Часовая башня
Наталья Щерба, 2012

Мир Эфлары спасен, но самая важная тайна часовых ключей так и не разгадана: всем ключникам придется отправиться во Временной Разрыв, чтобы найти легендарный Расколотый Замок. Проснется ли фея Диана от вечного сна, поступит ли Василиса в часовую школу и что случится в замке Змиулан в канун самого большого часодейного праздника, рассказывается в третьей книге серии фэнтези «Часодеи».

Оглавление

Из серии: Часодеи

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Часовая башня предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 5

Праздник

В Тронной Зале собралось много народу. Здесь тоже висели гирлянды из живых цветов — роз, лилий и хризантем, но свечей и светильников было гораздо больше, — потолок, стены и даже мозаичный пол — все было в ярких, разноцветных огнях. Но первый взгляд входящего в залу приковывали к себе Троны — серебряные кресла с очень высокими спинками. Они так блестели, что затмевали собою все остальное.

Василиса сразу приметила Нортона-старшего, стоявшего в окружении Елены, Мандигора и еще каких-то незнакомых людей. Девочка не решилась подойти к отцу, опасаясь, как бы ее ухо опять не пострадало. Но тот вдруг сам поманил ее повелительным жестом.

Лишь только она подошла, Елена смерила ее уничижительным взглядом и губы ее скривились — ну конечно, после долгого сидения на подоконнике платье Василисы изрядно помялось. Зато Мандигор прямо-таки воссиял лицом и широко улыбнулся девочке.

— Рад вас видеть, маленькая госпожа, — приветливо произнес он.

Елена шумно вздохнула, отчего ее грудь произвела сильное волнообразное движение. Василиса невольно скосила взгляд на ее декольте, пытаясь разглядеть тот самый, «тайный» шрам. Но девочку отвлек голос отца:

— Будь добра, останься в этой зале. Скоро вас всех позовут наверх… А, вот и наши Драгоции.

К ним подходили Захарра, Рок и еще один, неизвестный парень. Все они выглядели нарядно, хотя были полностью одеты в черное.

Нортон-старший представил их всех Мандигору и Елене. Неизвестный парень оказался Войтом Драгоцием.

Конечно, он заинтересовал Василису, ведь именно про него, как одного из самых старших учеников Астрагора, рассказывала Захарра. Если Рок напоминал тощую и неприятную ворону, то Войт, наоборот, излучал силу, обаяние и недюжинное здоровье, — он больше походил на румяного бычка — среднего роста, с очень развитой мускулатурой. Его крупную голову покрывали жесткие курчавые завитки. Вопреки внешности этакого амбала, его глаза смотрели зло, надменно и цинично, и этот пристальный взгляд, лишь на мгновение задержавшийся на Василисе, ей совсем не понравился. Впрочем, Войт смотрел таким же образом на всех, — казалось, ему претит быть в этой зале и он бы с удовольствием покинул собрание, но вынужден стоять здесь и терпеть… Терпеть этих мерзких людей.

— Не разглядывай его так. — Захарра дернула Василису за пояс платья. — Он этого страшно не любит.

Впрочем, Нортон-старший пригласил Рока и Войта следовать за собой. Издалека Василиса видела, что на выходе из залы к ним присоединился Фэш. Как и остальные Драгоции, он тоже был одет во все черное. Василиса огорчилась, что мальчик даже не посмотрел в ее сторону. Мог же хотя бы кивнуть издалека?

— Завтра в школу, — неожиданно произнес Мандигор, возвращая ее к действительности. — Вы рады этому, маленькая госпожа?

К счастью, Елена уже направились к группе нарядно одетых людей, и они остались втроем — Мандигор, Василиса и Захарра.

— Теперь вы сможете стать часовщицей, — продолжал несносный лысый, и в голосе его звучало подобострастие. — И прославить род Огневых. Да и ваш брат Норт наконец-то сможет открыто ходить в мою школу… Ах, вы же не знаете, — поспешно добавил он в ответ на изумленный взгляд девочки. — Я пребываю в должности директора Темночаса вот уже много лет.

— Вы не расскажете нам, господин директор, как новички попадают в вашу школу? Мы немного переживаем из-за этого приемного испытания… — Захарра мило улыбнулась, всем своим видом выражая добродушие и кротость.

Василиса, хоть и не питала добрых чувств к Мандигору, тоже решила послушать. Но лысый директор лишь покачал головой.

