Чудовище

Надья Аворохаз, 2020

Адам – чудовище. Для него не существует правил. Он презирает любовь. Ненавидит девушек, а дети не вызывают в нём ничего, кроме отвращения. Скорость его лучший друг, а шрамы на теле – гордость. Именно из-за них и его характера Адама прозвали "Чудовище". Ева – никто. Её просто не существует для Адама, но она единственная, кто не дрожит перед ним. Единственная, кто не боится смотреть ему прямо в глаза. И единственная, кто сможет бросить Адаму вызов.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чудовище предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1.

Опаздываю!

Ну почему это опять происходит со мной? Новый день. Новый год. Новое место. И вот она старая я: вываливаюсь из дома, одновременно натягивая жакет и жуя бутерброд. Бегу к остановке и в последнюю секунду запрыгиваю в свой автобус, попутно растолкав столпившуюся у дверей компанию, ныряю вглубь и присаживаюсь на свободное место. В голове радостно танцуют чёртики.

Успела. Успела. А я всё-таки успела.

Теперь всё будет просто отлично. Я грациозно войду в новый класс, присяду рядом с самым симпатичным парнем университета и тут же очарую его. Ууух. Да-да всё именно так и будет. Я так старательно вчера подбирала наряд, долго крутилась возле зеркала, сортируя одежду. И пусть я сегодня практически без макияжа из-за того что проспала, и причёска самая простая (хвостик), я всё равно его очарую. Мне уже восемнадцать, а это самое время для сильной и большой любви…

Мои родители познакомились именно в этом возрасте, они влюбились друг в друга и больше не расставались. Я появилась на свет, когда они были на последнем курсе, а поженились мои родители уже на втором. Многие говорили, что этот брак долго не продержится, твердили, что глупо выходить замуж так рано. Все они ошиблись. Мама и папа сейчас так же счастливы, как и двадцать лет назад.

О, нет, это моя остановка.

— Стойте! — Выкрикиваю я, вскочив с места, лечу вперёд и врезаюсь в закрытую дверь.

Больно.

Дверь вновь распахивается, я спрыгиваю со ступенек и опять попадаю в неловкую ситуацию. Я засматриваюсь на кучку людей стоящих не так далеко от остановки, спотыкаюсь и лечу на асфальт. Понимаю, что сейчас будет больно, моё тело уже начинает чувствовать эту боль, зажмуриваюсь и жду. Жду. Жду. Странно. Я ведь уже долго жду. Что-то тут не так. Ой, я больше не падаю, а совсем наоборот, лечу или парю. Открываю глаза и вижу, что меня поднимает какой-то парень. Оказывается, я повалила его, когда начала падать и теперь он лежит на асфальте, а я парю над ним, точнее он держит меня на вытянутых руках.

Меня пробирает дрожь, когда я замечаю на его лице шрамы; один рассекает бровь, второй щеку, от верхнего уголка глаза до уголка губы. Он ставит меня на ноги и уходит так быстро, что я даже извиниться не успеваю.

— Ева ты в порядке? — Не успеваю я вздохнуть, как на меня налетает Майя.

— Я буду в порядке, если ты меня отпустишь. — Задыхаясь, прошептала я.

— Прости-прости. Ну ты даёшь. — Ахнула она.

— Я просто споткнулась. — Развела руками я.

— Да я не об этом. — Отмахнулась она. — Ты разве не знаешь его? — Она кивнула на парня, которого я сбила. Он медленно удалялся в сторону входа в университет.

— Нет.

— Это же Адам. Адам! — Твёрдо повторила Майя, как будто это может заставить моё сознание вспомнить его.

— Майя я его не знаю. — Заверила я подругу.

— Ева, газеты. — Она легонько стукнула меня по лбу.

— Ты же знаешь, я их не люблю и не читаю. — Я показала подруге язык. И повела её внутрь здания, ведь скоро прозвучит звонок.

— Он очень опасен. Неуправляемый. Сумасшедший даже. Часто вступает в драки, общается с плохой компанией. Замкнутый в себе, вытянуть из него хоть одно лишнее слово будет большим подвигом. В том году он вообще был замешен в стычке с братом Кэтрин. Брендон тогда здорово от него отхватил.

— Как он смог поступить сюда? В такое учебное заведение абы кого не берут. — Ужаснулась я.

Конечно, я знаю про ту драку, тогда все только о ней и разговаривали, сыновья одних из самых влиятельных людей города не поделили девушку и устроили разборку прямо в торговом центре. Такова была официальная версия, вот только она никого не устроила, и естественно по нашему городку поползли сплетни. Правда потом эту историю замяли и она не получила продолжения, вот только многие сомневаются, что этим всё ограничилось. Драка была настолько серьёзная, что поверить в её официальную причину невозможно, по слухам оба парня здорово покалечили друг друга.

Столько слухов и домыслов в нашем городе никогда не бродило.

— Евааа. Ну, разумеется, всё решили… — Подруга открыла свой шкафчик и, спрятавшись за дверцей, прошептала. — Деньги.

— А как же положение в обществе не забывай об этом. — Я подмигнула подруге, кому как не ей знать про это, ведь её родители не последние люди в городе.

— Ева отстань. — Майя показала мне язык.

Мы разошлись по своим аудиториям. Майя показала мне мою, ведь она проучилась здесь уже целый год, в то время как я только поступила. На самом деле, в её поступлении в самый лучший университет в городе, родители не принимали никакого участия. Она сделала это сама, хотя могла уехать в лучшие учебные заведения мира. Принстон, Оксфорд, Сорбонна, всё это было доступно ей. Вот только Майя жутко боится начинать одной в незнакомом городе новую жизнь. А здесь родители, я и Карл. Наверное, даже важнее, что он здесь.

Ну что же, вот он мой звёздный час. Я распахиваю дверь в аудиторию…Неееет, ну что за проклятье. Нет ни одного свободного места. Ненавижу наш город. А нет, одно ещё есть. Я пулей лечу к свободному стулу, ноги заплетаются, и я падаю вниз лицом. Уже второй раз за пятнадцать минут. Мой личный рекорд. Быстро поднявшись и отряхнувшись, под шум смеющихся голосов, присаживаюсь. Вот и всеобщая «популярность».

Как же стыдно. Плюхаюсь лбом на парту и закрываюсь руками.

Невыносимо.

— Ну как прошёл твой первый день в новом учебном заведении? — Спрашивает Майя за обедом. Мы вышли на улицу, и присели прямо на траве.

— Лучше не спрашивай. — Кровь прилила к лицу, и оно постепенно приобрело красный оттенок.

— Ты опозорилась.

— Я не виновата, в нашей аудитории просто слишком мало мест. — Я надула губы.

— Нет, это просто в нашем городе слишком много людей.

— С тобой не поспоришь. — Выдохнула я. — О, Карл! Давай скорее к нам! — Прокричала я, увидев в толпе знакомую рыжую шевелюру.

Парень искал нас взглядом в огромном количестве студентов решивших, как и мы есть на свежем воздухе. Увидев и услышав меня, он быстрым шагом направился в нашу сторону. Поравнявшись с нами, присел ближе к Майе и чмокнул её в губы.

— Фуууу. — Я сделала вид, что меня тошнит.

— Ева прекрати. — Одёрнула меня Майя.

— Она просто бесится, что у неё нет парня. — Громко прошептал Карл ей на ушко.

— Да ничего подобного. — Возмутившись, я вскочила на ноги, сама не понимаю зачем.

Друзья расхохотались. Вот же эгоисты. Но на самом деле я их очень люблю, мой мир был бы жутко скучным и одиноким без них. Не смотря на то, что у нас разница в возрасте пару лет, мы дружим с самого детства. Всегда рядом, хоть я и плетусь у них в хвосте. Ниже классом, а теперь и курсом.

Украдкой я заметила, как Карл ухаживает за Майей: помог открыть контейнер с едой, вытер салфеткой уголок губы, когда она испачкалась соусом. Его прикосновения к ней настолько нежны, будто он боится разбить её. Я тоже хочу так.

— Ева, ты носом есть собралась? — Спросила Майя.

— Что?

— Ты носом уткнулась в еду. — Карл указал на мой контейнер, в который я уткнулась носом. Вот же, а я и не заметила.

— Ну за что мне это. — Пробормотала я, хотя мне хотелось кричать.

Я принялась яростно тереть нос.

— У неё весь день так? — Спросил Карл Майю и невесомым прикосновением убрал её кудрявую рыжую прядь, выбившуюся из косы.

Майя невысокая девушка, худая, что придаёт ей ещё большую хрупкость, с кудрявыми рыжими волосами до талии и серыми глазами. А вот Карл похож на неё только волосами, они у него тоже рыжие, тоже кудрявые, высокий, спортивного телосложения. В общем голубоглазый красавец и они отлично смотрятся вместе.

Майя кивнула и рассказала обо всех моих косяках.

— Ты что действительно сбила с ног самого Адама? — Удивился парень.

— Да, что вы все так реагируете? Ну, плохая у парня репутация, ну сбила я его. Он же мне за это мстить не будет.

— Я бы не был так уверен. — Карл потёр указательным пальцем подбородок.

Остаток дня прошёл не много лучше. Я больше никого не сбила, не упала, и мой нос остался в чистоте. Правда я немножечко пролила кофе на учителя, когда спешила с обеда и по пути пила, но он сам виноват, нечего было стоять за углом. Вот так по жизни у меня всё. Не очень практично быть неловкой я вам скажу, вот только по-другому не получается, не могу это контролировать и всё.

Я пнула ветку, попавшуюся на пути, и зарычала.

— Хочу нормальную жизнь. — Закричала я. Что меня может кто-то услышать, я не особо боюсь, дорога до моего дома пролегает через лес, по ней мало кто ходит и машин ездит мало. В нашей стороне не так уж и много домов.

Деревья впереди закачались, подул прохладный ветерок, по телу пробежала дрожь. «Так. Спокойно. Нет поводов для паники, это просто ветер деревья колышет. Нельзя быть такой трусихой. Ева, тебя это не красит.». Только я смогла себя успокоить, как вновь пришлось испытать испуг и в этот раз он превратился в дикий страх. Из-за деревьев выскочил огромный мохнатый силуэт с вытянутым лицом, жёлтыми светящимися глазами и ртом полным острых клыков. Таких существ я никогда не видела. Его чёрная шерсть была в грязи и колючках, а местами её вообще не было, тело и лицо усыпано шрамами.

Страх сковал тело, всё, что я сейчас могу так это истошно кричать. Чудовище выпрямилось и двинулось в мою сторону, я попятилась назад, но споткнулась о камень и упала прямо на попу.

— Стой! — Приказал голос. Я подумала, что это говорит чудовище, но он обернулся и отступил.

Сзади него стоит парень, которого я сбила сегодня утром. Адам. Он скалится и взгляд его полон решительности. Его жёлтые глаза словно приказывают чудовищу уходить.

— Ты не можешь мне приказывать Адам. — Прорычал монстр.

— Могу, и ты это знаешь. — Усмехнулся Адам.

Всё тело и слова парня, подтверждают его уверенность в сказанном.

— Уже нет. — Чудовище пригнулось и прыгнуло прямо на Адама.

Я опять закричала. Острые когти легко разрезали куртку парня, чудом не задев кожу. Последовали ещё несколько ударов, Адам легко уворачивался, он двигался ловчее зверя. Вот только тот, поняв, что не может сейчас нанести парню весомый удар, одним резким движением развернулся и кинулся на меня. Я поползла назад. Воздух над головой просвистел, я укрылась руками и заплакала. Мне страшно. Мне очень страшно.

Наступила тишина.

— Вставай! — Приказал голос.

Я обернулась и увидела одного Адама, чудовища рядом не было. Он стоит в паре метрах от меня и тяжело дышит, его длинные русые волосы до плеч, растрёпанны, а одежда частично порвана. Он подошёл ко мне и, схватив за руку, резко поднял, совершенно не церемонясь со мной и не заботясь.

— Ты никому ничего не расскажешь! — Приказал Адам, подняв меня на свой уровень, руку закололо, появилась тянущая боль, его рост гораздо больше моего. Я всего метр шестьдесят, он — два.

–Больно! Отпусти! — Закричала я.

— Ты меня поняла? — Прорычал он и тряхнул меня.

Я закричала от боли и уже в следующее мгновение упала на землю. Слёзы вырвались из глаз.

— Так нельзя поступать с девушками! — Прокричала я, глядя на Адама.

На мгновение в его глазах промелькнуло сожаление, но всего лишь на мгновение. Теперь же он усмехается. Я поднимаюсь, кипя от злости. Держась за больную руку, приближаюсь к Адаму. Вот же ты козёл! Поравнявшись с ним, заношу здоровую руку и, что есть сил, колочу ей парня в грудь. Она твёрдая словно камень. А этот идиот похоже живёт в спорт зале.

— Ты слишком слаба, чтобы причинить мне хоть какую-то боль. — Остановив мой очередной удар, произносит он.

— Я причиню тебе такую сильную боль, от которой ты будешь кричать, и молить меня о пощаде. — Совершенно на полном серьёзе произношу я.

— Мечтай об этом пташка.

Адам ушёл. Он ничего больше не сказал. А я осталась сидеть на дороге, прокручивать в голове происходящее и задавать самой себе множество вопросов. Одно я знала совершенно точно. Я ни за что на свете не буду молчать о случившемся. Пусть он и не мечтает.

Домой я добралась, когда уже почти стемнело и сразу рассказала родителям о случившемся и естественно они мне не поверили, решили, что существо, которое на меня напало это медведь, и он совершенно точно ничего говорить не мог, всё это нарисовало моё воображение под давлением шока и страха. Они выставили Адама героем и собирались благодарить его.

— Мама. Папа. Никакой Адам не герой. Он мне чуть руку не сломал. — Возразила я.

— Ты, наверное, повредила её, когда упала. Ты же сама сказала, что падала. — Сказал папа.

