Всех прекрасней. История Королевы

Серена Валентино, 2014

Пожиравшая душу зависть сделала милую и добрую Королеву злобной и коварной. Возненавидев Белоснежку за то, что та оказалась красивее, она решила во что бы то ни стало от нее избавиться. Эта история известна всем, но есть и другая. Еще более прекрасная, трогательная и загадочная. Впервые на страницах этой книги раскрываются все тайны знаменитой сказки. Что заставило Королеву погубить горячо любимую падчерицу? Какое событие прошлого разбило ей сердце и заморозило душу? И какова цена страшного колдовства? Великая история любви, обмана, подлости, а также безграничной преданности, которую не в силах победить даже смерть…

Оглавление

  • Серена Валентино. Всех прекрасней. История Королевы
Из серии: Нерассказанные истории

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Всех прекрасней. История Королевы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пожиравшая душу зависть сделала милую и добрую Королеву злобной и коварной. Возненавидев Белоснежку за то, что та оказалась красивее, она решила во что бы то ни стало от нее избавиться. Эта история известна всем, но есть и другая. Еще более прекрасная, трогательная и загадочная.

Впервые на страницах этой книги раскрываются все тайны знаменитой сказки. Что заставило Королеву погубить горячо любимую падчерицу? Какое событие прошлого разбило ей сердце и заморозило душу? И какова цена страшного колдовства? Великая история любви, обмана, подлости, а также безграничной преданности, которую не в силах победить даже смерть…

Serena Valentino

FAIREST OF ALL

Copyright © 2014 Disney Enterprises, Inc.

Inspired by Walt Disney’s masterpiece Snow White and the Seven Dwarfs

С. В.

Серена Валентино

Всех прекрасней. История Королевы

Глава I

Розовые лепестки, поцелуи и торт

Цветущие яблони укрывали внутренний двор замка нежными розовыми лепестками, на их ветвях сверкало множество ослепительно-блестящих серебряных побрякушек, отражающих солнечный свет.

Гирлянды из глицинии и гардении сплошь покрывали каменный колодец, находящийся у подножия парадной лестницы, усеянной лепестками розовых и алых роз. Сотня слуг, все в лучших темно-синих костюмах с отделкой из серебра, выстроилась у главных ворот, встречая гостей королевской свадьбы, уже начавших заполнять двор. Казалось, у старого колодца собрался весь мир, предвкушая появление невесты — знаменитой красавицы, словно по волшебству сошедшей прямо со страниц старинных легенд и мифов, дочери прославленного Зеркальщика. Представители королевских семей из соседних королевств ожидали вместе с другими гостями начала свадебной церемонии.

Королева в одиночестве стояла в своих покоях и смотрела на отражение в зеркале, во встречном взгляде отражения читалось заметное напряжение. Ни одна женщина перед лицом столь грандиозных перемен в своей жизни не может не ощущать определенной тревоги. Она собиралась стать женой любимому мужчине, матерью его дочери и, ко всему прочему, королевой всех этих земель. Королевой. Ее должно было переполнять счастье, но что-то в этом зеркале внушало ей безотчетный ужас.

Верона, фрейлина Королевы, тихо кашлянула, оповещая о своем присутствии, и торопливо зашла в комнату. Ее ясные глаза цвета неба лучились радостью. Девушка так и светилась, и это сияние, казалось, исходило прямо изнутри, озаряя бледную кожу и играя в золотистых волосах.

Королева мягко улыбнулась, когда Верона ее обняла. Еще никогда Королеву не окружала такая красота. И никогда ранее она не знала, что такое счастье. Пока не оказалась в замке. Здесь она обрела первую в своей жизни подругу — фрейлину Верону.

За Вероной в покои Королевы последовала Белоснежка, милейшая малышка лет трех-четырех. Она еле сдерживала желание прыгать от радости, ее счастливые глаза безудержно блестели, кожа была белее только что выпавшего снега, крошечные пухлые губки пылали ярче самых чистых рубинов, а волосы были черные как вороново крыло. И вся она была словно ожившая фарфоровая куколка, особенно сегодня, в своем платьице из красного бархата.

Верона взяла Белоснежку за крошечную ручку, надеясь, что это заставит малышку перестать теребить отделку ее изысканного наряда.

— Белоснежка, дорогая, хватит дергать бусинки, иначе церемония еще не успеет начаться, а ты уже испортишь платье.

Королева улыбнулась и сказала:

— Ну здравствуй, мой птенчик. Ты очень красива сегодня.

Белоснежка вспыхнула и, спрятавшись за юбкой Вероны, осторожно глянула в сторону мачехи.

— Скажи, Белоснежка, разве твоя новая мама не красива? — спросила Верона.

Белоснежка кивнула.

— Так скажи ей об этом, дорогая, — настаивала Верона, присев рядом и улыбнувшись маленькой скромнице.

— Ты тоже очень красива, мама, — сказала Белоснежка, растопив сердце Королевы.

Королева раскинула руки, и после мягкого ободрения Вероны Белоснежка шагнула в ее объятия. Настоящий птенчик, очаровательный ангелочек; сердце мачехи на мгновение сжалось, красота малышки показалась ей нестерпимой. Прижимая к себе Белоснежку, Королева ощутила, как ее наполняет ранее неведомая ей любовь. Ей даже подумалось, что ее сердце может не выдержать напора этого чувства, а где-то очень-очень глубоко в душе вспыхнуло желание каким-то образом вобрать в себя всю прелесть падчерицы и стать воплощением самой Красоты.

— Вы выглядите обворожительно, моя Королева, — с пониманием улыбнулась Верона, словно сумела заглянуть прямо в сомневающееся сердце своей госпожи.

Королева вновь взглянула на себя в зеркало, и в отражении ей почудился призрак ее матери. Она вспомнила тот день, когда Король отметил их сходство. Возможно, он был прав. Вероятно, она и правда похожа на маму, но сама поняла это лишь сегодня, надев то самое платье, что было на ее матери в день ее свадьбы.

Удивительно, но за прошедшие годы ослепительная красота темно-красного наряда, расшитого изображениями черных дроздов и украшенного сверкающими на свету дымчато-черными кристаллами, нисколько не поблекла. Сердце Королевы скакнуло и тут же сжалось. Ах, если бы ее мама была рядом с ней в этот день! Если бы она всегда была рядом…

Королева знала свою маму лишь по одному-единственному портрету, украшавшему отцовский дом. Но ребенком она многие часы рассматривала его, плененная красотой изображенной на нем женщины, любя ее всем сердцем и тоскуя по ее объятиям. Она представляла, как мама, которую она никогда не знала, берет ее на руки и кружит с ней в танце, и камни, что украшают их платья, переливаются в лучах света, подчиняясь ритму их счастливого смеха.

Королева очнулась от своих грез и взглянула на играющую с кисточками портьер в дальнем углу спальни Белоснежку. Несмотря на всю радость, сверкающую в глазах подчерицы и бьющуюся в ее маленьком сердечке, Королева прекрасно понимала, какое чувство потери испытывает бедный ребенок. Эта безнадежная пустота где-то глубоко внутри.

