Древний Пелопоннес (А. Н. Савельев, 2018)

Крах культурных стандартов все более снижает интерес к древностям, а туристическое любопытство не встречает ответного движения науки, которая могла бы представить более подробные сведения о Древней Греции, чем те материалы, что попадают в путеводители. Автор решил дать возможно более подробный материал о памятниках Пелопоннеса, сопровождая их презентациями музейных коллекций и историческими сюжетами.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Древний Пелопоннес (А. Н. Савельев, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

МИКЕНЫ

От величия до упадка

Несмотря на то, что большой период древней истории мы называем "микенской цивилизацией", об истории Микен мы знаем очень мало. Письменные источники очень скупы, и археология тоже дает очень незначительные сведения.

Археологические раскопки показали, что на месте Микен в III тыс. до н. э. стояла деревня. Данных о среднеэлладской культуре, сменившей раннеэлладскую, на этой территории мы не имеем. Город Микены появился позднее, и к 17 в. до н. э. стал мощнейшим ахейским центром. В течение примерно 1600 по 1100 г. до н. э. Микены сохраняли свою доминирующую роль среди ахейских государств и утратили ее только в результате масштабных междоусобиц и дорийского нашествия.

Поскольку история Микен отделена от наших времен тысячелетиями забвения, мы можем судить об истории города (и в целом микенской цивилизации) только на основе легендарных преданий, которые выделяют несколько исторических персонажей позднего периода существования города.

Гомер очень кратко сообщает, что Микены – "прекрасно устроенный город". При этом он "широкодорожный", хотя на микенском акрополе широких дорог быть не могло – вероятно, они были в примыкающем к акрополю поселении. Что Микены "златообильны", подтвердили раскопки микенских могильников.

Павсаний скептически относился к преданиям, которые передали ему аргосцы: мол первым правителем этой земли был Инах, назвавший реку своим именем и учредивший культ Геры. Иная версия, согласно Павсанию, что Инах был "рекой". То есть богом реки. И вместе с Кевисом и Астерионом решал спор между Посейдоном и Герой относительно владения этой землей. Поскольку они присудили землю Гере, то реки в этой местности наполняются водой лишь по воле Посейдона. Летом же они пересыхают – за исключением Лернейского потока. Первым же человеком в этих землях был Фороней, сын Инаха, создавший здесь первую общину из разрозненно живших людей.

Названия "Микены", согласно преданиям, собранным Павсанием, происходит от царевны Микены – дочери Инаха. Иное предание, гласящее, что Микен был сыном Спартона, а Спартон – сын Форонея, Павсаний отвергает, потому что ее не подтверждают лакедемоняне. Первую версию также подкрепляет строка из "Одиссеи" о "пышно-венчанной царевне Микене".

Павсаний считает, что древние предания уже позабыты. Поэтому переданные им рассказы аргосцев надо принимать также, как и этот прославленный историк и путешественник – критически. Мы можем лишь сказать, что все легендарные персонажи относятся к династии купольных гробниц (15-13 вв. до н.э.), а более ранние богатые захоронения, включающие золотые маски микенских правителей, – это другая история, имена которой нам не известны. Завоевание Крита, создание сети дорог, соединяющих Микены, прежде всего, с Коринфом и Аргосом, распространение микенской керамики на острова Эгейского моря и побережье Малой Азии, а также в Египте и Италии, создание колоний на Родосе и Кипре – все это указывает на расцвет государственности и расширении влияния Микен. Но в 13 в. до н.э. в результате постоянных войн начинается ослабление Микен. Большая часть известных нам имен микенских правителей приходится именно на эту эпоху – вплоть до Троянской войны (начало 12 в. до н.э.), после которой микенское влияние на ахейские царства заканчивается. Имена правителей и героев этого периода потому нам и известны, что наследственные отношения сильно запутались, и точное знание династических связей было необходимо тем, кто участвовал в дележе власти в более поздние времена.

Чем же знамениты правители Микен этой полной трагедий эпохи?

Персей. По легенде именно он основал Микены. Царь Аргоса Акрисий получил оракул, что будет свергнут с трона сыном его дочери Данаи. Даная была заключена в крепость, но каким-то образом забеременела (от Зевса) и родила Персея. Убить дочь и внука Акрисий не решился и приказал бросить Данаю с Персеем в море в заколоченном ящике. Так ли все было на самом деле, или Даная с сыном просто бала изгнана за прелюбодеяние, мы не знаем. Важно, что через какое-то время Персей вернулся в Аргос и был принят его жителями как царевич, чье наследование власти признается по женской линии – через мать.

Действительно, Персей был законным наследником власти в Аргосе. Его предки – легендарный Данай (не случайно имя его матери Даная). В то же время его конкурентами являются потомки легендарного Пелопа (Пелопса), который в жестокой борьбе отнял власть у царя Аргоса Эномая (вероятно, тоже узурпатора) и стал родоначальником династии, оспорить власть которой над Пелопоннесом удалось века спустя Гераклидам, возводящим свою родословную к Персею.

Персей удалился из Аргоса после случайного убийства своего деда царя Акрисия, которого он поразил диском для метания, когда показывал свое искусство. Что он мог поменяться царствами с Мегапенфом (сыном Прета, брата Акрисия) конечно, следует признать фантазией. Ясно лишь одно: Персей либо по доброй воле удалился из Аргоса, либо был оттуда выдворен после убийства. И тогда со товарищи основал новый город. Якобы, там, где он потерял наконечник меча, и счел это знамением. Понять, что такое "наконечник меча" невозможно. У меча не бывает наконечника. Скорее всего, Павсаний просто повторяет предание так, как он его услышал, не вникая в его содержание.

Считается, что Персей велел циклопам построить крепостные стены Микен и Тиринфа из огромных отесанных камней. Отсюда и название такого типа стен – циклопические.

Сфенел, сын Персея, был царем Микен. С Аргосом его связывали брачные узы – за него была отдана дочь Пелопа Никиппа. Он приютил В Микенах изгнанных из Аргоса своих шуринов (братьев жены, сыновей Пелопа) Атрея и Фиеста, которые убили своего сводного брата.

Еврисфей, сын Сфенела, внук Персея, владея Микенами, получил власть над Пелопоннесом, благодаря подвигам Геракла, который уничтожил многих его врагов и разрушил множество городов микенской эпохи. Этот период – начало упадка, связанного с беспрерывными войнами, включая походы Тесея, Геракла, походы против Фив. В 13 в. до н. э. признаки военного времени наблюдаются не только в Микенах, где ведется только оборонительное строительство. То же происходило и в Тиринфе, и в Афинах, где расширяется система оборонительных сооружений и вырыт проход к источнику воды на глубину 30 м ниже уровня акрополя.

Соперничество между Пелопидами и Персеидами привело к путанице: кто-то из них правил в Аргосе, кто-то в Микенах, кто-то лишь называл себя законным царем, не имея реальной власти. Например, Диомед считался царем Аргоса, который находился под властью Агамемнона.

Известно, что власть Еврисфея в Микенах продолжалась вплоть до победы над ним Гераклидов. Одновременно мы знаем, что царем Микен был сначала Атрей, потом его сын Агамемнон, потом его племянник Эгисф. Параллельно во времени сосуществуют истории Еврисфея, Геракла и Гераклидов и истории Атридов со всем их преступлениями. Мы можем лишь предположить, что Еврисфей владел городом Микены и окрестностями, а Атрей был царем царей, занимая цитадель и повелевая другими царями – включая Еврисфея, чья власть была скорее номинальной. Еврисфей погиб от рук Гераклидов после Троянской войны, но ошибочно числится как предшественник Атрея на микенском троне.

