Эль. Начало

Сергей Селин, 2019

Первая книга из целой вселенной «Пожирателей миров» расскажет о формировании группы авантюристов в мире, где нет самого понятия искатель приключений. В мире, где монстры, называемые твари, проникли в общество. В мире, где не существует понятия бог…Содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эль. Начало предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава первая. Знакомство.

— Солнце светит прямо в глаз! Ёбанный блядь пидарас! Именно такие мысли у меня возникли, когда я проснулся под деревом вишни. Я спал достаточно долго, солнце уже успело сместиться и теперь светило мне своими весенними лучами прямо в глаза.

— О, проснулся! Я уж думал без тебя уйдём.

— Размечтались. Фыркнул я, садясь и принимая из рук сидящего рядом флягу с водой. Жадно отпив несколько глотков, я вернул её худощавому парню, в лёгких кожаных доспехах, в таких же, как и у меня.

— Ну что там? Ремонт закончен? Хрустя костями всего тела, от потягивания, без интереса спросил я.

— Да какой там, на телеге не просто колесо отпало, там ось сломалась, чинили — чинили, да толку никакого, все три телеги знатно перегружены поэтому сейчас активно забиваются заплечные мешки для всех носильщиков. Остаток пути придётся им нести груз на себе.

— Ха! Вот идиот этот Курим! Ещё в городе сказали ему, что нужна ещё одна телега, на трёх не довезём.

От негодования я даже по ноге себя шлёпнул, да так, что сквозь кожаную накладку почувствовал.

— Ай!

Затряс я ушибленной ладонью.

— Да, я того же мнения, прицепляя флягу к поясу кивнул мой собеседник. Носильщики злые ходят, недовольные, и косо просматривают на нас охранников, чтобы мы тоже потащили, часть груза.

— Ага щас! Нам за это не доплатят, да и вдруг кто-то нападёт? Это хоть и главный тракт, но места тут ещё относительно дикие и всякое бывает.

— Эй вы там! Хорош прохлаждаться, мы выдвигается, догоняйте!

Голос, звавший нас, принадлежал торговцу Куриму, на которого я в последние несколько месяцев работал.

— Пойдём.

Мой собеседник поднялся на ноги.

— А то и в правду уйдут.

— Пойдём.

Неохотно согласился я и тоже встал. Поправил небольшой круглый щит, закреплённый на левом предплечье, в правую руку, своё любимое короткое копьё, деревянная рукоятка которого, так привычно легла в ладонь. И мы вышли из-за небольшого холма с обратной стороны от дороги, которого мы и сидели, уже не под тенью вишен, растущих на нём. Вид с него был не очень, так как тракт в этом месте поворачивал, а местность была холмистая с растущей на ней вишнёвым деревьями. Единственное, что было хорошо видно, так это телегу, валявшуюся на краю дороги, ещё две запряжённые, какими-то, больно худыми лошадьми. Курима, сидевшего на такой же, видимо пересел на ту, что распрягли из сломанной и шесть носильщиков. На них было жалко смотреть. У каждого за спиной был огромный мешок с лямками по размерам, превышающим их раза в два, а то и в три.

— И как они на ногах то стоят? А им ещё до города идти, как минимум день, а то и два.

— Да жалко их конечно, но у каждого из нас своя работа.

Пожав плечами, высказался мой коллега.

И мы пошли по тракту дальше, уже новым строем. Впереди телега, рядом с ней по бокам двое охранников, потом Курим на лошади, за ним шесть носильщиков навьюченных словно волы, по бокам от которых шли я и мой разговорчивый коллега, а сзади ещё одна повозка тоже с охранниками по бокам. Немного странное построение, но Курим сказал, что так надо. Первая повозка задаёт темп, он за ней прикрыт от нападений и может легко командовать. За ним идут носильщики, которым приходится поддерживать общий темп, так как позади них идёт ещё одна повозка, и они же не хотят, чтобы их конь начал топтать. Как не посмотри, а мыслит он здраво, и так из-за поломки потратили много времени, так ещё бы и растянулись неизвестно на сколько, пусти мы грузчиков в конце, и охранять их было бы трудно. Да и первыми тоже не пустишь, скорость тогда будет медленнее черепахи, а время деньги. Но парней жалко, идут под палящим солнцем, нагруженные явно сверх меры, так ещё и за эту переработку им явно не доплатят.

После примерно двух часов такой ходьбы. Курим, скомандовал привал. От этих слов, носильщики попадали прям, где стояли, при этом содержимое их мешков не издало ни звука при падении на землю. И тут мне стало любопытно, а что же такое мы охраняем? За те несколько месяцев, что я работаю на этого, торговца, я ни разу не поинтересовался, содержимым повозок. Да и продавал он свой товар странно, не на рынках как все, а в каких-то подворотнях на непонятные склады мы это дело сгружали, после чего день другой гуляли по городу, а потом снова на каких-то складах, в мутных районах, снова загружали товар и отправлялись в путь. При этом сколько проверок груза на контрабанду мы не проходили, ни разу не было вопросов к грузу.