Королева опечалилась, зная, что ей никогда не удастся заменить первую жену Короля. Разве Белоснежка сможет полюбить чужую женщину так же сильно, как родную маму? Тем более Королеву, чья жизнь до недавнего времени представляла собой не более чем цепочку абсолютно заурядных событий, окруженных скукой и унынием.

Верона направилась к заигравшемуся ребенку, а мысли Королевы вновь устремились в прошлое, к тому дню, когда она впервые встретилась с Королем в магазине зеркал своего отца. Известность непревзойденного мастера в производстве зеркал распространилась так широко, а его талант ценился столь высоко, что Король посчитал себя обязанным нанести личный визит человеку, называемому лучшим зеркальщиком в мире.

Ознакомившись с изделиями и получив в подарок зеркало, Король в сопровождении мастера вышел во двор, где как раз шла дочь Зеркальщика, неся от старого колодца полное ведро воды. Король приказал своим слугам остановиться.

— Кто эта девушка? — спросил он.

— Дочь хозяина, сир, — ответил один из слуг.

Король подошел к ней и взял ее за руку. От неожиданности она ахнула и выронила ведро, насквозь промочив его туфли.

Испуганная девушка украдкой взглянула на Короля, ожидая строгого выговора, а может, даже отправки в темницу. Но Король лишь улыбнулся, а затем заговорил с ней.

Она решила, что он смеется над ней, когда расхваливает ее красоту, сказал, что из всех творений отца она, безусловно, лучшее.

— Прошу вас, Ваше Величество, не говорите так, — сгорая от неловкости, пробормотала она и, дабы избежать взгляда его бледно-голубых глаз, поспешно изобразила нечто среднее между реверансом и поклоном.

— Отчего же? Ведь ты прекрасней всех девушек наших земель. О нет, уверен, во всех известных мне землях ты всех прекрасней. Теперь понятно, почему твой отец занялся зеркалами: чтобы отразить твою красоту.

Девушка отчаянно отводила взгляд от лица мужчины, владевшего всем вокруг, начиная с королевства и заканчивая тем колодцем, откуда она брала воду.

Затем так же быстро, как и появился, он ушел, но перед этим пообещал вернуться в ближайшее время. Пребывая в смятении, дочь Зеркальщика не знала, что и думать. Разве мог Король сказать все это ей? Из всех девушек королевства…

Именно ей.

Подошедший к ней Зеркальщик усмехнулся.

— Смотрю, дочь, ты его просто околдовала, — сказал он, пока девушка наблюдала, как королевская свита скрывается за холмом, чтобы вскоре вновь появиться на следующем, постепенно уменьшаясь и становясь едва различимой.

Весь вечер она просидела в своей маленькой комнате, глядя на мерцающее звездами небо. «Что, если Король сейчас вспоминает обо мне?» — подумалось ей, пока ее взгляд скользил по звездам. Девушка представила, что где-то там парит в темноте и смотрит на нее ее мама. Ее платье, расшитое кристаллами, сверкает как ночное небо. Она вообразила, что летит рядом с мамой и видит, как угасает солнце, а вокруг зажигаются миллионы звезд. И как ее окружает сияющая звездная пыль, и темнота оживает от переливающихся всеми цветами радуги искорок. Лишь воспоминание о визите Короля заставило девушку вернуться в ее скромную комнату. Она была уверена, что он больше никогда не приедет.

Вскоре девушке пришлось пережить новую потерю — умер ее отец.

В последующие дни ее жизнь озарило ослепительным светом. Словно покидая этот мир, Зеркальщик забрал с собой всю тьму, чтобы его дочь смогла найти если не любовь и счастье, то хотя бы нечто, ранее ей неведомое.

В день смерти отца — до того как весть об этом дошла до Короля или любого другого в королевстве — дочь Зеркальщика вынесла во двор все зеркала. Маленькие она развесила на огромном клене. Получилось просто великолепно. Покачиваясь на ветру, зеркала ловили солнечные лучи и преломляли их под самыми неожиданными углами самым удивительным образом. Кленовые листья купались в разноцветных и золотых лучах. Солнечные «зайчики», подобно разыгравшимся крошечным феям, танцевали по всему дому и двору.

Вскоре со всех концов королевства стали приходить люди, желая посмотреть на это восхитительное представление, ставшее последней данью девушки своему отцу.

Среди них был и Король.

— Твои глаза сверкают так ярко в этом зеркальном свете, — сказал он, стоя под слепящим солнцем.

Яркие лучи, озарив ее темные глаза, придали им карамельный оттенок. Король назвал ее очаровательной. И девушку охватил ужас. Очаровательной. Что, если ее красота, как и сказал отец, не более чем чары, колдовство? Могла ли она позволить себе обманывать этого благородного и прекрасного мужчину? Или она на самом деле красива и колдовство здесь ни при чем?

Король зашел в дом, и, не зная, что делать, она последовала за ним.

— Это твой портрет? — спросил Король, рассматривая единственное украшение жилого пространства маленького дома.

— Это моя мама, сир. Я не знала ее.

— Сходство просто поразительное.

— Если бы только я была так же красива, как она…

— Ты выглядишь почти точь-в-точь как она. Разве можно этого не замечать?

Девушка изумленно посмотрела на портрет в надежде, что Король говорит искренне, но так и не смогла углядеть в его словах нечто большее, чем обычную лесть человека, которому что-то от нее нужно. Может, поместье ее отца? Или оставшиеся зеркала? Чего бы ни желал Король, дело явно не в ней.

Но со временем, после множества визитов стало ясно, что Короля интересовала именно она. Ее жизнь стала похожа на прекрасный сон: наполненный светом и кажущийся настолько нереальным, что захватывало дух. Ее окружали королевские придворные. Все королевство, начиная с посиделок у костра и заканчивая арфами менестрелей, пело о красавице дочери знаменитого Зеркальщика, укравшей сердце Короля.

Верона вмешалась в воспоминания Королевы и вернула ее в настоящее:

— Весь двор, а точнее сказать, все королевство заполонили мечтающие увидеть хотя бы одним глазком новую Королеву. Нам стоит поторопиться.

Королева улыбнулась.

— И что за прекрасное зрелище их ждет, — заметила она, беря за руки Верону и Белоснежку и направляясь к месту проведения свадебной церемонии.

Верона не преувеличивала. Снаружи замка собралась огромная толпа, Королева могла видеть ее сквозь маленькие окна в стене, пока спускалась по винтовой лестнице. Среди толчеи она разглядела любимого дядюшку Короля, Маркуса, тот тоже заметил ее в окне и улыбнулся. Это был крупный растрепанный мужчина, его лицо выражало нескрываемый восторг. Королева вспомнила, что его жена, Вивиан, недавно слегла, и все же он здесь — ради своего племянника. Рядом стоял его лучший друг, придворный Охотник, красивый и хорошо сложенный мужчина с темными глазами, волосами и бородой.

Куда ни посмотри, взгляд натыкался на королей и членов королевских семей со всех концов земли. Она заметила трех стоящих практически вплотную друг к другу немного чудных кузин Короля в необычных одеждах. Они одновременно улыбнулись и вежливо наклонили головы, опять-таки в унисон.

