Запад и Восток
Надежда Кузьмина, 2015

Дорого дался мир с соседями-викингами юной герцогине Тимиредис. Если бы не помощь лучшего мага Драконьей Империи неугомонного Шона тер Дейла, то Тим и её друг и единственный родич Аскани тер Ансаби так и сгинули бы на далёком острове Понехъёлд. А теперь впереди новые приключения и испытания. И как может быть иначе, если ты одержима магией, а из души растут драконьи крылья и тянут в небо? И не важно, что пока путь лежит по земле, зато ведёт он в самые дальние пределы, к месту Силы драконов – сакральному озеру Полумесяца. И дорога эта не будет скучна, как и учёба вместе с Аскани в магической школе «Серебряный нарвал», где адептов ждут не только драконьи руны и гномий язык, но и танцы, поцелуи, шуточки над учителями и даже магические катаклизмы. И кто бы мог подумать, какой полезной может оказаться обычная прорубь…

Оглавление

Из серии: Тимиредис

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Запад и Восток предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Тренировка не приводит к идеальным результатам, она приводит к стабильным результатам.

У. Э. Баффетт

Вторая неделя июля началась с того, что нам с Аскани накостыляли по шеям. В самом прямом смысле слова. И сделал это невысокий жилистый ехидный лет тридцати хмырь по имени Киард тер Пинада. Черноволосый, гибкий, запредельно быстрый, скакал он, как блоха. А управлялся с мечом легче, чем матёрый писарь с пером.

Меня вышибли сразу. Выбили меч и приложили клинком плашмя поперёк спины. Аскани продержался минуты три… Уж да, стоило такого счастья ждать почти полгода!

Вообще, любителей ранних побудок на плацу хватало. Семья Астер в полном составе — шесть человек, включая маленькую Ри, все бодрые и свежие, как майские ландыши. Шон, ещё некто высокий темноволосый, неуловимо напомнивший мне Росса, — его представили нам как лорда Вэриса, и, наконец, тот самый самоуверенный, чуть горбоносый тип с пристальным взглядом серых прищуренных глаз, сообщивший, что он — лорд Пинада.

Мне хотелось зевать. А ещё было интересно: сейчас лето, и пусть трава ещё мокрая, в росе, но хотя бы рассвело. А зимой как? Они тут во тьме кромешной по сугробам скачут?

Одеты мы все были похоже: штаны с сапогами, туники. Ну, кроме Шона, который, очевидно, считал, что традиционное понедельничное мечемахание — не повод расставаться с любимой хламидой. Я волосы подобрала, как привыкла, на ленту. А вот Астер, Брианн и Ри были с косами, и как-то те им не мешали. Интересно, как? Кто пробовал ходить с длинной косой на голове, допустим, за грибами, тот знает: стоит наклониться вперёд, как коса падает через плечо и начинает мешать, мотаясь перед носом. А если во время тренировки попадёт под меч? И её отчекрыжат? Объясняй всем потом, что это — креативная стрижка от лорда Пинады.

Эл и Бри подошли к нам поздороваться. Первые несколько фраз и мы с Асом, и они держались несколько скованно, но потом Эл спросил про наших коней… и понеслось! Через минуту мы галдели, как бредущее к пруду стадо гусей, размахивали руками и перебивали друг друга — оказалось, что лошадники тут все! Астер, громко хлопнув в ладони, пресекла безобразие, то есть обсуждение лошадиных статей и характеров.

Начали все вместе с разминки со взмахами руками и ногами, растяжками и постепенным разогревом мышц. Потом перешли к спаррингам. Шон с лордом Вэрисом переглянулись, отошли в сторону и принялись фехтовать, наступая друг на друга и отступая… серебристые лезвия мечей мелькали, как крылья стрекозы, но бой был скорее похож на церемонный танец, чем на акробатику, в которую ударились все остальные. Два светловолосых Императора, прыгая и звеня четырьмя клинками, летали по поляне, почти не касаясь земли. Атаки, контратаки, какие-то безумные сальто друг у друга над головами, вихри светлых волос… да я уследить за ними не могу! Если б не то, что Тиану был в сером, а лорд Арден — в тёмно-зелёном, и вовсе б запуталась. Но всё равно от них голова кругом шла. Хотя Аскани — я видела — тоже был поражён. Впрочем, нас быстро привели в чувство — лорд Пинада пожелал посмотреть, что мы умеем и в какой манере фехтуем. На просмотр хватило пяти минут на обоих, хотя я и до того знала, что с фехтованием не дружу…

— Не расстраивайся. Ты бы посмотрела, как дядя Киард гвардейцев гоняет. От него даже маме иногда попадает… — тронула меня за рукав Ри. — Давай, отойдём на дорожку и попробуем вместе. Я уже кое-что могу, только руки пока слишком слабые. Покажу тебе всё, что умею, может, пригодится. А потом покачаем руки, да? Вдвоём веселее.

Дядя? Неожиданно. Ведь лорд Пинада ни с какой стороны не родственник правящей семьи. Но, выходит, достаточно близок.

Вскоре к нам присоединилась Брианн, тоже получившая нагоняй от «дяди Киарда». Чуть сморщила нос, пожала плечами:

— Ну да, скидок на возраст нам не дают. Зато как вырастем — сами всем по шее надаём. Как мама!

Ага. Достойная такая цель.

