К чему приводят девицу… Путешествия с богами (А. А. Рассохина, 2016)

Огромен мир Омур, и разные расы встречаются в нем, а правят здесь справедливые Создатели. Всё они видят и любят, чтобы их повеления исполняли жители Омура. Вот не сиделось Нилии мир Лоо’Эльтариус в своем тереме на окраине большой страны, и решили боги включить ее в свои игры. Сначала с драконом обручили, потом озадачили, следом в объятия коварному соблазнителю отдали. А теперь и вовсе по разным мирам путешествовать отправили, чтобы девушка чудные страны посмотрела, созданий разных повидала да многому научилась. Для чего девице все это? Что задумали Создатели?

Оглавление

Из серии: К чему приводят девицу…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги К чему приводят девицу… Путешествия с богами (А. А. Рассохина, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Ближе к вечеру я вспомнила слова Аликора про шторм. Мы с Андером как раз находились на палубе и разговаривали о морской нежити. Друг сокрушался, что мы путешествуем уже второй день, а даже дохлого кракена еще не видывали! Я спорила с ним и уверяла, что и не нужно нам его видеть. Парень страдальчески морщился и доказывал мне, зачем и почему ему нужно осмотреть морских чудовищ. В разгар нашего спора раздался грозный рык Кая:

– Вахтенный! Где тебя демоны морские носят?

К капитану тут же подбежал запыхавшийся матрос.

– Свистать всех наверх! Сам не видишь разве, какой шторм надвигается? А ну все на палубу, крысы трюмные! – сурово скомандовал мир Террисель.

Я покосилась на ласковое закатное солнышко, а Андер уважительно присвистнул.

– Ты думаешь, будет шторм? – с сомнением поглядела я на него.

– Если капитан говорит, что будет непогода, значит, так оно и есть. Ты не сомневайся!

Чуть позже к нам с девчонками подошел ир Маркин и вежливо попросил спуститься вниз. Парней никто с палубы не гнал, поэтому мы дружно насупились и отправились в предоставленную каюту. Она была небольшой, и нам впятером приходилось в ней тесно. Тинара и Йена занялись своими иллюзорными играми, придумывая и создавая все новых и новых персонажей какой-то сказочной битвы, разместив их на большом сундуке. Там на поле брани сошлись люди, гномы и какие-то создания Нави. Нелика сидела рядом с моими сестрами и давала девчонкам ценные указания, почерпнутые из рассказов Дарина о великих сражениях.

Мы с рыжей откровенно скучали и, заговорщицки подмигнув друг другу, вышли из каюты. На палубе за время нашего отсутствия произошли серьезные изменения; матросы четко выполняли распоряжения грозного капитана, а на небо налетели невесть откуда взявшиеся тучи, рассыпавшие крупные дождевые капли. Ветер усилился и чуть не сбил меня с ног. Подбежавший Ристон утащил нас с кузиной с видного места. Парни сидели в укромном углу палубы и скрытно наблюдали за действиями экипажа. Я юркнула под широкий непромокаемый плащ Андера, а Лиссандру взял под свое крыло ир Янсиш.

Матросы суетливо бегали по палубе, закрепляя мачты, и тянули какие-то канаты. Качка все усиливалась, волны становились выше, а вода заливала палубу через шпигаты, когда «Ветреная красотка» срывалась с очередного гребня волны словно в пропасть. Дождь усилился, и я подумала, что пора бы нам всем покинуть насиженное место и спуститься вниз. Стараясь перекричать шум и вой ветра, я обратилась к ребятам. Все согласно закивали.

Пока мы шли по опасно накренившейся палубе, я вцепилась в Андера мертвой хваткой. Темное ночное небо разрезали золотые клинки молний, а следом гремел оглушающий гром.

Когда очередная вспышка осветила палубу, перед нами возник капитан. Мужчина как будто материализовался из окружающей темноты. Что перед нами стоит живое существо, можно было понять только по блеску глаз и по звуку тяжелого дыхания.

– Вы что здесь забыли? – процедил мир Террисель. – А ну-ка, кыш отсюда!

– Уже уходим, – торопливо заверил его Ристон.

– Бегом, я сказал!

«Сам бы попробовал бегом!» – подумала я, оскальзываясь на мокрых досках палубы, благо и ир Янсиш, и Андер поддерживали меня.

Когда мы с Лиссой вошли в каюту, с нас ручьями стекала вода.

– Хороши, нечего сказать! – прокомментировала Нелика, оглядев нас с ног до головы.

– Бытовая магия им в помощь, – флегматично откликнулась Йена, не отрывая взора от сундука с иллюзорными фигурами.

Утром от ночной непогоды не осталось и следа. Яркое солнце озарило своим благодатным светом голубые небеса. Меня несказанно радовало еще и то обстоятельство, что русалки за бортом не наблюдалось. «Хоть бы ее молнией пришибло!» – кровожадно пожелала я.

У штурвала стоял сам капитан. Выглядел он слегка утомленно, а боцман-демон и Аликор на палубе отсутствовали. Оминик дал нашим парням задание и теперь они вместе с юнгой усердно драили палубу.

– Все-таки хорошо быть девицей, – довольно улыбнулась Тинара.

После обеда проснулись Аликор и боцман, но Кай тоже остался на палубе. Он первым увидел неясную точку в безоблачных небесах. Я даже сначала не поняла, отчего мир Террисель и его помощники обеспокоенно зашептались между собой. Только потом, когда Ристон, внимательно следящий за горизонтом, разглядел черную точку в небе, я догадалась, отчего встревожился Аликор, а ир Маркин приказал подготовить пушки.

Теперь уже все следили за приближающимся объектом. Мир Террисель и эльф по очереди подходили к нам и предлагали спуститься в каюту.

Когда стало понятно, что к нам приближается дракон, я решила и вовсе не уходить с палубы, ибо увидела приготовившегося к бою Кайрэна.

Рубиновый дракон был просто великолепен. Его чешуя переливалась в солнечном свете всеми оттенками красного, серебристый рог на лбу сиял, словно далекая звезда. Ремиз сделал пару кругов над кораблем, и моряки выхватили свои кривые сабли. Дарин обнял Нелику и они дружно воззрились на меня. Ристон холодно оценивал окружающую обстановку, Лисса и Андер задумчиво переглядывались, а Йена с Тинарой досадливо покусывали губы.

Я вздохнула и вышла на шканцы. Зверь довольно оскалился и стал снижаться. На палубу ко мне спрыгнул уже знакомый рыжеволосый мужчина. Невольно восхитилась – высота грот-мачты, за которую он зацепился при перевоплощении, была отнюдь не маленькой.

– Шерра! – В глазах рубинового плясали дикие язычки неудержимого пламени.

– Сударь, – любезно улыбнулась я.

Мир Шеррервиль моих любезностей не оценил, более того, его гнев лишь усилился.

– Вы немедленно отправляетесь к своему жениху!

– Я не посмею, – смиренно склонила голову и указала на браслет разлуки.

– Я помогу. – Он услужливо протянул ко мне руку с черными когтями.

– Отойди от нее! – раздался ледяной голос еще одного участника этой драмы, о котором и я и дракон позабыли.

Зрачки Ремиза дрогнули и он повернулся к противнику:

– Мир Террисель, ты все еще жив? А я думал, что тебя свои же и прирезали где-нибудь в укромном уголке!

– Твоей мечте не дано осуществиться, мир Шеррервиль, – едко ответствовал Кай.

– Жаль, – покачал головой Раон. – Но я немедленно это исправлю.

– К твоим услугам, – насмешливо отозвался пират.

Мужчины с нехорошим блеском в необычных глазах шагнули навстречу друг другу. Я похолодела, когда поняла: они не шутят. Будут сражаться до смерти кого-то одного, а то и оба погибнут. Этого никак нельзя было допустить! Плохо соображая, что творю, я кинулась к ним, расслышав запоздалый крик Андера:

– Стой!