Так, всё понятно. Они не хотят верить в произошедшее. Понять их конечно можно. Чудовище, каких в природе не существует, да ещё и говорящий, всё это похоже больше на сказку, чем на реальность. Хорошо. Тогда я найду его, и сделаю несколько фотографий. Решено, завтра, после уроков я пойду вглубь леса и попытаюсь отыскать его. Адам не заставит меня молчать, я сделаю всё, чтобы об этом узнали. Хорошо, что я отделалась только лёгким растяжением и несколькими синяками.

Утром я опять проспала. Быстро натянув джинсы и кардиган, зачесала волосы назад, сбрызнув лаком и не став наносить макияж, вылетела из комнаты. На кухне меня ждал завтрак: яичница с сосисками. Я затолкала содержимое тарелки в рот и почти не жуя, проглотила и вновь бросилась бежать к автобусной остановке. Пробегая по тропинке в лесу, я остановилась на том самом месте, где вчера на меня напало чудовище. «Берегись Адам, сегодня я найду доказательства и нарушу твой приказ.»

Как и вчера, я влетела в автобус в последнюю секунду и плюхнулась на свободное место. Спустя несколько минут я взглянула на человека сидевшего рядом. Не знаю, как я его сразу не заметила. Это был Адам. Он напряжён и старается не смотреть на меня, как и мне, ему неприятно моё общество. Несколько раз я замечала его взгляд боковым зрением, он искоса смотрел на мою руку, затем переводил взгляд на лицо, где на щеке остались царапины от падения. Периодически его руки сжимались в кулак на коленях, чудом не разрывая дальше дырки на джинсах.

Дорога до школы мне показалась вечностью. Я всё размышляла о вчерашнем и готовилась к грядущему, прокручивала план множество раз у себя в голове, стараясь довести его до совершенства. Мои размышления прервались. Большие и грубые руки подняли меня с сиденья и выволокли из автобуса.

— Эй! — Возмутилась я, но Адаму было всё равно.

Он крепко держал меня за руку и куда-то вел, расталкивая студентов вставших на его пути. Адам завёл меня за арку, припечатал к стене, выставив руки у меня на уровне головы, он будто впился пальцами в кирпичное сооружение.

— Я же приказал тебе никому ничего не рассказывать. — Прорычал он, вплотную приблизившись лицом к моему.

— Ну и что. Я не собираюсь тебя слушаться. — Твёрдо заявила я.

— Дура! Сегодня утром твои родители звонили моим и благодарили за то, что я тебя спас. Я. Тебя. Не. Спасал. — Чётко проговорил он.

— Я знаю. Я не говорила, что ты меня спас это они так решили. Они мне не поверили.

— Хорошо. — С облегчением выдохнул он. — И запомни. Я тебя никогда не буду спасать. Мне плевать на тебя и таких, как ты. Твои проблемы — только твои.

Адам уже развернулся и собрался уходить, но я не собиралась оставлять последнее слово за ним и прокричала ему в след:

— Я никогда не буду молчать. Я узнаю правду сама и сделаю так, что бы её знали все.

Адам замер на месте, медленно развернулся и тяжело ступая, приблизился ко мне, он зажал ладонью мне рот и прижал к стене, не успела я и пикнуть.

— Эй. Адам. А ну отойди от неё! — Прокричал кто-то у парня за спиной, я постаралась выглянуть, но у меня это не получилось.

— Ты бы лучше сюда не вмешивался Карл. — Ответил Адам, не сводя с меня взгляда и не шевелясь.

— Хочешь драки? — Спросил уверенно Карл.

Хватка ослабла, и уже в следующее мгновение Адам стоял рядом с моим другом, а за его спиной тряслась от страха Майя.

— Тебе никогда меня не победить. И мой тебе совет Клаус. Даже не пытайся, а то раздавлю, как жука. — Нависая над Карлом, пригрозил Адам.

Карл высокий парень, но всё же не настолько, чтобы ровняться с Адамом. Он уступает ему во многом; рост, телосложение, ловкость и скорость. Всё говорит не в его пользу.

— Я всё же попытаюсь. — Заявил Карл.

Попахивает дракой. Допустить её я не могу, поэтому подлетела к парням и втиснулась между ними, что было весьма трудно, ведь они стоят уже слишком близко друг к другу.

— Никаких драк. — Заявила я. — Это касается только нас Адам. — Чётко проговорила я, глядя ему прямо в глаза.

— Уже нет. Пташка. — Проронил он и ушёл. Хвала небесам, драки удалось избежать.

Майя тут же налетела на меня и крепко обняла. Оказывается, они видели, как мы вышли вместе и недолго думая, поспешили за нами. Только на некоторое время потеряли из виду в толпе, поэтому немного опоздали.

— Что это вообще такое было? — Принялась расспрашивать подруга по пути к шкафчикам.

— Я расскажу вам всё во время обеда, это длинная история. — Пояснила я.

— Хорошо. — Согласилась она, а вот Карл решил дать мне наставление:

— Не общайся с ним ни в коем случае. У этого парня не всё в порядке с головой. Держись от него подальше.

Разъяснять это мне ненужно было, я уже сама убедилась в его ненормальности. Этот парень чертовски вспыльчив и агрессивен. А ещё он совершенно точно знает всё об том монстре, они общались так, будто знакомы уже давно. Что же ты скрываешь Адам? Как мне раскрыть все твои секреты?

Я шла и размышляла об этом до самой аудитории. Первый урок у нас история, кабинет которой находится практически в другом конце здания. Нужно поторопиться если я не хочу опоздать. Я прибавляю шаг и уже практически бегу, и вот тут меня поджидает новый неловкий момент. На всех порах выруливаю из-за угла и налетаю на кого-то. Вот опять, только бы это не был Адам, хватит с меня уже его общества.

— Ой-Ой. — Причитаю я и пытаюсь как можно быстрее подняться.

— Прости. Я был не внимателен. — Говорит мужской голос и у меня перед глазами появляется чья-то ладонь. Знаете, такая ладонь, которою многие девушки называют идеальной, она широкая, с длинными тонкими пальцами и несколькими венами на тыльной стороне. Я уже готова потерять голову.

Я поднимаю взгляд и вижу самого прекрасного парня на планете. Он широкоплеч, голубоглаз, волосы темны настолько, что кажется, сама ночь ему завидует, а голос своим бархатом обволакивает, словно тёплым пледом в холодную зиму. Мне бы ещё чашечку горячего шоколада и камин и я готова пропасть в его объятиях.

— Всё в порядке. — Вздыхая, принимаю его ладонь и поднимаюсь. О Боже, как же он высок.

— Меня зовут Зейн. — Представляется он улыбнувшись. Я еле сдержала восторженный писк, у него на щеках появились ямочки. Как же это мило.

— Ева. — Выдыхаю я.

— Ты же на первом курсе?

— Да.

— Я тоже. Мне кажется мы ещё и на одной специальности. Фотографии? — Спрашивает Зейн улыбаясь.

— Да. — Не могу оторвать от него свой взгляд.

— Тогда пойдём мы уже опаздываем. — Он берёт мою руку и ведёт в аудиторию. Хорошо, что Зейн и Адам отдали сегодня предпочтение моей правой руке, а не той, что болит.

Я на седьмом небе от счастья, неужели моя мечта «влюбить в себя самого красивого парня университета» сбудется?

Мы входим, и множество взглядов обращены теперь на нас. Моё внутреннее «я» ликует. Пусть смотрят. Хочу продлить этот момент. Зейн приглашает сесть с ним, и я естественно соглашаюсь. Может быть, из нас выйдет хорошая пара. Не могу дождаться обеда и похвастаться перед Майей.

Я прослушала половину лекции, пребывая в мечтах, и последующие прошли так же, мы сидели вместе только на первой. Но я украдкой наблюдала за Зейном и на последующих лекциях, благо он сидел впереди и мне не приходилось вертеть головой. Вскоре наступил долгожданный обед. Пулей выскочив из аудитории, я помчалась на поиски друзей, они ждут меня на вчерашнем месте. Я плюхаюсь рядом светясь счастьем. Мне уже не очень хочется заводить разговор об Адаме.

— Ты чего такая? — Интересуется Майя.

— Я кажется, влюбилась.

— Так быстро? Ещё утром ты была загнанным запуганным кроликом. — Пояснил Карл.

— Да, но сейчас мне плевать на Адама. — Отмахнулась я.

— Так. — Майя схватила меня за плечи и легонько встряхнула. — Расскажи нам всё.

— Ах. Он такой красивый и благородный. — Я приложила руки к груди.

— Да кто он? — Вскрикнула подруга, на нас стали оборачиваться.

— Его зовут Зейн. Он учиться на одном курсе со мной. Я сбила его сегодня, когда спешила на урок, он помог мне подняться, и между нами вспыхнула искра…

— Ты уверенна, что не только у тебя? — Усмехнулся Карл. Я легонько щёлкнула его по лбу.

— Уверенна. Он предложил сесть вместе…

— Ну знаешь, это ещё нельзя назвать искрой. — Опять поддразнил он.

— Карл прекрати. — Одёрнула его Майя и посмотрела на меня в ожидании продолжения. И я продолжила:

— Он такой красивый. Чёрные волосы, голубые глаза, высокий рост. — Я не смогла удержаться от вздоха.

— О, всё ясно. Ну, теперь уж конечно между вами любовь навеки. — Засмеялся Карл.

Я надулась. Ничего он не понимает.

— Карл, ну прекрати. Это вполне может быть отличным началом романтических отношений.

— Конечно-конечно. — Он поднял руки вверх, показывая, что сдаётся.

Обед пролетел незаметно, рассказывая о Зейне, я совершенно забыла упомянуть Адама. Что же, придётся сделать это позже. Возможно это и к лучшему, у меня могут появиться доказательства к тому времени. Есть небольшие сомнения, что без них мне не поверят даже друзья, ведь собственные родители не смогли.

Весь остаток дня я продолжила пялиться на Зейна, а после он предложил проводить меня до дома, но мне пришлось отказаться. Не могу же я ему сейчас всё рассказать, тогда он просто сочтёт меня сумасшедшей и перестанет со мной общаться. Нет, такой исход этого знакомства меня не устраивает, я хочу романтического продолжения.

Я доехала на автобусе до остановки и дальше пошла вчерашним маршрутом. Мой план пока не продуман детально, точнее его практически нет, всё, что придумала, так это просто свернуть в лес от того места, где он напал. Знаю это глупо. Чудовище могло просто проходить здесь, совершенно не обязательно, что оно обитает, где-то по близости, шанс на это ничтожно мал.

Итак, я сворачиваю вглубь леса, моя решительность постепенно тает и чтобы как-то подбодрить себя, приходиться представлять, как взбеситься Адам. Его вена на лбу просто лопнет. Под моими ногами хрустят ветви, и шуршит опавшая листва. Лес словно обмакнули в жёлтую краску.

То чудовище было огромным, значит и следы должны быть у него соответствующими. Пытаюсь рассмотреть на земле, хоть что-то похожее, но пока безуспешно. Но вот слышится шорох шагов. Моё сердце начинает учащённо биться, пульс стучит в ушах настолько сильно, что слух начинает угасать. Я резко оборачиваюсь, крепко сжимая в руках фотоаппарат. От страха нажимаю на пуск, и вспышка начинает мигать, делая фото.

— Да ты, совсем, что ли? — Рычит мужской голос.

Адам стоит в нескольких шагах от меня и трёт глаза.

— Что ты тут делаешь? — Спрашиваю я.

Закончив тереть глаза, Адам сверлит меня свирепым взглядом и говорит:

— Этот вопрос я собирался задать тебе.

Не собираясь лгать, да и желая ранить его эго, произношу:

— Я же говорила тебе, что доберусь до правды. Мне нужны доказательства существования того монстра. А ты бы, кстати, мог перестать быть такой бякой и помочь мне, ведь ты знаешь, кто он такой. Вы, по всей видимости, старые приятели.

— Глупая пташка. — Адам подходит ко мне вплотную, сжимает кулаки и наклонившись шепчет на ухо. — Тебе лучше не вмешиваться в это. Забудь обо всём.

— Нет. — Уверенно заявляю я. — Я никогда не прощу тебя за твою бестактность и жестокость.

— Так вот в чём дело. Ты влюбилась в меня. — Усмехаясь, произносит он и его губы изгибаются в улыбке.

— Хватит мечтать Адам. Я никогда не полюблю тебя. — Мои щёки вспыхнули.

— Какая милая сцена Адам. — Слышится голос поблизости.

Мы начинаем вертеть головами, чтобы найти того, кто это сказал. Вот только я никого не вижу, в отличие от Адама. Он пристально смотрит в одну точку, его тело напряженно, глаза прищурены, а былая улыбка быстро превратилась в оскал.

Глава 2.

— Что ты тут делаешь? — Спрашивает Адам, не сводя взгляда с деревьев.

— Да, так. Гуляю. — Отвечает мужской голос.

Шуршит листва, ветви ломаются под ногами, к нам из-за деревьев, из тех, что Адам сверлил взглядом, словно видел того, кто за ними спрятался, выходит молодой мужчина лет двадцати пяти. Его чёрные длинные до пояса волосы взъерошены, одежда местами разорвана, чёрные джинсы в грязи, длинный чёрный плащ одетый на голый торс прикрывает свежие царапины, на лице недельная щетина, я не могу не заметить сходства между ним и Адамом, оно минимально, но всё же есть. У них схожий рост, скулы, телосложение практически одинаковое, только незнакомец немного крупнее, и только глаза, словно одни на двоих.

Адам напрягся, когда взгляд собеседника скользнул по мне. Мужчина прищурился, сложил руки на груди и какое-то время сверлил меня взглядом. Наконец он перевёл взгляд на Адама, а затем пошёл в мою сторону, пристально смотря на парня. Адам тут же отреагировал, он быстрыми шагами преодолел расстояние разделяющие нас и стал впереди меня.

— Как интересно. — Произнёс мужчина потирая подбородок.