— К сожалению, я связан клятвой долга и не могу открыть вам секрет нашего лабиринта. Но могу посоветовать — не волнуйтесь. Успех испытания будет зависеть только от вашей сообразительности.

Он поклонился девочкам и быстро отошел в сторону.

— Ну вот, теперь я действительно стала волноваться, — задумчиво произнесла Захарра. — Ну и совет…

— Хорошо, что он наконец-то ушел, — вздохнула Василиса. Сейчас ей не хотелось думать о школе и предстоящем испытании, потому что ее голову занимали совсем другие мысли.

— Как ты думаешь, куда мой отец повел всех ваших?

— На совещание, конечно! — ответила Захарра. — Я слышала, что скоро всех ключников пригласят в Змиулан, чтобы совершить первый поход во Временной Разрыв. Это будет где-то в ноябре.

— Все должны будут идти, да?

— Конечно. Неизвестно же, кто из нас сможет найти часовую…

Захарра косо взглянула на нее и вдруг рассмеялась:

— Послушай, какой у тебя смешной наряд!

— Почему это?! — оскорбилась Василиса.

— Ты похожа на куклу. — В глазах у девочки заплясали смешинки. — Даже волосы не растрепанные, как обычно, а какие-то прилизанные.

Мысленно Василиса прокляла всех фей на этом свете, вместе взятых. Но улыбнулась:

— На себя посмотри! Ты сама как кукла.

И действительно, сегодня на Захарре было надето черное платье с корсетом, расшитым черным и белым бисером, а свои короткие волосы девочка аккуратно зачесала за уши.

— Что поделать, иногда приходится одеваться по-дурацки, — Захарра философски пожала плечами. — Если честно, мне уже так надоел этот праздник! А ведь он еще толком не начался… Не спорю, здесь очень красиво, — она обвела рукой Тронную Залу. — Столько свечей… Но скучно, ведь здесь одни взрослые и нам все равно нельзя ни с кем разговаривать. Ты знаешь, что всем этим людям запрещено обращаться к нам? За этим строго следит ваша охрана.

Василиса действительно ловила на себе заинтересованные взгляды, но никто из гостей не осмеливался заговорить с ними.

— А где ты видишь охрану? — она с любопытством огляделась, но не увидела никого, похожего на охранника.

— Они же невидимы, — рассеяла ее сомнения Захарра. — И знаешь, иногда ты меня очень удивляешь. Понятно, ты же выросла в другом мире, где наверняка нет невидимых стражей, сокрытых собственными крыльями… Но вот смотри, возле дверей стоит смешной толстый чудак в шляпе-котелке. У него еще очки с большими стеклами, видишь? Уверена, что это часодейная вещь. И через эти очки можно увидеть тех, кто невидим.

Василиса скосила глаза и увидела странного типа в длинной черной мантии и очках с толстыми голубыми линзами — он делал вид, что заинтересован появлением столиков с едой и напитками.

— Не смотри на него в упор, — вновь одернула ее Захарра. — Ты совершенно не умеешь действовать исподтишка… Это явно шпион, может быть даже наш.

Василиса притихла, про себя решив вообще больше ни на кого не смотреть. Но Захарра вдруг озорно улыбнулась.

— Эх, я бы сейчас как свистнула! Вот было бы смеху!

— А ты умеешь свистеть? — с любопытством спросила Василиса.

Захарра развернулась к ней всем телом.

— Вот это да?! Маленькая Огнева не умеет свистеть?

— Почему это маленькая? — возмутилась девочка. — Ты старше меня всего на год!

— Но ведь старше! — не унималась Захарра. — И умею свистеть… Кстати, — она понизила голос, — луноптахи лучше всего запоминают свист. Поэтому тебе просто необходимо этому научиться, чтобы выдумать особенный сигнал.

Василиса задумалась, какой бы именно сигнал подошел бы ее будущему лунопташку, поэтому не заметила, как подошел Фэш.

— Меня послали за вами, — быстро произнес он, одновременно с этим выискивая взглядом кого-то в зале. — Идите в Северную башню… А мне еще надо найти эту Резникову.

Он сморщил нос, быстро кивнул сестре и молниеносно скрылся в праздничной толпе, — как ветерок пронесся.

У Василисы пропал дар речи. Он же с ней даже не поздоровался! Ведь даже старших рядом не было, поэтому вполне можно было буркнуть: «Привет». Да она сама хороша — ни слова не сказала… Ну и что же выходит? Неужели Фэш действительно решил перестать общаться с ней, да и с Ником, наверное, тоже…

— Послушай, а ведь в Северной башне живет твой отец? — вывела ее из огорченного состояния Захарра.