Я подбежала к поединщикам и встала между ними. Сразу же услышала свист клинков, рассекающих воздух, и легкий ветерок коснулся моих висков… После послышался странный звук, и все разом смолкло.

Несколько мгновений стояла, зажмурившись, а когда открыла глаза, украдкой посмотрела по сторонам. Справа и слева от моего лица обнаружились остро отточенные клинки – сабля Кая и меч Ремиза. Я ощущала холод металла, из которого они были сделаны. Спустя мгновение оба клинка с грохотом упали на палубу, а я только-только в полной мере осознала, как сильно рисковала, вклиниваясь между разъяренными мужчинами, и запоздало перепугалась. Поединщики не мигая смотрели на меня. Ремиз чуть растерянно, а во взгляде Кайрэна был виден страх и гнев.

Поворачиваясь из стороны в сторону, вдруг почувствовала странную пугающую легкость, которой раньше не было. Поднесла руку к голове, испугалась, повернулась вокруг себя на месте и увидела… увидела то, что не могла представить себе даже в кошмарном сне! Моя шелковистая, рыжая, тщательно заплетенная коса лежала на палубе. Я провела рукой по коротким волосам, оставшимся на моей голове. «Так! Что полагается сделать приличной девице в подобном случае? – сама у себя спросила я. – Верно, – любая приличная девица должна побледнеть и потерять сознание!»

Только вот мне сознание терять совсем не хотелось, а хотелось громко-громко завопить. Так, чтобы слышали все. Я несколько раз глубоко вдохнула, столько же раз шумно выдохнула и повернулась к Ремизу. Он судорожно сглотнул.

– Сударь мир Шеррервиль, позвольте мне закончить начатое путешествие, а после я вручу вам свой браслет, и вы лично доставите меня Арриену… Ну, если, конечно, он все еще желает меня видеть.

Рубиновый дракон ретиво закивал, видимо, слов для ответа он найти не сумел. Я удовлетворилась и такой реакцией и повернулась к пирату. Кай нервно теребил ворот шелковой сорочки, будто тот его душил.

– Сударь мир Террисель, – обратилась к нему, – я прошу простить меня за причиненное беспокойство, но не могли бы вы позволить господину мир Шеррервилю остаться с нами?

Кайрэн, похоже, тоже растерял все свое красноречие, так как просто молча покивал головой.

Я развернулась, подняла свою косу и направилась прочь. Вся команда пиратского корабля стояла не шелохнувшись. Друзья и сестры тоже безмолвствовали. Первым ко мне подбежал Андер и преувеличенно радостно объявил:

– А тебе идет такой образ, подружка!

Я по глазам видела, что парень вовсе так не думает, а просто утешает меня, потому что в Норуссии так коротко стригли волосы только преступницам.

– Можно мне побыть одной? – только и произнесла я в ответ.

Друг примирительно поднял руки, а я отправилась в каюту.

Целый осей горестно вздыхала, глядя на косу, которая теперь лежала в моих руках. Себя саму было безумно жалко. Потом мне пришло в голову, что Шайн, увидев меня с короткими волосами, просто-напросто испугается и сразу же побежит к богам с просьбой расторгнуть наши обручения. Зеркало, в которое я неосмотрительно поглядела, только укрепило меня в этой мысли.

Вернувшиеся к вечеру девчонки стали уговаривать меня поесть, но я от всего отказывалась.

Весь следующий день провела в каюте. Девочки всячески развлекали меня, а потом парни принесли букет ромашек, видимо, их доставил откуда-то с берега Раон. Кок по просьбе Кайрэна испек специально для меня торт со взбитыми сливками, ароматными фруктами и орехами. К торту нам прислали бутылочку розового шипучего вина и новый зилийский травяной напиток под названием «чай».

После целого дня, проведенного в душной каюте, мне стало скучно, поэтому согласилась на предложение сестриц, и наши иллюзионистки сотворили на моей голове морок, представляющий собой высокую прическу. Иллюзии у сестер выходили очень реалистичные, и я слегка утешилась.

На палубе меня встречали друзья. Раон и Кай одновременно подошли ко мне и рассыпались в извинениях, я только лишь кивнула им обоим и отошла к борту.

Бескрайний океан манил неизведанной тайной. На его поверхности плясали блики заходящего солнца, а корабль плавно скользил по волнам, унося нас все дальше и дальше от берегов Норуссии.

– Интересно, куда мы плывем? – подумала я и произнесла этот вопрос вслух.

– Еще вчера мы покинули Солнечный океан и теперь путешествуем по Кипящему, – ответил мне Кайрэн.

Оказывается, и он, и мир Шеррервиль стояли позади меня и моих друзей.

– Выходит, что скоро покажутся Дымящиеся вулканы? – нахмурился Ристон.

– Разве что облака пепла над ними, – отозвался Ремиз.

Теперь мы все поглядели на мужчин, и капитан мир Террисель поведал:

– Мы обойдем вулканы стороной и к утру достигнем Громового моря.

– Это то самое, у берегов которого находятся Суровые скалы? – уточнил Андер.

– Верно, молодой человек, – кивнул пират. – Знаете, отчего море названо Громовым?

– И отчего же? – не удержалась я от вопроса.

Кай усмехнулся:

– Ходят слухи, что ваши друзья драконы бросали с высоты обломки скал, создавая грохот, от которого по воде разносились громоподобные звуки, но, естественно, без молний.

– Вранье! – фыркнул Раон. – И тебе, мир Террисель, это известно не хуже моего.

– Отчего тогда это море названо именно Громовым? – полюбопытствовал Дарин.

– Все просто, – пояснил капитан. – С Суровых скал стекает множество водопадов, которые с невероятной высоты падают в бушующее у берега море.

– Мне больше нравится объяснение про драконов, – отозвалась Нелика. – Оно более романтичное.

– Зато можно не опасаться, что тебе на голову с небес упадет обломок скалы, – язвительно заметил Дарин.

Указательный пальчик полуэльфийки обличительно ткнул в грудь боевого мага:

– Ты совсем не романтик!

– Думаешь? – Ведьмак притянул свою девушку к себе и вознамерился ее поцеловать.

Мы деликатно отвернулись, чтобы не мешать влюбленным, и я осведомилась:

– А Узкий пролив находится где-то в Громовом море?

– Да, проход в пролив начинается именно там, – откликнулся пират.

– И значит, через него можно попасть в Шепчущий лес? – поинтересовалась Лиссандра.

Мужчины обменялись понимающими взглядами, и Ремиз произнес:

– Ну, если вы сумеете войти в пролив, миновав Русалию и сторожевого гурфа, а после благополучно минуете кракенов, то, несомненно, достигнете желаемого места. Только вот зачем вам это, шерра?

– Хочу снова в гости наведаться, – буркнула рыжая.

– Вам стоит только попросить, потому что обычно феи не отказывают тем, кто уже удостоился их благосклонности, – ответствовал мир Шеррервиль, а Кай удивленно спросил:

– Сударыни уже побывали в стране фей?

– Да, – коротко подтвердила я.

– Расскажете мне об этом завтра за ужином?

Вместо меня пирату ответил Ремиз, что-то коротко бросив на незнакомом языке. Полудемон даже не взглянул на нахмуренного дракона. Взор его небесно-голубых глаз был прикован к моему лицу. Я немного подумала и кивнула, а мир Шеррервиль предупреждающе рыкнул:

– Шерра, это очень опрометчивый поступок с вашей стороны!

– Я брошу тебя за борт, дракон, если ты немедленно не умолкнешь, – буднично пообещал пират.

Рубиновый оскалился:

– Рискни, полуэльфенок!

– Давайте сменим тему, – попросила я обоих.

Мужчины замолчали, продолжая сверлить друг друга воинственными взорами.

Половину следующего дня мы с девчонками провели в каюте, занимаясь экспериментами с моими волосами. Нелика пробовала отрастить их, применяя магию травников. Шевелюра моя отросла, вот только она отчего-то стала смарагдово-зеленой.