Я совершенно ничего не понимаю. Что здесь происходит? Неужели Адам хочет защитить меня? Нет, что я такое говорю, это же Адам, он ничего не делает для других, если в этом нет пользы для него. Я вышла из-за спины парня настолько, чтобы видеть происходящие.

— Разве тебе не пора? — Спросил Адам с нажимом.

— Нет, совершенно. Я бы с удовольствием познакомился с твоей девушкой. Как я понимаю, она ни одна из нас?

Что это значит, одна из них? Может он имеет ввиду их банду?

— Она не моя девушка. — Уже злясь, возражает Адам.

— Тогда у меня ещё больше вопросов. Начну с лёгкого. Как тебя зовут? — Спрашивает мужчина, переведя взгляд на меня, этот вопрос адресован мне, как я поняла.

— Меня зовут Ева. — Гордо отвечаю я.

Бровь мужчины поползла вверх, а губы изогнулись в улыбке.

— Адам и Ева? Как символично. — Хохоча произносит он.

Адам хватает меня за руку и тянет в другую сторону, я не собираюсь ему противиться, мне не нравится этот незнакомец. Я даже рада, что он предпринял именно действие.

— Стой братец. Мы недоговорили.

Я замираю резко на месте, Адам этого не ожидал и продолжил двигаться, поэтому повинуясь тяге, я упала лицом в грязь и листву. Он отпустил мою руку и развернулся. Я поспешила подняться и вытереть лицо. Как же неловко. Сзади послышался раскатистый хохот и от этого моё лицо побагровело.

— А она у тебя смешная.

— Я уже тебе сказал Лиам. Она не моя девушка. И какого чёрта ты надумал вернуться именно сейчас, разве тебе стало скучно? — Выпалил Адам, сжимая кулаки. Похоже отношения между братьями далеки от тёплых.

— Я соскучился по маме с папой. Слышал, ты их разочаровал в том году. Облажался по полной. Так что я подумал, что им нужен их лучший сын. К тому же я смотрю, ты продолжаешь их разочаровывать. — Лиам сверкнул глазами в мою сторону.

— Так, хватит. — Опередила я Адама собиравшегося что-то сказать. — Хватит его оскорблять. Адам конечно далеко не подарок, но ненужно вот так вот это высказывать…

— Ева, Замолчи! — Заорал Адам. И я замолчала, такой рык разорвал все мои голосовые связки и сковал страхом тело.

— Мы уходим. Дома поговорим. — Уходя, бросил Адам.

— Смотри не влюбись братец. — Сказал мужчина нам в след.

Адам вновь взял меня за руку и повёл в сторону. Я шла и тряслась, не зная почему, но вот эти выкрикнутые Адамом два слова, выбили меня из колеи. Похоже, он не привык, чтобы за него вступались и на мгновение, мне стало его жалко. Но только на мгновение. Я шла за Адамом, словно зачарованная и не заметила, как мы уже оказались рядом с моим домом, а на улицу опустилась темнота. Долго же мы «гуляли».

— Хвати лезть в это. — Тихо прорычал Адам, не глядя на меня.

— И не мечтай. — Отрезала я и вырвав руку из его, побежала домой.

Когда я добралась, до крыльца и распахнула входную дверь, я обернулась. Адам стоит на том же месте, в тени деревьев, и не сводит с меня взгляда, я готова сейчас поклясться чем угодно, но его глаза светятся жёлтыми огоньками, еле заметно, но факт остаётся фактом. Они светятся. Я захлопываю дверь и бегу прямиком в ванную.

— Ева это ты? — Обеспокоенно прокричала мама.

— Да. — Ответила я.

Чёрт, я забыла предупредить родителей, что настолько задержусь.

— Она дома дорогой. — Сообщила мама папе и громко выдохнула.

Я приняла душ, переоделась и спустилась на кухню. Мне жутко хочется кушать. На кухне, за столом в расположенном в центре, сидели мама с папой и ждали меня. Точнее моих объяснений. Наша кухня не большая, но вместительная, нам втроём всегда хватало места на ней, напротив стола плита со встроенными шкафчиками в бело-оранжевых тонах, раковина, а в углу белый высокий холодильник. Уют может быть и в минимальной обстановке.

— Итак, Ева. — Начал папа. — Мы ждём твоих объяснений. — Он положил руки на стул и сомкнул пальцы.

Я посмотрела на маму, она поправила очки и завела назад выбившуюся каштановую прядь волос. Волосы у меня от мамы, такие же цветом и формой, вьющиеся, даже длина у нас примерно одинаковая, только у меня сантиметров на пятнадцать длиннее. Мои ниже лопаток. А вот глаза у меня папины, зелёные, в то время, как у мамы серые.

— Ева, мы ждём. — Сказала мама, выведя меня из задумья.

— Эм, ну я, немного решила погулять и забыла вас предупредить. — Частично солгала я, потупив взгляд.

— С кем ты гуляла? — Спросил папа.

— С…Адамом. — Выпалила я первое имя, что пришло мне в голову.

— О нет, у нашей малышки появился парень. — Театрально проговорил папа и для более сильного эффекта запустил в свои светлые волосы пальцы.

— Дорогой. В этом нет ничего плохого. Точнее не было бы.

— Что ты имеешь ввиду мама? — Я прищурилась.

— Ева, Адам не самый лучший вариант. Мы, конечно, ему благодарны, за твоё спасение. Но он не тот парень, с которым можно построить хорошие отношения.

— Мама права родная. — Поддержал папа. — У него плохая репутация. Пожалуйста, держись от него подальше.

На этом разговор был окончен, и мы приступили к ужину. Я ковыряла макароны у себя в тарелке и размышляла об Адаме. Он действительно худший вариант для отношений, но ведь у нас их нет и быть не может. Он вспыльчив, эгоистичен, самоуверенный и ещё жестокий. Вот только почему? Не мог же он таким родиться, так не бывает, мы такие, какими нас делает жизнь, конечно, что-то зависит и от генов, но не всё.

— Что с тобой произошло Адам? — Прошептала я, лёжа у себя в комнате на кровати и пялясь в потолок.

Моя комната средних размеров, но в неё вместилось всё, что мне нужно: большая кровать в центре, шкаф у стены слева, письменный стол практически напротив кровати, стол у кровати на который я взгромоздила всё, что по моему мнению должно быть у меня под рукой, а ещё множество мягких игрушек разбросанных по всей комнате.

У тебя столько секретов. Ты сам один сплошной секрет. Я хочу узнать о тебе, как можно больше. Сегодня мне не удалось найти то чудовище, но когда-нибудь я это сделаю, и тогда берегись Адам. Я раскрою все твои секреты.

Так и уснула, размышляя о своих планах после занятий, но потом пришла к выводу, что несколько часов после уроков не смогут мне помочь в поисках, этого времени будет катастрофически мало. И я приняла решение прогулять университет всего на один день. Вся та боль, что мне причинил Адам, закипела в венах и моя решительность воспряла.

Утром я проснулась раньше обычного, и если бы пошла на занятия, то обошлась бы без опозданий. Вот он мой секрет просыпания, организм просто не хочет идти туда, где такое большое скопление подростков. Спокойно позавтракав и собравшись, вышла из дома. Сегодня погода пасмурная и прохладная, пришлось надеть джинсы свитер и дождевик, а ещё я выложила все тетради из рюкзака и сложила туда походные принадлежности.

Вот оно это место, отступать поздно. Уверенным шагом ступаю в лес и начинаю поиски. Сейчас во мне нет страха, злость на Адама вытеснила все другие чувства. На мгновение, вчера я начал его жалеть и это чуть не стало для меня роковой ошибкой. Нельзя жалеть врага. Он должен заплатить мне за мою бедную руку и за своё поведение. Нельзя так поступать с девушками, мне даже кажется, что он живёт по правилу «что нельзя остальным — можно мне». Идиот.

Уже прошло несколько часов, а результата до сих пор нет никакого. Не знаю, как далеко мне удалось зайти и не ушёл ли тот монстр с этого места он же наверное знает, что я его ищу, Адам точно рассказал, что бы тот смог спрятаться. Маленький шанс всё же ещё есть, но он так мал, что я уже теряю надежду. Мне даже становиться скучно и я принимаюсь пинать ногами листву.

— Ева замри! — Послышался испуганный крик.

Я поворачиваюсь и вижу чудовище, жадно смотрящее на меня, его пасть полная клыков широко раскрыта и из нее текут ручьём слюни. Его тело напряженно, словно он готов атаковать. Я реагирую быстро, заношу фотоаппарат и делаю несколько снимков, а затем быстро прячу его в карман дождевика. Вспышка разозлила монстра, рыча, он кинулся в мою сторону. Я собралась бежать, но вот рядом появляется Адам. Так это он кричал только что.

— Пташка беги. — Шепчет он повернувшись ко мне и толкает в сторону.

Монстр налетел на Адама и придавил своим телом к земле. Адам ёрзает, пытается выбраться, вот только монстр не даёт ему такой возможности, он заносит свою когтистую лапу и наносит удар. Когти легко разрывают ткань и плоть Адама на руке. Страшно подумать, что было бы с его лицом, если бы он не успел среагировать достаточно быстро и не заслонился руками.

Адам оказался ловким парнем, он не стал терять времени и, воспользовавшись секундным замешательством монстра: ухватился за густую шерсть на морде и одним резким движением развернул противника поменявшись с ним ролями. Теперь он в лидирующей позиции. Адам с яростью наносит удары по морде чудовища, не останавливаясь ни на мгновение.

— Адам, ты теряешь хватку. — Рычит монстр и скидывает с себя противника. Тот отлетает на приличное расстояние и, не теряя времени, чудовище надвигается на меня.

Я пячусь назад, сердце бешено колотиться, как и в первый раз. Пытаюсь нащупать в кармане дождевика перцовый баллончик, но руки не слушаются. Нужно было его держать в руках. Вот же я глупая.

— Отойди от неё. — Рычит Адам тяжело ступая.

Он измучен, такой удар не прошёл в пустую, по щеке стекает кровь, лицо, руки, шея всё в мелких царапинах. Одежда разорвана, рукава висят лохмотьями, волосы растрёпанны. От былого самовлюблённого и жесткого Адама вселяющего ужас, осталась только самоуверенность.

— Заканчивай Адам. В таких условиях тебе меня не победить. — Разводит руками монстр.

— Ни за что. — Рычит Адам. Перспектива поражения пробуждает в нём второе дыхание.

Адам выпрямляется, сжимает крепко кулаки и прыгает на противника. Он хватает его за голову и швыряет в сторону. Монстр явно не ожидал такого манёвра. Воспользовавшись этим мгновением, нащупываю баллончик и достаю его, тем временем монстр уже поднялся и в один прыжок преодолевает расстояние в несколько метров. Адам стоит лицом ко мне и не видит монстра, я реагирую достаточно быстро; выставляю руку с баллончиком вперёд, целюсь монстру в лицо и пускаю его содержимое точно в цель. Монстр замирает, хватается лапами за морду и дико рычит. Адам понимает, что это наш шанс и, подхватив меня на руки, бежит прочь.

Он бежит, не сбавляя темп, крепко сжимая моё тело в своих руках. В этот момент я чувствую себя в безопасности, мне уютно, тепло и спокойно. Я готова спрятаться в его объятиях и никогда не выходить из них. Боже. Как же это глупо. Я же ненавижу Адама, и он ненавидит меня. Всего несколько минут назад я была готова собственноручно растоптать его. А сейчас, именно в это мгновение уже не хочу. Если бы Адам был милым и добрым парнем, то я бы влюбилась в него с первого взгляда, я видела его улыбку, и знаете, за неё можно было бы многое отдать, будь он хоть немного добрее. Даже его шрамы казались бы не такими устрашающими, а голос превратился бы в бархат, а не в барабанный бой, что у него сейчас.

Будь он немного добрее.

Впереди между деревьев виднеется свет. Мы уже почти выбрались из леса, ещё несколько шагов и мы будем стоять на дороге, мне придётся расстаться с его руками.

Адам выпрыгивает на дорогу и падает, а вместе с ним и я. Мы кубарем летим в разные стороны. Меня останавливает пень рядом с дорогой, Адаму везёт гораздо меньше, он пролетает ещё несколько метров и спиной врезается в каменный алтарь уже давно заросший мхом. Раньше это был просто камень, огромный никому ненужный камень, но когда мы его нашли с Майей и Карлом, то решили превратить в алтарь дружбы и нацарапали на нём свои имена, а внизу подписали «Друзья навеки».

— Адам. — Зову я парня поднимаясь. Он не отвечает.

Прихрамывая бегу к нему и упав рядом с ним на колени, легонько трясу. Адам стонет. Я выдыхаю. «Он жив». Решаюсь перевернуть его, хотя знаю, что делать этого не стоит, вдруг у него что-то сломано. Но я всё же тяну Адама за оторванный рукав и, поддерживая второй рукой под спину, легонько отпускаю. Из горла парня вновь вырывается стон. Мне страшно. Нужно что-то предпринять. Тот монстр теперь уже давно оправился от шока и наверняка бежит за нами.

Судорожно пытаюсь придумать, что делать, руки трясутся, ноги тоже и, кажется, будто мой мозг тоже. Из леса доносится вой и вот тут моё тело начинает целиком дрожать со всеми внутренностями. «Это он. Он сейчас найдёт нас.» — проносится у меня в голове. Больше не думая, я взваливаю Адама себе на спину и, собрав все свои силы, хромая, тяну его вперёд к автобусной остановке. Где-то недалеко должен быть его дом. Майя как-то упоминала, что Адам живёт в так называемой «волчьей норе». Так многие жители называют элитный район в нашем городе. Почему? Не знаю, просто так повелось ещё с основания города.

Уже на половине пути к остановке я чувствую, что выдохлась, тянуть на себе 90 кг оказывается совсем не просто, только страх перед тем монстром заставляет меня идти вперёд. У меня совершенно нет никакого плана, я даже не понимаю, почему иду к Адаму домой, ближе было бы отнести его ко мне и там вызвать скорою. Вот же я глупая, но теперь поворачивать поздно.