Атрей, дядя Еврисфея, сын Пелопа, получил власть после ужасных преступлений в отношении своего брата Фиеста, который был обвинен в том, что соблазнил жену Атрея. Атрей убил детей Фиеста и подал отцу на пиру зажаренные фрагменты их тел. Сведения об этой жестокости сохранилась в песнях и сказаниях, которые были у древних греков общеизвестными. От этого преступления судьба потомков Атрея была трагичной. Правда, Павсаний пишет, что не верит в преступную жестокость от природы. Но верит в наказание, которое переходит на потомков. И тогда все начинается не с Атрея, а с его предка Пелопа, подчинившего себе весь полуостров, но натворившего много бед – в частности в отношении Миртила, чей дух стал мстить Пелопидам. Различные версии истории говорят о том, что Пелоп не исполнил своих обещаний поделиться властью с Миртилом в обмен на помощь в борьбе с Эномаем, зятем царя Акрисия. И сбросил Миртила в море. Перед смертью Миртил успел проклясть род Пелопа.

После чудовищного злодеяния Фиесту удалось бежать в царство Эпир, а его сын Эгисф был воспитан Атреем как свой собственный. Одновременно у него были и родные сыновья Агамемнон и Менелай, которым удалось пленить Фиеста и привезти его в Микены. Заточенного в темницу Фиеста по воле Атрея должен был убить Эгисф. Но тот, узнав от отца о чудовищном преступлении Атрея, покончил с ним во время священнодействия. В результате переворота Агамемнон и Менелай вынуждены были бежать в Спарту, а Фиест и Эгисф стали править Микенами. При этом Менелай женился на Елене Прекрасной, дочери спартанского царя Тиндарея, а Агамемнон убил Тантала, сына Фиеста, и женился на другой дочери Тиндарея – Клитемнестре. В союзе со Спартой Агамемнон захватил Микены, убил Фиеста и стал царствовать. Поскольку Эгисф не был ни убит, ни изгнан, следует предположить, что он принял какое-то участие в новом перевороте.

Накануне Троянской войны состоялся поход многих пелопонесских царей на Фивы. По гомеровскому рассказу о знаменитом воителе Тидее (отце аргосского Диомеда, участника Троянской войны) мы знаем, что он вместе с Полиником собирал в Микенах войска для похода. Но микенцев от участия в войне удержало знамение, полученное от Зевса. Возможно, причиной отказа от участия в походе была также борьба за власть в Микенах.

Агамемнон – признанный владыка Микен, которому по наследству и родственным связям досталась власть также над Аргосом (как Пелопиду), Спартой (как брату Менелая, который воцарился там после смерти Тиндарея) и другими государствами Пелопоннеса – в порядке подчинения, обеспеченного подвигами Геракла и правлением Еврисфея, видимо, находившегося в вассальной зависимости от Агамемнона. Также под его контролем Крит – по воле скончавшегося там царя Катрея. Таким образом, Агамемнон, несмотря на свои преступления и узурпацию власти, оказывается во главе похода на Трою, оставив в Микенах управлять своих двоюродных братьев Эгисфа (дворцовым комплексом) и Еврисфея (микенским доменом). Также в Микенах остается Клитемнестра, не питающая теплых чувств к Агамемнону.

В Троянском походе микенцы участвовали, но упоминаются они в считанных случаях, поскольку не формировали обособленного от аргосцев отряда. Гомер сообщает о том, что Гектор убил микенца Перифета, чей отец был посланником владыки Микен Еврисфея, доставлявшего задания Гераклу. "И по уму он считался одним из первейших ахейцев". Гомер очень подробно пишет, как погиб Перифет. У микенца был огромный щит "до пят". И когда он развернулся для отступления и сделал шаг от противника (видимо, забросив щит за спину), его ступня зацепилась за нижнюю часть обода щита, и Перифет упал. Гектор, заметив это, подбежал и воткнул в него копье.

Эгисф вместе с Клитемнестрой замышляют и осуществляют заговор – по возвращении Агамемона, он и его ближайшие сподвижники убиты, малолетний сын Агамемнона Орест успевает скрыться и бежит в Афины. Одной из причин участия Клитемнестры в заговоре является измена самого Агамемнона, вернувшегося домой после Троянской войны с плененной троянкой – красавицей Кассандрой.

В "Одиссее" Гомер не раз обращается к истории Ореста и в целом к "проклятию Атридов", но Микены в связи с этим упоминает лишь однажды. И мы знаем наверняка лишь о том, что развязка истории произошла именно там. Вся эта история была определенным переломом, который закреплялся произведениями Гомера, ставшими популярными во всей Элладе и перешедшими из микенской эпохи в классическую греческую. Если прежде ответственность мужа перед женой была минимальна, и правители могли иметь многих жен и многих детей (Данай – 50 дочерей, Египт – 50 сыновей, Приам – 50 сыновей и так далее), то история дома Атридов показала, что подобная свобода нравов оборачивается трагедией, даже если к детям от разных браков со стороны отца проявляется подобающая забота.

Орест через восемь лет возвращается в Микены и убивает Эгисфа и свою мать. Помощь в очередном перевороте ему оказывает сестра Электра. Подобное убийство считается у ахейцев тягчайшим преступлением, но, обращаясь к суду в Афинах, Орест получает оправдание и право пройти очистительные процедуры, освобождающие от греха. Таким образом устанавливается моногамия и прекращается наследование власти по женской линии – от мужа к жене (вдове).

Павсаний не упоминает, что Орест жил в Микенах. Он обосновался где-то близ Аргоса, и поэтому смог получить власть в Аргосе, когда там началась междоусобица. Также он подчинил себе часть Аркадии, а в Спарту был приглашен править, поскольку лакодемоняне не хотели подчиняться бастардам Менелая, рожденным от рабыни. При этом Орест женился на Гермионе, дочери Менелая (таким образом, наследование по женской линии все же сохранялось). После смерти Ореста власть унаследовал его сын Тисамен, и в его правление началась война с Гераклидами. При перечислении городов, захваченных Гераклидами, Микены не упоминаются. Вероятно, они были разрушены еще Орестом или Тисаменом, и от города осталось лишь небольшое поселение.

О величии Микенского государства мы можем судить по записям линейным письмом Б. Понимая при этом, что эти записи могут быть частичными или же охватывать ряд подконтрольных Микенам поселений. Так или иначе, на учете состояло 19 300 овец, 1800 сосудов; 569 воинов-призывников, 2000 женщин и детей (простолюдинов), 400 колесниц.

Геродот упоминает Гераклидов, "которых после их бегства от микенского рабства сначала изгоняли все эллины, к кому бы они ни обращались" и приютили их только афиняне, которые потом воевали вместе с Гераклидами и дорийцами против всех царств Пелопоннеса. В конце 12 в. до н. э. большинство дворцовых центров Микенской цивилизации были последовательно разрушены. Жители Микен вынуждены были бежать в другие страны. Это подтверждается и археологическими данными, и письменными источниками, говорящими, что нашествие дорийцев, сменившее эпоху, произошло через 80 лет посте Троянской войны.

После длительного периода господства и расцвета Микены приходят в упадок, в результате чего становится маленьким незначительным поселком. Возникли скромные постройки 8-6 вв. до н. э. – храм, основанный на вершине холма, а также небольшие святилища на прилегающей территории.

Посттроянская эпоха почти ничего не знает о Микенах. Это город незначительный. Геродот упоминает его лишь дважды – при перечислении отрядов греков из разных городов перед битвой в Фермопильском ущелье и при решающей битве с персами при Платеях. В Фермопилах микенский отряд был самым маленьким – всего 80 гоплитов. Даже из Орхомена в Аркадии – 120, а из остальной Аркадии – 1000. По 500 воинов прислали Тегея и Мантинея – города, никогда не имевшие высокого статуса среди пелопоннесских государств. 400 гоплитов прислал Коринф, 300 – Спарта. Это, действительно, лидеры Пелопоннеса того времени. В битве при Платеях лакедемоняне собрали 10 тыс. гоплитов и 35 тыс. легкой пехоты, коринфяне – 5 тыс. гоплитов, тегейцы – 1,5 тыс. и так далее. Микенцы же вместе с тиринфянами собрали отряд лишь в 400 воинов.