— Да-да…

— Тогда лучше пойти побыстрее.

Они молча поднимались по винтовой лестнице, ведущей в покои Нортона Огнева. Василиса заметила, что ступеньки были сделаны из того же коралла, что и основные стены замка, и даже слабо светились в темноте. Наверное, именно по этой причине здесь вообще не было факелов, девочки шли медленно, боясь оступиться.

Наконец они очутились на верхней лестничной площадке и сразу увидели приоткрытую дверь. Захарра неожиданно оробела, и Василисе пришлось пройти в комнату первой, хотя ей самой вдруг стало не по себе.

Дело в том, что Василиса никогда не была в Северной башне, хотя эту комнату она прекрасно знала: диван, накрытый серебристо-синим плюшем, шкуру медведя в бело-рыжих подпалинах и — часы-замок на стене. Неожиданно со всей ясностью девочка вспомнила свое посвящение, когда огромный полупрозрачный циферблат с золотыми цифрами показал, что у нее высшая степень часодейства. Все это происходило именно здесь, в гостиной, каким-то образом перенесенной отцом на другую планету.

— Заходите, — поторопил Нортон-старший. Видя, что Василиса не реагирует, Захарра ощутимо подтолкнула ее в спину.

С разных сторон дивана сидели Рок и Войт. Первый едва поднял руку в знак приветствия, а Войт лишь поджал губы.

— Мы будем вызывать всех ключников по очереди, — начал Нортон-старший. — Так как Захарра Драгоций только недавно стала железной ключницей, поэтому мало знает остальных ребят, она останется с нами на время всех предстоящих бесед. — Он указал ей на диван, и девочка поспешила сесть между братьями.

— А ты, Василиса, присаживайся в это кресло.

Она подчинилась и сразу же оказалась под перекрестием взглядов. — Где-то в ноябре мы все соберемся в Змиулане — для того чтобы решить, откуда нам лучше стартовать, — начал своим низким голосом Рок. — Гадательное зеркало подскажет нам верное решение…

— Мы не знаем, удастся ли нам хоть что-нибудь найти во Временном Разрыве, — взял слово Нортон-старший. — Поэтому самые большие надежды возлагаем на ту, в чьем сердце поселилась синяя искра.

Василиса смутилась — все, даже Захарра, глядели на нее в упор и явно ждали от нее какой-нибудь реакции.

— А что мне надо будет сделать?

Войт громко и пренебрежительно хмыкнул, всем своим видом выражая неодобрение. По всей видимости, ему очень не нравилось то, что синяя искра принадлежит Василисе, а не Астрагору.

— Просто слушай свое сердце, — спокойно произнес отец. — И может быть, ты услышишь отголоски времени, давно ушедшего из Расколотого Замка.

— К счастью, вы все обладаете часовыми Ключами, — продолжил он. — Каждый из них крепко связан с одной из комнат, которые находятся в этом замке. Поэтому есть надежда, что один из них обязательно укажет нам путь к замку.

— Ты должна пристально следить за своим ключом, девчушка, — холодно добавил Войт. — В нем заложены сильные часоводы.

— Да, я знаю, — вежливо кивнула Василиса.

Почему-то ее ответ разъярил Войта Драгоция.

— Знаешь? — усмехнулся он, едва разжав губы. — Да что ты можешь знать, глупая?! Черная Королева помешалась умом, когда решила доверить тебе Стальной Зубок!

Он вскочил с места. От испуга Василиса вжалась в кресло, с силой вцепившись в его подлокотники.

— Полегче, уважаемый Драгоций, — холодно произнес Нортон-старший. — Ты разговариваешь с наследницей рода Огневых. Я бы никогда не позволил говорить в таком тоне с твоими детьми, которые, надеюсь, у тебя когда-нибудь будут, Войт Драгоций.

Но Войт послушался не сразу: он долго смотрел в глаза Нортону-старшему, но все же сел. По-видимому, отец Василисы все-таки пользовался некоторым авторитетом в замке Змиулан.

— Прошу меня простить, — пробормотал Войт, одновременно кидая лютый взгляд на Василису.

Девочке показалось, что через этот взгляд на нее посмотрел сам Астрагор. Она даже тряхнула головой, чтобы отогнать неприятное впечатление, но все равно у нее мурашки так и забегали по телу.