— Стой. — Шепчет Адам прейдя в себя.

Я с радостью останавливаюсь и помогаю парню встать на ноги.

— Что ты делаешь? — Злясь, спрашивает Адам.

— Несу тебя домой. Тебе нужна помощь, ты весь изранен. — Поясняю я.

— Уйди! — Приказывает он своим обычным злым голосом и резко убирает мою руку поддерживающую его за талию.

Я еле удерживаю равновесие. И ничего не понимая, пялюсь на Адама.

— Что с тобой? Я же просто хочу помочь тебе. — Поясняю я. — Ты спас меня…

— Я не спасал тебя. — Рычит Адам, сверля меня взглядом.

— Тогда что ты сделал? — Уже злясь, спрашиваю я.

Парень молчит, а вот меня распирает, и я выпаливаю:

— Раз так, тогда не жди от меня благодарностей. Я знаешь ли как дура пыталась сейчас тебе помочь, волокла тебя в безопасное место подальше от того монстра. Я знаю, что он так просто не оставит нас в покое, знаю, что будет мстить если догонит. Я, в конце концов, испугалась за тебя. Ты был без сознания, еле живой. Я испугалась за тебя Адам. —

Минутное молчание.

— Не стоило. — Роняет он и это меня выводит из себя ещё сильней.

Я рычу и топаю ногой по земле.

— Какой же ты идиот Адам.

— Замолчи! — Приказывает он, схватив меня за руку.

— А что иначе? — Провоцирую я парня. Злость выселила из меня страх, и я готова сейчас идти до конца.

— Иначе мне придётся заставить тебя это сделать. — С наслаждением произносит Адам. Он словно жаждет моего разрешения и я, повинуясь его желанию, произношу:

— Заставь.

Только с моих губ срывается приказ, Адам резко притягивает меня к себе, крепко сжимает ладонями мои запястья и заводит их мне за спину, а для только что серьёзно раненого у него полно сил. Моё тело оказывается припечатанным к его, а губ касается мягкая тёплая плоть и жадно захватывает в свой плен. Адам целует меня страстно, даже по-звериному, прикусывая то нижнюю, то верхнюю губу настолько сильно, чтобы чувствовать его злость, но недостаточно, чтобы причинить боль. Его язык врывается в мой рот без приглашения и начинает там хозяйничать, но в один миг резко останавливается, прерывая поцелуй, но, не размыкая наших губ. Адам мягко касается кожи, настолько нежно, что я не могу даже представить, что это он. Я приоткрываю рот, и он практически невесомо целует мои губы, это совершенно другой поцелуй, другой Адам. Адам, которого я не знаю.

— А теперь иди домой. — Шепчет Адам в мой приоткрытой рот.

Я медленно открываю глаза и вижу гримасу полную боли. Брови сдвинуты, глаза зажмурены, а губы только что способные на нежность вздёрнуты вверх обнажив оскал.

— Что с тобой? — Шепчу я испугавшись.

— Иди! — Рычит он и толкает меня вперёд, я не удерживаюсь на ногах и падаю лицом на землю. Мы всё ещё находимся на лесной дороге, солнце готовиться завершить свой день и передать власть ночи.

Я быстро поднимаюсь на ноги и, отряхнувшись, поворачиваюсь к Адаму. Я смотрю ему прямо в глаза, словно бросая вызов.

— Пташка. — Мягко произносит он, и я вздрагиваю. — Знаешь, не многие могут вот так вот смотреть мне в глаза. Они боятся, отводят взгляд куда угодно лишь бы не встречаться с моим.

— Я не вижу в твоём взгляде ничего такого, что заставило бы меня отвернуться. — Чётко произношу я.

— А моё лицо изполосанное шрамами тебя не пугает? — Спрашивает Адам, прищурив глаза, словно пытаясь прочесть мои мысли.

— Да что вообще может быть в этом такого?! Ну шрамы, ну на лице. Да, не стандартно, не у каждого они есть. Ну и что? Это всего лишь шрамы Адам, пора бы тебе уже перестать комплексовать по этому поводу. — Подкалываю я его.

И тут лесной шорох пронзает громкий громовой смех. Адам хохочет и, запустив пальцы в волосы, произносит сквозь смех:

— Так не может быть. Так просто не бывает.

— Ты о чём? — Совершенно ничего не понимая, я делаю шаг в сторону парня, и тут его словно подменяют, смех стихает, от былой улыбки не остаётся и следа, передо мной вновь появляется серьёзный и властный Адам.

— Тебе пора. Уходи и держись от меня и моего мира подальше. — Приказывает он.

Я разворачиваюсь, поправляю свой рюкзак и уже на бегу бросаю:

— Никогда.

Последнее слово оказывается опять за мной.

Домой я вновь прихожу поздно, но не достаточно, чтобы родители успели поднять панику. Я открываю входную дверь, и тёплый воздух вперемешку с мамиными духами ударяет в лицо. Скидываю обувь, вешаю дождевик на крючок и иду на кухню. Я жутко проголодалась. Весь день ничего не ела. Хватаю тарелку и со сковороды стягиваю вилкой большой кусок мяса, а затем к нему отправляется картофельное пюре. Я буквально впиваюсь в еду и практически не жуя, глотаю.

— Ева, ну ты хотя бы жуй. — Просит мама.

Я поворачиваю голову в её сторону, они с папой стоят в дверном проходе, оба одеты торжественно. Чёрный смокинг папы идеально выглаженный сидит на его фигуре словно сшит на заказ, чёрные туфли начищены до блеска. Мама поправляет рукой причёску «ракушку», затем начинает стряхивать со своего красного платья до колен не видимую пыль.

— Вы куда? — Спрашиваю я с полным ртом еды.

— У нас свидание. — Смущённо поясняет мама. Я такой её уже давно не видела.

— Свидание? — Уточняю я.

— Да. — Подтверждает папа приобняв маму за талию.

— Я так понимаю, сегодня вас ждать поздно? — Подкалываю я.

— Ева, прекрати. — Одёргивает меня мама сияя.

— Мама. Папа. Удачного свидания. — Желаю я и отправляю каждому воздушный поцелуй, родители делают вид, что поймали его.

Они уходят, а я тем временем закончив с ужином, поднимаюсь к себе в комнату, кидаю на кровать расположенную в центре, рюкзак и устраиваюсь рядом. Мне не терпится посмотреть, что получилось на фото. Надеюсь мне удалось чётко заснять того монстра. Включаю фотоаппарат, открываю галерею и выбираю первое изображение, оно оказывается сильно смазанным, виден лишь чёрный размазанный комок, зато следующие более чёткие, правда чудовище на них получился не целиком. А вот и удача, самое идеальное фото, виден весь силуэт, даже оскал можно рассмотреть, если приблизить. Это фото получилось самым первым, когда чудовище только появилось, он стоит на немного согнутых ногах, готовясь к нападению, его глаза, словно два огонька от свечи, смотрят прямо в камеру.

Я уже начинаю сомневаться, стоит ли мне вообще это публиковать. Да я хочу отомстить Адаму за его поведение при нашей первой встречи в лесу, но что будет с этим фото дальше, какие оно понесёт последствия? С другой стороны это чудовище опасно, оно может навредить жителям города, моей семье. И кто знает, сколько ещё таких бродит в наших лесах. Я должна его опубликовать. Должна предупредить всех.

Я спрыгиваю с кровати, хватаю со стола ноутбук, возвращаюсь на прежнее место и открываю страничку университета в социальной сети, загружаю фото и пишу пост.

«Вот такие чудовища бродят в нашем лесу. Будьте осторожны!». Коротко и ясно. Нажимаю отправить и с тревогой закрываю ноутбук. Сердце учащённо колотится, немного трудно становиться дышать. Я же правильно поступила? Общественность должна знать, это касается безопасности дорогих мне людей. Почему же я чувствую себя не правильно?

Откидываюсь на кровать и, закрыв глаза ладонями, пытаюсь успокоиться. Мне вспоминается наш с Адамом поцелуй, мои губы всё ещё помнят тепло его губ, а тело прикосновение рук. Зачем он это сделал, просто потешить своё самолюбие? Ну конечно, о чём тут ещё рассуждать, это же Адам, жестокий, вспыльчивый, неуправляемый и не способный на нежные чувства, уж по отношению ко мне точно.

— Я ненавижу тебя Адам. — Шепчу я, сильнее вдавливая ладони в лицо, пытаясь спрятаться от случившегося.

Вскоре я проваливаюсь в глубокий сон.

Утром меня будит звонок на мобильный, сонная я принимаюсь искать его на кровати, и как только мне это удается, нащупываю принять вызов.

— Алло. — Еле выдавливаю я. Всё тело болит, сил совершенно нет.

— Ева! Это что за шутки такие? — Кричит испуганно в трубку Майя.

— Майя, ты о чём?

— О твоём посте на страничке университета. — Продолжает кричать подруга.

Я вспоминаю вчерашний день и подпрыгиваю на кровати.

— Это как раз, то о чём я хотела поговорить с вами пару дней назад. — Объясняю я.

— Ты хочешь сказать, что этот монстр существует? Это настоящая фотография? — Уже истерит Майя.

— Так, успокойся. Я сейчас быстро собираюсь и перед занятиями всё тебе расскажу. — Постаралась я успокоить подругу.

— Я хочу узнать правду сейчас. — Не унимается она.

— Майя. Пожалуйста, дай мне время, иначе я опоздаю на занятия. — Настаиваю я, и она сдаётся.

Я кладу трубку. Началось. Сейчас мне нужно будет отвечать за своё решение не только перед друзьями, но и перед всем городом. И я готова к этому, готова рассказать всю правду, лишь бы обезопасить своих близких.

Уже в автобусе я ищу взглядом Адама, мне было интересно видел ли он мою запись, но его не оказалось. Я вышла на своей остановке во время, с утра я не проспала, собралась и не опоздала на автобус и это для меня уже залог хорошего дня. Я гордой и уверенной походкой сошла с автобусной ступени и такой же походкой была готова идти дальше, но тут меня настиг Адам. Он словно вырос из под земли, наклонился к моему уху и прошептал:

— Иди за мной и ничего не говори.

И не дождавшись моего ответа, взял за руку и повёл за университет, в сторону деревьев. Я так поняла, что он хочет поговорить со мной, а именно там нет людей. Мы шли молча, Адам нервно сжимал мою ладонь, а я пыталась придумать, что скажу ему, ведь знаю, о чём будет разговор. Наконец-то мы добрались до места и убедившись, что рядом нет посторонних Адам заговорил:

— Ева. Я же просил тебя не лезть в это. — Он постарался не кричать, но каждое его слово уже пропитано злостью и она сочится даже из окружающего нас воздуха.

— Да, но я тебе сказала, что доберусь до правды. Я не оставлю твою грубость безнаказанной. И это Адам, только начало. Я ещё не выяснила твою роль в этой истории. Ты явно знаешь тех монстров, вы общались, как старые знакомые. Не хочешь рассказать сейчас и сократить мне время на раскопки? — Уверенно проговорила я.

— Пташка. — Протянул он зажмурившись мучительно медленно. — Тебе не нужно лезть во всё это. Ты даже не представляешь, во что сейчас уже влезла. Этот мир не для тебя. Ты не должна была встретиться с ним.

— Но я встретилась! Расскажи мне правду. — Попросила я.

Адам схватился руками за голову и отвернулся. Он тихонько зарычал, похоже в этот раз пытается не привлекать внимания, но его злость всё же выигрывает этот бой и он развернувшись набрасывается на меня и зажав между деревом и своим телом, склонился над ухом. Его нос коснулся моей ключицы, обнажённой вырезом на голубом джемпере, и по моему телу побежали мурашки, затем он слегка прикусил кожу и сказал:

— Ты теперь для них цель. Они ни перед чем не остановятся, чтобы убить тебя…

Я вздрогнула. Такой исход событий, конечно, приходил в мою голову, вот только я всеми силами отгоняла его, а сейчас именно он возглавляет список.

— Адам прекрати! — Опомнилась я. Мне нельзя позволять ему так поступать со мной. — Я тебе не игрушка.

— Теперь только я могу помочь тебе выжить, если захочу. Мне всего лишь нужно подождать, когда ты будешь умолять меня о помощи. — Прошептал он и прикусил мочку моего уха. Ну это уже слишком.

Я отталкиваю Адама. Он смотрит на меня с усмешкой. Он доволен собой.

— Я никогда не попрошу тебя о помощи. — Подняв голову вверх, произнесла я.

— Хм. А вот мне кажется совсем наоборот. — Произносит он, продолжая усмехаться, и засовывает руки в передние карманы джинсов.

Кипя от злости, я заношу руку и со всей силы даю Адаму пощёчину. Он явно этого не ожидал, мгновение на его лице только растерянность, но уже в следующее только злость. Он накидывается на меня, хватает за руку и поднимает её вверх.

— Я могу сейчас запросто сломать тебе эту руку. — И в доказательство своих слов сильно сдавливает её, мне кажется ещё немного и моя кость сдастся. — Ты должна запомнить, как нужно вести себя хорошим девочкам.

— Давай! — Рычу я сквозь слёзы, больше от обиды, чем от боли. Я обижаюсь на себя, на Адама и на мимолётную жалость к нему. — Сломай! Чего же ты ждёшь?

Хватка слабеет, моя рука падает. Адам качает головой и отступает назад. Моё тело содрогается от злости кипящей внутри меня.

— Чего же ты? Давай! — Я делаю шаг к Адаму и протягиваю руку. — Давай! Оправдай своё прозвище. Адам Барсберг — ты чудовище. Чудовище!

Я падаю на колени и захлёбываюсь в слезах.

— Да. Я чудовище. — Тихо произносит он. — Всегда помни об этом.

Протерев немного глаза от слёз вскидываю взгляд вверх на Адама и уверенно произношу:

— Поверь. Я об этом никогда не забуду. Даже на мгновение.

