Жития святых в земле российской просиявших. Русские святые X-XVI веков. Жития, чудеса,поучения. Том 1
Настоятель Троице-Сергиевой пустыни Архимандрит Игнатий Малышев, 2001

Представляемая книга – это зеркало, отражающее историю России в жизнеописаниях тех, реально существовавших, истинных героев, которых породила наша земля, которые по благодати Божией прославили Отечество и позволили именовать его Святой Русью.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жития святых в земле российской просиявших. Русские святые X-XVI веков. Жития, чудеса,поучения. Том 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Век X

Век XI

Святой равноапостольный князь Владимир, во Святом Крещении Василий

(15 июля 1015 г.)

В жизни святого Владимира заключаются два периода — языческий и христианский. Князь Владимир Святославович, представитель языческого народа — с языческим нравом, представитель христианского народа — с христианским нравом: один другому совершенно противоположны. Господь, провидя делателя Своего, призвал его, как некогда мытаря Закхея, сказав: И сей сын Авраамль есть. Днесь в дому твоем подобает Ми быти (Лк. 19, 5, 9). От посещения Христова мытарь переродился и сказал: Се пол имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого ним обидех, возвращу четверицею (Лк. 19, 8). Переродился и Владимир в водах крещения: вышед от воды, он совлекся ветхого Адама, облекся во Христа, и сделался новым человеком. Во Христа крестился, во Христа облекся (Галат. 3, 27), что укажет христианская его деятельность.

После крещения, возвратясь из Херсона, Владимир привез с собой законную супругу — княгиню Анну, сестру греческих царей, первого митрополита Михаила, священников, монахов и клириков, мощи священномученика Климента, папы Римского, и ученика его Фива, святые иконы, книги и всю утварь церковную.

По возвращении в Киев, Владимир с великой радостью прославил Бога и стал заботиться о просвещении Киева и всей России. Прежде всего Владимир повелел крестить своих двенадцать сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода, Святополка, Вышеслава, Святослава, Станислава, Бориса, Глеба, Брячислава и Судислава. Они окрещены были митрополитом Михаилом в заливе Днепровском, называемом и поныне Крещатиком. Князь Владимир повелел объявить по всему городу, чтобы утром собрались все на реку Почайну: старый, малый, богатый и бедный, мужеский пол и женский.

Настало утро, пришел сам князь с болярами на реку, пришли архиереи, священники и безчисленное множество народа обоего пола, всякого чина и возраста. Повелено было всем, сняв одежды, войти в воду, разделивши мужеский пол от женского. Многочисленными толпами стояли киевляне в реке, кто глубже, кто мельче, смотря по возрасту. Священники в священных облачениях, стоя на берегу, читали над ними молитвы крещения, нарицали им имена и погружали их в воду во имя Святой Троицы. И так окрещен был весь Киев в 988 году. Благоверный князь Владимир с невыразимой духовной радостью смотрел на крещение своего народа и, воздев руки и очи к небу, произнес: «Господи Боже! Сотворивый небо и землю, призри на новокрещенные люди Твоя и даждь им истинно познать Тебя, Бога истинного, и утверди их в православной вере, и мне помози на видимые и невидимые враги и прослави в российских странах Имя Твое Пресвятое!»

По крещении народа Владимир повелел сокрушить идолов и до основания разрушить храмы идольские, а на тех местах строить святые церкви. Особенное попечение имел он при создании каменного храма во имя Пресвятой Богородицы, названного Десятинным. Впоследствии он был разорен Батыем, так что ныне видна только одна часть его. Во дни Владимира этот храм был великолепнее прочих устроен греческими мастерами и благолепно украшен.

Во время освящения его, когда все было кончено, благоверный князь пришел в свой храм, как древний Соломон в Иерусалимский, от него созданный, и так молился: «Господи Боже! Призри с небеси и виждь и посети виноград сей, и соверши, его же насади десница Твоя. Призри на новые сия люди Твоя, их же обратил сердца в разум истинный познати Тебе истиннаго Бога! Призри и на церковь сию, юже созда недостойный раб Твой, во имя рождшия Тя Пренепорочныя Матери Приснодевы Богородицы, и аще кто с верою помолится в сем храме: услыши молитву его и отпусти всяк грех и просимое полезное даждь ему, молитвами Пречистыя Богоматери». Долго и усердно молился Владимир, потом обратясь к присутствующим сказал: «От всего моего имения и городов в сию церковь даю десятую часть». Слова сии утвердил грамотой и клятву положил на последующие племена, если бы кто дерзнул нарушить его завещание. В этом храме положены мощи святого Климента, папы Римского, и вся утварь, принесенная из Херсона, пожертвована этому же храму.

Владимир, неутомимо заботясь о пользе своего княжества, повелел учить грамоте сыновей своих и болярских; посещал города и селения; крестил народ; строил церкви и назначал епископов и священников. Приближаясь к старости, он разделил землю Русскую на княжества и отдал сыновьям в управление, заповедуя им любить друг друга, довольствоваться каждому своим уделом, управлять народом во славу Божию, искать спасения душ человеческих, неверных приводить к вере, созидать церкви. Устроив таким образом каждого в своем княжестве, Владимир последнее время жизни своей занялся в особенности добрыми делами: устраивал церкви и монастыри, украшал их и щедро раздавал милостыню нищим. Часто делал у себя во дворце трапезы для иноков и для бедных, а немощным и больным, которые не могли приходить во двор царский, рассылал в изобилии по домам всякого рода пищу и питье.

Владимир-христианин со всеми сохранял мир и любовь, и настолько был милостив, что из страха Божия медлил наказывать даже злодеев. Митрополит Леонтий должен был говорить ему: «Князь, се в земле нашей умножились разбойники; зачем ты не наказываешь их? Они умножаются: ты Богом поставлен наказывать злых и миловать добрых». «Боюсь греха», — отвечал князь, — настолько утончилась совесть Владимира и умягчилось благочестивое его сердце. Во время княжения его прибыл в Киев преподобный Антоний от Святой Горы Афонской и поселился в пещере Варяжской над Днепром.

За три года до смерти Владимира скончалась супруга его, княгиня Анна. Незадолго до своей кончины благоверный князь получил известие, что печенеги идут на Россию: предсмертная болезнь не допустила князя самому идти против них, и потому, призвав сына Бориса, он послал его вместо себя с воинской силой. Владимир, день ото дня все более и более изнемогая силами и приготовляясь к блаженной кончине, исполнял все христианские таинства и с миром предал душу свою в руце Божия 15 июля 1015 года.

Тело его было принесено в Десятинную церковь, куда собрались киевляне и окрестные жители. Все плакали и рыдали по своем отце и ходатае пред Богом.

Погребение совершено было великолепно, и мощи его положены в мраморном гробе в том же храме Пресвятой Богородицы, им созданном. Память ему установили праздновать как святому равноапостольному просветителю земли Русской 15 июля.

Аще кто единаго грешника обратит от заблуждения и изведет честное от недостойнаго, будет яко уста Божия (Иак. 5,20 и Иер. 15, 19), кольми паче толикие народы от пагубной прелести бесовской отвративый и к Богу приведый, яко уста Божия обретеся и со святыми вчинися в церкви Христа Бога нашего, Ему же честь и слава со Отцем и Святым Духом.

Святые мученики князья Борис и Глеб, во Святом Крещении Роман и Давид

(24 июля 1015 г.)

Святые князья Борис и Глеб — прекрасные цветки новопросвещенной русской земли, ранние яркие звезды, отрадно засветившие с первым появлением христианского небосклона над Россией.

По глубокой нежной любви к новой вере братья-князья были лучшими из сыновей святого Владимира. Новая вера отражалась в душе и жизни их, как в чистой воде небесный луч света. Дети одной матери христианки-болгарыни, рожденные незадолго до крещения Владимира, они росли и развивались в благочестии, нетронутые заразой язычества. Под влиянием такого живого благочестия, каким дышал равноапостольный отец, под влиянием тех дивных подвигов любви христианской, которыми цвела жизнь христианина Владимира, юные князья впитывали в себя благочестие с самой первой юности своей. Они оба любили только назидательные книги, как любил и праведный отец. «Борис, — говорит древний летописец, — научен быв грамоте, брал книги и прилежно читал их, особенно же жития и подвиги святых, а Глеб слушал чтение старшего брата со вниманием, как бы наслаждаясь самым приятным увеселением».

Братья так много и так внимательно читали полезные для души писания, что целые изречения из книг глубоко печатлелись в нежных душах их и они могли повторять их себе и в поле и в городе, в доме и храме; так это видим и в истории страдания их. И как сильно поражались сердца их тем, что они встречали в святых книгах! Читая о страданиях святых мучеников, Борис обливался слезами и так молился: «Господи Иисусе Христе! Удостой меня участвовать в святом произволении святых Твоих; научи меня идти по их следам! Молю Тебя, Господи! Да не увлечется душа моя суетою мира сего; просвети сердце мое, чтобы оно знало Тебя и Твои заповеди, даруй мне дар, какой даровал Ты угодникам Твоим!» Братья любили отца своего и любили друг друга; любили отца не только по движениям сердца к отцу, но любили в нем наставника своего, любили в нем живой пример благочестия. Такова же была любовь их между собой — любовь святая! Когда пришлось назначить им уделы, отец назначил для них Ростов и Муром, чтобы таким образом значительные пространства не разделяли любящих братьев.

Правила святой жизни, в каких воспитывались они у отца, открылись на деле и в новом кругу их жизни. «Вера — первый предмет любви святой», — так учил их отец. Они, прибыв в уделы, делали что могли для распространения святой веры. Нестор пишет о святом Борисе: «Много показа милосердия в области своей, не точию же к убогим, но и ко всем людям, якоже чудитеся милосердию его и кротости». Указав ту же сердечную мягкость и доброту в Глебе, он говорит о них: «Пребыста в научении Божиих словес, милостыню творяще нищим, и убогим, и вдовам, яко не имети у себя ничто же, разве одежды». Дивно ли, что отец любил таких детей более чем других?