Весь замок заливал теплый свет свечей, воздух сиял и дарил ощущение чего-то сказочного, возрождая в памяти Королевы образы ее любимого времени года — зимы и любимого дня зимнего солнцестояния. Свечей было так много, что было даже жарко. Слишком жарко. Лицо Королевы раскраснелось, а голова закружилась. Сердце быстро билось в груди, пока она шла по боковому нефу к своему Королю. Он ждал ее у старого колодца, который по его приказанию был перевезен из поместья Зеркальщика и установлен в королевском дворе в качестве напоминания о том, где он впервые увидел Королеву.

С помощью Вероны Королева смогла прийти в себя и сосредоточить все внимание на сияющем счастливой улыбкой лице Короля. Он был прекрасен, и особенно сейчас, в торжественном костюме, подчеркивающем его темные волосы и светлые глаза. Свет свечей мерцал на мече, висящем на его боку, и отражался от начищенных высоких сапог.

Королеве почудилось, что все это сон. Мимо проплывали женские лица, все выбеленные, как простыни, но с алыми губами и алым румянцем на щеках, они все как одна впивались в нее взглядами. Но она старалась не обращать внимания на выражения этих лиц и смотреть только на своего жениха.

Все равно ее встретили бы лишь снисходительные и вымученные улыбки. Многие приглашенные дамы сжимали в руках букетики жасмина, их густой аромат дурманящим облаком висел в воздухе. Все эти дамы не только завидовали ее замужеству, они еще и гадали про себя: «Почему она? Почему из всех благородных леди королевства он выбрал деревенщину?» — эти мысли сопровождались перешептыванием о ее колдовских чарах и проклинающими взглядами.

Наконец она подошла к стоящему у колодца Королю, и тот взял ее за руку. Наверное, он угадал, что у нее кружится голова и подкашиваются колени. Но стоило ей встретиться с ним взглядом, как ее сердце замедлило ритм. Церемония началась. Верона и Белоснежка встали сбоку. Вперед выступил священник. Король и Королева обменялись словами любви, клятвами, кольцами, и завершил все поцелуй.

Какое счастье!

Толпа взорвалась поздравлениями, и, не подхвати ее Король, Королева бы точно рухнула прямо там. Поднялась невообразимая суматоха, затем на них пролился настоящий ливень из розовых лепестков, которые мерцали и переливались в разноцветных, бьющих сквозь витражи лучах света, наполнявших весь замок сказочным великолепием. Она была влюблена. Она была прекрасна. Она была Королевой.

Все встречные сыпали комплиментами ее красоте. Она старалась не вслушиваться, но они все же просачивались ей в душу, и у нее земля уходила из-под ног. День прошел в розовой дымке. Ее руку, должно быть, поцеловали с тысячу раз, она еще никогда в жизни не кружила в танцах так долго, даже в детстве с няней.

Ах, нянюшка… Как бы ей хотелось, чтобы она была с ней в этот день! Королеве вспомнились слова няни, которые она произнесла одним солнечным утром, когда они сидели на кухне отца и лакомились клубникой со сливками.

— Ты красавица, моя дорогая, настоящая красавица. Никогда не забывай об этом, даже если меня не будет рядом, чтобы напомнить.

— Не будет рядом? Но где же ты будешь?

— Буду танцевать на небе с твоей мамой, дорогая. Когда-нибудь ты к нам присоединишься, но это случится лишь через много-много лет.

— Нет, нянюшка, оставайся здесь, танцуй со мной! Я не хочу, чтобы ты уходила! Никогда!

И они танцевали, кружились и смеялись, наслаждаясь льющимся из окон солнечным светом. Няня знала множество способов, как поднять ей настроение, и то был один из них: клубника, сливки и танец.

Вскоре она поделится этим способом и с Белоснежкой. Мысль об этом наполнила ее светом и чувством защищенности. С Королем и его нежной, как нераскрывшийся бутон, красавицей дочкой ее ждет невиданное счастье. Девочка станет и ее любимой дочерью. Королева будет каждый день говорить ей, как она красива, и они будут танцевать и смеяться, совсем как настоящие мать с дочерью. Они станут настоящими матерью и дочерью.

Королева направилась к Белоснежке и Вероне, которые стояли у стены бального зала и наблюдали за лордами и дамами, кружащими в танцах подобно лепесткам, подхваченным мягким летним ветерком. Королева взяла на руки девочку и вынесла в разноцветный водоворот бальных платьев. Они танцевали, а Королева, крепко прижимая малышку к груди, чувствовала, как ее вновь переполняет любовь. Так они и кружили в волшебном саду из слившихся воедино мазков цвета и звуков.

Вскоре к ним присоединился Король, и новая семья счастливо смеялась до самого утра. К тому времени уже все гости давно успели разъехаться или отправиться отдыхать в отведенные им в замке покои.

Усталые и с кружащимися головами после стольких часов празднеств и танцев Король и Королева отнесли спящую дочку в ее спальню.

— Спокойной ночи, мой птенчик, — шепнула Королева, целуя Белоснежку.

Губы Королевы скользнули по гладкой, как шелк, щечке девочки, и она оставила малышку во власти снов, уверенная, что они будут наполнены прекрасными дамами в восхитительных платьях, кружащими вокруг нее на фоне разноцветных знамен.

Король, не выпуская ее руку из своей, отвел супругу в их покои. Солнце, просачивающееся сквозь портьеры, наполняло комнату волшебным сиянием. Окутанные им, они постояли так мгновение, глядя друг другу в глаза.

Какое счастье.

— Вижу, ты открыла мой подарок, — сказал Король, посмотрев на зеркало.

Овальное зеркало было заключено в изысканную позолоченную раму с узором в виде переплетающихся змей, его венчало изображение короны, достойной Королевы. Оно было практически идеально. Но что-то в нем заставило Корошеву ощутить то же странное беспокойство, которое она выбросила из головы перед церемонией. Сердце в груди сжалось, а стены будто начали смыкаться.

— Что такое, любовь моя? — забеспокоился Король.

Королева хотела ответить, но не смогла произнести ни слова.

— Оно тебе не нравится? — он выглядел сильно огорченным.

— Нет, моя любовь, я… Я просто… Устала. Очень устала, — с трудом пробормотала она, но так и не смогла оторвать взгляд от зеркала.

Король сжал ее плечи и, притянув к себе, поцеловал.

— Еще бы ты не устала, любовь моя. Это был ужасно длинный день.

Она ответила на поцелуй, стараясь прогнать из сердца весь страх.

Она влюблена. Счастлива. И она не позволит ничему и никому испортить этот день.

Глава II

Драконы и рыцари

Лишь на четвертый вечер после свадьбы Королева и ее маленькая семья наконец оказались предоставлены сами себе. Все засидевшиеся гости и родственники вернулись в свои королевства. Утром после завтрака Королева проводила Маркуса, двоюродного дядюшку Короля. Он был забавным мужчиной, занимавшим столько же места в ширину, сколько и в высоту. Коренастый, но хорошо сохранившийся для своего возраста крепыш и добряк, он обожал своего племянника, и Королева не имела ничего против его пребывания в замке. Они с Королем и придворным Охотником целыми днями пропадали в лесах, охотясь на дичь для вечерних застолий.

— Это может стать нашей последней встречей, дочка, — прощаясь с Королевой, сказал дядюшка Маркус. — Я отправляюсь на юг в погоню за драконами! Опасные они ребята, эти драконы топей, но и они в подметки не годятся пещерным, уж я тебе говорю! Я рассказывал тебе, как наткнулся на того огромного сапфирового монстра? Самого прекрасного и опасного из всех, кого я когда-либо преследовал? Он едва не сжег мне бороду!

