. Судя по тому, как вытянулось лицо стража, умильной она казалась только мне.

Похлопав глазами, я промямлила:

— Запишите меня в Академию!

— Не мал ты еще? — Страж нахмурил брови. — Чего тебе там делать-то? Иди кораблики пускай по реке.

— Не, дядя страж, я хочу против зла бороться, как Вы — мир защищать!

Попробуем лесть, а то надежды на светлое магическое будущее и бесплатный обед вот — вот полетят в Тартар.

Я вот что придумала — запишусь в академию, крыша над головой нужна, кушать к тому же я каждый день хочу. А в магической академии должны быть и маги, правильно? Для начала выведаю у них как они тут к туристам относятся, а потом попрошу меня домой вернуть. А может поучусь, выведаю у них все секреты. Стану магичкой, чтобы бабушка и мама мной гордились. Вернусь домой и…

Низкий голос стражника вывел меня из мечтаний о собственном героическом будущем:

— Как я? — Лицо стражника разгладилось, взгляд стал как у орла. — Ну, если как я, тогда так и быть, запишу. Звать тебя как?

— Хана.

— Чужак? — С интересом посмотрел на меня страж.

— Угу! — Кивнула я головой.

— Годков тебе сколько?

— Пятнадцать только исполнилось.

— А чего хилый такой?

Спасибо на добром слове, мил человек!

— Ем мало.

Ложь, конечно, потом извинюсь. Может быть.

— Звереныш твой?

Дяденька как-то подозрительно на Киша посмотрел, но почти сразу взгляд отвел. Наверное ему тоже крылатых кошек видеть еще не приходилось, и он решил особо долго рогатого не рассматривать, мало ли что?

— Да.

— Украл?

Дяденька-страж вперил в меня цепкий взгляд, видимо принуждая сознаться в столь неблаговидном поступке. Так как рогатого я нигде не воровала, я отрицательно помотала головой. Каюсь — пыталась съесть кошку, но это в самом начале, по неведению.

— Нет. Я не ворую.

— Хорошо, — улыбнулся страж. — Вот тебе билет, иди в главный корпус — вояка ткнул пальцем вперед. — там сейчас собрание новобранцев будет.

— Ууууууу! Спасибо дяденька-страж! — Я выхватила потрепанную бумажку и со всех ног понеслась в указанном направлении.

Пробежка полезна для здоровья, особенно утренняя.

* * *

Когда странный мальчишка скрылся из виду, к стражнику подошел напарник — подслеповато щурившийся на солнце старик. Свернув ароматную махорку, дед пошмакал губами и задумчиво протянул:

— А кошака он откуда взял?

Страж, выдавший иноземцу билет в Акадэмию, безразлично пожал плечами:

— Боги его знают, но раз кошак с ним, значит выбрал сам.

— Смешной малец. — Мужчина улыбнулся и чуть прищурил светлые глаза. — Жалко его. Если таким и будет, помрет ведь.

— Ничего, коль не помрет, станет настоящим мужиком.

Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.

С трудом отдышавшись, я переступила порог здания.

Да уж, добиралась я сюда добрый час, если не больше. Запала бежать хватило на пару метров, а потом я просто плелась. Но все равно, добравшись до заветного здания, я чувствовала себя героем-победителем. Момент моего триумфа был внезапно и весьма невежливо прерван — кто-то, видимо так же сгорающий от нетерпения записаться в маги как и я, толкнул меня в спину, процедив:

— Эй, олух, подвинься! — Меня окатило волной презрения. — Похоже, что в этом году набрали сплошных идиотов.

Я оглянулась на говорившего. Красивый, высокий, статный. Волосы светлые, глаза голубые. Впечатление портили презрительно искривленные губы.

Так, хватит с меня, малец — да — малец, олух — да — олух… Надоело, никакого уважения! Может по мне и не заметно, но я все-таки девушка, цветок жизни, так сказать, и требую к себе соответствующего отношения!

Я набрала побольше воздуха в легкие и уперла руки в бока.