— Да, у ЧерноКлюча сильные часоводы, — невозмутимо продолжил Нортон-старший. — Поэтому мы все ждем от тебя многого, Василиса. И надеемся, что именно с твоей помощью мы найдем Расколотый Замок.

— Я буду стараться, — едва слышно произнесла девочка, все еще напуганная поведением одного из братьев Драгоциев. Ей хотелось поскорее уйти из этой комнаты. Тем более что Войт не сводил с нее угрюмого немигающего взгляда, словно пытался просканировать ее мозг.

— В таком случае, мы тебя больше не задерживаем. Желаю удачи завтра в школе.

Уже на выходе из башни Василиса вспомнила о том, что еще не спросила у отца по поводу разрешения пожить в Лазоре. Но и момент был неподходящий. Оставалось дождаться отца в праздничной зале. Жалко, что Захарре тоже пришлось остаться в Северной башне…

* * *

Вот уже целых два часа Василиса стояла возле дерева с желтыми лимонными цветами и делала вид, что поглощена лимонадом в бокале. На самом деле она незаметно наблюдала за Нортоном-старшим. Она ждала удобного момента. Отец пожелал ей удачи завтра, и это значит, что уже сегодня он уедет, как обещал. Надо обязательно переговорить с отцом, иначе ей придется жить в Рубиновом Шпиле, под присмотром самой Елены Мортиновой. Но, как назло, вокруг отца все время крутились какие-то люди, и девочка не решалась подойти к нему. Василиса и сама чувствовала повышенное, напряженное внимание людей к своей персоне, поэтому и решила спрятаться в уголке за ярко-желтым, благоухающим деревом.

Несколько раз Василиса ловила на себе пристальный взгляд Марка, но не обращала на него внимания: при таком количестве людей он ничего ей не сделает.

Как назло, Елена не отходила от Нортона-старшего ни на шаг. Почти каждую минуту в зале раздавался ее громкий и раздражающий смех.

Василиса со вздохом допила лимонад и грустным взглядом обвела залу: гости веселились, танцевали, пили и ели, в общем, явно не собирались уходить, чтобы оставить ее наедине с Нортоном-старшим.

Неожиданно зазвучала мелодия вальса, по залу закружились пары. Елену пригласил высокий, ухмыляющийся бородач в черно-белом костюме, и Нортон-старший наконец-то остался один. Сердце у Василисы радостно забилось: она быстро, но осторожно, стараясь не задевать танцующих, двинулась через толпу к отцу.

Внезапно кто-то ухватил ее за талию и привлек себе. Василисе понадобилось некоторое время, чтобы оправиться от шока, когда она увидела прямо перед собой узкое лицо в обрамлении пепельных волос и злые черные глаза под длинной челкой.

Василиса рванулась в сторону, но Марк ощутимо придержал ее за плечо.

— Тише, тише, — наклоняясь к самому ее уху, прошептал он. — Не веди себя, как маленькая девочка.

— У меня были другие планы, — процедила Василиса. — Отпусти сейчас же!

— Танец только начался, — удивленно возразил Марк. — Не переживай, я долго тебя не задержу… И не стой на месте, как деревянная, двигайся в такт, под музыку. Видишь, все за нами наблюдают.

Василиса машинально переставляла ноги, наблюдая через плечо Марка, как Мандигор спешно уводит ее отца из залы. Она чуть не взвыла. А если Нортон-старший уедет именно сейчас, а она так и не выпросила у него разрешения! Следует срочно избавиться от этого Ляхтича: но тот, словно чувствовал ее настроение, поэтому держал очень крепко. От мальчишки пахло какими-то очень противными цветочными духами и это разозлило Василису окончательно.

— Ну?! — едва не рявкнула она. — Я тебя слушаю! Что тебе опять надо?

— Да ничего не надо, — удивился Марк, продолжая кружить Василису по залу. — Просто решил потанцевать с одной из клана Огневых.

Он довольно улыбнулся. Василиса невольно отметила, что двигался он очень уверенно. Наверное, в часовой школе танцам тоже обучают.

— Вот и танцевал бы с Дейлой! Она была бы не против. — Василиса не могла простить Марку того, что из-за него она так и не поговорила с отцом.

— А ты, значит, против? — Взгляд мальчишки из насмешливого стал надменным, а в голосе проскользнула холодность.

Остаток танца они провели в молчании. Наконец, к большому облегчению Василисы, музыка стихла.

