Загнать мажора под каблук?! Сборник love-story о студентах и старшеклассниках
Наталия Коршунова

Сумасшедшие эмоции, слёзы от обиды и от радости, всепоглощающая страсть, сладкие грёзы, измены, ревность, мучительные любовные томления, незабываемый «первый раз»…Романтизм неприметных «ботанов» противостоит дерзости мажоров, раскрепощённость «королев» меркнет перед скромным обаянием «серых мышек».И всё это заканчивается неизменным хэппи-эндом. По-другому не умею)

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Загнать мажора под каблук?! Сборник love-story о студентах и старшеклассниках предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Обломись, Рамочка!

Моей виртуальной подружке из Питера, Саше Фёдоровой, посвящаю…

1.

А всё-таки жизнь прекрасна! Даже не просто прекрасна, она а*уительна!

Июль, успешно закончен первый курс универа, я с комфортом еду в автобусе, закинув на переднее сиденье свои стройные ножки. В плеере — любимые песенки, рядом — родные лица пацанов и девчонок из нашей компашки, а в окно врывается этот восхитительный аромат кипарисов и магнолий!

Я в Крыму! Еду по побережью Чёрного моря в спортивный лагерь! Соберутся лучшие российские спортсмены, но главное-приедет он, парень, который мне безумно нравится уже целый год — московский фигурист-одиночник Кирилл Антипов, Кирюша, Кир… Блин, я не я буду, если наконец-то не закручу с ним роман!

Представлюсь: я — Кристина Малинина, 18-летняя теннисистка из Нижнего Новгорода. У меня длинные светлые волосы медового оттенка, глаза цвета бирюзы, я стройная, с аппетитными формами, которые ой как мешают мне при игре в теннис, приходится утягивающий бюстгальтер надевать. Характер у меня — не сахар: дерзкая, независимая, за словом в карман не лезу, врезать могу с ноги, если кто-то кидает камешки в мой огород. Но если мне надо — могу прикинуться белой и пушистой.

Парням я нравлюсь, но долго мой характер выдерживают немногие. Я люблю мужское внимание, обожаю флиртануть и пококетничать, но если вижу, что начались пошлые шуточки и непрошеные нежности, кавалер получает смачный пинок под яйца! А мои парни, они ревнивые такие! Я, конечно, не против такого проявления собственности, но в разумных пределах. Если начинается тотальный контроль — всё, адьёс! Вот и со своим последним бойфрендом я рассталась почти месяц назад, по этой же причине.

Но я не расстраиваюсь. Я уже примерно знаю, кто будет в лагере в этой смене, со многими мы общаемся в соцсетях, и это не только теннисисты. Со спортсменами, представляющими другие виды спорта, мы тоже дружим: с кем-то пересекались на молодёжных олимпиадах, жили в одной гостинице, тусили в клубах после соревнований. Кроме Антипова будут: легкоатлет Ник Котов из Рязани, каратист Севка Мишеров из Твери, биатлонист Славик Баюл, хоккейная команда из Кемерово, девчонки вообще все знакомые. Вобщем, туса будет «ахумилительная»! Да ещё Крым… Обожаю его!

Приехали! У ворот нас встречают начальник лагеря и какой-то брутал лет 25-ти, с крышесносным взглядом карих глаз. На его бэйджике написано: «Артём. Вожатый». А-а-а, мне уже здесь нравится! Чёрт, у него татухи! Целый рукав! «Ангел»! Это нечто! С горящими от восхищения глазами рассматриваю «ангела», осторожно прикасаюсь к плечу парня и просто теку от этой красоты.

— Нравятся тату? — спрашивает меня хозяин ангела.

Согласно киваю, поднимаю его руку, а там надпись «Make love»! Типа «творю любовь». Этой рукой. Закатываю глазки и с пошленьким взглядом закусываю губку. Он делает то же самое. А потом протягивает мне руку:

— Артём.

— Кристина, — пожимаю я его стальную ладонь.

— У самой-то тату есть?

— Не, я только временные делала. Никак не могу определиться, что же набить. Сегодня нравится одно, завтра — другое. Ты сам как выбирал себе эскизы? — меня «понесло»! А Артёму, похоже, нравилась эта тема. Поэтому, мы шли сзади нашей группы и мусолили её увлечённо.