Аскани фехтовал с Элдредом. Потом они остановились и, встав рядом, стали друг другу что-то объяснять, бурно жестикулируя, вертя мечи так и эдак и копируя движения друг друга.

А Астер на пару с лордом Пинадой напали на Императоров с фланга. Неожиданно и вполне успешно… Я не успевала за всем следить, но было безумно интересно!

Напоследок мне велели отжиматься до состояния «не могу не только встать, но даже шевельнуться», держать меч переменно в вытянутой правой и левой руках, пока обе не отвалятся, и бегать с нагрузкой вокруг садового пруда по три раза в день.

У пруда наша тренировка и закончилась. Все пошли купаться. Астер поделила водоём пополам стенкой, обеспечивающей невидимость, заявив:

— Всё честно: нас, девочек, четыре, и вас семеро. Делим поровну.

Спорить почему-то никто не стал.

Потом, опять-таки все вместе, отправились на кухню — перекусить. Горячими мясными пирогами с пряными травами и окороком. Вообще, мясо в этом доме уважали. Первым восвояси отбыл лорд Вэрис, который, оказывается, жил тут, в Галарэне. Следом растаяла в портале императорская семья, прихватив своего «дядю Пинаду». Туда ему и дорога, ни капли не жалко!

Не успел портал закрыться, как Ас посмотрел на моё лицо, на свою руку и заявил:

— Жаль, что Брианн ушла…

Я чуть не поперхнулась тайрой. Это он чего?

— Пока она была тут, ты меня за руку держала. А как ушла — так сразу отпустила, — продолжил Ас.

Правда, что ли? Ой, да… А я и не заметила. Оно само… Но выходит, что я до сих пор ревную?

— Главное — не то, что ревнуешь. А что отдавать не хочешь, — довольно прищурился Ас.

Это правда. Отдавать совсем не хочу. И не отдам… Вот только что же мне до сих пор не даёт сказать «да» на предложения Аса пойти за него замуж? Почему я сомневаюсь?

— Ладно, хватит переглядываться и глазами хлопать! — шлёпнул Шон ладонью по столу. — Сейчас идём в библиотеку. Ты, — ткнул длинным пальцем в Аса, — можешь почитать фолиант по эльфийской магии. Если запутаешься — помогу. Она у меня, как понимаешь, не работает, но теорию я знаю. А ты, — дошла очередь до меня, — сейчас будешь считать скорость молекул воздуха при температуре в двадцать пять градусов. Мне надоело, что вы полночи из-за жары возитесь, а потом по утрам как снулые рыбы спотыкаетесь. Посчитаешь — научу, как ставить на окна щиты, чтобы в комнате ночью было прохладно. А мне тоже есть чем заняться — ректор просил перевести кое-что с глиняных табличек, нарытых студентами на летних раскопках.

Ой, я тоже таблички хочу! Интересно же!

— Таблички в награду. Если быстро справишься. Поняла, воробей? А сейчас подъём! — Шон запихнул в рот остаток кулебяки с грибами и резко поднялся. — Да, руки магией очистить не забудьте, книги же!

Мы устроились в кабинете. Я, сидя за столом, уткнулась в толстенный учебник физики, который с напутствием «Дерзай!» сунул мне в руки Шон, и чесала нос, выписывая на листочек формулы. Потом решила, что конспективного ознакомления мало, и начала читать раздел с начала — надо ж разобраться, что к чему, а не просто тупо подставлять данные в готовые формулы. Шон, боком угнездившийся в мягком кресле, перекинув длинные ноги через ручку оного, одобрительно кивнул. Ас, расположившийся за другим концом стола, вперился в выглядящий древним фолиант с порыжевшими страницами. На несколько секунд зажмурился, затем поднял руку и начал, беззвучно шевеля губами, выписывать в воздухе нечто художественно-экспрессивное. Определённо, дирижёры пошли от эльфов!

Посчитав, задумалась над результатом. Выходила чушь собачья — разве может быть, чтобы при комнатной температуре молекулы носились в сумасшедшем темпе тысяча локтей в секунду? Да ещё этих молекул троллева орда — в одном кубическом локте — три на десять в двадцать четвёртой штук. В голове не умещается. Вот представить такой ветер — чтобы столько частиц, да с такой силой колотили… И в свете этих знаний, сам ветер — это что? Я ж видела, как облака пыли или тучи несёт — там и близко нет подобных скоростей! Как бы это понагляднее представить?

— Легко. — Шон, всплыв из своего кресла, подлетел и завис у меня за плечом. — Представь комариный рой, подхваченный ветром. Комары внутри роя пляшут, мечутся, тычутся в разные стороны, а вихрь несёт всё это облако целиком. Вот внутри роя — тепловое движение. А снаружи — то, что ты привыкла видеть. Только скорости у мошек-молекул другие, но фишка в том, что все они летят в разных направлениях. Поняла?

Задумалась. Кажется, да. А когда «мошки» долбятся обо что-то одностороннее, скажем, о землю или о стенку, то и возникает атмосферное давление. Так?

Шон сверху кивнул, мазнув меня рукавом по щеке. Машинально потянула носом — всё же его запах — аромат летней грозы с примесью химии, которую Шон обожал, лучше любых благовоний. Так почему лишний раз не понюхать? Краем глаза заметила, что Ас взглянул на нас, а потом снова уткнулся в свой фолиант. Рука плавно продолжала выписывать нечто не имперское умозрительное.