– С бледной кожей лица и такими волосами я – вылитое умертвие, – сама прокомментировала свой внешний вид.

– Н-да, попробую все вернуть как было, – сокрушенно произнесла полуэльфийка, но первоначальный цвет моей шевелюры так и не вернулся.

Я обреченно посмотрела на ножницы. Изрядно поспорив, мне укоротили волосы до плеч. Нелика под конец вспомнила, что в каком-то славенградском журнале прочитала про новое открытие магов-цирюльников – краску для волос.

– Тогда отрасти их снова! – азартно посоветовала рыжая.

Нелика с лихорадочно блестящими глазами дрожащими руками прикоснулась к моей голове.

Волосы мои вновь отросли, только беда в том, что прядки стали зелено-красно-желтыми, словно осенняя листва.

– По-моему, весьма оригинально, – высказалась ошеломленная Лиссандра.

– И очень необычно, – дипломатично добавила Тинара.

Я снова потянула к себе ножницы, и мою шевелюру опять остригли.

– Нилия, – обратилась ко мне Йена, которая все это время молча наблюдала за нашими экспериментами. – А ты попробуй применить свой собственный дар.

– Точно! – просияла рыжая. – Ты же высшая целительница, а вы и не такое исправляете.

Я с некоторым опасением подняла руки к голове и зажмурилась. «Котенок» в нерешительности потоптался на месте, а после принялся за дело. Закончив, он лег и устало зевнул. Позади меня послышались странные звуки – то ли рыдания, то ли горестные вздохи.

– Что? – Я резко открыла глаза и обомлела.

Волосы мои отросли и даже снова порыжели, вот только местами, а кое-где и вовсе красовались пролысинки размером с пятачок.

– Мамочки-и-и! – возопила я.

Нелика со вздохом подошла ко мне…

Спустя какое-то время я, нервно всхлипывая, разглядывала в зеркале свой новый образ. Мои короткие волосы радовали глаз осенними красками, впереди гордо красовалась рыжая челка, а на затылке сияла смарагдовая прядь. Вся остальная шевелюра пестрела красно-желто-бурыми волосами.

– Попробуем купить эту самую краску для волос, – попыталась утешить меня полуэльфийка.

– Ага! И ее волосы всего лишь сменят оттенки, – хмыкнула Лисса.

– Значит, каждую прядь нужно будет красить отдельно, – всерьез предложила Нелика.

Я истерически затрясла головой.

– Нилия, по-моему, ты зря расстраиваешься! Волосы – не зубы, со временем они отрастут! – обнадеживающе заявила Тинара.

– Только как мне все это время на людях показываться?

– Она права, зря переживаешь, – вступила в разговор Йена. – По-моему, тебе просто не хватает практики. Ты же и лечить тоже не сразу начала. Тебе просто нужно узнать обо всех гранях своего дара и научиться ими пользоваться.

– Да, – прекратила хандрить я, – мне срочно нужен Доран!

– Значит, нам нужно его призвать, а иначе мы его и до следующего праздника Смены года не отыщем, – заметила Тинара.

– Точно! – Глаза Лиссы азартно блеснули. – Призвать! Я читала в одной книге, что существовал культ Дорана. А знаете, сколько жрецов возглавляли этот культ? – Драматическая пауза и наши заинтересованные взоры. – Пять! Пять жрецов! А вызывали бога с помощью крови! Готовы рискнуть?

– Я готова, – вызвалась первой.

– И я, – подняла руку Нелика.

– Ну разумеется! Говорю же, давайте сделаем это поскорее, какая нам выгода пересекать оба океана туда и обратно, ожидая, пока бог соизволит появиться сам, – отозвалась Тинара.

Йена просто кивнула, и Лиссандра вынула кинжал из своей походной котомки, а полуэльфийка достала пустую склянку с широким горлышком.

Рыжая с важным видом первая надрезала свой указательный палец и щедро накапала крови в склянку, после сунула порезанный перст в рот и позвала меня. Я трусливо попросила ее уколоть мой палец и накапала крови в склянку. Остальные девочки все повторили. В конце Лисса закупорила сосуд, перемешала внутри нашу кровь и с торжественным видом объявила:

– Кровь мир Лоо’Эльтариусов – это самое ценное, что у нас есть! И мы добровольно отдаем ее Дорану, дабы он осчастливил нас своим божественным визитом!

Все остальные, включая меня, покивали, так как ничего другого не придумали. Попытались открыть круглое маленькое окошко в каюте, но у нас ничего не получилось, поэтому решили выйти на палубу, чтобы опустить сосуд с подношением в морскую пучину. Резво бросились к двери.

– Погодите, – спохватилась я, красноречиво указывая на свою шевелюру. – Мне же еще предстоит ужинать с Каем!

– Ты не отказалась от этой затеи, несмотря на предупреждение рыжего дракона? – спросила Лиссандра.

– Я делаю это для того, чтобы Ремиз все передал Шайну, а то он совсем про меня забыл!

– Ого! Ты решила вернуться к жениху? – удивилась Нелика.

– Ну не то чтобы вернуться, но…

– Понятно! Вот она, наша девичья натура: он мой – и точка! – со знанием дела отозвалась рыжая.

– Это точно, – подтвердила полуэльфийка. – Я своего блондина никому не отдам, даже если сильно-сильно обижусь на него.

Я подумала и согласилась с ними.

На палубе у нас возник новый вопрос: откуда нужно сбрасывать склянку в море? Нелика утверждала, что с кормы, а Лисса – что с носовой части. На полуюте стояли Кай и Аликор, а на полубаке беседовали боцман и квартирмейстер. Свободное место было в середине правого борта, куда мы и направились, суетливо торопясь, мило краснея и придумывая нужные слова. Честь опускать сосуд выпала мне. Я сжала склянку в кулаке и подумала: «Господин Доран, нам нужно срочно вас увидеть и получить свое Знание!» После размахнулась и бросила сосуд в океанские волны.

– Вы чего опять выдумали? – позади нас раздался тихий голос.

Мы с девчонками дружно подпрыгнули, резво оглянулись и увидели наших парней.

– Вот лешие, напугали только! – возмущенно высказалась Лиссандра.

– Да за вами все кому не лень наблюдали, – сообщил Дарин.

– Да-а? – округлила глаза Нелика, а остальные, заливаясь краской, огляделись по сторонам.

Да! Мир Террисель, Аликор и демон насмешливо следили за нашими действиями, а Ремиз и вовсе стоял неподалеку и иронично улыбался.

– Так расскажите и нам, что вы делали? – спросил Андер.

– Зачем вы склянку с кровью бросили в море? – недоуменно поинтересовался Ристон.

Я шепнула им в ответ:

– Вызывали Дорана.

– А разве мы не его ищем? – Старый друг задумчиво взъерошил шевелюру.

– Его! – эмоционально подтвердила я. – Но мы решили ускорить нашу встречу.

– Зачем?

– Домой хотим! – брякнула полуэльфийка.

– Тебе уже надоело путешествовать, пчелка моя голубоглазая? – растерялся Дарин, а мир Шеррервиль расхохотался.

Я неласково посмотрела на него и тихо, но возмущенно сказала:

– Видели бы вы, что творится у меня на голове, так и вопросов бы глупых не задавали! – И громко топая, отправилась обратно в каюту.

Вослед мне раздался крик ир Янсиша:

– Нилия, ты покажи нам, может, все не так и страшно!

Я оставила эту просьбу без внимания.

Вечером мы с Кайрэном остались наедине в небольшой трапезной, украшенной резными деревянными панелями, картинами на морскую тему и свечами, пламя которых таинственно покачивалось от легкого ветерка. Впрочем, уединение было условным, так как за дверью караулил Раон. Рассказала капитану о прошлогоднем путешествии в страну фей, утаив кое-какие детали, касающиеся Шайнера. Полудемон слушал мое повествование, не перебивая, а я в конце поинтересовалась:

– Сударь, а вы были в Шепчущем лесу?

– Не доводилось, хотя через Узкий пролив я однажды проходил.