— Надо будет, при удобном случае, спросить у Курима, что же я охраняю. Надеюсь, это будет, что-то по серьёзнее, чем какое-нибудь зерно, или что-то в этом роде.

Решил я, садясь на траву шепча это себе под нос и принимая из рук разговорчивого флягу.

— Жарко!

С резким выдохом сказал он.

— Мы то идём, практически налегке, кроме снаряжения ничего нет, и то вымокли, как в ливень, а про вон тех бедолаг и говорить нечего.

Он махнул рукой. Проследив за его жестом, я увидел подтверждение его словам. Все, как один носильщики были мокрые насквозь от пота. Та немногочисленная одежда, в основном рубахи, штаны да ботинки, что была на них, была полностью мокрой от пота и свисала с них, словно они только, что в речке окунулись. А по их лицам, пот тёк ручьём. Не кто из них не стоял на ногах. Все либо лежали, либо сидели с подрагивающими от натуги коленями.

— Дааа, такими темпами, мы не то, что сегодня, мы и завтра к вечеру до города не доберёмся.

Сидящий рядом копейщик, в знак согласия кивнул.

— У ребят совсем сил не осталось, а ещё идти да идти, хотя нет, вон один собрался до ветру сходить.

Действительно, один из носильщиков, что до этого валявшийся на земле встал и пошёл в ближайшие кусты.

— Какой-то он немного странный. Тебе не кажется?

Обратился сосед по теньку ко мне.

— Да вроде нет.

Поначалу подумал я, но приглядевшись заметил. Его одежда. Если остальные были по максимуму оголены, рукава закатаны чуть ли не до плеч, штанины выше колен задраны, а рубахи расстёгнуты до пупа, то у него, прямо наоборот, всё аккуратно застёгнуто. Штаны заправлены в невысокие сапоги, манжеты рубахи, как и поднятый воротник, плотно застёгнуты, а на руках красуются кожаные перчатки.

— Далеко не отходи.

Обратился к нему один из охранников, сидящих с противоположной стороны дороги от нас.

— Потом тебя искать замучаемся.

— Хорошо.

Коротко кивнул тот в ответ. Скрывшись в кустах подлеска.

— Да ты прав.

Согласился я с собеседником.

— Какой-то он странный, одежда на нём вся плотно застёгнута, да и сухая она почти, только местами немного мокрая.

— Да и сильно уставшим он не выглядит.

Подтвердил он.

— Может у него мешок чем-то лёгким набит? Хотя при таких размерах, сам мешок то неплохо весит, только от его собственного веса, можно употеть, а этому такое ощущение, что как бы и по барабану.

— Да, странный.

Согласился я и задумался, а ведь действительно странный он, надо будет доебаться до него, как снова пойдём, а сейчас лучше немного отдохнуть в теньке.

И, как всегда, бывает, беда пришла, когда её не ждали. Точнее, выпрыгнула из чащи вслед за пареньком, вышедшим из неё с явно довольным видом от облегчения. Это был бешенопёс. Огромный сука бешенопёс, выпрыгнул из чащи от куда вышел паренёк и впился в него сзади в шею.

— Хана ему.

Услышал я от стоявшего рядом уже на изготовке копейщика.

— В круг!

Закричали с другой стороны. Но нам не нужно было об этом напоминать. Все уже и так встали в круг поместив в кольцо подскочивших, как будто и не было усталости носильщиков. В центре них стоял Курим.

— Сколько их?

Кто-то сказал с боку.

— Не понятно.

Ответили с другого бока. С обеих сторон дороги в кустарнике, кто-то активно носился туда-сюда, ломая ветки, рыча и подвывая.

— Судя по вон той твари.

Стоявший впереди кивнул головой, в ту сторону, где один из бешенопсов неистово рычал, грызя тело бедолаги, которому не вовремя приспичило.

— Их не больше пяти, бешенопсы очень редко для охоты сбиваются в стадии крупнее пяти особей.

— Значит.

Подхватил другой.

Раз один здесь, то по каждую сторону минимум ещё по двое, как-то много на шестерых нас…

Без надежды в голосе закончил он. Не удивительно, что он поник духом, нас шестеро, вооружены в основном все короткими копьями да небольшими ручными щитами, нормальной брони ни на ком нет. Да к тому же кони во всю беснуются и вокруг подлесок весь рычит и грохочет. Тут вдруг с одной из сторон шум резко изменился и чётко направился в нашу сторону.

— Идут!

Крикнул кто-то в панике.

— Не ссать!

Загремел на всю округу тучный Курим.

— Вы же не дети! Принимайте на копьё!