— Шон, а я правильно посчитала? Безумная какая-то скорость. Это что, какая-нибудь молекула кислорода за два часа до Ларрана досвистит? — подняла голову, ловя взгляд Шона. — А в космос они так не улетят?

— Да, досвистела бы, если б летела в гордом одиночестве, то есть в высоком вакууме. Но средний свободный пробег при нормальном давлении и комнатной температуре равен четыре трети на десять в минус седьмой локтя. Так что ответ — нет. И на второй вопрос тоже нет. Чтобы выйти на стабильную орбиту, тело должно двигаться в шестнадцать раз быстрее. — Шон наклонил голову, встретив мой взгляд. Дождался кивка, подтверждающего, что я уяснила сказанное, и продолжил: — А теперь смотри. Как понимаешь, не все комары в рое одинаково быстрые. Так же и молекулы в воздухе. Если нарисовать их распределение по скоростям, выйдет похоже, грубо говоря, на колокол. Нам надо отрезать высокоэнергетический хвост. Сейчас я покажу заклинание человеческой магии — на драконьей сварганить такую мембрану тебе будет пока сложновато, — отсекающее слишком быстрые частицы. Поставишь на окно, и пролететь смогут только те, что помедленнее, в результате температура в комнате понизится. Скажем, давай, упруго отразим всё со скоростью выше трёх тысяч локтей в секунду. Подвинься, чтоб я сел рядом, и смотри в глаза!

В ладони от моего стула возник парящий в воздухе круглый чёрный блин без спинки, куда Шон и приземлился. Вытаращился на меня:

«Не филонь, ныряй!»

Я сама протянула руки. Почему-то, когда касаешься ладонями ладоней или переплетаешь пальцы, слить сознания становится проще. Шон задумался на пару секунд, потом слегка пожал плечами и протянул мне свои… Аскани снова взглянул на нас и чуть заметно кивнул. Я решила, что обдумаю это потом, а сейчас — магия!

Как же хорошо, что мы — драконы! Только драконы могли учить так, сливаясь разумами, когда ученик смотрел на мир глазами учителя, видел воочию, чувствовал, что именно и как тот делает, а потом повторял показанное под присмотром наставника, пока не начинало получаться у самого. А ещё внутренний мир у всех был разным… хотя Шон и тут всех переплюнул — в нём прятался настоящий космос, сияющий, безбрежный, полный звёзд, манящий… Вот влезла бы и так там бы и летала!

«Кончай глазами хлопать! Смотри, что и как я делаю! Повторяй за мной, запоминай движения пальцев. Потом скажешь мне, куда я вставил параметр размера, а куда — температуры. А вешать мембрану будем вот на эту форточку из драконьих нитей. — Перед Шоновым, а сейчас нашим общим носом появилась кривоватая фиолетовая конструкция. — Неважно, что это ворота посередь чиста поля, важен принцип! Поехали!»

После четвёртого раза я решила, что всё уяснила, а кое-что даже запомнила. Вынырнув из разума учителя, попыталась сама сотворить пассы, одновременно стараясь проговорить, ничего не перепутав, длиннющее заклинание.

«Нормально. Тренируйся! Если справишься — ночью даже выспишься», — небрежно махнул кистью Шон. Всплыл с растаявшего в воздухе блина табуретки и спланировал назад, в кресло, плюхнувшись снова так, чтобы одна мягкая ручка оказалась под коленями, а вторая подпирала спину. Кстати, а если он переводит свои таблички, то как записывает перевод? Бумагу вижу, а вот ручки рядом не наблюдается.

«А зачем ручка? Я тут придумал простенькое заклинание, позволяющее писать взглядом. Сформулировал мысль, отдал приказ — и она появляется на бумаге, причём почерком, какого у меня отроду не водилось. Я за образец взял Арденов», — похвалился Шон.

Я открыла рот. Хочу тоже так! Чтоб никаких клякс! И быстро… Мне и почерк Аскани подойдёт, тот тоже замечательно пишет! Хочу!

«Как закончим работу тут, дам тебе задание. Точнее, это будет тоже упражнение. Справишься — будет тебе заклинание. Слажаешь — продолжай пачкаться в чернилах», — подмигнул карим глазом Шон.

До-обрый, сил нет! Но из кожи вылезу… интересно же!

Теперь усмехнулись и покачали головою оба — и Ас, и Шон.

Через час Шон пополнил нам резерв и смылся, оставив меня сидеть перед большой глазурованной глиняной миской, на дне которой болтались два сверкающих камушка — рубин и сапфир, — и медным тазом с белой глиной из косогора в саду. Мне было велено, взяв имеющиеся камни за образцы, изготовить таких же столько, сколько успею до ужина или пока не изведу резерв. А перекусить вместо обеда пирожками могу прямо тут, не отходя от таза. Размер камня должен быть примерно с ноготь, меньшие для записей не годятся. Аскани, трансмутация и магическое зрение которого отставали от моих, сочувственно покачал головой, чмокнул меня в лоб и отправился чистить и кормить лошадей. Я чуть завистливо вздохнула вслед…

Итак, два атома алюминия, три кислорода плюс всякие примеси, от которых и зависит цвет. Интересно, почему Шон велел не применять магию эталонных состояний? Может, есть какая-то засада с примесями? Потом спрошу, если не забуду. Или Шон просто дал мне упражнение на тренировку магического зрения, усидчивости и терпения? Ведь работа в прямом смысле ювелирная. Ничего, я столько в детстве пряжи перепряла и полотна соткала, что с этим точно справлюсь. Ну, постараюсь справиться…