И тут мои девочки разом поворачиваются и делают загадочные глаза.

— Вы чего? — спрашиваю. И через секунду всё понимаю: навстречу идёт Кир Антипов!

Поравнялся с нами, я так беззаботно, как бы между делом, приветствую его:

— Кир, привет!

И продолжаю дальше беседу с Артёмом.

— О, Крис, привет! Только приехала? — улыбается своей лучезарной улыбочкой Антипов. А я просто таю…

— Да. Как делищи-то? — спрашиваю, чуть улыбнувшись.

— Всё окейно! — отвечает он, и мы расходимся.

— Кри-и-ис, ну ты просто само хладнокровие! — офигели девки, — как тебе это удаётся?

— Девочки! Артём! Я хоть как выгляжу-то? — прошептала я, приглаживая волосы.

— Зачётная тёлочка, — ржёт этот брутал, — я, кажется, буду зрителем захватывающей мелодрамы?

— Ты можешь стать зрителем шикарного порно-трэша, если поможешь завоевать мне сердце этого красавчика, — стрельнула я глазками на Артёма.

— Сильно так нравится? — закусил он губку.

— Безумно, — шепнула я горячо.

— Ладно, там увидим, — ответил Артём.

И мы с девочками зашли в корпус.

Ох ты ж блин, прям номер «супер-люкс»! Четыре кровати, окно с видом на море, душевая кабинка, телевизор… Я буду жить со своими землячками: двумя теннисистками, Сонькой и Машкой, и гимнасткой Ольгой.

Мы шумной компанией ввалились в свой номер, и тут же к нам прибежали девки из соседних номеров:

— А-а-а! Нижний подтянулся! Приве-е-ет! Кристинка, видела своего ненаглядного? — все уже были в курсе моей симпатии.

— Да-а-а! Девки, он такой шикарный, я прям не могу, — закатила я глазки.

— Ну, когда в наступление пойдешь?

— Да блин, дайте отдышаться с дороги! Я сейчас на море сначала схожу, искупаюсь. Кстати, мне тут один вожатый пообещал свою помощь в покорении Антипова.

— Кто? — хором спросили девчонки.

— Артём, — говорю.

— Артём? — завопили девки, — где ты его увидела?

— У ворот, с начальником лагеря нас встречал. Хорошенький!

— А ты тогда поможешь мне Артёма захомутать, — попросила Танька из Ростова.

— Ой, да чё его хомутать-то? — удивилась я. — Татухами восхитилась — и всё, он твой.

— Не, не прокатит, — горестно вздохнула Танюха. — У него тут с одной вожаткой роман, с Эрикой.

— Что, такая красотка? — спрашиваю.

Танька печально кивнула.

Понятно, если уж наша надменная красавица Таня сдалась, то эта вожатка значит вообще королева!

— Так, дайте мне кофе попить и искупаться, а там будем разбираться с этими вожатками, за три недели можно таких дел наворотить! — восторжённо обещаю я.

— Узнаём Малинину: ни дня без приключений! — ржут девки.

А я уже бегу с чашкой к кофейному автомату, наливаю двойную порцию латте и бегу обратно. И на повороте в меня врезается какое-то туловище, и всё латте оказывается на наших с ним белых футболках.

Я наелась-напилась, блин!

— Ты чё, ахуела?! Не видишь, куда прёшь?! — вопит этот длинный. Ой, блин, как его? Хоккеист из Кемерово, самовлюбленное хамло!

— Не ела я никакую аху! И вообще, ты как с девушкой разговариваешь? В табло давно не получал? — ну мне тоже палец в рот не клади.

— Чё ты сказала? — этот хмырь пригвоздил меня свой клешнёй за шею к стене, за что с размаху получил по затылку кофейной чашечкой. У меня в руке осталась только ручка от неё, а моя любимая чашка разбилась об его башку.

Пичалька.

— Сучка! — заорал он и ослабил хватку.

А я выскользнула от него и ломанулась к себе.

Этот кинулся за мной.

Навстречу идёт какой-то парень.

— А-а-а, братан, помоги! Этот неадекват меня сейчас придушит, — ору я и с разбегу запрыгиваю на руки к этому парню. Он обнимает меня и поворачивается спиной к этому дурачку.