Возраставшая злоба Святополка, слух о движении печенегов тревожили душу Владимира. Он вызвал к себе из Ростова любимого сына Бориса. Приближаясь ко гробу, Владимир хотел объявить его наследником своего престола, минуя старших братьев, и потому приказал ему идти против печенегов. «Готов на все по твоей воле», — отвечал Борис и поспешил на врагов. Жадный до власти, Святополк смотрел на Бориса как на врага своего. В это время святой Владимир умер в Вышгороде. Борис узнал о смерти отца на реке Альте, где стоял после напрасной погони за бежавшими печенегами. «Свет очей моих, — говорил молодой князь с горькими слезами, — не буду я более наслаждаться благим учением и мудростию твоею, не увижу более старческих седин твоих! Не удостоился я быть при кончине твоей, увы мне, отче мой!» Окружавшие его предложили ему изгнать Святополка из Киева и занять престол отца. «Нет, — отвечал Борис, — не подниму я руки на брата моего; умер отец мой, пусть он будет мне вместо отца». А Святополк в это время замышлял свое: как бы убить Бориса и завладеть киевским престолом. Тайно явился он в Вышгород и, созвав известных ему боляр, сказал: «Вы точно преданы мне?» «Готовы положить головы за тебя», — отвечали они. «Если так, — сказал Святополк, — то не говоря никому ни слова, идите убейте Бориса».

Был вечер субботы. Борису дали знать, что его хотят убить. Он стал со слезами молиться Богу, потом лег в постель и опять молился и горько плакал. Ему сказали, что уже идут убийцы, он опять стал пред иконою и молился: «Господи! Ты пострадал за грехи наши, удостой меня пострадать за Тебя! Умираю я не от врагов, а от брата; не поставь ему того во грех!» Затем простясь со всеми, он спокойно лег на постель. Убийцы, как звери, ворвались в шатер, ударили Бориса копьем и, думая, что он уже мертв, вышли из шатра. Но рана, нанесенная Борису, не была смертельна. Блаженный юноша встал на ноги и вышел из шатра с молитвой на устах. Один из злодеев опять ударил его в грудь копьем. Верный слуга его, Юрий, хотел прикрыть собой господина своего и был убит. Затем, обвернув тело Бориса в шатер, они повезли его, еще дышавшего, к Святополку. По приказанию брата-зверя два варяга докончили убийство. Тело святого Бориса тайно было привезено в Вышгород и погребено при церкви святого Василия. Так скончался Борис июля 24 дня. Он был высок и статен, лицо имел круглое, красивое, со взором ясным и веселым, с малою бородою и усами, так как был еще молод.

Святополку мало было смерти Борисовой. По наущению латинского бискупа Рейнберга, он послал убить и Глеба. Действуя везде коварно, отправил он к брату гонца с приглашением: «Иди скорее, отец болен и зовет тебя». Глеб спешил в Киев. В Смоленске получил он известие через брата Ярослава, что отец умер, а Борис убит Святополком.

Глеб оплакал смерть отца и еще более плакал о брате, которого нежно любил. «Не услышу я более кротких наставлений твоих, любимый брат! Если получил ты дерзновение у Господа, моли, чтобы и я пострадал, как ты; лучше быть с тобою, чем в этом злом мире», — так говорил горюющий Глеб, рано узнавший пустоту мира. Между тем убийцы, посланные Святополком, приближались к Смоленску. Спутники Глеба увидали их и схватились за оружие, чтобы защитить любимого князя. Добрый князь сказал им: «Братцы, если не будем драться с ними, то взяв меня, они не осмелятся покуситься на жизнь мою, а поведут к брату; если же вступим с ними в бой, то и меня убьют и вас также; плывите к берегу, прошу вас, а я один останусь на середине реки». Жаль было им оставить князя беззащитным, но они в тревоге мыслей послушались, поплыли к берегу со слезами на глазах, озирались и ждали, что будет. Святой охранял жизнь слуг своих, свою же жизнь предал воле Божией. Убийцы, приблизившись к лодке князя, остановили ее и схватились за оружие. Напрасно Глеб старался удержать их от злодеяния; напрасно говорил, что ни пред ними, ни пред братом ни в чем не виноват, свирепый воин Горясер закричал повару святого юноши: «Бери нож и зарежь господина твоего, иначе погибнешь сам». Повар родом из торков, не так как венгерец Юрий, павший за Бориса, вынул нож, взял Глеба за шею, чтобы отнять жизнь. Глеб молчал, обратясь всею душою ко Господу. Став на колена, торчин заколол святого, как агнца кроткого, перерезав ему гортань. Так взошел в вечные обители юный праведник, 5 сентября 1015 года. Убийцы вынесли тело его из лодки и бросили между колодами, в глухом лесу.

За смертью святых страдальцев последовало кровавое волнение во всей России. Ярослав нанес решительное поражение братоубийце и, заняв престол отца, немедленно стал собирать сведения, как и где погребены братья. По расспросам узнал он, что святой Борис похоронен в Вышгороде у церкви святого Василия. Долго искали дорогие останки святого Глеба, но нигде не находили их, и не прежде, как через год, тело его найдено случайно охотниками. Священники со свечами и кадилами перенесли нетленные мощи его в лодку и перевезли в Вышгород, где положили их вместе с телом святого Бориса. С тех пор святые мученики начали являть различные знамения и чудеса. Из многих выберем одно. В Минее святителя Димитрия говорится так: «Благоверный князь Александр, прозываемый Невский, княжествующе в Великом Новгороде, име брань с немцами; и егда с воинством своим прииде на реку Неву, един от воевод его, именем Филипп, муж богобоязненный, имея порученную ему нощную стражу, виде (восходящу солнцу) на воде корабль, и посреде корабля святых мучеников Бориса и Глеба, стоящих в одеждах червленных, гребцы же седяху аки мглою одеяны. И рече святой Борис к святому Глебу: брате Глебе, пойдем скоро, да поможем сроднику нашему князю Александру на неистовые немцы. То видение воевода оный поведа князю своему. И в той день князь Александр, помощию святых мученик Бориса и Глеба, победи и попра немецкую силу, и короля их сам уязви мечем в лице и с торжеством в Великий Новгород возвратися».

Святой Феодор, епископ Ростовский

(8 июня 1023 г.)

В кратком рукописном сказании, сохранившемся в Суздальском соборном храме, написано: «Прием святитель Феодор паству словесных овец в Суждальской стране, и видя их помраченными, начал, возлагая на Бога упование, святи семя Слова Божия, идольские капища разрушая; храмы же святые во славу Божию созидая и украшая. Зряше бо народы богоугодное житие его и кроткий нрав и слыша богодухновенное учение его, по премногу удивляшеся, обращахуся в веру Христову и приимаху святое крещение». Нетленные мощи святителя Феодора и поныне открыто почивают в Суздальском соборе; над мощами есть надпись на стене с 1635 года: «В лето 6498 (990) первый благоверный и великий князь Владимир просвети Суздальскую землю святым крещением и паству вручи епископу Феодору». В том же 990 году святитель Феодор построил в Ростове из дубового дерева соборный храм в честь Богоматери. Грубые язычники Ростова враждебно встретили первого христианского епископа и много наносили ему оскорблений и, по выражению Степенной книги, «епископ Феодор изнемог от упорных язычников, не принимавших крещения и был изгнан от неверных людей». Изгнанный из Ростова в 992 году, он жил в поселении, сделавшемся впоследствии городом Суздалем, и благодатная проповедь его сохранилась в благодарной памяти края Суздальского.

Когда святой Борис послан был в 1010 году на место князя Ярослава, поступившего в Новгород, тогда святитель Феодор возвратился вместе с ним и пробыл в Ростове до 1014 года, пока не вызван был князь Борис больным отцом в Киев. Страдальческая кончина князя Бориса и последовавшая затем кровавая борьба благоприятствовали только злобе язычества. Трудно было епископу Феодору удержаться в такое время между закоренелыми язычниками и после многих усердных трудов над просвещением народа проповедник истины был вторично изгнан. В Суздале он оставался до самой смерти своей, последовавшей в 1023 году. Над гробницей святителя в XVI веке возложен дорогой покров с следующей шитой надписью: «л. 7089 (1581), молясь Пресвятой Богородице и великому чудотворцу, епископу Феодору Суждальскому, положила сей покров на великого чудотворца епископа Феодора, супруга князя Владимира Андреевича, княгиня Евпраксия». Местная память святителю Феодору творится 8 июня.

Святители Иоаким, Лука и Герман, Новгородские чудотворцы

(И. 10 февраля 1030 г.; Л. 10 февраля 1058 г.; Г. 10 февраля 1096 г.)

Милостью Божиею, церковь Великого Новгорода установила праздновать память сих святителей 10 февраля 1439 года. Блаженный Иоаким был из числа тех священников, которые пришли из Корсуня с первым митрополитом Киевским Михаилом, и поставлен епископом в Новгород. Еще в сане священника он проповедовал святую веру в Новгороде, построил там храм Преображения Господня и крестил многих из язычества.

В то время язычники в Новгороде упорно отстаивали свое заблуждение, доходили до бунта, не слушали проповеди евангельской и распоряжений князя Владимира.

Иоаким был посвящен в 993 году во епископа Новгороду для обуздания бунтовщиков; туда были также присланы полководцы Добрыня с Путятой для усмирения их. Иоаким разорил языческие жертвенники, низвергнул главного идола Перуна и подобно тому, как первосвятитель Михаил низвергнул идола Перуна в Днепр, приказал утопить его в Волхове. Многие новгородцы доведены были до совершенного убеждения в несостоятельности идолов. Сподвижник блаженного Иоакима Путята, строгий к возмутителям, действовал на совесть мерами убеждений. Князь Ярослав открыл училище в Новгороде: собрал детей от старост и от пресвитеров до трехсот и повелел учить их грамоте. Блаженный епископ Иоаким назначил в наставники ученика своего Ефрема, который усердно обучал детей истинам святой веры, а через них передавал наставления и их родителям. Блаженный Иоаким построил храм Софии, Премудрости Божией, также устроил монастырь, называемый Софийский или Десятинный, на месте низвержения Перуна. Еще он построил храм Богоотец Иоакима и Анны, в котором и был погребен в 1030 году.

В конце XVII века мощи его перенесены были в кафедральный Софийский собор, где положены в золотой паперти. Святой Иоаким изображен в алтаре Софийского собора на стене, первым между новгородскими святителями Лукою, Германом и Симоном.

Блаженный Лука, сколько известно, первый из русских удостоился епископского сана, в 1035 году. О русском происхождении его говорит прозвание его Жидята. В его время и под его надзором строился каменный Софийский собор, доселе существующий и освященный в 1049 году. Нужда в этом храме стала настоятельная, потому что Софийский собор деревянный, построенный блаженным Иоакимом, сгорел в 1045 году.