— Вот и молодец пташка. — Отвечает он и, опустившись рядом на одно колено, ладонью вытирает мои слёзы.

— Да как ты себя можешь так вести? — Шепчу я, в голове каша.

— Я делаю всё, что захочу. А сейчас я хочу убрать эти позорные слёзы с твоего лица.

— Не смей! — Кричу я и шлёпаю его по ладони. — Не смей ко мне больше прикасаться.

Адам откидывает назад прядь волос со своего лба и, поднявшись, уходит. Я остаюсь одна и пытаюсь остановить слёзы. Почему мне так больно от его слов, действий, ведь я тебя ненавижу Адам. Зачем ты был со мной так жесток, а затем показал нежные мгновения? Я не хочу тебя знать. Чудовище.

Глава 3.

— Ева! Что с тобой случилось? — Ужасается Майя, когда я подхожу к ним с Карлом.

— Всё в порядке. — Лгу я.

— Это из-за Адама? — Уже зная ответ, спрашивает Карл.

— Я не хочу об этом ребята. — Отвечаю я, опустив взгляд.

Я попыталась привести себя в порядок, когда мы с Майей пришли в женский туалет. Лицо опухло, и холодная вода уже не в силах помочь, приходиться подруге прибегнуть к помощи косметики, которой она, кстати, весьма неплохо владеет. Она нанесла мне на скулы румяна одним взмахом кисти, и они получились настолько естественными, что я бы никогда не заподозрила подвох. Затем Майя нанесла мне на веки телесного цвета тени и подчеркнула тушью ресницы, сделав их длиннее и гуще, губ она едва коснулась алой помадой, придав им естественный цвет.

— Ну вот. — Произнесла она закончив. — Теперь ты похожа на человека и Зейн непременно в тебя влюбится.

Точно. Зейн. Я совсем забыла о нём. Вот на кого мне стоит переключиться и забыть об Адаме.

— Ева?

— Да. — Я посмотрела на подругу.

— Может ты всё же расскажешь, что между вами с Адамом происходит. И эта жуткая фотография…

И я решилась. Я рассказала о нападении в лесу, о моих поисках и что Адам меня вроде как спас, но я умолчала о поцелуе и его странном поведении. Майя вздрагивала, когда я описывала чудовище и когда рассказывала, как он близко находился, что он хотел убить меня.

— Теперь ты понимаешь? Я не могу молчать. Он опасен для всего человечества. — Пояснила я.

— А как же Адам? Мне кажется, он здорово замешен в этой истории. Уж не последний персонаж так точно. — Майя сложила руки на груди и о чем-то задумалась, а затем произнесла:

— Знаешь, сегодня из-за твоего поста в университете собрание, я слышала, что твоих родителей уже вызвали и ещё… Отец Адама тоже будет здесь.

— Что? Он то здесь причём? Я никому не говорила про Адама, кроме тебя и то сейчас.

— Я не знаю. Но ведь он не последний человек в городе. Его как бы должна беспокоить безопасность жителей.

Мы вышли с Майей из туалета, Карл ждал всё это время рядом. Я по просьбе Майи кратко и быстро пересказала ему свою историю с монстром. Только я закончила, как к нам подошёл директор университета, я видела его всего лишь один раз, на посвящении в студенты, но узнала сразу же. Это мужчина лет 60-ти, с короткими седыми волосами, круглым лицом и карими глазами, невысокого роста, с лишним весом, делающим его похожим на воздушный шар.

— Кто из вас Ева Адамс? — Спросил он, окинув нас с подругой взглядом.

— Это я. — Отозвалась я.

— Иди за мной. — Приказал директор.

Я окинула друзей непонимающим взглядом, они переглянулись и пожали плечами. Не думала, что сам директор придёт за мной. Я шла за ним и прокручивала в голове, что можно рассказать ему и моим родителям, которые, наверное, уже здесь. Упоминать про наши с Адамом не простые взаимоотношения, думаю не стоит, но и не говорить о нём вовсе, я не могу, ведь он далеко не последний человек в этой истории.

Дверь в кабинет распахнулась, и я увидела в конце комнаты стол с компьютером, стопкой бумаг и несколькими книгами, а вокруг стола расположились несколько стульев, некоторые уже были заняты. У левой стены стоит небольшой диван из красной кожи, на стенах висят картины, а на шкафу с папками стоят кубки и награды университета. Мама с папой сидят напротив стола, увидев меня, они приподнялись и накинулись с расспросами.

— Ева, что происходит? Это же шутка? — Затараторила мама, взяв меня за руку, в её глазах читалась надежда, она умоляет меня сказать, что это всё шутка.

Я опускаю взгляд вниз и глубоко вдыхаю воздух, собираясь рассказать всё, но тут раздаётся стук в дверь и в кабинет входит высокий темноволосый мужчина с лёгкой сединой на висках, а из-за него выходит Адам. Пазл в моей голове складывается. Это его отец. Раньше я видела мистера Барсберга только на фотографиях и по телевизору, и надо сказать в живую он выглядит гораздо внушительнее.

— Ты уже всё рассказала? — С улыбкой спрашивает Адам.

На мгновение я теряюсь и не понимаю, почему он так спокоен, да ещё и улыбается, ведь он так не хотел, чтобы я рассказывала правду.

— Что ты имеешь ввиду Адам? — Спрашивает директор Брукс.

— Видите ли, директор… — Начинает Адам, подойдя ко мне и положив руку на моё плечо. — Мы с Евой решили пошутить и совершенно не думали, что вы устроите здесь настоящий консилиум из-за такого пустяка.

— Нет! — Возражаю я. Сейчас мне становится ясно. Он хочет выдать всё это за шутку, за обычный розыгрыш. Я недолжна этого допустить.

— Что нет? — Спрашивает папа переведя взгляд с Адама на его руку устроившуюся на моём плече. Тот хмыкает и даже не думает её убирать.

— Дети просто пошутили. — Произносит мистер Барсберг.

Воспользовавшись тем, что все сейчас слушают и смотрят на его отца, Адам наклоняется ко мне и шепчет:

— Ни смей рассказывать правду, если хочешь дожить до вечера.

— Ты мне угрожаешь? — Шепчу я ему.

— Нет, не я. — Отвечает он, и уже перейдя на обычную громкость говорит. — Понимаете, мы решили, что это будет жутко весело. Я предложил этот розыгрыш Еве, так как узнал, что она отлично фотографирует. Мы пришли в лес, выбрали самую живописную по нашему мнению локацию и, переодев моего брата Лиама в оборотня, устроили фотосессию.

— Ева, это правда? — Спрашивает папа.

Рука на моём плече сжимается и я, противясь самой себе лгу:

— Да папа. Простите. — От отчаяния моя голова опускается вниз и я уже готова разреветься.

— Ну вот мы всё и выяснили. — Торжественно хлопает директор в ладоши и расплывается в улыбке. — А теперь ребята идите на занятия, мы и так вас сильно задержали.

Я разворачиваюсь и пулей выбегаю из кабинета, злость вперемешку с отчаянием сжигает меня. Вот же ты хитрец Адам, быстро подсуетился и легенду придумал такую складную.

— Ева стой. — Кричит он сзади. Его шаги стремительно приближаются.

Я даже не думаю останавливаться и сбавлять темп. Тогда Адам переходит на бег и, догнав меня, преграждает путь. Я останавливаюсь и поднимаю взгляд вверх, чтобы увидеть его лицо.

— Мне кажется, я всего лишь час назад приказала тебе не прикасаться ко мне. — Произношу я самым властным тоном, на который способна сейчас.

— Да. Вот только я же тебе ответил, что буду делать, то, что захочу. — Усмехается он.

— Сейчас речь не об этом. — Уже серьёзно произносит Адам. — Тебе нужно быть осторожней. Твоя жизнь в опасности.

— Это угроза? — Спрашиваю я, изогнув бровь.

— Да, но не от меня. Мне твоя смерть ни к чему. — Адам берёт меня за плечи и произносит. — Пташка, ты даже не представляешь куда влезла. Они не успокоятся теперь, уверен, твой пост посмотрело достаточно людей перед тем, как я его удалил. И он тоже.

— Кто он?

— Тот, кого ты сфотографировала. — Поясняет Адам и одной рукой трёт глаза. — Зачем ты так поступила пташка? Назло мне?

— Да. — Выпаливаю я. — И чтобы обезопасить жителей города. Он опасен.

— Да, опасен. Но до этой ситуации он был никому не известен, ты не должна была тогда его увидеть. Это моя вина.

— Ты должен мне рассказать всю правду. Ты знаешь его и не смей отрицать. Иначе, в противном случае я докопаюсь до правды сама. — Заявляю я. Пора бы уже вывести Адама на чистую воду.

— Адам. — Окликает голос сзади.

Парень даже не оборачивается, кажется, что он знает кто это. Адам лишь шепчет мне на ухо:

— После занятий жди меня у входа.

И уходит к отцу. Я, не собираясь подслушивать, ухожу на занятия. Первый урок уже прошёл и поэтому мне приходится идти сразу на второй. Я захожу в аудиторию и вижу Зейна на задней парте, увидев меня он расплывается в улыбке и машет, приглашая сесть с ним. Удача. Послушно присаживаюсь рядом и шепчу:

— Привет.

— Привет. — Приветствует он, всё ещё улыбаясь. — Как ты? Я слышал, что из-за вашей шутки с Адамом вам досталось от директора.

А слухи здесь разлетаются достаточно быстро. Мы только что вышли, а всем всё известно.

— Да нет в принципе. Больше от родителей. Они огорчились. — Поясняю я, делая вид, что всё это было действительно шуткой.

— Знаешь. — Зейн наклоняется ниже. — Фотографии великолепны.

— Спасибо. — Я начинаю заливаться краской. В общении он полная противоположность Адама и это меня притягивает.

Начинается урок. Мы притихаем. Я несколько раз ловлю взгляд Зейна на себе и лишь потому, что сама не могу удержаться и не смотреть на него. В нём есть что-то такое, что завораживает, наверное, я могу любоваться им часами напролёт. Профессор Дрейк рассказывал нам об истории фотографий, и я вскользь делаю записи, но вот в конце урока у меня в тетради оказалось всего пару предложений. Так дело не пойдёт, если я и дальше буду любоваться Зейном и не учиться толком, то меня отчислят, и прощайте мечты о светлом будущем.

— Какие у тебя планы сегодня на вечер? — Спрашивает он, по пути в другую аудиторию.

— Сразу после занятий я встречаюсь с Адамом, а после весь вечер свободен. — Расплываясь в широкой улыбке, отвечаю я. Кажется, он хочет пригласить меня на свидание.

— Тогда если ты не против, вечер у тебя занят.

Это точно свидание. Да-да. Он. Приглашает. Меня. На. Свидание. Это самый замечательный момент за весь день.

— Я не против. — Отвечаю я и еле сдерживаюсь лишь бы не закричать и не пуститься в пляс.

— Так, расскажи мне все подробности. — Приказывает Майя, когда во время обеда я сообщаю ей о своём свидании.

Мы сидим на заднем дворе университета под яблоней, где никого нет и обедаем. Это место выбрал Карл, так как собирается расспросить у меня все подробности и не хочет, чтобы нас кто-то услышал.

— Я уже это сделала. — Я развожу руками, и Майя накидывается на меня и принимается щекотать.

— Эй. — Кричит Карл и стаскивает с меня подругу. — Я что один самый разумный здесь. Ева, ты должна сейчас же прояснить, ту ситуацию с фотографией.

Улыбка резко спадает с моего лица. Мне неприятно, что все теперь думают, что я любительница идиотских шуток. Друзьям я не могу солгать и поэтому рассказываю правду.

— Это не было шуткой. Брат Адама не переодевался в оборотня, мы с ним не друзья и уж вы это знаете. — Понизив голос, поясняю я.

— Тогда зачем он придумал эту историю? — Спрашивает Карл, жуя бутерброд.

— Говорит, что хочет обезопасить меня. Якобы тот монстр может узнать, что я его рассекретила. Хотя я не имею и малейшего представления, как он это сделает, сомневаюсь, что он общается с другими людьми, кроме Адама.

— Ты не права Ева. — Возражает Майя. — Я думаю, что не один Адам знает о существовании монстра, в это просто трудно поверить.

— Майя права. — Соглашается Карл, нежно посмотрев на возлюбленную.

— Сегодня я постараюсь узнать подробности у Адама.

— Слушай, давай ты прекратишь своё расследование и просто сделаешь вид, что ничего не было. Это очень опасно, ты даже не представляешь, с чем столкнулась. — С тревогой умоляет меня Карл.

Я обещаю друзьям закончить своё расследование, но это ложь. Не могу успокоиться, не докопавшись до правды, а Майе с Карлом лучше больше ничего не знать, ведь если Адам не лжёт, то все те, кто знает о монстре, находятся в опасности. Я сама влезла в это, и втягивать дорогих мне людей не собираюсь.

Обед закончился, и мы разошлись по аудиториям. Я вновь сажусь рядом с Зейном по его инициативе, вот только это не всем нравиться, как я успеваю убедиться. Многие девушки нашего факультета бросают завистливые взгляды в нашу сторону, и я их понимаю. Они уж точно помнят моё эффектное появление в первый учебный день, и в их головах просто не может соединиться эта информация, что Зейн сам предпочёл меня каждой из них. Если честно, то и я сама не могу в это поверить и понять, что он нашёл во мне.

— Эй Ева. — Окликает меня женский голос по окончанию занятий, я уже шла по пустому коридору к выходу. Многие студенты уже ушли, но мне пришлось задержаться из-за моей невнимательности, учитель истории оставил меня на дополнительное занятие, и я потеряла целый час. Адам, наверное, уже ушёл домой и я не смогу сегодня узнать правду.