— Нужна ты мне, — бросил Марк, отпуская ее. — Я бы в жизни не стал с тобой танцевать, но… — Он поймал пальцы ее левой руки и, ухмыляясь, прикоснулся к ним губами. — Госпожа Елена попросила. Корабль твоего отца вот-вот отчалит с пристани.

Он злорадно хмыкнул.

Василиса почти физически ощутила, как ее словно облило водой из ледяного душа. Не говоря ни слова, она бросилась к выходу из залы. Кровь гулко стучала в висках, пока она бежала по коридорам замка, все еще надеясь, что успеет. Но возле ворот ее задержал часовой. После быстрого, сбивчивого объяснения Василисы, он все же пропустил ее на пристань, учтиво сообщив, что корабль «Лисса» уже в пути.

Василиса гулко пробежала по дощатому помосту и остановилась у самого края причала. На горизонте, где небо сплеталось с морем в кружеве серовато-синих туманных полос, ярко светилась точка — наверное, на судне зажгли кормовой фонарь.

— Опоздала, — сказала девочка сама себе.

Она села на голые, сырые доски и, поджав ноги к подбородку, просидела так целый час.

Девочка размышляла о том, что не попросила у отца самого главного! Она надеялась, что ее все же примут в школу. И тогда ей придется жить в Рубиновом Шпиле! Конечно, за завтраком отец дал разрешение Василисе пожить в Лазоре, но весьма сомнительное, ведь тогда он был разозлен и мог передумать. Но отец должен понимать, что жизнь в замке Елены будет для его дочери совершенно несносной!

Василиса вернулась в замок в самых расстроенных чувствах. Как назло, у лестницы, ведущей в Восточную башню, она столкнулась с Дейлой: и надо же, сестра явно возвращалась из Василисиной комнаты!

Но хуже всего было другое — Дейла прижимала к груди зеленую вязаную шапку с помпоном — и, судя по выпуклости, яйцо луноптаха тоже было внутри.

— Отдай сейчас же, — бледнея, тихо сказала Василиса. Ее руки непроизвольно сжались в кулаки.

Но Дейла даже не отступила. Наоборот, она решительно вздернула нос.

— Ну вот еще! Не отдам.

— А я тебя заставлю! — От гнева щеки Василисы вспыхнули ярким огнем. — Это мое!

— Ты ее не заставишь.

За спиной Дейлы появился Марк — очевидно, он тоже побывал в Зеленой Комнате.

— Ты ведь помнишь: у тебя должок? — Он неприятно усмехнулся. — Поэтому давай, рассказывай. Что это за яйцо и кто его тебе дал?

— Ничего я тебе не буду рассказывать!

— Только подумать, младшая Огнева собралась вырастить в своей комнате какое-то неизвестное чудовище. — Мальчик с брезгливым осуждением покачал головой. — Что скажет отец? А госпожа Елена? Вот кто этого точно не одобрит.

— Это мое! — с отчаянием выкрикнула Василиса. — Ты не имел права лезть в мою комнату… — Она осеклась под ехидно-торжествующим взглядом Марка.

— А ты — в мою! — истерично выкрикнул Норт прямо над ухом Василисы. Очевидно, брат вышел самым первым и она его не заметила. От испуга девочка крутнулась на месте, поворачиваясь к своему новому противнику, и тут же получила от него удар точно в переносицу.

Сильная боль прошила мозг, словно раскаленная добела игла; девочке показалось, что она на мгновение ослепла. Из носа мгновенно хлынула кровь и потекла по подбородку — Василиса постаралась остановить ее, зажав ноздри пальцами, но безуспешно.

— Ну и вид будет у Огневой в первый школьный день, — посочувствовал Марк, широко улыбаясь. — Норт, что ты застыл? Поставь еще синячок, только целься поточнее — и смотри, не выбей глаза… За это уже могут наказать.

— Эй, отдай! — вдруг пискнула Дейла.

Василиса, не спускавшая глаз с брата, явно намеревающегося последовать «совету» Марка, неожиданно услышала голос Захарры:

— Развлекаетесь, ребята?

— Тебе-то чего? — оскалился Норт. — Проваливай, иди куда шла!

— Я шла в гости, — спокойно возразила та. — К твоей сестре, которую ты снова собираешься ударить… А я-то еще думала, что у нас ненормальная семейка. — Девочка усмехнулась. — Ошибалась.

Василиса скосила глаза и увидела, что Захарра стоит с наведенной на Марка стрелой. А вот в другой руке она держит… зеленую шапку с яйцом!