А потом орёт:

— Так! Успокоились оба! Фамилии ваши! Быстро!

— Малинина, — кокетливо хлопаю глазками я. А он ничего, этот мой спаситель: восточный красавчик!

— Раменский, — недовольно отвечает этот хрен с горы. Точно, Раменский! Погремуха у него среди хоккеистов — Рам. Влад вроде, или Вадим? Да пофиг мне.

— Ну вобщем, я знаю, кто завтра будет дежурный по кухне: Раменский и Малинина: картошку чистят, посуду моют…

— Даже не подумаю, — иронично повела я бровью, — я отдыхать и тренироваться приехала. И маникюр у меня.

— И я не буду, тем более с этой, — отвечает Рам.

— У тебя тоже маникюр, да? — сочувственно говорю я.

— Бля, я тя щас…, — шипит Рам.

— Малинина, прекратила свой цирк живо! — грозно говорит красавчик.

— А что мы так официально? Может, познакомимся? — мурлыкаю я, глядя на него.

— Анатолий Васильевич, вожатый, — отвечает он.

— Кристина Игоревна, теннисистка, — протягиваю я свою ладошку.

— Ой, бля, королевишна, — закатил глазки Рам.

— Слышь, завали, а, — отвечаю я.

— Так, оба разошлись по комнатам! Я вас запомнил! Ещё один косяк — и побежите у меня десять километров, вместе! Понятно?

— Да, — хором ответили мы и пошли каждый к себе.

Весёленькое начало отдыха!

2.

Я влетела в наш номер, лохматая, в облитой футболке, помахивая ручкой от чашечки, и завопила:

— Сходила, блин, за кофейком! Всё через пень-колоду началось!

— О! Не прошло и года, как Малинина влипла в историю! — заржали девки, — чё случилось?

— На меня налетел этот длинный губошлёп из Кемерово, Раменский! Ох, и хамло!

— А кружка твоя где? — спросили девки.

— Рамку по башке треснула.

— И чё?! Он весь в крови? — ахнули они.

— Не, у него башка, по ходу каменная! Вот чашечке моей капец.

— И вот за шо ты моего Рамочку так не любишь? — вздохнула Дашка из Краснодара, — зимой тоже его грязью поливала, и опять.

— Грубый, циничный хам твой Рамочка! — отвечаю.

Снимаю грязную футболку, остаюсь в белом кружевном лифчике и джинсовых мини-шортиках.

— Девки, так жарко у нас, я кондиционер прибавлю? — спрашмваю я и встаю на стул, кручу колесико кондея, расположенного над входной дверью номера.

И тут в дверь раздаётся пара громких стуков кулаком, а потом дверь с ноги открывается, выбивает у меня из-под ног стул, и я падаю прям на руки… к Раменскому! Прихожу в себя и произношу, всё ещё находясь в его объятьях:

— Слышь, уважаемый! Меня уже подбешивает мой столь частый телесный контакт с тобой!

Я освобождаюсь от его объятий и отхожу на пару шагов. Он с ухмылочкой переводит свой взгляд с моей шикарной груди на не менее шикарный пресс. Я устало вздыхаю и накидываю халатик, а потом спрашиваю:

— Ты чё припёрся-то, милый?

— Я по делу. Ты футболку свою будешь стирать, постирай и мою заодно, твой же косяк? — и протягивает мне свою «кофейную» одежонку.

— Во-первых, все стиральные машинки в одинаковых режимах стирают, что в этом номере, что в твоём. А во-вторых, я и не собиралась свою стирать, выкину да и всё. Так что обломись, Рамочка! Ищи другую Золушку, — закончила я с ехидной улыбочкой.

— Не надо ничего выкидывать, я знаю, чем вывести пятна от кофе, — подлетела к нам Дашка и отобрала у нас футболки.

— Если что, Дашенька у нас любит зефирки, купишь ей в знак благодарности, — говорю я Раменскому.

— Вот и купишь, это всё по твоей милости случилось, — отвечает этот жлоб.

— Бля, вот за что тебя бабы любят, а?! — офигеваю я от его жадности.

Он ухмыляется, а потом берёт мою ладонь и опускает себе на ширинку джинсов! И, облизывая свои пухлые губы, отвечает:

— Вот за это.