Я оборачиваюсь и вижу Кэтрин, ту самую, что училась со мной в одном классе. Странно, но за все эти дни я впервые вижу её здесь, я даже была уверенна, что она переехала в другой город, а, оказывается, поступила со мной в одно и тоже учебное заведение. Она всегда была гораздо популярней меня, мы с ней совершенно не похожи. Кэтрин всегда одевалась, как девушка, обтягивающие брюки, мини юбки и короткие платья с глубоким вырезом, вот и сейчас на ней одеты чёрные кожаные брюки обтягивающие её фигуру, белая футболка с приличным вырезом, густые блестящие чёрные волосы завязаны в высокий чёрный хвост, а медовые глаза пристально сверлят меня, у неё тонике черты лица, делающие её ещё более женственной.

— Что тебе? — Спрашиваю я без особого энтузиазма.

Мы с Кэтрин далеко не подруги. Она всю школу меня поддразнивала, распускала гадкие сплетни и просто отравляла моё существование. Как — то раз я набралась смелости и заговорила с её старшим братом Брендоном, тем самым который устроил грандиозную драку с Адамом в прошлом году. Я тогда была в десятом классе, а он уже учился в колледже в Лондоне и приехал на летние каникулы.

Он сидел за столиком в том самом кафе, где я подрабатывала официанткой. Я тогда выпросила Джейн, мою напарницу, поменяться заказами, чтобы обслуживать его. Брендон сидел у окна и рассматривал меню, когда определился с заказом, то подозвал официантку, и я поспешила к нему. Приняв заказ, я решила, что это мой шанс поговорить с ним, ведь он мне нравился с самого детства.

Его медовые глаза всегда светятся добром в отличие от его сестры, короткие чёрные волосы, пухлые губы и нос с горбинкой, а ещё руки, мужественные руки с венами на тыльной стороне, он выглядит так, словно он сошёл с обложки журнала.

— Привет. Ты меня, наверное, и не помнишь. — Начала я.

— Ева привет. Помню, конечно, просто не сразу узнал, ты подросла. — Брендон улыбнулся, и мне пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не растаять и продолжить разговор.

— Ты на каникулы приехал? — Задаю я очевидный вопрос.

— Да, а ты подрабатываешь здесь. — Утверждает он усмехнувшись.

— Извини. Я тут подумала….Может быть, мы могли бы сегодня…

— Ева. Погоди. Неужели ты хочешь пригласить меня на свидание? — Он явно в замешательстве.

— Ну… — Мне уже хочется спрятаться, я догадываюсь, какой сейчас получу ответ.

— Прости, но я как бы уже занят. — Сочувственно произносит Брендон и разводит руками.

— Нет, это ты меня прости…

Сзади раздаётся хохот, я оборачиваюсь и вижу Кэтрин, которая хохоча, держится за живот. Вот так вот она и узнала о моём позоре и потом весь год меня этим подкалывала, но это ладно я бы смогла пережить, если бы она не рассказала об этом всей школе и в самой жёсткой форме, многое приукрасив.

— Что тебе нужно от Зейна? — Отвечает она вопросом на вопрос.

— Семью и детей. — Огрызаюсь я.

— Отстань от него. Он будет моим. — Кэтрин сжимает кулаки, сверля меня взглядом. Сейчас я не собираюсь ей уступать и если нужно дам отпор.

— Мне кажется, он будет против. Такая дама лёгкого поведения не нужна ни одному парню на планете. — Подкалываю я её.

— Что ты сказала? — Злится Кэтрин.

— Ты его не получишь! — Твёрдо произношу я.

Тут у Кэтрин заканчивается терпение, и она набрасывается на меня. Я быстро реагирую и уворачиваюсь, Кэтрин врезается в стену и это её ещё сильнее злит. Она не собирается заканчивать это вот так и вновь надвигается в мою сторону хватает за волосы, и тянем меня назад, я плюхаюсь на попу, а затем получаю ногой в живот. Воздух уходит из лёгких и мне становится трудно дышать. Неужели она готова идти сейчас до конца. Мне становится страшно, я пытаюсь подняться, но вновь получаю удар в живот.

— Кэтрин прекрати! — Приказывает мужской голос.

— Уходи. — Просит тоже мужской голос, но совершенно другой. Первый напоминает барабанный бой, а второй нежный бархат. Это Адам и Зейн.

Я поворачиваюсь и в подтверждение своих догадок вижу Адама стоящего в конце коридора, его тело напряженно, кулаки сжаты, он тяжело и медленно ступает в нашу сторону. Сзади показывается Зейн, он опережает быстрым шагом Адама и вот уже помогает мне встать.

— Ты сума сошла Кэтрин? — Спрашивает Зейн.

— Я не собираюсь это терпеть. — Визжит девушка.

— Уходи! — Приказывает он ей и как ни странно, топнув ногой и зарычав, она уходит.

— Что ты здесь делаешь? — Налетает Адам на Зейна и толкает в грудь, тот упирается в стену и оказывается зажатым между ней и Адамом.

Оставшись без поддержки, я опираюсь на стену одной рукой, а второй держусь за живот, гудящая ноющая боль постепенно охватывает моё тело. Адам ударяет кулаком в стену, его трясёт от злости, по всей видимости они знакомы и между ними далеко не приятельские отношения.

— У меня к тебе такой же вопрос. — Спокойно отвечает Зейн.

— Ты его знаешь? — Обернувшись ко мне, спрашивает Адам.

— Да. Мы учимся в одной группе. — Хриплю я. Тело начинает дрожать и мне становится страшно.

— Может, оставим разборки на потом. — Предлагает Зейн и кивает в мою сторону. — Еве нужна помощь.

Адам отталкивает Зейна, когда тот собирается приблизится ко мне. Он преграждает парню путь и приказывает уходить, но Зейн и не собирался подчиняться и тогда Адам подхватывает меня на руки и развернувшись направляется в противоположную сторону от выхода.

— Адам не глупи. Я помогу ей. — Кричит Зейн нам вслед.

— Если притронешься к ней хоть одним пальцем, то я с радостью сломаю тебе их все. — Обернувшись, рычит Адам.

Он разворачивается и уходит.

— Поставь меня. — Приказываю я шёпотом. — Я не хочу, чтобы ты ко мне прикасался.

— Меня это не волнует. — Усмехается он.

Я предпринимаю попытку вырваться, но каждое движение отзывается болью в животе. Я стону, а от бессилия слёзы катятся из глаз. Не хочу, чтобы Адам ко мне прикасался, не хочу больше чувствовать тепло его тела и этот странный уют, и спокойствие в его руках. Мне это не нравится, ведь этого не может просто быть. Рядом с этим человеком невозможно чувствовать себя в безопасности, вот только в его объятиях всё происходит совсем наоборот. Я чувствую, что вот так мне не страшен даже конец света.

— Отпусти. Разве ты не понимаешь? Нельзя поступать так… — Я не выдерживаю и второй раз за день у меня случается истерика.

Адам сворачивает в пустой кабинет, который почему-то оказался не заперт и, усадив на парту, становится рядом, его ладонь ложится на мой затылок и мягким движением наклоняет вперёд, лоб упирается в каменный живот парня.

— Ты не должна плакать. — Мягко и тихо произносит он.

— Это ты виноват. — Всхлипывая, отвечаю я.

— Я знаю. Поэтому пташка ты должна ненавидеть меня.

— Да что за бессмыслицу ты несёшь. Разве из-за человека, которого ненавидишь люди не плачут? Ты ошибаешься Адам, всё совсем наоборот. — Я обхватываю его талию руками и крепко сжимаю ткань футболки.

Адам отсоединяет мои ладони, наклоняется и принимается вытирать слёзы рукой. Его губы изгибаются в грустной улыбке. Закончив, Адам резко притягивает меня к себе и целует. Этот поцелуй выбивает меня из колеи, я понимаю, что не должна поддаваться ему, он просто со мной играет, но и в то же время я не хочу, чтобы этот поцелуй заканчивался. Я собираю всю свою силу воли и отталкиваю его.

Адам теряет равновесие и отлетает к доске, но не падает. Он выпрямляется и принимается хохотать.

— А ты становишься строптивей. Пташка. — Произносит Адам.

— Я тебе сегодня утром сказала, что ты ко мне больше не прикоснёшься. — Рычу я, собрав всю волю в кулак.

— Однако я к тебе уже прикасался. — Усмехается парень.

Я спрыгиваю с парты, выпрямляюсь, забыв о боли и трясу головой, дав понять, что не это имела ввиду. Адам понимает мой намёк. Дверь в аудиторию распахивается и в неё входит полная женщина с растрёпанными волосами, а в руках у неё ведро и швабра.

— Что вы тут делаете? Занятия давно закончились. — Спрашивает она, заметив нас.

Адам хватает меня за руку и мы выбегаем.

— Я не смогу рассказать тебе всё. — Произносит он, когда мы вышли из здания, и я напомнила ему о его обещании.

— Но ты должен. — Возражаю я.

Адам вновь усмехается. Кажется сегодня его личный рекорд по усмешкам. Я совершенно не понимаю этого парня. Иногда мне хочется бежать от него и забиться в первый попавшийся угол, а иногда хочется просто быть рядом и не важно, что в этот момент мы ругаемся. Как же это странно. Почему он так действует на меня? Мои эмоции рядом с ним сходят с ума, путаются и петляют, не зная куда идти ещё очень долго после встречи.

— Садись. — Произносит Адам указывая на припаркованный спортивный мотоцикл на школьной стоянке.

— На это? — Ужасаюсь я.

— Ты боишься? — Адам изгибает бровь.

Я нервно поправляю свой рюкзак и пытаюсь выдать страх за восхищение.

— Нет. Конечно нет. Я обожаю мотоциклы! — Восклицаю я, слишком наигранно и это естественно не может скрыться от внимательного Адама.

Да. Я боюсь, но не сам мотоцикл, точнее его последствия, это может быть и другой вид транспорта, который развивает слишком большую по моему мнению скорость. А вот зная, что водитель не будет разгоняться быстро я спокойна, но это нельзя сказать про Адама. Он известен в нашем городе не только по своим грандиозным дракам, но и по его любви к скорости. Этот парень чертовски любит скорость, у него наверное уже дом забит штрафами за превышение, его даже лишали прав, но вот похоже срок прошёл и Адам снова в своей стихии.

— Я сяду с тобой, если ты пообещаешь не гнать. — Заявляю я, не сводя своего взгляда с новенького чёрного «Suzuki», если я правильно прочитала.

— Ева, мне кажется, ты уже должна была понять, что мои обещания данные тебе я просто не могу выполнить, чтобы я не пообещал… — Адам наклоняется к моему уху и шепчет. — Меня просто тянет нарушить это обещание.

— Тогда я не сяду на этот мотоцикл.

— Тогда ты ничего не узнаешь. — Адам пожимает плечами.

М-да. С одной стороны страх за свою жизнь с другой дичайшее любопытство. Как вы уже догадываетесь, любопытство побеждает. Я перекидываю правую ногу через сиденье и усаживаюсь поудобней. Адам запрыгивает спереди и просит прижаться к нему и держаться крепко, я естественно отказываюсь и впиваюсь в сиденье. Адам начинает красоваться и поддавать мотоциклу газа, тот взвизгивает и срывается с места. Меня откидывает назад, и я еле удерживаюсь на месте. Уже не думая о своей неприязни, хватаюсь за Адама и крепко прижимаюсь к нему всем телом, мне хватает нескольких секунд, чтобы вновь почувствовать себя в безопасности.

Через какое-то время мотор глохнет, и мы останавливаемся, я ещё несколько секунд не отлипаю от Адама, а он не спешит это исправить.

— Ева? — Шепчет он.

Я с неохотой приоткрываю глаза, но всё ещё не отпускаю его. Я почему-то не могу заставить пальцы разомкнуться и выпустить Адама. Мне нужно это сделать. Я заставляю своё тело, и оно повинуется, пальцы медленно размыкаются, они словно провели в таком положении всю жизнь и затвердели, превратившись в ржавый метал.

— Мы приехали. — Вновь шепчет Адам.

Я слажу с мотоцикла, поправляю рюкзак и оглядываюсь. Мы уже не в городе. Это густой лес, на деревьях пожелтевшая листва, которую они уже разбросали по земле, много старых поваленных стволов заросших зелёным мхом. Мне это напоминает фильм ужасов, вот только поющие птицы сглаживают жуткую атмосферу.

Адам спрыгивает со своего стального коня и движется к небольшому холму, заваленному упавшими деревьями. Он сгребает листву, ветви и сухую траву вниз и постепенно на месте холма показывается ржавая железная дверь. Похоже на убежище и как ни странно у Адама есть ключ к нему. Он вставляет его в замок, несколько раз поворачивает и, в конце концов, тот сдаётся и дверь немного приоткрывается. Адам хватается обеими руками за её края и тянет на себя, по виду эта дверь весить не меньше двухсот килограмм и одному Адаму с ней не удастся так легко справиться. Его челюсть сжата, руки напряженны и на них обозначились выступающие вены, но Адам упёрся ногами в землю и не собирается сдаваться.

Не раздумывая и секунды, я подхожу к нему и, ухватившись за влажный и ржавый край двери, тоже начинаю её тянуть. Вместе у нас получается гораздо быстрей и эффективней и вот перед нами тёмный тоннель уходящий вглубь.

Глава 4.

Адам шагает в темноту и она полностью поглощает его, не оставив и тени. Я замираю в нерешительности, не понимаю, что мне сейчас делать. Идти ли за Адамом следом или остаться и подождать его здесь, ведь он ничего мне не сказал.

Чирк.

В глубине туннеля появляется огонёк и быстро приближается ко мне. Я пячусь назад, собираясь уже бежать, но тут появляется Адам с факелом в руках. Я такие видела только в фильмах и совершено не ожидала увидеть в жизни, они ассоциируются у меня с искателями сокровищ, которые спускаются в потайные ходы, туннели или гробницы.

— Ты напугал меня. — Выдыхаю я.

— Не думал, что ты такая трусишка. Тебе не стоило лезть в эту историю, если ты боишься простого факела. — Пожимает Адам плечами.