Блаженный Лука для росписания нового Софийского храма выписывал иконописцев из Цареграда. Иконопись и мусия в алтаре, на горнем месте, сохранились до сегодня, и особенно некоторые изображения весьма хороши в строго иконописном стиле.

Спустя пять лет по окончании собора, праведный пастырь подвергся горькой участи: он был оклеветан слугой своим Дутиком; его вызвали в Киев, где содержался он три года. В чем состояла клевета — неизвестно; но невинный святитель был оправдан, а клеветнику отрезали нос и руки. Блаженный Лука снова вступил в управление паствою; потом еще раз ездил в Киев и на возвратном пути скончался 15 октября 1058 года.

Святой Лука составил для церкви пастырское поучение, драгоценное по простоте своей и по силе духа. Святость жизни блаженного Луки оказалась несомненной: спустя пятьсот лет после его кончины, по случаю пристройки к приделу церкви Иоакима и Анны, мощи его в святительском омофоре обретены нетленными и положены в Мартириевой паперти Софийского собора.

О блаженном Германе, по Новгородскому списку летописей, известно, что он хиротонисан в 1078 году и преставился в Киеве в 1096 году. Блаженный Симон поставляет его между воспитанниками Пещерной обители и по русским святцам видим его между Печерскими подвижниками.

Преподобный Моисей Угрин

(26 июля 1046 г.)

Святой Моисей Угрин и брат его Георгий служили при святом князе Борисе, которого посланные Святополком убили на реке Альте. Когда убийцы напали на Бориса, Георгий (Юрий) хотел защитить своего господина; но тут же был поражен воинами Святополка, которые отрубили ему голову ради золотой гривны, пожалованной ему Борисом и надетой на его шее.

Моисей, избавившись от смерти, ушел в Киев и скрывался от Святополка у княжны Предиславы, до пришествия ее благочестивого брата князя Ярослава, который отомстил за смерть брата своего Бориса и, победив безбожного Святополка, прогнал его в Польшу. В Польше Святополк уговорил короля Болеслава идти на Киев. Благочестивый Ярослав был изгнан, Святополк остался в Киеве, а Болеслав ушел обратно в свою землю, захватив с собой в плен двух сестер Ярослава, многих боляр, в том числе и блаженного Моисея Угрина, которого вели окованного в цепях.

Моисей был красив и мужествен. Одна богатая, знатного рода полька, которой муж был убит в походе с Болеславом, воспламенилась любовью к красоте блаженного Моисея и испросила у короля Болеслава этого пленника. Истощив все средства, чтобы склонить его к преступной страсти своей, она дошла до тиранства; но крепкий адамант, подобно Иосифу Прекрасному, остался непобедим, не страшась ни прельщений, ни мучений.

«Бог моя защита!» — говорил он. Господь вскоре послал помощь рабу своему Моисею для исполнения давнего обета, по желанию сердца его: неожиданно явился к нему один афонский иеромонах, который и постриг его в монашество. Искусительница, узнав о пострижении в иночество любимого ею пленника, запылала злобой и приказала бить его палками до тех пор, пока не сбросит с себя черной одежды. «Бейте меня, — повторял блаженный Моисей, — но не требуйте невозможного». Злобная полька пожаловалась королю, который дозволил ей делать с Моисеем, что она хочет, и в угождение ей приказал изгнать всех черноризцев из своих владений. И такие-то причины бывают поводом гонения на монахов!

Действия страстной польки доходили до безстыдетва; но наглое ее нечестие не осталось без отомщения Божия! Болеслав внезапно умер в 1024 году, в земле ляхов произошел мятеж: народ бунтовал, погибла и несчастная полька, сделавшись жертвой общего мятежа. Много лет продолжались страдания блаженного Моисея Угрина, и после смерти мучительницы долго не мог укрепиться силами неповинный страдалец.

В 1031 году он был наконец освобожден в числе других пленников и поспешил в Киев к преподобному Антонию. Десять лет провел он в посте и молитве, и за победу над страстью своей мучительницы он получил от Господа дар врачевать от этой страсти. Преподобный Моисей, предузнав свою кончину, причастился Святых Христовых Таин и мирно почил при жизни преподобного Антония в 1046 году. Мощи его почивают в пещерах Антониевых.

Святая благоверная Великая княгиня Анна

(4 октября 1050 г.)

Великая княгиня Анна, супруга Великого князя Ярослава I, дочь шведского короля Олафа, получила от отца в приданое город Альдейгабург, или Старую Ладогу; в язычестве называлась Ингигерда, во Святом Крещении Ирина, а в иночестве приняла имя Анны. Она первая из княжеского рода постриглась в иночество, обычай, заимствованный от греческих государей, начался в России с XI века и продолжался до XVII. Благоверная княгиня отличалась глубоким благочестием и старалась детей и внуков своих воспитывать в благочестии. По ее желанию и по усердию ее супруга Великого князя Ярослава построен в Киеве монастырь Святой Ирины. Чтобы не расставаться со своим старшим сыном, она переселилась из Киева в Новгород, где и провела последнее время жизни своей. На древних новгородских иконах она изображена с именем Анны под 4-м числом октября. Мощи благоверной княгини и поныне открыто почивают в Новгородском Софийском соборе. Она преставилась 10 февраля 1050 года. Память ее совершается 4 октября вместе с памятью ее сына святого Владимира Ярославича, князя Новгородского.

Святой князь Владимир Ярославович

(4 октября 1052 г.)

В летописях не сохранилось полного жития благоверного князя и только некоторые его воинские дела записаны; но для церкви Новгородской всегда священна его память, доколе стоит Софийская церковь, в которой нетленно почивают его мощи.

Еще в юных летах, как старший из сыновей Великого князя Ярослава, он принял княжение новгородское, старейшее между областями русскими, и оемьнадцать лет управлял сею отчиной; лучшим его памятником остался Софийский собор, сооруженный им несколько позже Киевского, в 1045 году, и уцелевший доселе во всей древней красоте своей. В воинских делах не имел он большого успеха, хотя и отличался личной храбростью, свойственной его роду. В 1042 году ходил он с дружинами новгородскими на Ямь (нынешнюю Финляндию), и хотя победа осталась за ним, но воины его потеряли от мора всех коней; на следующий год он был послан отцом своим Ярославом с сильной дружиной в Царьград, чтобы наказать греков за убийство одного из именитых купцов русских. Много потерпел святой Владимир в этой войне, сам едва не поплатился жизнью, но окончил ее со славой и пришел в Киев со множеством пленных. Таковы были его дела воинские, и кто же усомнится в его христианских добродетелях, которые приобрели ему любовь современников и уважение потомства? В супружестве он имел дочь короля английского Гаральда. Вот все, что известно о житии блаженного князя; он скончался в возрасте мужества в 1052 году, оставив по себе одного только сына Ростислава.

Его мать, рядом с ним нетленно почивающая в соборе, была дочь короля шведского Олафа, и во Святом Крещении названа Анною; постригшись по смерти супруга, она сделалась участницей сыновней славы в лике святых и первая из княгинь русских в XI веке подала пример пострижения, по обычаю греческих цариц.

Преподобный Ефрем Новоторжский

(28 января 1053 г.)

Сей преподобный Ефрем был брат Моисея Угрина и Георгия, убиенного с князем Борисом на реке Альте.

Все трое служили они усердно князю, и он любил их. Есть древнее известие, что они ушли из Венгрии по религиозным неприятностям: в то время Венгрия была православного исповедания, но король Стефан, сын Гейды, вступил в брак с бургундской принцессой, и родственные связи со многими домами Запада уклонили его в папизм; он призвал толпы западных монахов, дозволил им фанатически действовать, как против язычников, так и против христиан восточного исповедания. Без сомнения, такие действия вынудили трех братьев, истинно православных, оставить родную землю. Они пришли в Россию и вступили в службу к святому князю Борису; но и здесь пришлось им видеть жалкие происки папистов. При жизни равноапостольного Владимира пришел к Святополку с дочерью Болеслава, короля польского, бискуп Рейнберг. Он стал наущать Святополка восставать против отца его, Великого князя Владимира, чтобы потом отторгнуть юную русскую церковь от восточной. Святой Владимир вовремя узнал об этом и посадил немедленно сына с злонамеренным наставником в тюрьму, но вскоре, по настоянию короля Болеслава, освободил их. В темнице, говорит западный писатель, почтенный отец совершил то, чего не мог совершить открыто: совратил в папизм Святополка, научил его восстать против отца, убить трех братьев и завладеть престолом, чтобы удобнее распространить власть папы над Россией. Опыты такой политики отцов Римской церкви, к несчастью, всем известны. Когда святой Борис был убит жалким воспитанником бискупа, с ним вместе убит был и Георгий, брат сего преподобного Ефрема. Блаженный Ефрем пришел на берега Альты, чтобы отыскать тело брата своего, но нашел только одну его голову, узнав ее по особым признакам. С радостными слезами взял он с собой это сокровище и, оставив суетный мир, принял монашество и удалился на реку Тверцу, где основал монастырь.

Когда прославились мощи святых князей Бориса и Глеба, преподобный Ефрем в честь и память их воздвиг каменную церковь в своей обители и возрадовался духом, что в его храме торжественным песнопением славятся святые князья-мученики, близкие ему при жизни. Сколько отрадных чувств возбуждалось в старческой думе, сколько приятных воспоминаний в светлом уме преподобного! Память родных братьев сливалась с памятью святого князя Бориса, которого он так пламенно любил и которому усердно служил. Теперь он молился день и ночь о том, чтобы и за гробом не разлучиться с ними. Преподобный Ефрем достиг высокого духовного преуспеяния и в глубокой старости почил о Господе 28 января 1053 года.

По завещанию его глава брата его Георгия положена была в одном гробе с ним.

При мощах его совершались многие чудеса.

Преподобный Варлаам

(19 ноября 1065 г.)