Трое, что стояли позади меня взяли копья на изготовку прикрывшись щитами на предплечьях, но в такой ситуации из-за своих размеров они вряд ли помогут. Но видимо им было так спокойнее, я и ещё один, что стоял позади них повернулся в пол оборота, чтобы видеть происходящее, и в случае необходимости помочь им. Третий же с нашей стороны, стоявший по середине продолжил наблюдать за подлеском, ведь оттуда по-прежнему доносился шум.

Не прошло и нескольких секунд после слов Курима, как из подлеска выпрыгнул новый бешенопёс. Этот в отличии от того, серого, был немного коричневат и с поломанным левым ухом. «Видимо поопытнее.» Пронеслась у меня мысль в голове, как бешенопёс это подтвердил.

Выпрыгнув на дорогу, он не ринулся прямиком на нас, на выставленные для него копья. Вместо этого он метнулся чуть в сторону и по небольшой дуге кинулся на нас заходя с той стороны, где его может достать только один копейщик из той троицы, да и я стоящий в пол оборота, навряд ли бы успел развернуть копьё. И не успел. Бешенопёс впился мёртвой хваткой с торцов в щит этого бедного копейщика, промял его зубами и впился в плоть. Всё это я осознал за доли секунды происходящего из воплей, стоящего рядом, пока разворачивал копьё. Не глядя, с размаху, полученного от поворота, я вонзил копьё псу в бок, оно вошло довольно глубоко, с характерным шмякающим звуком. Хорошо вогнал, зацепил жизненно важные органы. В подтверждение моим мыслям бешенопёс выпустил из пасти руку дико орущего копейщика и взвыл, но он не успел опомниться, как, с другой стороны, ему в бок, тоже вонзил своё копьё, ранее стоявший по середине охранник.

— Держи его!

Крикнул он мне. Надавив всем телом на копьё, боковом зрением я уловил движение. И тут же понял, что я видел. Третий копейщик, стоявший дальше всего от бешенопса, взял разгон и прыгнул, возводя руки с копьём над своей головой. Вогнал его в голову бешенопса, которого мы держали, перевёрнутое копьё по самое не балуй. Пёс тут же обмяк мёртвым грузом.

— Ещё один!

Закричал центральный с моей стороны, и действительно из чащи показался, ещё один бешенопёс. А наши копья вогнаны в тушу другого.

— Да твою ж мать!

Выругался прыгнувший, в панике пытавшийся вытащить застрявшее копьё из черепа бешенопса. Мы же проткнувшие тушу с боков уже вытащили свои копья с чавкающими звуками и развернулись на изготовке для принятия нового пса. Но этот оказался умнее предыдущих. Он даже не посмотрел в нашу сторону. Выпрыгнув, он тут же ринулся в другую сторону от нас. Туда, где привязанная к дереву бесновалась лошадь Курима. На ходу он разинул свою огромную клыкастую пасть и впился в шею коня. Кровь брызнула в разные стороны. Конь истерично заржал с пеной у рта, несколько раз брыкнулся и затих, бешенопёс же не выпуская своей жертвы из пасти поволок его в чащу через дорогу, оставляя кровавый след поперёк неё. Поводья, привязанные к ветке, с треском натянулись, и сломали её, хотя конь до этого, так не смог. С хрустом ломающихся веток, эта процессия скрылась в кустарнике.

— Отбой тревоги.

Выпрямился один из копейщиков.

— С чего это?

Возмутился тот, что кое как достал своё копьё.

— Их всего трое было.

Подтвердил Курим.

— Иначе почему они не напали сразу большим числом? Эти твари довольно умные, красиво сработали.

От этих слов все попадали на землю от жары и перенапряжения.

— Ну почти. Эти двое были отвлекающими.

Курим ткнул рукой в две безжизненные туши.

— А третий должен был добыть провиант. Тот, что первый выпрыгнул, видимо молодой совсем, не усидел на месте при виде того, как человек близко подошёл к нему. Вот и кинулся на бедолагу. Остальным пришлось действовать по ситуации. Ладно, хватит прохлаждаться, нужно уходить от сюда. На запах крови сейчас падальщики со всей округи сбегутся, ещё с ними возиться нам не с руки.

Все с трудом поднялись на ноги и неуверенными ногами, зашагали к грузу и почти успокоившемся лошадям. Ведь пока, были в кольце, мы плавно отходили от повозок, чтобы улучшить видимость, да и дорога в том месте сужалась, отходили туда, где просторнее.

— А чего это, тот, первый тоже затих и не двигается?

Озвучил в слух я витавший в воздухе вопрос.

— Да кто его знает, развёл руками один из копейщиков.

— Может тот носильщик оказался с яйцами и забрал его с собой?

Подхватил другой.

— И, как же?

Заспорил третий.

— У него не брони не оружия, изнутри ему глотку перегрыз?

Все нервно посмеялись, от этой шутки.

— Хорош шутки шутить!

Прервал всех Курим.

— Ты.

Показал он на одного из извозчиков.

— Возьмёшь заплечный мешок бедолаги и понесёшь, ты совсем недавно был ещё носильщиком так, что мышцы ещё не успели отвыкнуть в место тебя телегу, поведу я. Вы двое, успокойте лошадей.