— Я боюсь неизвестности. — Поясняю я и для большей убедительности, складываю руки на груди.

— Бойся лучше того, что знаешь. Оно чаще всего бывает гораздо опасней неизвестности.

— Почему же? Я же буду знать, чего ожидать от известности. — Возражаю я усмехаясь. Вот я тебя и подловила Адам, моя очередь быть правой.

— В неизвестности участвует фантазия, которая зачастую любит приукрашивать и получается, что неизвестность оказывается пустяком, в отличие от известности. — Адам улыбается. Он вновь оказался прав, а я нет. И как ему это удаётся каждый раз?

— Итак. Готова ли ты Ева Адамс, к известности? — Спрашивает он и протягивает мне руку.

Отступать я не собираюсь, поэтому беру его за ладонь и послушно ступаю в темноту, позволяя ей поглотить себя. Мы шли молча. Свет от факела выхватывал деревянные столбы и металлические прутья, поддерживающие туннель, а по ним ползали пауки самых разнообразных размеров и форм. Хорошо, что я их не боюсь в отличие от Майи, ей бы здесь пришлось тяжко.

Как ни странно, но я не испытываю сейчас и граммы страха, а ведь зная Адама, должна была бы вся трястись. Он может сделать сейчас со мной всё что угодно и никто об этом не узнает. Мы здесь совершенно одни, в каком-то тёмном тоннели в глубине леса и уверенно мало кто вообще знает об этом месте, а возможно никто кроме Адама. Но во мне нет страха, даже наоборот, я чувствую тепло и спокойствие, он словно большая и крепкая стена, что в любой момент меня защитит.

Я украдкой поднимаю голову и кидаю взгляд на его лицо. Не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять, насколько сильно сейчас его голова занята мыслями, я словно могу увидеть их, проследить путь. Его брови сдвинуты, скулы сжаты, а глаза устремлены вперёд, словно он видит гораздо дальше, чем может осветить факел. При таком освещение его шрамы кажутся жуткими, широкие глубокие полосы разрезающие плоть. Впервые я задумалась, при каких обстоятельствах парень его возраста мог получить их, ведь он старше меня всего лишь на несколько лет. Возможно, они появились при падении с мотоцикла или аварии, в которые он иногда попадал, но насколько я знаю, они были пустяковые. А может быть, Адам приобрёл свои шрамы в драках, но вот я ни разу не слышала, чтобы он попадал в больницу, да, в тот раз, когда он подрался с Брендоном, драка была масштабная и жестокая, но эти шрамы не выглядят свежими, он получил их давно. Хотя, возможно просто я ничего не слышала, ведь я никогда им не интересовалась, такие парни, как он, меня не интересовали.

Взгляд Адама резко перемещается на меня, и я не успеваю среагировать достаточно быстро, он замечает, что я рассматриваю его.

— Я пугаю тебя? — С хрипотцой в голосе спрашивает он.

— Нет. — Отвечаю я, опустив взгляд в пол. Как же неудобно получилось.

— Многие…

— Боятся тебя. — Заканчиваю я его фразу. — Я знаю это Адам. Иногда я тоже боюсь тебя, но недостаточно сильно, что прекратить своё расследование. Знаешь, я бы была тебе благодарна, если бы ты перестал стараться быть гораздо хуже, чем ты есть.

— Откуда ты знаешь, какой я? — Не останавливаясь, спрашивает он.

— С плохим человеком невозможно чувствовать себя, как дома. — Выпаливаю я быстрее, чем успеваю подумать, но к счастью Адам заканчивает разговор и остаток пути мы проходим молча.

В конце тоннеля оказывается дверь. Адам хватается за круглую ручку и, приложив силу, дёргает на себя. Тишину пронзает скрип и скрежет, пауки падают на землю и разбегаются в разные стороны, поднимается не густое облако пыли. Я начинаю кашлять и заслоняю нос рукавом. Адам ставит факел в держатель рядом с дверью, отряхивает руки и входит в комнату, поочерёдно зажигая в ней факела на стенах. Передо мной предстаёт огромное помещение с множеством фотографий, рисунков и карт на стенах. В центре стоит огромный стол заваленной бумагами, каждое покрыто сантиметровым слоем пыли. По всей видимости, здесь не часто бывают гости.

— Что это? — Шепчу я, окидывая взглядом стены с фотографиями.

— Здесь изображены кланы, какой кому служит, кто в них входит. Всё об… оборотнях. — Последнее слово Адам будто заставляет себя произнести.

— Так получается, тот монстр оборотень?! — Визжу я.

Адам кивает.

— Но это значит, он может принимать человеческое обличие!

— Может. — Спокойно отвечает Адам.

— Так, стоп. Откуда ты всё это знаешь? Откуда ты знаешь его?

— Мы общаемся. — Пожимая плечами, произносит он.

— И он просто так доверил тебе свой секрет? Вы не похожи на друзей. — Упрекаю я Адама.

— Мы не друзья. — Оскалившись произносит он.

— Тогда откуда ты знаешь его секрет. И это место, кто его создал? Почему у тебя есть ключ…

— Ева остановись. Ты задаёшь слишком много вопросов одновременно. — Адам театрально хватается за голову.

Я развернулась и направилась к столу, стоявшему в центре комнаты, на нём кучкой свалены книги, свёртки и пожелтевшие от времени листы. Смахнув рукой пыль с верхней книги, присмотрелась к названию, но его не оказалось, вместо него посередине красуются ветвистые закорючки. Адам медленно подошёл ко мне, взял книгу и быстро пролистал, словно вспоминая о чём она. Я лишь успела рассмотреть, что в книге нет привычных для меня букв, как и на обложке, внутри те же самые закорючки и несколько рисунков, сделанные от руки.

— Давай я тебе отвечу на один самый важный вопрос? — Предложил Адам, захлопывая книгу и кладя её на место.

Я кивнула. Для начала и этого будет достаточно. По какой-то причине, Адам боится давать ответы на все мои вопросы.

— Оборотни живут семьями, как обычные люди. Каждая семья входит в определённый клан, в нашем городе десять кланов, каждый состоит из трёх или пяти семей в среднем, но число периодически меняется. Из каждой семьи выбирается один оборотень, который будет представлять её и входить в высший совет, чаще всего это старший мужчина. Так вот, если они решат, что им нужна защита клана, то они могут приказать любому его члену вызвать на поединок нужного оборотня. Есть семьи, которые не входят ни в один клан, а у них есть сильные оборотни, которые могут пригодиться. Семья того кто проиграет должна будет подчиняться клану победителя.

Оборотень, которого ты впервые встретила, в тот день одержал поражение, но он решил наплевать на вековые традиции. И он, и его семья отказываются теперь подчиняться. А это значит, что он готов играть только по своим правилам и ждать от него можно всё что угодно. Тем более другие семьи оборотней решили пойти его путём, они собрались в свой собственный клан и готовятся начать войну.

— Почему они раньше не входили ни в один клан? — Спрашиваю я, пытаясь хоть немного разобраться.

— Они считают, что клановость и беспрекословное подчинение «власти» это глупо. Они хотят независимости и какое-то время им удаётся её поддерживать, вот только это не возможно делать вечно, рано или поздно находится тот, кто сильнее.

— Знаешь, мне кажется, они правы.

— Всё не так просто Ева. — Адам потёр двумя пальцами переносицу и сел на пол, прислонившись спиной к столу, я присела рядом.

— Какую роль в этой истории играешь ты? — Тихо и спокойно спросила я, не хочу его напугать своим напором, а ведь этот вопрос мучает меня больше всего.

— Я не могу тебе сказать этого. — Адам подтянул колени и уткнулся в них лбом.

Ему и правда не легко это рассказать, я это вижу. Мне нужно лишь помочь Адаму, постараться завоевать доверие и дать понять, что я не открою его тайну, но это сложно. После того как я раструбила на весь город об оборотне он не может верить мне. Я его понимаю. Я кладу руку на плечо Адама и нежно поглаживаю, дав понять, что не тороплю его с ответ и даже не настаиваю на нём.

Адам резко поворачивается, притягивает меня к себе и целует. Я не успеваю издать и писка, всё происходит слишком стремительно. Мне не хочется прерывать этот поцелуй, бдительность ослаблена, я доверяюсь ему на какое-то мгновение и отвечаю на поцелуй. Знаю, что в скором времени могу пожалеть об этом, но это будет уже потом, за пределами этой комнаты, а сейчас, здесь, я могу признаться самой себе. «Я испытываю к Адаму нежные чувства».

Как только мы выйдем от сюда, это признание превратиться в пыль, и останется лежать здесь на стопке книг и не более.

— Зачем ты появилась в моей жизни? — Шепчет Адам немого отстранивший.

— Всё совсем наоборот. — Так же шёпотом отвечаю я.

Он грустно улыбается, бросает взгляд на свои наручные часы и произносит:

— Нам пора уходить, уже слишком поздно.

И мы ушли, оставив эту мимолётную нежность между нами там. Теперь мы снова ненавидим друг друга и не хотим быть вместе.

Адам довёз меня почти до самого дома, остановившись в десяти метрах от него, чтобы мои родители не видели нас в месте и я ему благодарна за это. Мне не хочется больше слушать о якобы наших с Адамом отношениях. Это глупо. Глупо испытывать к нему нежные чувства. Я как никто другой в этом убедилась.

— Привет Ева. — Окликает меня голос сзади.

Я поворачиваюсь и вижу Адама стоящего рядом с автобусной остановкой, он сегодня снова на своём мотоцикле, стоит прислонившись к нему и сложив руки на груди.

— Привет Адам. — С долей неприязни отвечаю я.

— Подвезти? — Спрашивает он ухмыляясь.

Я резко качаю головой. Перспектива вновь оказаться на этом монстре меня не прельщает, но а если честно больше всего я боюсь оказаться рядом с Адамом, боюсь его прикосновений, ведь они заставляют меня чувствовать симпатию к нему. Я не хочу влюбляться в Адама Барсберга. Я должна держаться подальше от Адама Барсберга.

— Да ладно тебе. — Отмахивается он. — Признайся уже сама себе. Тебе нравиться скорость.

— Нет Адам. Мне не нравится скорость.

— Так мы опоздаем на занятия. — Бормочет он и подходит ко мне. Адам перекидывает меня через плечо и вопреки моей воли, усаживает на мотоцикл. Люди, стоящие на остановке с любопытством наблюдают за этой сценой, и никто не решается мне помочь. Весь город знает об Адаме. Весь город боится его семью.

— Так нельзя поступать. — Возражаю я и пытаюсь слезть, но Адам резко запрыгивает, заводит мотоцикл и выруливает на проезжую часть, наперерез двигающемуся автомобилю.

Моё сердце начинает учащённо биться, я впиваюсь в Адама и не отпускаю его, пока мы не останавливаемся на парковке университета. Только стихает его железный друг, я спрыгиваю и накидываюсь на Адама. Я заношу ладонь и отвешиваю ему пощёчину от всего сердца.

— А ты мне такой даже нравишься. — Произносит он смеясь.

— Рррр. Почему ты просто не можешь быть нормальным парнем? — Я хватаюсь за лицо и пытаюсь успокоиться.

— Это не для меня. — Серьёзно отвечает Адам, ставя мотоцикл на подножку.

— Жаль. А ведь я чуть в тебя… — Я во время останавливаюсь и не договариваю предложение, но по лицу Адама понимаю, что ему понятен смысл недосказанного. Мне становиться стыдно и неловко и я убегаю.

Какая же я все-таки глупая, как такие слова вообще смогли поселиться у меня в голове. Адам — чудовище. Он не способен на любовь, всё, что он может, так это просто играть со своей жертвой, впредь мне нужно быть осторожней. А лучше совсем с ним не общаться.

— Ева. — Впереди меня материализуется Зейн, и я чуть не сбиваю его с ног.

— Зейн! Привет, я не ожидала тебя сейчас увидеть. — Произношу я запыхавшись

— Как ты? — Сочувственно глядя, спрашивает он.

— Эм. Хорошо. — Мямлю я. А ведь я уже и забыла, что мне неплохо досталось вчера от Кэтрин и даже моё тело не напоминает мне об этом происшествии, если не считать синяков.

Мы вместе добрались до моего шкафчика, я вытащила нужные учебники и захлопнула дверцу.

— Откуда ты знаешь Кэтрин? — Решаюсь спросить я.

— Мы с семьёй переехали в этот город весной, я тогда никого здесь не знал. Она оказалась первым человеком, с которым я заговорил. Я спросил у неё дорогу до ближайшего кафе. Мы сдружились, всё лето провели вместе, и она решила, что между нами что-то большее, чем дружба, но это не так. — Зейн пожимает плечами. — Мы просто друзья.

— Видимо для неё по-прежнему нет. — Замечаю я.

— Она настойчивая в этом плане. Мне очень стыдно за её поступок. — Зейн берёт меня за руку и слегка сжимает её.

— Я надеюсь, ты вчера объяснил ей ваш статус.

— Конечно. И наш тоже.

— Наш? — Спрашиваю я, изогнув бровь.

— Да. — Отвечает он слегка покраснев.

— И какой же у нас статус? — Спрашиваю я, пытаясь спрятать свою широчайшую улыбку.

— Ты мне нравишься Ева. — Произносит Зейн, глядя мне прямо в глаза. — Думаю, из нас может получиться хорошая пара в скором времени.

— Мне кажется ты прав. — Боже, это самый счастливый день.

— Может быть, тогда завтра сходим на свидание?

О да! Да! Да! Я готова сейчас кричать во весь голос и пуститься в пляс, но я собралась и спокойно ответила:

— Да. — И мило улыбнулась. Я горжусь собой.

Этот день войдёт в историю моей жизни. Я буду рассказывать нашим детям о нашем первом свидании, знакомстве и свадьбе. Да, фантазия унесла меня достаточно далеко. Но почему бы и нет, никто ведь не может знать, что будет дальше. Я просто сейчас счастлива и хочу, чтобы это счастье продлилось как можно дольше.