Замурлыкав «Деву, ставшую ручьём» под нос, принялась за дело. А что? На вязание крючком смахивает… только всё жутко мелкое, поэтому медленно. Ничего, потренируюсь — насобачусь. А навык полезный. В сказках из соломы золотую пряжу прядут, а я буду наяву из глины сапфиры да рубины лепить. Только, наверное, я что-то не так делаю… таким макаром до ужина мне и горчичного зёрнышка не вырастить. Показалось, что откуда-то издалека донёсся знакомый смешок. Гм, намёк поняла, действительно делаю что-то неверно. А как тогда? Например, если не по несколько атомов раз за разом таскать, а использовать в качестве элементарной единицы некую повторяющуюся последовательность действий? Запустить процесс, а самой только присматривать, чтоб кристалл правильно рос? Сейчас попробую…

Действительно, дело ускорилось в разы… Только почему выращенная мной мелкоскопическая крупинка получилась такого странного бурого цвета? Это у меня, вообще, драгоценное что? Ладно, рассмотрю ещё раз образцы, разберусь, в чём разница, и попробую снова.

Почесала нос и задумалась… жаль, но, похоже, метод штурма в лоб тут не пройдёт. Надо как-то по-другому, поинтуичить, подумать… А если вот так? Взяв из миски сапфир, магией эталонных состояний сотворила его точную копию. Затем рассекла ту драконьей нитью пополам вдоль низкоиндексной плоскости в самом широком месте. Одну половину камня пущу на то, чтобы выяснить точное соотношение и состав примесей. А вторая пусть станет подложкой, матрицей, задающей правильную структуру. Это даст возможность добавлять атомы целыми слоями, один за другим, и скорость возрастёт на порядки. А потом, когда наращу кристалл достаточного размера, отделю от него подложку-основание, как отделяют форму от чугунной отливки. И использую её снова при создании следующего кристалла.

К тому моменту, как Аскани вернулся с конюшни, у меня было уже готово два сапфира. Вполне приличного синего цвета. И резерва должно было хватить ещё штуки на три. Закончу — помедитирую и пойду бегать вокруг пруда, а то я ещё сегодня недобегала…

Вернувшийся ближе к вечеру Шон мою деятельность одобрил. Сказал, что лично он делает всё не так, но идея использовать половину сапфира в качестве задающего порядок расположения атомов шаблона — хорошая. А заодно пояснил, что на слепленных при помощи магии эталонных состояний кристаллах почему-то плохо держатся записи. Похоже, влияет отпечаток создавшего кристалл волшебства. Вроде как штамповка будет всегда грубее чего-то, изготовленного руками. Вот и приходится растить по слоям. Влезший Ас заметил нейтральным тоном: «Смотря какими руками». Шон почесал нос и сообщил, что вариант «руки-крюки из задницы» мы не рассматриваем.

До ужина нас с Асом учили писать взглядом. Оказалось, рано я губы раскатала. Выходило ещё кривее, чем от руки. Ничего, потренируюсь — научусь! Зато как Брита удивится!

После ужина я поняла, что спать хочу невыносимо, потому что умоталась, как в лучшие дни в школе. Так что пусть уж мембрана на окошке потерпит до завтра… Шон попытался меня растормошить, чтобы о чём-то поговорить, но я в ответ зевнула, кивнула и заснула. Прямо там, где сидела.

В кровать меня отнёс Ас.

* * *

Дни полетели один за другим. Мы с Асом магичили, читали, носились вокруг пруда, восстанавливая былую резвость, по утрам фехтовали, днём плавали, ездили верхом, а в свободное время целовались. Хотя с последним всё было неоднозначно. Ас постоянно держался рядом, мы не расставались дольше чем на полчаса и при всякой возможности он лип ко мне где ни попадя: притискивал к стенке в коридоре, усаживал к себе на колени, когда мы вместе читали, обнимал во сне. Дошло до пускания пузырей на дне пруда, когда мы пытались научиться целоваться под водой. У меня, кстати, не получалось — в носу неведомо почему начинало булькать, а ставить щит я не хотела — такое должно быть естественным! Вечернее укладывание спать разрослось в целый ритуал с неотрывными взглядами, касаниями рук, невыносимо нежными словами, которые говорил мне Ас, ложась рядом. Казалось бы, надо радоваться… а я вместо этого чувствовала себя неудобно, чуть ли не виноватой, потому что на все ласковые и чудесные речи друга только и могла ответить: «Я тоже тебя люблю». Больше в голову ничего не шло. Наверное, надо порыться в библиотеке, может, в книгах есть правильные слова. Ведь вряд ли такое можно у кого-то узнать? Вот как Тин зовёт Росса — разве спросишь? А как Астер наедине обращается к лорду Ардену и вовсе представить невозможно. Наверное, это у каждого своё. И нужно это своё отыскать, чтобы подошло, как верный ключ к замку.

Правда, при Шоне мы сдерживались. Мне почему-то было неудобно, неудобнее, чем с Тин или с Бри. А Аскани на мой вопрос, как ему, просто хмыкнул и пожал плечами.