– И вы не испугались всех чудовищ, обитающих в нем?

Пират только по-мальчишески улыбнулся:

– Доедайте этот чудный торт и пойдемте на палубу.

Заинтересованно поглядела на него, по-быстрому расправилась с кусочком кремового лакомства и вновь вопросительно посмотрела на собеседника.

Мужчина с улыбкой протянул мне руку, и я поспешила принять ее, переплетя наши пальцы. Очень волнительное ощущение!

Резко распахнув дверь, Кай ядовито улыбнулся лежащему на полу Ремизу, который, по всей видимости, до этого занимался тем, что подслушивал наш разговор и несколько увлекся. Я покачала головой, а пиратский капитан увлек меня за собой на верхнюю палубу.

Здесь мы взошли на полуют, туда, где располагался штурвал. Кайрэн подвел меня к резным перилам и указал на запад, где золотое солнце медленно погружалось в сверкающее море.

– Смотрите туда! – шепнул он мне на ухо.

Я с недоумением вгляделась в закат и вдруг что-то увидела, ахнула и подалась вперед. Там, на фоне опускающегося горящего золотым пламенем солнца, в океанских волнах плескались огромные рыбы. Они выныривали из воды, грациозно изгибая гладкие спины и гибкие хвосты, и бросались в морскую пучину, поднимая фонтаны играющих в закатных лучах брызг. На месте одних сразу возникали другие. Эти существа словно летали над водой, а их стремительные силуэты на краткие мгновения закрывали край солнца.

Ко мне с громким воплем подбежал Андер:

– Ты видела, видела?!

Я потрясенно кивнула и обернулась к Каю. Мужчина хрипло прошептал:

– Вам нравится, Нилия? Разве они похожи на чудовищ?

– Но везде пишут, что они нежить! – Андер нахмурившись смотрел на капитана.

Я перевела взор на резвящихся вдали гурфов и схватила друга за рукав. Парень, слушающий ответ Кайрэна, недовольно оглянулся на меня и замер, открыв рот. Из самой глубины рядом с «Ветреной красоткой» показались мачты с призрачными, сияющими серебром парусами. Последние лучи заходящего солнца просвечивали сквозь них, отражаясь в океанских волнах.

«Ветреная красотка» медленно, будто завороженная открывающимся зрелищем, проходила мимо призрачного парусника. И вот из воды показался нос корабля. Там была вырезана огромная рыба, готовящаяся к прыжку в воду. Ее глаза-изумруды сверкали подобно звездам и казались единственными осязаемыми деталями на всем Призрачном Фрегате. Когда весь корабль очутился на поверхности, мы увидели, как с его палубы и парусов стекает вода, с шумом устремляясь в бушующие вокруг волны. Я безмолвно глядела на корабль Дорана, а он медленно покачивался на воде.

Когда от солнечного круга остались только всполохи света, по паруснику пробежала дрожь, как по живому существу. От носа до кормы пробежали магические волны, и фрегат предстал перед нами во всей своей красе. Его корпус, выполненный из светлых эльфийских сосен, перестал просвечивать, а серебристые паруса затрепетали на ветру, будто крылья диковинных птиц.

– Нилия, вы звали Дорана, и вот он пришел к вам, – тихо произнес Кай, а затем отдал приказ команде: – Встать на якорь!

Матросы забегали по палубе, а мы с Андером неотрывно смотрели на Призрачный Фрегат.

– Боишься? – шепнул мне друг.

– Волнуюсь, – отозвалась я.

– И я тоже, – взял меня за руку парень.

Когда «Ветреная красотка» остановилась, мы присоединились к друзьям. Все они изрядно переживали, даже внешне невозмутимый Ристон временами сжимал и разжимал кулаки.

– Поторопитесь, – скомандовал мир Террисель. – Доран не любит ждать!

С корабля спустили шлюпку.

– А разве вы не пойдете с нами? – Я вопросительно посмотрела на пирата.

– После нашей последней встречи Доран вряд ли будет рад меня видеть, – с кривой усмешкой сказал Кайрэн.

– К тому же, – добавил Аликор, – на борт Призрачного Фрегата могут подняться лишь те, кто идет за Знанием. Другим нет места на этом паруснике.

Мы с ребятами спустились по веревочной лестнице в лодку, и я порадовалась тому, что в путешествие мы отправились в брюках, так как они были более уместны в сложившихся условиях.

Парни взялись за весла, и шлюпка заскользила по темной воде к фрегату Дорана. С борта «Ветреной красотки» нас провожали долгими взглядами. Ремиз недовольно хмурился, а Кай с тоской смотрел нам вслед.

Ночь вступила в свои законные права, лишь на западе осталась тонкая золотисто-красная полоска солнечного света. Темные глубокие небеса были усыпаны мерцающими звездами и увенчаны двумя лунами. Парусник, залитый их оранжевым светом, казался мертвым и необитаемым. Был слышен скрип его снастей да плеск волн.

В шлюпке царило безмолвие. Я слушала встревоженное биение своего сердца, остальные с волнением смотрели либо вперед, либо прижимались друг к дружке.

С борта нам скинули веревочную лестницу, но того, кто это сделал, видно не было. Ристон полез первым, за ним вскарабкалась Лиссандра, я была пятой, а Андер шел последним. На палубе фрегата горели магические светильники. Мы стали озираться по сторонам. Внезапно из-за грот-мачты нам навстречу шагнула высокая деревянная фигура. Девчонки взвизгнули, а я пригляделась повнимательнее, узрела горящие синим светом глаза и потрясенно произнесла:

– Да это же голем… только деревянный, а не железный!

В глазах парней зажегся исследовательский огонек. Деревянный человек подошел к нам, и я, набравшись храбрости, объявила:

– Мы к господину Дорану!

Голем склонил голову и протянул широкие деревянные ладони.

– И чего ты ждешь? – не понял Ристон.

Деревянный человек стоял, не шелохнувшись, и что-то мне напоминал. Что-то знакомое было в его жесте, вот точно так же Арриен требовал снять амулеты, когда преподавал у нас в академии. Я решила проверить свою догадку и сняла все украшения. Не снималось только кольцо, которое мне подарил Шайн.

Голем не мигая смотрел на меня, поэтому пришлось ему объяснить:

– Это не снимается!

Деревянный человек кивнул и указал мне в сторону двери, ведущей на нижнюю палубу. Я понятливо последовала дальше. Оглянувшись по пути, увидела, что все ребята спешно снимают с себя амулеты и украшения.

Едва я подошла к капитанской каюте, как меня догнали Андер и Ристон. Девчонки торопились следом за ними, а Дарин и Нелика завершали наше шествие.

Темный постучал в дверь каюты, и она распахнулась перед нами. Пройдя внутрь, я первым делом увидела мужской силуэт, стоящий у открытого окна и освещенный лунным светом.

Каюта оказалась очень просторной, но когда мы все вошли в нее, то в нерешительности остановились у самого порога. Мужчина щелкнул пальцами, и по всей каюте вспыхнули десятки магических светильников. Я зажмурилась от их яркого света, а когда открыла глаза, то увидела, что напротив стоит молодой человек, на вид немногим старше нас. Его светлые волосы чуть отливали морской синевой, а глаза напоминали голубые небеса летним днем.

Парни поклонились богу водной стихии, да и мы с девчонками торопливо последовали их примеру, ибо глупо делать реверанс в брюках.

– Приветствую вас на своем корабле, молодые господа и юные сударыни! – Голос Дорана оказался мелодичным, будто журчащий по весне ручеек. – Вы пришли за Знанием?

Мы вразнобой закивали, а я запоздало поняла, что это уже четвертый бог Омура, с которым мне посчастливилось поговорить. «Интересно, – подумала я, – а кто-нибудь из друзей видел больше?» Огляделась и испуганно охнула – все ребята стояли, застыв, словно каменные изваяния. Потрясла Андера за плечо, но ответа не дождалась, поэтому перевела растерянный взгляд на Дорана. Он ответил на мой безмолвный вопрос:

– Не пугайтесь, госпожа, ваши друзья уже отправились на поиски своих Знаний.