Сказать, что я в ахуе от такой наглости — ничего не сказать! Выхожу из ступора и резко, со всей силой сжимаю его «хозяйство» в своей ладони. Этот орёт и сгибается пополам, а я отпускаю его и скрываюсь за дверью ванной.

Рам колотит мне в дверь и вопит:

— Открывай, сучка такая, я тебя точно вы*бу щас!

— Да ладно! Твой «инструмент» ещё от шока не отошёл! — ржу я из-за двери.

— Кристин, выходи, он ушёл, — кричит мне через пять минут Дашка.

Я выхожу, девки смотрят на меня так офигевше:

— Крис, тебе теперь точно пиздец! Он тебе этого не простит!

— Не, ну, а чё мне, Красной Шапочке, бояться? Лес я знаю, секс люблю, — кокетливо ухмыляюсь я.

— Ой, Малинка, ты безбашенная такая! — восхищаются девки. А Дашка так подсаживается ко мне и вопрошает:

— Крис, ну как у него? Ну, в штанах?

— Ну и пошлая ты, Даш! Да нормально там, вполне, тебе понравится, — одобрительно отвечаю я.

Дашка восторжённо вздыхает. А я, надев ярко-голубой купальник, снова несусь, сломя голову, по корпусу.

На море!

Блин, столько времени с этим губошлёпом потеряла!

3.

С разбега плюхаюсь в эту приятную морскую прохладу!

Кайф!

Плыву неспеша и улыбаюсь! Расслабон! Доплываю до буйка, обратно возвращаюсь на спине, глядя, как по небу плывут причудливые фигурки из облаков. А теперь — мой любимый трюк: полежать на морской поверхности в позе «звёздочки», чувствуя, что море держит тебя, словно на руках, периодически накидывая на тебя вуаль из ласковых волн.

Насладившись этой негой, я выхожу из моря и вижу, что по берегу идут пацаны и девчонки из отряда «Центр». Да, у на пять отрядов:

«Центр» (вожатый — Артём),

наш, «Поволжье»,

«Сибирь» (вожатка — Наташа Романова),

«Восток» (вожатый — мой спаситель, Анатолий Василич) и «Юг» (та самая красотка Эрика).

У нас вожатая — Настя Кожевникова, прикольная девушка, говорят.

Так вот, идёт этот «Центр» во главе с Артёмом. И Кирюшенька мой любимый, в шортиках, м-м-м! Мы со всеми обнялись: с Котиком, Мишериком, Баюлом, с девочками. С Кирюшей мы уже типа виделись, поэтому, к моему сожалению, обниматься не стали.

Стоим, болтаем, потом я с ними ещё искупалась. И мы сели под тент, в картишки играть. Я просто «выпрыгивала из штанов»: сыпала шуточками и остротами, умничала и рисовалась. Перед Кирюшей, конечно! Но отклика никакого на это не наблюдала.

— Крис, пошли искупаемся, — предложил Артём.

— Артём, Эрика будет ревновать, — крикнули нам в след девчонки.

— Спокойно, девочки, она мне доверяет, — улыбнулся Тёма.

Мы наперегонки понеслись в море, грохнулись в набежавшую волну и поплыли.

— Кристин, — начал Теёма, — не хотелось бы тебя расстраивать, но Антипов на тебя ноль внимания. И не только на тебя, на всех девчонок отряда тоже. А вот шутки парней поддерживает. У него с ориентацией всё в порядке?

— В порядке, Тём. У него девушка была, тоже фигуристка. Она уехала перед Новым годом в Канаду, жить и тренироваться, её один тренер пригласил. Кир очень переживал, у нас новогодний бал спортсменов в Кремле был — так на него смотреть страшно было. С тех пор он один, я слежу. Вот и хотела его здесь захомутать, пока он свободен и расслаблен. Но, блин, чё то так очкую перед ним, впервые такое со мной. То ли подсознательно чувствую, что обречена на провал, то ли Бог бережет меня от разочарований и не подпускает меня к нему, — откровенничала я.

— Так может, не стоит и начинать эти отношения? — спрашивает Тёма.

— Тём, тут понимаешь какое дело, — вздохнула я. — Почти все уже в курсе, что я «теку» по Антипову. И все знают меня, как упрямую в этих вопросах девочку. Все в ожидании эротического шоу. И если я сейчас отступлю, это будет удар по моему имиджу сердцеедки.