Павсаний считает, что аргивяне разрушили Микены в 468 г. до н. э. из зависти: на Аргос не распространилась слава Фермопил, где микенцы бились бок о бок со спартанцами. Может быть, микенцы все время попрекали соседей, а те не могли стерпеть, что слава досталась наряду с их извечными врагами спартанцами еще и микенцам.

На опустевшем месте в эллинистическую эпоху основали поселок (3 в. до н. э.). Именно тогда была отремонтирована крепостная стена, построены театр и наземная цистерна для воды (Персия Крини), снова стал практиковаться культ в святилищах, и был перестроен храм на акрополе. После 2 в. до н. э. жители навсегда покинули город.

Во II в. нашей эры Павсаний проходит мимо развалин Микен по дороге в Аргос. Он видит здесь остатки городских стен и Львиные ворота. Кроме развалин и могил, взгляду не на чем задержаться. Микены стали просто легендой.

Возвращение Микен как исторической реальности состоялось благодаря усилиям археологов, понявших, что древние предания – не мифы, а очерки о действительно имевших место событиях и реальных персонажах. Раскопки в Микенах были начаты Шлиманом и Дёрпфельдом в 1873–1874 годы, продолжены в начале XX века X. Цунтасом, а затем англичанином А. Д. Б. Уэйсом и американцем К.У. Биченом. В 1951–1953 годы раскопки вели греческие археологи И. Пападимитриу и Г. Милонас, а в 1968–1969 – лорд У. Тейлур. Последние масштабные раскопки были проведены в 2007-2011 гг. за пределами акрополя.

Исследования археологов говорят о том, что 13 в. до н.э., в особенности вторая половина века, стал фатальным для Микенской цивилизации. Предположительно это результат резкого увеличения сейсмической активности в материковой Греции. Большинство исследователей полагает, что именно с этим связаны серьезные повреждения строений и локальные пожары. В связи с этим потребовалась концентрация трудовых ресурсов на восстановительных работах, что в свою очередь привело к дезорганизации хозяйственной жизни. Мы видим иную причину расстройства Микенской цивилизации – множественные войны, которые завершились авантюрой Троянского похода. Примерно такая же авантюра покончила с перспективами Афин, которые подорвали свои силы не только жесточайшей конкуренцией со Спартой, но и затяжной и безуспешной войной на Сицилии.

В Микенах археологи определили два периода разрушений и пожаров – ок. 1240 г. до н. э. и ок. 1200/1180 гг. до н. э., которые отмечены характерными особенностями находок как внутри, так и за пределами цитадели Микен. Те же изменения особенности в соответствующих археологических слоях зафиксированы и в Тиринфе и Мидеи. Первый период одновременен со значительными повреждениями стен Трои (чем, возможно, воспользовался Геракл, чтобы взять город штурмом во время правления Лаомедонта, отца Приама) и строений других анатолийских поселений. Второй период совпадает с Троянской войной. Возможно, на те же периоды приходятся и сильные землетрясения, которые привели к разрушению зданий, повреждению стен, сдвигам строений со своих фундаментов. В то же время, трудно поверить, что найденные под обломками зданий человеческие останки (дом Панагии, дом в Плакесе) – это именно следствие гибели от последствий землетрясения. Землетрясение занимает очень короткий промежуток времени, и заселенная местность не пустеет. В этом случае завалы быстро разбирают для сооружения новых построек, а тела погибших хоронят. Напротив, в условиях войн значительная часть населения может быть изгнана или обращена в рабство, и тогда завалы разбирать некому.

Укрепления акрополя

Микены управлялись из дворца, расположенного на вершине горы, окруженной мощными фортификациями в 14-13 вв. до н.э. В этот период Микены, Тиринф, Мидия, Афины и Гла имели мощные стены высотой до 12 м. Укрепления имели монументальные входы и снабжались автономными источниками воды. Но в целом укрепления дворцовых центров разнились по мощности. По археологическим данным, дворец в Пилосе вовсе не был укреплен, а Фивы, судя по источникам, были настолько мощной крепостью, что имели 7 ворот (Микены – 2). Что говорит о том, что одни дворцы были религиозными центрами, а другие – резиденциями правителей, постоянно конкурирующими между собой. В конце 13 в. до н.э. (накануне и после Троянской войны) произошло массовое разрушение дворцовых центров вместе с их укреплениями, что и привело к гибели микенской цивилизации.

Стены микенского акрополя следуют естественному рельефу местности и имеют дополнительную защиту в виде охватывающего цитадель горного массива. Акрополь имеет общую длину стен 900 метров, окружающих площадь около 30 тыс. кв. м. Высота стен до 12 м., толщина 5,5-7,5 м. Стены Микен были построены из больших плит разного размера, поверхность которых тщательно обрабатывалась, а щели между плитами заделывались глиной и мелким камнем.

Стены Микен были построены в три этапа. Самые старые стены были возведены примерно в 1350 г. до н.э. и построены вокруг верхней точки возвышенности. На следующем этапе (1250 г. до н.э.) были возведены стены с Львиными воротами и Северным входом, а также расширивших площадь акрополя к востоку и включая могильный круг А. На последнем этапе (1200 г. до н.э.) крепость расширилась на северо-восток с целью защиты подземного хранилища воды. Это небольшое расширение почти полностью было занято зданиями А и В.




Эволюция микенского акрополя: расширение стен, строительство мегарона, создание подземного водохранилища




Микенский акрополь и объекты вокруг него:

1. К "сокровищнице Атрея", толос 1250 г. до н.э., 2. Комплекс зданий с Домом торговца маслом, 3. Могильный круг В (17-16 вв. до н.э.), 4."Могила Клитемнестры" (1400-1300 г. до н.э.), 5. "Могила Эгисфа" (1510-1460 г. до н.э.), 6. "Могила Льва" (1460-1400 г. до н.э.), 7. Львиные ворота, 8. Зернохранилище, 9. Могильный круг А (16 в. до н.э.), 10. Группа административных зданий, 11. Дом статуэток – Культовый центр, где найдено большинство антропоморфных ваз и керамических змей, 12. Дворец (пропилеи, вестибюль, мегарон с троном, жертвенником и четырьмя колоннами), 13. Дом с колоннами, 14. Северный вход, 15. Наземная емкость для хранения воды эллинистического периода, 16. Дом Д, 17. Дом Г, 18. Фонтан Персея, 19. Дом Вазы Воинов, 20. Эллинистическое здание для переработки оливок, 21. Часть стены с эллинистической кладкой, 22. "Секретная цистерна" с подземным ходом, 23. Храм Геры (или Афины) эллинистического времени.






Стены и каменная кладка

Дворец и другие строения акрополя

К 13 в. до н.э., как и укрепления, относится дом правителя или Дворец. Главной частью этой постройки был мегарон с очагом и четырьмя колоннами. Большинство руин дворца, которые мы можем видеть сегодня, относятся к 13 в. до н.э., но площадка использовалась и ранее – в 3000-2000 гг. до н.э.

Дворец был построен на самой вершине холма. К нему вела огромная лестница из 22 ступеней, от которой частично сохранился лишь первый пролет. Снаружи Дворец имеет опорные стены, выложенные циклопической кладкой. Вход в мегарон был из "сеней", в которые попадали из большого четырехугольного двора. Доступ к дворцовому ансамблю, в состав которого входили и хозяйственные помещения, охранял пропилион с двумя просветами.

От том что во Дворце находился трон верховного правителя-ванака, упоминается в табличках линейного письма Б. Очаг был оштукатурен и украшен спиральными рисунками. Окружали очаг четыре колонны, на которые опиралось отверстие на крыше. Сохранились только очаг диаметром 3,7 м и основания колонн. Также сохранились фрагменты росписей стен мегарона. Пол мегарона был из каменных плит, привозимых с Крита, а стены покрывала роспись. Архитектурный стиль мегарона напоминает образцы классической архитектуры Древней Греции. На южной стороне двора монументальная лестница связывала Дворец с зданиями Культового центра на юго-западном склоне.