Дядюшка Маркус всегда выглядел очень оживленным, рассказывая о драконах: бурно жестикулировал и изображал, как ему подпалило бороду.

— А как тетушка Вивиан относится к вашим приключениям, дядюшка? — спросила Королева.

— О, у нее весьма странное о них мнение! — ответил он.

— Вот как? И в чем оно выражается? — полюбопытствовала Королева.

— Она считает, что все это вздор. Представляешь? Вздор и ничего более! Она считает, что я занимаюсь этим только потому, что боюсь облениться и зачахнуть, проводя все время с ней!

Королева вновь рассмеялась. Она успела полюбить этого мужчину и его дикие истории о драконах, скрывающих в сырых пещерах свои сокровища.

— Что ж, повторюсь, мне очень жаль, что она не смогла присутствовать на свадьбе, дядюшка. Мы будем ждать ее в гости, как только она поправится достаточно для того, чтобы проделать такую дорогу.

— О, можешь не сомневаться, твоя тетя Вивиан навестит вас в ближайшее время. И захватит весь замок, уж помяни мое слово.

Королеве было жаль прощаться с ним. Но в то же время она была счастлива, что ее муж и дочь теперь в полном ее распоряжении, хотя после столь долгих празднеств замок и казался удивительно тихим.

Она приказала накрыть семейный ужин в одной из малых трапезных. Королева предпочитала помещения поменьше, в них она чувствовала себя уютней. Там она могла быть не Королевой, а просто женой и матерью. Самой собой.

Каменные стены здесь были покрыты роскошными гобеленами с изображениями бьющихся рыцарей или прекрасных девушек, засмотревшихся на свое отражение в глади пруда. Центральное место в зале занимал камин, в высоту он был с двух взрослых мужчин, а украшало его вырезанное из очень красивого белого камня женское лицо, его взгляд, ясный и направленный вниз, наполнял сердца ощущением защищенности. Тепло огня дарило уют. Иногда Королева гадала про себя, может, моделью для этой белокаменной красавицы послужила бывшая жена Короля, мать Белоснежки. И теперь она всегда присматривает за своей семьей и за Королевой, — чтобы та была достойной матерью и супругой. Королева не смела озвучить свои мысли Королю, боясь потревожить старые раны. Он очень любил мать Белоснежки, Королева знала это, и она всеми силами убеждала себя, что это нисколько не умаляет его любовь к ней.

Перед ужином Король отдал Королеве маленькую шкатулку с письмами своей первой жены. У шкатулки был искусный замочек в форме сердца и меча. Король сказал, что когда-то внутри хранилось скромное приданое его первой избранницы.

— Но узнав, что она умирает, Роуз решила записать историю своей жизни, чтобы Белоснежка смогла хотя бы немного ее узнать, — шепнул он Королеве. — Я хочу, чтобы ты отдала это Белоснежке, когда, по твоему мнению, она будет готова.

Осознание, что муж обратился к ней со столь важной просьбой, наполнило ее сердце теплом. Но тут же в нем вспыхнула тревога. Достойна ли она его доверия? Сможет ли взять на себя такую ответственность? Вдруг Белоснежка, прочтя эти письма, полюбит свою маму так сильно, что оттолкнет Королеву?

— Разумеется, — пообещала она.

В тот вечер Королева надела простое элегантное платье темно-красного цвета с завышенной талией, подпоясанное и украшенное черными лентами. Ее длинные темные волосы были заплетены в перевитые красными лентами косы и уложены на затылке в сверкающий драгоценными камнями узел, а темные глаза поблескивали в свете пламени камина, пока она, улыбаясь, смотрела, как в зал, держась за руки, входят ее дочь и Король. На Белоснежке было темно-синее платье, подчеркивающее румянец на ее пухленьких щечках. Король же был облачен в повседневный, но тем не менее очень красивый черный с золотом камзол.

— Моя любовь, — улыбнулся Король, вступая в зал.

Новая семья приступила к вкусному ужину, состоящему из свежего хлеба с розмарином, нежного масла, мягкого сыра, жареной свинины и молодого картофеля с чесноком, политого оливковым маслом.

— Я скучаю по дядюшке Маркусу! — откусывая от хлеба, смоченного в подливе, заявила Белоснежка.

Королева порезала для нее хлеб маленькими ломтиками и вымочила их в подливе, надеясь, что это придаст девочке аппетит. Белоснежка была той еще привередой.

— Птенчик мой, съешь хотя бы кусочек свинины! — увещевала ее Королева.

— Мне жалко поросенка, мама, — ответила Белоснежка.

— Как скажешь, малыш, — вздохнула Королева.

— А по чему ты скучаешь больше всего, Белоснежка? — спросил ее отец.

— Я хочу послушать еще про драконов, папа. — Глаза девочки вспыхнули, она выпрямилась и изобразила одного из очень редких ледодышащих монстров, о котором рассказывал дядюшка Маркус.

Король озорно улыбнулся.

— Вот как? Что ж, может, нам стоит сыграть в драконов и рыцарей!

Белоснежка спрыгнула со стула, попутно повалив его, и со всех ног бросилась в дальний конец зала.

— Я страшный дракон! — крикнул Король, вскакивая на ноги, и с диким ревом погнался за дочерью, которая с визгом и хохотом пустилась от него наутек. Король подхватил малышку на руки и осыпал ее поцелуями.

— Мама, спаси! Меня схватил дракон!

Королева засмеялась и украдкой покосилась на прекрасную каменную женщину. Та смотрела на нее, улыбаясь. Королева восприняла это как одобрение, и это сделало ее еще счастливее.

— Хочешь, я прикажу слугам принести десерт в малую гостиную? Будем сидеть у огня и рассказывать истории до самой ночи, — предложила Королева.

— О да! — воскликнула Белоснежка.

Пусть трапезная напоминала Королеве о доме, но малая гостиная была куда уютнее. Там лежала куча подушек, а у камина были расстелены теплые шкуры. Стены большей частью представляли собой окна от пола до потолка, а дверь гостиной вела в прелестный сад, где пышно цвели цветы всех оттенков розового, красного и фиолетового. Ночью там зажигали свечи и факелы.

Втроем они уютно устроились в малой гостиной и принялись уплетать клубнику со сливками. Поднялся ветер, и в окна забарабанил дождь. Глаза у Белоснежки слипались, и Король сказал, что пора в постель.

— Нет, папа! Еще одну историю, пожалуйста! — попросила Белоснежка.

— На сегодня у меня закончились все истории, дитя. Мы продолжим завтра.

— Мама, тогда ты расскажи мне о драконах, пожалуйста!

Королева неуверенно посмотрела на супруга. Король пожал плечами.

Будучи не в силах отказать своему птенчику хоть в чем-нибудь, Королева отставила сомнения и начала:

— Давным-давно жила-была на свете красивая, но очень печальная и одинокая женщина, которая заколдовала юную принцессу и погрузила ее в глубокий сон ради ее же блага…

— Почему она была печальна, мама? — перебила Белоснежка.

Королева подумала секунду и ответила:

— Наверное, потому что ее никто не любил.