Показал он на двух копейщиков стоящих с права от него.

— Носильщикам всем одевать мешки и ждать сидя на земле отправления.

— Оставшиеся.

Он обратил свой немного нервный взор на нас.

— Вытащите тело этого бедняги из-под туши. С собой мы, конечно, его не повезём.

Ответил он на искривившиеся лица присутствующих.

— Но чуть дальше всё-таки похороним, а то не по-человечески это, его

бросать.

— Рано ещё меня хоронить!

Раздался немного хриплый голос со стороны тушки. Все разом замолчали и посмотрели на неё.

— Это кто сейчас сказал?

Удивился один из копейщиков.

— Эй парень!

Позвал его Курим.

— Ты там живой что ли?

С лёгким удивлением и не пониманием в голосе повторил он.

— Живой что ли?

В целом, я, как и остальные были в шоке от этого, ведь мы все прекрасно видели, как бешенопёс вгрызся в его шею зубами, а при условии, что такой же пёс недавно глотку коня перегрыз…

— Да живой я живой, только туша эта тяжёлая, не могу вылезти из-под неё.

— Эм, народ, а кто-нибудь слышал, о таком, чтобы бешенопсы могли подражать человеческому голосу?

Один из носильщиков на полном серьёзе с дрожащим взглядом поинтересовался сразу у всех.

— Что за бред!

Всплеснул руками другой.

— Да мёртвый он, ты посмотри сколько крови натекло.

— Да живой я живой, только вылезти не могу.

Возмутился снова, кто-то из-под туши.

— Ты и ты.

Курим указал, на меня и ещё одного копейщика.

— Идите поднимите тушку, а вы двое оставшихся внимательно следите за происходящим, и будете готовы к нападению. «Вот почему снова я?» Пронеслась мысль в голове.

— Ну пошли, что ли.

Тот, что был отправлен со мной копейщик сказал это и встал возле тушки, воткнув не глубоко в землю копьё, справа от себя. Умно, чтобы в случае чего, он мог всегда спокойно вынуть его из земли. Я сделал тоже самое.

— Раз два три…

Мы приподняли за шкуру ещё теплое тело уже точно мёртвое, раз он на нас не кинулся, бешенопса.

— Фууух, выдохнул мы оба, когда человек выполз из-под него и мы отпустили тушу.

— Да, тяжёлая скотина.

Разминая плечо, сказал копейщик, тягавший её вместе со мной.

— Спасибо, хрипло сказал парень, выползший из-под неё.

— Да не за что.

Фыркнул я.

— Ты лучше скажи как в живых остался? Мы все прекрасно видели, как он в тебя свои клыки вогнал.

Все остановили свои дела и с любопытством посмотрели на парня, с окровавленной правой рукой, в которую и впился волк.

— Не кусал он меня.

Отмахнулся парень.

— Я после того, как отлил и шёл обратно, почувствовал сильный удар в спину, что даже дух из меня вылетел. Упал на землю, с верху этот оказался.

Он пнул носком аккуратно зашнурованного сапога нос бешенопса.

— Тут я и думаю, что конец мне пришёл. А он вместо того, чтобы сожрать меня, почему-то, начал вгрызаться в землю с лева от моей головы, ну я долго думать не стал, и натыкал ему в шею ножиком для еды.

И вправду, в его окровавленной правой руке находился маленький походный ножик, настолько не большой, что в его юношеской руке, практически полностью терялся.

— Ну ты можешь!

Похлопал его по левому, чистому плечу прыгнувший копейщик.

— Чего он может то?

Возмутился тот, которого покусал другой бешенопёс, его рука уже была перевязана и покоилась в косынке на груди.

— Жить захочешь и не так извернёшься.

Резюмировал он.

— И то верно.

Согласился я.

— Сам то ты вон как сиганул, прям как на фресках о былых героях!

Все на секунду замолчали, видимо вспоминая о каких фресках идёт речь. А после раздался оглушительный хохот!

— Чего опять ржём?

Курим пробасил, распихивая народ, чтобы посмотреть, вокруг чего они столпились.

— О!

Выпучил он глаза от удивления.

–Так ты живой! Это просто замечательно! Не пострадал? Тащить мешок дальше сможешь?

Завалил его вопросами Курим, одновременно поднимая на ноги за, чистую левую руку.

— Да всё хорошо, только вот рубаху запачкал.

Улыбнулся он в ответ.

Действительно, странный он, правильно тот копейщик приметил. Думал я пока мы все шли дальше в том же построении. Парень этот действительно шёл как ни в чём не бывало. Присмотревшись к нему, я заметил, что он практически не вспотел. На улице жара, всё только от неё обливаются потом, а у него за спиной огромный мешок, полный неизвестного барахла. А ему хоть бы хны. Да и странно это, бешенопёс точно впился ему в шею, я это сам видел. Да и не бывает такого, чтобы бешенопёс стоя точно над своей добычей промахнулся и кусал землю, даже слепой, не промахнётся, да блин! Даже слепой, глухой и без обаяния в такой ситуации зверь не промахнётся, ведь для того, чтобы загрызть жертву, ему нужно просто опустить голову! Ненормально это, надо его расспросить.

