Последний полет «Баклана»
Сергей Калашников, 2011

Все началось с того, что подрядовой Цикловир Канарейко остался за капитана на космическом авианосце «Баклан». И не один, а в компании двух женщин, очень посодействовавших ему в противоборстве с эскадрой мятежников. Сам того не желая, Цикловир стал не только владельцем не самого маленького имения, но и возглавил военно-космические силы звездной империи. И все бы хорошо, но астрономы приносят нерадостную весть: звезда Тран вот-вот превратится в сверхновую, и империя погибнет. И вновь «Баклан» пускается в путь…

Оглавление

Глава 7

Затишье

Как-то долго длится молчание в рубке. Каждый что-то понял для себя, но не торопится делиться открытиями с остальными. Все-таки они — бесконечно далекие друг другу люди, случайно сведенные по воле случая в один довольно удачный экипаж. Отличный пилот, превосходный баллистик и он, сумевший никому ни в чем не помешать. Это тоже ценное качество. Редкое.

— Вир! — вдруг нарушила молчание императрица. — У тебя есть какое-нибудь большое желание?

«Уж не о последнем ли желании вопрос?» — пронеслось в голове.

Среди емлян думать о человеке недоброе до того, как он совершил какое-то непотребство, считается неправильным. А вот по отношению ко всем остальным это рекомендуется. Презумпция виновности, так сказать. Поэтому сосредоточился, подумал и ответил:

— Мои мечты уже осуществились, леди.

Не соврал, кстати. Он удачно воспользовался выпавшим на его долю случаем, и теперь в семье есть денежки на приобретение комб-коммуникатора. Если вернется — попользуется. А нет? Это от него зависит. Надо постараться. И лицо при этом терять не хочется.

Императрица, услышав ответ, даже не подумала улыбнуться.

— Жанна, — обратилась она к девушке, — а ведь и твоя мечта тоже сбылась. Ты, управляя неуклюжим, почти безоружным кораблем, отбилась от нападения новейших эсминцев. Для военного пилота это существенная заслуга. Перед самой собой, по крайней мере.

Пока длится пауза, Вир наблюдает за изменением выражения лица брюнетки. Удивление, разочарование, озарение — вся гамма чувств просматривается как на ладони. Вот не привык этот человек мыслить такими сложными категориями, только учится.

— Как ни крути, нам, пока не прояснилась обстановка в империи, лучше не приближаться к местам, откуда можно ждать нападения, — рассуждает Вир. — То есть еще довольно много времени придется скучать без дела. Для начала предлагаю рассчитать маневр сближения с тем эсминцем, с которого сняли экипаж. Осмотрим его. Ну и неплохо бы позаботиться об удобствах для собственного личного состава.

* * *

Догонять промчавшийся мимо них эсминец пришлось долго. Разница в скоростях оказалась существенной. Тройка его «товарищей», вышедших из боя без повреждений, проследовала к Затурну далеко в стороне, причем их скорости относительно «Баклана» были очень велики. Это смотрится особенно забавно, поскольку все продолжают удаляться от планеты с кольцами. Просто одни ускоряются, а другие тормозятся.

Когда имеется тяготение, пусть крошечное, но постоянное, множество бытовых вопросов решается легко и непринужденно. Душ вместо обтирания влажными салфетками, ложка вместо соски — даже эти простые удобства много значат для тех, кто провел в невесомости длительное время. Плата за это — боль в мышцах, отвыкших от регулярного участия в работе опорно-двигательного аппарата. Тренажеры, конечно, позволяют ослабить последствия, но идеального не бывает ничего.

Работы по перестройке «Баклана» не прекращаются ни на минуту. Бывшие кладовые учебного инвентаря превращаются в просторные комфортабельные каюты, где монтируются помывочные боксы из капитанских покоев и кают для высокопоставленных проверяющих. Это такие кабинки на одного с загубником для дыхания и всякими приспособлениями типа душа, обдува теплым воздухом, ультрафиолет, ионизатор, струйный массаж. В невесомости можно отлично выкупаться, если защитить от брызг окружающее пространство и собственные органы дыхания.

Тут же устроена кают-компания и буфетная, куда приволокли остатки оборудования с камбуза и из офицерского салона. Тренажерный комплекс тоже собрали из фрагментов уцелевшего после обстрела инвентаря. Виру созидательная работа в радость, а пользоваться помощью муммиков он давно наловчился. Или сам им ассистирует. Однажды, когда он затянул кабель не в тот канал, контроллер распределителя электропитания обозвал его тупицей, отстранил от участия в завершении работ и направил на вытряхивание мусорных мешков в распоряжение контроллера вентиляционной системы. Похоже, сетка заметно перенапрягается от обилия задач, которые он ей ставит, постоянно внося в планы дополнения, пришедшие в голову двум женщинам, решившим переставить в доме мебель.

Поврежденный эсминец «достали» почти через неделю. Наружные муммики провели взаимную фиксацию корпусов, а потом началось мародерство. Вир планировал разжиться водичкой и провиантом, но аппетит рос по мере того, как обнаруживались интересные находки. Собственно, первыми на зуб попались мобильные манипуляторы, затем — узловые элементы управляющей сети — контроллеры, процессоры, вычислители. Запасы крепежа и корабельной фурнитуры. А потом — пошло-поехало.

В конструкции эсминца все подчинено задаче с максимальной скоростью доставить в точку пуска четыре грозные торпеды. Соответственно, все остальное следует облегчить, в первую очередь — защиту реактора, как заведомо массивного элемента. Поэтому от нее оставлен только «кружок», в «тени» которого, если лампочкой считать активную зону, находится весь корабль. Таким образом, задняя полусфера окружающего пространства облучается на всю катушку, но ни корпуса, ни тем более экипажа там нет. Зато трубы ходовых ускорителей приходится разносить так, чтобы реактивная струя ничего не повредила. То есть расположены они друг от друга далеко и сверху опоясаны кольцом прыжкового переходника, как называют оборудование для переставления пространства «за спину». Это для межзвездных перемещений.