— Но почему? — спросила девочка.

— Возможно, потому что она сама себя не любила. Она боялась оказаться отвергнутой, ведь она была так не похожа на всех, кого знала. Этот страх был таким сильным, что она спряталась ото всех в глуши. Ее единственными спутниками были волшебные черные дрозды, которые прилетали к ее дому, садились на ветки и карнизы и рассказывали ей обо всем, что творилось в мире. Так она узнала и о рождении принцессы, и о крестинах. Никто не понимал, почему эта женщина так разозлилась, когда не получила приглашения на праздник. Но, видишь ли, мой птенчик, ей было известно кое-что, о чем ни король с королевой, ни феи-крестные даже не подозревали…

— Но я думала, ты расскажешь мне о драконах, мама! — вновь перебила ее Белоснежка.

— Так и есть, дорогая. Ведь та женщина была не простой, она умела превращаться в дракона, становиться воистину свирепым и страшным монстром.

— Правда? — веки Белоснежки слипались от усталости.

— О да, но не будем забегать вперед…

Не успела она продолжить свою историю, как Белоснежка уже сонно посапывала у нее на руках. Король взял супругу за руку и с нежностью посмотрел на нее. Отблески пламени метались по его лицу, делая его прекрасным, словно лик ангела.

— Ты уже стала для нее матерью. И за это я люблю тебя еще сильнее. Прости, что вынужден оставить тебя так скоро после отъезда последних гостей, любимая, — с печалью во взгляде продолжил он.

— Оставить? — с ужасом переспросила Королева.

— Моя Королева, я не из тех королей, что отправляют своих людей сражаться, пока сами отсиживаются в безопасности. Если мы боремся за что-то — за что-то по-настоящему важное, — то моя жизнь не может быть дороже жизни любого из моих людей.

Королева восхитилась его благородством и отвагой. Но ее тут же парализовал страх при мысли о том, что супруг отправится на поле боя. Как он может предпочесть битву и рисковать собственной жизнью, будучи Королем и имея полное право остаться дома с ней? Неужели для него долг важнее их любви? Разве она и Белоснежка не должны были быть самым важным в его жизни? И затем ее разум пронзила мысль еще страшнее: что, если все его слова о любви во время ухаживаний были ложью и он хочет лишь одного: сбежать от нее, пусть даже это и означает неминуемую смерть?

— В таком случае, как можно больше оставшегося времени мы должны проводить вместе, — упав духом, сказала она.

— Чем вы станете заниматься, пока меня не будет? Как собираетесь проводить дни? — спросил он.

— Думаю, я буду водить Белоснежку в лес собирать цветы. И, если ты не против, я бы хотела ходить с ней на могилу ее матери.

Король ничего не ответил. Его глаза увлажнились. Странно было видеть слезы на глазах столь могущественного человека, всегда стойкого и хладнокровного.

— Прости, наверное, я позволила себе лишнее?.. — испугалась Королева.

— Нет, любимая, нет. Для меня так много значит, что ты хочешь, чтобы Белоснежка не забывала свою мать. Ты поразительная женщина. У тебя прекрасное сердце, дорогая. И я люблю тебя так сильно, как ты себе и не представляешь.

Королева поцеловала Короля в щеку и, отстранившись, ответила:

— А я — тебя. Мы будем с нетерпением ждать твоего возвращения.

Глава III

Зеркало, зеркало

Следующие месяцы Королева провела, знакомясь и привыкая к своему новому дому. В отсутствие Короля она почти все время проводила с Белоснежкой. Вдвоем они отправлялись на пикник в лес, Королева учила малышку вышиванию, а по вечерам рассказывала ей истории о драконах у теплого камина в своих покоях, где спала Белоснежка, пока Король был на войне.

Многие часы провели они у могилы матери Белоснежки. Ее усыпальница находилась в центре прелестного, пышно цветущего сада, заполненного розами, глицинией, жасмином, жимолостью и гарденией — любимыми цветами первой жены Короля. От насыщенного ароматами воздуха кружилась голова. Королева часами сидела с Белоснежкой в саду, пересказывая ей то, что она прочитала в письмах, отданных ей на хранение Королем, а иногда и зачитывая кое-какие отрывки.

— А моя мама была красивой? — как-то спросила Белоснежка.

— Уверена, да, моя дорогая. Я спрошу твоего отца, остались ли после нее портреты, чтобы показать тебе. Но она определенно была очень красива.

Белоснежка о чем-то задумалась.

— Что такое, моя милая?

Девочка наклонила голову, подобно зайчонку, услышавшему какой-то звук. У Королевы потеплело на сердце.

— Но, мама, откуда ты знаешь, что она была красива?

Королева улыбнулась умной не по годам малышке.

— Дело в том, мой птенчик, что ты самое прекрасное создание из всех, кого я когда-либо видела, и это позволяет мне предположить…

Похоже, Белоснежку удовлетворило ее рассуждение.

— Пожалуйста, расскажи мне еще о ней, мама. Какой был ее любимый цвет? Что она любила на десерт?

— Не могу сказать, Белоснежка, возможно, она упоминает об этом в своих письмах. Но что я знаю точно, так это то, что она была прекрасной наездницей. Она обожала лошадей и мечтала о том, как будет учить тебя верховой езде, когда ты подрастешь. Хочешь, я научу тебя верховой езде, птенчик?

— О да, мама! Мне очень нравятся лошади!

— Правда? Я не знала.

— А какой у тебя любимый цвет, мама? Красный? Наверное, красный, ты часто его носишь.

— И ты абсолютно права, мой птенчик.

— А мой, мама? Ты знаешь?

— Думаю… голубой.

— Да, мама!

— А давай соберем по дороге домой немного цветов? Кажется, намечается дождь. Нужно поторопиться, если мы не хотим промокнуть.

— Давай! Будем собирать цветы! Красные и голубые!

Они еще не завершили свои букеты, когда начало накрапывать. В замок они вернулись промокшие и с прилипшими к подолу юбок травинками, но дождь ничуть не испортил их хорошего настроения.

Верона уже ожидала их, когда они, хохоча над собой и вспоминая прошедший день, наконец зашли в замок.

— Боги! Вы только посмотрите на себя! Вы же промокли до нитки! Скорее, нужно все это снять, и бегом в ванные! Их уже приготовили! — Верона забрала цветы у попавших под дождь красавиц.

— Верона, будь любезна, поставь цветы в вазы, и пусть ими украсят замок, — попросила Королева, подумав, что, если замок наполнят любимые ароматы мамы Белоснежки, девочка ощутит ее присутствие рядом. Как бы Королеве хотелось знать, где покоится ее собственная мать…

— Хорошо, моя Королева, — ответила Верона и заторопилась в покои Королевы, где ту ждала горячая ванна.

Большую часть свободного времени Королева проводила в дальней части комнаты, где она с комфортом устраивалась в самом, по ее мнению, удобном кресле во всем королевстве — оно было обито бархатом с плюшевыми вставками и немного напоминало мягкий трон. Кресло стояло у камина, сбоку в стене была ниша, где на подсвеченных полках хранились ее самые любимые рукописи. Сейчас, когда ее мужа не было рядом, она проводила там почти все вечера, и сегодняшний не должен был стать исключением. Но прежде всего следовало помыться и согреться.