Дворец: На схеме: 1. Тронный зал или место для посетителей, 2. Вестибюль, 3. Мегарон, 4. Лестница


Тронный зал (или место для посетителей Дворца – зал приемов) имел прямоугольную форму, его крышу поддерживали четыре колонны, а стены были украшены фресками с боевыми колесницами, лошадьми и женщинами, в которых опрометчиво пытаются увидеть микенских богинь. Предположительно трон стоял посередине южной стены зала.

Дворец был политическим, административным, военным и экономическим центром Микен. Он был разрушен, скорее всего, пожаром – в середине 13 в. до н.э. Позднее – частично восстановлен.

"Дворец Агамемнона" – так назвал еще одну крупную постройку акрополя Микен Шлиман. Но позднее дворец был раскопан на вершине акрополя, и шлимановский "дворец" теперь называется "Южный дом" или "Дом с колоннами"– здание с лестницей, которая когда-то вела к верхнему этажу. Двухэтажный дом был построен на искусственной террасе, и его верхняя часть была сделана из кирпича – она сохранилась и после пожара в конце 13 в. Здесь была оштукатуренная в красный цвет ванная комната, считавшаяся местом убийства Агамемнона. Это помещение едва различимо в северной части акрополя. Возможно, это здание было "вторым дворцом" – на это указывает двор с колоннами, которые позволяет относить здание к мегаронному типу. Сегодня от дома сохранился только фундамент.

Дом с Колоннами имеет двор с перистилем, одно мегаронообразное здание с подземными кладовыми, а также Мастерскую Художников, где было обнаружено необработанное сырье и полуобработанные предметы. Эти комплексы зданий были основаны во второй половине 13 в. до н. э. Здесь была обнаружена сделанная из слоновой кости крошечная скульптурная композиция из двух женщин и ребёнка (14-13 вв. до н.э.) – уникально реалистичная работа в сравнении со всеми другими миниатюрами. Вероятно, это образец заморского искусства – скорее всего, произведение вывезенного с Крита мастера. Особенности фигур и костюмов говорят о том, что мастер следовал микено-минойским образцам.







В качестве кладовых использовались здание Г и здание Д, окружающие треугольный двор перед Домом с Колоннами. То же самое назначение имели и Северные Кладовые – продолговатое двухэтажное здание, где хранились продукты питания и сырье.

Внутри западного расширения стены вместе с Могильным кругом А обнаружены здания, которые датируются 13 в. до н. э. – Юго-западный квартал, состоящий из 11 домов. Некоторые из этих зданий были жилыми домами, в других проводились религиозные мероприятия. Эти здания были разрушены в конце 13 века, но некоторые из них были потом отремонтированы и оставались жилыми в течение 12 в. до н. э.

Вплотную с захоронениями находится Дом Вазы Воинов, получившим свое название от росписи сосуда, найденного там. Также вплотную к захоронениям находится здание зернохранилища.

Дом на юго-западе акрополя получил название Культовый Центр. Он был основан в начале 13 века и включал в себя храмы, святилища вспомогательные сооружения. Культовые статуэтки, керамика и росписи, найденные в этих зданиях, разрушенных в конце 13 в. до н. э., представлены в местном Археологическом Музее.

Стены микенских домов сочетали кладку из саманных кирпичей и утрамбованную глину. Обычно толщина стены дома была в размер кирпича – 60 см. Кирпичи могли быть разных размеров. Второй тип стен предполагал добавление в кладку бутового камня, а внутренняя часть стены оставалась глинобитной. Для сооружения третьего типа стен использовалась твердеющая смесь наподобие бетона с добавлением камней.

Крыши микенских домов, как считается, были плоскими – об этом судят по фрагментам сохранившейся черепицы, а также по отпечаткам прутьев на глиняных фрагментах от сгоревших зданий. Промежутки между перекладинами заполнялись прутьями, которые покрывались глинистой штукатуркой.

Лишь по руинам зернохранилища мы можем судить о том, что в микенских зданиях могли существовать окна – в других случаях стены были разрушены ниже уровня окон. Зато точно можно установить, что дверные проемы были не во всех зданиях, что означает: вход в них осуществлялся по лестнице на второй этаж. Проемы тщательно обрабатывались, в них устраивались отверстия для установки дверных петель из бронзы. Двери, а также лестницы в домах делали из дерева – они не сохранились. Конструкцию лестницы можно проследить по сохранившимся каменным столбам (например, в Доме с колоннами).



Львиные ворота

Так называемые Львиные ворота – главный вход на акрополь. Традиционно для искусства фортификации той эпохи стены крепости у ворот создавали условия для нанесения наступающему противнику с правой стороны, не закрытой щитом. Ворота сооружены из трех плит примерно одного размера

На перемычке помещалась треугольная вставка, перераспределяющая нагрузку камней, лежащих над перемычкой. Подобную же конструкцию имели несколько меньшие северные ворота.





На вставке изображены два рельефных льва, вставших передними лапами на алтарь с колонной. Считается, что львиные головы были изготовлены из отдельных камней и были повернуты в стороны входящих в ворота. Предположить подобное побуждает образец архаической бронзы – гидрия 6 в. до н.э. (Исторический музей Берна), к которой крепится фигурка Артемиды с двумя львами, чьи головы обращены в сторону зрителя. Но подобное изображение нетипично. Куда чаще встречаются изображения крылатой богини, которая держит львов за шеи – так, что их головы обращены вверх. Профильное изображение является правилом для геральдических (симметричных) изделий микенских времен. Тем не менее, реконструкторы почему-то очень хотели обратить головы львов именно в сторону зрителя.

Мы можем судить о возможных вариантах утраченных деталей по аналогам – пластинке той же эпохи, где также изображены две симметричные фигуры сфинксов с львиными телами. Их головы как будто отделены от тел и изображены обособленно – как если бы сначала существовали изображения с львиными головами, которые затем были заменены на женские головы. При этом головы сфинксов повернуты навстречу друг другу. Наложение уплощенного изображения подобного типа, изготовленного из бронзы, на каменные тела львов было бы вполне логично.

Рассматривая аналоги, мы вправе сомневаться в том, что Львиные ворота названы правильно.

Треугольные вставки над верхней надвратной балкой встречаются в экспозиции Британского музея. К сожалению, и здесь верхняя часть барельефа утрачена. Но зато полностью сохранились сфинксы нижнего яруса. Остается вопрос: все ли ворота в городах микенской цивилизации были "львиные" или мы имеем дело с более поздним копированием микенского образца.




Реконструкция возможного облика "львиных" ворот


Возможную подсказку для разгадки изображения львов на микенских воротах мы находим в вазописи. На одном из образцов геометрического периода мы видим, что головы львов развернуты друг от друга. При таком изображении головы львов не упираются разделяющую их колонну. Но и в этом случае остается проблема: для такого изображения на треугольной вставке остается слишком мало места.

Дальнейшее развитие парных симметричных изображений мы можем видеть в изображениях Великой Матери или Артемиды Орфии, у которой пара львов или других животных служит атрибутом (к этому типу изображений относится и гидрия из Берна). Архаические изображения богов – это столпообразные фигуры. поэтому колонна на Львиных воротах вполне могла означать тело богини, а ее голова и верхняя часть туловища располагались выше и были изготовлены отдельно. Узкое пространство может быть заполнено разве что птичьей головой, и тогда утраченная накладная часть дополняет львиные тела, превращая их в фигуры грифонов. В этом случае накладная часть должна была содержать также и плоские крылья, расположенные поверх каменной кладки.

Считается, что боги Микен – те, что упоминаются у Гомера. То есть, обычный и для классической Греции набор имен богов-олимпийцев. Но в действительности гомеровский эпос относится ко времени заката микенской цивилизации. По артефактам ее расцвета мы не видим вообще никаких богов. Одна из глиняных табличек сообщает о жертвовании в храм: «Владычице – 1 сосуд, 1 женщина, в (тот) месяц, когда выходят в море». Мы можем лишь сказать, что изображений богини-владычицы не найдено. Считать, что фигурки "фи" и "пси" или антропоморфные вазы и искаженными лицами – это изображение богини, было бы слишком смелым предположением.