Преподобный Варлаам пострижен в пещере святого Антония иеромонахом Никоном еще прежде основания Печерского монастыря. Потом назначен был игуменом монастыря святого Димитрия. Он был сын славных и богатых родителей и много пострадал от них за поступление в иночество. Сияющие добрыми делами в темной пещере преподобные отцы Антоний, Феодосий и Никон, как три светильника, достойно предстоящие Святой Троице, изобиловали медоточивым учением и, не оскудевая, напояли всех приходящих к ним с верою насладиться словес благодати, исходящих из уст их. Пришел и сей блаженный Варлаам, сын благородных и христолюбивых родителей Иоанна и Марии, первых вельмож князя Изяслава, внук славного Вышаты, правнук воеводы Остромира. Варлаам в юности сиял душевной чистотой и красотой телесной. Он всей душой прилепился к святым отцам Антонию и Феодосию, ни во что вменяя славу и богатство, возлюбил нищету и возжелал непременно жить в темной пещере с преподобными отцами. Однажды пришел Варлаам к преподобному Антонию и открыл ему свое желание, говоря: «Отче честный! Если угодно Богу, хотел бы и я жить с вами и просить тебя постричь меня в монашество». Преподобный Антоний отвечал ему: «Чадо, благо хотение твое и мысли твои исполнены благодати, но по любви к миру, богатству и славе не пришлось бы тебе возвратиться вспять и в таком случае не будешь управлен в Царство Небесное, а аслужишь посмеяние». Много старец беседовал на пользу души Варлаама, и сей, слушая, пламенел божественной любовью к иноческому житию и в таком настроении духа отправился в дом свой.

На другой же день после беседы со старцем Варлаам оставил родителей и даже обрученную ему невесту и отправился в Печерскую обитель. Одетый в светлую брачную одежду, окруженный множеством юношей, на богато убранном коне, в славе великой подъехал он к пещере. Преподобные старцы, отдавая должную честь вельможам, вышли к нему навстречу и поклонились по обычаю. Варлаам сошел с коня своего и также поклонился им до земли, потом снял с себя болярскую одежду и положил к ногам преподобного Антония, также и убранного коня поставил перед ним и сказал: «Отче, вот вся красная прелесть мира сего, твори с ней что тебе угодно, я же все это вменяю ни во что: душа моя ищет единого Бога, желает жить в пещере, чтобы приобрести Христа моего. Не хочу более возвращаться в дом мой». «Чадо, — сказал Антоний, — подумай кому обещаешься и чей воин желаешь быть. Здесь невидимо предстоят Ангелы Божии и приемлют твое обещание, но знай, что отец твой восстанет против тебя, придет сюда со многою властью, возьмет тебя отсюда и мы не в силах будем помочь тебе. Тогда ты окажешься пред Богом как лжец и отступник». Блаженный отвечал старцу: «Отче, верую Богу моему, что, если отец мой станет мучить меня, не возвращуся к мирской жизни: прошу тебя ради Господа, постриги меня скорее». Преподобный Антоний, видя ревность юного Варлаама, велел блаженному Никону немедленно постричь его в монашество.

Болярин Иоанн, узнав, что любимый сын его в пещере принял монашество, прогневался на преподобных, взял с собой множество подчиненных, пришел в пещеры, разогнал иноков, а сына своего вывел вон и, сняв с него все монашеское одеяние, мантию и камилавку с клобуком, бросил в болото, потом одел его в светлую, дорогую одежду, как прилично вельможе. Блаженный снял ее и бросил на землю; тогда отец приказал связать его, опять одеть в богатую одежду и вести через весь город в дом свой. Преподобный, истинно горя любовью к Богу, был непобедим в своем убеждении: дорогой увидел он грязный ров, вошел в него, сбросил светлую одежду с себя и затоптал ногами, а с ней вместе попрал и замыслы лукавого врага.

Много пришлось еще преподобному вытерпеть искушений в родительском доме, но воин Христов смирением и молитвой победил козни вражие: жестокость отца превратилась в кротость, он призвал сына, обнял его, с рыданием целовал и с миром отпустил в пещеры. В доме начался плач и вопль как по мертвецу, а блаженный Варлаам, как птица избавившаяся от сетей, удалися, бегая и водворися в пустынь (Пс. 54, 8). Преподобные старцы, увидев его, возрадовались духом и прославили Господа, что услышал молитву их.

Преподобный Антоний, видя великодушие и превосходную добродетель блаженного Варлаама, благодарил Бога, что в цветущей юности старческие плоды обретаются и что благодатию Божиею он может быть руководителем других. По совету братии Варлаам назначен был игуменом, а преподобный Антоний, любя уединение, переселился на холм под новым монастырем, где выкопал себе пещеру для помещения и в ней безмолвствовал, занимаясь богомыслием. Доныне в этой пещере почивают его мощи. Преподобный Варлаам, видя, что братия не могут более помещаться в пещере для богослужения, начал созидать с благословения преподобного Антония деревянную церковь Успения Пресвятой Богородицы, куда иноки стали собираться для божественного пения. Тогда известно стало житие их в пещере. Впоследствии Великий князь Изяслав Ярославич, во Святом Крещении Димитрий, создал каменную церковь во имя Ангела своего, великомученика Димитрия, и монастырь устроил. Преподобного Варлаама, как сродного себе и в добродетелях иноческих искусного, перевел из пещер в свой монастырь и поставил игуменом.

Варлаам с мудростью пас стадо Христово, но не оставлял и обычного своего пещерного правила, и всех просил и убеждал подвизаться для спасения души. В довершение своих подвигов пожелал он сходить во святой град Иерусалим поклониться Гробу Господню. Посетив святые места, он возвратился в свой монастырь.

Через несколько времени Варлаам отправился в Константинополь и там обошел все монастыри. Закупив все нужное на потребу монастырскую, он на обратном пути в свою обитель заболел во Владимире, в монастыре, называемом Святая Гора, и в нем с миром окончил дни свои. Умирая, просил он окружающих, чтобы тело его отвезено было в Печерский монастырь и там предано земле. Иконы, купленные им для монастыря, завещал вручить преподобному Феодосию, что и было исполнено по его желанию.

Честные мощи его и доныне почивают в пещере преподобного Антония.

Святой Иларион, митрополит Киевский

(28 августа 1066 г.)

Из летописи преподобного Нестора видно, что Иларион был священником при храме княжеского села Берестова, где был дворец Великого князя Ярослава, который, по примеру отца своего, любил украшать христианский храм своими дарами. Иларион и тогда был известен как «муж благий и книжный, еще же и постник». Он выкопал в днепровской горе малую двухсаженную пещеру и по совершении служения в придворной Берестовской церкви удалялся от шума и суеты житейской в свою пещеру для уединенных молитв и благочестивых подвигов. В житии преподобного Антония значится, что Иларион был им пострижен в иночество и потом удостоился святительства.

Когда умер митрополит Феопемпт в 1049 году, Великий князь Ярослав положил возвесть на кафедру митрополита всея России благочестивого и просвещенного Илариона, но по случаю охлаждения к грекам за жестокое обращение с русскими пленниками, не отправил его в Константинополь для посвящения, как, бывало, посылали прежних митрополитов, и блаженный Иларион был поставлен в Киевского митрополита собором русских архипастырей. Сам блаженный Иларион пишет в конце своего исповедания: «Аз, милостию человеколюбивого Бога мних и пресвитер Иларион, изволением Его, от благочестивых епископов священ бых и настолован в велицем граде Киеве, яко быти в нем митрополиту, пастуху же и учителю. Быша же си в лето 6559 (1051) владычествующу благоверному кагану Ярославу, сыну Владимерю». Посвященный в митрополиты по древнему правилу святитель Иларион испрашивал и получил утверждение себе в звании митрополита от патриарха. В его время, говорит древняя летопись, вера христианская начала приносить плоды в жизни народа, умножились церковные училища, процветало духовное просвещение и истинное благочестие; к его же времени относится устройство церковного богослужения. Он освятил храм во имя великомученика Георгия и установил праздновать память великомученика Георгия 26 ноября.

Святой Иларион понимал нужды своей паствы, и его глубокая любовь к людям и отечеству находила средства удовлетворять их. По своим писаниям, обличающим светлый ум и глубокое знание, он навсегда останется в памяти народной как учитель веры и живого благочестия. Он много писал против иудейства, проповедники которого добивались распространить свое учение в России и жестоко отзывались о христианстве. Блаженный Иларион, раскрывая всемирное значение христианства, так доказывает превосходство благодати Христовой пред законом: «Прежде в одном Иерусалиме было место для поклонения Богу, ныне же Святая Троица славится по всей земле и принимает поклонение от всей твари: малые и великие славят Бога». Мысль о всемирном значении христианства применяется им к русскому народу, и объясняется, сколько благодеяний принесло с собой христианство в Россию: «Уже не капища строим, — пишет он, — но созидаем церкви Христовы; не закалаем друг друга в жертву богам, но Христос за нас закалается и раздробляется в жертву Богу и Отцу; уже не кровь жертв вкушаем и погибаем, но вкушаем Пречистую Кровь Христову и спасаемся… Мы были прежде подобны зверям и скотам, не умели различать правой руки от левой, привязаны были к земному и нимало не заботились о небесном; но и к нам послал Господь заповеди, которые ведут к жизни вечной». В исповедании веры митрополит Иларион излагает свои понятия о догматах веры, о Святой Троице, воплощении Сына Божия, о будущем суде и воскресении, о почитании икон и святых угодников и так говорит в заключение: «Так верую и не постыжусь; исповедую пред народом и за исповедание готов положить и душу».

«Молю вас, братия, — пишет блаженный подвижник веры, — позаботьтесь о вечной светлой жизни, которую Господь, по своей милости, дает нам даром; а от удовольствий сей временной жизни будем удаляться, как от ядовитых змей: не прикасайтесь к ним. Господь приготовил нам жизнь на небе и зовет нас… Он уготовал брак Сыну Своему, то есть Небесное Царство и послал слуг своих звать нас, то есть послал апостолов, пророков и мучеников. А мы отказываемся и говорим: жену поях не могу идти, волы купих иду искусить их, село купих иду соглядать его; и другими делами жизни сей отказываемся от жизни вечной. Не слышим ли, что Господь говорит: не заботьтесь о утре, что есть или пить или во что одеться. Смотрите на птиц небесных, как они не сеют, не жнут, не собирают в житницу; смотрите на полевые цветки, как растут они, а не трудятся. Слыша это, братия, воспрянем как от сна и пойдем по узкому пути, который ведет в Царство Небесное. Отдадим тело свое на труды, на пост, на молитву, на воздержание, на поклоны. Царство Небесное с нуждами берется и принуждающие себя берут его. Почему же мы не жалеем себя, когда леностью своей лишаем себя жизни вечной? Понудим же себя на краткое это время. Хотя бы и гореть нам в огне, но и это было бы только до смерти. Зачем же угождать этому глиняному телу?.. Пусть горим мы в огне, только бы там царствовать с Господом, в великой славе вечно. Но я не зову гореть. Нет. Но потрудимся, иссушим тела свои. Господь сказал: если зерно пшеничное, падши на землю, не умрет, то останется одно; и тем сказал ясно, что если не умрет телесная похоть, то не может принесть плодов духовных… Станем же трудиться. Скажете ли: мы немощны? Но ты только начни, сделай начало подвигу по силе своей, сколько можешь, и Бог, видя твой подвиг, подаст тебе помощь, как делателю добра. Не станем же откладывать подвига. Долга ли жизнь наша? Лет 50 или 60, а уж много 100. Много ли же нам трудиться? А между тем, там, на небе, будем вечно царствовать. Если же здесь станем сладко кормиться и пить и исполнять похоти плоти неудержимо, там вечно будем мучиться. Итак, позаботимся. Нас зовет Сам Христос — не человек, а Царь Царей и Господь всех. Преклоним ум наш к Нему, будем жить богомудренно, в посте и молитве, в труде и пении, плача о грехах своих, всегда имея пред очами Господа и день судный… Господь сказал: “В чем застану в том и сужу”. Примем это слово к сердцу, как бы нам не ослабеть к смерти. Не знаем мы, когда придет час смертный, похитить душу не готовую, осудить ее на вечный огонь. Если смерть застанет нас в раскаянии, то избавясь всего горького, получим обещанные блага».