— Понял. Ну, а если тебе сделать вид, что Антипов тебе пофиг, а в круг твоих интересов попал другой парень? — Тёмка был просто прирождённым психологом.

— Тогда это должен быть такой парень, который ни в чём не уступает Антипову, а в чём-то даже его превосходит. Ну не молоденьких же Баюла с Котовым мне соблазнять! Здесь я знаю только одного такого парня, — я томно вздохнула и стрельнула на Артёма глазками, — но ты занят!

— Я?! — офигел он.

— Да. Но все уже увидели, что мы с тобой типа друганы. Поэтому, будем завоёвывать Антипова. Поможешь? Я не прошу передавать мне ваши разговоры. Просто сделай выводы и дай мне дельный совет, ладно?

— Ладно, — согласился Артём, а потом хитренько глянул на меня:

— А я ведь знаю здесь ещё одного персонажа, внимания которого тоже очень трудно добиться.

— Дай угадаю. Это Анатолий Василич? — рассмеялась я.

— Не, Толяну ты уже понравилась после сегодняшнего знакомства. Но я о другом. Это Раменский.

— Чё?! — я аж плыть перестала. — Я лучше прямо сейчас утоплюсь! Ты мне советуешь замутить с Рамом?!

— Подумай, Крис. Моё дело посоветовать. Это будет лучшим вариантом.

Мы вернулись к ребятам. Я краем глаза пыталась посмотреть на реакцию Кира на наше возвращение. Но льдинки его голубых глаз не выражали никаких эмоций по этому поводу.

Тут мне звонят девки:

— Приходи быстрей, сейчас наша вожатка придёт, знакомиться будем.

И я понеслась к корпусу.

4.

Познакомились мы с нашей Настюшкой. Действительно, девушка прикольная! Расписала нам распорядок дня: с утра — разминка, пробежка, завтрак, тренировка, обед. Вечером — полдник, тренировка, ужин, дискотека. Если экскурсии или гости в лагере — тренировки сокращаются. Свободное время — после обеда и после ужина.

Ну ничего так расписание, мне нравится.

Мы ещё немного потрепались и пошли на обед. Там, в столовой, я снова встретила этого Рама! И ведь сидим с ним почти рядом, через столик. Вот приятно мне будет с самого утра на эту самодовольную физиономию смотреть! Он меня увидел, набычился, смотрит. А я поменялась местами с Ольгой и села к нему спиной. И вот с этим неадекватом Тёма посоветовал мне закрутить роман, спасая свой имидж секси-гёрл?!

Да я лучше всем признаюсь, что Антипов мне не по зубам!

На вечерней тренировке я устала просто смертельно. Зато потом на дискотеке оторвалась! Пришла в коротком платьице небесно-голубого цвета, босоножки на каблучке, волосы чуть завиты… Барби! Мы с моими девочками танцевали, наверно, грациознее и круче всех в этом лагере. А когда заиграла песня «К чёрту любовь!» Лободы, около нас начал тереться Литвицкий, хоккеист из Кемерово, друг Раменского. Ну я его «взяла в оборот», и мы так зажгли под неё! На словах «Раздевайся, ложись, раз пришёл», он откидывался спиной на скрещенные руки двух своих кемеровских друганов, а я над ним сверху нависала.

Раменский в это время стоял и ухмылялся.

А потом мы с девочками отожгли ещё какой-то быстрый танец. Краем глаза я увидела, что Тёма подошёл к Антипову, на нас кивает и восхищается. А Антипов стоит с отсутствующим видом, смотрит на вход в зал.

Мы сидели за столиком, когда к нам подошли Тёма и какая-то блондинка.

— Привет, Нижний! Познакомьтесь, это моя девушка, Эрика, — представил он свою спутницу. — А это — та самая Кристи, которую Толян сегодня от Раменского спасал.

— О! Кристина, ты просто сразила Толика своей милой дерзостью! — с лёгким акцентом произнесла Эрика. А она действительно красотка! Длинные белые волосы, карие глаза, талия — просто двумя пальчиками можно обхватить, и пышная грудь. Танька не зря комплексовала.

— Эрика, ты из Прибалтики? Акцент у тебя такой приятный, — говорю.