Королева нежилась в расслабляющей ванне. Горячая вода растопила холод, что, казалось, сковал каждую ее косточку. Несмотря на дождь и пробирающую ее дрожь и на то, что она провела чудный день в компании Белоснежки, она все же ужасно скучала по Королю.

Королева погрузилась в размышления, уставившись невидящим взором на поднимающиеся от воды струйки пара. Комната была огромной. Каменные стены закрывали искусные золотые, красные и черные гобелены, свисающие с витых прутьев на железных крючьях. Гобелены не только украшали комнату, но и не впускали внутрь пронизывающий холод снаружи.

По бокам огромного камина стояли две высоченные статуи, казавшиеся живыми. Каждая изображала красивую женщину с крыльями и суровым, отстраненным выражением лица; их взгляды были устремлены вниз.

Краткий стук в дверь покоев заставил Королеву вздрогнуть.

— Верона, это ты? — спросила Королева.

— Да, — ответила Верона из-за двери. — Миледи, я взяла на себя смелость приказать приготовить на ужин Белоснежке ее любимые блюда. Кажется, девочка немного опечалена.

Королева ничего не ответила.

— Она скучает по отцу, — продолжила Верона, — как и вы, не сомневаюсь. Его нет уже несколько месяцев.

Секунду Королева обдумывала ее слова, а затем нарушила молчание:

— Что бы мы делали без тебя, Верона. Мы благодарим и любим тебя за твою чуткость.

— Благодарю вас, Ваше Величество. Вы что-нибудь желаете? Еще горячей воды? Или полотенца?

Но Королева уже выходила из ванны, обернувшись в огромное мягкое полотенце, заранее подогретое на угольной печке рядом.

— Я уже закончила, дорогая. Ты можешь зайти, — сказала Королева.

Как ее фрейлина, Верона была обязана помогать Королеве принимать ванну. Но госпожа не желала, чтобы кто-либо видел ее несобранной и непричесанной, как то подобает королеве. Хотя в последнее время она стала чувствовать себя куда комфортнее в присутствии Вероны, и девушке было разрешено видеть ее величество в простом убранстве.

Верона тенью скользнула внутрь, прекрасно зная, как Королева не любит, если кто-либо заставал ее без косметики.

— Уверена, уже скоро Король будет дома, миледи, — сказала Верона, делая вид, будто занята приведением в порядок всяких безделушек, хотя могла просто не смотреть на умытое, без следов пудры и румян лицо своей Королевы. — Но до тех пор, возможно, вам с Белоснежкой стоит немного развеяться.

— У тебя есть идеи, сестра? — спросила Королева, и на ее губах заиграла легкая улыбка.

— Фестиваль яблоневого цвета. Ваши подданные будут в восторге, если вы окажете им столь великую честь и посетите праздник. Они будут счастливы узнать, что их Деву яблоневого цвета коронуют сама Королева и принцесса.

Королева обдумала предложение. Ей все еще — после стольких церемоний, праздников и встреч — было некомфортно в многолюдном обществе. Она предпочитала одиночество. Но затем ее мысли переметнулись на малышку.

— Ты же к нам присоединишься, разумеется? — спросила Королева Верону.

— Непременно, моя Королева. — Верона ослепительно улыбнулась и даже забыла отвести взгляд от лица Королевы.

— В таком случае, да будет так.

— Благодарю вас, миледи, — Верона сделала реверанс. — Вы позволите мне покинуть вас и заняться приготовлениями?

— Конечно, дорогая. Я сама справлюсь, — сказала Королева, сидя к Вероне спиной и смотря на отражение фрейлины в зеркале.

Но стоило Вероне с поклоном удалиться, как Королева увидела нечто, что до глубины души поразило и даже испугало ее. В миг, когда Верона закрыла за собой дверь и Королева осталась в покоях одна, позади нее в зеркале что-то мелькнуло — в том самом зеркале, что Король преподнес ей в день свадьбы! Нечто или некто находилось в покоях. Но этого не могло быть. Она осмотрела комнату. Без сомнения, она была одна. Верона заперла за собой дверь и когда входила в комнату, и когда покидала ее. Никто не мог незаметно проникнуть внутрь. Но все же Королева была уверена, что в зеркале, прямо над ее плечом, мелькнуло чье-то лицо.

Она уставилась в отражение, затем еще раз обошла комнату. Любой, увидевший ее сейчас, решил бы, что она сошла с ума. Но ей необходимо было убедиться, что она правда одна. И после тщательнейшего осмотра комнаты она в этом убедилась.

Видимо, то была случайная игра света.

Королева села в любимое кресло, ожидая, когда сердце успокоится. Ее обволок жар от камина, и она провела пальцами ног по медвежьей шкуре на полу. Видимо, от тоски у нее начали сдавать нервы. Как бы ей хотелось знать, когда вернется — если вообще вернется — ее муж.

Веки отяжелели, и она начала забываться сном. Но Королева не могла заснуть, не убедившись еще раз, что в покоях, кроме нее, больше никого нет. Она встала и вновь подошла к зеркалу. Один последний взгляд — и она сможет наконец успокоиться. Женщина наклонилась, внимательно всматриваясь в зеркало. Что, если его заколдовали?..

— Добрый вечер, моя Королева.

Ей хотелось закричать, но ее горло сдавило и она не смогла издать ни звука. Поддавшись инстинкту, она ударила по огромному зеркалу, сбрасывая его со стены. Со звоном и грохотом оно упало на мраморный пол. Всего на краткое мгновение, но Королева увидела в осколках мужское лицо, оно посмотрело на нее, но исчезло так же быстро, как и появилось.

— Ваше Величество, что случилось? Вы в порядке? — раздался из-за двери голос слуги. Он запыхался, явно бежал к покоям со всех ног, услышав шум. Королева попыталась совладать с собственным дыханием.

— Я… в порядке… спасибо. Зеркало разбилось, — ответила Королева, ощущая странную пустоту в голове.

— Мы немедленно все уберем, — сказал слуга.

Он ушел, но Королева расслышала, как он произнес что-то еще. Она была готова поклясться, что он упомянул имя ее отца.

Вскоре он вернулся с еще несколькими слугами, и они принялись приводить комнату в порядок. Королева наблюдала, как они покидали покои с осколками в руках. Наконец от проклятой вещи не осталось и воспоминания.

Но направляясь на ужин, Королева не могла думать ни о чем, кроме как о том мужчине в зеркале. Без сердечного смеха Короля и его по-детски бурной энергии замок пребывал во власти тишины. Даже малая трапезная без него казалась неприятно огромной и пустой. И Верона была права: Белоснежка явно тосковала по отцу. Желая развеселить малышку, Королева сказала:

— У меня для тебя сюрприз, мой птенчик. Послезавтра мы отправляемся на Фестиваль яблоневого цвета.

Белоснежка улыбнулась, и Королеве почудилось, что каменная красавица над камином тоже ей улыбнулась.

Если бы только она могла заставить себя ответить тем же…

Глава IV

Яблоневый цвет

— Мама, — спросила Белоснежка, когда она, Верона и Королева уселись в карету, которая должна была отвезти их на фестиваль, — разве сейчас не время листопада?

— Именно так, дорогая, — ответила Королева.