В его сочинении «Похвала кагану Владимиру» красноречиво изображены заслуги и достоинства святого равноапостольного Владимира, просветившего Россию христианской верой, и оканчивается оно молитвой за Россию.

Достоверного известия не существует, но полагают, что кончина святого Илариона последовала в 1066 году. В рукописном каталоге святителей написано о нем: «Положен бысть в Печерском монастыре и крайния ради его добродетели бысть свят и чудотворец предивен», и по рукописным святцам он известен в числе киевских подвижников, — там сказано: «Положен бысть в Печерском монастыре».

Киевский митрополит Иларион, как первоначальный русский печерник, имел преимущественное право на покой в пещере Феодосиевой, потому что его пещера вошла в состав общей пещеры. Память его совершается 28 августа, как и всех угодников, нетленно почивающих в пещере Феодосиевой.

Преподобный Дамиан Целебник

(5 октября 1071 г.)

Преподобный Дамиан подвизался в Киевских пещерах во время игуменства преподобного Феодосия. Подражая своему начальнику в посте, молитвах, бдении и смирении, он получил от Бога дар исцелять различные болезни: святой помазывал болящих елеем с молитвой, и все, приходящие к нему с верой, получали исцеление.

Блаженный Дамиан пожил довольно времени в иноческих подвигах. При конце жизни он впал в болезнь и, чувствуя приближение смерти, стал молиться Богу со слезами, говоря: «Господи мой Иисусе Христе! Сподоби мя сообщником быть славы святых и с ними вместе приобщиться Царствия Твоего. Не отлучи меня, Владыко, от отца моего, преподобного Феодосия, и с ним причти меня в свете Твоем, его же уготовал любящим Тя». Так молился он, и внезапно предстал Ангел у одра его, в виде преподобного Феодосия, пал на его грудь и любезно целовал, говоря: «Чадо! Господь послал меня, чтобы известить тебя, что молитва твоя услышана, и прошение твое будет исполнено: ты сподобишься водвориться со святыми Его в Царствии Небесном. Когда Господь повелит тебе от мира сего представиться, неразлучен будешь от Него во веки». После этих слов он сделался невидим.

Блаженный Дамиан уразумев, что видение было от Бога, послал служившего ему брата к преподобному Феодосию, прося его прийти к нему. Когда старец пришел к болящему, тот с радостью вопросил его: «Отче! Будет ли так, как ты обещал мне?» «Не знаю, чадо, — отвечал преподобный, — что я обещал тебе». Тогда блаженный рассказал ему все подробно: как он молился, как явился ему некто в образе Феодосия и что обещал. Слушая его, богодухновенный старец прославил Бога, прослезился и сказал: «Ей, чадо, будет так, как тебе обещано. Ангел Божий являлся тебе в образе моем».

Дамиан, слушая отца своего, объясняющего видение, радовался духом и благодарил Бога. Потом целовал собравшихся вокруг него иноков и в добром исповедании с миром предал душу свою в руце Божии. Лицо его просияло, изображая собой радость души, отшедшей ко Господу. Тогда преподобный Феодосий повелел ударить в колокол, чтобы собрались и прочие братия. С пением и великой честью погребли тело угодника Христова в пещере его.

Молитвами преподобного Дамиана, да сподобит и нас Господь вселиться, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная.

Преподобный Иеремия Прозорливый

(5 октября 1071 г.)

Преподобный Иеремия благодатью Божией провидел будущее и знавал человеческие помышления; его называли российским пророком. Сей блаженный Иеремия был окрещен еще при святом князе Владимире, когда крестились киевляне, и достиг глубокой старости. По прошествии немалого времени после крещения пришел он в святой Печерский монастырь к преподобным Антонию и Феодосию, принял схимонашеский образ и в нем подвизался, ревнуя житию святых отец. За премногие его добродетели дан был ему от Бога сей дар пророчества. Иногда обличал он некоторых иноков наедине, с любовью исправляя их, советовал храниться от прилогов вражиих. Если который из братства замышлял выходить из монастыря, старец приходил к нему, обличал его помысл, удерживал от выполнения его и с любовью утешал скорбящего, прося крепко держаться в борьбе против врага и долготерпением побеждать его. Преподобный имел особенный дар укреплять братию в подвигах духовных, так что, слушая его, они делались непоколебимыми, и что кому возвещал он, то и сбывалось, и через это они получали великую пользу. Преподобный Иеремия после многолетних трудов своих мирно отошел в жизнь вечную к древним пророкам предстоять лицу Божию. Тело его погребено в пещере.

Святой Леонтий, епископ Ростовский

(23 мая 1073 г.)

Святой Леонтий был один из учеников преподобного Антония Печерского. По прибытии в Ростов, святитель Леонтий встретил там язычников суровых, упорных и диких, и вступил в борьбу с ними: закоренелые в своем заблуждении, они не хотели и слышать о Христе и Его божественном учении. Сколько ни старался святитель Леонтий увещевать и умолять, жалея их по любви христианской и сокрушаясь о их погибели, но они были глухи к его учению и не чувствовали любви его: сердца их окаменели в язычестве. За любовь они осыпали его бранью, ругательствами, побоями и наконец выгнали его из города. Но он решился не оставлять вверенного ему стада: поселясь за городом, близ ручья Брутовщины, он построил там небольшой деревянный храм во имя святого Архистратига Михаила.

Видя невозможность действовать на застарелое во зле поколение, епископ Леонтий стал действовать на поколение юное, способное принять и понять учение чистое, святое, которое неудобно прививается к сердцам и умам, опутанным различными увлечениями и страстями.

Привлекаемые его любовью дети охотно слушали слово Божие, и как на новой земле скоро коренились семена благодати. Старые, закоренелые язычники сильно раздражались на успехи святителя, который вооружился крестом Христовым, молитвой, постом и бдением. Невзирая на волнение ожесточенных слепцов, он возвратился в соборный свой храм для проповеди Слова Божия и обличения языческого нечестия. Обезумевшие язычники взбунтовались, вооружились дубинами и оружием, с буйным криком устремились к святому храму, дабы убить или изгнать святителя. Леонтий, узнав о сем, облачился в святительские одежды, также и причту приказал облачиться, и сказал: «Не бойтесь, дети, без Божией воли, они ничего нам не сделают». И сказав это, он вышел навстречу язычникам, спокойный и твердый, как Ангел Божий. Это неземное спокойствие в виду смерти поразило язычников; они упали наземь, иные замертво, другие ослепли. Святитель Христов восставил их и молитвой исцелил. Язычники раскаялись в своем заблуждении, приняли божественное учение и крестились.

С этого времени в Ростове начали разгоняться мрачные тучи неверия и воссияло солнце правды — свет благочестия.

Но равноапостольному святителю Леонтию предлежало еще венчаться венцом мученичества: не терпя поругания, диавол вооружил слуг своих на Леонтия, и они убили его: таков жребий апостолов, которые должны быть участниками Христовых страданий и испить чашу Его, да насладятся и в воскресении Его.

По истечении ста лет открыты были мощи святителя Леонтия. Древнее повествование говорит, «когда сняли гробовую доску, то увидели лице его, светящееся небесной славой; ризы его, как вчера надетые; после стольких лет не изменилось тело его». В руке держал он свиток, в котором были написаны имена пресвитеров и диаконов, постановленных его рукой. С сего времени начались совершаться при нетленных мощах его различные чудеса и знамения, исчисленные пророчески во святом Евангелии, преизобильно.

Преподобный Антоний Печерский

(10 июля 1073 г.)

Преподобный Антоний родился в 980 году в сорока верстах от города Чернигова, в местечке Аюбече, где и ныне указывают пещеру начальных его подвигов. С младенчества имел он страх Божий и желание иноческой жизни. Человеколюбивый Господь положил ему на сердце — идти на восток; сначала был он в Царьграде, потом пришел на Афонскую гору, где, осмотрев все монастыри и видя равноангельское житие иноков, еще более распалился духом к монашеству. Антоний просил настоятеля одного из монастырей принять его и постричь в иночество. Игумен, провидев в нем доброго делателя заповедей Христовых и преподав ему наставление, в чем заключается монашество и каков должен быть монах, принял его и постриг в ангельский образ.

С тех пор Антоний жил в монастыре и находился в совершенном послушании и отсечении своей воли, для исполнения воли Божией. В таком смирении прожил он немалое время на Афонской Горе, но Господу угодно было, чтобы Антоний шел на свою родину и там насадил благочестие и водворил иноческий чин. О сем было откровение от Бога игумену, который, призвав преподобного, объявил ему волю Божию. Выслушав его, как Самого Господа, Антоний принял от него благословение и отправился в свое отечество. Прибыв в Киев, долго искал он удобного места для помещения, наконец нашел пещеру, ископанную варягами над Днепром на горе Берестовой. В этой тесной, как могила, пещере, в глубоком безмолвии и уединении, подвизаясь день и ночь в непрестанной молитве, в умерщвлении тела постом и суровостью пещерных трудов, Антоний провел 40 лет.

Через несколько времени пришел к нему и преподобный Феодосий, которому было тогда 23 года от роду. В киевских пещерах находилось уже тогда несколько монашествующих и между прочими преподобный Никон, которому поручил Антоний постричь и Феодосия в ангельский образ.