— Эй парень, да ты, ээээй.

Мне пришлось хлопнуть его по мешку за спиной, что бы он отозвался, в мешке, кстати, было что-то твёрдое, но при этом податливое.

— А, да, ты что-то хотел?

Обратил он на меня своё внимание, без намёка на какую-либо отдышку от ходьбы и несения огромной тяжести за спиной.

— Слушай, как тебя зовут? Я вот Эль!

— Роси.

Коротко ответил, он, продолжая идти, смотря строго в перёд. Ничего не сказал, не сказал, про моё имя, всё говорят, а он нет, меня это немного зацепило.

— Ну как напиток, понял да???

Намекнул ему я.

— Да, я сразу это понял, не глупый. Только вот тебе об этом наверняка каждый встречный говорит? Зачем мне повторяться?

Взглянул он на меня, взглядом своих глаз показывая, что ему не нравится наш разговор. Сказать, что его ответ меня удивил, ничего не сказать, обычно, когда, кто-то слышит моё имя, он начинает шутить и всячески пытаться подкалывать, заочно соревнуясь в тупости/остроумии, с другими. Со временем, мне начало это нравиться, так как неплохо меня веселило. Роси же это было не интересно, ещё более странный чем может показаться на первый взгляд.

— Ладно, опустим подробности моего имени, ты мне вот, что скажи, как ты выжил? Я был точно на против тебя и прекрасно видел, как пасть того бешенопса сомкнулась на твоей шее. Да и то, что он начал грызть землю звучит, как полная чушь!

Всплеснул я руками от эмоций. Ведь правда чушь!

— Как правило, самые правдивые вещи, настолько просты что мы не можем в них поверить.

Подняв голову к небу, уже без раздражения, как ранее, в голосе, по-прежнему без отдышки начал он.

— Если бы тот бешенопёс, действительно меня укусил, то почему рубаха не мне была цела? Я живой, и на теле не единой царапины, да и как ты заметил, когда он меня повалил, кроме как чушью действительно назвать нельзя, то, что он не загрыз меня потому, что промахнулся.

Подвёл итог он, всё так же смотря в небо. Продолжая идти в перёд.

— Уж больно ты спокойный, после случившегося, ведь на волосок от смерти был, да и сейчас, пока все страдают от жары, а другие носильщики ещё и от веса, ты не выглядишь уставшим, не вспотел и нет отдышки.

С недоверием поинтересовался я, не нравится мне то, что у него есть такие простые ответы. Всё также продолжая смотреть в небо Роси, слегка улыбнулся.

— Я родом из далёкого небольшого поселения, оно настолько маленькое, что у него нет названия, а до ближайшей известной дороги полдня пути. Живём мы там, за счёт леса что вокруг нас, так что я уже встречал диких животных, и много чего перетаскал на своих плечах, так что этот мешок.

Он немного припрыгнул, чтобы мешок заболтался.

— Так, что этот мешок лишь напоминание о тех днях.

Он, всё также улыбаясь, будто его нахлынули приятные воспоминания смотрел в небо.

— Нет на карте? До дороги полдня пути?

Повторил я себе под нос, эти вещи. Некогда не слыхал, чтобы поселения не имели названия, да и зачем селиться так далеко от дороги?

— Ты говоришь, что вас там немного, а это сколько?

— Не больше пятидесяти человек, но трудно точно сказать, я никогда не считал. В деревне на моей памяти никогда все не собирались, все постоянно чем-то заняты за её пределами. Так что в ней обычно не больше 5 человек находилось постоянно, и то разных.

От этих слов улыбка с его лица куда-то исчезла, да и в небо он перестал смотреть, теперь только строго в перёд направлен был его взгляд. «Послушай Эль» — Обратился он ко мне не поворачивая взгляда.

— Тогда и я у тебя кое-что спрошу, раз ты меня расспрашиваешь.

— Спрашивай, о чём хочешь, на любой вопрос могу дать ответ!

Хлопнул я себя при этом по груди зачем-то.

— Хорошо.

Снова улыбнулся он, при этом не глядя на меня.

— Что это за укус у тебя на шее? Странная форма, никогда не встречал такого зверя, и из какого ты места родом? Где водятся такие звери? Там все такие наглые, что задают кучу вопросов неизвестному человеку при этом обвиняя его в чуши?

— Ха-ха-ха, да, а ты за словом в карман не полезешь. Я родом из города Миной, что на севере от сюда, а укус этот не от животного. Это даже скорее не укус, но трофей, мой первый трофей на любовном поприще! Её звали Герда, я был у неё не первый, а вот она у меня да, и я так старался, чтобы не опростоволосится, что от моих стараний она прокусила мне шею!