— Что здесь происходит, позвольте спросить?

Сердце у Василисы испуганно сжалось: этот язвительный, высокомерный голос она не перепутала бы ни с каким другим.

— Все в порядке, госпожа Елена, — первой отозвалась Захарра, пряча обе руки за спину. — Мы шли с Василисой к ней в комнату… Она поскользнулась на лестнице и очень неудачно упала.

— А мы предложили помощь, — учтиво подхватил Марк. — Но девочки отказались, сообщив, что справятся сами.

Некоторое время Елена с весьма удовлетворенным видом осматривала лицо Василисы.

— Иди же умойся, — с отвращением произнесла она. — Весь ковер заляпан твоей кровью. И в следующий раз смотри под ноги, иначе я накажу тебя за невнимательность.

Норт с Марком обменялись торжествующими ухмылками.

Тем временем госпожа Мортинова привычно щелкнула пальцами: из-за поворота коридора выпорхнула стайка фей и тут же занялась уборкой.

— Дейла, милая, — обратилась она к сестре Василисы. — Тебя искала няня. Ведь я привезла тебе в подарок несколько дорогих костюмов и несколько браслетов ручной работы… Иди, посмотри… Надеюсь, они подойдут тебе.

Лицо девочки озарилось радостью:

— О, спасибо, госпожа Елена…

Присев в реверансе, сестра чуть ли не вприпрыжку убежала смотреть свои новые наряды.

— Мальчики, я искала вас. — Елена поманила к себе Норта и Марка и приобняла их за плечи, нависнув над их головами, точно наседка над своими цыплятами. — Для вас у меня тоже есть подарки… Марк, милый, ты помнишь, я рассказывала тебе о старинных часах с прозрачным корпусом? Я привезла вам с Нортом по одному экземпляру.

— Она бы все равно их не наказала, — произнесла Захарра, лишь только все враги скрылись за поворотом коридора. — Поэтому я не стала ей жаловаться. Зато Мортинова не отобрала у тебя яйцо луноптаха… Такая неприятная женщина… И опасная.

— Не то слово, — прогундосила Василиса.

— Даже Астрагор всегда уважительно отзывается о ней, — задумчиво продолжила Захарра. — А ведь он не любит женщин, считает их глупыми. Вот почему он вряд ли когда-нибудь введет меня в Круг старших учеников. Да я не особо и хочу, конечно.

Девочка достала из кармана платья платок и отдала его Василисе.

— Спасибо, — буркнула та. Василисе было неловко, что Захарра стала свидетельницей ее позора: мало того, что недоглядела за яйцом луноптаха, так еще нос так распух…

— Ну у тебя и шнобель! — подтвердила ее опасения подруга. — Скорее идем в твою комнату.

— Угу.

Василиса с силой прижала платок к носу. Она боялась шевелить губами, — переживала, что снова пойдет кровь.

— А с этими дураками позже рассчитаемся, — зло добавила Захарра и добавила со значением:

— В школе отомстим.

Василиса не ответила. Для начала неплохо бы поступить в эту школу. И что будет, когда она завтра заявится на экзамен с таким лицом? Проклятый Норт…

В полном молчании девочки поднялись по лестнице к Восточной башне и вошли в Зеленую комнату через дверь.

Увидев себя в зеркале, Василиса расстроенно охнула: ее нос теперь занимал половину лица.

— Как я завтра появлюсь в школе?!

— У тебя холодно. — Захарра поежилась, подошла к окну и плотно закрыла его. — Давай сначала растопим твой камин, и положим лунопташка поближе к огню. Бедняга такой стресс пережил… Хорошо, что эта нерасторопная Дейла зазевалась и я смогла легко выхватить шапку из ее рук — яйцо осталось невредимым… Ну а потом займемся твоим носом.

Они вместе покидали дрова в камин, а Захарра, щелкнув пальцами, поднесла огонек — вскоре пламя вспыхнуло и в комнате сразу стало теплее.

Захарра еще какое-то время дула на поленья, чтобы они получше разгорелись, после чего выпрямилась, вытянула стрелу и направила на Василисино лицо.

— Стой спокойно, — приказала она. — Я сейчас починю твой нос.

— Что ты собралась делать? — Василиса испуганно взирала на острие часовой стрелы подруги. — Это не больно?