Таким образом преподобный Антоний сделался в России первоначальником всех российских монахов, указателем стези, ведущей к Небесному Царствию, и основателем знаменитой Киевской Лавры. Но по любви к глубокому уединению преподобный Антоний не остался в пещере, когда из нее возникла Лавра, поручив братию игумену Варлааму, сам он скрылся на другой холм, ископал новую пещеру, известную ныне под именем Ближней Антониевой пещеры и почти не оставлял ее до кончины. В разных пещерах он потрудился 56 лет.

Преподобный Нестор летописец вступил в то же время в монашество, имея только семнадцать лет от роду. Осмотрев пещеры, глубоко вникая в иноческое жительство, он начал составлять летописи, написал и житие преподобного Антония, сиявшего как звезда дарованиями духовными, исцелял различные болезни и предвидел будущее. Слава его святой жизни привлекала к нему многих. Князья Изяслав Киевский, Святослав Черниговский и Всеволод Переяславский, отправляясь на брань против половцев, пришли с дружинами своими к преподобному Антонию, чтобы получить от него благословение. Провидя духом гнев Божий, святой прослезился и сказал им: «Грех ради ваших будете побеждены; воины ваши потоплены будут в реке; некоторые из них отведены в плен, а прочие погибнут от острого меча».

Все это сбылось, по пророчеству Антония, едва сами князья остались живы и спаслись бегством. Впоследствии преподобному много пришлось потерпеть за это пророчество: князь Изяслав изгнал его в Чернигов, но, побежденный кротостью и смирением святого мужа, раскаялся и послал просить его возвратиться в Киев. Незлобивый Антоний послушался князя и вернулся опять в Киевские пещеры к своей братии, которые оставались без него, как овцы без пастыря. Богу не угодно было, чтобы светозарное российское солнце — Антоний сиял в ином месте, а не в Киеве, откуда воссиял свет православной веры через святого князя Владимира. От того же места следовало воссиять и лучам совершенного закона иноческого через преподобного Антония. По возвращении в Киев святой Антоний еще более совершал великие чудотворения. Его духовная деятельность жива и теперь в сердцах русского народа. К сожалению, нам не осталось полного жизнеописания преподобного Антония, но известно только, по разным кратким сведениям, что сей приснопамятный светильник русской церкви и наставник монашества пришел в Киев в дни равноапостольного князя Владимира Святославича. Блаженный Симон и Поликарп в начале XIII века читали пространное житие его, в котором, хотя кратко, упоминается об его учениках. Это драгоценное описание до нас не дошло; мы должны пользоваться отрывочными описаниями и преданиями. Во всяком случае свидетельствует об этом великом подвижнике как о воспитателе монашества тот крепкий дух христианский, которыми иноческие учреждения остаются целы наперекор переворотам времени.

Преподобный Антоний, имея 90 лет, мирно преставился в 1073 году. Со дня преставления его святые мощи его сделались источником исцелений для верующих. В Четьи-Минеи и Патерике он называется Богоносным.

Преподобный Феодосий Печерский

(3 мая 1074 г.)

«Неисповедимы судьбы милосердия Божия», — говорит преподобный Нестор в начале повести своей о преподобном Феодосии. Бог избрал его пастырем и учителем иноков не из мудрых философов, не из городских властелинов: грубый, необразованный, он является мудрее мудрых философов. О сокровенная тайна! Для прославления Имени Господня из нежданного места воссияла пресветлая зарница, и люди спешили оставить тьму, чтобы насладиться ее светом.

Феодосий родился в Василькове, в 50 поприщах от Киева, но детство свое провел он в Курске. С юных лет чистая душа его безотчетно стремилась ко Господу: не забавляли его детские игры и пышные одежды, он любил слушать Слово Божие, ежедневно ходил в церковь и просил родителей своих отдать его учиться грамоте, что и было исполнено по его желанию. Отрок учился с большим успехом, вместе с тем был кроток и послушлив, служил примером для учеников и пользовался общей любовью. На четырнадцатом году Феодосий лишился отца своего. Оставшись под надзором матери, женщины строгой и суровой, он рано узнал всю горечь жизни. Несмотря на пристрастную любовь к сыну, мать не умела оценить его наклонности к благочестию, которая часто служила поводом к жестоким оскорблениям с ее стороны. Избранный Богом юноша постоянно думал о том, как бы спасти свою душу, удаляясь от тех обычаев, которых требовала суета мирской жизни.

Однажды случилось ему увидеть странников, которые рассказали ему о святых местах. Феодосий неотступно просил взять его с собой и тайно ушел с ними. Мать, заметив отсутствие сына, догнала его, с ожесточенной яростью избила и бросила в запертую избу, где он оставался без пищи в продолжение двух суток. Потом накормивши его, она оставила его, связанным в затворе, на несколько дней. Когда благочестивый отрок был выпущен на свободу, то стал по-прежнему ходить в храм Божий. Заметив, что литургия не часто совершается по недостатку просфор, он выучился печь их и стал приносить в церковь. Матери это не нравилось, она сначала с лаской воспрещала ему, а потом с гневом. «Ты, — говорила она, — наносишь безчестие нашему дому: не могу слышать, как смеются над твоим занятием». Добрый сын почтительно объяснил матери всю важность приношения; она успокоилась; но через несколько времени, заметив, что Феодосий загорел от огня, опять настойчиво воспрещала ему печь просфоры и доходила иногда до побоев. Юноша, не зная что делать, решился тайно уйти в другой город, и там, поместившись к священнику, продолжал святое свое занятие, но упорная мать отыскала его, опять увела домой и решительно воспретила ему заниматься печением просфор.

Феодосий благочестивой жизнью обратил на себя внимание начальника города, который пригласил его служить при своей церкви. Начальник дарил ему нередко хорошие одежды, но Феодосий немедленно отдавал их неимущим, а сам ходил чуть не в рубище и тем еще более заслуживал любовь благочестивого вельможи. Ревнуя подвижнической жизни, юноша возложил на себя вериги, которые впивались в его тело. Однажды мать нечаянно увидела кровь на его белье и, узнавши причину, с яростью сорвала с него вериги и жестоко избила подвижника. Тщетно старалась она погасить в сыне пламя благочестия: оно разгоралось все более и более. Стоя однажды в храме Божием, он услышал при чтении Евангелия: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин (Мф. 10, 37). Эти слова глубоко запали на сердце юного Феодосия и принесли плод, как семя, павшее на добрую землю: он ощутил, что любовь матери не полезна ни ей, ни ему, и решился непременно удалиться из дома родительского, чтобы утолить жажду души своей и вполне посвятить себя Богу. Избрав удобное время в отсутствие матери, Феодосий оставил дом и отечество и ушел в Киев. Не зная дороги, пристал он к тянувшемуся обозу и в три недели достиг Киева. Обойдя все монастыри, он просил одного из настоятелей принять его в число братства; но тот, видя юношу, одетого в рубище, не решился и отказал ему. Печальный Феодосий, услышав о пещернике Антонии, ободрился духом и отправился к нему. Увидев преподобного, он пал к его ногам и со слезами просил принять его к себе. «Чадо, — сказал ему Антоний, — ты видишь, как мрачны эти пещеры? Ты еще так молод и не перенесешь скорбей и трудов иноческих». «Отче честный, — отвечал Феодосий, — всевидящий Господь привел меня к твоей Святыне, да спасется душа моя через тебя: буду исполнять с любовью все, что повелишь мне делать». Тогда преподобный Антоний, провидя в нем избранный сосуд Духа Святого, сказал: «Благословен Бог, укрепляющий тебя, чадо, на такой подвиг».

По повелению святого старца Никон постриг Феодосия в 1032 году на 24 году его жизни. Молодой инок с горячей ревностью предался трудам подвижничества: посту, молитве, послушанию и смирению. Старцы дивились крепости юношеской и славили Бога за него; но Феодосию надлежало еще раз выдержать борьбу против любви материнской: спустя четыре года пришла она в Киев и, узнав, что сын ее находится у Антония в пещерах, просила видеться с ним; но Феодосий отказался, говоря, что он инок-пещерник. Исступленная мать обратилась с просьбой к преподобному Антонию, который уговорил Феодосия на свидание с матерью. Увидев сына, она опять старалась возвратить его домой, но он отвечал ей: «Если хочешь, иди в женский монастырь, и тогда будем по временам видаться». Мать долго не соглашалась на такое предложение, но наконец решилась посвятить себя Богу и поместилась в женском монастыре святого Николая. Феодосий возблагодарил Бога за призвание матери, а сам более и более углублялся в делание иноческое и восходил от силы в силу.

Подвиги преподобного Феодосия вполне представляли его достойным священства, и он, по желанию братии, был назначен игуменом Киево-Печерской Лавры. Приняв начальство, святой Феодосий не изменил своих иноческих обычаев, но всеми силами заботился о благоустройстве святой обители, которая процветала все более и более. Он устроил в ней общежитие по уставу Студийской греческой обители и таким образом сделал свой монастырь образцом общежития для русских святых обителей. Он построил обширный деревянный храм Успения Пресвятой Богородицы, во всем установил чин и порядок и приказал привратнику, чтобы от обеда до вечерни врата монастырские не отворялись ни для кого. Строгость этого правила испытал на себе даже князь Изяслав: однажды пришел он со своими отроками перед вечерней к обители, но ворота были заперты, и привратник не хотел пустить его. «Разве ты не знаешь кто я?» — сказал ему князь. «Знаю, — возразил послушный инок, — но не велено никого пускать без благословения». «Так иди же и скажи игумену». Привратник пошел, а князь остался за воротами, спокойно дожидаясь разрешения. Как точность исполнения правила, так и скромность князя достойны уважения.

Преподобный Феодосий часто ходил в пекарню и трудился наряду с прочими. Однажды перед праздником келарь объявил, что некому носить воду. Блаженный настоятель поспешно взял ведро и пошел за водой к колодцу. Один из братии, увидев это, сказал прочим, и все, устыдившись, вышли, чтобы разделить труд своего игумена. В другой раз некому было нарубить дров. «Я празден», — сказал преподобный и, взяв топор, отправился рубить дрова.