– И долго они будут так стоять? – удивилась я.

– Стоять? – Блондин слегка нахмурился. – Вы правы, это негоже. – Он взмахнул рукой, и мои друзья, словно послушные куклы, шагнули к стенам, у которых располагались мягкие кресла. Я только-только сумела рассмотреть и понять, что стены и потолок в каюте выложены разнообразными ракушками, а на полу рассыпан морской песок.

Девчонки и парни по велению бога опустились в кресла. Я проследила за их передвижением и вновь обратила свой взор на Дорана.

– Интересно посмотреть на вас, юная госпожа. Трое моих родственников используют вас в своих играх, – произнес молодой мужчина.

– Я знаю, что мне уготована роль безвольной куклы в этих играх богов, – невежливо вскинулась я.

– Вы ошибаетесь, юная госпожа, вы уже не безвольная игрушка.

– А кто?

– О, этот вопрос вы зададите не мне.

– А кому?

– Узнаете со временем.

– Ну вот всегда так! Вечно вы, боги, не договариваете!

Доран улыбнулся в ответ и протянул мне руку:

– Ждать осталось недолго, потерпите еще чуть-чуть, а пока я задам вам один вопрос. – Он пристально посмотрел на меня.

Я согласно кивнула: мол, задавайте. Создатель поинтересовался:

– Вы действительно хотите получить Знание?

– Да, хочу!

– А если это будет не то Знание, которое вы ждете? – слегка приподнял золотистую бровь бог водной стихии.

Разочарованно махнула рукой:

– Да чего уж там… Я все равно пришла сюда, так что глупо отступать назад.

Доран улыбнулся:

– Тогда позвольте помочь вам?

Я приняла протянутую руку, и мужчина увидел кольцо Шайнера. Моей кисти тут же коснулся поток бурлящей воды, который попросту смыл это украшение. Доран принял кольцо и провел меня к свободному креслу в форме большой раковины. Вместо жемчужины там лежала бархатная подушка с золотыми кистями по краям.

– Закрывайте глаза, юная госпожа, и да придет к вам Знание, – послышался шепот, и будто морской прибой тихо запел мне колыбельную.

Глаза мои сами собой закрылись, и под тихий плеск океанских волн я уплыла в очарованный сон.

Открыла очи… и сразу же их закрыла, так как с небес светило яркое солнце. Испуганно охнула и опять распахнула глаза, когда поняла, что сижу верхом на лошади, боком в дамском седле.

– Сестренка, ты уснула на ходу? – ко мне подъехала Лиссандра.

– Лисса? – недоверчиво спросила я.

– Ну точно, уснула прямо в седле! – С другого боку от меня показалась Йена.

Кузины звонко рассмеялись, глядя на мое обескураженное лицо. Я осмотрелась – на дворе стояло жаркое лето. И этот денек выдался знойным, на небе хоть бы облачко пролетело.

Мы двигались по ровной мощеной дороге, по обеим сторонам которой раскинулись поля, засеянные золотистой пшеницей.

– Моя террина, вам нехорошо?

Я обернулась на голос и увидела Эльлинира. А он откуда здесь взялся? В панике заозиралась – эльф ехал впереди небольшого отряда, направляющегося к лиственному лесу. В отряде находились воины из Крыла и тетушка Ратея, которая с беспокойством посматривала на меня.

«Так, – сказала я сама себе, – сперва нужно успокоиться!»

– Нилия, – Эльлинир направил своего коня породы галдри в мою сторону, – вы устали? Скоро будет привал, а к вечеру мы достигнем Ро-веллы.

– Чего мы достигнем? – не поняла я.

– Родового гнезда ир Стоквеллов…

– Чьего гнезда?!

Взгляд эльфа стал обеспокоенным, кузины переглянулись, а тетушка подъехала ко мне. Эльлинир сделал знак рукой, и дружинники остановились.

– Милая моя, как вы себя чувствуете?

– Хорошо! Правда хорошо, просто отлично, – поспешила заверить я всех окружающих, ибо увидела, что они смотрят на меня, как на скудоумную. – Мы можем ехать дальше к ир Стоквеллам, – выдавила из себя улыбку и тронула поводья, посылая свою кобылку вперед.

Отряд снова двинулся по мощенной темным камнем дороге. Эльлинир и тетушка не спускали с меня пристальных взоров, а я глубоко задумалась о том, куда же меня отправил Доран.

Вся эта суета мне что-то сильно напоминала. Лес, в который мы въехали, был исхожен, и его пересекала широкая лента дороги. Все деревья кругом оказались увиты цветущими лианами, за кустами змеились многочисленные тропинки. Землю по краям дороги покрывал ковер зеленой сочной травы. Раскидистые древесные кроны давали приятную прохладную тень.

Чуть позже мы расположились на круглой полянке, посередине которой журчал студеный родничок. Пока мужчины занимались лошадьми, мы с кузинами присели в тени высокого каштана. Я медленными глотками пила ароматный взвар из деревянной кружки и смотрела в небо, скрытое за кроной дерева. И вдруг изумилась настолько сильно, что чуть было не выронила из рук кружку: в солнечных небесах пролетали два дракона, смарагдовый и агатовый. Они казались большими диковинными птицами, грациозно размахивающими крыльями. Их полет был стремителен, скор, но в то же время легок, плавен и ритмичен, будто необычайный завораживающий танец.

– О боги! Как они прекрасны! – восхищенно выдохнула я.

– Кто? – спросила рыжая, подняла голову и разочарованно протянула: – А-а-а, драконы… Так Ранделшайн близко, вот и летают. Скоро их еще больше будет.

Я позабыла вдохнуть от потрясения, поглядела на сестру и наконец поняла, что мне все это напоминает. Ну, конечно – наше прошлогоднее путешествие в Шепчущий лес!

– Нилия, – обеспокоенно обратилась ко мне Йена, – последний осей ты весьма странно себя ведешь. Тебе точно голову не напекло?

Я неопределенно пожала плечами и качнула головой, а Лисса с подозрением осведомилась:

– Ну и куда мы едем?

– В Шепчущий лес, – быстро высказала я свою версию и угадала, так как Йена кивнула. Лиссандра не отступила:

– Зачем мы туда едем?

– За венцом? – предположила я и опять угадала, втайне порадовавшись, что хоть это совпадает.

– К вечеру прибудем к ир Стоквеллам. Кузен обещал встретить и принять нас, – поведала рыжая.

«Кузен? Ир Стоквелл? Уж не Андер ли?» – про себя озадачилась я, а вслух осторожно поинтересовалась:

– Так Андер княжит в своем родовом замке? И он наш кузен?

Сестрицы с тревогой переглянулись, Йена сказала:

– Андер – наследник Номийского княжества и наш о-очень дальний родственник. Ты забыла, что мы зовем друг друга кузенами для удобства?

– А-а-а… Нет! Значит, Андер князь, Ро-велла – столица Номии, а кто правит Норуссией?

– Нилия! Ты в своем уме? – прошипела Лисса. – Какой такой Норуссией? Есть четыре независимых княжества: Номийское, Русское, Яльское и Зилийское. У каждого из них есть свои правители, но в данный момент они не воюют между собой. Мы живем в Номии, а учимся в Руссе. Помнишь хоть, как называется столица?

– Славенград! – выпалила я.

Кузины снова переглянулись между собой, рыжая кивнула, а блондинка, прищурившись, тихо полюбопытствовала:

– Нилия, а ты помнишь, что должна будешь сделать после того, как мы вернем венец, украденный феями у Мирисиниэль?

– Мм… отдать его тебе? – с некоторой опаской поинтересовалась я.

– Да! А еще что ты должна сделать?

– Поменяться с тобой местами во время обручения с Эльлиниром?

– Именно.

– Хоть об этом она не забыла! – со вздохом констатировала Лиссандра.