— Неприятно. Мне придется отмотать ветку прошлого для твоего носа. Только сделать это следует аккуратно, так что не отвлекай меня, а то я могу увлечься и случайно уменьшить его до младенческого… И будешь ходить с носиком-кнопкой.

Захарра принялась осторожно водить стрелой по кругу. Василиса замерла, широко расплющив глаза, и боялась даже дышать.

Внезапно ее лицо охватил жар, щеки запылали, как два угля, а в области носа началось сильное жжение, вскоре переросшее в нестерпимый зуд. Но, глядя на сосредоточенное лицо Захарры, она молчала и только изо всех сил стискивала зубы.

— Ну вот, мне кажется, я могу собой гордиться. — Захарра наконец-то опустила стрелу и удовлетворенно оглядела свою работу.

Василиса подбежала к зеркалу.

— Спасибо, — облегченно произнесла она. — Пожалуй, теперь можно подумать о школе.

— Давай лучше что-нибудь перекусим? — предложила Захарра. — Три часа в Северной башне меня очень утомили… Зато я лучше узнала всех ключников и теперь примерно представляю, с кем иметь дело. Хотя золотого и рубинового ключников по-настоящему я узнала только что в коридоре, — она пренебрежительно фыркнула. — И знаешь, они идиоты, конечно, оба. Но Марка я бы тебе советовала опасаться. Когда его вызвали на совещание, он вел себя очень вежливо… — непроизвольно Захарра понизила голос. — Такой услужливый, умный, все понимающий… Вот же двуличный тип. Он хочет выделиться среди вас и не остановится ни перед чем.

— А как тебе Маришка? — поинтересовалась Василиса.

— Госпожа кошмар-р?

Девочки одновременно прыснули.

— Она хитрая, — Захарра в задумчивости почесала нос. — Но не такая умная, как Марк. Но тоже зловредная. А вот Ярис мне понравился. Симпатичный. И на все вопросы хорошо отвечал — честно и прямо.

— Ну-у, в летнем лагере он себя по-всякому показал, — протянула Василиса. — И дружит он не с нами, а с Марком и Нортом.

— Меня больше всего взволновало другое, — внезапно произнесла Захарра. — Это Войт.

— Этот Войт мне вообще не понравился! — тут же взвилась Василиса. — Он такой злой и…

— Это был Астрагор, — перебила ее Захарра. — Я не сразу это поняла…

В комнате стало очень тихо. У Василисы мурашки побежали по спине: на какое-то мгновение ей показалось, что Захарра спятила.

— Он недооценивает меня, — задумчиво продолжила та. — Уверена, он думает, что я не догадалась. Хотя я давно знаю, что он переселяется в Войта, когда хочет побыть среди учеников и выведать, о чем они между собой говорят. Не затевают ли чего… Иногда он переселяется в Рока. Все старшие об этом знают, конечно…

— Неужели такое возможно? — Василису передернуло от омерзения.

Захарра скривилась.

— Астрагор — высший Дух. Он может переселиться в любого, кому исполнилось восемнадцать. У детей организм еще неокрепший, поэтому они не смогли бы вынести чужого вмешательства, и Дух оказался бы заточен в чужом теле как в ловушке — а после смерти своей жертвы сам стал бы затерянным во времени.

— Какие страшные вещи ты рассказываешь!

Василиса была по-настоящему потрясена: этот проклятый Астрагор пугал ее все больше. Теперь она еще сильнее боялась за Фэша… Наверное, поэтому мальчик не хочет с ней общаться. Ведь получается, пусть и косвенно, именно из-за нее Фэш вернулся к такому страшному учителю!

— Хуже другое… — Захарра обернулась к Василисе и пристально взглянула ей в глаза. — Я уверена, что Астрагор хотел увидеть только тебя. После того, как ты вышла из комнаты, он… ну, то есть Войт, тоже встал и ушел. Это значит, что остальные ключники его не интересовали. Ведь мы с тобой пришли первыми из всех.

— Мне кажется, он бы убил тебя на месте, не владей ты синей искрой, — вновь продолжила Захарра.

— Если бы не эта искра из хрустального сердца, я бы и так умерла! — огрызнулась Василиса. Ее начала раздражать откровенность подруги. — И хватит меня пугать, — со злостью добавила она. — Мне давно страшно.

— Не горячись, — замахала на нее руками Захарра. — Ты сама как искра — слово тебе скажи, тут же вспыхиваешь. Недаром у тебя фамилия Огнева… Все-все-все, молчу.