Сам Шон вздыхал, что не знает, что с нами делать. Понятно, что, когда вырастут драконы, станет легче — тогда мы будем уже достаточно сильны, чтобы защищаться самостоятельно. Но пока несчастный опекун пас нас, как когда-то я придурковатых коз Белочку со Снежинкой на деревенском лугу. И в отместку грузил с утра до вечера — в меня Шон впихивал новые заклинания с энтузиазмом, с каким Брита, собираясь на летние каникулы домой, заталкивала весь свой немалый гардероб в один дорожный баул. Оставалось на мне, как на том мешке, для утряски и уминания вложенного как следует попрыгать…

Напряжённости между нами не было. Ас действительно перестал изводить меня вопросами, не влюблюсь ли я в Шона, а Шон как ни в чём не бывало лопал пирожки с ларранской кухни, занимался с нами, ругал, хвалил, объяснял, натаскивал, а время от времени для стимуляции умственной деятельности щёлкал по лбу. Кстати, я, кажется, поняла, с какой радости Шон обзывает Аса чернявым выхухолем. Потому что звучит похоже на «хахаль». Интересно, Ас тоже просёк подколку?

Ещё для нас рычали. Астер, как и обещала, появлялась так часто, как могла. И я познакомилась со Штормовым Ветром — драконом Императора Тинуириннеля.

Сама я тоже ломала голову, не могу ли как-то помочь моей малышке? Ну, кроме бесконечных медитаций и упихивания в себя за обедом лишней котлеты. Тот сон, где на меня глядели из темноты и плакали, не выходил из головы. В итоге я устроила нечто несусветное на своей внутренней поляне — чуть в стороне от Источника воткнула три густых, разлапистых ели, а под их защитой спрятала большой стог сена — из душистого разнотравья с клевером, как любила сама. Получилось, на мой вкус, очень уютно — с видом на переливающийся Источник и висящую в зените луну. После этого я как-то успокоилась и даже не особо удивилась, когда однажды обнаружила, что стог развален, словно в нём кто-то копался или кувыркался.

Шон, с которым я поделилась этим сомнительным достижением, поднял брови и мотнул встрёпанной головой. Глаза наставника весело блестели.

— Ну, ты даёшь! Мне б в голову такое не пришло.

А что? До чего додумалась — то и сделала.

Я случайно стала свидетелем сцены, для чужих глаз явно не предназначенной.

Закончив проезжать Волну, расседлала её и, мурлыкая, отправилась с учебником по физике в сад — разбирать заданный Шоном параграф и решать к нему задачки. Аскани, спрыгнув с Прибоя, шлёпнул того по крупу, чмокнул меня в лоб и потопал на плац. Похоже, тренировки с императорской семьёй впечатлили Аса настолько, что он готов был отрабатывать стойки и выпады день и ночь, лишь бы подтянуться до уровня семейства тер Калариан. Так и получилось, что, дочитав и перерешав, я вернулась в дом одна.

Их я почувствовала, ещё поднимаясь по лестнице. Висело в воздухе что-то такое, заставляющее сердце стучать чаще, а живот напрягаться. А потом, через несколько ступеней, когда уже просматривался верхний, казавшийся сумрачным после солнца сада коридор, я увидела… Целующиеся Астер и Император Арденариэль меня не заметили, слишком были заняты друг другом.

Всё происходило почти беззвучно, похоже, если они что-то и говорили друг другу, то мыслеречью. Оба одеты в бриджи и туники с короткими рукавами, зато на головах накручены хитрые плетения из падающих ниже талии кос и локонов. Лорд Арден склонился над женой, обнимая ту правой рукой за плечи. Левая на моих глазах целенаправленно съехала с талии на зад, оглаживая, лаская, притискивая. Астер, приподнявшись на цыпочках, обняла мужа за шею, запустив пальцы в волосы. Я замерла, как примёрзла к месту, — хотелось убежать или хотя бы зажмуриться, и в то же время невозможно было оторваться. Тонкие пальцы Астер шевельнулись — волосы лорда Ардена взметнулись серебряным вихрем и снова опали на спину — уже распущенными. Одновременно Арден подхватил жену под бёдра и, приподняв, буквально впечатал спиной в стену. И тут же прижался к ней всем телом, не позволяя упасть… Астер ахнула и, вцепившись в плечи мужа, обняла того ногами за талию. Поцелуй продолжался, но теперь это было нечто большее. Будто танец — чуть неловкий из-за неустойчивой позы, но в то же время плавный, ритмичный, как раскачивание кобры, завораживающей своими движениями. Астер откинула голову с закрытыми глазами назад, закусив губу и постанывая, Император приник к её шее… Я, почувствовав, что больше не могу смотреть, — сердце стучало, живот завязался узлом то ли от неловкости, то ли от странного ощущения сопричастности — меня будто затягивал алый водоворот — попыталась сделать шаг назад, чтобы уйти, пока меня не заметили.

И споткнулась. Астер встряхнула головой, словно сбрасывая наваждение. Поймала мой взгляд. Глаза казались яркими и затуманенными в одно и то же время — словно в них пылал и плыл Млечный Путь. Светло улыбнулась:

— Привет, Тим! Прости, нам следовало помнить, что стоит быть осторожнее, если в доме гости. Но, когда мы появились, тут никого не было. Мы тебя смутили?

Лорд Арден, выглядящий сейчас совершенно на себя не похожим — чуть сконфуженным, по-человечески тёплым, легко пожал плечами и пригладил взлохмаченные на затылке волосы. А потом тоже улыбнулся и подмигнул изумрудным глазом:

— Не поверишь, Тим. Больше десяти лет гоняюсь за этой девушкой, — покосился на жену, — а она неуловима, как радуга! Сколько ни бегай, не поймаешь! — И закончил серьёзно: — Но делаю что могу.