Наш разговор прервала тетушка, которая повелела собираться в дальнейший путь. Я напряженно раздумывала: «Что за Знание мне решил дать Доран? Это что за мир такой? Здесь не было войны за объединение Норуссии, и драконы Ранделшайна гордо летают в небесах. А еще Андер тут князь, и в его крае даже есть столица».

Солнце стояло в самом зените и припекало просто нещадно; мы выехали на луг, заросший крупными яркими цветами. Я безостановочно обмахивалась веером и возрадовалась, когда наш отряд достиг моста через Малазейку. В прошлый раз мы переходили ее вброд, а здесь, в этом мире, по обоим берегам шустрой речки раскинулся ремесленный городок. Чистые деревянные тротуары, небольшие ухоженные сады и огороды, резные заборчики вокруг них и бревенчатые избы, украшенные затейливой резьбой. Название городка было простым и емким – Малазейск. Тихое, спокойное место, которое, к моему сожалению, мы быстро миновали.

Дальше снова проезжали лиственный лес, копыта лошадей звонко стучали по булыжной дороге, которая оказалась весьма оживленной. Крестьянские телеги, крытые повозки, пешие, конные путешественники – разномастный люд торопился из города и в город.

К мосту через Оплянку мы подъехали уже к закату. Пока медленно продвигались по нему, я успела многое обдумать и понять, что раз Ранделшайн обитаем, то и Арриен жив. Мне захотелось узнать все подробности, но спрашивать я не рискнула. Эльлинир и так не сводил с меня встревоженного взора. Я незаметно отогнула рукава платья и с ужасом увидела, что обручальных узоров на мне нет. Да и длинные рыжие волосы говорили о том, что я нахожусь в иной реальности. Попыталась успокоиться и огляделась. Наш отряд двигался через лес, заросший драконьими соснами, и закатные лучи высвечивали каждый ствол, каждую ветку, окрашивая их в прозрачно-желтый цвет. Дорога, сотворенная из алатырь-камня, делала путешествие радостным и солнечным, наполняя каждое его мгновение загадкой и тайной.

На высоком холме возник город Ро-велла – столица Номийского княжества, которое в моем мире давно перестало существовать. Перед городом раскинулось огромное озеро, блистающее в свете вечернего солнца, а на верхушке холма располагался замок, окруженный зубчатой стеной. Ро-велла встретила нас шумом. Сам город напоминал Славенград, такой же неспокойный, большой, суетливый. Домики хоть и одноэтажные, но все чистенькие, беленькие, а вокруг них – ухоженные садики. Дальше располагались кварталы ремесленников и лавочников, а за ними следовал район с домами побогаче. То что здесь называли нижним городом, отличалось от того, что мне доводилось видеть раньше. Здесь также располагались высокие, в три-четыре этажа, здания муниципалитета, библиотек, гостиниц. Также нашим взорам предстали площади со скульптурами, фонтанами и магазинчиками. Ввысь взлетали купола храмов, а пятачки скверов радовали глаз смарагдовой зеленью и пестротой цветочных клумб.

Замок привлекал внимание тремя белокаменными башнями, на главной из них реял красно-зелено-серебристый флаг с изображенной змеей посередине. Крепостная стена выглядела древней, монументальной и крепкой. Такую не пробьешь с первого раза. Никаких изысков – барельефов, узоров на ее поверхности не было. Просто твердый гранит и ничего лишнего.

В ворота нас пропустили, едва мы достали въездные грамоты, и я осмотрела внутренний двор. Было видно, что свое родовое гнездо ир Стоквеллы неоднократно перестраивали. Здесь смешивались разные эпохи и стили, различные пристройки прежних и нынешних владельцев. Стрельчатые высокие окна и узкие бойницы, изящные балконы и внушительные галереи, вычурные арки и крепкие двери – все невообразимо сочеталось в этом творении неведомых зодчих.

В главном зале на массивном мраморном троне сидел Андер. Жезл в его руках и венец на длинных светлых кудрях смотрелись как-то нелепо, а мантия с мехом горностая явно не способствовала улучшению настроения парня этим душным летним вечером. Когда молодой князь увидел нас, он выпроводил всех своих советников, отбросил в сторону жезл, снял мантию и резво кинулся к нам.

– Девчонки! – крикнул и осекся, потому что разглядел за нашими спинами и Эльлинира. Оглянулся на оставленный венец, сник, но собрался и торжественно проговорил: – Добро пожаловать в Ро-веллу, сударь мир Тоо’Ландил!

Эльф склонился в легком поклоне – все-таки перед ним стоял не абы кто, а наследный князь Номии.

Когда все формальности были соблюдены, нас развели по комнатам, дабы мы могли отдохнуть с дороги. Я погрузилась в подготовленную для меня ванну, но долго усидеть в ней не смогла. Все порывалась отправиться на поиски замковой библиотеки, чтобы узнать, нет ли в ней книг о Ранделшайне и его князе.

Две служанки молчаливо помогали мне собраться к намечающемуся ужину. Я не выдержала и полюбопытствовала:

– А не скажете ли вы мне, любезные, часто ли у вас гостит князь Ранделшайна?

– О-о-о! Бывает… гостит, – выдохнула одна из девиц.

– И он такой, такой… – начала другая, но я ее перебила:

– А что еще вы можете рассказать о нем?

– Он сильный…

– И могущественный волшебник…

– А еще? Что еще вам известно?

– Он женат и у него есть дети.

На меня будто ушат ледяной воды вылили – Шайн женат! У него есть дети!

– Да, его жена красавица Мирана, а наследник Нойрран тоже очень красивый, и он часто бывает в Ро-велле…

– Я поняла! Вы свободны! – резко оборвала разговор.

Служанки испуганно попятились к двери и бесшумно скрылись за ней. Я до боли прикусила губу, чтобы не разрыдаться в голос. Выглянула в распахнутое окно – внизу шумел город, в небесах зажигались равнодушные звезды. Свежий ветерок охладил мое раскрасневшееся лицо.

Раздался короткий стук в дверь и в комнату ворвался сквозняк, взметнувший подол моего платья. Оглянувшись, я увидела, что в дверь вползает нагиня. Поклонившись мне, полузмея представилась:

– Госпожа Нилия, я местная домоправительница Ирвия. Скажите, эти неуклюжие девчонки вас обидели?

– Что? А-а-а… нет! Просто я решила, что сама закончу свою прическу, – справившись с чувствами, отозвалась я.

– Хорошо, но я пришла вам сказать, что князь Номийский и ваши кузины уже ждут вас в малой портретной галерее.

– Я готова. Вы меня проводите? – Спешно заколола две последние прядки, выбившиеся из прически, и посмотрела на нагиню.

Полузмея с поклоном попросила меня проследовать за ней.

Темные извилистые коридоры замка освещались магическими светильниками, отбрасывающими причудливые тени в укромных нишах и мрачных уголках за большими вазами, скульптурами и развешанным по стенам оружием, древними копьями, алебардами и щитами. В одной из крытых галерей на стене находился старинный меч. На его клинке были видны бурые следы. Я невольно остановилась и подошла ближе. Белое серебро, цветочный орнамент на гарде и два цветка победилуса на ее концах с мелкими алмазами, словно капельками росы. Приподнялась на цыпочки, чтобы рассмотреть клеймо мастера.

– Карделл? – изумленно шепнула я.

– Да, это Богдар. Вы должны помнить, госпожа, что именно этим клинком князь Рогар заколол предателя Милослава!

Я шумно выдохнула и спросила:

– Но ведь Богдар принадлежал Милославу?

– Принадлежал, но в пылу сражения он выпустил меч из своей руки, а наш доблестный князь воспользовался этим и заколол Милослава.

Я только лишь покачала головой и невесело усмехнулась:

– И теперь Богдар пылится здесь, а не поет на поле битвы…

– Ничуть не пылится! Рукоять ежедневно протирают, а клинок зачарован от пыли, дабы кровь предателя сохранилась на нем и напоминала князьям Номии о славной победе их предка.