Приятные воспоминания заполнили мою голову. Вот этот амбар за её домом, мы спрятались за ящиками с чем-то пахучим. Её прекрасное тело, пышет страстью и желанием, её полу оголённая грудь поднимается вверх вниз от глубокого и частого дыхания вызванного желанием, глаза её блестят, а щеки красные. Ох, как вспомню тот момент, так мурашки по коже и чресла начинают набухать. Некогда я не испытывал ничего подобного, ни с кем. Интересно как она там? Может если буду в городе навестить её? Хотя бы просто поздороваться, баба то она видная, по-любому уже замуж выскочила.

— Я в твоих глазах странный? И несу чушь? Твой рассказ не сильно правдоподобнее моего, может это была просто собака? Или зверёк какой пушной? Их много разных, всех следов зубов и не запомнишь.

–Эй-эй-эй, придержи коней! Ты чего это мне не веришь?

Как он меня бесит. От злости аж кулаки сами сжались.

— Чтоб ты знал. У меня на этом поприще всё замечательно, и проблем не каких нет, вот придём в город, приходи в таверну «Под шляпой кабана» сам всё увидишь!

–Хорошо, приду.

Улыбнулся он, и впервые за наш разговор посмотрел на меня. В его взгляде ни читалось ни намёка на издёвку. При этом ускорив шаг он немного выдвинулся в перёд, видимо давая понять, что разговор окончен.

И действительно, как придёт в город, надо будет заглянуть в таверну, и выловить там Лин-лин. От боя с бешенопсом, и ходьбы по такой жаре, спина разболелась, да и вообще всё тело ломит. Надо будет стрясти с неё массаж всего тела, до чтобы голышом его делала, ага! Точно так и сделаю! Согласился я сам с собой, да и от воспоминаний о ней, моё либидо, дало о себе знать и надо бы его успокоить.

«Ей в перёд смотри» услышал я голос стражника, стоявшего с боку от ворот в город. В которого я чуть было не врезался.

— Ой, извини, задумался.

— Давай проходи, не мешайся тут.

Что-то за мыслями о Лин-лин, и Гердой, я не заметил, как мы вошли в город. А между тем уже повечерело, и жара наконец спала. Но это не как не прибавило сил ни нам, охранникам не уж тем более носильщикам, которые привлекали своим видом и еле шаркающими шагами, слишком много внимания прохожих, пока мы шли по главной улице. Один лишь Роси, шёл, как ни в чём не бывало, что в начале пути, что сейчас. Он вообще человек? Хорошо, что мы довольно быстро свернули с главной, пара проулков и мы возле очередного сомнительного склада.

— Мы на сколько здесь?

Спросил я у Курима, стоящего рядом, как и все раздетого по пояс и умывающегося возле колодца.

— Ну, сегодняшний день уже потерян, так что ещё два точно.

— Тогда я в трактир, завтра заберу деньги.

Курим отмахнулся в знак согласия продолжая при этом умываться.

— Слушай, Курим, а новенький носильщик, Роси, где он, я что-то его не вижу.

— А?

Удивился он.

— Роси? А тот парень, что чуть не помер под бешенопсом.

Вспомнил он, стоя с мокрым лицом, и вода с него капала на его большой живот.

— Только он не носильщик, так, попутчик. Перед самым отправлением он подошёл ко мне и попросился в дорогу с нами, так как одному опасно идти этим путём, а он короче всего. Ну я его и взял, при условии, что он будет работать. Он деньги забрал свои и ушел почти сразу, как мы остановились возле складов. А что?

— Да так, странный он какой-то.

— Есть такое, но в наше время и не такое увидишь, вспомни хоть того юродивого, что до этого к нам прибился.

Он закатил глаза в верх. От чего его большое лицо, стало немного смешным. И то правда, тот юродивый мало того, что прибился к нам на полпути, так ещё и вечером подошёл и опрокинул кастрюльку с едой, что парни приготовили из местных грибов, а когда на него начали орать, у него случился припадок. То ещё зрелище, пришлось по среди ночи сниматься с лагеря и отходить в сторону от его тела, лежащего на земле с пеной у рта.

— Ой не напоминай мне об этом!

— И не говори.

— Ладно, увидимся.

Помахав рукой остальным копейщика, что снимали с себя броню, я прямо в ней и с оружием пошел по вечерним улицам города. Люблю так прогуляться, народу практически нет в это время, всё по домам ужинают или гуляют в людных местах, где есть чем заняться, а здесь на узких улочках сомнительного района — никого. Только случайный прохожий, да местная шпана, изображающая из себя местных гопников. Вон как раз в переулке через дорогу, трое стоят и высматривают жертву. Но при виде меня тут же отвели взгляд, будто и не заметили меня. Эх молодёжь, чуть кто в броне и при оружии сразу шкерятся. А вот и трактир.