Астер серебристо рассмеялась. Мне вдруг тоже стало смешно. Неловкость лопнула, как мыльный пузырь.

— Извини, нам пора. — Арден настойчиво потянул жену за руку к двери хозяйской комнаты.

Когда они исчезли, я дотронулась пальцем до рта. У нас с Асом всё было совсем по-другому — отсутствовало это тёмное и горячее, как угли в кузнечном горне, сакральное и запретное, то, что закручивало огненным вихрем, заставляло облизывать губы и чаще дышать. Интересно, оно придёт? И хочу ли я, чтобы пришло? А ещё: можно ли рассказать об увиденном Аскани?

Пару раз за последнюю неделю мы летали на весь день в нашу избу — обустраивались. Обзавелись матрасами не хуже школьных для всех кроватей, бельём из тонкого белого полотна и четырьмя креслами-качалками для креативного ничегонеделанья на террасе. Четырьмя — в расчёте на гостей. На окна Шон посоветовал повесить не привычные деревенские ситцевые занавесочки с рюшечками, а сделать как в Тер-Шэрранте, где оконные проёмы от солнца и от чужих взглядов часто загораживали сборчатыми конструкциями из тростниковых или бамбуковых горизонтальных пластин. Называлось такое жалюзи. Можно регулировать угол наклона пластин, меняя освещённость, можно спрятаться от солнца, оставив обзор. А можно потянуть за верёвочку — и жалюзи сложится, как веер, открыв окно целиком. Ас заинтересовался, я засомневалась. Оказалось, зря. Шон по своему обыкновению «одна нога здесь, другая там» шагнул в портал — и появился через полчаса с охапкой штуковин, напоминавших бежевые скатанные половики. Вслед в портал вплыла здоровенная миска с дынными цукатами и большой кувшин шербета. Жалюзи отлично подошли. И по стилю — Аскани мало-помалу приучал меня разбираться в таких вещах, и по размеру оконных проёмов. Только я опять чувствовала себя даже не неудобно… а, как бы сказать? — смущённо. Шон, как понял, мотнул растрёпанной головой и подмигнул карим глазом: «Не парься! Мне самому интересно, что выйдет».

Закончив дёргать за верёвочки, мы с Асом решили искупаться. Шон отказался. Сначала заявил, что посидит с книгой в теньке под дубом, а потом сорвался с места, сообщив, что сейчас приволочёт в наш детский сад Ри — та опять отличилась, наведя самым чопорным дамам, включая многострадальную леди Фрейм, незапудриваемые веснушки. Чтоб носы не задирали. Я не возражала, пусть тащит — у меня веснушки уже были, а у Аса они не водились принципиально — тот загорал ровно, становясь аппетитно-золотистым.

Обрадованная свободой Ри сумела растормошить Шона и затащить того к нам в речку — ловить руками полосатых окуней на обед. Мне было любопытно — Шон и купаться в своей чёрной рясе будет? Ан нет. Ряса исчезла, появилась чёрная же туника и обгрызенные по колено портки. Торчавшие конечности были девственно-белыми, похоже, Шон уважал сельский загар не больше, чем придворные леди. Руки, кстати, мне понравились — могучими, как у Сианурга или Бредли, не назвать, но вполне рельефные мышцы там присутствовали. Интересно, Шон как-нибудь тренируется кроме топтаний два раза в неделю на плацу на пару с лордом Вэрисом?

Окуней мы распугали, и не только их, — потому что сначала затеяли под водой игру в салочки, а потом Шон устроил нам прямо на дне телепатическую лекцию о местной живности — пресноводных устрицах, в которых можно найти продолговатые, неправильной формы жемчужины, ручейниках и целебных пиявках. Попытка продемонстрировать на Ри, куда и как полагается ставить пиявок, вылилась в очередной бедлам с облаками поднятой со дна мути. Вообще, мне дико нравилось в Шоне то, что тот никогда не отказывался от интересных или сомнительных дел и разного рода забав под предлогом «я из этого вырос» или «мне сие не по чину». Понятий «солидность» и «степенность» для учителя, похоже, не существовало вовсе. Задумавшись, поняла, что Шон прав: нормальный дракон сдохнет с тоски, если, не успев повзрослеть, будет год за годом, век за веком пыжиться и пучить глаза как лягушка, корча из себя невесть кого важного.

Вода в речке оказалась заметно теплее, чем в протекавшей рядом с Зелёной Благоденью Потаве. Наверное, дело было в том, что мы находились намного южнее, и текла Кувшинка не с гор, а откуда-то из эльфийских лесов. Но купаться тут было здорово!

Купание перешло в копание. Шон обнаружил на берегу норы медведок, которых никто из нас доселе не встречал, и решил, что познакомиться нам просто необходимо. Невзирая на то, что обычно медведки выбираются на поверхность ночью. Но с магическим зрением мы и днём достанем! Насекомое и вправду оказалось потрясающим — в пол-ладони длиной, с мощными передними, похожими на кротовые, лапами, само напоминавшее уховёртку-переростка. Меня больше всего поразило то, что эта увесистая в-земле-копалка могла ещё и летать! Невысоко… но сам факт! Шон, потыкав нам вяло отбивающейся медведкой в нос, зарыл ту обратно. Зелёные глаза Ринон хищно блестели — та явно придумывала какую-нибудь каверзу: например, прикидывала, какой переполох можно устроить, если подложить здоровенную скребущуюся насекомую вместо тривиальной лягушки какой-нибудь леди в кровать.