– Понятно. – Я направилась дальше.

В малой портретной галерее меня ожидали кузины и слегка изменившийся Андер. Царственным жестом парень отпустил домоправительницу, а Лисса, прищурившись, смотрела на меня.

– Что? – не поняла я.

– Да вот мы с Йеной думаем, что не только тебе, но и кузену сегодня голову напекло.

– Отчего вы так решили? – Я хмуро поглядела на друга.

– Ты представляешь, какую глупость он сказал? – возмущенно посмотрела на него Йена. – Что он, наследный князь Номии, хочет обучаться в Славенградской академии на боевого мага! Представляешь? – со смешком сообщила Лиссандра.

Я перевела взор на Андера; парень робко вглядывался в мое лицо.

– А разве плохо, что кузен хочет обучаться с нами? – необдуманно полюбопытствовала я.

– Нилия, ты совсем сдурела? – Рыжая выразительно постучала себе по лбу, а Йена проговорила:

– Что значит с нами? Сестрица, ты в Златограде обучаешься в местной академии, созданной специально для высших целителей.

– Вот как? – ошалело моргнула я.

– Эй, ребята, вы чего? – Лисса с тревогой переводила свой взор с меня на парня, а он вдруг подпрыгнул и заявил:

– Мы с Нилией так шутим! Ха-ха! – Блондин схватил меня за руку и потянул прочь, на ходу прокричав ошарашенным кузинам: – Мы скоро! Встретимся в трапезной!

В коридоре он втянул меня в какую-то нишу, задернул шторку и радостно сообщил:

– Нилия, это я. Я! Понимаешь?

Я сразу все поняла и бросилась на шею другу:

– Андер! Шайн женат… А-а-а!

– Тихо! – Парень прижал меня к себе и погладил по голове. – Да и не женат он вовсе.

– Что? – на миг отстранилась и с надеждой посмотрела на друга.

– Так, давай все по порядку, – предложил Андер.

– Давай! Ты думаешь, что это Доран нас сюда отправил? И почему только нас с тобой? – Я пыталась успокоиться и рассудить здраво обо всем, что происходит.

– Вероятно, за Знанием нас сюда и направили: мол, хотели – получите, – невесело усмехнулся друг. – Я уже здесь сижу целых два дня и пытаюсь понять, к чему мне все это? Здесь нет стационарных порталов и магической почты, зато живы мои родители. Да! Представляешь, открыл глаза, а мне матушка с батюшкой из кареты машут! Я едва за ними следом не бросился, да венец и эта мантия хмарова помешали.

– Вот уж новость!

– И более того, мои родители в этом мире управляют Номией. А я наследный князь, Повелитель нагов.

– Но здесь есть и люди!

– И люди, и другие расы, но Ро-велла – город нагов. У меня первый советник сам Сэмтер ир Стоквелл! А с его сыном мы вместе обучаемся общим наукам.

– С Лерианом?

– Нет, Лериан старший, а этот младший. К тому же у нагов по три или четыре жены.

Я недоверчиво посмотрела на собеседника, медленно осмыслила услышанное и проговорила:

– Сумасшедший мир! Я до сих пор не пойму, куда еду и зачем.

– Поясню, что уразумел сам. Ваш венец украли феи, когда Мирисиниэль бежала из Астрамеаля. Потом она встретила Рейна и пообещала эльфам, что отдаст замуж за потомка Миринора мир Корфуса свою внучку, а ваша бабушка, которая и стала этой самой внучкой, нарушила соглашение…

– Давай догадаюсь, – мрачно оборвала я рассказ блондина. – Бабушка пообещала выдать эльфам свою внучку – меня?

– Эльлинир выбрал тебя!

– Ладно, а дальше что?

– Вас пригласили в Шепчущий лес сами феи, но с условием, что пойдете вы через Ранделшайн, только в этом случае они вернут вам венец.

Пока я обдумывала эти слова, Андер продолжал:

– Думаешь, мне легко? Оказывается, я князь, а не боевой маг! Сижу в четырех стенах, ко мне в замок приходят учителя… Знаешь, кто мне преподает боевую магию?

– Кто? – озадачилась я, а потом ахнула: – Не может быть!

– Может! Только я его еще не видел. Слышал, что у Арриена есть двое детей и…

– И жена, – тихо прошептала я.

– Не жена. А признанная любовница, мать его детей.

– Будто есть разница!

– Говорят, есть. Мне Лериан объяснял, ведь у него таких любовниц целых две.

– Сумасшедший мир, – повторила я.

– Не то слово, – эмоционально отозвался парень.

– И что нам теперь делать?

– Знание получать, – уныло хмыкнул друг.

– Думаешь, как только мы поймем, зачем нас отправили сюда, то сразу же вернемся домой? – с надеждой поинтересовалась я.

– Да, я так думаю.

– Только как мне пережить встречу с Шайнером, который в этом мире чужой для меня? – Я снова до боли прикусила губу.

Андер обнял меня крепче и шепнул:

– Держись!

– Постараюсь…

– Пойдем в трапезную. Я здесь должен присутствовать на каждой трапезе, начиная и заканчивая ее в отсутствие родителей.

– А куда они уехали?

– В Бейруну на летний праздник. Кстати, здесь Бейруна независимый город, но мы с тамошними правителями в дружеско-соседских отношениях.

В богато украшенной трапезной уже собрался народ. Андер гордо прошествовал и сел во главе стола, заставленного большими блюдами с различными кушаньями и серебряными кубками, инкрустированными самоцветами, которые таинственно искрились в свете сотен свечей. Сквозь раскрытые окна в зал проникал свежий летний ветерок, играя с пламенем свечей и шевеля кисти на узорчатой скатерти.

Пол в трапезной был покрыт светлым наборным паркетом, кругом висели картины в позолоченных рамах и искусно вытканные гобелены, изображающие различные яства, пробуждающие аппетит. Даже я захотела ужинать при виде разнообразия блюд на столе. Сидела я по левую руку от Андера, а напротив расположился Сэмтер. Кроме него за столом присутствовал и Лериан, который лишь равнодушным кивком приветствовал меня.

Эльлинир сидел чуть поодаль и не сводил с моего лица жадного взора, отчего мне даже захотелось предложить ему плотно откушать, ибо негоже смотреть столь голодным взглядом на скромную девицу. Сдержалась…

Едва трапеза закончилась, эльф все порывался проводить меня в опочивальню, но Андер с поистине княжеским величием предложил гостю не утруждаться, а передохнуть после обильного ужина.

Древние галереи замка хранили прохладу сырых камней, по ним гуляли сквозняки, слышались шуршащие звуки и прятались ломаные тени, порой выступая из укромных ниш, а порой отступая в потаенные углы.

Мы быстрыми шагами следовали по каменной твердыне ир Стоквеллов. Я ни о чем не спрашивала друга, а покорно следовала за ним. Крутые лестницы, крытые галереи, извилистые коридоры – я потеряла им счет. И вот очередная винтовая лестница в сто ступеней, и мы вышли на залитую лунным светом крышу. Андер присел между ее холодных зубцов, растущих словно гигантские зубы и отмечающих край. Я встала рядом с ним. Внизу во всей своей красе раскинулась Ро-велла – гордая, прекрасная, великодушная. С одной стороны у города блистало озеро, а с другой столицу Номии огибала широкая лента полноводной Оплянки, которая несла бурные воды к самому морю.

Чуть вдали шумел сосновый лес, а на фоне чернильных небес вырастали снежные горные пики.

– Вот туда ты и отправишься завтра, а я здесь останусь, – с тоской произнес Андер.

– Я бы лучше осталась с тобой, – вздохнула я.

С небес глядели на нас сверкающие звезды. Эти очи подмигивали нам, будто хотели поведать божественную тайну.