— Вообще-то… — тут поднялся гвалт, но меня было уже не остановить — столь хамское поведение, по отношению к девушке, может себе позволить только настоящий баран! — Закончила я свою тираду и только тогда поняла, что меня никто не слышал, даже обидчик уставился в другую сторону. Все еще пылая праведным гневом, я посмотрела туда, куда были обращены взгляды всех собравшихся. На некотором расстоянии от меня был помост, на котором стоял мужчина, чьи виски украшала благородная седина. Гордо расправив плечи и устремив пронзительный взгляд на толпу, незнакомец громко вещал:

–… пожаловать в военную Акадэмию для мальчиков! Записавшись сюда, вы обеспечили себе прекрасное военное будущее! Дерзайте, юноши! Будущее нашей Империи в ваших, только ваших руках! Вам выдали билеты, все они разного цвета, подойдите к лейтенанту с табличкой того же цвета, что и билет. На этом все, удачи.

Похлопав глазами еще немного, я рассеянно проводила взглядом незнакомого мужчину, который быстро, но без суеты спустился с помоста и, обойдя его сбоку, скрылся из поля зрения. В зале повисла гробовая тишина. Я обвела непонимающим взглядом толпу, все еще пытаясь осмыслить услышанное.

Стоп! Стоп! Стоп! Какая такая военная Акадэмия? Для каких таких мальчиков? Сложив руки на груди и для важности надув щеки, я осмотрелась. Результаты осмотра меня не порадовали: в пределах видимости не было ни одной девушки. А значит… Чувствуя, как сердце уходит куда-то в пятки, я обреченно вздохнула: светлое магическое будущее начало удаляться, неубитая мною нечисть радостно скалила зубы.

Так, ничего. Пойду к лейтенанту, объясню ему все и дело с концом. Я посмотрела на потрепанную бумажку.

Очень мило, черненькая. Как многообещающе… Вот тебе и светлое будущее…

Осмотревшись вокруг еще раз, я увидела черную табличку, возвышающуюся над небольшой толпой. Ага, мне туда.

Пока я со всем возможным напором пыталась подобраться поближе к командиру, толпа вокруг него стала больше. Даже и не видно, кто там в центре стоит. Лейтенанта окружили юнцы.

Так, вперед!

Я врезалась в толпу, грудью прокладывая себе путь к заветной цели, коей мне сейчас представился лейтенант. Пробившись к центру, я увидела стоящего на коленях паренька. Мальчик ревел, вцепившись в штанину лейтенанта. Это шокировало меня до такой степени, что я как-то подзабыла лейтенанта рассмотреть.

Автоматически подавшись назад, я оказалась в самой гуще новобранцев и все равно, причитания паренька я слышала очень хорошо.

— Пожалуйста, отпустите меня домой! Я не хотел в Акадэмию! Я не хочу умирать!

— Как только ты переступил порог этого здания, ты заключил контракт с Высшими. Теперь у тебя два пути — либо выйти отсюда воином, закончив обучение, либо — ногами вперед. Но, судя по всему, тебя ждет второй вариант. — В словах лейтенанта слышалось явное презрение к пареньку.

Услышав такую новость я с испугом посмотрела вокруг. У всех окружающих меня были перепуганные лица с разводами от слез на грязных щеках.

Я прислушалась к шепоту в толпе.

… я тоже не хотел…

… меня продали…

… хотел жениться, ее отец отправил меня сюда…

… да какой идиот сам пойдет…

Мама! Мамочка! Что же я наделала?

Закрыв глаза я сделала несколько глубоких вдохов — не может быть, чтобы в академии, пусть даже и военной, ученики прощались с жизнью. К тому же, по натуре своей я унывать не люблю и решила не бояться, потому как стыдно, да и глупо, а вот умереть на месте вариант не такой уж и плохой.

Радости мне прибавил лейтенант, который проявил гостеприимство, сообщив:

— Меня зовут лейтенант Делл, я — командир вашего подразделения. Добро пожаловать в Темный Мир.

Толпа подалась назад и предо мной предстал командир моего подразделения. Я кисло улыбнулась и громко сглотнула. Не везет, так не везет, попала под командование того самого барана, который назвал меня олухом.

— С сегодняшнего дня вы начинаете свой путь воина. Немногие из вас пройдут его до конца, и я вам в этом помогу.

Презрительная усмешка, презрительный взгляд. Черт возьми, куда же я попала?! Славное магическое будущее и надежда на скорое возвращение домой в последний раз предстали передо мной и померкли… Навсегда.

Оглавление

Из серии: Не сдавайся

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дурнушка Хана предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я