Скажем еще один пример глубокого смирения сего блаженного. Пользуясь расположением князя Изяслава, Феодосий часто посещал его. Однажды на обратный путь в обитель князь приказал отвезти преподобного в покойной тележке. Слуга, видя инока в худой одежде и не подозревая в нем игумена, говорит ему: «Ты, чернец, живешь без дела, а я постоянно нахожусь в трудах и хлопотах; садись на лошадь, а я прилягу на твоем месте и отдохну». Старец, не возразив ни слова, обменялся местом со слугой. Продолжая путь, они встречались с вельможами, ехавшими к князю, — вельможи останавливались и кланялись Феодосию. Слуга сначала недоумевал, а потом оробел. Чтобы успокоить его, преподобный опять обменялся с ним местом. Перед вратами обители иноки встретили отца своего с почестью; слуга, увидев это, совершенно растерялся. Незлобивый игумен приказал угостить его как можно лучше. Преподобный делом и словом поучал братию смирению и послушанию, без благословения не позволял приступать к делу и за ослушание строго наказывал. При всей своей кротости, он был тверд и неустрашимо ревновал за правду Божию.

Когда Святослав и Всеволод изгнали брата своего Изяслава из Киева (1073 г., 22 марта), Феодосий строго обличал Святослава, завладевшего престолом брата, говоря ему, что это сделано незаконно. В молитвах церковных он велел поминать только Изяслава, как законного князя, и только по ходатайству братии согласился поминать вместе с ним и Святослава за любовь его к церкви Божией. Когда Святослав, посещая обитель, с честью встречен был Феодосием, князь сказал ему: «Я думал, что, гневаясь на меня, ты не пустишь и в обитель». Преподобный отвечал ему: «Какую пользу принесет нам гнев на твою державу? Наш долг говорить вам полезное для спасения души, а ваша обязанность слушать. Власть же в вашей воле». Однажды Феодосий посетил Святослава, и, входя во дворец, услыхал он громкие звуки музыки и песен. Преподобный с потупленным взором сел возле князя, потом, взглянув на него, сказал: «А на том свете будет ли так?» Святослав прослезился и приказал, чтобы вперед никогда не было музыки в присутствии Феодосия.

Преподобный, заботясь о нравственном благоустройстве чад своих, не оставлял без внимания и внешнего состояния обители: когда умножилось число братии, он распространил монастырь, построил новые кельи и обвел его оградой. При конце жизни его Печерский монастырь владел уже многими имениями. Преподобный ввел управление селами и начал созидать каменный храм Богоматери, вместо деревянного. Князь Святослав дал землю для построения этого храма и сам первый начал копать рвы для фундамента.

Преподобный Феодосий имел извещение о кончине своей и, чувствуя болезнь телесную и приближение смерти, велел призвать всю братию, находившуюся на различных послушаниях. Когда все собрались, преподобный объявил им о близком отшествии своем. Потом стал поучать печальную братию о том, чтобы с усердием исполняли свои послушания по совести. Учил их со слезами спасению души и богоугодной жизни, усердию к церкви и благоговейному стоянию при богослужении, братолюбию и покорности. Преподав наставление, он благословил всех и отпустил с миром. Сделав еще некоторые распоряжения по обители и помолившись со слезами, старец лег на постель, взглянул на небо и с веселым лицом сказал: «Благословен Бог! Если так, то я уже не боюсь, а с радостью отхожу из сего мира», и с этими словами предал дух свой в руце Господа 3 мая 1074 года, на 65 году от рождения. Мощи его обретены нетленными в 1093 году и перенесены из пещеры в Печерскую церковь, святым Феодосием созданную.

Святой Матфей Прозорливый

(5 октября 1085 г.)

Преподобный Матфей, подвизаясь в Печерском монастыре во дни Антония и Феодосия, за премногие труды свои сподобился от Бога дара прозрения: он узнавал не только все человеческие помышления, но явно видел бесов и обличал все тайные козни их, чем великую пользу приносил спасающимся.

Однажды старец стоял в церкви при богослужении: братия пели утреню, разделяясь на два лика по обычаю; святой Матфей увидел беса в виде воина, ходящего вокруг поющих и прилепляющего на каждого из них липкие цветы. На ком оставался цветок, тот немного постояв, начинал дремать, потом оставлял церковное пение, уходил в келью и предавался сну. А к кому не приставал цветок, тот стоял до конца утрени и тогда только уходил в келью. Старец рассказал братии это видение, и с того времени строго наблюдали они, чтобы не оставлять храма Божия до окончания службы. Однажды преподобный, выходя, по обыкновению своему, после всех из церкви, сел немного отдохнуть под билом церковным, потому что келья его была довольно далеко, и вдруг видит, что огромная толпа бесов идет от врат монастырских. Один из них сидел на свинье и величался. Старец спросил их: «Куда идете?» Бес, сидящий на свинье, отвечал: «За Михаилом Тоболковичем». Старец сотворил на себе крестное знамение и пошел в свою келью. Он приказал ученику своему узнать, дома ли Михаил Тоболкович? Ученик уведомил его, что Михаил после утреннего пения ушел за ворота монастырские. Старец пошел к настоятелю и сообщил ему видение. Настоятель, призвав Тоболковича, расспросил его обо всем и, сделав отеческое наставление, отпустил в келью.

Старец Матфей часто говаривал инокам: «Братие, молю вас, сидите по кельям, помышляйте постоянно о Боге и молитесь прилежно о грехах своих». Случилось как-то игумену Никону не быть в церкви во время утрени; преподобный Матфей видит, что стоит на настоятельском месте осел; он сейчас же пошел к игумену и сказал ему об этом. Тот принял это видение за вразумление от Бога и с тех пор, оставляя всякие иные занятия, не пропускал утреннего пения и, приходя ранее всех, оставался до самого конца. Много и других видений имел преподобный на пользу братии. Он достиг глубокой старости и скончался в добром исповедании. Святые его мощи нетленно почивают со святыми отцами в Киевских пещерах. Молитвами преподобного Матфея да избавимся и мы наветов вражиих и да получим жизнь вечную, о Христе Иисусе, Господе нашем.

Святой князь Ярополк-Петр Изяславич

(22 ноября 1086 г.)

По древним летописям известно, что во время Великого князя Всеволода было много людей богоугодных, иноков и мирян, мужеского пола и женского, которыми совершались чудеса. Таков был и князь Ярополк-Петр Изяславич, правнук равноапостольного Владимира. При жизни отца своего Изяслава Ярославина он был примерным сыном и помощником ему в счастье и несчастье. Преподобный Нестор так пишет о нем в своей летописи: «Много вытерпел он бед, без вины выгоняем был своими братьями, обижаемый, ограбляемый, понес еще насильственную смерть. Но он сподобился вечной жизни и покоя. Этот блаженный князь был тихий, кроткий, смиренный, братолюбивый. Каждый год давал десятину из всего своего имения Пресвятой Богородице и всегда молил Бога так: “Господи Боже! Приими молитву мою, — дай мне смерть, как двум братьям моим Борису и Глебу, от чужой руки, чтоб омыл я грехи мои кровью моей и избавился от сего суетного и мятежного мира, как вражьей сети”. И вот молитва его не отринута Богом! Он получил блага, которых ни глаз не видел, ни ухо не слышало и которые не входили и на сердце человеку, те блага, которые уготовил Бог любящим Его».

Отец Ярополка, князь Изяслав, положил жизнь свою за Великого князя Всеволода, а Всеволод, желая хоть сколько-нибудь умирить безпокойных племянников своих, Ростиславичей, отдал им несколько городов, составлявших вместе с городом Владимиром законное наследие Ярополка, и кроме того послал войска свои против миролюбивого Ярополка и таким образом вынудил его бежать в Польшу. Но вскоре стараниями великодушного Мономаха, сына Великого князя Всеволода, город Владимир был возвращен Ярополку, с которым Мономах издавна был в дружбе. После этого Ярополк отправился по делам из Владимира в Звенигород Галицкий, и когда лежал на возу, один из его свиты, по имени Нерядец, ехавший на лошади, проколол князя саблей по наущению злых людей. Ярополк вскочил, вынул из себя саблю и сказал: «Ох, коварный враг убил меня!» Ярополк умер от раны 21 ноября; окружающие отвезли тело его в Киев. Великий князь Всеволод и Мономах с боярами, митрополит Иоанн с духовенством и все киевляне плакали над ним, с пением провожая до монастыря святого Димитрия и с честью положили тело его в мраморном гробу в церкви святого Петра, которую он сам начал строить.

Начиная от Нестора во всех древних летописях показывается, что князь Ярополк Изяславич считался в числе угодивших Господу жизнью своей и особенно мученической кончиной своей; сам был благочестив и внушал благочестие семье своей и ближним; не любил нетрезвости и насмешек, но любил слезы умиления; никому не мстил и имел основательное образование.

Преподобный Никон Печерский

(23 марта 1088 г.)

Блаженный Никон пришел в пещеры преподобного Антония уже иеромонахом и под влиянием высоких подвигов богоносного Антония еще более усовершенствовался в добродетелях. Ему, как священнослужителю, поручено было постригать в монашество всех приходящих подвизаться в пещерах.

Когда по благословению Антония пострижен был, после Варлаама Вышатича, казначей и любимец Великого князя Ефрем, князь призвал к себе преподобного Никона и в сильном гневе вопрошал его: «Ты ли постриг их без моего позволения?» — «Благодатию Божиею я», — отвечал Никон. «Так иди же и уговори их возвратиться домой, иначе пошлю тебя и всех живущих с тобой в заточение, а пещеру велю раскопать». «Твори что тебе угодно, — отвечал Никон, — но я не могу отнимать воинов у Царя Небесного».

Изяслав послал разогнать иноков, но вскоре смягчившись, по увещанию супруги своей, приказал просить преподобного Антония с братиею оставаться покойно в пещере. Но гнев его на Никона не совсем успокоился, по этой причине преподобный оставил пещеру Антония и любя безмолвие, отправился, вместе с иноком монастыря святого Мины, искать другого пустынного места. Дойдя до Азовского моря, он остановился близ Тмутаракани (Тамани) и здесь стал подвизаться. Это место, говорит преподобный Нестор, по благодати Божией процвело трудами Никона: он основал там церковь во имя Богоматери и монастырь преславный, который и поныне сохраняет сходство с Печерским.