В безмолвии ночи мы не понимали этих загадочных знаков, а просто стояли и смотрели вниз, наслаждаясь спокойствием короткой летней темноты и с тревогой ожидая нового утра…

Полуденная жара следующего дня обрушилась внезапно, стоило нам только покинуть гостеприимный бор и ступить на луг. Дорога темной полосой убегала к горам, теряясь где-то между ними. В траве стрекотали насекомые, в воздухе жужжали пчелы, а одурманенные жарой бабочки мелькали перед самыми лицами. Впрочем, луга я любила – их летнее разнотравье дурманило голову, заставляя забыть о проблемах.

На привале просто легла на траву и вдохнула пьянящий аромат раскаленной земли. Лисса и Йена суетливо махали веерами, тетушка тяжело дышала. Один только эльф из всего нашего отряда казался свежим и полным сил. Он присел рядом со мной, долго и вдумчиво изучал мое раскрасневшееся от жары лицо, а после спросил:

– Моя террина, вы готовы посетить Ранделшайн и познакомиться с его князем?

– А разве мы не обогнем город драконов? – испуганно спросила я, приподнимаясь на локтях.

– Милая моя, город обогнуть нельзя. К тому же князь мир Эсморранд будет ожидать нас. Владыка заранее предупредил его о нашем приезде.

– Вот уж новость! – сникла я.

Хвала богам, в Ранделшайн нам предстояло отправиться только утром, а ночь мы должны были провести в таверне, которая располагалась в Ласточкином ущелье.

Сам проход я помнила хорошо, но в этом мире в нем дышалось очень легко и свободно. Отвесные скалы уходили под самые небеса, которые отливали кристальной синевой. Лучи солнца скользили по серому камню, высвечивая множество ласточкиных гнезд. Птицы с криками носились по ущелью, оживляя его каменные стены.

– Теперь я понимаю, отчего эти горы назвали Поднебесными, – сказала Лиссандра, запрокинув голову кверху.

Я всю дорогу любовалась пролетающими по небу драконами. Эти великолепные создания проносились над нами и вызывали искреннее восхищение своими грациозными движениями. Никогда бы не подумала, что такие громадины способны так легко передвигаться!

Утром проснулась еще затемно и, не желая завтракать вместе с Эльлиниром, сбежала вниз, попросила у хозяина сдобу и в одиночестве отправилась на улицу. Я помнила, что где-то рядом находились площадки со статуями. Небо на востоке уже окрасили теплые розовые лучи, в то время как на западе все еще сияли холодные звезды. На улице было прохладно, и я плотнее запахнула на груди вязаную накидку.

Лестница начиналась неподалеку от таверны. Ее верх терялся в туманной утренней дымке. Я медленно поднялась, рассматривая искусные барельефы, высеченные прямо в скальной стене. На площадке дул ветер, но народу было немного; мужчина наполнял родниковой водой фляги, а две женщины с ребенком стояли у резных перил с краю.

Когда подошла моя очередь и я наклонилась над каменной чашей, которую держал дракон, с удивлением поняла, что вода, бьющая из источника, живая. Пахла водица разнотравьем летних лугов, а по вкусу напоминала спелые фрукты.

Придя на площадку с каменной ласточкой, сидящей на гнезде, я заметила, что солнце уже выкатилось из-за горизонта. Села на скамью, наслаждаясь прохладным утром, и, слушая ласточек, медленно съела прихваченную сдобу. Рассветные лучи играли на камнях, вырисовывая особенным образом плавные линии барельефов на стенах, блистая самоцветами в искусных мозаиках и выплетая кружево синих теней по углам площадки. Пока я любовалась этой таинственной игрой света и камня, на площадку прибежала ватага ребятишек. Верховодила ими растрепанная девчушка лет десяти. Она командовала мальчишками, смело раздавая им тумаки. Когда пришла пора играть в прятки, малышка вызвалась водить первой. Она села на скамью рядом со мной и принялась громко считать. Ватага рванула на следующую площадку, и я невольно вздрогнула – именно там в моем мире обитали арахниды.

– Тебе холодно? – перестав считать, полюбопытствовала у меня девчушка.

Я с удивлением поняла, что вижу рядом с собой маленькую драконицу, и, справившись с нахлынувшими чувствами, ответила:

– Нет, мне не холодно.

– Я видела, что ты дрожала. – Пальчик с обгрызенным ногтем обличающе указал на меня.

– Просто вспомнила кое-что не очень хорошее…

– Нехорошее? Мой батюшка говорит, что все нехорошее уходит, а хорошее остается.

– Мудрый человек – твой батюшка.

– Он не человек, а дракон.

– Извини, я привыкла говорить – человек, вот и ошиблась.

– Ничего страшного, все мы ошибаемся, так тоже говорит мой папенька.

– Умный у тебя родитель.

– А у тебя разве не такой? – изумилась малышка.

– Умный, добрый и самый любимый, – улыбнулась я, вспоминая батюшку. – А еще он смелый, отважный, заботливый и нежный.

– Ого! Ты любишь своего папеньку!

– Очень!

– И я очень. Только мой батюшка все время занят, поэтому мало времени уделяет мне, – вздохнула собеседница. – Кстати, мое имя Эльлиррина, но ты можешь звать меня просто Риной.

– А я Нилия, – протянула руку девочке.

– Будем знакомы, – важно пожала мою ладонь маленькая драконица.

– Ты живешь в Ранделшайне?

– Да, а ты где?

– В Тихом Крае, это в Номии, – ответила я, вспомнив, что раньше именно так называлось Западное Крыло.

– Твой папенька воин?

– Воин и воевода в гарнизоне, а твой?

– Мой… А ты никому не расскажешь? – доверчиво поглядела на меня Рина.

– Не расскажу, – заверила ее я.

– Мой батюшка, – шепнула девочка, обняв меня за шею, – он князь Ранделшайна.

Вдохнула, а выдохнуть так и не смогла. Расширившимися глазами я всматривалась в Рину и с трепетом пыталась увидеть знакомые черты. Глаза! У малышки были глаза Шайна! Прерывисто всхлипнула.

– Ты чего? – удивилась моя маленькая собеседница.

– С-соринка в глаз попала, – пролепетала я.

– Давай погляжу… Я драконица, и у меня зрение лучше, чем у тебя, – серьезно предложила девчушка.

Я протерла глаза, глубоко вдохнула, попыталась успокоиться и пробормотала:

– Все прошло… кажется.

– Ну, смотри сама, а то я бы помогла.

Ответить я не успела, так как на площадку, закрывая солнце, опустилась крылатая тень.

– Ой, это за мной! – Рина испуганно оглянулась в поисках лазейки для побега.

Я подняла голову и увидела сапфирового дракона. Хвала богам, это был Виртен, а не Шайнер. Младший братец моего любимого опустился на площадку, и с его спины спрыгнула Арри.

– Эльлиррина, вот ты где! – сразу заметила она маленькую беглянку.

– Ну здесь я, – передумала прятаться девочка.

Я посмотрела на Вирта, а он, не меняя ипостаси, косил на меня заинтересованным глазом, в то время как Аррибелла пыталась поймать Рину.

– Пойдем скорее, скоро в город прибудут важные гости! Не заставляй Шайна краснеть за тебя, – говорила Арри.

– С чего бы это папуле краснеть за меня? – уперла руки в бока и возмущенно поглядела на свою тетушку Рина.

Аррибелла ловко ухватила проказницу за ухо.

– Пойдем уже, сорванец в юбке! Тебе еще нужно успеть принять ванну и принарядиться.

– Не хочу я наряжаться! – Девочка сделала безуспешную попытку вырваться, но сестрица Шайнера держала ее крепко.

– А как ты намерена встречать важных гостей?

– Очень мне надо встречать какого-то там эльфа и его невесту!

– Пойдем! – Терпению Арри наступил конец. Она стремительно усадила Рину на дракона и сама ловко запрыгнула ему на спину.

Девочка помахала мне напоследок, и я ответила ей, чувствуя, что по моим щекам текут горькие слезы безграничного отчаяния.

Оглавление

Из серии: К чему приводят девицу…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги К чему приводят девицу… Путешествия с богами (А. А. Рассохина, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я