Открыв привычную деревянную, немного покосившуюся дверь, под табличкой с изображением пирога, над которым зависла шляпа в виде цилиндра, которую держит милый кабанчик, мне в нос, уже ставший привычным, ударил запах полыни, всегда висящей перед входом. Её запах перемешивался с запахом старого дерева, еды что готовят на кухне и пота посетителей. Я дома. Все свои дела Курим проворачивает, вокруг этого города, он у него, что-то типа базы. И за те несколько месяцев, что я здесь, я настолько привык к этой таверне, что начал её считать вторым домом. Здесь не плохо готовят, цены приемлемые. Не смотря на сомнительность репутации квартала, в котором она находилась, здесь собирается в основном адекватный народ, драк и разборок, практически не бывает. Но это ещё не всё. Есть ещё одна причина, по которой мне здесь хорошо, и она сейчас как раз бежит ко мне.

— Эль, давно не виделись!

Повисла у меня на шее одна из местных девочек, упёршись своей большой грудью мне в броню смотря мне прямо в глаза своими фиолетовыми глазами.

— Да ладно тебе Лин-лин, меня не было всего неделю, а у тебя и без меня забот полон рот!

Пошутил я, заулыбавшись во весь рот.

— Дурак!

Отпустила она мою шею стукнув своим милым кулачком по нагрудной броне.

— Ты в моём списке клиентов номер один! Для тебя у меня всегда найдётся время.

Стоя в пол оборота ко мне, так, что через её глубокий вырез на платье мне было отлично видно её голую грудь и глядя на меня искоса, своими полными игривости восточными глазами.

— Как раз сейчас я не занята, пойдём на верх.

Потянула она меня за собой.

— Погоди, я только с дороги. Дай хоть, что-нибудь поесть.

— Так на верху и поешь.

Резко остановилась она словно что-то вспомнив.

— Вот держи.

Ко мне в руку лёг небольшой ключик.

— Иди ко мне в комнату, снимай с себя вонючую броню и умойся, а я тебе принесу покушать.

Она улыбнулась своей милой улыбкой слегка сузив глаза. Выбора нет, раз зовут надо идти. Сняв с себя реально очень вонючую броню, и умывшись уже полностью, сидя за столом и глядя на свечу я понял, что сильно устал. «Тук-тук» Дверь в комнату распахнулась и на пороге показалась Лин-лин всё с той же улыбкой и прищуренными глазами.

— А вот и ужин.

На подносе, что она поставила, была тарелка похлёбки, немного курицы, хлеб и кружка эля.

— Лин-лин! Ты же знаешь, что я не люблю эль! Мне бы пива!

— Прости-прости.

Замахала она руками, садясь на краешек кровати, перед этим поставив поднос на стол.

— Это просто так забавно, наблюдать, как Эль, пьёт эль, каннибализмом попахивает.

Она залилась смехом болтая своими босыми, ногами в воздухе. После чего резко замолчала, подошла ко мне со спины и обняла, обвив руки вокруг шеи. Отчего мой затылок утонул в её груди.

— Давай не упрямая и ешь, я ведь забочусь о твоём здоровье. Мне необходимо знать, что хотя бы здесь ты ешь нормально, а пиво намного вреднее эля.

Своими пухлыми губами она шептала это, мне сидящему за столом с недовольным лицом над подносом с едой. И всё недовольство, как рукой сняло. Появилось желание подчиниться, сделать ей приятное.

— Хорошо уговорила, но тогда с тебя массаж!

Сказал я, уже набивая рот курицей, запивая её элем.

— Вот и славно.

Отстраняясь от меня, сказала она, направляясь в другую часть комнаты.

— Я пока умоюсь, а ты ешь.

И скрылась за деревянной дверью. Из-за которой тут же послышался скрип вентиля и шум воды. Поражаюсь я этой идее, набивая рот едой думал я, это ж надо было додуматься поставить на крышу, огромный металлический бак с водой, от солнца вода нагревается, и по трубам поступает в комнаты. Правда не во все. Вода всегда под рукой, не надо с кувшином туда-сюда бегать до колодца. Очень удобно. Да и вода всегда тёплая, намного приятнее чем ледяная из колодца. Правда и вкус у неё не очень, но это мелочи.

С грохотом ставя на квадратный стол опустошённую мной кружку эля и отодвигая поднос с пустой посудой, встал я и прям в одних коротких подштанниках упал на живот, на мягкую кровать, пахнущую, духами Лин-лин

— Как хорошо.

Потягиваясь от усталости, выдохнул я.

— А сейчас, как ты и просил, станет ещё лучше.

Прошептал приятный голос прямо над моим ухом, и его владелица тут же ловко оказалась верхом на моей пояснице. Я повернул голову и скосил глаза, чтобы посмотреть на неё. На ней ничего не было, кроме лёгкой полупрозрачной накидки из белого материала, сквозь который отлично просвечивалось силуэт её упругого тела, от свечи стоявшей на столе с боку от кровати, за которым я недавно ел.