На личике Белоснежки было написано недоумение.

— Но ведь яблони цветут после зимы?

Королева улыбнулась.

— Большинство — да, мой птенчик. Но яблони, растущие в Долине яблоневого цвета, другие. Никто точно не знает, почему они цветут осенью. Но рассказывают, что давным-давно в лесу заблудилась маленькая девочка. Стоял конец года, приближалось зимнее солнцестояние, и девочке было холодно, страшно и голодно. Она сжалась в комочек под яблонями, что росли в том лесу, и под действием волшебных сил воздух вокруг потеплел, а яблони зацвели, и на их ветвях закачались плоды. Девочка всю зиму провела там, в тепле и сытости, а затем, когда пришла весна, ее нашли счастливые родители, уже решившие, что их дочка замерзла и погибла.

Белоснежка обдумала ее слова, затем откинулась на спинку сиденья и улыбнулась:

— Я бы не хотела разлучаться с тобой и папой, мама. Но я люблю яблоки, и было бы здорово есть их всю зиму!

Королева и Верона посмотрели друг на друга и улыбнулись невинному заявлению малышки.

Затем Королева выглянула в окно и заметила впереди волнующуюся праздничную толпу, ожидающую их прибытия.

Ей было стыдно, что она не дала крестьянам времени как следует подготовиться, ведь она сообщила о своем приезде всего двое суток назад. Раньше она бы ни за что не позволила себе доставить столько неудобств, но ей отчаянно хотелось сбежать из охваченного унынием замка.

Однако, судя по всему, неожиданность никак не повлияла на общее приподнятое настроение селян, и когда три красавицы вышли из кареты, их встретила целая толпа, и у каждого в руках были яблоневые цветы. В воздухе кружились лепестки, они падали на землю и на Королеву с ее спутницами. Королева отметила, как прекрасны нежно-розовые лепестки на черных волосах Белоснежки, и мысленно пожурила себя, что не додумалась приказать сшить для девочки платье такого же оттенка. Она улыбнулась своим подданным и заняла отведенное ей место, откуда могла наблюдать за празднествами. Белоснежка уминала яблочные пироги, пока десятки прелестных барышень, в надежде стать Девой яблоневого цвета этого года, одна за другой представлялись Королеве.

— Ты красивее их всех, мама. Скажи же, Верона? — спросила Белоснежка.

Но Верона отвлеклась, принимая у подбежавшего молодого привратника письмо.

Королева заметила конверт в руках фрейлины и наклонилась, чтобы спросить, в чем дело.

Верона вскрыла письмо, и ее лицо озарилось. Она шепнула Королеве:

— Миледи, Король возвращается этим вечером!

— Возвращается? О, нам столько нужно сделать к его прибытию! — Королеве не терпелось тут же отправиться назад в замок, но она была почетной гостьей на фестивале и не могла подвести Белоснежку и жителей королевства.

— Отправь с привратником сообщение другим слугам, — шепнула Королева Вероне. — Скажи, я велю устроить великий пир в честь возвращения Короля.

Королева с трудом могла сосредоточиться, выбирая Деву яблоневого цвета, ее мысли то и дело уплывали к замку, куда возвращался ее супруг. Она продумывала пышный банкет, на котором обязательно подадут жареную свинину — любимое блюдо мужа, а для себя и Белоснежки она велит приготовить фазана в белом соусе с грибами. Стол будет ломиться под тяжестью блюд с вкуснейшими засахаренными грушами, глазурованными абрикосами, жареным красным картофелем с розмарином и кувшинов с подогретым пряным сидром и вином. Все в замке будут пировать в честь возвращения Короля.

По дороге назад в замок Королева, будучи не в силах скрывать радостную новость, рассказала Белоснежке о том, что ее папа скоро будет дома. Когда они вернулись, в парадном зале уже горели свечи, пылали камины и велись теплые дружеские беседы. Белоснежка в сопровождении Вероны поспешила наверх, чтобы привести себя в порядок и переодеться к прибытию отца. Королева последовала ее примеру, и, оказавшись в своих покоях, поспешно обмылась, надушилась, напудрила и нарумянила лицо, подвела глаза и брови, уложила волосы. И все это время с ее губ не сходила счастливая улыбка.

Когда она спустилась в зал для приемов, Белоснежка уже была там — на фоне огромного пространства она казалась такой маленькой и хрупкой на своем стуле с высокой спинкой! Не успели слуги завершить все приготовления, а Королева — занять свое место, как тишину разорвали торжественные горны. Белоснежка отлично знала, что это значит, и, спрыгнув со стула, бросилась к входу в замок. Королева поспешила за ней настолько быстро, насколько позволяли ей официальные одежды.

Король стрелой влетел в зал.

— И как поживали мои красавицы в мое отсутствие? — спросил он.

Замок сотряс хор приветствий. Белоснежка прыгнула ему в объятия, и он закружил малышку и поцеловал ее.

Война изменила его. Королева заметила шрам на правой щеке. Волосы Короля потеряли привычный блеск, а борода отросла и выглядела неухоженной. Но перемены коснулись не только его облика. Взгляд отяжелел от печали и смятения. Возможно, даже сожаления. Но Королева смогла разглядеть в глубине его глаз столь любимые ею яркие голубые искорки.

Королеву захватила ранее неведомая ей буря эмоций. Она даже не могла точно сказать, что чувствует, — то было нечто среднее между раздирающей сердце грустью и всепоглощающим счастьем. У нее задрожали губы, а перед глазами все поплыло из-за набежавших слез. Она подбежала к Королю и крепко обняла его и девочку.

— Я так скучала по тебе! — сказала она.

— Мама короновала Деву яблоневого цвета! О, папа, она была так красива с цветами яблони в волосах!

— Неужели та дева была столь прекрасна? — спросил Король.

Белоснежка состроила недовольную рожицу, ведь отец должен был знать, что она говорила о маме, а не о Деве.

— Я имела в виду маму, она была прекрасней всех там! Это она должна была стать Девой яблоневого цвета!

— О, я уверен, что она была всех прекрасней. Похоже, мои дорогие, вы чудно проводили время, пока меня не было. Как жаль, что я все пропустил.

— Ничего страшного, пап! Но знаешь, что я подумала? Если бы ты подружился с драконами, папа, ты бы смог прилетать домой куда быстрее! А может, тебе стоит научиться превращаться в дракона, прямо как та женщина, про которую рассказывала мама!

Король и Королева рассмеялись, тронутые словами дочери, и присоединились к гостям, которые уже приступили к празднованию.

И вдруг замок сотряс взрыв. Из банкетного зала послышались крики ужаса, и слуги стали суетливо носиться в поисках укромных уголков.

— Белоснежка! — крикнула Королева, потеряв девочку в мельтешащей толпе и густом дыму, заполнившем зал. — Белоснежка!

Со стороны воинов, лишь недавно вернувшихся на родину, раздался боевой клич. Как удивительно быстро они вновь облачились в доспехи и похватали оружие — с такой скоростью не каждый мужчина наденет привычный костюм в обычный день. Королева была совершенно сбита с толку. Что происходит?

С оглушительным треском деревянные двери, ведущие в зал, рухнули. Королева вскрикнула в ужасе.

— Белоснежка! — позвала она вновь, но ответа не было.