Ползающие медведки — по ассоциативному признаку — навели на мысль о раках. Стали искать раков. Нашли чуть ниже по течению, под крутым глинистым обрывом. Наловили, переполошив гнездившихся в обрыве ласточек. Половину побросали назад в воду, потому что ловили по принципу «кто больше?» и перестарались — столько нам было при всём желании не съесть. Пока я варила в новой медной кастрюле раков, Шон опять провалился в портал — мы вспомнили, что в избе нет соли. И припасов вообще. А надо бы хоть сухарей запасти на всякий случай…

— Ты ещё козу заведи! — засмеялся Ас, пока мы вчетвером, сидя на террасе, уписывали раков.

— Не, козу не хочу, — замотала я головой.

— А что не так с козами? — заинтересовалась Ри.

— А ты их доить не пробовала? Вот меня Тим заставила. Шантажом. Сказала, что иначе танцевать со мной не будет, — наябедничал Ас. И добил, сообщив: — А теперь хочет, чтобы я картошку сажал. Говорит, что без мешка картошки замуж не пойдёт!

— Зачем? — обалдела Ри.

— Замуж зачем? Или мешок картошки зачем?

— Картошку зачем. А замуж хорошо. — Ри мечтательно улыбнулась.

Аскани, склонив голову так, чтобы чёрные распущенные волосы легли плавной шёлковой волной на плечо, улыбнулся мне тёмными глазами: «Вот слушай, слушай! Замуж — хорошо…»

Шон фыркнул.

О том, что произошло на острове Понехъёлд, мы не говорили совсем.

Возились мы до вечера. Ри ходила за мной хвостом, я так поняла, что эта изба — первая, которую принцесса видит изнутри. Вместе составили список, какую кухонную утварь, кроме имевшихся чугунной сковороды и медной кастрюли, надо завести для полного счастья, потом я занялась крючками для полотенец и всяких нужных вещей, какие обычно вешают на стены. Тут-то и выяснилось, что не зря у нормальных людей в доме есть сени или прихожая — мотки верёвки, разные вёдра и прочую лабудень держать в горнице не очень красиво, а деть больше некуда. Подумав, мы нашли выход — и сообщили Шону, что нам нужно три буфета погабаритнее, благо места вдосталь. Ближе к печке поставим тот, что с посудой и утварью. Рядом — с алхимическим оборудованием. А в третьем пусть будет запас свежего белья и полотенец.

— Воробей, ты зверь! — сообщил Шон. — Сначала я таскал через порталы коров. Потом мамонтов. Теперь буфеты. О светлом будущем боюсь загадывать.

Ри захихикала.

Пока Шон добывал потребную мебель, Аскани отправился на охоту — сказал, что поймает пару кроликов. Ри с энтузиазмом разжигала без магии нашу печку. Я показала ей, как колоть лучину, как складывать щепки шалашиком, а сверху, так, чтобы не перекрыть доступ воздуху, класть сучья потолще. А уж потом, как разгорится, можно добавить для жару и долгого огня большие поленья. Пострадав, что не из чего делать крючки на стены — не переводить же на это новую кастрюлю? — наконец решилась, зажала в кулаке амулет из лунного камня и позвала Шона.

«Шооон!»

«Буфеты нашёл, сейчас будут».

«Мне нужно ещё что-нибудь железное или медное, крючки на стену сделать. А ещё косу лука, лучше красного, плоского такого», — заторопилась я.

В ответ Шон одарил меня целой гаммой эмоций. Но смех там тоже был. Так что если и сердится, то не очень…

В избе мы и заночевали. В первый раз. Потому что после тушёного кролика долго валялись на тёплых досках террасы, глядя, как садится за дальний лес солнце и зажигаются звёзды, а потом решили, что идти никуда не хотим, нам и тут хорошо. И остались. И теперь я вытянулась на прохладных льняных простынях рядом с уже спящим Асом, вслушиваясь в звуки ночного леса, — гул ветра в вершинах елей, пересвистывание незнакомых птиц. От лиственницы шёл свежий смолистый дух, что-то чуть потрескивало — хотя брёвна и были в основном сухими, дом всё равно должен дать осадку. В окошки сквозь закрытые жалюзи сочился смутный серый почти неразличимый свет, но мне хватало. Как же здорово! Вернулось то, что я чувствовала когда-то в доме Тин, — ощущение надёжности, правильности. И счастья. Улыбнулась — вот чем я заслужила, что со мной так носятся? Шон не только притаранил три здоровенных резных буфета, но ещё приволок большое зеркало в деревянной оправе, которое отдал Ри, и комод в свою комнату, сообщив, что чистые носки надо где-то хранить, неудобно искать парные, когда всё по углам раскидано. Не забыл и запрошенный лук, и свежий хлеб, а ещё большую корзину спелых краснобоких яблок. А последний подарок учителя просто меня восхитил. Пока кролик, благоухая лавровым листом, булькал на печке, а я его сторожила с длинной деревянной ложкой, Шон бродил вокруг дома. Потом — я видела в контрольной сети — надолго застыл недалеко от дуба. После чего вернулся в дом, сунул нос в мою кастрюлю, наставил на недоваренного кролика длинный палец и через полминуты объявил, что еда готова. Потому что он, Шон, уже голодный. Так что нефига время тянуть. Я только глазами захлопала. Шон подмигнул.