— Нет, я выросла на границе с Венгрией, никак не могу от него избавиться, — отвечает она.

— Не надо избавляться, это твоя фишка, — с нежностью глядя на неё, произнёс Тёма.

И тут около нас нарисовывается мой Антипов! И такой разговорчивый, такой очаровательный сразу стал! До этого стоял, как неродной! Надо у Тёмки узнать, что он ему такое сказал. Наверно уж не то, что я с ума от него схожу? Хотя, наверно, он об этом уже знает. Здесь все всё друг про друга знают, как в деревне!

Заиграла медленная композиция. Тёма обнял Эрику и увёл её танцевать. Я наклонилась к Ольге и говорю:

— Красивая она.

А Антипов берёт меня за руку и тоже приглашает на медляк. Блин, сердечко сейчас из груди выпрыгнет! С чего вдруг такое счастье привалило? Неужели правда Тёмочка ему глазки на меня раскрыл? Ящик вискаря тогда с меня!

До самого конца дискотеки Кир был со мной, потом пошёл провожать. Мы прошлись за ручку по набережной, посидели в зарослях магнолий, подошли к моему корпусу.

Я, само очарование и нежность, произношу:

— Спасибо за приятный вечер, Кир, — и чмокаю его в щёчку. А он привлекает меня к себе и целует в уголок губ, потом — раскрывает своим язычком мои губы и целует по-взрослому! Но… Как-то не так! Без страсти чтоли, как бы «отрабатывает» наказание. Не поняла вообще такого поведения! Не нравлюсь если, так зачем весь этот цирк?! Не, завтра у Тёмки надо всё расспросить. А сегодня надо скорей оборвать это шоу, пока у меня крыша не поехала от всех этих загонов!

— Ладно, Кир, спокойной ночи. Устала я, пока!

— Пока!

Он даже не пытается меня остановить! Не, ну вот что такое?!

5.

Еле дождалась утра! Выбегаю на утреннюю пробежку и ищу глазами Артёма. Его нигде нет.

А Кирилл… Ведёт себя так, как будто ничего вчера не было: ни прогулки, ни поцелуя. Хоть бы подошёл и просто сказал: «Привет». Нет, просто кивнул мне издалека.

— Насть, ты не знаешь, где Артём, — взволнованно спрашиваю я у Кожевниковой.

— Он в номерах, инструкции по пожарной безопасности развешивает, у нас проверка сегодня. Что случилось-то?

— Насть, позвони ему, узнай, в каком он корпусе. Блин, Насть, потом всё расскажу, очень надо, — нервничаю я.

Настя позвонила.

— Иди, он в корпусе «В», в триста двенадцатом номере.

Я ломанулась туда, взлетела на третий этаж, в нетерпении с ноги открываю триста двенадцатый, и…

Налетаю на голого Раменского!

Ну, не совсем голого, а в полотенце на бёдрах, из душа только что выполз, проспал чтоль? Ну, Кожевникова, ворона глухая! Ну, подставила!

Офигеваем оба: он — от моей наглости, я — от неожиданности, да и татухи на его теле меня заворожили.

Он приходит в себя первым:

— Хуяссе, какая ласточка в мою клетку залетела! Ну теперь тебе точно пиздец!

Я набрала в лёгкие воздуха и хотела завопить: «Артём!»

Но Раменский зажал мне рот ладонью, пригвоздил своим торсом и коленом меня к стене, а свободной рукой полез мне под майку. Я попыталась вырваться, врезать ему коленом между ног, освободить руки — ни хрена!!! Словно в тиски меня зажал, губошлёп чёртов! Бесит он меня!

А тем временем он вовсю щупал мне сиськи и скользил губами по моей шее. Приятного мало было: ведь всё это происходило против моей воли, да ещё как-то грубовато, я так не люблю! Поэтому, не нашла лучшего решения, как притвориться, что «потекла» от его ласк! Томно прикрыла глазки, сладко, со стоном, вздохнула и перестала рыпаться.

И этот лошара повёлся! Ослабил хватку, освободил мне одну руку. Я тут же провела по его влажной чёлке, по плечу, сдернула с него полотенце и взяла в руку его «конец». Бля, Дашке точно понравится! Для правдоподобности я даже восхищённо закатила глазки.