«Похудевший» после сноса пристроек «Баклан» в этот габарит тоже может вписаться и обрести возможность покинуть Золнечную систему. Но трудов предстоит немерено. Юстировки, отладка программ целого комплекса технических средств. Важнее всего для этого качественная работа устройств наблюдения, поскольку требования к точности ориентации возрастают многократно. Работы тут на месяц с лишним.

Хотя торопиться им нынче некуда. Съестных припасов прибыло, вода, поступившая в системы санитарно-гигиенического контура, сняла напряженность в бытовой сфере. На корабле многие системы замкнуты и при наличии энергии позволяют долго не испытывать неудобств.

* * *

Раомина изучала поступающие новости, благо рейсовый почтовик проходил своим маршрутом регулярно, а возможности военного корабля позволяли принимать практически все радиосообщения, циркулирующие в межпланетном пространстве. Обстановка на центральной планете все более и более запутывалась. Низложенный император избежал ареста и сопротивлялся, используя части, сохранившие ему верность. Зато количество претендентов на его место постоянно колебалось в пределах от двух до пяти, что затрудняло объединение оппозиционных сил.

Свара шла такая, что разобраться в обстановке было почти невозможно. Императрица иногда по «ночам» жаловалась Виру на то, что данные не позволяют ей понять происходящего. Судя по всему, около десятка удаленных планет должны были заявить о своем суверенитете, но вместо этого от империи отделились три наиболее развитых системы, причем в двух из них тут же вспыхнули междоусобицы, а в оставшуюся направили силы умиротворения сразу четыре «императора».

В Золнечной системе ничего существенного не происходило. Курсировали рейсовики. Причем оба не отклонились от обычного графика. Экипаж «Баклана» просаживал жалованье на спутниках Затурна, станции наведения в оптику сопровождали бывший учебный авианосец, в урочные часы получая телеметрию с его устройств. Попыток связаться с ним тем не менее не предпринималось. Имеется в виду затребовать отчет или передать распоряжение никто не пробовал. А с ростом расстояния запаздывание прихода радиосигнала возрастало.

Вир поломал немножко голову над странностями происходящего, да и прекратил это бесперспективное занятие. Четыре боевых лазера и восемь турельных картечниц — вот к чему надо приложить усилия разума, чтобы разместить их толково. А не отвлекаться на разные вещи, повлиять на которые невозможно. Еще следует пристроить спасательную шлюпку и посадочный бот. И не забыть по окончании разграбления эсминца снять с него весь черный металл. Имеется в виду рафинированное, отделенное от естественных в космосе присадок железо. Это переплавят на боезапас главного калибра.

Вообще-то, такая нелегированная сталь у кораблестроителей ценится высоко, поскольку ее можно цеплять магнитными захватами. Исполнительные механизмы или рабочие тоже пользуются этим свойством для перемещения, а обычной коррозии в пустоте нет. Для этого на космических металлургических заводах проводится сепарация — разделение собственно железа и щедро подмешанного в него никеля и других природных добавок. Получение сплавов с заданными свойствами — главная задача первого передела. А уж формование отливок, по большей части пустотелых, — это отдельная песня.

* * *

Спасательная шлюпка — это просто ящик с устройствами жизнеобеспечения и двигателями ориентации и ближнего маневрирования. При необходимости покинуть корабль — удобная штука. Можно продержаться с месяц вдесятером, дожидаясь помощи, или переместиться в пределах близких орбит и состыковаться с исправным кораблем. Запас хода на ней невелик. Экономичные и непритязательные жидкостные реактивные двигатели малогабаритны, но ни о каких межпланетных перелетах с использованием такой техники никто речи не ведет.

При нормальных условиях эти корытца используют в качестве разъездных суденышек, перелетая в них на соседние корабли или не слишком удаленные орбитальные станции, при удачно совпадающих траекториях, естественно.

А вот посадочный бот — это скорее самолетик с треугольным крылом. Двигатели на нем заметно мощнее и запас топлива солидный. Эти устройства предназначены для аварийных посадок на окруженные атмосферой планеты. Кстати, если потом с поверхности каким-нибудь носителем вывести их к границе атмосферы да подразогнать как следует, то могут и на орбиту выйти, и состыковаться с нужным объектом.

Оба типа аппаратов невелики по сравнению с огромной тушей «Баклана», и подходящее местечко для них отыскалось без труда. Снабженные герметичными крышками бывшие ремонтные боксы, куда раньше из ангаров, ныне безвозвратно утраченных в бою, перемещали поврежденные при полетах учебно-тренировочные машины. В результате внешний габарит авианосца не возрос, что важно для нормального функционирования аппаратуры перехода.

* * *

Вир уже не думает, что императрица намерена убить его и Жанну. Общее впечатление от происходящего таково, что знание об истинной сущности преподавателя баллистики Анны Смит как бы подразумевается в деяниях многих людей, ныне находящихся здесь, в Золнечной. По отношению к их кораблю проявляется такая тактичность, что даже маленько не по себе делается. Обмен данными по радиоканалам ведется интенсивно. Ра посылает огромное количество запросов и банковских поручений. И во всех случаях получает ответы. Кстати, суммы, которыми она ворочает, — чудовищны. Капитанский допуск позволяет ознакомиться с содержанием всей корреспонденции, приходящей и исходящей.

Конец ознакомительного фрагмента.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я