— Просто день у меня сегодня был неважный. — Василиса глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. — А еще в школу эту собираться.

Она кинула взгляд на кровать, где была разложена ее школьная форма и тут же удивленно подскочила.

— Что это?

На зеленом покрывале лежал небольшой рюкзак. Он был черный, замшевый, с одной металлической застежкой. На верхнем клапане красовался большой серебряный знак в виде штурвального колеса корабля, а в центре к нему крепилась тонкая стрелка. По кругу шли надписи: сумка, саквояж, рюкзак, чемодан большой, чемодан маленький, мешок, холодильник…

Захарра тоже увидела новую вещь и подошла поближе.

— Так это же сумка-таймер! У меня тоже такая есть.

— Что-что?

Василиса осторожно клацнула застежкой и открыла рюкзак. Внутри оказался комплект для умывания: мыло, зубная паста, зеркальце с расческой, салфетки и даже свернутое вчетверо небольшое полотенце. На самом низу она обнаружила короткую записку от отца:

«Удачи!

Н. Огнев»

— О, так это отец подарил? — через плечо заглянула Захарра. — Теперь ты сможешь уместить в него все свои вещи. Хорошая штука. У меня такой же, правда, всего на шесть отделений.

— Ты что, смеешься? — Василиса покосилась на гору одежды, приготовленную к школе. — Ну может сюда еще рубашка и этот синий галстук влезут. И то, если хорошо втиснуть.

Но втайне Василисе было очень приятно, что отец сделал ей подарок к первому дню школы.

— Вот темнота! — снисходительно усмехнулась Захарра, моментально напомнив своего брата. — Это же та-айме-ер! Ты можешь сложить в него полкомнаты, и еще место останется. Видишь колесо с восемью отделениями, да? Сейчас стрелка указывает на «сумку» — наверное, это самое небольшое отображение твоего таймера… Смотри-ка, у тебя тут даже холодильник есть, неплохо, — девочка уважительно покивала. — У меня такого нет…

— Я тебя вообще не понимаю, — удрученно помотала головой Василиса.

— Чувствую, что тебе предстоит еще много чудных открытий… — Захарра фыркнула. — Ну что, ты хочешь узнать секрет этого таймера?

Сгорая от предвкушения чего-то необычного, Василиса кивнула:

— Еще бы!

Захарра нарочито медленно повернула колесо, переместив стрелку на отделение «саквояж». Внутри сумки что-то тихо щелкнуло и, на глазах изумленной Василисы, черная сумка превратилась в большой продолговатый саквояж из темно-коричневой кожи с бронзовой ручкой наверху. Штурвальное колесо таймера теперь красовалось на его пузатом боку.

— Я думаю, что он подходит для одежды… — продолжила разъяснения Захарра. — А теперь я перемещу стрелку на холодильник. А ну-ка, ну-ка…

Саквояж превратился в квадратную тканевую сумку. Василиса приоткрыла его крышку, и в лицо ей пахнуло холодом.

— Можешь набрать в него всякой еды, — посоветовала Захарра. — Кто знает, как будут кормить в школе? Кстати, давай-ка я что-нибудь нам сейчас закажу.

Захарра что-то нашептала серебряному блюду: под крышкой тихонько звякнуло, и девочка вытащила на свет большие заварные пирожные, политые шоколадом.

— Я видела такие в зале, — довольно сообщила она. — Но не успела попробовать.

Следом за пирожными появились две чашки с горячим чаем, и девочки, усевшись прямо на коврике возле камина, принялись за пирожные.

Они засиделись до самой ночи, поочередно упаковывая вещи Василисы в сумку-таймер. И лишь когда часы на стене превратились в желтый диск Луны, Захарра попрощалась с Василисой и ушла к себе в Юго-Западную башню.

За окном в темном небе сверкали звезды, бриллиантовыми россыпями отражаясь в небывало тихой, неподвижной морской воде. Словно Черновод, превратившись в сказочный корабль, не спеша летел сквозь бескрайнее пространство ночи, а тысячи маяков с далеких волшебных земель подмигивали ему, провожая в путь.

Василиса еще долго просидела на подоконнике. Она думала о Фэше, с которым так и не удалось поговорить, об отце, который уехал надолго, об Астрагоре, умеющем вселяться в своих учеников, о Норте и Марке, которых она еще больше возненавидела, о Захарре, не побоявшейся вступиться за нее сегодня, о Нике и… Диане, которую, возможно, она больше никогда не увидит…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Часовая башня предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я