А потом резко и сильно сжала этот «конец» в своей ладони!

— Ах ты, сучка! — взвыл Рам, согнулся и выпустил меня из своих клешней.

— Ебать, ты лох! — отбежала я к двери. — Думал, я от пары твоих щипков возбудилась?! Да обломись, Рамочка! Губошлёп ты длинный! Бесишь ты меня!

Я выбежала из его номера и завопила:

— Тёма! Тём! Ты где? Выйди в коридор скорей!

Тёмка выглянул из 319-го номера. Увидел меня, лохматую и всю на эмоциях, сжал кулаки:

— Малыш, проблемы?

— Да блин, твой Рам меня сейчас чуть не трахнул, сука! Еле вырвалась! Тём, ты о чём вчера с Кириллом говорил?

— Рам?! Где этот гандон?! Щас я ему…, — Тёмка просто «завёлся».

— Да хрен с ним, с этим пизданутым! — остановила я его. — Тём, ты мне про вчера расскажи, всю ночь ведь не спала!

— Крис! Тебя чуть не изнасиловали, а ты думаешь о каком-то Кирилле! — Тёма всё также рвался в бой.

— Ой, да кто меня изнасилует? — рассмеялась я. — Этот губошлёп? Я его развела, как лоха! Но бля, под майку он мне всё же залез, сучара! Ты про Антипова скажешь мне или нет?

— Да что говорить-то? Вы танцевали с девчонками, я восхитился вашей пластикой, особенно, твоей. Увидел, что отклика никакого от него нет. Крис, ты пофиг ему, смирись с этим, — он отвёл от меня взгляд. Видно, неприятно было мне такие вещи говорить.

— Тём, он вчера меня проводил после дискотеки, мы погуляли, за ручку. И он меня поцеловал! Это разве называется я ему пофиг?

— Да ладно!? Слушай, я тогда вообще ничего не понимаю! Вчера мне показалось, что ему нравится кто-то из твоих подружек, или…, — у Тёмки вдруг глаза стали просто бешеные, чёрные.

— Или что? — не поняла я.

— Или он не той ориентации, — засмеялся он и обнял меня, по-родственному так, по-братски.

— Я знаю девочек, которые были в его постели. Там всё более, чем хорошо, — ответила я.

— Так ты его из-за секса соблазняешь? — хитро спросил Тёмка.

— Нет, но секс будет приятным бонусом к достигнутой цели, — кокетливо отвечаю я.

— Кристин, ты дурочка такая, тебе не говорили об этом? — ласково потрепал он мою чёлку.

— Не говорили, ты первый такой бессмертный! — я шутя взяла его за шею и прижала к стене. И сразу же отпустила. Какие-то бешеные бабочки вдруг запорхали в моём животе, то ли от пятинедельного отсутствия секса, то ли от эпизода с Раменским, то ли от аромата Тёмкиного парфюма начало башню сносить.

Короче, я попрощалась с Тёмкой и понеслась обратно на пробежку.

— Насть, ну ты меня подставила конкретно, глухомань! — подбежала я к Кожевниковой. Они стояли болтали с Эрикой.

— Крис, что опять?

— Ты сказала, что Тёма в 312-м, а он в 319-м номере был. А 312-й — это номер Раменского! Я туда влетела, а он только что из душа, голый, чуть не отшпилил меня! Я вырвалась, не плачьте! С Тёмкой поговорила про Антипова, и ничего не поняла! Ладно, разберёмся! — скороговоркой протараторила я и побежала к своим девчонкам.

— Эр, ты так спокойно относишься к этой дружбе Тёмки и Малининой. Я бы поосторожней была. Смотри, какая она, — сказала Настя Эрике.

— Какая? Красивая безбашенная малолетка, помешанная на Антипове. Бояться нечего. Для Тёмки она — как младшая сестра, — ответила Эрика.

— Моё дело — предупредить, — вздохнула Кожевникова, — не бывает дружбы между парнем и девушкой!

— Насть, они — спортсмены, в их кругах это бывает, — ответила Эрика.

6.

Крис! Ты представляешь, во что ты вляпалась?! — вопили мои землячки, — это же Рам! Он не простит тебе таких вольностей! Так, чтоб одна больше никуда не ходила! Только с нами!