После ужина я, сыто икающая и подпираемая Асом, выползла на пленэр, посмотреть, получится отгадать или нет, что делал Шон под дубом. И открыла рот. Причём отвесила челюсть не я одна. Замечу, что до сего момента, в отличие от меня, до сих пор способной выразить восторг разинутой варежкой, Аскани никогда себя так не ронял. Но тут было чему восхититься — рядом с дубом из земли забил чистый родник! А чуть ниже по течению Шон устроил то ли крошечный прудик, то ли большую ванну — красиво обложенную большими камнями, с песчаным дном и проточной водой. Дальше ручеёк тёк по склону вниз, к Кувшинке, теряясь в траве…

Ас обнял меня за плечи:

— Когда-нибудь я тоже так смогу. Только скажи, чего ты хочешь!

— Знаю, что сможешь, — улыбнулась я. — А хочу, чтобы ты всегда был рядом.

Ас расцвёл.

Но Шон, Шон…

Шон предсказуемо ушёл спать наверх, в комнату, соседнюю с той, что объявила своей Ри. Какое-то время сверху слышались шаги, какая-то возня — в деревянных домах акустика о-го-го, потом всё стихло. И теперь я лежала, прижавшись к Асу, вслушивалась в темноту, перебирала в памяти события прошедшего дня и улыбалась…

Поутру я, как когда-то, проснулась с рассветом. Вышла наружу, поджимая от утреннего влажного холода босые ступни и моргая на молочную пелену тумана, затянувшую речку внизу. Задумалась — и что надо сделать в первую очередь? Ну, кроме как умыться. И с удивлением поняла, что ничего. Совсем ни-че-го. Не надо ни таскать воду, ни кого-то кормить и доить, ни что-то готовить, ни даже на линейку бежать… странно-то как. Будто даже чего-то не хватает. Ладно, тогда сяду, помедитирую… Устроилась на террасе, привалившись к стене дома, и закрыла глаза…

Пока лелеяла свой Источник на снежной поляне, перебирая нити, всматриваясь, погружаясь в себя, снова возникло ощущение, что на меня глядят. Только не изнутри, а снаружи. Открыла глаза и, не шевелясь, стала озираться. И увидела, что в сером утреннем свете в десятке шагов от меня сидит лиса. Наверное, рыжая, в предрассветном сумраке она тоже казалась серой. Остромордая, ушастая, глаза блестят. Смотрит, чуть склонив голову, с любопытством. Потом, словно найдя ответ на какой-то вопрос, поднялась и потрусила прочь, к лесу. Я улыбнулась — хорошо, что звери тут непуганые.

— Тайру мне заваришь? — раздалось сзади.

— Да, Шон, сейчас!

Ещё один любитель ранних побудок. Врал он всё тогда, что спать хочет!

— Не забыла? Ну ты вредина… Придумала, что делаем сегодня?

— Шон, я тоже стог сена хочу. Оно пахнет здорово! И валяться на нём… — И сбилась: — Шон, у тебя ж уйма дел, а ты столько времени на нас тратишь!

Шон пожал плечами:

— Да там дела, которые и без меня переделают. Может, не так быстро… но справятся. Я ж тебе говорил, что незаменимых нет. А вот с вами надо что-то решать. Пока мы вот так туда-сюда мотаемся, вас не подловить никак… но хотелось бы подстраховаться получше. Амулеты я вам другие сделаю и поставлю и маяки, и сигнализацию, и аварийную телепортацию, и кое-что ещё… и всё равно есть ощущение, что выпускать вас из виду не стоит.

Выходит, он рядом из чувства долга?

Шон подошёл ближе, опустился на влажные от утренней росы доски в локте от меня, качнул встрёпанной головой:

— Что у тебя с мозгами, воробей? Иногда ты умница, а иногда…

Любопытство погубило кошку.

Но этот зуд не унять. Ни кошке, ни мне.

— Шон, а… — А как спросить-то? Как ты ко мне относишься? Или: кто я для тебя? Или надо как-то по-другому?

— Ты пиявка приставучая, дракошкина личинка! Я тайры полчаса назад попросил — и где? — Шон усмехнулся и, протянув руку, легонько щёлкнул меня по носу: — И да, косой я махать не буду, не рассчитывай! Проще стог купить и через портал пропихнуть. Время дороже.

Я задумалась: а вот если бы стог, да на Луну! А потом лежать там на сене, смотреть на плывущие и пылающие гроздья огромных ярких звёзд…

— Пыль от сена замучает. Там сила тяжести маленькая, труха будет летать до бесконечности, зачихаешься.

Жалко. А то бы смешно было — на Луне, да вдруг стог сена.

— Знаешь, была у нас шутка, когда я построил первый купол и подарил его на день рождения Ардену. Что посмотрит какой-нибудь астроном на Луну в телескоп и узрит там… — Шон мотнул головой и, почему-то отвернувшись от меня, зафыркал в кулак.

Ага! Диван и стог! И нас, пьющих тайру!

Шон фыркнул в последний раз. А потом посмотрел строго:

— Тайра где?

Сейчас будет!

Оглавление

Из серии: Тимиредис

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Запад и Восток предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я