Обратим внимание еще на одну особенность. Для размещения голов львов в анфас между камнями и треугольной вставкой явно не хватает места. В то же время на аналогах мы видим, что головы сфинксов или леопардов откинуты, и если "львы" имели такие же запрокинутые морды, то смотрели они куда-то вверх. Куда? Логично предположить, что колонна была основанием для того символа, к которому обращены взгляды "львов". Что же было символом Микен, размещенным на колонне над главным входом в цитадель? Этот вопрос сегодня мы решить не можем. Может быть, это божества или замещающего его животного. Может быть, это был щит с абстрактным орнаментом, символизирующим либо солнце, либо море. Может быть, то и другое одновременно.

Отметим пристрастие микенских мастеров к изготовлению изделий с симметрично расположенными фигурами не только в монументальном искусстве, но и в мелкой пластике – большое число таких изделий были изготовлены из золота и предназначены для украшения одежды или набора ожерелий и браслетов. Геральдические львы вполне могли бы быть дополнением к столпообразной фигуре богини.

Подземное водохранилище

Павсаний упоминает о подземном водохранилище, которое питалось от источника Персея в близлежащих горах. Вход к подземному хранилищу воды сохранился доныне – это узкий лаз в глубину скалы в северной части акрополя. Так называемая "секретная цистерна" сооружена приблизительно 1225 г. до н. э. Одни исследователи считают, что цистерна наполнялась от находящегося в глубине родника, другие – что, вода поступала по терракотовым трубам от источника Персея, который питал также и наземные водохранилища. Так или иначе, вода скапливалась глубоко под стеной и удерживалась там за счет покрытия стен водостойким цементом, сохранившимся до наших дней.







Подземное водохранилище сооружено за северо-восточным углом стены и опускается на глубину 18 м по 85 ступеням, где находится прямоугольный колодец,. Спуск к водохранилищу пересекает стену акрополя наискось. Проход под землей сооружен так же, как и многие другие микенские постройки – по принципу консольного свода стрельчатой формы.

Гробницы

Павсаний указывает на захоронения Атрея и Агамемнона – вместе с убитыми на пиру его сподвижниками. Также здесь Павсаний указывает могилы близнецов Таладамана и Пелопа, рожденных Кассандрой (видимо, от Агамемнона, но, может быть, и от Аякса Малого), но затем убитых Эгисфом. С самой Кассандрой Эгисф и Клитемнестра покончили позднее. На ее могилу Павсанию указывали жители Амикл. Могилы Клитемнестры и Эгисфа, согласно Павсанию, находятся вне городских стен – так они были признаны недостойными почестей.

Путешественник перечисляет могилы так, будто он сам видел их. Но если это так, то их видели и другие, и такие могилы были бы наверняка разграблены. Ко временам Павсания Микены были уже только развалинами. Скорее всего, он перечислил захоронения, до которых не дошел, но получил свидетельства о них от местных жителей. И это были именно те могилы, которые не сохранились до наших дней – они уже во времена Павсания были разорены грабителями. Может быть, к тому времени сохранялись еще надгробия. Но Павсаний ничего не пишет о них.

Могильный круг А был раскопан Шлиманом в 1874 году. Гробницы представляют собой шесть больших каменных колодцев, находящихся на территории, которая была впоследствии обнесена стеной. Позднее была найдена седьмая гробница. Захоронения были обнесены монументальным кольцом каменных блоков с диаметром 27,5 метра.




Модель акрополя Микен


В колодцах найдено 19 скелетов (9 мужчин, 8 женщин и 2 детей), один из которых сохранился в частично мумифицированном виде – в трех шахтных гробницах было обнаружено по одному скелету, в остальных – от двух до четырех скелетов. Захоронения осуществлялись в течение примерно полутора веков. На лицах нескольких погребенных были маски из чеканного золота, на телах детей – золотые накладки на все части тела. В могилах имелись сокровища – предметы из золота, серебра и бронзы, в том числе ювелирные изделия, чаши, мечи, кольца и другие объекты.

Около тел были разложены нарядные одежды, украшения, вазы, лежали остатки деревянных саркофагов. Здесь также найдены многочисленные золотые диски и пластинки с чеканкой или тиснением на них в виде осьминогов, розеток и других форм, типичных для микенских захоронений, а также бронзовые кинжалы с рукоятками из чеканного золота и рисунками на клинках, выполненными в технике золотой и серебряной инкрустации. На двух кинжалах имеются сцены охоты, изображенные в живой и выразительной манере. Общий вес найденного здесь золота – более 14 кг.





По богатству захоронений Шлиман решил, что нашел гробницу Агамемнона. Но этого быть не могло, поскольку Агамемнон сотоварищи был похоронен Эгисфом – явно не с почетом. Вместе с убийством царя наверняка произошло и разграбление его богатств. Орест, отомстив, вряд ли стал раскапывать гробницу отца и снабжать ее посмертными дарами. Да и охранять хорошо известную могилу он не мог: Микены стали небольшим поселением, а сам Орест правил в Аргосе. Даже если в могиле Агамемнона и его сподвижников были какие-то сокровища, их разграбили во время нашествия Гераклидов, которым размещение могил было хорошо известно.

Могильный Круг Б, открытый за пределами акрополя в середине ХХ века, представляет собой самый старый комплекс гробниц. Он состоит из захоронений 17-16 вв. до н.э. и более поздних. Из 26 гробниц 14 – шахтные (царские), которые появились вместе с Могильным Кругом А, остальные – ящичные, с захоронением в гробах – неглубоко высеченные в камне. Каменные надгробные плиты указывали на более богатые захоронения, в них было найдено множество керамических сосудов, бронзового оружия и золотых украшений. Эти царские гробницы окружала круглая каменная изгородь.

Шахтные гробницы были высечены в мягком камне и имели прямой дромос (коридор) и прямоугольную камеру. Около 80 шахтных гробниц с богатыми погребальными дарами датируются 14-12 вв. до н. э. Они раскопаны рядом с акрополем и в близлежащих местечках, а также недалеко от святилища Геры между Микенами и Аргосом.

Близ Микен открыто 9 Купольных гробниц-толосов. Некоторые из них относятся к 16-15 вв. до н.э., но по большей части они принадлежат к 14-12 вв. до н.э. К сожалению, все захоронения были разграблены до того как археологи занялись их исследованием. В купольных гробницах, тем не менее, найдено оружие, орудия производства, украшения, предметы домашнего обихода. Подобные гробницы были обнаружены не только в Микенах, но и на всей территории распространения микенской культуры.

Лучше других в Микенах сохранилась "гробница Агамемнона" (или "сокровищница Атрея"), хотя ни к тому, ни к другому захоронение отношения не имеет. Она находилась за пределами акрополя в 400 м. к югу от Львиных ворот. Гробница частично заглублялась в склон и выкладывалась каменными плитами. Над захоронением сооружали купол из отесанных камней в виде 33 рядов сужающихся рядов каменных плит. Перед засыпкой гробницы землей, купол сверху покрывали плесией – слоем водонепроницаемой глины, которая добывалась поблизости.




"Могила Льва"


Свод имел 15 м в диаметре и поднимался вверх на 13 м, диаметр самой гробницы 14,6 метра. К входу в гробницу вел 36-метровый наклонный коридор шириной 6 м без перекрытия – дромос, который служил для похоронной процессии, а после погребения засыпался землей. Внутрь гробницы вели узкие двери, по бокам которых стояли полуколонны из зеленого мрамора с резьбой (их обломки разошлись по музеям Микен, Афин, Лондона и Мюнхена). Колонны утончались к низу, были украшены зигзагообразным узором. Судя по отверстиям в стенах и бронзовым гвоздям, стены гробницы были обиты украшениями – предположительно бронзовыми розетками. Внутри гробницы было небольшое боковое помещение, куда клали тело покойного и посмертные дары.