— Да кто такой этот Рам?! — весело смеялась я. — Бог всего и вся чтоль? Что он мне сделает? Врежет? Изнасилует? Расчленит? Я уже дала ему понять, что мне ничего не страшно! Ни-че-го! Кроме Антиповского равнодушия ко мне.

И потом, всё также весело, но уже притворно-угрожающе зашипела:

— Девки, Антипову кто-то из вас троих нравится. Даже Тёмка это заметил. Колитесь, к кому он подкатывал. Обещаю, что не убью!

— Крис, это не мы, — ответила Сонька, опустив глаза, — ему Эрика, кажется нравится.

Эрика?!

Да нет, не может быть.

А хотя…

Два дня я наблюдала. Выжидала. Прикидывала варианты отступления и наоборот, наступления.

Два дня.

Два вечера.

Две дискотеки.

Две бессонные ночи.

Ему нравится Эрика! И пусть Эрика без ума от Артёма, моим Антипов всё равно не станет.

На третий день девочкам надоело смотреть на мою кислую рожу, и они отпросились на пару часиков в город, на шоппинг, со мной. Ух-х, я купила восхитительное черно-бирюзовое платьице, флакончик духов от «Герлен», в кафешке натрескалась мороженого с вишнёвым конфитюром и пирожных. И на вечернюю тренировку явилась в полном порядке! Посмотреть, как тренируются теннисистки, припёрлись хоккеисты из Кемерово, в том числе и Рам.

Я была просто в ударе: лёгкая, воздушная, по корту летала, как бабочка, выиграла все сеты!

Идём с девочками к корпусу, а на скамейке сидят эти хоккеисты. Литвицкий кричит:

— Крис, на танцульки придёшь сегодня? Давно мы с тобой не зажигали на танцполе.

— Приду, Андрюх, зажжём! — весело отвечаю ему.

И тут Рам открывает свой рот:

— Только сиськи с собой возьми, а то ты их, по ходу, на время тренировки отстёгиваешь и дома оставляешь.

Парни загоготали. Ну да, у меня лифчик утягивающий, не трясти же на корте этим великолепием!

— Даже если я их и возьму, ты будешь только издали ими любоваться! — отчеканила я с презрительной миной на лице. Каков хам!

— Малинина, сучка, «выберу» я тебя когда-нибудь! — прошипел мне этот хмырь.

— Обломись, Рамочка! — насмешливо бросила я через плечо. — Одно твоё лишнее движение — и твоя «выбиралка» узнает мой фирменный удар коленом!

Парни заржали ещё громче:

— Красава, Малинина! Бля, Раммзес, опять облом! В который раз уже?

А я гордой походочкой зашагала к корпусу, к танцулькам готовиться. Сегодня я зайду в зал-и ОН растает! Он поймёт, что я лучше Эрики!

От лица Влада.

Ну и сучка эта Малинина! Сначала перед девками меня опозорила, когда я ей футболку принёс. Теперь перед парнями. Да ещё растрепала всем, что я на неё в номере накинулся. Нет, пора этой королевишне корону сбить с башки! Отшпилить её до потери пульса, чтоб неделю добрая ходила! Так сказать, совместить приятное с полезным. Эх, рано я тогда, у меня в номере, хватку ослабил. Надо было побольше её потискать, чтоб она реально «поплыла», чтоб умоляла меня: «Ну трахни меня, Владичек!» А я бы взял и выставил её из номера, всю такую пышущую желанием. А хотя, не, не смог бы я её выставить. Хоть и стерва, но бля, мой типаж: дерзкая эмоциональная блондинка с шикарными сиськами. Я давно уже к ней присматриваюсь, ещё с осенней студенческой олимпиады. Ходили с парнями болеть за кемеровских теннисисток, а там — Малинина, в короткой белой юбочке, со своей походочкой супермодели и фирменными вздохами во время игры, прям как у Марии Шараповой, только ещё эротичнее. Но она от Антипа прётся, дурочка. Неужто не видит, что его Эрика интересует? Короче, после сегодняшнего случая я ещё больше укрепился в мысли, что Малину надо проучить. Сексом! А вдруг ей так понравится, что она потом бегать за мной будет, позабыв про Антипова. Ладно, ждём удобного момента.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Загнать мажора под каблук?! Сборник love-story о студентах и старшеклассниках предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я