После занятий Зейн предложил проводить меня до дома, но так как я собиралась провести этот вечер перед выходными с друзьями, мне пришлось отказаться. Мы вышли из здания и направились к автобусной остановке. Карл держит Майю за руку и нежно поглаживает своим большим пальцем её палец. Мы решили доехать до кафе недалеко от моего дома и посидеть там, ведь нам уже давно не удавалось вот так вот просто посидеть и поболтать всем вместе, не наблюдая за временем.

К остановке подъехал Адам и приказал мне сесть к нему. Я отказалась, чем вызвала его злость.

— Ева садись! — Вновь приказал он.

— Нет. — Повторила я свой отказ.

Тогда Адам слез с мотоцикла и решил повторить утренний манёвр, но в этот раз Карл ему помешал. Он преградил Адаму путь.

— Уйди Клаус! — Приказал Адам, сжимая кулаки. Воздух вокруг стал гораздо тяжелее.

— Сам уйди Барсберг. — Не думая отступать, ответил Карл.

— Ты должна поехать со мной. — Переведя взгляд на меня, произнёс Адам.

— Ева, даже не думай. — Предостерёг Карл.

Адам в конец вышел из себя. Он занёс кулак и со всей своей мощи нанёс удар. Карл пошатнулся, он не был готов к такому исходу именно в эту секунду. Из носа Карла потекла кровь. Майя взвизгнула, чем самым привлекла зевак. Вокруг нас собралась толпа. Карл не собирался прощать Адаму эту выходку и нанёс ответный удар, вот только Адам практически не пошатнулся, ему этот удар не нанёс ожидаемого урона.

Я не выдержала и накинулась на Адама.

— Как ты смеешь так поступать? — Я толкнула его в грудь — Хватит вести себя так, словно ты властелин этого мира.

Адам схватил меня за руку и потянул к мотоциклу. Карл схватил меня за рукав толстовки и потянул на себя, одновременно нанося ногой удар в спину Адама, тот не ожидал такого приёма и выпустил мою руку. Но замешательство растворилось в миг и только ещё сильней вывело его из себя.

— Ева тебе не игрушка. — Прорычал Карл.

Я краем глаза заметила, что толпа зевак, собравшаяся вокруг нас, уже достала телефоны и снимает происходящие на камеру. Уже через час об этой драке узнает весь город и Адам вновь может оказаться на грани отчисления или того хуже.

— Игрушка. — Ответил Адам — Она моя игрушка Клаус. Я буду делать с ней всё, что захочу и когда захочу.

От такого ответа я потеряла дар речи. Так вот что происходило между нами всё это время. Он просто играл со мной, а я дура поверила на какое-то мгновение, что Адам не такое уж и чудовище, как все о нём говорят. Мне стало жутко обидно, в спину словно вонзили нож.

— Адам. — Шепчу я сквозь слёзы. — Уходи.

— Что здесь происходит? — Спрашивает мужской голос.

Пока все отвлеклись на звук, Адам не мешкая и мгновения, подхватил меня, запрыгнул на мотоцикл и уехал. Он не посадил меня сзади, как обычно, а устроил впереди себя. Мне пришлось сидеть боком, но это не волнует меня сейчас совсем, я просто схожу с ума от этой ситуации, от слов Адама. Как мне вернуть ту стопроцентную ненависть к нему, чтобы больше никогда не чувствовать боли? Я не хочу быть его игрушкой. Я должна доказать ему, что со мной так поступать нельзя.

— Адам, остановись! — Приказала я ему, но он сделал вид, что не слышит.

Я повторила приказ ещё несколько раз, но уже гораздо громче, вот только Адам совершенно не собирался ему повиноваться, он только усмехался. Но вскоре мотоцикл свернул к заброшенному двухэтажному зданию, находящемся на реставрации, и остановился. Я резко спрыгиваю и пытаюсь убежать, но Адам ожидал этого. Он ловит меня, закидывает себе на плечо и направляется к зданию.

— Отпусти меня! — Кричу я и бью кулаками Адама в спину.

— Нет. — Отрезает он.

— Отпусти её Адам. — Приказывает мужской голос.

Я поднимаю голову и вижу Зейна направляющегося к нам. В этот момент я испытала облегчение. Адам разворачивается и ставит меня на землю. Неужели он готов сдаться?

— Что тебе нужно? — Спрашивает Адам, всем видом показывая, насколько он не рад видеть его здесь.

— Я пришёл забрать свою девушку, которую ты так нагло посмел украсть у меня.

Свою девушку? Я не ослышалась? Он уже позиционирует меня как свою.

— Ева не твоя девушка. — С недоверием возражает Адам.

— Может быть, ты спросишь у неё. — Усмехнувшись предлагает Зейн.

Адам поворачивается ко мне. Я не могу понять его взгляд, мне ещё не доводилось видеть его таким, если бы на его месте был другой человек, то я бы сказала, что он разочарован.

— Ева. — Шепчет он. — Это правда?

— Да. — Так же шепчу я, хотя это не правда, мы с Зейном ещё не встречаемся. Уверенна, это уловка, чтобы избавиться от Адама.

— Нет. — Качает он головой, пытаясь вытрясти из неё услышанное. — Ты недолжна с ним быть. — Адам хватает меня за плечи и слегка встряхивает.

— Это не тебе решать. — Твёрдо заявляю я и отстраняюсь от него.

Зейн идёт мне на встречу, Адам даже не пытается его остановить, хотя всего минуту назад был готов растерзать соперника за посягательство на его добычу. Точно, я для него была всего лишь добычей, хорошо, что он меня так легко отпускает. Вот только что-то внутри меня кричит и молит Адама, чтобы он меня остановил и забрал с собой куда угодно. Вот же глупость.

Зейн провожает меня до своей машины, новой Toyota Camry и открывает переднюю пассажирскую дверь. Я бросаю взгляд на Адама. Он стоит на том же месте и не двигается, его плечи осунулись, словно всё его тело просто повесели на манекен. Во мне проскакивает жалость к нему и что-то ещё, то, что я ещё никогда не испытывала и сейчас не могу расшифровать. Я знаю только, что могу сейчас попрощаться с ним. Разве не этого я хотела? Почему же я не рада?

Мы уехали. Дорога прошла в основном в тишине. Всего лишь пара фраз её нарушила.

— Спасибо, что спас. — Ещё раз благодарю я Зейна уже у своего дома при прощании.

— Я не мог поступить иначе. Когда я увидел толпу, а в ней Майю с Карлом совершенно растерянных, то сразу понял, что что-то произошло с тобой. И был прав. Я видел, как Адам украл тебя. Хорошо, что я успел запрыгнуть в свою машину и вскоре нагнал вас на прямой, но потом потерял на мгновение из виду, когда остановился на светофоре. Я очень рад, что оказался рядом. — Зейн обнял меня, я прижалась к нему и закрыла глаза, мне хочется сейчас испытать те же чувства спокойствия и защищённости, что я испытывала в объятиях Адама, но я не чувствую сейчас ничего.

Я быстро попрощалась с Зейном и убежала домой. Пролетела мимо родителей, влетела в свою комнату и, упав на кровать, закрыла лицо подушкой. Как такое может быть? Почему я чувствую себя так, словно предала Адама? Мы же с ним были даже не в дружеских взаимоотношениях, он столько раз причинял мне боль, что я сейчас должна испытывать только радость, ведь я отомстила ему. Я теперь свободна от него. Вот только я не хочу этой свободы. Как же глупо.

— Ева? — В дверь постучала мама.

— Да, заходи. — Я быстро вскочила и села на кровати.

Мама зашла в комнату и присела рядом.

— Что случилось? — Спросила она и взяла меня за руку.

— Мам я не знаю. Я запуталась. Мне нравится один парень с моего курса и сегодня он меня пригласил на свидание, и я была рада, но сейчас уже не испытываю ничего.

— О дорогая. — Мама улыбнулась. — Это всего лишь на всего страх. Ты не знаешь, чем закончится это свидание и тебе страшно. Знала бы ты, как я боялась первого свидания с твоим отцом. Я тогда чуть не отменила его, хорошо, что вовремя очнулась. Ты просто вспомни вашу первую встречу и те эмоции, что ты испытываешь видя его.

Мама оказалась права. Я сравнила все встречи с Зейном, насколько они были наполнены светом и тёмные встречи с Адамом. Мне стало немного легче, и я даже смогла уснуть.

— Алло. — Я сквозь сон услышала звон мобильного и не открывая глаза нащупала его и ответила, это оказался Зейн.

— Ева привет. Ты уже готова к свиданию?

О Боже. Свидание. У нас же с Зейном сегодня свидание. Как я могла забыть. Я быстро распахиваю глаза и впиваюсь взглядом в часы на телефоне. Уже полдень. Как я могла проспать?

— Эм, нет ещё, но уже почти. — Вру я, вскочив с кровати и зарывшись в шкаф в поисках приличной одежды.

— Тогда я подожду тебя возле твоего дома, если ты не против. Я буду примерно через пятнадцать минут.

— Отлично, мне как раз хватит этого времени. Я почти готова. — Я бросаю трубку не дождавшись ответа и вновь ныряю в шкаф.

Мне попадается болотного цвета мини юбка и чёрная кофточка с длинными рукавами и вырезом на молнии спереди. Это сойдёт, теперь остались колготки и обувь. Я достаю из нижнего ящика чёрные плотные колготки, оцениваю на предмет годности и удостоверившись, что они в хорошем состоянию, кидаю на кровать. Так, с одеждой разобралась, осталась я сама.

Схватив с тумбочки свою зубную щётку и пасту, я бегом вылетаю из комнаты и направляюсь к ванной. Дёргаю за ручку, но она не поддаётся, тогда я прикладываю усилие, но вновь без результата.

— Ева, ты сейчас вырвешь дверь. — Возмущается папа за дверью ванной.

— Папа, я опаздываю. Уступи любимой дочери ванную. — Умоляю я, прислонившись к двери.

— Дорогая, я, конечно, тебя люблю, но уступать не буду. Нечего было так долго спать.

Я показываю закрытой двери язык и сбегаю вниз по лестнице на кухню, там хватаю бокал и из под крана набираю воду и принимаюсь чистить зубы прямо там.

— Ева, что это ты тут творишь? — Возмущается мама, зайдя на кухню и видя, что паста летит во все стороны.

— Мама извини. — Бормочу я и сплёвываю в раковину. — Папа занял ванную, а я опаздываю на свидание. Зейн вот — вот уже будет здесь.

— Свидание? — Спрашивает папа, влетая на кухню замотанный в полотенец. — Почему я ничего не знаю?

— Любимый у тебя волосы мокрые и с них капает вода на чистый пол. — Вновь возмущается мама. — Вы что решили сегодня превратить мою кухню в помойку?

— Рита! — Папа хватает маму за плечи и практически кричит. — У нашей дочери свидание!

— Крис! Я слышала, и в этом нет ничего плохого.

Я не стала дослушивать их дискуссию и вернулась в свою комнату. Быстро расчесавшись и нанеся на губы алую помаду, я оделась и выбежала в гостиную. Папа с мамой всё ещё спорили и я не стала их останавливать, обула ботинки на широком невысоком каблуке, накинула серый вязанный кардиган и вышла из дома. Неподалёку от забора я заметила машину Зейна и поспешила к ней, молясь, чтобы он только что приехал.

— Привет. — Поприветствовала я его, присаживаясь.

— Привет. — Улыбаясь, ответил Зейн.

— Я надеюсь, ты не долго ждёшь? — Я постаралась состроить жалостную мину на лице.

— Нет, не переживай. — Успокоил он, положив свою ладонь на мою. — Есть пожелания, куда мы отправимся?

— Я бы с удовольствием сейчас погуляла в парке. — Сияя, ответила я.

И мы поехали в парк. По дороге я взглянула на свой мобильный и обнаружила на нём кучу пропущенных звонков от Майи и Карла. Какая же я эгоистка, даже не подумала позвонить друзьям и успокоить их, они же наверное жутко переживают. Я тут же набираю номер подруги и жду.

— Чёрт тебя дери Ева. — Кричит Майя в трубку.

— Прости. — Тут же отзываюсь я. — Я просто так устала и сразу вырубилась.

— Ты эгоистка! — Кричит Карл на заднем плане.

— Прости-прости.

— Не прощу! Я тебя Ева никогда не прощу. Ты хоть представляешь, что мы пережили вчера? — Всё ещё на повышенном тоне спрашивает Майя.

— Да. Я, правда, понимаю и мне жутко стыдно сейчас. — Я опустила голову.

— Ладно. Хорошо, что Зейн нам вчера позвонил. Хоть у одного человека в этой ситуации сработала совесть.

— Правда? — Я кидаю взгляд на Зейна, он в ответ подмигивает мне.

«Спасибо» — произношу я одними губами.

— Ладно. Я так понимаю, вы сейчас на свидании, поэтому не буду вам мешать. — Хихикая, Майя положила трубку.

Я выдохнула с облегчением, мне стало спокойней.

Вскоре мы приехали в парк и, припарковав машину неподалёку — отправились на прогулку. Мы гуляли, ели мороженное и много болтали. Зейн рассказывал о своей учёбе в Лондоне, о переезде и немного о своей семье. Оказывается он единственный ребёнок, как и я, но у него здесь ещё есть тёти и дяди, которые переехали сюда вместе со своими семьями. Так что ему никогда не было одиноко, дом всегда полон гостей.

У меня же всё совсем наоборот. Гости в нашем доме большая редкость, а ближайшие родственники живут вообще в другой стране. Когда я была маленькая, то постоянно выпрашивала у родителей сестрёнку, чтобы играть с ней, они, конечно, обещали, вот только ничего не получилось и мне пришлось расти одной, играть сама с собой и как-то находить выход из сложившейся ситуации.

— Хочешь хот-дог? — Предложил Зейн, кивнув головой на фургончик с фаст — фудом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чудовище предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я