Два купольных захоронения ошибочно идентифицированы Шлиманом как могилы Эгисфа и Клитемнестры. Остальные купольные гробницы получили условные названия. Самыми древними считают Гробницу Циклопов, Гробницу Епано Фурну и Гробницу Эгисфа (1510-1460 гг. до н. э.). Во вторую группу входят более поздние гробницы Панагии, Като Фурну и Львов(1460-1400 гг. до н. э.), а в самую позднюю – гробницы Демонов, Клитемнистры и «Сокровищницу» Атрея (1250 г. до н. э.).

Эволюция устройства дверных проемов в купольных гробницах позволяет оценить последовательность их сооружения.




Эволюция купольных гробниц


В ранних гробницах нет рельефных треугольников, подобных тому, который устроен над Львиными воротами, нет порогов, дромос вырубался в скале и укрепляли каменной кладкой (в более поздних толосах камни были тесаными). О том, что это не просто менее богатые гробницы, говорит трудоемкий процесс создания гробниц, в котором затраты на устройство проема были незначительны.

В Греции купольные гробницы исчезли с началом упадка эллинской культуры, но сохранились на эллинизированной периферии: в Этрурии – множество подобных гробниц, в Болгарии – гробница в Казанлыке, относящаяся к 3 в. до н.э., в Македонии – гробница, которую считают захоронением Филиппа II.

Вокруг Микен

За пределами акрополя археологи раскопали множество объектов, включая купольные гробницы западнее и юго-западнее цитадели. Судя по результатам раскопок, Микены представляли собой агломерацию из небольших поселений, которая охватывала площадь примерно в 20 раз превышающую площадь цитадели. Несколько ближе к акрополю и южнее обнаружены городские постройки – склады и лавки. Все говорит о том, что это были не жилые дома. Для мастерских они были достаточно тесными, да и слишком богато отделанными.





Датировка большинства исследованных домов близ акрополя – 14-13 вв. до н. э. Здесь обнаружены фрески, кладовые с вазами, изделиями из слоновой кости, таблички с линейным письмом Б.

Примерно в 150 метрах от Львиных ворот южнее гробницы Клитемнистры открыт комплекс из 4 домов – Квартал Торговца Маслом, который датируется началом 13 в. до н. э. и считается торгово-ремесленным центром.





Западный Дом был административным зданием комплекса. Из-за больших разрушений, его назначение определяется лишь предположительно. Возможно, это был традиционный жилой дом с мегароном, вестибулом и портиком.

На первом этаже Дома Торговца Маслом, который был построен на искусственной террасе, хранились оливковое масло и шерсть, а на втором находился архив табличек с Линейным Письмом Б – найдено 38 таких табличек. Здание разделено на две части коридором. Более высокая восточная часть состоит из нескольких кладовых. В одной из комнат найдено 11 пифосов для хранения масла, которые удерживались в вертикальном положении кирпичными обрамлениями в виде небольших колодцев. Здесь же были найдены 37 табличек с учетными записями. Пол был сооружен наклонным к центру. Считается, что это было сделано для сбора разлившегося масла. В коридоре были обнаружены кувшины, которые, вероятно, были сосудами, куда разливалось масло для продажи.

Дом щитов сохранился плохо. От него остались фундаменты двух больших комнат. Здесь были найдены изделия из слоновой кости, а также изображения щитов в форме восьмерок. Скорее всего, это дом-мастерская, где не было богатого убранства, но изготовлялись и хранились предметы роскоши.

Дом Сфинкса имеет коридор и кладовые, где находилось множество глиняных сосудов и резных изделий из слоновой кости, среди которых – изображение сфинкса, по которому дом получил свое название. Здесь найдена одна табличка с линейным письмом Б и семь оттиском печатей со знаками того же письма с оборотной стороны.









Дом виноторговца (1) находится к западу от Львиных ворот. Он был построен во второй половине 14 в. до н.э. северо-западнее Акрополя и получил свое имя после обнаружения 50 грубо обработанных сосудов в полметра высотой и восемь глиняных бочек высотой в человеческий рост, вероятно, служивших для хранения и перевозки вина. Над руинами этого дома в начале 13 в. до н.э. была построена циклопическая терраса (с соответствующим типом кладки), состоящая из северного и южного мегарона. Терраса была уничтожена огнем в конце 13 в. до н.э.

К северо-востоку от Дома торговца вином в первой половине 14 в. до н.э. существовал "Дом Петсаса" (Petsas House) (2). Здесь в кладовых на полках хранилось большое число неиспользованных сосудов различных форм и размеров – около 600 штук. Очевидно, дом был складом торговца керамикой. В дополнение к большому числу найденных здесь разнообразных фигурок здесь были обнаружены глиняные таблички с линейным письмом Б, которые, надо полагать, являются старейшими во всей Греции. Здание было уничтожено огнем в конце 14 в. до н.э.

К северу от акрополя во второй половине 13 в. до н.э. на двух террасах был построен дом с оштукатуренным полом и стенами – "Дом в Плакесе" (Plakes House) (3). Прекрасный образец настенной росписи дома включает в себя сцену воинов в шлемах несущих подарки. В основании дома найдены три взрослых и один детский скелеты людей, погибших, как считается, в результате землетрясения, разрушившего дом в конце 13 в. до н.э.

К сожалению, в общедоступной литературе не всегда имеются разъяснения названий "именных" домов. Некоторые из них назвались по имени раскопавшего их археолога. Так, в микенском акрополе есть Дом Цунты. Но порой подобных расшифровок не обнаруживается. Возможно, у названий имеются древнегреческие источники. Так, "плакоэйс" означает "плоский", (ср. Плакос – гора Плак в Миссии, известная по "Илиаде") и тогда Дом в Плакесе – это просто дом на плоскогорье. Что соответствует действительности. Сложнее с Домом Петсаса. Прямого аналога нет, но, учитывая смену "с" на "т" в аттическом диалекте, можно предположить, что использовалась смягченная диалектная форма от слова "пессос" – игорный дом. Или же "пессо" – печь, варить, наслаждаться. То есть, это может быть либо дом для отдыха или, судя по большому числу найденных здесь сосудов, – дом, где можно купить предметы для приготовления и хранения пищи.

На северном склоне акрополя (на территории музея) был найден комплекс просторных зданий – Дом гробниц и треножника (4), который использовался в период 1300-1150 гг. до н.э. Здесь был найден бронзовый треножник, давший название дому. С 1150-1050 дом использовался для захоронений. Одна из семи исследованных гробниц содержала подарки и, вероятно, принадлежала к бронзовой кузнице. Она сгорела вместе с материалом из этой мастерской. К северо-западу от дома найдено здание, которое также функционировало как мастерская и датируется 13 в. до н.э.

На холме Панагицы (400 м. к юго-западу от акрополя, недалеко от "сокровищницы Атрея") был расположен комплекс трех домов начала 13 в. до н. э. – Дом Панагии. Южнее раскопан Дом свинца – видимо, названный по найденным здесь свинцовым отливками. К сожалению, сведения о предназначении этих домов и обнаруженных здесь находках еще не опубликованы в общедоступных источниках.





Интенсивные раскопки "нижнего города" Микен велись с использованием гравиметрии в 2007-2011 гг. Раскопки этого периода показали, что Нижний город был окружен внешней крепостной стеной. Фундаментальным результатом проведенных исследований было подтверждение того, что Микены оставались непрерывно заселенными после 13 в. до н.э. вплоть до 6 в. до н.э., что позволяет проследить переход от позднего бронзового века к железному веку.

Микенское искусство

(Микенский и Афинский музеи)

Прекрасный двухэтажный музей в Микенах был открыт в 2004 году, и сюда вернулись многие экспонаты, ранее размещенные в музее Навплиона.