— Не смотри!

Она одной рукой прикрыла свою большую грудь, с затвердевшими сосками, а другой закрыла мне лицо.

— А для чего, же я сюда тогда пришёл, и ты это надела, если мне нельзя смотреть?

Возмутился я, пытаясь, хоть, что-то ещё рассмотреть, сквозь её тонкие пальцы.

— Это на попозже, сейчас я хочу сделать тебе массаж, ведь ты устал с дороги и поговорить с тобой, а то ты сейчас насмотришься на меня, и мы сразу приступим, после чего ты сразу же уснёшь, и мы не поговорим. Дурак!

Она легонько шлёпнула меня по заднице.

— Не щипай!

— Прости-прости. У тебя просто такие гладкие, сочные ножки, так бы и съел.

Лин-лин на секунду замерла. После чего резко наклонилась в перёд упёршись мне в спину своей пышной грудью, затвердевшие, словно камень, соски которой чётко чувствовались сквозь накидку.

— Что прямо сочные? Что прямо гладкие? Что прямо-таки и съел?

Нашептывала она мне томным от возбуждения голосом, на ухо слегка покусывая его. При этом игриво двигая бёдрами вперёд-назад. От чего и она и я ещё больше возбуждались.

— Хорошо.

Резко выпрямилась она, от чего приятное давление её груди исчезло, оставив после себя тепло.

— Будет у тебя сегодня возможность вкусить моих ножек с полна. А теперь, позволь мне немного, ещё проявить девичьей заботы.

С этими словами она начала, нежно касаясь моей кожи мять мне шею и плечи. «Ммммммм» — застонал я от удовольствия и действительно, у меня оказывается болит шея, причём довольно-таки серьёзно.

— Теперь расскажи мне, где был? Что видел? Может где поучаствовал?

— Ничего такого. Я же с Куримом хожу, а он рисковать не особо любит. Так, что путешествие прошло почти без приключений. Единственное, что было, так это к нам не на долго парень юродивый прибился. Да бешенопсы три штуки напали. Ай! Так-то больно!

— Ой прости, просто немного занервничала.

— Теперь у меня от твоих впившиеся в меня пальцев останутся следы! И они будут болеть.

— Не будут.

Прошептала она, нежно поцеловав те места куда ранее впилась пальцами и продолжая мять уже в районе лопаток.

— А ты говоришь ничего не произошло.

— Да всё хорошо, мы вовремя их заметили, отделались без жертв, одного только покусали, и то щит с бронёй помог. Отделается парочкой небольших шрамов. Кстати, в таверну не заходил один паренёк? Среднего роста, тёмные волосы, держится немного отстраненно от других, и да на нём полностью, аккуратно застёгнута вся одежда, а на руках перчатки.

— Пришёл сегодня такой паренёк, чуть раньше тебя, скромно поел, без алкоголя, и снял комнату на верху, после оттуда не выходил. И перед тем, как подняться на верх он о чём-то усердно беседовал с трактирщиком. Похоже было, что он его уговаривает насчёт чего-то. Но я не расспросила. Ты пришёл, и я отвлеклась. А что?

Перейдя к пояснице милым голосом, спросила она.

— Да, бешенопсы, когда нападали, они начали с него. Один из нах бросился на парня из чащи и вгрызся в шею. Так он не только в живых остался, так он ещё умудрился завалить того бешенопса походным ножиком. Отделавшись лишь запачканной в крови рубахой. А мы же, вооруженные и при броне в четвертом одного завалили только. «Оого» — вздохнула она: «Интересный персонаж.»

— Вот и я так подумал, а когда увидел, что тяжесть мешка и жара на него не как не влияют я решил с ним поговорить.

— И?

— Что и?

— Что он на это всё сказал?

— Да чушь полную. Говорит бешенопёс его не укусил, а только повалил на землю, с ножиком повезло, а жара и вес ему побоку, потому что он в деревне и по больше таскал.

— Да, ты прав, интересный персонаж. А понадобился он тебе в таверне зачем?

— Хотел, чтобы он нас с тобой увидел.

«Ха-ха-ха». Засмеялась она.

— Он что не поверил в то, что у тебя есть кто-то?????

— Да.

Сказал я, а у самого от злости кулаки сжались.

— Ну не переживай ты так.

Погладила она меня по моим сжатым кулакам, и они сами собой распались.

— Завтра, если будет шанс, то я продемонстрирую ему себя.

— Спасибо.

Сказал я и резко перевернулся на спину.

— А теперь мне нужно от тебя кое-что ещё.

Произнёс я под звуки разрываемой мной в районе её груди накидки. Наружу показалась её сочная, налитая, с сосками словно камень грудь. Она вздымалась от её глубоких подрагивающих вдохов от чего её плоский из двух широких полос живот немного подрагивал.

— Хорошо…

Глядя мне прямо в глаза своими полными фиолетового огня, прошептала она, и прильнула к моим губам своими.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эль. Начало предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я