Преподобный Никон был в великом почтении у таманцев. Когда коварный грек убил доблестного князя Ростислава (в 1065 году), таманцы просили Никона отправиться послом к князю Святославу в Чернигов с просьбой прислать им сына его Глеба на княжение. Преподобный согласился исполнить это поручение и в то же время посетил Печерскую обитель. Феодосий, постриженный Никоном, в то время бывший уже игуменом, принял старца с духовной радостью и глубоким уважением; эти великие подвижники при первой встрече пали друг другу в ноги и, лобзаясь, долго плакали от радостного свидания. Феодосий просил Никона не разлучаться с ним, и старец обещал, устроивши дела в своем монастыре, возвратиться в его обитель. Проводив князя Глеба в Тмутаракань, Никон сделал должные распоряжения в своей обители и переселился опять в Киев. Феодосий оказывал ему самую почтительную любовь, и преподобные старцы утешались в единодушном пребывании. В Киеве возникли гражданские неурядицы, так что Никон, избегая житейских тревог, опять удалился на время в Тмутаракань, но и там, встретив еще большие возмущения, любитель уединения снова должен был возвратиться в Киев, исполняя желание Феодосия и свое собственное.

По кончине Феодосия братия, зная, как преподобный любил Никона, предложили ему игуменство Печерской обители. В то время еще живы были ученики преподобного Антония: Исаакий затворник, Матфей Прозорливый, Агапит врач, Григорий чудотворец. Авве Никону приятно было видеть их и беседовать с ними. В 1084 году пришли к преподобному из Константинополя иконописцы, нанятые, как говорили они сами, начальниками Печерской обители Антонием и Феодосием. Игумен сказал им, что уже 10 лет как эти начальники скончались, и указал им изображение преподобных. «Это те самые, которые наняли нас», — сказали иконописцы. Тогда же греческие купцы привезли мозаику на украшение храма. Таким образом, под надзором преподобного Никона, великая Печерская церковь украшена была иконами и мозаикой. Блаженный Никон после долгих и богоугодных трудов мирно почил 23 марта 1088 года. Ему было не менее 86 лет. Мощи его почивают в пещере преподобного Антония.

Святой Иоанн, митрополит Киевский

(30 августа 1089 г.)

В 1080 году прибыл из Греции в Киев блаженный Иоанн в сане митрополита всей России и скоро заслужил общее уважение. Преподобный Нестор, очевидец дел его, красноречиво описывает высокие качества его: «Подобного ему еще не было на Руси да и не будет; это муж сведущий в книгах, искусный в учении, милостивый к убогим и вдовицам, ласковый ко всякому, богатому и бедному, смиренный и кроткий, любитель молчания, обладающий даром слова и утешающий святыми беседами печальных». В те времена называли его пророком Христовым, означая тем его прозорливость. Нестор не о всех делах его упоминает: в 1086 году он основал храм святого Андрея в Андреевском монастыре; в 1086 же году он погребал убитого князя Ярополка; в 1087 году освящал храм архангела Михаила в Выдубицком монастыре; в 1089 году 14 августа освящал чудную великую церковь печерскую и вслед затем скончался. В летописях, после Нестора, его называют добрым, святым, блаженным и сказано еще, что святой Иоанн митрополит положен был в Печерском монастыре.

Из числа сочинений, оставленных блаженным Иоанном для русской церкви, замечательно послание его к Клименту[1], папе старшего Рима.

«Приятна любовь твоя во Господе, человек Божий, достойный апостольского престола, — писал русский святитель, — ты и из далекой страны призираешь на нашу худость и смирение, касаешься нас крылами любви твоей, приветствуешь нас искренно и с любовью, догматы православной и чистой веры нашей приемлешь и изумляешься им… и так как ты оказываешься таким архиереем Божиим, какими не были недавно архиерействовавшие, возмутители и оскорбители истины, то и я, самый меньший, приветствую и мысленно лобзаю священную главу твою. Будь счастлив!.. Да даст благий и милостивый Бог тебе и твоим дням увидеть улучшение дел между вами и нами! Не знаю я, откуда и как явились соблазны и препятствия на пути Божием? Отчего и как — они доселе не исправились?.. Мы знаем, что вы из начала христиане по благодати Божией, и во многом мы одобряем вас. Но вы не во всем согласны с нами и кое в чем отдаляетесь. Вот смотрите: все признают семь святых вселенских соборов. На них благочестивая и православная вера христиан исследована, изучена, получила твердость со всей полнотой и убедительностью: они семь столпов богословствующей мудрости; на них она построила свой святой дом — вселенскую церковь. Сим святым вселенским соборам единомысленно последовали все предстоятели и преемники кафедры верховного из славных апостолов Петра, одни лично присутствуя и одобряя согласием деяния и слова, другие через доверенных посланных своих, подавая содействующий голос апостольской кафедры вашей.

Таковы были на первом Вселенском Соборе Сильвестр, на втором Дамаз, на третьем Целестин; четвертому Вселенскому Собору был подкреплением блаженнейший и славный папа Лев, написавший послание к Флавиану премудрое и святое, которое считали столпом православия все знаменитые того времени. На пятом Соборе был Вигилий, на шестом Агафон, муж почтенный и духовно просвещенный. На седьмом Вселенском Соборе святейший папа Адриан изъявлял согласие через посланников своих, святых и богоносных мужей, Петра протопресвитера и игумена римской обители святого Саввы.

Когда же все это так, откуда явились раздор и разделение? Кто посеял на римской ниве такие плевелы? Подлинно, много творится у вас дерзостей. Из многого предложу я любви твоей немногое.

Во-первых, пост субботний соблюдаете незаконно. Потом первую неделю, отделяя от Великого поста, заставляете народ есть молоко, сыр и другую вседневную пищу. Отвергаете иереев, вступивших в законное супружество. Тех, которые помазаны пресвитерами, в другой раз помазываете, как будто это должны совершать не иереи, а епископы. Не говорю об опресноках: это явная принадлежность иудейского богослужения и веры».

Против каждого из выставленных своеволий Запада Иоанн представил основательное опровержение и потом пишет в обличение произвольного изменения Символа Веры о Святом Духе:

«Всего хуже, что вы осмеливаетесь изменять святой символ, утвержденный вселенскими определениями, и говорите, что Дух Святой происходит не только от Отца, но и от Сына… Изумительно и страшно как дерзаете вы изменять веру 318 святых отцов и святых Вселенских Соборов! От конца до конца вселенной, во всех христианских церквах поется единогласно: веруем и в Святого Духа, Господа животворящего, от Отца исходящего, со Отцом и Сыном спокланяемого и славимого. Для чего вы не говорите так, как все христиане, а делаете прибавление? Вы вводите новое учение. Но апостол Павел говорит: Кто стал бы благовествоватъ вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема (Галат. 1, 8). О! Да не услышите вы над собой сего проклятия! Истинно страшно изменять и портить святое писание, хотя бы одной йотой или одной чертой. Уже ли не понимаете, как велик этот соблазн! Вы вводите две причины, два начала для Святого Духа; вы унижаете достоинство Его и впадаете в ересь Македония!.. Прошу и молю, и припадаю к священным стопам твоим — исправьтесь во всем этом, а особенно же относительно опресноков и указанного недостатка, так как то касается святого причащения, а это пагуба для чистой веры. Прости написавшего тебе это».

Так писал русский святитель XI века римскому владыке.

Блаженный Иоанн написал церковное правило для объяснения правил вселенской церкви в применении их к нуждам русской церкви, правило это напечатано под заглавием: «Иоанна, митрополита русского, нареченного пророком Христовым, церковное правило», и долго оставалось в составе правил Русской Церкви.

Замечательно правило его относительно чародейства: «Тех, которые совершают волхвования и чары, мужчина то или женщина, должно вразумлять словом наставления и обращать от зла; если не обращаются, то подвергать строгому наказанию; но не лишать жизни и не уродовать; последнего не допускает церковное учение». Так предписывал благодатный пастырь святой православной церкви в XI веке, именно в то время, когда на западе, по предписаниям католических властелинов, жгли мнимых волхвов и чародеев на кострах.

Преподобный Исаакий Затворник

(14 февраля 1090 г.)

Невозможно человеку не подвергаться искушению: если враг дерзнул в пустыне приступить к Самому Господу, то тем более дерзает он искушать рабов Божиих. Впрочем, когда злато в горниле обжигается, то делается чище и светлее, так и человек, искушенный различными скорбями, через терпение и добрые дела, является светлым пред Господом, что совершилось на преподобном Исаакии, затворнике Печерском.

Сей преподобный по происхождению был торопецкий купец и имел большое богатство, но, желая оставить мир, роздал все неимущим и пришел к преподобному Антонию в пещеру, умоляя принять его и постричь в монашество. Антоний, провидя в нем истинного делателя, удостоил его пострижения в ангельский образ. Сделавшись иноком, Исаакий предпринял жестокое подвижничество: не довольно ему было жестокой власяной одежды, он снял кожу с козла, сырую надел сверх власяницы, и она засохла на нем; затворился в тесной пещере и там молился Богу со слезами день и ночь. Пища его была одна просфора и то через день, а питие вода в меру, которую подавали ему через небольшое окошечко. Никогда не ложился он для отдохновения, а сидя дремал весьма короткое время. Так подвизался преподобный в продолжение семи лет, не выходя из пещеры. Однажды вечером по обычаю стал он молиться с коленопреклонением и петь псалмы и продолжал так до полуночи. Почувствовав изнеможение, он погасил свечу и сел на свое место: внезапно возсиял в пещере свет, подобный солнцу, и видит он вошли к нему два беса в виде прекрасных юношей с светлыми лицами и говорят: «Исаакий! Мы ангелы, вот и Христос идет к тебе с прочими ангелами». Исаакий встал и увидел множество бесов, блистающих, как солнце. Один посреди их отличался светлостью лица, которое испускало лучи. Бесы сказали ему: «Это Христос, припади и поклонись ему». Подвижник, не уразумев прелести бесовской, забыл оградиться крестным знамением и поклонился ему, как Христу. Бесы страшно зашумели и торжественно воскликнули: «Наш Исаакий!» Потом посадили его и сами сели вокруг него; их набралось такое множество, что наполнилась вся келья и пещерный коридор. Один из них, мнимый Христос, сказал: «Возьмите музыкальные орудия и ударяйте, а Исаакий пусть пляшет с нами». И плясал он с ними до совершенного изнеможения; они бросили его полумертвым и исчезли.

Конец ознакомительного фрагмента.

Век X

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жития святых в земле российской просиявших. Русские святые X-XVI веков. Жития, чудеса,поучения. Том 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

(Архиепископ Равеннский Климент избран в папы по воле императора Генриха от 1080 до 1099 гг.)

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я