В зал ворвались всадники в синих одеждах, но королевские воины сумели их сдержать, во всяком случае, пока.

Затем чья-то рука крепко сжала запястье Королевы и потянула в сторону. Она испуганно ахнула, но, повернувшись, узнала схватившего ее. Король! Другой рукой он прижимал к груди Белоснежку.

— Скорее! — крикнул он.

Королева была на грани обморока, но взяла себя в руки и последовала за ним.

— Кто они? — спросила она супруга, пока он вел их по одному из коридоров, полному готовящихся к схватке стражников.

— Наши противники, с которыми мы дрались во время последней битвы. Видимо, они последовали за нами сюда. Мне очень жаль, что я подверг тебя и Белоснежку опасности.

Белоснежку сотрясала дрожь, она, уткнувшись лицом в отцовское плечо, лишь изредка испуганно оглядывалась, проверяя, продолжается ли схватка, не рассеялся ли дым. Король распахнул дверь в подземелье и, схватив факел, поспешил вниз по винтовой лестнице. В подземелье было сыро, холодно и темно, так что Королева не видела, куда наступает. Наскоро осмотрев пол, Король нашел потайной люк.

— Возьми факел, — сказал он Королеве. — Спускайтесь по лестнице, внизу будет ждать лодка, на ней вы уплывете из замка в безопасное место.

— Ты пойдешь с нами! — вскрикнула Королева.

— Я буду защищать вас так, как умею лучше всего. А теперь — бери Белоснежку и бегите! — ответил Король и понесся вверх по той лестнице, по которой они только что спустились.

Королева ни на миг не отпускала дрожащую малышку, пока не нашла и не села в лодку, о которой говорил Король. Установив факел в скобу, она схватилась за весла. Оказалось, что грести и обнимать перепуганную Белоснежку одновременно — задача сложная, но Королева должна была справиться! И она справилась.

Вскоре лодка покинула пределы замка и, ведомая течением маленькой речушки, оказалась в топях, окружавших замок. Порыв холодного ветра заставил Королеву еще крепче прижать к груди Белоснежку. Она причалила к густо заросшему болотной травой участку суши, и они с девочкой затаились в зарослях под озаряемым красными и оранжевыми всполохами небом, вздрагивая от каждого выстрела.

— Мама, с папой все будет хорошо? — у бедной Белоснежки зуб на зуб не попадал.

— Ну конечно, моя милая. Конечно.

Но на самом деле Королева была вовсе не уверена в благополучном исходе той ночи.

Вскоре выстрелы затихли, и на земли вокруг замка опустилась тишина. Королева в надежде согреться и удержать тепло закутала себя и малышку в мантию. Белоснежка задремала, а Королева всю ночь не смыкала глаз, пока на ее плечо не опустилась чья-то рука.

Король.

— Пойдемте, любимые, — сказал он, и они, со всей осторожностью миновав прихваченные утренним морозцем топи, направились в замок.

Зал выглядел ужасно, но сам замок с честью выдержал нападение. Король сказал, что им удалось прогнать захватчиков.

— Но они не вернутся? — обеспокоенно спросила Королева.

— Нет, — с твердой уверенностью ответил Король.

— Ваше Величество! — послышался крик с дальнего конца зала.

— Верона! — воскликнула Королева, и две женщины, подбежав друг к другу, крепко обнялись.

— Как я счастлива, что с вами все в порядке! — плакала Верона.

— И я, — облегченно выдохнула Королева.

— У нас нет потерь. Ни одного убитого. Ваш супруг — великий король и воин.

Взгляд Короля уперся в пол.

— Идем в наши покои, нам нужно отдохнуть, — произнес он. — Верона, пожалуйста, забери Белоснежку в ее комнату и побудь с ней.

— Да, Ваше Величество, — поклонилась Верона.

Королева и Король направились в свои покои. По пути Королева едва дышала, вонь от горевшего дерева и серы, пропитавшая замок, казалась невыносимой. Но стоило ей зайти в ее комнату, как свежий ветерок с полей из открытого окна притупил неприятные запахи.

И тут она заметила кое-что, ужаснувшее ее много сильнее всего произошедшего за ночь.

На каминной полке стояло то самое зеркало, которое она разбила, и выглядело оно как новенькое. Как такое возможно? Она не могла оторвать от него взгляда, смятение и страх спутали мысли.

— Верона написала мне о разбитом зеркале. Известие сильно меня огорчило, поэтому я попросил лучшего зеркальщика королевства починить его. Разумеется, его мастерство бледнеет в сравнении с талантом твоего отца. Я думал, что зеркало, изготовленное его руками, станет отличным подарком тебе на нашу свадьбу, любовь моя. Решил, тебя обрадует возможность иметь напоминание об отце. Ты ведь наверняка узнала его творение.

Королева всеми силами старалась совладать с голосом, чтобы в нем не звучал тот ужас, что сковал ее тело и душу.

— Спасибо, любимый. Ты такой заботливый, — она поцеловала супруга и попыталась прогнать из сердца страх. — Я так счастлива, что ты наконец дома, — продолжила она.

Король опустил взгляд.

— Ты ведь не собираешься вновь нас покинуть, не так ли?

Он кивнул.

— Ты не можешь! Не так быстро!

— Ты сама видела, что случилось прошлым вечером! Захватчики из вражеских королевств могут напасть на нас в любой момент, если мы их не отбросим! И я предпочту встретиться с ними как можно дальше отсюда, чтобы они не смогли вам навредить. Я обязан защитить тебя и Белоснежку. Защитить всех нас.

— Так защищай нас здесь! — крикнула Королева.

— Этим займутся мои люди, — ответил Король.

— Тебя так долго не было, я боялась, что сойду с ума!

Эти слова сильно ранили Короля, она ясно это видела.

— Любовь моя, ты просто устала и перенервничала.

Королеве так хотелось рассказать ему, что она видела в зеркале, но она боялась, вдруг он решит, что она помутилась рассудком или, еще хуже, что ею овладели злые духи. Но иной причины убедить его остаться в замке не нашлось.

— В том зеркале, что ты мне подарил, я видела лицо мужчины. Он говорил со мной!

— О, моя дорогая, — судя по голосу, Король явно засомневался, в здравом ли она уме.

— И не смотри на меня так! Не уезжай ты так часто и надолго, мне бы не пришлось страдать от этих ужасных видений! — от тревоги в его взгляде ее парализовала паника.

— Ты не сходишь с ума, любимая. Ты просто устала. Ты самая сильная женщина из всех, кого я знаю, но всему есть предел. Отдохни завтра. Я постараюсь занять Белоснежку днем, а вечер проведем только вдвоем, хорошо?

— Прости, любовь моя. Я не должна была ни в чем тебя обвинять. Прошу, выкинь из головы все эти глупости, что я наговорила. Обещаю тебе, все будет в порядке, — сказала Королева.

Король крепко обнял ее, и она позволила себе тихо заплакать. Ей было так уютно в его руках, она подумала, что так же, должно быть, чувствует себя ребенок, находясь под защитой родителей. Королева так и уснула, всхлипывая в объятиях Короля.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Серена Валентино. Всех прекрасней. История Королевы
Из серии: Нерассказанные истории

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Всех прекрасней. История Королевы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я