Несмотря на то, что большинство находок, найденных на Акрополе, а также вблизи его стен, экспонируются в Афинах и Навплионе, Микенский музей имеет значительное число артефактов. Часть из наиболее интересных находок представлены репликами ("Маска Агамемнона", микенские мечи, золотые украшения). Остальная экспозиция более интересна специалистам, чем туристам.

Особенностью микенского искусства является отсутствие изображений богов. Возможно, микенская культура вообще не предполагала поклонения изваяниям – ни звероморфным, ни антропоморфным. Также мы не можем наверняка сказать, что имеем хотя бы одно святилище микенской эпохи. Может быть, потому что роль сакральных центров играли дворцы.

Обращает на себя внимание пристрастие микенцев к спиралевидным орнаментам, которые появляются не только как абстрактные украшения, но и как завихрения морских волн, свернутые щупальца обитателей моря, свернутых в кольцо змеях. Позднее эта характерная деталь проявилась в архаическом искусстве греков в завитках крыльев сфинксов и крылатых богов.









Микенское искусство не содержит никаких признаков более поздней геометрической архаики – оно все представлено округлыми линиями. Любимые фигуры микенских мастеров – кальмары или осьминоги. Но есть и загадочные формы, которые напоминают трансформацию лабрисов в крылья. В более поздней греческой бронзовой пластике это своеобразные щиты с глубокими прорезями, которые принимают за щиты беотийского типа – одну из форм щита-восьмерки.




Микенский кувшин с "бабочками", холм Калкани юго-западнее акрополя, 1500-1450 гг. до н.э.




Бронзовая фигурка воина, из Кардица/ Фессалии. Около 700 г. до н. э.


Двойные топоры представлены в микенских находках в большом изобилии. Их форма наипростейшая – заостренный с двух сторон прямоугольный брусок с округлой прорезью для топорища. Никаких признаков использования двойных топоров в качестве орудия не наблюдается. Это чисто ритуальные предметы.





О том, какого рода это был ритуал, можно судить по эволюции минойского лабриса, больше похожего на веер или легкий флюгер, обозначавший трепетание на ветру души усопшего, в микенский бронзовый топор, который в более поздних образцах изобразительного искусства связан не просто со смертью, а с причинением смерти. Скорее всего, ритуальный топор служил для казни, которую мог осуществлять лично правитель. Возможно, топор полагалось использовать лишь единожды. Поэтому двойной топор стал символом власти, угрожающей своим противникам смертью.

Особое место в микенской культуре занимают железные топоры, которые упоминаются в "Илиаде" в качестве приза на состязаниях памяти Патрокла, а в "Одиссее" используются для демонстрации искусства стрельбы из лука – сквозь отверстия в топорах. Вероятно, эти топоры не были насажены на топорища.

Железо использовалось вовсе не для изготовления орудий труда. Среди микенских артефактов имеется уникальный золотой браслет, который когда-то был украшен четырьмя скрещенными железными топорами. Ржавчина уничтожила изображения, но его контуры сохранились. Вряд ли случайной является свастичная форма украшения. Она изредка встречается в росписи микенских ваз.

Загадочно выглядят многочисленные и больше нигде не встречающиеся антропоморфные вазы из Дома фресок, которые символизируют прощальные объятия – возможно, из этих форм в дальнейшем сложилась традиция изготовления антропоморфных погребальных урн. Какое-то подобие можно проследить в минойских керамических идолах, выставленных в музее Ираклиона (Крит). Но здесь лица исполнены более искусно, руки разведены, а хорошо проработанные открытые ладони обращены к зрителю или развернуты ребром.

Всего в Культовом центре Микен найдено более 30 таких фигур – в основном женских. Почему у этих фигур искаженные лица, сказать теперь невозможно. Эстетические вкусы современности могут быть обманчивы, а мотивы ваятелей древности нам не известны. Мы можем лишь предположить, что это изваяние богини – "страшной Матери". На это может указывать ее атрибут – найденные в том же помещении Культового центра 17 керамических змей, свернувшихся кольцом. Лишь в одном случае в округло сведенных руках изваяния имеется какой-то предмет – возможно, ритуальный топор или посох, который символически передается усопшему правителю. В современной экспозиции этот предмет убран – вероятно, изначально он был вложен в руки идола произвольно.

Ряд идолов имеет иную форму, а детали фигуры подчеркиваются росписью. При этом обнимающий жест остается, но руки фигуры прижаты к телу. Лишь у одного идола руки не сложены в кольцо. Одна из рук расположена, как и у других фигур, другая – поднята вверх (наподобие классической балетной позиции). Возможно, некоторые идолы повторяли положение рук фигурок "пси".

Дом фресок был украшен настенными росписями, расписным керамическими алтарем и жертвенниками.




Лики микенских "идолов"






Жестикуляции "идолов". Жест одного из идолов напоминает взмах рук дирижера. Возможно, это промежуточное положение в ряде ритуальных манипуляций: "объятие", поднята одна рука, поднята две руки.








Уникальной по качеству находкой в Доме фресок является голова юноши, изготовленная из слоновьего бивня в треть натуральной величины (музей в Микенах). Полость кости была использована для крепления тела идола, которое не сохранилось (возможно, было деревянным). Голова была найдена рядом с алтарем, что может указывать на культовый характер фигуры.

Столь же уникальна женская голова в натуральную величину (музей в Афинах), типологически сходная с предыдущей. Глиняная голова найдена в Культовом центре и считается частью изображения божества или сфинкса 13 в. до н.э. Сходство с предыдущим образцом поразительное: широко раскрытые глаза, дугообразные брови, тонкие губы, выступающие скулы, уплощенное темя, прикрытое чем-то вроде шапочки. Отличие женской головы только в раскосых глазах и раскраске, включающей четыре красные розетки.

Здесь уместно будет упомянуть о реконструкциях внешности древних микенцев, которые, конечно, относятся к высшей знати.





Увидев разнообразные типы лиц – уплощенные и "носатые" – мы должны заметить, что при реконструкции возможен произвол в формировании кончика носа и рисунка губ. Чтобы понять, что в этих реконструкциях важно, стоит сравнить их с реалистичными лицами микенского искусства. Совпадение очевидно по части широких скул и узкого подбородка. Скуластые реконструкции выглядят "очень по-славянски". Разнообразие в выступании носа – обычно для представителей одного и того же народа.


Среди микенских находок считается уникальной Ваза Воинов, 12 в. до н.э. (иногда дается более ранняя датировка). На этой вазе можно убедиться в том, что доспехи воинов микенского периода очень близки к доспехам гоплитов. Мы видим шлемы с нащечниками (общность материала шлема и нащечника обозначена белыми точками), выступом для защиты переносья и креплением для гребней, а также большие круглые щиты, защитные поножи и короткие юбки. Среди особенностей отметим на шлемах два острых рога, а на копьях – возможно мешочек для каких-то мелких фетишей.

В экспозиции Микенского музея имеется удивительная находка – небольшой сосуд с множеством мелких бусинок разной формы и цвета, человеческой фигуркой, маленьким гребнем. Может быть, это как раз набор для воина, который брали с собой в поход, чтобы сохранить связь с родным домом.

Загадочным является гротескное выступание носов на лицах воинов. Преувеличенная профилировка лица явно была отличительной чертой, которую требовалось обозначить. В дедалических лицах греческой архаики различаются птицеподобные образы с сильной профилировкой черт и звероподобные – уплощенные. Возможно, это отзвук конкуренции двух антропологических типов, столкнувшихся в борьбе за землю Пелопоннеса и, может быть, прилегающих островов, включая Крит.









Еще одну загадку содержит оборотная сторона Вазы воинов. Здесь амуниция воинов почти такая же, но шлемы выглядят очень странно – они похожи либо на шапочки, либо на прически "ежиком". Нащечников нет, и становятся видны бороды. Мешочки с фетишами исчезли. Щит каждого воина выдвинут вперед, но не видно руки, которая его удерживает. Более того, на самом левом изображении щита видна внутренняя ручка, но рука ее не держит. От левой руки видно лишь плечо. Справа видна часть фигуры упавшего воина. Его ноги имеют такую же штриховку, как и ноги наступающих на него воинов. Но на земле лежи неясный округлый предмет.

Получается, что роспись вазы представляет две сцены: проводы воинов (женщина машет им вслед) и сражение, где противник обозначен лишь одной фигурой, от которой сохранилась лишь нога. При этом воины почему-то сбросили шлемы или переоделись в странные шапочки-ежики.

Совершенно идентичные фигуры воинов в шапочках-ежиках присутствуют также на сохранившемся фрагменте росписи каменной плиты одной из купольных гробниц. Что подтверждает местное производство Вазы Воинов.

Ваза Воинов для Микен – уникальная по качеству изображения людей. Распространенный в микенской вазописи сюжет изображает людей на колеснице или рядом с ней крайне примитивно. Помимо того что фигуры людей и лошадей выполнены крайне безыскусно и подчеркнуто непропорциональны, мы видим совершенно птичьи головы воинов – большой глаз, клюв, а иногда даже гребешок.

В целом микенская вазопись представляет интерес лишь специалистам, которые используют черепки керамики для хронологических выводов. Как произведения искусства микенские вазы серьезной ценности не представляют. По большей части это предметы народного искусства, изредка заимствующие что-то у мастеров, работающих с материалом, более ценным, чем глина. Открытым остается вопрос, сосуществовал ли геометрический стиль росписи ваз с микенским или развился позднее – после заката микенской цивилизации.


Микенские фрески сохранили яркие краски, несмотря на прошедшие века. Ими покрывали поверхность стен, потолки, колонны не только во дворце, но и в других домах. На росписях мы видим искусно выполненные фигуры людей с лошадьми (1500-1400 гг. до н.э.), колесницу, сбивающую с ног противника (1400-1300 гг. до н.э.), даму с веерами, щит-восьмерку, украшенный темными пятнами.






Микенские дамы с цветами (Национальный археологический музей Афин). Заметим уплощенную профилировку лиц. На других сохранившихся фресках (включая фрески дворца в Тиринфе) профилировка лица более глубокая.


Микенские фрески, как и любая древняя живопись, размещает фигуры профильно и не имеет перспективы. Фигуры размещаются на линии, означающей землю. Это напоминает детские рисунки, в которых изобразительная эволюция проходит от изображения отдельных предметов на плоскости к линейным композициям, а затем к совмещению того и другого с элементами перспективы.

При расписывании стен и ваз микенцы пользовались черной краской для прорисовки фигур, а для раскрашивания – синей, красной и желтой красками. Оттенки зеленого нигде не зафиксированы.


Щиты-восьмерки (14-13 вв. до н.э.) широко распространены в мелкой пластике. Они похоже на раскрытые половинки раковин, которые могли быть мелким фетишем, символизирующим связь с морем и морскими божествами. Но такие же изображения мы видим в настенной росписи, и их размер сопоставим с человеческими фигурами. На украшении микенского оружия мы видим, что щит-восьмерка используется в боевом положении и его размеры – почти в рост человека.







О том, что форма щита не является случайной, говорит одна из микенских фресок, где вполне угадывается ее ритуальное значение. Остается загадкой продольная насечка щита и украшение его черными или красными пятнами, нанесенными вполне упорядоченно – группами по три "пузыря".







Антропоморфная интерпретация щита-восьмерки обнаруживается на микенском золотом кольце из Могильного круга А, где к "восьмерке" пристроена голова, руки, одна из которых удерживает жезл или копье. Также видна нога со ступней (см. на рисунке в левой верхней части изображения). Этот символ присутствует наряду с ритуальным двойным топором. Вероятнее всего, щит подобной формы был одновременно и оберегом, изображающим божество, а потому был представлен и в мелкой пластике в качестве талисмана.

В музейной экспозиции Афинского музея описанный фрагмент изображения интерпретируется как воин со щитом. Согласиться с таким походом мешает не только выглядывающая вторая рука, которая должна была бы спрятаться за щит (если бы это был щит), но и повернутая вправо голова фигуры, что требует размещения щита за фигурой, а не перед ней.


Большой популярностью у микенцев пользовались фигурки в виде букв "фи" и "пси" (14-12 вв. до н.э.), которых только в Микенах найдено более тысячи. Идентичность их размеров и ограниченное число расцветок означает нечто важное в жизни древних. Столько же однотипны фигурки собак. При этом встречаются редкие аналоги в виде спаренных фигур – "фи" и собак, а также фигурки, сидящие на троне или на упряжке спаренных собак. В изготовлении фигурок прослеживается определенный генезис. Поначалу это упрощенные женские фигуры "фи"-типа (14 в. до н.э.), затем фигуры становятся все более схематичными, наряду с ним появляется "пси"-тип, а "фи"-тип практически исчезает (12 в. до н.э.). Размер фигурок за малым исключением не изменялся.

Особенно привлекают внимание золотые изделия, извлеченные из микенских могильников. Большое их количество экспонируется в Национальном археологическом музее в Афинах. Среди них золотые погребальные маски (всего найдено 8 из золота, 1 из электра – сплава золота и серебра), кубки, диадемы, кольца-печатки, мелкие пластинки для изготовления ожерелий и украшения одежды.

Золотые перстни представляют собой искуснейшие произведения, соединяющие микенскую культуру с минойской. Скорее всего, это творения критских мастеров – в них прослеживается общий стиль и технические приемы. Фигуры удлинены, "осиные" тали имеют не только женщины, но и мужчины, одежда почти всегда универсальная – длинные одежды у женщин и поясные фартуки у мужчин. Мускулатура на изображениях хорошо проработана.

Два изящных перстня найдены в Могильном круге А. На одном из них изображена охота на оленя с использованием колесницы. На другом – битва, где в руках у воинов длинные и тонкие микенские мечи, а у терпящего поражение воина – щит, который интерпретируется как башенеподобный "щит Аякса".










В традиции микенских украшений – нашивки на одежду однотипных золотых пластинок или набор из них ожерелий. В гробницах Микен найдено множество предметов, изготовленных из листового золота, которые имеют всего несколько типов орнамента.





Одна из наиболее часто повторяющихся фигур на таких пластинках – полип или сепия с закрученными щупальцами, имитирующими спиральный орнамент. Возможно, сам стиль орнамента был подсказан этим существом, включенным в древнейшую демонологию. Более сложными являются плоские золотые отливки с оленями, лебедями или голубями, бабочками, сфинксами, изредка – человеческими фигурами.





Микенские захоронения содержали большое количество бронзового оружия – мечей и кинжалов различных типов и размеров. Наиболее интересные образцы, снабженные инкрустациями, находятся в Афинах.







В инкрустациях оружия используются те же мотивы, что и на пластинках для одежды. Наиболее интересной является оформление клинка со сценой сражения воинов с львами. Здесь одновременно изображены щиты-восьмерки и щиты-башни ("щит Аякса"). Также можно разглядеть своеобразную одежду воинов – нечто, напоминающее шорты.

В древнейших шахтных гробницах Микен наряду с прекрасными образцами отделки оружия были найдены золотые маски, нагрудники и пояса. В женских могилах– золотые диадемы, подвески, украшения одежды.







Чрезвычайно важными являются сохранившиеся пластинки с письменностью. Табличек, аналогичных пилосским, найдено немного, но некоторые из них сохранились очень хорошо.

В экспозиции музея Микен есть небольшое количество изделий 6-5 вв. до н.э., имеющих сходство с аналогичными предметами, найденными в других городах Пелопоннеса – например, игрушки с движущими суставами аналогичны по размеру и форме тем, что найдены в Коринфе. Это говорит о том, что на месте Микен существовало незначительное поселения, включенное в древнегреческую общность и воспроизводящее в своем быту ее культурные нормы.



Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Древний Пелопоннес (А. Н. Савельев, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я